Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 Круглый стол в редакции газеты "Правда".

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Юрий Н.
Admin
avatar

Количество сообщений : 474
Дата регистрации : 2011-07-18

СообщениеТема: Круглый стол в редакции газеты "Правда".    Ср Янв 25, 2017 11:25 am

http://www.klaipeda1945.org/istoriya/pravda-o-katy-ni/
В редакции газеты «Правда» состоялся круглый стол под названием «Правда о Катыни».

Считая разоблачение катынской лжи важнейшей задачей, публикую важнейшие прозвучавшие там доклады.

"Лживые обвинения должны быть сняты с нашей страны, и наш долг  — помогать торжеству правды всеми силами." Николай Стариков.

Научно-исторические и политико-правовые аспекты
Катынских событий, Катынского расстрела и Катынского дела
(доклад на круглом столе в редакции газеты «Правда» 13 апреля 2016 г.)

Раздел 1

Обзор официальных российских версий Катынской трагедии

В настоящее время в Российской Федерации вполне официально, на уровне высших органов государственной власти, существуют три полностью взаимоисключающие друг друга версии Катынской трагедии. Все эти три официальные версии являются политически ангажированными и манипулятивными в информационном отношении, более того, – откровенно фальсифицированными по целому ряду принципиальных документов и исторических фактов, положенных в их основу. В связи с этим ни одну из официальных версий Катынской трагедии нельзя признать исторически достоверной и отвечающей общепринятым логическим, эмпирическим и социокультурным  критериям научности.

Версия №1 . «Общеизвестно-юридическая версия», которой придерживается судебная ветвь российской власти. 14 февраля 2012 г. эта версия была в очередной раз юридически подтверждена решением Тверского районного суда гор. Москвы по иску внука Сталине Евгения Джугашвили к Государственной Думе ФС РФ. Данная версия основывается на итоговом «Сообщении…» комиссии Бурденко от 25 января 1944 г. и приговоре Международного военного трибунала от 1 октября 1946 г.  Парадокс состоит в том, что мало кто в России вообще догадывается, что именно эта версия в сугубо юридическом смысле является «общеизвестной», и что именно она порождает на территории Российской Федерации правовые последствия в случае возникновения юридических коллизий, связанных с Катынской трагедией.

Согласно «общеизвестно-юридической» версии, в Козьих горах захоронены 11.000 военнопленных польских офицеров и рядовых военнослужащих из Козельского, Старобельского и Осташковского лагерей, расстрелянных нацистами в сентябре 1941 г. Судьба польских полицейских из Осташковского лагеря в рамках «общеизвестно-юридической» версии не рассматривается. Также важно отметить, что «общеизвестно-юридическая версия» всячески избегает выявления, обсуждения и критического осмысления конкретных исторических и юридических фактов, связанных с местами и обстоятельствами пребывания на территории СССР будущих жертв Катынского расстрела в период с конца весны 1940 г. и до начала Великой Отечественной войны.

Версия №2. «Публично-политическая версия», которой придерживается высшая российская законодательная власть в лице Государственной Думы, а также представители других ветвей российской государственной власти, когда они выступают с публичными политическими заявлениями, не порождающими правовых последствий. «Публично-политической версии» основывается на итогах немецких эксгумаций 1943 г. и выводах американской «комиссии Мэддена» 1951-52 гг., слегка подредактированных и ситуативно подогнанных в 1987-91 гг. группой Горбачева-Яковлева, доминировавшей в тот период в высшем советском руководстве, под их текущие политические задачи того периода. Наиболее известным политическим документом, в котором излагается данная версия, является заявление Государственной Думы «О Катынской трагедии и ее жертвах» от 26 ноября 2010 года.

Согласно «публично-политической версии», в апреле-мае 1940 года на территории СССР на основании мифического надправового решения Политбюро ЦК ВКП(б) и преступных постановлений некой незаконной «специальной тройки НКВД» были расстреляны 14.552 польских военнопленных: 4.421 военнопленный польский офицер из Козельского лагеря – в Козьих горах под Смоленском, 3.820 военнопленный офицер из Старобельского лагеря – в харьковских Пятихатках, 6.311 военнопленных полицейских из Осташковского лагеря – в Медном под Калинином. Кроме того, на основании постановлений этой же «специальной тройки НКВД» тогда же были якобы расстреляны 3.435 заключенных граждан Польши из тюрем Западной Украины и 3.870 заключенных из тюрем Западной Белоруссии.

Версия №3. «Официально-правовая версия», которой придерживается исполнительная ветвь российской власти в лице Минюста, Генеральной прокуратуры и других правоохранительных органов в ситуациях, порождающих правовые последствия, особенно, если эти последствия – международно-правовые. Данная версия основывается на окончательных итогах 14,5-летнего расследования «катынского» уголовного дела №159 российской Главной военной прокуратурой в 1990—2004 гг.

Согласно «официально-правовой версии», в Козьих горах захоронены не менее 1.380 расстрелянных польских военнопленных, в харьковских Пятихатках — не менее 180 расстрелянных польских офицеров, а в Медном под Тверью — не менее 243 расстрелянных польских полицейских. Но при этом, согласно этой же версии, ни один из 14.442 польских военнопленных, отправленных в апреле-мае 1940 г. из Козельского, Старобельского и Осташковского лагерей, весной 1940 года на территории СССР расстрелян не был и все они в юридическом отношении продолжают считаться пропавшими без вести. Наиболее полно данная версия изложена в постановлении Главной военной прокуратуры о прекращении «катынского» уголовного дела №159 и в четырёх меморандумах Российской Федерации в Европейский суд по правам человека за подписью заместителя министра юстиции России Георгия Матюшкина – от 19 марта и 13 октября 2010 г., 30 ноября 2012 г. и 17 января 2013 г.

Следует особо подчеркнуть, что три указанные выше официальные версии противоречат друг другу и являются взаимоисключающими не в каких-то мелких или второстепенных деталях, а по принципиальным фактам и обстоятельствам Катынской трагедии. Одновременное присутствие в официальном политическом пространстве Российской Федерации трёх взаимоисключающих политических позиций высших органов государственной власти по исторической проблеме огромной международно-правовой значимости   иначе, как «политической шизофренией», назвать невозможно.

Раздел 2

Научно-историческая версия Катынской трагедии

Версия №4. «Научно-историческая версия», которой придерживаются участники международного интернет-проекта «Правда о Катыни» и наиболее добросовестные представители российского и международного научного сообщества. Данная версия основывается на всей совокупности выявленных на сегодняшний день исторических и юридических источников достоверных сведений о Катынских событиях, Катынском расстреле и Катынском деле – включая «общеизвестно-юридическую», «публично-политическую» и «официально-правовую» версии Катынской трагедии.

Важно отметить, что «научно-историческая» версия в данный момент не является целостной и окончательной, поскольку основной массив источников по Катынской трагедии в Российской Федерации, Польше, США и других странах находится на секретном хранении и в свободный научный оборот не введен. По мере рассекречивания и ввода в научный оборот подлинных архивных документов об истинных обстоятельствах Катынской трагедии, «научно-историческая версия» в будущем неизбежно будет уточняться и дополняться.

Из-за тотального засекречивания подлинных документов и свидетельств об истинных обстоятельствах Катынской трагедии, сторонникам «научно-исторической» версии приходится использовать весь доступный арсенал прямых и косвенных научных методов исторического исследования, включая методы логических рассуждений «по аналогии» и «от противного», критический анализ мемуаристики, публицистики, беллетристики, заведомо менее достоверных, чем архивные документы, и даже обращаться к такому экзотическому историческому источнику, как фольклор.

Важнейшей особенностью «научно-исторической версии» является методологическое разделение Катынской трагедии на три совершенно разные исторические проблемы, лишь опосредованно связанные друг с другом причинно-следственными связями – «Катынские события», «Катынский расстрел» и «Катынское дело».

Катынские события – это осуждение в 1940 году на территории СССР к различным лагерным срокам примерно 25-26.000 граждан бывшей Польши в так называемом «особом порядке судопроизводства», решениями Комиссии по следственным делам НКВД и Прокурора СССР (более известной под жаргонным названием «двойка») и последующие события 1940-47 гг., связанные с их пребыванием в исправительно-трудовых лагерях НКВД СССР. Согласно устному свидетельству бывшего члена Политбюро ЦК ВКП(б) Л.М.Кагановича, данному им в 1985 г., помимо приговоренных к лагерным срокам польских преступников и социально опасных лиц, в рамках Катынских событий на территории СССР в 1940 г. было также расстреляно 394 особо опасных преступника из числа бывших польских граждан.

Катынский расстрел – это массовый расстрел немецкими оккупационными властями 11.000 военнопленных и интернированных польских граждан в сентябре 1941 г. в Катынском лесу близ Смоленска. В научно-историческом отношении более правильно говорить о «Катынских расстрелах» (во множественном числе!),  поскольку массовые расстрелы польских граждан проводились немецкими оккупационными властями не только в Козьих горах, но и, как минимум, в пяти других местах Смоленской области, и совершались на протяжении более года – с июля 1941 г. по сентябрь 1942 г.  Часть трупов расстрелянных в 1941-42 гг. в других местах Смоленской области граждан бывшей Польши позднее была перезахоронена в Козьи горы, часть – оставлена в могилах на местах расстрелов. Суммарное число погребенных в Козьих горах польских граждан в настоящее время оценивается приблизительно в 12.000 человек, а общее число польских граждан, жертв «катынских» расстрелов на территории Смоленского и Краснинского районов Смоленской области, – более чем в 15.000 человек.

Согласно «научно-исторической версии» Катынской трагедии, большинство из 12.000 захороненных в Козьих горах польских граждан составляют осужденные офицеры из Козельского и Старобельского лагерей военнопленных, интернированные немецкими войсками в июле 1941 г. на лагпунктах Вяземлаге западнее Смоленска. Кроме них, в Козьих горах захоронены расстрелянные военнопленные польские офицеры пленения сентября 1939 г. из немецких офлагов в Западной Европе, польские гражданские лица и рядовые солдаты, интернированные на лагпунктах Вяземлага в июле 1941 г., и около 200-300 военнослужащих германского вермахта силезской, кашубской и мазурской национальностей, расстрелянных германскими военными властями за воинские преступления в 1942 году. Примерно 10% интернированных немецкими войсками в июле 1941 г. польских офицеров смогли избежать Катынского расстрела, поскольку согласились принять присягу на верность Адольфу Гитлеру и поступить на службу в вермахт. В конечном итоге немцы вывезли их в свои «офлаги» в Западной Европе, в которых они просидели до конца войны.

Согласно «научно-исторической» версии Катынских событий и Катынского расстрела, военнопленных польских полицейских из Осташковского лагеря вообще никто не расстреливал — ни немцы, ни сотрудники НКВД. Значительное их число умерло в советских исправительно-трудовых лагерях от естественных причин в 1940-47 гг. Однако очень многие из них (несколько тысяч человек) дожили до освобождения и смогли в 1940-50-е годы вернуться к своим родственникам в Польше, Западной Украине и Западной Белоруссии.

Катынское дело – это крупномасштабная спецпропагандистская операция нацистских спецслужб, начатая ими в апреле 1943 г., продолженная американской «комиссией Мэддена» в 1951-52 гг. и возобновленная в 1987-92 гг. группой Горбачева-Яковлева в советском руководстве.  Фальсификация Катынского дела продолжается по сегодняшний день.

Раздел 3

Юридическая подоплёка Катынских событий,

Катынского расстрела и Катынского дела

Исходной точкой начала юридической процедуры, приведшей в конечном итоге к Катынской трагедии, в рамках научно-исторической версии предлагается считать дату принятия Политбюро ЦК ВКП(б) политического решения об осуждении военнопленных Осташковского лагеря к исправительно-трудовым работам приговорами Особого совещания при НКВД СССР.  В том, что такое решение Политбюро существовало, нет ни малейших сомнений. Никакая другая властная инстанция Советского Союза не обладала в тот период полномочиями для принятия решения столь высокой степени международно-политической значимости. Наиболее вероятно, что данное решение было принято Политбюро 3 декабря 1939 года – одновременно с принятием решения об аресте всех взятых на учет офицеров бывшей польской армии.

Второй важнейшей «узловой» точкой  юридической подоплёки Катынских событий является решение Политбюро ЦК ВКП(Б) от 5 марта 1940 года об осуждении польских военнопленных из Осташковского, Старобельского и Козельского лагерей, а также заключенных из тюрем Украины и Белоруссии в так называемом «особом порядке» – приговорами Комиссии по следственным делам НКВД и Прокурора СССР («двойки»). Именно это политическое решение послужило началом собственно самих Катынских событий.  Факт осуждения на территории СССР в 1940 году около 25-26.000 граждан бывшей Польши приговорами Комиссии по следственным делам НКВД и Прокурора СССР можно считать полностью установленным в историческом отношении даже в отсутствие самих приговоров «двойки». Факт осуждения «катынских поляков» именно этим чрезвычайным судом СССР подтверждается тем, что термин «Комиссия» (с большой буквы!) неоднократно упоминается в служебной переписке НКВД, связанной с осуждением польских военнопленных и арестованных весной-летом 1940 г., а система нумерации «списков на отправку» военнопленных аналогична системе нумерации протоколов заседаний «двойки», на которых выносились приговоры «катынским полякам». Всего Комиссией по следственным делам НКВД и Прокурора СССР было вынесено 74 групповых приговора «катынским полякам». Первый из них датирован 1 апреля, последний – 14 декабря 1940 года. Кроме того, следует подчеркнуть, что сам уголовно-процессуальный термин «особый порядок» неразрывно связан именно с деятельностью «двойки».

Третьей «узловой» юридической точкой Катынской трагедии стала частичная, (так называемая, «военная») амнистия от 12 июля 1941 г. Точнее, факт её распространения на осужденных польских офицеров из Вяземлага и факт её нераспространения на осужденных польских полицейских из Маткожненского лагеря и расположенных по соседству лагпунктах бывшего Белтбалтлага. Оба этих факта сыграли весьма драматическую роль в судьбе осужденных польских военнопленных. Осужденные польские офицеры из Вяземлага после 12 июля 1941 г. были расконвоированы и поэтому не подлежали принудительному конвоированию в порядке УСКВ-39 («Устава службы конвойных войск НКВД СССР»). При этом добровольную эвакуацию в советский тыл они просаботировали, в результате чего попали в немецкий плен, где спустя несколько недель и были расстреляны.  Осужденные польские полицейские из-за своей попытки вооруженного восстания в Маткожлаге весной 1941 г. были признаны «антисоветски ныне настроенными», в результате чего на них не была распространена ни «первая военная» амнистия от 12 июля, ни «всеобщая польская» амнистия от 12 августа 1941 года.  В итоге они просидели в советских исправительно-трудовых лагерях до окончания Великой Отечественной войны. После её окончания «катынских» польских полицейских, в отличие от задержанных в лагерях до окончания военных действий советских граждан, освобождали из мест лишения свободы не массово, а мелкими партиями – в индивидуальном порядке. Затруднено было также их последующее возвращение из отдаленных регионов Советского Союза к родственникам по довоенному месту жительства. Существует гипотеза, что, как минимум до середины 1950-х годов, освобожденным из исправительно-трудовых лагерей «катынским» польским полицейским вообще был запрещён выезд за пределы СССР.

Формальным юридическим основанием для Катынского расстрела в сентябре 1941 г. послужил отказ интернированных польских офицеров приносить присягу на верность нацистской Германии и лично Адольфу Гитлеру. Из-за этого в конце августа-начале сентября 1941 г. они были признаны «политически неблагонадежными» и в административном порядке приговорены к расстрелу. Избежали расстрела примерно 10% офицеров, согласившихся присягнуть нацистам.

Самой загадочной и наименее исследованной правовой темой Катынской трагедии является юридическая подоплека третьей составной части этой исторической проблемы – так называемого «Катынского дела», начатого германскими властями в апреле 1943 г… Ввиду того, что Катынское дело изначально являлось спецпропагандистской операцией немецких спецслужб, разрабатывавшейся в режиме полной секретности, и в том же режиме возобновленной в период «холодной войны» непубличными надгосударственными политическими структурами при содействии западных спецслужб (а после 1987 г. – и спецслужб СССР), то какие-либо архивные документы на этот счет в свободном научном обороте отсутствуют.

Современная юридическая ситуация вокруг Катынской трагедии является крайне запутанной и во многом противоречивой.

Общая уголовно-правовая оценка Катынского расстрела была дана Международным военным трибуналом. Процессуальным решением МВТ от 14 февраля 1946 г. виновность нацистской Германии в Катынском расстреле была установлена в качестве так называемого «юридического факта, порождающего правовые последствия», а приговором МВТ от 1 октября 1946 г. была установлена персональная виновность в организации Катынского преступления подсудимых Германа Геринга и Альфреда Йодля (остальным подсудимым Катынский эпизод не инкриминировался).

Кроме того, виновность нацистской Германии в Катынском расстреле была установлена в качестве «юридического факта, порождающего правовые последствия» приговором Третьего состава Верховного народного суда в Софии от 28 февраля 1945 г. и приговором Нюрнбергского военного трибунала от 10 апреля 1948 г. на «Девятом последующем Нюрнбергском процессе» («Судебном процессе “Народ США против Отто Олендорфа”» или «Деле об айнзатцгруппах»). Персонально виновным в руководстве Катынским расстрелом приговором Нюрнбергского военного трибунала от 10 апреля 1948 г. был признан бригаденфюрер СС Эрих Науманн.

Гражданско-правовые последствия Катынского расстрела были предметом судебного разбирательства на нескольких тысячах гражданских процессах по установлению фактов, имеющих юридические значение, прошедших в Польше в послевоенное время.  В ходе всех этих процессов польские суды использовали в качестве правовой основы для вынесения своих судебных решений юридический факт виновности нацистской Германии в Катынском расстреле, установленный Международным военным трибуналом, а также установленную на Нюрнбергском процессе дату Катынского расстрела «сентябрь 1941 года».

Однако в разгар «холодной войны», после возобновления в 1951-52 гг. фальсификации Катынского дела американской комиссией Мэддена, начались попытки фальсификации Катынской трагедии также и на правовом уровне. В частности, в 1950-е годы в США прошло несколько десятков политизированных судебных процессов по искам к правительству Советского Союза о возмещении материального и морального ущерба в связи с потерей кормильца, инициированных проживавшими на территории США родственниками катынских жертв. Игнорируя юридические факты, установленные приговорами Международного и Нюрнбергского военных трибуналов от 1 октября 1946 г. и 10 апреля 1948 г., американские суды, вопреки исторической правде, противоправно присуждали на этих процессах значительные денежные суммы родственниками катынских жертв, которые они должны были получить с Советского Союза.

Последним по времени судебным решением по Катынскому делу на настоящий момент является решение Пятой секции Европейского суда по правам человека от 16 апреля 2012 г. по делу «Яновец и другие против России», подтвержденное 21 октября 2013 г. Большой Палатой ЕСПЧ.  Данное решение также игнорирует юридические факты, установленные приговорами Международного и Нюрнбергского военных трибуналов от 1 октября 1946 г. и 10 апреля 1948 г. Кроме того, при вынесении своего решения судьи ЕСПЧ демонстративно не приняли во внимание доводы «официально-правовой» позиции Российской Федерации и по всем принципиальным фактам и обстоятельствам Катынской трагедии полностью встали на позицию польской стороны. Решением Европейского суда по правам человека по делу «Яновец и другие против России» виновником Катынского расстрела, вопреки исторический правде, признан Советский Союз, а ответственность за правовые последствия этого военного преступления нацистской Германии опосредованно возложена на Российскую Федерацию.

Раздел 4

Некоторые ранее не известные общественности факты и обстоятельства

Катынской трагедии, установленные за последние годы

в ходе независимого расследования


Факт 1. Массовые захоронения на территории современного «Польского военного кладбища» в харьковских Пятихатках возникли не ранее 15 августа 1943 года.

Факт 2. Непосредственными организаторами Катынского расстрела являлись начальник разведывательного отдела группы армий «Центр» полковник Рудоль-Кристоф фон Герсдорф (1905—1980), командир 286-й охранной дивизии генерал-лейтенант Курт Мюллер (1882—1942) и начальник 683-й полевой комендатуры 286-й охранной дивизии полковник Перси фон Ашеберг (1880—1952).

Факт 3. Непосредственным руководителем Катынского расстрела на территории Козьих гор в августе-сентябре 1941 г. являлся сотрудник 683-й полевой комендатуры 286-й охранной дивизии старший лейтенант Аренс, однофамилец командира 537-го полка связи подполковника Аренса. Совпадение фамилий этих немецких офицеров и созвучие их воинских званий «обер-лейтенант» («старший лейтенант») и «оберст-лейтенант» («подполковник») явилось причиной путаницы в показаниях свидетелей комиссии Бурденко из числа местных жителей

Факт 4. Ответственность за Катынский расстрел несёт также командование 537-й местной комендатуры тайной полевой полиции Geheime Feldpolizei, дислоцировавшейся в Красном Бору в 7 км от штаба 537-го полка связи в Козьих горах. Номера этих немецких воинских частей полностью совпадают, что явилось причиной путаницы в показаниях свидетелей комиссии Бурденко из числа местных жителей.

Факт 5. При проведении массовых расстрелов в Козьих горах немецкие военнослужащие использовали не только пистолетные патроны калибра 7,65 мм производства немецкой фирмы «Gustav Genschow & Co», но и пистолетные патроны калибра 7,65 мм немецкой фирмы «Deutsches Waffen und Munition Fabriken», чехословацкой фирмы «Sellier & Bellott, Praga» и итальянской фирмы «GLISENTI», а также пистолетные патроны калибров 6,35 и 9,00 мм. Наряду с пистолетными патронами, использовались винтовочные патроны 7,92 мм. – хотя и гораздо реже пистолетных.

Факт 6. Немецкие эксгумации «польских» могил в Козьих горах были возобновлены вскоре после отъезда 7 июня 1943 г. из Смоленска членов Технической комиссии Польского Красного Креста и продолжались почти до середины сентября 1943 г.  В частности, в период с 11 по 13 июня 1943 г. раскопки в Козьих горах посетила официальная делегация вишистской Франции во главе с Фернаном де Бриноном. В конце августа 1943 г. в Козьих горах немцами была вскрыта очень крупная «польская» могила. По словам местных жителей, невыносимый трупный запах от этой могилы ощущался в деревнях на расстоянии до 5 км от Козьих гор.

Факт 7. Главным лоббистом немецкой версии Катынского дела с польской стороны в апреле-мае 1943 г. являлся Станислав-Альбрехт Радзивилл, по странному стечению обстоятельств состоявший в одном масонском ордене иоаннитов-госпитальеров вместе с полковником фон Герсдорфом и полковником фон Ашебергом.

Факт 8. Согласно рассекреченным СБУ документам КГБ УССР, в 1955 году на территории Советской Украины постоянно проживало несколько тысяч «катынских» поляков – троцкистов, бывших польских офицеров, жандармов, полицейских и т. д.

Факт 9. «Катынское» уголовное дело Главной военной прокуратуры изначально имело номер №5у-6818-90. Именно под этим номером оно было возбуждено 28 сентября 1990 г., зарегистрировано во всех официальных учетах и именно под этим номером шла и продолжает идти вся официальная переписка по данному делу. Публично используемый в неофициальной переписке, публицистике и работах историков номер «159» полностью совпадает с номером статьи 159 «Мошенничество» Уголовного кодекса РФ. Судя по всему, использованием столь странного номера («№159») сотрудники Главной военной прокуратуры негласно подают другим юристам знак, что «катынское» уголовное дело №159 было сфальсифицировано.

Факт 10.  Главная военная прокуратура своим итоговым постановлением от 21 сентября 2004 г. прекратила «катынское» уголовное дела №159 в части обвинения в убийстве польских военнопленных по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ – «за отсутствием события преступления». В переводе с профессионального юридического жаргона на обычный русский язык это означает, что ни один из 14.442 польских военнопленных, отправленных в апреле-мае 1940 г. из Козельского, Старобельского и Осташковского лагерей, весной 1940 года на территории СССР расстрелян не был.

Сергей Стрыгин, координатор интернет-проекта «Правда о Катыни».

P.S. Польская шизофрения. Россия не имеет отношения к трагедии в Катыни.

Программа «Русский ответ», посвященная теме Катыни и фальсификациям на этой теме.

https://www.youtube.com/watch?v=s5vBsyEt9Q0

https://www.youtube.com/watch?v=-oPjEUWK4mc

https://nstarikov.ru/blog/65169
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
 
Круглый стол в редакции газеты "Правда".
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1
 Похожие темы
-
» Сонопакс, 6-ая больница
» Комментарии к фотографиям
» Индивидуальное или домашнее обучение.
» Чем может "грозить" неаттестация в 1 классе?
» Гимны (России и не только)

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Общий форум :: Публикации-
Перейти: