Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 Калининская оборонительная операция (10 октября - 4 декабря

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Вячеслав Сачков



Количество сообщений : 4320
Localisation : Москва / Троицк
Дата регистрации : 2009-05-26

СообщениеТема: Калининская оборонительная операция (10 октября - 4 декабря    Чт Сен 12, 2013 2:00 am

В этой операции принимал участие политрук 8-й стрелковой роты 227 СП 183 СД 29-й армии Алексей Александрович Молчанов.

Калининская оборонительная операция — оборонительная операция советских войск правого крыла Западного фронта (с 17 октября Калининского фронта) во время Великой Отечественной войны, проведённая 10 октября — 4 декабря в ходе битвы под Москвой.

К 10 октября 1941 года правый фланг Западного фронта (генерал-полковник И.С.Конев), включал в себя соединения сохранивших наибольшую боеспособность 22-й (генерал-майор В.А.Юшкевич), 29-й (генерал-лейтенант И.И.Масленников) и 31-й (генерал-майор В.Н.Долматов) общевойсковых армий, отдавших семь стрелковых дивизий из своего состава для Можайской линии обороны и прикрывавших калининское направление на рубеже Осташков – Селижарово – Ельцы – Оленине – Сычевка. Именно этим силам предстояло участвовать в Калининской оборонительной операции.
Для наступления на калининском направлении немецкое командование привлекало 41-й моторизованный корпус (генерал-лейтенант В.Модель) 3-й танковой группы (генерал танковых войск Г.-Г.Рейнхардт) и 9-ю полевую армию (генерал-полковник А.Штраусс) из группы армий «Центр» (генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок), а также правофланговый 2-й армейский корпус (генерал пехоты В. фон Брокдорф-Алефельд) 16-й полевой армии (генерал-полковник Э.Буш) группы армий «Север» (генерал-фельдмаршал В. фон Лееб).

Калининская оборонительная операция началась 10 октября 1941 г. с выходом фашистских войск в район Сычевки и поворотом 3-й танковой группы на калининское операционное направление с задачей с ходу захватить город Калинин, обойти Москву с северо-запада, а также развернуть наступление на север в тыл Северо-Западного фронта, а при благоприятных условиях нанести удар на Ярославль и Рыбинск.

События развивались стремительно. 10 октября из района Сычевки, нанося главный удар в направлении Старица — Калинин, в наступление перешли 41-й моторизованный (1-я, 6-я танковые, 36-я моторизованная дивизии) и 27-й армейский корпуса. Одновременно из района северо-западнее Днепрово в наступление на Ржев перешел 6-й армейский корпус и на Ельцы из района Нелидова — 23-й армейский корпус.
Утром 11 октября передовые отряды 41-го моторизованного корпуса заняли Зубцов, в 20.00 того же числа Погорелое Городище, а в 17.00 12 октября Старицу. Наши отдельные разрозненные части, потерявшие связь со своими штабами, в беспорядке отступали на восток.
...
13.10.41 События в районе Калинина развивались настолько стремительно, что пришлось вносить в этот план существенные изменения. Дело в том, что уже 14 октября противник захватил город и тем самым нарушил все намеченные мероприятия. Кроме того, в распоряжении командующего 30-й армии генерал-майора В. А. Хоменко никаких частей и соединений не оказалось, за исключением прибывающей по железной дороге в район Калинина 5-й стрелковой дивизии. Поэтому пришлось часть дивизий, перебрасываемых с правого крыла Западного фронта на Можайскую линию обороны, задержать у Калинина.

Командующему Северо-Западным фронтом Ставка ВГК дала указание направить в район Калинина не два, как предлагал Жуков, а пять соединений (183-ю, 185-ю стрелковые, 46-ю, 54-ю кавалерийские дивизии, 8-ю танковую бригаду) и 46-й мотоциклетный полк. Из этих соединений была создана оперативная группа, которую возглавил начальник штаба Северо-Западного фронта генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин.

Руководство всеми войсками на калининском направлении было возложено на заместителя командующего Западным фронтом генерал-полковника И. С. Конева.

«12 октября в качестве командующего группой войск, — вспоминал впоследствии И. С. Конев, — я прибыл в Калинин и сразу попал в очень сложную обстановку».

Обстановка была действительно очень сложной. Фашистская авиация ночью и днем 12 октября наносила непрерывные удары по городу. В результате во многих местах возникли пожары. Фашистские танки, не встречая серьезного сопротивления, продвигались по Старицкому шоссе. На подступах к городу не было оборонительных сооружений, а для организации обороны в районе Калинина (за исключением курсов младших лейтенантов, Высшего военно-педагогического института и истребительных отрядов) не было армейских частей
...
В 10.30 14 октября фашистские войска перешли в наступление, нанося главный удар по обоим берегам Волги. На западной окраине Калинина завязались упорные бои. Советские воины стойко оборонялись. Вместе с бойцами 5-й стрелковой дивизии сражались курсы младших лейтенантов, слушатели Высшего военно-педагогического института, бойцы истребительных отрядов и отрядов народного ополчения. Но силы были слишком неравны. С 12.30 начались уличные бои в городе. Боевые порядки советских войск подвергались массированным ударам вражеской авиации. Части 5-й стрелковой дивизии под давлением превосходящих сил противника отошли в центр города и заняли оборону по р. Тьмаке. Упорные уличные бои в южной части Калинина продолжались весь день и ночь. К утру 15 октября 5-я стрелковая дивизия вынуждена была оставить город и отойти на рубеж: Старая Константиновка, Малые Перемерки, Котово.

В северной части города наступление фашистских войск сдерживал 934-й стрелковый полк, в помощь которому из резерва был выдвинут 937-й стрелковый полк. Но после выхода противника в центре города к мосту через Волгу создалась угроза прорыва немецких танков в тыл частям, сражавшимся на левом берегу. По этой причине 934-й стрелковый полк отошел на рубеж Николо-Малица и севернее, имея задачу совместно с подошедшими передовыми подразделениями 8-й танковой бригады (командир полковник П. А. Ротмистров) и 16-го пограничного полка не допустить прорыва противника по Ленинградскому шоссе на Торжок. 937-й стрелковый полк к исходу 14 октября занял оборону по восточному берегу Тверцы, удерживая плацдарм на западном берегу в районе моста.

Ценою значительных потерь врагу удалось захватить основную часть города. Поселки Вагонников, Соминка и 2-й силикатный завод удерживали наши войска.
...
Захватив Калинин, немецко-фашистское командование поворачивает главные силы 9-й армии из района Старицы и Ржева в направлении Торжка, Вышнего Волочка. 3-я танковая группа также должна была из района Калинина двигаться на Вышний Волочек. Этими операциями фашистское командование намеревалось отрезать пути отхода на восток войскам правого крыла Западного и Северо-Западного фронтов и уничтожить их.

Из приказа командования группы армий «Центр» на продолжение операций против Москвы:

Командование группы армий «Центр» -
Штаб группы армий
Оперативный отдел № 1960/41
14.10.1941 г.
экз. №16
Сов. Секретно
Только для командования.
4. 9-я армия и 3-я танковая группа должны не допустить отвода живой силы противника перед северным флангом 9-й армии и южным флангом 16-й армии, взаимодействуя с этой целью с 16-й армией, а в дальнейшем — уничтожить противника.
3-я танковая группа с этой целью, удерживая Калинин, как можно быстрее достигает района Торжка и наступает отсюда без задержки в направлении на Вышний Волочек для того, чтобы предотвратить переправу основных сил противника через р. Тверда и верхнее течение р. Мета на восток. Необходимо вести усиленную разведку до рубежа Кашин — Бежецк — Пестово. Надлежит также удерживать линию Калинин — Старица и южнее до подхода частей 9-й армии.
9-я армия во взаимодействии с правым флангом 3-й танковой группы уничтожает в районе Старица, Ржев, Зубцов противника, который еще оказывает сопротивление на фронтах 6-го и 23-го армейских корпусов, а затем левым флангом поворачивает через Луковниково на север. Основное направление дальнейшего удара на Вышний Волочек. Войска правого фланга армии должны возможно скорее занять Калинин и высвободить находящиеся там части 3-й танковой группы.


Важная роль в срыве этих замыслов противника принадлежит войскам оперативной группы генерала Ватутина. Всего за одни сутки 8-я танковая бригада с 46-м мотоциклетным полком (командир майор В. М. Федорченко) совершили 250-ти километровый марш и 14 октября передовыми подразделениями вступили в бой за Калинин.

В целях улучшения руководства всеми частями, действовавшими северо-западнее Калинина, генерал Ватутин подчинил их командиру 8-й танковой бригады и приказал ему контратакой разгромить врага в северной части города.

В течение 15 октября на северо-западной окраине Калинина велись ожесточенные бои. В 14 часов 934-й стрелковый полк во взаимодействии с 8-м танковым полком бригады контратаковал противника и овладел Горбатым мостом. 46-й мотоциклетный полк с ротой танков 8-го танкового полка ворвался на северо-западную окраину Заволжья. В 16 часов противник крупными силами пехоты с 30 танками перешел в атаку. Развернулись ожесточенные бои, в ходе которых было уничтожено 3 танка, 5 бронемашин и до 600 фашистов. К исходу дня наши войска отошли на рубеж: мост через ручей Межурка — Николо-Малица — 600 м северо-западнее Горбатого моста — южная окраина Дорошихи.

Фашистское командование сосредоточивает на этом направлении основные силы 1-й танковой дивизии и 900-й моторизованной бригады, которые в 12 часов 16 октября наносят сильный удар из района железнодорожной станции Дорошиха на Николо-Малицу. Им удается быстро прорвать оборону 934-го стрелкового полка и к исходу дня выйти в район Медного.

Командиру 8-й танковой бригады было приказано выйти к Полустову (8 км северо-западнее Медного) и не допустить дальнейшего продвижения противника на Торжок. Выполнение этой задачи полковник Ротмистров возложил на 8-й танковый полк (командир полка майор А. В. Егоров). В полку к этому времени был один танк KB, пять Т-34, шесть Т-40, шесть Т-38. Контратаками и огнем из засад танковый полк за 17 октября уничтожил 5 немецких танков и два орудия ПТО. Однако часть танков и мотоциклов прорвались к Марьино и захватили переправу через р. Логовеж. До Торжка оставалось всего 20 км.

В этой обстановке командир 8-й танковой бригады решает отвести бригаду в район Лихославля. Это был самый критический момент в оборонительной операции советских войск в районе Калинина.

В боевом донесении на имя генерал-полковника И. С. Конева П. А. Ротмистров так обосновывает свое решение:

«Сообщаю, 8 тбр 17.10 была атакована танковой дивизией противника при поддержке мотоциклистов и авиации, которая бомбила бригаду все светлое время 17.10. Вследствие открытого моего правого фланга и превосходящих сил противнику удалось прорваться у с. Медное через р. Тверца и захватить вторую переправу у Марьино через р. Логовеж.
В силу сложившейся общей обстановки, общего отхода частей Красной Армии из этого района я произвел рокировку и сосредоточил бригаду в 12–15 км северо-восточнее Лихославля, в лесу, непосредственно восточнее Поторочкино».


Генерал-полковник Конев в телеграмме на имя генерал-лейтенанта Ватутина потребовал:

«Ротмистрова за невыполнение боевого приказа и самовольный уход с поля боя с бригадой арестовать и предать суду военного трибунала».


Генерал-лейтенант Ватутин, оценив обстановку и положение остальных соединений оперативной группы, потребовал от Ротмистрова:

«Немедленно, не теряя ни одного часа времени, вернуться в Лихославль, откуда совместно с частями 185 сд стремительно ударить на Медное, уничтожить прорвавшиеся группы противника, захватить Медное. Пора кончать с трусостью!»


Этот суровый урок пошел на пользу П. А. Ротмистрову. В последующих боях 8-я танковая бригада действовала весьма успешно, получила звание гвардейской, а П. А. Ротмистров был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. После войны ему было присвоено воинское звание Главного маршала бронетанковых войск. Он стал почетным гражданином города Калинина.
Войска оперативной группы к исходу 17 октября занимали следующее положение: 183-я стрелковая дивизия (командир генерал-майор К. В. Комиссаров) вышла в район Погорелова (16 км северо-западнее Марьина). По указанию генерала Ватутина от дивизии в район Марьина был выслан передовой отряд, который завязал здесь бои с противником; 185-я стрелковая дивизия (командир подполковник К. А. Виндушев) сосредоточилась в Иванцеве (15 км севернее Медного); 46-я (командир полковник С. В. Соколов) и 54-я (командир полковник И. С. Есаулов) кавалерийские дивизии подходили к Торжку; 46-й мотоциклетный полк вел боевые действия севернее Калинина.

Кроме того, в состав оперативной группы были включены: 133-я стрелковая дивизия (командир генерал-майор В. И. Швецов), которая вела бои северо-западнее Калинина, 119-я стрелковая дивизия (командир генерал-майор А. И. Березин), находившаяся в районе Нестерова (50 км юго-западнее Калинина), отдельная мотострелковая бригада (командир комбриг А. Н. Рыжков), располагавшаяся в Васильцеве (28 км юго-западнее Марьина).

Всего в оперативной группе было более 20 тыс. человек, 200 орудий и минометов и 20 исправных танков. Они охватили с трех сторон растянувшуюся вдоль Ленинградского шоссе прорвавшуюся группировку противника. Генерал Ватутин принял решение окружить и уничтожить 1-ю танковую дивизию и 900-ю мотобригаду противника. Соединениям он поставил следующие задачи: 133-й стрелковой дивизии с 46-м мотоциклетным полком и 934-м стрелковым полком — освободить северо-западную часть Калинина; 119-й стрелковой дивизии — наступая вдоль левого берега Волги, овладеть рубежом Черкасово, Городня; 183-й стрелковой дивизии — ударом вдоль шоссейной дороги в восточном направлении захватить Марьино; 185-й стрелковой дивизии во взаимодействии с 8-й танковой бригадой — наступать в южном направлении и овладеть селом Медное; отдельной мотострелковой бригаде — атаковать противника в Марьине с юга.

Для поддержки действий оперативной группы из военно-воздушных сил Северо-Западного фронта было выделено 20 самолетов. 18 октября войска оперативной группы приступили к выполнению поставленных задач. Наступление наших войск с разных направлений явилось внезапным для противника.

133-я стрелковая дивизия с оперативно подчиненными ей 46-м мотоциклетным и 934-м стрелковым полками, овладев населенными пунктами Ново-Каликино и Николо-Малица, а также пересечением шоссейной и железной дорог северо-западнее Калинина, вышла в тыл прорвавшейся на Торжок группировке противника и отрезала ее от города. За ночь она успела прочно закрепить за собой занятый район. С утра 19-го и весь день 20 октября дивизия отражала атаки 129-й пехотной дивизии врага, выдвинутой из Калинина.

183-я стрелковая дивизия и отдельная мотострелковая бригада, тесно взаимодействуя между собой, смелыми атаками с севера и юга разгромили противника в Марьине и перешли к его преследованию, 185-я стрелковая дивизия совместно с 8-й танковой бригадой в течение двух дней разгромили гитлеровцев в населенных пунктах Ямок, Слобода и Медное.

Решительно наступала вдоль левого берега Волги 119-я стрелковая дивизия. Она форсировала р. Тьму и вышла в тыл отступающему противнику. На поле боя у Тьмы враг оставил свыше 600 трупов, 14 подбитых танков, 200 мотоциклов, 12 грузовых машин, 8 ручных пулеметов и много боеприпасов. Остатки разгромленных войск противника бежали на правый берег Волги. Угроза выхода немцев в тыл Северо-Западного фронта была ликвидирована.

Это был наш первый серьезный удар по врагу на Калининской земле. Более того, именно здесь было положено начало освобождения захваченной противником территории. Решающая роль в этих боях принадлежит войскам оперативной группы Северо-Западного фронта под командованием генерал-лейтенанта Н. Ф. Ватутина. Противник не смог развить наступление на Торжок, Лихославль и Бежецк, была ликвидирована угроза окружения 22-й и 29-й армий, изоляции войск Северо-Западного фронта, обеспечена бесперебойная работа железнодорожной линии Рыбинск — Бологое. В ходе боев были разгромлены 1-я танковая дивизия и 900-я моторизованная бригада противника. Немецко-фашистское командование вынуждено было перебросить в район Калинина 6-ю, 26-ю, 161-ю пехотные и 14-ю моторизованную дивизии, сняв их с других направлений.

Определенное влияние на общую обстановку в районе Калинина оказал рейд 21-й танковой бригады по тылам противника. Закончив 12 октября формирование в районе г. Владимира, бригада 14 октября прибыла по железной дороге на станции Завидово и Решетниково, где в ночь на 15 октября получила приказ командующего 16-й армией генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского. В приказе указывалось:
«...немедленно перейти в наступление в направлении Пушкино, Иванцево, Калинин, с целью — ударом во фланг и тыл противнику содействовать нашим войскам в уничтожении калининской группы войск противника».

Чтобы выполнить этот приказ, необходимо было скрытно совершить марш, преодолеть две водные преграды (реки Ламу и Шошу), сосредоточиться в районе Тургинова, а затем по занятым противником дорогам пробиться к Калинину.



В Тургинове бригада приказом командующего войсками Западного фронта была вновь переподчинена 30-й армии, командующий которой уточнил ее задачу. Она заключалась в том, чтобы, двигаясь по Волоколамскому шоссе, уничтожить резервы противника в районе деревень Кривцово, Никулино, Мамулино и совместно с частями 5-й стрелковой дивизии овладеть Калинином.

С утра 17 октября танковый полк бригады в составе 27 танков Т-34 и восьми танков Т-60 взял курс на Калинин. Танкисты встретили упорное сопротивление противника в Ефремове и Пушкине. По всему маршруту от Пушкина до Калинина танки подвергались непрерывной бомбардировке с воздуха, а при подходе к Троянову и Калинину их встретил мощный огонь противотанковых орудий. Достичь южной окраины Калинина удалось только восьми танкам, и лишь один танк Т-34 (командир старший сержант С. X. Горобец) прорвался в город и совершил по нему героический рейд. Остальные уцелевшие танки вышли в район Покровского на Тургиновское шоссе.

Бригада нанесла определенный урон противнику, посеяла панику. Но поставленная бригаде задача оказалась невыполнимой. В районе Калинина у немцев были две танковые, одна моторизованная дивизии и одна моторизованная бригада. Наш танковый полк был брошен в бой без поддержки пехоты и прикрытия с воздуха. Захваченная танкистами территория не закреплялась пехотой. Кроме того, наступление бригады не было поддержано активными действиями других соединений 30-й армии, В оперативной сводке штаба армии на 17.00 17 октября указывалось, что 5-я стрелковая дивизия в течение дня все еще производила перегруппировку сил. В этом бою бригада потеряла 11 танков Т-34 и 35 человек убитыми и ранеными. Погибли командир полка Герой Советского Союза майор М. А. Лукин и командир танкового батальона Герой Советского Союза капитан М. П. Агибалов.

Придавая исключительно важное значение калининскому операционному направлению, Ставка ВГК 17 октября принимает решение о создании Калининского фронта.

ДИРЕКТИВА СТАВКИ О СОЗДАНИИ КАЛИНИНСКОГО ФРОНТА
Командующим Северо-Западным, Западным фронтами
Зам. командующего Западным фронтом т. КОНЕВУ
17 октября 41 г. 18 час. 30 мин.
В целях удобства управления войсками калининского направления Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1. Войска, действующие на осташковском, ржевском направлениях и в районе Калинина, выделить в самостоятельный Калининский фронт с непосредственным подчинением его Ставке Верховного Главнокомандования.
2. В состав войск Калининского фронта включить 22, 29 и 30 А Зап. фр., 183, 185 и 246 сд, 46 и 54 кд, 46 мотоциклетный полк и 8 тбр Сев.-Зап. фронта.
3. Командующим Калининским фронтом назначить генерал-полковника Конева. На усиление штаба фронта обратить штаб 10 армии. Штаб фронта развернуть в районе Бежецка.
4. Разгранлинии: с Сев.-Зап. фр. — Пошехонье — Володарск, ст. Остолопово, ст. Академическая, оз. Источино, все для Калининского фронта включительно; с Зап. фронтом — ст. Берендеево, ст. Вербилки, ст. Решетникове, ст. Княжьи Горы, Сычевка, все для Зап. фр. включительно.
5. Очередная задача фронта — очистить от войск противника район Калинина и ликвидировать во взаимодействии с Западным и Сев.-Зап. фронтами попытки противника обойти Москву с севера.
Ставка Верховного Главнокомандования
Сталин
Василевский

Всего в составе фронта было 16 стрелковых и две кавалерийские дивизии, одна мотострелковая и две танковые бригады. Войска фронта действовали в полосе 220 км. К 17 октября превосходство в силах было на стороне противника: по пехоте — в 1,9, по танкам — в 2,8, по орудиям — в 3,3, по пулеметам — в 3,2 раза.

Создание Калининского фронта было своевременным и отвечало сложившейся обстановке. Это позволяло надежно укрепить центральный участок нашего стратегического фронта, прочно связав его с северо-западным направлением.

Авиации Калининский фронт не получил. Заявки на авиационную поддержку должна была выполнять авиация Северо-Западного фронта. Значительные затруднения возникли в связи с тем, что в первое время фронт не имел и своего тыла. В этой исключительно сложной обстановке огромную помощь войскам фронта оказали местные советские и партийные органы, и прежде всего областной комитет партии, возглавляемый первым секретарем И. П. Бойцовым.

Одновременно с созданием Калининского фронта было решено для объединения управления войсками, действовавшими на направлениях Торжок и Калинин, восстановить полевое управление 31-й армии. Командующим армией был назначен генерал-майор В. А. Юшкевич. В ее состав были включены соединения оперативной группы генерала Ватутина, а также 119-я и 133-я стрелковые дивизии. Однако в последующие дни часть соединений оперативной группы передается в состав 29-й и 30-й армий и выводится в резерв фронта.

В связи с этим следует отметить, что командование Калининского фронта допустило ошибку, предпринимая в ответственный момент оборонительной операции расформирование оперативной группы генерала Ватутина. Это была реально действующая ударная сила из пяти соединений. Передача этих соединений армиям нарушила налаженное управление. Возможность немедленных действий по освобождению города Калинина была упущена.

Вот как об этом указывал в отчете о боевых действиях оперативной группы генерал Ватутин:

«17.10.41 г. создается Калининский фронт. Войска оперативной группы включаются в состав войск Калининского фронта. 18.10 генерал-полковник Конев отдает боевой приказ № 00122, ставящий войскам задачу окружения и уничтожения Калининской группировки противника.
Главный удар должны были нанести войска оперативной группы Северо-Западного фронта, с форсированием реки Волги и действиями в общих направлениях: Медное — Калинин; Станишино, Даниловское, Калинин. Однако этот приказ прибыл в группу с опозданием и без учета элемента времени на ликвидацию медновской группировки противника и сосредоточения войск. Несмотря на это, обстановка в районе Калинина все же благоприятствовала выполнению этого приказа. Противник еще не подтянул свежие резервы в район предполагаемых переправ оперативной группы Северо-Западного фронта.
В самые ответственные дни войска оперативной группы передаются 31-й армии, которая не могла быстро наладить связь с войсками. В последующие дни следуют новые приказы от Калининского фронта для армии, по которым вся группировка войск оперативной группы раздается по армиям и часть дивизий выводится во фронтовой резерв...
Таким образом, войск оперативной группы Северо-Западного фронта, как единого организма, не стало. Единственная ударная сила в районе Калинина была рассредоточена по армиям.
Это было ошибкой командования Калининского фронта, так как, пока шла перегруппировка дивизий по армиям, противник, предвидя возможную переправу наших войск у Нестерова и Акишева, выбрасывает сюда свежую 6-ю пехотную дивизию, упреждает нас и срывает намеченные активные действия 46-й, 54-й кавалерийских и 183-й стрелковой дивизий».

20 октября командующий фронтом отдает войскам директиву, в которой армиям ставится задача на окружение группировки противника в районе Калинина. 22-й армии — прочно оборонять рубеж оз. Селигер — р. Волга до Старицы, не допуская прорыва противника на Торжок с юга и юго-запада. 29-й армии, обороняясь на правом фланге в районе Старицы, Акишева, в ночь с 20 на 21 октября главными силами форсировать Волгу на участке Избрижье, Даниловское. К исходу дня овладеть Некрасовом, Даниловским, отрезать противнику пути отхода на юго-запад, установить взаимодействие с 21-й танковой бригадой (30-й армии) в районе Неготино. 31-й армии наступать с северо-запада и севера на Калинин и во взаимодействии с 30-й армией к исходу 21 октября овладеть северо-западной и южной частью города Калинина. 30-й армии наступать с северо-востока и юго-востока на Калинин и к исходу 21 октября овладеть южной и северо-восточной частью города, не допуская отхода противника на юг и юго-восток.

Ввиду того что часть соединений 29-й армии (командующий генерал-лейтенант И. И. Масленников) вела ожесточенные бои с отступающей из района Марьино — Медное группировкой противника, задача, поставленная в директиве командующего фронтом от 20 октября, в указанный срок не была ею выполнена. Только 22 октября 246-я стрелковая дивизия этой армии форсировала Волгу на участке Хвастово, Чапаевка и захватила плацдарм на правом берегу в районе Путилова. В течение двух дней сюда были переправлены части 246-й и 119-й стрелковых дивизий. К 25 октября им удалось значительно расширить плацдарм и перерезать основную транспортную магистраль противника Старица — Калинин в районе Талутина, Даниловского. Создалась реальная угроза окружения калининской группировки противника.

Фашистское командование для ликвидации плацдарма вынуждено было перебросить в этот район две новые дивизии (14-ю моторизованную и 161-ю пехотную). Одновременно немецко-фашистские войска приступили к осуществлению новой операции по захвату Торжка с дальнейшим развитием наступления на Вышний Волочек. Для ее проведения привлекались 23-й и 6-й армейские корпуса 9-й армии, усиленные двумя моторизованными дивизиями 3-й танковой группы.

24 октября противнику удалось переправиться на левый берег Волги на участке Старица — Броды и развернуть наступление на Стружню — Торжок.

Усилиями войск 22-й и 29-й армий наступление противника к концу октября было остановлено. Но вместе с тем 29-й армии пришлось оставить плацдарм в районе Путилова, Талутина, Даниловского и отойти на рубеж р. Тьмы.

В полосе наступления 31-й армии бои приняли упорный и напряженный характер. Части 133-й стрелковой дивизии освободили деревню Киселево (0,5 км севернее Калинина) и захватили несколько кварталов на северной окраине города.

Соединения 30-й армии первыми вступили в бой за Калинин. За пять дней (с 14 по 19 октября) они потеряли свыше 1600 человек и 25 танков. В 256-й стрелковой дивизии было убито и ранено 400 человек, в 5-й стрелковой дивизии — 525 человек, 21-я танковая бригада потеряла 450 человек, 21 танк Т-34, три танка БТ и один танк T-60. Ho, несмотря на это, армия вела ожесточенные бои на восточной и юго-восточной окраине города. Большие и Малые Перемерки, Элеватор, Кольцове, Власьево несколько раз переходили из рук в руки.

Боевые действия конца октября не принесли нашим войскам победы, но в итоге враг отказался от попыток наступать и вынужден был перейти к обороне. В районе Калинина фронт стабилизировался.

Интересно высказывание бывшего командующего 3-й танковой группой генерала Г. Гота:

«3-я танковая группа из-за недостатка горючего растянулась между Вязьмой и Калинином и застряла на этом участке, ввязавшись под Калинином в тяжелые бои, и уже испытывала недостаток в боеприпасах. Крупные по численности, боеспособные силы противника, сосредоточенные по левому берегу Волги и северо-западнее Ржева, нависали над ее флангом. Таким образом, шансы на обход Москвы одновременно с севера и юга были весьма невелики».


Особое беспокойство у Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина вызывали не разрушенные при отступлении мосты через Волгу в Калинине. Он потребовал от Конева:


«Уничтожить посредством авиации железнодорожный и шоссейный мосты в городе Калинине».


Своей авиации у Калининского фронта в это время еще не было, и задача эта была возложена на авиацию дальнего действия.

Вот что по этому поводу пишет бывший командир 12-го гвардейского бомбардировочного авиаполка дальней авиации Николай Богданов в книге «В небе гвардейский Гатчинский»:


«Самым тяжелым для нас заданием оказалось уничтожение калининских железнодорожного и шоссейного мостов. И не только для нас. Они оказались крепким орешком, который не под силу было «расколоть» и экипажам других частей».


Фашисты надежно прикрыли подступы к мостам, сосредоточили на обоих берегах реки большое количество зенитной артиллерии разных калибров и зенитные пулеметы. Кроме того, для защиты мостов привлекалась и истребительная авиация.

Начиная с 16 октября 1941 года наши летчики регулярно бомбили мосты. Применялись самые разные методы бомбометания. Однако мосты оставались целыми.

Следует отметить, что в начале войны бомбардировка мостов производилась обычно 100-килограммовыми фугасными бомбами. Часть из них пролетала сквозь ажурные фермы железнодорожного моста и разрывалась в воде, не причиняя ему никакого вреда. В одном из налетов на железнодорожный мост экипаж самолета лейтенанта Корякина повторил подвиг капитана Гастелло. В книге «В небе гвардейский Гатчинский» Николай Богданов пишет:


«В день вылета на задание 12 ноября погода стояла пасмурная... Полет обещал быть сложным. У цели зенитная артиллерия и пулеметы врага встретили нас ураганным огнем. Все внимание сосредоточиваю на точном выдерживании заданного штурманом курса. Из-за плотного зенитного огня сделать это было очень трудно. Наконец, из мглы, за яркими всплесками рвущихся зенитных снарядов, крупно, под острым углом, как бы наплывая на нас, показался мост, еще несколько секунд, и с шестисотметровой высоты из люков наших машин на него полетели бомбы.
В это время справа от меня загорелся самолет Корякина. Снаряды, по-видимому, попали в кабину летчика и бензобаки. В какие-то доли секунды весь самолет объяло пламя. Я успел увидеть только голову летчика, склоненную к приборной доске; стрелка-радиста мне не было видно из-за черного густого дыма, окутавшего фюзеляж.
Самолет перешел в пикирование. Но это не было произвольным падением, видно было, что машиной еще управляет рука летчика. Повинуясь ей, самолет резко развернулся в сторону группы орудий, которые все еще выплескивали своими длинными жерлами языки пламени, и как бы прикрывая нас распластавшимся стальным телом от их губительных снарядов, упал на батарею и в тот же миг взорвался, запылал огромным костром. Так погибли смертью героев наши молодые товарищи — командир экипажа Корякин, штурман Белов, стрелок-радист Шиленко и стрелок Вишневский».


Было решено разрушить калининский железнодорожный мост при помощи системы наведения по радио самолета, начиненного взрывчаткой. Для этого было привлечено конструкторское бюро, разрабатывающее систему радиоуправления беспилотными самолетами.

На эксперимент выделили два бомбардировщика: ТБ-3, предназначенный быть самолетом-торпедой, и ДБ-ЗФ, с которого должны были управлять им по радио. Пока шли пробные полеты, советские войска перешли в контрнаступление под Москвой, освободили Калинин и надобность в разрушении мостов отпала.

http://www.oldmikk.ru/Memory_battle_1941_kalinin_oboron.html
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://libelli.ru
 
Калининская оборонительная операция (10 октября - 4 декабря
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Общий форум :: Обстоятельства и улики :: Места захоронений :: Медное-
Перейти: