Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 Гитлер и его генералы

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Ненец84



Количество сообщений : 1756
Дата регистрации : 2009-07-08

СообщениеТема: Гитлер и его генералы   Вс Июл 19, 2009 12:02 am

http://inoforum.freehostia.com/?p=16 "Индепендент" - "Общественный Инофорум" Wednesday, 17 June 2009
Rudolf Schneider: ‘Я был водителем Роммеля.’
Ему сейчас уже 86 лет – но все так же хорошо помнит о Лисе Пустыне, как будто все это произошло только вчера…
Летом 1941 года, две группы Германских и Британских солдат случайно встретились глубоко в Ливийской пустыне. Вместо того, чтобы стрелять в друг друга, непримеримые враги поболтали, поменялись сигаретами и двинулись дальше по своим делам. Но что более интересным было то, что среди Немцев был знаменитый Ервин Роммель, командующий войсками Немцев в Северной Африке.
Эта интересная история всплыла на совместной встрече Британских и Немецких ветеранов спустя 68 лет, в которой и был Рудольф Шнайдер, работавший в тот день личным шофером Роммеля. Он проехал более 500 миль с знаменитым фельдмаршалом на захваченной британской разведывательной машине, будучи частью элитного охранного эскорта фельдмаршала.
Он разговаривал бегло по-английски, а до войны был студентом, изучающий субтропические культуры… И как рассказывает этот ветеран, что это был далеко не единственный случай в этой крайней жестокой войне, когда встречались разведывательные команды. “У простых солдат не было никакой личной ненависти. А когда мы повстречали Британских солдат, мы были очень далеки от этого. Вообще не было повода стрелять. Мы хватанули сигареты, а я перекинулся словами с Британскими офицерами. Но были те гадкие случаи, когда и сами мы были глубоко шокированы. Не все было так гладко на войне.”
“Наш Роммель обожал объезжать линию фронта. Лично. И мы частенько выезжали глубоко в пустыню. Один раз мы увидели 14 Немецких солдат, которые, как нам показалось – тихо и мирно спали. Но когда мы приблизились к ним, то мы увидели, что им всем перерезали глотки. Рядышком я и нашел нож kukri – нож Британских Гуркхов. Этот нож до сих пор храню у себя.”
Но в данный момент, та жестокость войны с которой сражались в том время молодые парни друг против друга, уже перешла в тесную дружбу, когда мистер Шнайдер встретил пятерых ветеранов из бывших Крыс Пустыни, включая того водителя санитарной машины, который по запарке заехал в расположение танковой позиции Немцев. На его счастье там оказался Роммель, и тот приказал несчастливому Британцу возвращаться на свои же позиции. В чем ему активно и помогал Шнайдер в качестве провожатого. “Теперь мы друзья, хорошие друзья,” радуется он. “ Я был Немецким солдатом, от был Британским солдатом, и теперь мы просто не понимаем, как мы могли стрелять в друг друга. Ведь наш Роммель прежде всего был — солдатом. И мы никогда не забывали, что мы, прежде всего — были людьми.”
Наш немецкий ветеран, Шнайдер, из Stauchitz, присоединился к Вермахту в 18 летнем возрасте в 1941 и был быстренько переправлен в Африканский Корпус, после его службы в Ираке, где его хороший английский и знания вооружения союзников были высоко оценены его командованием. После прибытия в Ливию, мистер Шнайдер был зачислен в Kampf Staffel Khiel – в которой было 386 человек, служившие охраной непосредственно Роммелю и используемые для рекогносцировки. В последующие 18 месяцев, Роммель привел Союзные войска практически на край гибели. Германский командир стал узнаваем за его фирменные, смелые броски в глубь Британской территории, что порой вызывало глубокую зависть со стороны его же ближних старших офицеров.
Шнайдер продолжает: “Я был одним из водителей Роммеля, т.к. я знал английский и хорошо разбирался в снаряжении. У меня всегда была хорошая память на ландшафт, что порой сильно выручало в пустыне. Мы, бывало, проезжали довольно неплохие расстояния, и, кроме песка и камней ничего интересного не было видно. Только песок и камень. Роммель был очень правильным Немецким солдатом. Он ел с нами, и все время был на краю фронта. Я был очень молодым солдатом и все время повторял “Да сэр!” и делал то, что он приказывал… У меня в мозгу запечатлелись многие вещи. Помню, как он серьезно спорил с одним Итальянским командиром о необходимости дальше развивать наступление. И причем быстро. Это было так похоже на Роммеля.”
Несмотря не его близкие контакты с верхушкой Нацистов и личной восторженностью Гитлера его талантами, он никогда не был нацистом. Шнайдер продолжает: “Когда к нам приезжали фотографы для последующей пропаганды запечатлить наши великие достижения на пленку, они непременно вешали флаги со Свастикой на наши машины. Но как только камеру уезжали, вся Свастика немедленно убиралась. Он не переваривал нацисткий символ, и везде, где только можно – его убирал. Он всегда повторял: ‘Я Немецкий солдат.’”
Подобно любому солдату, который хорошо делал свою работу — а они все делали ее просто отлично — он был впоследствии награжден Железным Крестом. Это случилось, когда их лагерь Kampf Staffel Khiel был глубоко в тылу противника и им удалось за одну ночь проехать 50 миль по пустыне, захватить и уничтожить большой склад амуниции и оружия.
Другой Британский солдат, Robert Lyman превратился в историка. Он и нашел мистера Шнайдера для своих исследований. Все это реально ему помогло написать книгу “Долгая Осада”, которая была опубликована в прошлом месяце. В ней говорится, что ключевым моментом была осада Тобрука. Он заявляет: “Если бы Роммель завоевал бы Египет, то Британская Империя несомненно съежилась бы. Вполовину. Все жизненные поставки через Суэцкий Канал были бы разрушены и Гитлер получил бы неограниченный доступ к Ближневосточной нефти.”
Но в дальнейшем численное, техническое и тактическое преимущество фельдмаршала Монтгомери позволили ему выиграть битву при Эль Аламейне, что в конечном итоге и поставило жирный крест на амбициях Роммеля. Немецкие войска покатились назад и конечном итоге — все это привело к капитуляции Немцев в 1943 году. Среди пленных оказался и сам Шнайдер. Он провел шесть лет в лагере для военнопленных , а вернулся домой в Восточную Германию только в 1949. Его невеста все еще ждала его. Они поженились, и мистер Шнайдер впоследствии стал архитектором-исследователем. Он рассказывает: “Я очень счастливый человек. Альфреда и я поженились и у нас трое детей. Но я никогда не забывал про войну и про тех оппонентов, которые впоследствии и стали моими друзьями.”
На высоте своего величия, один Британский генерал вынужден был признать, что его собственные войска воспринимают Роммеля как полубога, как супермена. Он считался хорошим мастером тактики и смелых решений в духе Blitzkrieg”. Роммель постоянно вел своих железных Панцирей в глубь вражеской территории везде – будь то в Африке или в Европе, в 1940, заставляя, таким образом, войска союзников отступать и сдаваться.
Но удача в конце концов отвернулась и от него, когда Союзники начали свое генеральное наступление в Египте в 1942. Роммеля на тот момент не было в войсках. Он поправлял свое здоровье, подорванное желтухой, в горах Европы. Он спешно вернулся, но было уже слишком поздно… Враг неумолимо наступал, его же коммуникации были растянуты; снабжение его войск было подорвано. В дальнейшем это и привело к катастрофе всего его Африканского Корпуса.
В 1944 году Роммеля заподозрили в заговоре против Гитлера. 14 октября 1944 года, высокопоставленные генералы пришли к нему с ультиматумом: самоубийство и пышные похороны или суд и позорная смерть. Роммель принял яд, и по нему действительно были устроены государственные похороны. Народу объяснили, что у него случился удар.

Popularity: unranked [?]
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец84



Количество сообщений : 1756
Дата регистрации : 2009-07-08

СообщениеТема: Re: Гитлер и его генералы   Пн Авг 03, 2009 7:24 am

http://www.chaskor.ru/p.php?id=8887 "Частный корреспондент" 31июля 2009 года, 09.09
Слава и позор «деревянного титана» Ярослав Шимов
75 лет назад умер фельдмаршал фон Гинденбург
Поступок, которым престарелый президент навсегда вписал своё имя в историю, — назначение Адольфа Гитлера канцлером Германии — Гинденбург совершил, когда ему было 85. Полтора года спустя, 2 августа 1934 года, фельдмаршала не стало, и всех трагических последствий главной ошибки своей жизни он уже не увидел. Однако жизненный путь Пауля фон Гинденбурга говорит о том, что, возможно, его катастрофический промах был совсем не случайным.

Поздний взлёт
Будущий фельдмаршал происходил из знатного прусского рода фон Бенкендорфов унд Гинденбургов и перенял многие черты, характерные для прусского помещичьего слоя — юнкерства: сословную надменность, консервативные убеждения и милитаризм. Военная служба была для отпрыска прусской аристократии естественным выбором. Юный Гинденбург сражался в составе победоносных прусских войск против Австрии (1866) и Франции (1870).
Военная карьера Гинденбурга была успешной, но не слишком яркой. Он командовал полком, затем дивизией, потом корпусом, к 60 годам дослужился до генерал-полковника. Гинденбург был исправным служакой, но особыми талантами не отличался. Был умеренно набожен, в политике придерживался твёрдых консервативно-монархических убеждений, любил охоту, был хорошим семьянином. Его супругой стала Гертруда фон Шперлинг, тоже принадлежавшая к знатному роду, у них было трое детей — две дочери и сын Оскар, любимец отца, которому позднее предстояло сыграть заметную политическую роль. Но в 1910 году, когда Пауль фон Гинденбург ушёл в отставку, никто не мог и предполагать, что главные события в жизни этого уже немолодого человека впереди. У него была неплохая репутация в военных кругах Германии, но, умри Гинденбург до начала Первой мировой, сегодня его имя значилось бы разве что в очень подробных военных энциклопедиях.
Однако в августе 1914 года разразилась война, и уютная жизнь Гинденбурга в родовом имении прервалась: его назначили командовать 8-й армией, которую теснили русские войска, вторгшиеся в Восточную Пруссию. Наступление русских застало прежнего командующего генерала фон Приттвица врасплох, и в генштабе решили, что Гинденбург с его флегматичным характером будет лучшей заменой запаниковавшему генералу. Начальником штаба нового командующего стал человек, судьба которого оказалась связана с Гинденбургом на все четыре года войны, — Эрих фон Людендорф. Этот генерал, обладавший отталкивающей внешностью и ещё более гадким характером, был выдающимся военным талантом, возможно, лучшим штабистом в тогдашней Европе. Он стал мозгом 8-й армии, в то время как Гинденбург — её символом. Дела у тандема быстро пошли на лад: в августе—сентябре 1914 года в битвах у Танненберга и Мазурских озер немцы нанесли разгромные поражения двум русским армиям и вытеснили их из Восточной Пруссии. Военные историки признают решающий вклад Людендорфа в организацию этих громких побед. Национальным героем, однако, стал Гинденбург, получивший фельдмаршальский чин и вскоре назначенный главнокомандующим всеми войсками Германии на Восточном фронте.

«Молчаливая диктатура»
Война затягивалась. На востоке дела у немцев и их союзников шли лучше, чем на западе, и репутация Гинденбурга благодаря этому росла. Однако большинство военных историков не считает фельдмаршала одаренным полководцем. Он, несомненно, умел отдавать приказы, следить за их выполнением, поощрять лучших и наказывать нерадивых. Имел Гинденбург и «нюх» на хороших помощников — оценив способности Людендорфа в 8-й армии, он брал его с собой в качестве заместителя на все последующие должности. Фельдмаршал был идеальной символической фигурой — его выправка, грозный вид и умение значительно молчать придавали ему весомости. Но не скрывалась ли за этой оболочкой вполне заурядная и даже слабая натура?
В 1916 году в Германии вряд ли кто-либо задавался таким вопросом. Слава Гинденбурга росла по мере продвижения германских войск вглубь России и Румынии, и назначение фельдмаршала начальником генштаба было встречено общественностью с большим воодушевлением. Фактически Гинденбург стал главнокомандующим всеми армиями Германской империи — кайзер Вильгельм II, формально занимавший эту должность, оказался для неё непригоден. Реальным же руководителем военной политики Германии стал Людендорф, для которого придумали титул «первого генерал-квартирмейстера». Вдвоём с Гинденбургом они не только окончательно оттеснили на задний план кайзера, но и стали откровенно вмешиваться во внешнюю и внутреннюю политику страны. В Германии установилась фактическая военная диктатура, прозванная «молчаливой» — не столько из-за немногословия Гинденбурга, сколько из-за того, что мало кто из немецких политиков отваживался тогда открыто заявить, как обстоят дела в стране.
Людендорф при молчаливом согласии Гинденбурга допустил ряд крупных военно-политических просчётов. Так, в 1917 году он настоял на развязывании тотальной подводной войны в Атлантике, что привело к вступлению в войну Соединенных Штатов. Чаши весов на Западном фронте стали склоняться в пользу Антанты, хотя на востоке Германия и её союзники благодаря революции в России добились победы, закреплённой «похабным» Брест-Литовским миром и аналогичным Бухарестским соглашением с Румынией. Но судьба войны решалась на Западе. Летом 1918-го Германия бросила в последнее наступление почти все имевшиеся у неё резервы. В Париже уже была слышна канонада немецких пушек, но в конце концов «атака Людендорфа» захлебнулась.
В августе маятник качнулся в другую сторону: союзники в нескольких местах прорвали немецкий фронт. В самой Германии царили голод и недовольство. У Людендорфа, первым понявшего, что война проиграна, произошёл нервный срыв, но деваться было некуда — пришлось доложить Гинденбургу, кайзеру и правительству о необходимости просить противника о перемирии. Позднее и фельдмаршал, и его бывший заместитель будут всячески открещиваться от вины за поражение, сваливая её на гражданских политиков и подрывные элементы, начавшие в Германии революцию. «Молчаливой диктатуре» пришел конец, а вместе с ней пала и монархия Гогенцоллернов.

Республиканец поневоле
Отречение Вильгельма II стало для Гинденбурга едва ли не бóльшим ударом, чем поражение в войне. При этом монархизм фельдмаршала не был лишен противоречий. Он чтил Вильгельма как носителя монархической власти, но не мог не видеть явные недостатки этого монарха — более того, фельдмаршал сам де-факто способствовал ослаблению его власти. В ноябре 1918-го Гинденбург, как всегда, весомым молчанием поддержал своего нового заместителя генерала Грёнера (Людендорфа, ставшего теперь объектом всеобщей ненависти, от греха подальше отправили в отставку), который уговаривал кайзера отречься. Позднее фельдмаршала мучили по этому поводу угрызения совести.
В неспокойные первые месяцы республиканского режима Гинденбург был верховным главнокомандующим германской армии, подлежавшей демобилизации. Версальский мир фельдмаршал принял с возмущением, но опять-таки не выразил его открыто. Он весьма уклончиво ответил на прямой вопрос республиканского правительства: будут ли остатки германской армии сопротивляться неизбежному вторжению Антанты, если оно, правительство, откажется подписывать тяжелейшие условия мира? Расхлебывать кашу, в приготовлении которой фельдмаршал активно участвовал, пришлось презираемым им штатским.
По большому счёту, Гинденбург очень не любил ответственности и в критических ситуациях до последнего избегал определенных решений. Эту его черту подметил генерал Грёнер, писавший о фельдмаршале: «Он редко активно участвовал в принятии решений. Его информировали обо всем — и он ждал, как будут развиваться события». Неудивительно, что после того, как Германия со скрежетом зубовным приняла условия Версальского мира, 73-летний Гинденбург не без удовольствия вновь удалился в свое имение, где занялся написанием мемуаров.
Но и эта отставка не была окончательной. В 1925 году умер первый президент Веймарской республики, социал-демократ Фридрих Эберт. Однозначных фаворитов в начавшейся президентской гонке не было. Ожидалось, что победу во втором туре одержит единый кандидат социал-демократов и центристов Вильгельм Маркс. Для немецких консерваторов это было уже слишком — иметь второго подряд рейхспрезидента, выдвинутого левыми, да ещё и с фамилией Маркс! В провинциальную глушь к Гинденбургу была направлена целая делегация военных и аристократов — уговаривать в общем-то аполитичного фельдмаршала баллотироваться на президентский пост. Уговорили. (Что характерно — в январе 1933-го его тоже уговорят назначить Гитлера канцлером; этот национальный герой, этот железный фельдмаршал был как-то удивительно податлив в решающие минуты.) Гинденбург перетянул на свою сторону голоса части центристов и даже левых из числа ветеранов Первой мировой и 12 мая 1925 года стал президентом республики, которую не уважал и в глубине души считал сугубо временным явлением.
Тем не менее в качестве рейхспрезидента Гинденбург долгое время казался идеальной фигурой. До начала 30-х он активно не вмешивался в политику, зато своим авторитетом поддерживал стабильность республики в её считанные благополучные годы (1925—1931). Фельдмаршал оставался убеждённым монархистом, но — опять эта нелюбовь к решительным действиям — свергать республику не пытался. Однако вокруг него постепенно складывалась клика молодых (по сравнению с престарелым президентом) офицеров, дипломатов и аристократов, мечтавших о падении нестабильной веймарской демократии и её замене более авторитарным и консервативным режимом. Одной из ключевых фигур этой «камарильи», как её называли газеты, был сын президента — недалёкий, но честолюбивый майор Оскар фон Гинденбург.

«Богемский ефрейтор» и крах политтехнологий
С 1930 года, после распада коалиции социал-демократов и центристов, Германией управляли «президентские правительства». «Камарилья» воспользовалась рядом статей Конституции, которые позволяли президенту распускать рейхстаг и определённое время править путем декретов, удерживая у власти угодное ему правительство, даже если оно не опиралось на парламентское большинство. Если бы экономическая ситуация в стране была стабильной, задуманный «камарильей» постепенный дрейф в сторону консервативной диктатуры (или даже реставрации монархии), возможно, и удался бы. Но Великая депрессия погрузила Германию в нищету и действительно массовую депрессию, к которой у многих немцев добавлялось неутихающее чувство национального унижения, порожденное Версалем.
В этих условиях каждый роспуск рейхстага, означавший «очередные внеочередные» выборы, играл на руку двум радикальным партиям — нацистам и коммунистам. Если с последними околопрезидентская «камарилья» не могла иметь ничего общего, то с Гитлером и его НСДАП приходилось считаться — летом 1932 года она стала крупнейшей парламентской партией Германии. Гинденбург, однако, относился к вождю наци с откровенным презрением, называл его «богемским ефрейтором» (путая родину Гитлера — австрийский Браунау-ам-Инн с чешским городком со схожим названием) и клялся, что не даст ему должности более значимой, чем министр почт. Ни сын президента Оскар, ни два ближайших советника президента — дипломат Франц фон Папен и генерал Курт фон Шлейхер — не доверяли Гитлеру. Зато все они недооценивали его.
Вдобавок в самой «камарилье» не было единства. Папен и Шлейхер отчаянно интриговали друг против друга, оба успели в 1932 году недолго побыть канцлерами, но после новых парламентских выборов стало ясно, что продолжать править погрязшей в кризисе страной без опоры на парламентское большинство больше нельзя. Это означало одно: нужно договориться с нацистами. Результатом комбинации, душой которой был хитроумный Папен, стало назначение Гитлера 30 января 1933 года рейхсканцлером, а самого Папена — его заместителем. В составе кабинета, кроме самого Гитлера, было всего лишь два нациста — Вильгельм Фрик в качестве министра внутренних дел и Герман Геринг как министр без портфеля (он, однако, вскоре занял ключевой пост премьер-министра Пруссии). Папен и младший Гинденбург были свято уверены, что наци стали заложниками и марионетками своих консервативных партнеров по коалиции. Что думал в тот момент 85-летний рейхспрезидент, точно не известно. Возможно, он просто хотел, чтобы его оставили в покое: очень уж активно «камарилья» обрабатывала фельдмаршала, добиваясь нужных для неё решений.
Дальнейшее хорошо известно. Популистский драйв и мессианская одержимость Гитлера оказались сильнее политтехнологий «камарильи». В течение нескольких месяцев нацисты, чередуя провокации с запугиванием и пропагандой, подмяли Германию под себя. Поражение потерпело не только окружение Гинденбурга, но и парламентские политики, чьё неверие в дряблую веймарскую демократию и нежелание её защищать привели к бессильной капитуляции перед коричневыми. Рейхспрезидент между тем понемногу погружался в болото старческого маразма. Лишь пару раз он оказал сопротивление диктату нацистов. Так, фельдмаршал защищал права тех немецких евреев, кто воевал на фронтах Первой мировой: на них по настоянию Гинденбурга не должно было распространяться действие гитлеровского закона об увольнении евреев с государственной службы. Со второй половины 1933 года рейхспрезидент почти перестал появляться на публике. Он ещё успел узнать, — но неизвестно, понял ли, что к чему, — о «ночи длинных ножей» в июне 1934 года, когда Гитлер расправился с большой группой своих потенциальных противников (в числе убитых были и генерал Шлейхер с супругой).
За день до кончины к умирающему фельдмаршалу приехал Гитлер. Не любя Гинденбурга, которого он называл «реакционером», на людях фюрер всегда соблюдал пиетет по отношению к нему. Но старик уже не понял, кто перед ним: ему показалось, что его навестил сам кайзер Вильгельм II, и он обращался к Гитлеру не иначе как «Ваше Величество». В каком-то смысле Гинденбург оказался прав: после его смерти нацистский вождь совместил посты рейхспрезидента и рейхсканцлера и занял их сам, сосредоточив в своих руках власть, которой мог бы позавидовать любой император. Фельдмаршала же похоронили со всеми полагающимися почестями неподалеку от Танненберга, места его главной победы. (В 1945 году, когда в Восточную Пруссию вошли советские войска, останки Гинденбурга успели перевезти в Марбург на западе Германии.) В его честь был возведен гранитный монумент. Но куда более точной кажется характеристика, данная фельдмаршалу одним из его биографов, который назвал его «деревянным титаном».
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец84



Количество сообщений : 1756
Дата регистрации : 2009-07-08

СообщениеТема: Re: Гитлер и его генералы   Пн Авг 03, 2009 7:29 am

Интересно о Гинденбурге и фон Папене изложено в книШке:

Андреас Дорпален "Германия на заре фашизма" Москва, Центрполиграф, 480 стр., 3000 экз.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Гитлер и его генералы   Вт Мар 30, 2010 7:41 am

http://gunter-spb.livejournal.com/1111377.html
Гунтер (gunter_spb) @ 2010-03-30 14:24:00
Метки данной записи: wwii, история, кино
НОВОСТИ КИНО-2
Случилось нечто невероятное - вплоть до разрыва шаблона. Делать документальное кино про войну и немцев на ОРТ пустили не Сванидзе, не Познера и не Раздинского, а А. Исаева и А. Драбкина.
Совершенно непонятно, как демократическая общественность и руководство ОРТ пропустили в эфир этот циничный поклеп на историческую правду, в которой, как известно каждому интеллигентному и свободно мыслящему человеку, фигурируют исключительно одна винтовка на троих, заградотряды, жирующие политруки, штрафбаты, героический борец с тоталитаризмом Власов и воющий от ужаса перед самой передовой армией Европы кровавый Сталин? Куда, черт побери, смотрели "Мемориал" и Хельсинская группа?
Безобразие.
На трекере первая серия "Великой войны" от Исаева и Драбкина уже появилась и лежит здесь, я на раздаче: http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2860332
-----------------------------------------------------
http://www.vif2ne.ru/nvk/forum/1/co/1986961.htm
-----------------------------------------------------
http://gunter-spb.livejournal.com/1111579.html
Гунтер (gunter_spb) @ 2010-03-30 16:35:00
Метки данной записи: история, кино
РАЗРЫВ ШАБЛОНА КАК ОН ЕСТЬ
Вдогонку к предыдущему посту. Просмотрел первую серию "Великой войны" не вполглаза, как вчера, а внимательно.
Ничего подобного у нас раньше не появлялось, ни при СССР, ни при демократии, ни при нынешнем кровавом режыме. Сценаристам - bonbonvivant и dr_guillotin - твердые пять баллов: четко, емко, никакого размазывания соплей, никаких ненужных эмоций. Всё по делу - картина катастрофы 1941 показана ясно.
Режиссерское: очень интересная тема соединения графики, документальных кадров и живых реконструкторов. Иллюстративный видеоряд вполне адекватен, на мелкие ляпы можно внимания не обращать - засилье "троечек" на экране видимо определялось мощностями графической мастерской. Главное-то не графика, тут важна информационная нагрузка.
Словом очень, очень достойный проект. Не иначе - соцзаказ, поскольку засилье сванидзевско-познеровской чернухи и трэша в стиле "штрафбаты-заградотряды-НКВД" уже достало не только зрителей. Smile
Молодцы. Просто молодцы. И хорошо проехались по уебанству Гудериана. Smile))
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Гитлер и его генералы   Вт Мар 30, 2010 7:44 am

http://www.rus-obr.ru/opinions/6196 Русский Обозреватель 30/03/2010 - 14:32
Алексей Исаев Великая Отечественная война — популярно и в 3D
Задачей документального цикла «Великая война» является популярное изложение истории Великой Отечественной войны на современном уровне. При этом максимально используются новейшие исторические исследования. Так, например, данные по количеству попавших в окружение в 1941 году советских войск приводятся по недавно рассекреченным архивным документам. Они в большинстве случаев оказываются меньше, чем соответствующие немецкие заявки на число взятых в плен. Это позволяет восстановить историческую справедливость.
Особое внимание уделено техническому оснащению войск, тактическим приемам ведения боев в различные периоды войны тем или иным родом войск. В каждой серии присутствует противопоставление советского и немецкого военачальника, их человеческих и профессиональных качеств, принятых в тех или иных обстоятельствах решений. Одним словом у зрителя после просмотра должна сложиться осмысленная картина того, как и почему наша страна победила Гитлера.
Современные средства компьютерной графики и 3D-анимации позволили выйти на новый уровень документального кино и в максимальной степени показать масштабность происходивших событий. «Эффект присутствия» создают исторические реконструкции, «оживающие» с помощью актеров известные фотографии и кадры хроники.

Всего серий восемь:

1) Барбаросса;
2) Москва;
3) Ленинград;
4) Сталинград;
5) Курск;
6) «Багратион» (события в Белоруссии летом 1944 года и в Восточной Пруссии в 1945 году);
7) Берлин;
8 ) Европа (от освобождения Украины до Венгрии и Австрии).

Не остались без внимания спорные и неоднозначные страницы войны. Документальный цикл рассказывает и о коллаборационистах, и о заградотрядах, и об А.А.Власове. Но делается это спокойно, без ненужных эмоций. Ржевская битва не стала темой отдельной серии не по цензурным соображениям, а ввиду необходимости излагать события максимально сжато, останавливаясь в первую очередь на ключевых моментах.

Документальный цикл «Великая война» показывает Первый канал по понедельникам в 22.30.

Алексей Исаев, военный историк
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Гитлер и его генералы   Ср Дек 29, 2010 7:36 pm

http://www.echo.msk.ru/programs/victory/737095-echo.phtml Эхо Москвы 27.12.2010 22:12
Тема : Гитлер и его генералы
Передача : Цена Победы
Ведущие : Виталий Дымарский
Гости : Константин Залесский
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Гитлер и его генералы   Сегодня в 7:42 am

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Гитлер и его генералы
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Обо всем понемногу :: Русский, немец и поляк-
Перейти: