Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 Чья Арктика

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2, 3
АвторСообщение
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Чья Арктика   Пн Сен 26, 2011 7:17 am

http://www.inosmi.ru/arctica/20110926/175161322.html ИноСМИ 26/09/2011
Россия увеличивает военное присутствие в Арктике ("CBC", Канада) Брайн Кэмп (Brian Kemp)

Лишь несколько дней спустя после того, как начальник штаба Национальной обороны генерал Уолтер Натынчик (Walt Natynczyk) покинул Москву после встречи со своим коллегой на прошлой неделе, российские чиновники объявили о том, что Россия увеличит военное присутствие в Арктике, что может усилить напряжение в богатом на природные ресурсы регионе.
Посол МИД по особым поручениям Антон Васильев был процитирован на этой неделе агентством Interfax, заявив, что Россия усилит свое военное присутствие в Арктике, и что НАТО рады не будут.
Российский премьер-министр Владимир Путин посетил Исландию на этой неделе, чтобы встретиться с лидерами страны. Тема Арктики являлась главной, отметили местные СМИ. Согласно газете Moscow Times, Путин объявил, что Россия может заказать три атомных и шесть дизельных ледоколов к 2020 году, с тем, чтобы расширить транспортную сеть в Арктике.
В июле Россия заявила о скором создании двух спецбригад, которые будут базироваться в Арктике. Неизвестно, связано ли последнее объявление с предыдущей декларацией или новые силы будут расположены в регионе.
Канадские военные сообщили в пресс-релизе, что главной целью трехдневного визита Натынчика в Москву в прошлые выходные
Цитата :
«было понять российское виденье на серию проблем и вопросов, которые стоит решать и развивать в военных взаимоотношениях России и Канады».
После визита Натынчик сообщил CBC News, что встреча прошла успешно. Визит в Москву канадского начальника штаба Национальной обороны стал первым за почти десятилетие.
В пресс-релизе военные отметили учения по борьбе с терроризмом, в которых участвовали обе страны, а также несколько тренировочных программ, но не упомянули Арктику.
На запрос в министерство обороны предоставить подробности встречи и список вопросов, обсуждавшийся в Москве, а также, обсуждался ли вопрос Арктики, официальные представители указали на пресс-релиз, выпущенный перед встречей.

Арктика первостепенна для Харпера
Премьер-министр Стивен Харпер (Stephen Harper) назвал приоритетом увеличение присутствия Канады на севере, по мере того, как пограничные с арктическим регионом страны начинают обращать более пристальное внимание на обширные запасы нефти и других природных ресурсов в этой зоне.
Сам Северный полюс считается международной территорий и управляется Международным управлением по проблемам морского дна. Но, если страна может доказать, что подводный шельф является продолжением континентальной границы страны, тогда она может требовать образования экономической зоны, опираясь на это.
Напряжение растет по мере того, как страны ожидают решения ООН по легальным спорам вокруг богатой на природные ресурсы территории. В данном контексте, военное присутствие может лишь усилить напряжение в регионе.
В 1994 года россияне основали круглогодичную арктическую полярную исследовательскую станцию под названием «Борнео», которая располагается глубоко во льдах Арктики, в 60 километрах от полюса. Самолеты станции периодически приближались к канадскому воздушному пространству, после чего истребители поднимались в воздух, чтобы проследить за ними.
Канадские вооруженные силы на своем веб-сайте объявили, что имеют
Цитата :
«реальное, постоянно растущее и длительное присутствие в арктическом регионе»,
и что Канада находится на Северном полюсе с 1898 года.
В августе Канада провела на Северном полюсе крупнейшие военные учения под названием «Операция Nanook». В длившейся месяц операции принимали участие более тысячи военнослужащих.
Канада, Россия, Дания (включая Гренландию и Фарерские острова), Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция и США входят в группу под названием «Арктический совет», который был создан в 1996 году и является международной организацией.

Оригинал публикации: Russians move to bolster Arctic forces
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Чья Арктика   Ср Сен 28, 2011 1:23 am

http://www.regnum.ru/news/1449887.html ИА РЕГНУМ 23:53 27.09.2011
Региональное присутствие России в Арктике: геополитические и экономические тенденции
ИА REGNUM продолжает проект "Борьба за Арктику". Следующей нашей публикацией будет статья Сергея Козьменко, доктора экономических наук, профессора, директора Северо-Западного научно-исследовательского центра морской политики Мурманского государственного технического университета под названием "Региональное присутствие России в Арктике: геополитические и экономические тенденции".

В статье обосновывается необходимость укрепления регионального присутствия России в Арктике. Конфликт цивилизаций является основной характеристикой геополитической и геоэкономической конструкции современного мира. Мировой океан и морские ресурсы играют постоянно возрастающую роль и в экономической и политической жизни России, при этом в целом очевидна тенденция к расширению конфликтного пространства. Борьба за контроль над ресурсами, прежде всего углеводородными, постепенно переносится и в Арктику.

"В основе геополитической конструкции современного мира лежит непреодолимое противоречие между двумя типами цивилизаций, предопределенными географическими категориями - морскими (талассократическими) и континентальными (теллурократическими). Существует также третья геополитическая составляющая - дисконтинуальный пояс, включающий прибрежные государства, ориентированные к одной из двух основных геополитических конструкций. При таком подходе цивилизационного противостояния центральными в геополитике являются концепции "Heartland'a" ("сердцевинной земли") и "Sea Power" ("морской мощи"), которые лежат в основе развития соответственно континентальных и морских цивилизаций. Основу талассократических цивилизаций составляет сбалансированная по функциональным направлениям морская деятельность, причем вся система национальных институтов настраивается так, чтобы эта деятельность являлась де-факто доминантой политического и социально-экономического развития. Для государств континентального типа морская деятельность является чем-то вспомогательным, то есть не доминантным. Такие государства, как правило, не имеют явно выраженных и доктринально закрепленных интересов в Мировом океане, национальные интересы на море этих государств ограничиваются в общем случае ближней или реже дальней морской зоной. Введение института исключительной экономической зоны (ИЭЗ) не внесло существенного оживления в развитие морской деятельности государств с континентальным типом развития, но эти акватории (включая континентальный шельф) стали зоной возникновения веера региональных конфликтов и противостояния между морскими и континентальными цивилизациями. При решении глобальных геополитических проблем непреложной истиной является тот факт, что противостояние цивилизаций является основой гармоничного устойчивого развития мироздания (согласно закону единства и борьбы противоположностей), что предполагает единство сосуществования этих цивилизаций (в какой-то степени взаимополагание и отрицание). Одна цивилизация не может существовать без другой (иначе разрушится существующая геополитическая конструкция, то есть общая упорядоченность развития), следовательно глобальный конфликт на уничтожение между ними не возможен. Это подтверждает опыт I и II Мировых войн: в мирное время Россия находится в состоянии перманентного конфликта с ведущими морскими державами (в частности, с США и Великобританией), а в военное время эти державы становятся нашими союзниками. Поэтому невозможность достижения глобального превосходства (концепция од- нополярного мира все чаще демонстрирует свою несостоятельность) предопределяет проведение политики согласования интересов на региональном (а не глобальном) уровне, то есть следует обеспечить региональное присутствие на море с сохранением элементов национального могущества.

Континентальность России зачастую находится vis-a-vis идеям океанической стратегии, поэтому нет внятного определения места и роли страны в морской деятельности. С одной стороны, "исторически Россия - ведущая морская держава, исходя из ее пространственных и геофизических особенностей, места и роли в глобальных и региональных международных отношениях. Она заслужила этот статус благодаря географическому положению с выходом в три океана и протяженности морских границ, а также огромному вкладу в изучение Мирового океана, в развитие морского судоходства, многим великим открытиям, сделанным известными русскими мореплавателями и путешественниками" [7],что не совсем верно, особенно в части свободного выхода в Мировой океан и развития морского судоходства; с другой стороны, Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков определяет наше государство как великую континентальную державу мира [1]. "Sea Power" и "Heartland" (или "евразийство" применительно к России) - понятия диаметрально противоположные как морская среда и континентальное ядро (или "Hinterland" - пространство внутреннее, то есть удаленное от побережья).

Действительно, идеологическое противоборство давно закончилось, а НАТО как бы без внешне видимых причин продолжает расширяться на восток: на самом деле геополитический атлас отрабатывает заложенные географические сигналы - противостояние цивилизаций, основой которого (по Г. Киссинджеру) является достижение превосходства именно в зонах дисконтинуального пояса (прибрежные региональные образования, ориентированные как "overseas", то есть "за море", так и вглубь континента) для того, чтобы соединить фрагменты последнего в единое целое с "Sea Power", обеспечив тем самым полный контроль над "Heartland'oM", то есть над российской Евразией. При этом следует "держать порох сухим". Тон и направленность деятельности НАТО свидетельствует о том, что альянс предупреждает о возобновлении холодной войны с Россией именно в Арктике, где тающие льды открывают все больше природных богатств. Поэтому в условиях расширения НАТО на восток соображения региональной безопасности ("выдвинутых рубежей") продолжают оставаться актуальными. Отзвуки противостояния явно слышатся и в высказывании одного из руководителей Международной конференции НАТО (Великобритания, 13-15 октября 2010 г.) Пола Беркма- на, главы Геополитической программы СЛО при Кембриджском университете. По мнению П. Беркмана, в нынешних политических условиях главный повод для беспокойства - это арсенал баллистических ракет, как российских, так и НАТО. "Стратегические снаряды и другие виды вооружений в районе Северного Ледовитого океана представляют не меньшую опасность для региона, чем во времена холодной войны, - заявил ученый. - Более того, холодная война никогда не заканчивалась для Арктики" [6], а нынешние экономические мотивы как отзвуки былого противостояния могут со временем стать весьма весомыми в условиях повышения рентабельности арктических месторождений из-за глобального потепления и таяния ледников, а также возможных колебаний экономической конъюнктуры. В таких условиях решающим становится повышение степени экономического обладания морем как фактора присутствия России в Арктике; это предполагает гарантированный свободный доступ к арктическому пространству и ресурсам, свободный выход в Мировой океан, то есть развитие ситуации, когда региональное присутствие обеспечивает национальное могущество на Арктическом направлении национальной морской политики как элемента глобального превосходства.

Основная мысль очевидна - интернационализация Арктики, в том числе и российской, при снижении (это к тому, что после неразберихи 90-х годов оперативный режим несения боевой службы подводными лодками, в том числе и ракетных подводных лодок стратегического назначения, в этом регионе полностью восстановлен) пли даже ликвидации инструментария ядерного сдерживания. То есть, следуя геополитической логике НАТО, если нет зоны конфликта, то эту зона надо придумать, отсюда и тезис о ракетах и опасности размещения в Арктике стратегических ядерных сил. При этом глава Европейского командования НАТО Дж. Ставридис подчеркнул, что "пока диспуты об Арктике проходили мирно, но глобальное потепление может в ближайшие годы существенно изменить ситуацию. Соблазн получить доступ к открывающимся ресурсам может сильно вырасти, в таких условиях страны должны приложить все усилия к тому, чтобы Арктика продолжала оставаться зоной международного сотрудничества. А не ухудшать политический климат своих взаимоотношений, что может вылиться в конкуренцию и даже военный конфликт" [11]. Напомним, что конкурентоспособность хозяйственных систем характеризует экономическую силу как государств, так и других субъектов (например, наднациональных корпораций), при этом экономическая сила составляет конкуренцию другой, неэкономической, например военной, что особенно важно для систем морского хозяйства, так как "экономические методы могут выступать в качестве силовых при решении различных вопросов международного взаимодействия" [10]. Этот тезис является аксиоматичным в геоэкономическом мировоззрении [4].

Мировой океан и морские ресурсы играют постоянно возрастающую роль и в экономиче- ской и политической жизни России, при этом "в целом очевидна тенденция к расширению в мире конфликтного пространства, и, что крайне опасно, его распространение на зону наших жизненно важных интересов" [8], - невероятный ранее и очевидный сегодня конфликт цивилизаций является основной характеристикой геополитической и геоэкономической конструкции современного мира. Проведение самостоятельной морской деятельности в целях освоения Мирового океана, компромисс возникающего сотрудничества и закономерного соперничества при согласовании интересов в этом процессе составляют функциональную доминанту национальной политики ведущих морских держав. Расширению НАТО на восток противостоит традиционное и исторически оправданное движение России на юг и юго-запад. Северное направление не было актуальным до последнего времени в виду потенциальной невозможности (как считалось) геополитического и экономического освоения пространства Северного Ледовитого океана. Наблюдения 20082011 гг. позволяют сделать вывод о том, что страна вступила в стадию расширения своего влияния на пространстве СНГ (противостояние расширению НАТО в Южной Осетии и Абхазии, создание таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном, улучшение отношений с Украиной - Харьковские соглашения 2010 г., по которым срок аренды Севастополя продлевается до 2042 года). России скорее всего не нужен реванш, но есть реальные национальные интересы, для защиты которых существуют политические и экономические методы, подкрепленные при необходимости военной и военно-морской мощью.

Основная проблема России - уменьшающееся население, что очень негативно сказывается на экономике страны, здесь же возникает проблема сохранения реального суверенитета над пространством России в условиях нарастающих тенденций "оставления земель за конечным малолюдством". Например, только на Дальнем Востоке должно проживать не 7-8 млн. чел, как сегодня, а минимум 50 млн. граждан России из числа народов бывшего СССР. Или - площадь Сибири составляет 13,1 млн. км2, а население - 39 млн. чел. В соседнем континентальном Китае 9,6 млн. км2 и 1,3 млрд. чел. Демографически (по плотности населения) величина давления Китая на Россию в этом регионе получается огромной (2,98 и 135,4), а локализовано вдоль Транссиба еще больше (3,7 и 192,4). Такая же ситуация может сложиться и в Арктике на континентальных российско-финляндских и морских российско-норвежских пространствах. То есть смыслом миграционной политики должно быть заселение пустующих территории, в том числе и Арктики нашими соотечественниками из стран СНГ. В этом состоит суть "Документа Лаврова" - активно содействовать переселению в Россию соотечественников из-за границы, стимулировать миграцию рабочей силы из стран СНГ и Балтии (в Прибалтике самая большая по ЕС безработица), способствовать созданию предприятий, связанных с рынками стран происхождения мигрантов. Так можно найти компромисс при согласовании интересов по линии "восток-запад" [3].

Однако в XXI веке становится очевидным, что в условиях современного развития военной техники Арктика не может оставаться непреодолимой естественной преградой для вероятного противника, и поставлена задача организации обороны побережья и "эффективной оккупации" Арктического региона. Геополитическая позиция России продолжает оставаться благоприятной в том смысле, что "ни одна из существующих ситуаций за пределами России не создает прямой военной угрозы ее безопасности" [2] и благодаря наличию географического фактора - относительно свободному выходу в Мировой океан через акваторию Арктических морей. Все чаще приходит понимание того, "мир становится сегодня не проще, а сложнее и жёстче. Мы наблюдаем, как, прикрываясь высокими лозунгами свободы, открытого общества, подчас уничтожаются суверенитеты стран и целых регионов, как иод громкую риторику о свободе торговли и инвестиций в самих развитых экономиках и странах усиливается политика протекционизма. Разворачивается и ожесточенная борьба за ресурсы. И во многих конфликтах, внешнеполитических акциях и дипломатических демаршах "пахнет" газом и нефтью" [9].

Реализация концепции "Sea power" - доминирование или глобальное превосходство на море - очевидна для морской державы, но не всегда применима для континентального государства: Россия никогда не сможет количественно сравняться с США по составу флота, а качественное преимущество возможно в отдельных эксклюзивных видах морских вооружений и военной техники и на отдельных региональных направлениях национальной морской политики. Это объясняется тем, что вектор континентальности в развитии России определяет необходимость содержать сухопутные войска, численно втрое превосходящие ВМФ и поглощающие более 50% военного бюджета. Очевидно, ВМФ не может быть основным видом вооруженных сил и является обеспечивающим элементом защиты страны с океанских направлений с опре- деленным доминированием на региональном уровне. Отсюда следует простой и, казалось бы, очевидный вывод: если нельзя превзойти морскую державу по степени и качеству морской мощи, надо постараться превратить эту страну в союзники.

Одним из ключевых документов, регулирующих межгосударственные отношения в сфере морской деятельности, является Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. На 1 марта 2010 года Конвенцию подписали 183 и ратифицировали 159 стран и Европейский союз. Не ратифицировали Конвенцию США и Швейцария. Несмотря на универсальность и всеобъемлющий характер Конвенции, за рамками этого договора остается правовая оценка таких важнейших для установления морских границ в акватории Баренцева моря и Северного Ледовитого океанов документов, как Договор о Шпицбергене 1920 года и национальные законодательные акты Арктических государств, утверждающие секторальное деление арктического пространства, например предшествующие документы Российской империи (Указ Сената 1821 г. и Нота российского МИД 1916 г.), а также Постановление Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 "Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане". Этим постановлением были закреплены права СССР на "все как открытые, так и могущие быть открытыми в дальнейшем земли и острова", расположенные между побережьем СССР и Северным полюсом в секторе от меридиана 320 04' 35'' в. д. (западная граница проходит от побережья России по восточной стороне Вайда-губы через триангуляционный знак на мысе Кекурском) до меридиана 1680 49' 30 ' з. д. Официального признания этого факта со стороны других государств не последовало, однако не поступило и возражений по этому поводу.

Кроме того, совершенно очевидно, что ни Северный Ледовитый океан, ни Арктика не являются специальным объектом Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. и вопрос правового регулирования в этом регионе специально не рассматривался и на III Конференции по морскому праву (1973-1982 гг.), поскольку правовой режим "секторального деления" сложился задолго до принятия Конвенции ООН 1982 г. на основе обычных норм общего международного права как признание исторических прав и практики делимитации пространства в соответствии с национальным законодательством Арктических государств, а распространение норм Конвенции ООН 1982 г. на Арктические пространства и земли, включая приполюсные районы, без учета исторических прав и особых обстоятельств Арктических государств является нарушением принципа достижения справедливого решения в вопросе согласования интересов. Конвенция ООН 1982 г. также утверждает "поиск справедливого решения" (equitable principles) основополагающим критерием разграничения морского пространства, что закреплено, в частности, в ст. 74 и 83 применительно к ИЭЗ и КШ соответственно [5]. Следовательно, список "особых обстоятельств" и исторических прав может быть расширен и должен включать не только географические характеристики конфликтного района, но и иные, в том числе экономические, политические и военно-стратегические обстоятельства. Поэтому позиция Норвегии об установлении морской границы с Россией по срединной линии между архипелагами Шпицберген, Земля Франца-Иосифа и Новая Земля не имеет явного однозначного правового подтверждения, хотя такой подход и был применен при разграничении морского пространства Северного моря в 60-х годах XX века, Варангер-фьорда (между Россией и Норвегией, 1958 г. с техническим подтверждением в 2007 г.) и акватории Баренцева моря в 2010 году (договор России с Норвегией ратифицирован в 2011 году).

В международной правовой практике известны три сложившихся факта подтверждения суверенитета любой страны на ту пли иную территорию. Это приоритет открытия, факт эффективной оккупации и утверждение суверенитета фактом присоединения к международным конвенциями, конференциям и договорам, например Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. В отдельных случаях учитываются "исторические права" (то есть историческая связь данной территории с национальной) и "особые обстоятельства", свидетельствующие о невозможности функционирования без рассматриваемой территории.

Следствием различных подходов к осуществлению делимитации в Баренцевом море образовался спорный район (см. схему [4]) между российской и норвежской линией. Первая является границей полярных владений России по секторальному принципу, вторая - срединной линией, то есть равноудаленной от архипелагов Шпицберген, Земля Франца Иосифа и Новая Земля. Площадь спорного района как раз и составляет 175 тыс. км2.

См рис. 1.

Именно здесь, в районе свода Федынского (13) располагается крупнейшее (до 10 трлн. м3) га- зоконденсатное месторождение, которое мощнее известного Штокмановского (3,8 трлн. м3). Учитывая достаточно ограниченные подтвержденные запасы газа (1,25 трлн. м3) и текущую обеспеченность в 12 лет, месторождения спорного района представляют для Норвегии безусловный не только геополитический, но и экономический интерес.

См рис. 2

Всего в арктических акваториях выявлено более 100 нефтегазоперспективных объектов (структур), в том числе 60 - в Баренцевом и Печерском морях. Особо выделяется 11 месторождений: четыре уникальных по запасам газоконденсатных (Штокмановское и Ледовое в Баренцевом море, Русановское и Ленинградское - в Карском), три крупных газовых (Мурманское, Лунинское и Людловское в Баренцевом море), одно крупное нефтяное (При- разломное, вместе с Варандей-море и Медынское-море) и нефтегазоконденсатное (Северо- Гуляевское) в Печерском море, два средних по запасам месторождения - Северо- Кильдинское газовое в Баренцевом море и Поморское газоконденсатное - в Печерском.

См рис. 3.

К экваториальным следует отнести и морские продолжения Харасавейского газоконденсат- ного (Ямальская нефтегазоносная область) и Юрхаровского нефтегазоконденсатного (Надым- Тазовская нефтегазоносная область) месторождений. Кроме того, в акватории Карского моря открыты четыре новых (Северо-Каменномысское газоконденсатное, Каменномысское-море газовое, Обское газовое и Чугорьяхинское газоконденсатное) и доказана (2009-2011 гг.) газоносность морских продолжений трех известных (Семаковского, Антипаютинскго и Тота- Яхинского) газовых месторождений, что обеспечило прирост запасов газа более 1,2 трлн. м3.

Морские месторождения углеводородов являются стратегическим резервом России в виду сложности добычи и удаленности от берега. Поэтому рекламируемая разработка Штокманов- ского месторождения несет во многом значимый геополитический и региональный характер, но не станет решающей для газодобычи России.

Что касается суши, то в настоящее время в арктических районах Западно-Сибирского НГБ основным объектом промышленной газоносности является сеноманская продуктивная толща с уникальными Уренгойским, Ямбургским, Медвежьим и Заполярным газовыми залежами, находящимися в разработке и являющимися основополагающими для ОАО "Газпром" и всей страны. Месторождения этого района были открыты в 60-х годах XX века и за прошедшие 30 лет эксплуатации накопленная добыча составляет порядка 11 трлн. м3. Несмотря на постепенное истощение основных месторождений - Медвежьего, Уренгойского, Ямбургского, в Надым-Пур-Тазовском районе, имеющем развитую инфраструктуру производства и транспортировки газа, текущие разведанные запасы составляют более 24 трлн. м3 (порядка 36% балансовых запасов РФ), локализованных в тринадцати основных НГК месторождениях, на которые приходится 31,5% балансовых запасов РФ (более 21 трлн. м3) с суммарной добычей (2009 г.) 372 млрд. м3. Безальтернативной ресурсной базой для развития газодобычи в России являются, наряду с известными месторождениями Надым-Пур-Тазовского района, разведанные запасы Ямала, которые в основном локализованы в трех соседствующих гигантских месторождениях - Харасавэйском, Крузенштерновском и Бованенковском.

Россия занимает восьмое место в мире по доказанным запасам нефти, но второе (после Саудовской Аравии) место по добыче и экспорту этого сырья. По доказанным запасам газа (44,4 трлн. м3) и экспорту (около 200 млрд. м3) Россия опережает все остальные страны, уступая в добыче (650 млрд. м3) только США (730 млрд. м3). При этом следует подчеркнуть, что практически вся добыча природного газа приходится на Западную Арктику. Запасы природного газа Западной Арктики (ABC1+C2) составляют 46,5 трлн. м3, в том числе Надым-Пур- Тазовский р-н - 22,1; Ямальская НГО - 9,4; Южно-Карская НГО - 5,2 (добычной потенциал 320 млрд. м3 в год); Баренцево-Карская НГП - 8,8; месторождения Ненецкого АО - 1,0 трлн. м3).

Следовательно, основой регионального присутствия России в Западной Арктике является разработка месторождений природного газа. Разработка этих месторождений имеет фундаментальное значение не только для экономического освоения регионального пространства, но и для обживания арктических территорий как фактора регионального присутствия России в Арктике. Поэтому новая газотранспортная система, которая будет обеспечивать транспортировку газа с арктических месторождений как в морском (суда сжиженного и компримиро- ванного природного газа), так и в сухопутном (по магистральным трубопроводам), становится не только ключевым звеном Единой газотранспортной системы России, но и коммуникативным фактором обеспечения территориальной целостности России и единства экономического пространства региона. Национальные интересы России в Арктике требуют формирования принципиально новой модели экономического освоения этого пространства, в которой понятие "зон тяготения" будет органично соединено с понятием "районов обживания" как следующий шаг за "эффективной оккупацией".

Литература:

1. Горшков С.Г. Морская мощь государства. - М.: Воениздат, 1978. - С. 398.
2. Иванов С.Б. Вооруженные силы России и ее геополитические приоритеты // Россия в глобальной политике. - 2004. - № 1, т. 2. - С. 43.
3. Козьменко С.Ю., Щеголькова А.А. Геополитические основания регионального присутствия России в Арктике // Морской сборник. - 2010. - № 9.
4. Козьменко С.Ю., Щеголькова А.А. Морская политика и экономическое присутствие России в Арктике: отзвуки противостояния // Морской сборник. - 2010. - № 12.
5. Конвенция ООН по морскому праву, 1982 г. / Авраменко И.М. Международное морское право. - Ростов-на-Дону: Феникс, 2001. - С. 88-272.
6. Крючков И. НАТО предупреждает о возобновлении холодной войны в Арктике // URL: http://www.gzt.ru (дата обращения: 12.10.2010).
7. Морская доктрина Российской Федерации на период до 2020 года // Независимое военное обозрение. - 2001. - 3 августа.
8. Послание Президента России Владимира Путина Федеральному собранию РФ / / Российская газета. - 2006. - 10 мая.
9. Путин В.В. О стратегии развития России до 2020 года: Выступление на расширенном заседании Государственного Совета // Российская газета. - 2008. - 8 февраля.
10. Luttwak E. From Geopolitics to Geoeconomics. Logic of Conflict, Grammar of Commerce // The National Interest. Summer, 1990.
11. The Guardian, 2010, October, 11.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Чья Арктика   Ср Сен 28, 2011 1:27 am

http://www.regnum.ru/news/1449911.html ИА РЕГНУМ 07:27 28.09.2011
Международно-правовые проблемы раздела экономических пространств Арктики
ИА REGNUM продолжает проект "Борьба за Арктику". Следующей нашей публикацией будет статья кандидата юридических наук, доцентра "Севмашвтуза" Льва Повала, опубликованная в третьем номере журнала "Арктика и Север". В статье исследуется историко-правовой подход к определению экономических границ различных стран арктического региона, в том числе и России.

"Согласно общепринятым взглядам в международно-правовой доктрине, Арктика - это часть земного сфероида, центром которого обозначен Северный полюс, а окраинной границей - Северный полярный круг. Арктика занимает примерно шестую часть поверхности Земли. Две трети арктической территории приходится на Северный Ледовитый океан и его моря. Большая часть поверхности океана на протяжении всего года покрыта льдом (средней толщиной 3 м) и несудоходна. На этой гигантской территории проживают около 4 млн человек.

Успех в деле юридической защиты различных интересов России в Арктике во многом зависит от четкого уяснения международного режима Арктического региона и применения его положений в практической деятельности государства и российских организаций в этом регионе. В международно-правовых актах имеются разные определения терминов "Арктика", "Север", "Северный Ледовитый океан". Например, Канада определила свою арктическую область как территорию, включающую все земли севернее параллели 60 градусов северной шпроты, включив сюда также прибрежные районы заливов Гудзонова и Джеймса. Национальное законодательство Дании отнесло к Арктике острова Гренландия и Фарерские. В США к арктическим территориям отнесены пространства к северу от полярного круга и, кроме того, районы Северного Ледовитого океана, а также Берингово море и Алеутские острова, вообще расположенные в Тихом океане. Исландия относит к Арктике всю свою территорию. В тексте Соглашения между правительствами России и Канады от 19 июня 1992 г. разделены термины "Арктика" и "Север": в нем говорится "о сотрудничестве в Арктике и на Севере", однако не определен ни первый, ни второй термины. Термин "Арктические государства" в международном праве используется для обозначения разных групп государств: в одном случае обозначается группа из пяти государств, побережье которых выходит к Северному Ледовитому океану, имеющая, в соответствии с Женевскими конвенциями 1958 г. об определении морских пространств и Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., внутренние морские воды, территориальное море, исключительную экономическую зону и континентальный шельф (Россия, Канада, США, Норвегия и Дания). Этот термин используется в Илулиссатской Декларации 2008 г. пяти арктических государств (Дании, Канады, Норвегии, России и США), посвященной вопросам морской Арктики "The Ilulissat declaration". Ее участники заявили, в частности, о своей приверженности нормам международного права при разграничении этой части Земного шара и об отсутствии необходимости в разработке нового всеобъемлющего международно-правового режима для управления Северным Ледовитым океаном - самым маленьким океаном нашей планеты. В другом - группа из восьми государств, территория которых пересекается Северным полярным кругом. В этом случае к уже упомянутым пяти государствам относят Финляндию, Исландию и Швецию. Так, например, согласно Декларации об учреждении Арктического Совета 1996 г., перечисленные государства являются членами Арктического Совета. Эти же восемь стран как арктические принимали Инувикскую декларацию об окружающей среде и устойчивом развитии в Арктике 1996 г. и др. [1].

Исторический процесс завладения пространствами Арктики сопровождался юридическим оформлением странами региона принадлежности им части континентов, земель, островов, архипелагов с омывающими их акваториями Северного Ледовитого океана, власть над которыми первоначально осуществлялась лишь де-факто. Такое оформление выражалось в издании каждым из государств различных нормативных актов, определяющих национальный статус конкретной территории либо правовой режим отдельных видов деятельности в ее пределах. Удаленность Арктики от центра цивилизации, суровые климатические условия, недостаточный технический прогресс делали этот регион длительное время недоступным для проникновения судов других государств, а, значит, устраняли всякую возможность выдвижения "третьими" странами территориальных претензий в отношении арктических пространств, имеющих определенную специфику. Отсюда можно сделать вывод о том, что полярные территории следует рассматривать как районы, в которых прибрежные государства имеют особые интересы и права, вытекающие из практики освоения Арктики этими государствами. Важнейший вклад в изучение и освоение пространств Арктики внесли Россия и Канада. В юридическом плане заслуги России и Канады в Арктике состоят прежде всего в открытии и освоении многих арктических пространств. Законодательство России и Канады уже на протяжении многих десятилетий предусматривает наиболее разработанные положения об особых правах арктических государств в их соответствующих "полярных" секторах. По доктринальному определению, "арктический полярный сектор" - это пространства в пределах установленных линий, проведенных от Северного полюса до северных сухопутных границ данного государства. Согласно концепции полярных секторов, считается признанным, что неотъемлемой частью территории государства, побережье которого выходит к Северному Ледовитому океану, являются земли, в том числе земли островов, к северу от материкового побережья такого государства в пределах сектора, образованного данным побережьем и меридианами, сходящимися в точке Северного географического полюса и проходящими через западную и восточную оконечности такого побережья. В таком секторе соответствующее арктическое государство осуществляет определенную целевую юрисдикцию (прежде всего в целях защиты крайне уязвимой арктической окружающей среды, сохранения биоразнообразия, экосистемного равновесия). В юридической литературе в этой связи отмечается: "Основным принципом при решении проблемы правового режима Арктики следует считать секторальный принцип" [2].

Однако пределы полярных секторов арктических государств никоим образом нельзя рассматривать в качестве государственных границ, которые устанавливаются в соответствии с конвенцией "О территориальных водах и прилежащей зоне" 1958 г. Сектор - это, прежде всего, зона реализации исторически сложившихся прав, оборонных, экономических, приро- доресурсных, природоохранных интересов конкретного арктического государства. Первым из арктических государств, закрепившим в национальном законодательстве своп права на арктический сектор, была Канада, принявшая в 1907 г. закон "О северо-западных территориях" (The Northwest Territories Act). В 1925 г. в соответствии с принятыми поправками к нему Канада установила, что для осуществления деятельности в пределах канадского арктического сектора, в том числе в целях разведки и разработки природных ресурсов, требуются соответствующие разрешения канадских властей. В заявлениях должностных лиц Канады, а также в международно-правовой доктрине неоднократно разъяснялось, что этот сектор определяет пределы, в которых находятся канадские арктические материковые земли и острова, а также канадский континентальный шельф в Северном Ледовитом океане. С 1972 г. к этому добавился закон, устанавливающий обязательные требования к мореплавателям, направленные на предотвращение загрязнения морской среды в пределах вод канадской Арктики.

Национальное законодательство России (царские указы 1616-1620 гг., сенатский Указ 1821 г.) предусматривали ряд исключительных прав России в некоторых районах Арктики и предоставляли "право торговли, китовой и рыбной ловли... единственно российским подданным". О своих неотъемлемых правах на сухопутные образования, расположенные в омывающих её северное побережье водах Северного Ледовитого океана, Россия впервые четко заявила в адресованной правительствам союзных по Антанте и дружественных ей держав в ноте МИД от 4 сентября 1916 г. В этом дипломатическом документе от имени российского правительства сообщалось о включении в состав территории России земель и островов, открытых экспедицией Вилькицкого в 1913-1914 гг., а также одновременно подтверждалась принадлежность России ранее открытых островов. Декретом Совнаркома 1921 г. "Об охране рыбных и звериных угодий в Северном Ледовитом океане и Белом море" провозглашались исключительные права РСФСР на эксплуатацию промысловых районов Северного Ледовитого океана, примыкающих к арктическому побережью страны. В 1924 г. Наркоминдел СССР направил представителям ряда государств меморандум, в котором констатировалось нарушение иностранцами суверенных прав СССР у северного побережья Сибири. При этом подтверждалась действительность ноты русского правительства от 20 сентября 1916 г. о принадлежности СССР заявленных арктических территорий. Постановлением Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 г. "Об объявлении территорий Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане" с учетом канадского законодательного опыта территорией СССР объявлялись "все, как открытые, так и могущие быть открытыми в дальнейшем, земли и острова, не составляющие к моменту опубликования настоящего постановления признанной правительством СССР территории каких-либо иностранных государств, расположенные в Северном Ледовитом океане к северу от побережья СССР до Северного полюса" в пределах между обозначенными меридианами, проходящими через западную и восточную оконечности побережья страны [3].

Особую роль национального законодательства арктических государств в правовом режиме Северного Ледовитого океана подчеркивают и некоторые западные правоведы: "Подлинного регионального режима в Арктике не сложилось, несмотря на общие проблемы, стоящие перед арктическими государствами. Вместо этого морское право применялось к полярному северу посредством национальных подходов (Instead, the law of the sea for the polar north has been applied through national approaches). To есть правительство каждого арктического государства рассматривает, принимает и осуществляет посредством национального законодательства такие юридические правила и нормы, которые, по его мнению, лучше всего служат его национальным интересам в его полярных морях (The government of each Arctic State considers, adopts and implements trough national legislative means those legal rules and norms that it feels best serve its national interests within the context of its own polar seas) [4].

Правового оформления концепция "арктических полярных секторов", будучи наиболее известной, понятной и на практике последовательно применяемой Канадой, СССР и до известного времени Россией, в международном праве так и не получила. В последние два десятилетия, с истощением месторождений углеводородного сырья на Евразийском континенте и открытых гигантских месторождениях в шельфовой зоне Арктики, в совокупности с желанием промышленно-развитых государств мира поучаствовать в их разделе, и в международно- правовой литературе, и в российской высказываются мнения о том, что Арктика находится в общем пользовании всех государств мира или является общим наследием человечества. Что следует отказаться от исторически сложившихся прав Канады и России в Арктике и все право, применимое ко дну Северного Ледовитого океана, свести к Конвенции по морскому праву 1982 г. Что целесообразна разработка пятью арктическими государствами для этого региона механизма международного кондоминимума.

Анализируя нормы международного права, содержащиеся в Женевских конвенциях по морскому праву 1958 г., Конвенции ООН 1982 г. [5], приходим к выводу, что в целом международно-правовой режим арктического региона формируется на основе принципов и норм, имеющих общий характер для всего мирового океана. В этом регионе присутствуют все категории морских пространств, предусмотренные современным морским правом: внутренние морские воды, территориальное море, по внешнему контуру которого проходят государственные границы прибрежных стран, прилежащая зона, исключительные экономические и рыболовные зоны, континентальный шельф, открытое море и участки морского дна, расположенные за пределами континентального шельфа. В соответствии с положениями конвенций осуществляются все виды деятельности в регионе: мирный проход через территориальное море, свобода судоходства в открытом море, включая 200 мильную исключительную экономическую зону, разведка, разработка и добыча полезных ископаемых, рыболовство, добыча биоресурсов и их охрана, а также защита окружающей среды, морские научные исследования.

Первым международным договором, определившем юридическую принадлежность арктических морских пространств прибрежному государству, стал Парижской договор 1920 года о Шпицбергене ("Treaty between Norway, The United States of America, Denmark, France, Italy, Japan, the Netherlands, Great Britain and Ireland and the British overseas Dominions and Sweden concerning Spitsbergen signed in Paris 9th February 1920"), участниками которого в настоящее время являются 40 государств, включая всю арктическую пятерку. В качестве основы в этом договоре были использованы положения проектов конвенции о Шпицбергене, разрабатывавшейся до Первой мировой войны представителями Норвегии, России и Швеции. Договор о Шпицбергене предусматривает признание суверенитета Норвегии над сухопутной территорией, ограниченной координатами, указанными в статье 1 этого договора - 10°/35° в. д. и 74°/81° с. ш. Однако этот суверенитет признавался при том условии, что Норвегия создаст единый режим для всех граждан стран-участниц этого договора не только на суше, но и в водах (waters adjacent to), прилегающих к соответствующим участкам суши. В Шпицбергенском трактате для определения пространственной сферы его действия за пределами сухопутной территории архипелага, видимо, с заделом на будущее (для распространения режима, выгодного гражданам стран-участниц Парижского договора 1920 года на пространства, прилегающие к суше) были использованы географические и правовые понятия - воды, фьорды и территориальные воды.

Попытаемся разграничить проблемы Арктического региона на урегулированные нормами обычного и конвенционального международного права и остающиеся предметом споров, столкновений интересов различных государств, трудно разрешимых даже в обозримой перспективе. К числу урегулированных проблем можно отнести установление прибрежными государствами арктического региона такой категории морских пространств, как внутренние воды. Решение этого вопроса было бы невозможным без согласованного института прямых исходных линий, нормы которого впервые были кодифицированы в Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г., "Convention on the Territorial Sea and Contiguous Zone" (раздел II, ст. 3-13), регламентирующие использование метода прямых исходных линий для отсчета внешних пределов морских пространств, и Конвенции 1982 г. (часть II, ст. 5-16). Положения обеих конвенций легли в основу соответствующих законодательных актов арктических государств, в соответствии с которыми устанавливаются пределы их суверенитета и юрисдикции на море. Статус внутренних морских вод характеризуется полным суверенитетом над ним прибрежного государства, отсюда вытекает важность практики установления прямых исходных линий прибрежными государствами, от которых в сторону берега отсчи- тываются внутренние морские воды. Так, например, Северо-Западный морской путь (Northwest Passage), проходящий по проливам канадского архипелага и соединяющий моря Баф- фина и Бофорта, перекрывается прямыми исходными линиями и лежит в пределах канадских внутренних вод. С 1 января 1986 г. Канада ввела для проливов, образующих СевероЗападный морской путь, режим внутренних вод, установив специальным актом исходные линии, ограничивающие по периметру весь канадский архипелаг и служащие для отсчета канадского территориального моря и исключительной экономической зоны (ИЭЗ). Плавание иностранных судов через эти проливы допускается при условии соблюдения проходящими судами канадского законодательства, регулирующего борьбу с загрязнением моря с судов. Данную меру Канады можно расценивать как сообразующуюся с соответствующими положениями Конвенций 1958 и 1982 гг., поскольку продолжительность осуществления ею государственной власти над прилежащими к её сухопутной территории арктическими водами оправдывает её притязания на полный суверенитет в пространственных пределах, очерченных приказом о географических координатах от 1 января 1986 г.

У побережья Норвегии установлено 265 прямых исходных линий. Ими перекрывается акватория национального судоходного пути Индерпее. Правомерность установления этой страной внутренних вод в таком виде и составе подтверждена решением Международного Суда ООН от 18 декабря 1951 г., вынесенном по англо-норвежскому спору о рыболовстве. Решением было установлено, что морские пространства, прилегающие к побережью Норвегии и ограниченные со стороны моря исходными линиями для отсчета ширины территориального моря (проведены через наиболее выдающиеся в море точки берега и шхерного пояса), являются внутренними водами. На участке от Варангер-фьорда до Парсангер-фьорда, независимо входят ли части или районы этого судоходного пути во внутренние или территориальные воды, поскольку он проложен, освоен и оборудован исключительно усилиями Норвегии, а потому находится под полным контролем и управлением последней. Международный Суд ООН обратил внимание на то, что, во-первых, другие государства были осведомлены о притязаниях Норвегии на этот морской путь и, во-вторых, что отрицательная реакция на установление ею здесь статуса внутренних вод со стороны других государств отсутствовала. Эти обстоятельства, а также тесная взаимосвязь водных районов, по которым проходит Индерпее, с сухопутной территорией Норвегии послужили основанием для принятия Международным Судом решения по спору в пользу норвежской стороны [6]. Признание правомерности установления Норвегией значительных по ширине внутренних морских вод в прибрежной к ней части арктического региона не противоречит Конвенции 1958 г. (п. 4 ст. 4), допускающей, что при установлении отдельных исходных линий могут приниматься в расчет особые экономические интересы данного района, реальность и значение которых доказаны их длительным применением. Это же положение было подтверждено и Конвенцией 1982 г. (п. 5 ст. 7).

Соглашением от 15 февраля 1957 г. осуществлено разграничение территориального моря России и Норвегии в Варангер-фьорде, в соответствии с которым морская граница двух стран проходит от конечного пункта границы в северо-восточном направлении до точки пересечения внешней границы российского и норвежского территориального моря. Однако проблемы разграничения других категорий морских пространств между Россией и Норвегией не были решены. В течение 40 лет длился вялотекущий спор относительно принадлежности морских пространств так называемой "серой пли сумеречной зоны", но Соглашением по разграничению морских пространств между Россией и Норвегией от 15 сентября 2010 г. эти проблемы были наконец-то урегулированы. 8 февраля 2011 г. Норвегия ратифицировала данное Соглашение, 25.03.2011 этот договор ратифицирован Госдумой РФ. По нему Россия уступает Норвегии почти 90 тыс. кв. км спорной территории. Анализ положений Соглашения - отдельная тема исследования.

Правовой режим морских пространств российской Арктики соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права, закрепленных в вышеупомянутых конвенциях. Россия обладает суверенитетом над внутренними морскими водами, территориальным морем, суверенными правами в отношении разведки и разработки естественных богатств континентального шельфа и 200-мильной исключительной экономической зоны, а также юрисдикцией в этой зоне в отношении морских научных исследований, защиты и сохранения морской среды, создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, а также особыми правами, которыми в соответствие со ст. 234 Конвенции 1982 г. обладают арктические государства. В том, что касается установления прямых исходных линий для отсчета ширины территориального моря, прилежащей зоны, исключительной экономической зоны, континентального шельфа, в Российской Федерации до настоящего времени действуют законодательные акты, принятые в Советском Союзе. В части, касающейся арктического побережья России, действует Постановление Совета Министров СССР, принятое 15 января 1985 г., которым утвержден Перечень географических координат точек, определяющих положение исходных линий для отсчета ширины территориальных вод, экономической зоны и континентального шельфа СССР у материкового побережья и островов Северного Ледовитого океана, Балтийского и Черного морей. В соответствии с указанным Перечнем, для отсчета внешних пределов морских вод арктического побережья России служит система исходных линий, представляющая собой комбинацию прямых исходных линий и линий наибольшего отлива. Перечень содержит 424 точки, в том числе точки, через которые проходят линии, соединяющие мысы, лежащие на континентальной части северного побережья страны, и расположенные вдоль этого побережья острова и островки. Этим же постановлением были установлены районы арктических внутренних вод как исторически принадлежащие СССР. Это положение теснейшим образом связано с правовым режимом Северного морского пути.

Северный морской путь в соответствии с Федеральным законом "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" от 31 июля 1998 года № 155-ФЗ определяется как "исторически сложившаяся национальная единая транспортная коммуникация Российской Федерации в Арктике. Плавание по трассам СМП, в том числе в проливах Вилькицкого, Шокальского, Дмитрия Лаптева, Санникова, осуществляется в соответствии с настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, международными договорами Российской Федерации и правилами плавания по трассам СМП, утвержденными Правительством Российской Федерации и опубликованными в "Извещениях мореплавателям" [7]. Правовой режим СМП базируется в настоящее время исключительно на нормах национального права. Как уже отмечалось, в соответствии со ст. 234 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., особыми правами наделяются приполярные государства в части управления различными видами морепользования (в основном судоходными) в пределах исключительной экономической зоны в районах, покрытых льдами большую часть года. В соответствии с этой статьей прибрежное государство наделено здесь правом принимать меры по обеспечению издаваемых им недискриминационных законов и правил по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения морской среды с судов. Это объясняется тем, что чрезвычайно суровые климатические условия Арктики создают реальную опасность возникновения морских аварий и угрозу загрязнения окружающей среды, нанесения тяжелого вреда экологическому равновесию или способствует его необратимому нарушению. В этой же 234 статье оговаривается, что издаваемые прибрежными государствами соответствующие нормативные акты должны учитывать интересы сохранения морской среды "на основе имеющихся наиболее достоверных научных данных" и интересы судоходства. При установлении таких особых районов государства должны обращаться в компетентную международную организацию (ст. 211), под которой понимается Международная морская организация (ИМО).

Особенностью СМП является то, что он не имеет единой и фиксированной трассы. Сохраняя общую направленность по шпроте - восток-запад пли запад-восток - этот путь год от года, а нередко и в течение одной навигации, перемещается на значительные расстояния в широтном направлении. Так, он может огибать с севера архипелаги Новая Земля и Северная Земля, минуя проливы, отделяющие их от материка (высокоширотная трасса), но в случаях повышенной ледовитости трасса Северного морского пути может приближаться к самому побережью Евразийского континента. Тем не менее, при любых обстоятельствах в своей значительной части этот путь располагается в пределах исключительной экономической зоны России, в ее территориальном море либо даже в российских внутренних морских водах, т. е. проходит в пространствах, подпадающих под суверенитет или юрисдикцию нашей страны. На целостность Северного морского пути как единой транспортной коммуникации и на консолидиро- ванность ее правового режима не оказывает влияния тот факт, что отдельные участки его трассы в тот или другой период могут пролегать за пределами границ указанных морских пространств, т. е. в открытом море (в этом случае плавание судов осуществляется только в соответствии с нормами международного права). Но правовое положение данной морской трассы не меняется. Это обстоятельство объясняется тем, что нахождение плавучего транспортного объекта на таких участках невозможно без предварительного либо последующего пересечения указанных российских акваторий Северного Ледовитого океана, а также без ле- докольно-лоцманской проводки и ледовой авиаразведки. Все это позволяет сделать вывод о том, что регулирование пользования трассами этого пути вполне обоснованно составляет прерогативу Российской Федерации как прибрежного к этой магистрали государства [8].

Законодательными актами Дании и США установлены своп прямые исходные линии, устанавливающие ширину и правовой режим морских пространств. Несмотря на то, что оба эти государства не являются участниками Конвенции 1982 года, они идут по пути установления у своих берегов зон в соответствии с положениями Конвенции 1982 года.

Государственные морские границы всех арктических стран установлены в соответствии с положениями Женевской конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года и Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Конвенция 1982 г. не предусматривает разграничение абстрактных морских пространств пли включенных в их состав географических понятий. Как ее положения, так и положения Конвенций 1958 г. о территориальном море и прилежащей зоне, а также о континентальном шельфе "Convention on the Continental Shelf" предусматривают разграничение только пространств, определяемых правовыми понятиями: территориальное море, континентальный шельф и исключительные экономические зоны. Возможность разграничения зон юрисдикции в отношении морских пространств, определяемых географическими терминами, допускают положения статьи 38 Статута Международного Суда, на которую содержатся ссылки в статьях 74 и 83 Конвенции ООН 1982 г. В строгом соответствии с рассмотренным выше положением международного морского права были разграничены континентальный шельф между Гренландией и Канадой (на основании Соглашения между Правительством Королевства Дания и Правительством Канады относительно разграничения континентального шельфа между Гренландией и Канадой от 17.12.1973 г. "Agreement between the government of the Kingdom of Denmark and the government of Canada relating to the delimitation of the continental shelf between Greenland and Canada") и континентальный шельф, а также рыбоохранная зона Шпицбергена и исключительная экономическая зона Гренландии (на основании соглашения между Норвегией и Данией/самоуправлением Гренландии о разграничении континентального шельфа и рыболовных зон в районе между Гренландией и Свальбардом от 20.02.2006 г. "Overenskomst mellom Norge og Dan- mark/Grinlands landsstyre om avgrensning av kontinentalsokkelen og fiskerisonene i omredet mellom Grinland og Svalbard).

К настоящему времени юридически не оспариваются права пяти арктических государств на 200-мильные районы дна Северного Ледовитого океана и поверхлежащие водные и ледовые пространства, но по вопросу о статусе прилегающих к северному полюсу районов, в том числе районов шельфа - за этим 200-мильным расстоянием, высказаны разные точки зрения на официальном уровне и в юридической литературе. В основном они сводятся к двум аргументированным позициям: первая - Арктику следует приравнять к любому другому району мирового океана, соответственно, она должна быть одним из многих объектов Конвенции 1982 г.; вторая - Арктика вообще не была специальным объектом рассмотрения III Конференции по морскому праву. Правовой режим Арктики сложился задолго до принятия Конвенции 1982 г. и главное в содержании этого режима - это общее международное право, его обычные нормы, сложившиеся вследствие согласия международного сообщества с практикой, национальным законодательством арктических государств.

Носители первой позиции - США, Япония, Германия и другие страны - заявляют о необходимости применения к Северному Ледовитому океану Конвенции 1982 г. Сторонниками этой позиции раздел "Арктика" рассматривается не в главе о территории, а в главе о международном морском праве. Эта позиция подвергается вполне обоснованной критике за то, что она не учитывает юридически значимый фактор - признание большинством государств наличия исторически сложившихся правооснований в Арктике, которые представляют международно-правовую основу реализации арктического законодательства Канады и России. А применимое к разграничению в Арктике международное право искусственно сужается, сводится только к ст. 76 Конвенции 1982 г. (о границе между континентальным шельфом и Международным районом морского дна). Утверждается при этом, что для обоснования прав России на шельф Северного Ледовитого океана "данные о границах российского арктического континентального шельфа должны быть представлены в Комиссию по границам континентального шельфа" [9].

В апреле 1997 года Россия ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года. Вскоре было принято постановление Правительства РФ от 16.06.1997 № 717 "О порядке утверждения перечней географических координат точек, определяющих линии внешних границ континентального шельфа Российской Федерации", согласно которому было подготовлено и в 2001 году направлено в ООН "представление (submission)" России о предлагаемом ограничении её континентального шельфа в Арктике. В соответствии с ним часть дна в арктическом секторе страны становится международным районом морского дна ("общим наследием человечества"), а это означает, что в этой части дна арктического сектора России минеральные ресурсы уже не могут использоваться российскими лицами на основе российского законодательства о недрах и континентальном шельфе; такие ресурсы могут отчуждаться лишь в соответствии с "нормами, правилами и процедурами" Международного органа по морскому дну (ст. 137 Конвенции 1982 года).

24-29 июня 2002 года в Нью-Йорке в штаб-квартире ООН прошла 11-я сессия Комиссии ООН по границам континентального шельфа. Основной темой сессии было представление подготовленных специальной Подкомиссией рекомендаций по предоставленной Россией заявке относительно внешних границ континентального шельфа России, выходящих за пределы 200-мильной зоны. Комиссия согласилась с тем, что участки морского дна в районах Баренцева, Берингова и Охотского морей являются российским континентальным шельфом. Что же касается точных координат их внешних границ, то они должны быть определены после окончательного урегулирования вопросов о разграничении морских пространств с Норвегией и США, а также с Японией в Охотском море. Истинность наших построений внешней границы континентального шельфа в Арктическом бассейне может быть определена после изучения Комиссией данных о рельефе дна Северного Ледовитого океана. Таким образом, окончательное решение по "представлению" России отложено на неопределенное время.

Такие действия Правительства России позднее подверглись острой критике в Совете Федерации РФ при обсуждении этой проблемы в 2005 году. В материалах обсуждения отмечалось, что впервые в истории Россия отказалась от части дна в российском арктическом секторе, причем затратив значительные финансовые средства на организацию и проведение исследований строения дна Северного Ледовитого океана, передав безвозмездно в ООН (в Комиссию по границам континентального шельфа) часть этих исследований. Россия, направив такое "представление", "впервые заявила на официальном международном уровне об ограничении своих прав в арктическом секторе" [10]. Ни одно из арктических государств не последовало примеру России (за исключением Норвегии, ратифицировавшей первой из арктических стран Конвенцию ООН 1982 года), сохранив за собой возможность в любое время заявить, что их континентальный шельф в Арктике охватывает значительно большую часть, по сравнению с конвенционными ограничениями.

Дания при обосновании своих прав на высокоширотные районы Арктики опирается на географический фактор - кратчайшее расстояние между о. Гренландия и Северным полюсом. Дания, не выступавшая против применения в Арктике секторального принципа, но и не заявившая официально о своих правах на её арктический сектор, тем не менее пользуется правовыми последствиями, которые дает этот принцип для арктических государств.

Что касается Соединенных Штатов, то притязания США на арктические пространства и их природные ресурсы в юридическом плане не последовательны. Изначально США по примеру Канады на официальном уровне заявили свои притязания на ее арктический сектор. История установления границ этих секторов насчитывает уже почти два века. 16 (28) февраля 1825 года Россия и Великобритания заключили двустороннюю конвенцию о разграничении между Русской Америкой (Аляской) и английским доминионом - Канадой. Согласно статье 3 этой конвенции линия, разграничивающая российские и британские владения в Северном Ледовитом океане, следовала из моря Бофорта "вдоль 141-го меридиана по прямой линии безгранично к северу, пока совсем не потеряется в Ледовитом океане". Она упоминается также в статье 1 договора между Соединенными Штатами и Россией от 18 (30) марта 1867 года об уступке российских владений в Северной Америке. Той же статьей была установлена линия разграничения российских и американских владений, которая в Северном Ледовитом океане шла из Берингова пролива до Северного полюса. То есть линии разграничения владений между Соединенными Штатами и соседними государствами в Северном Ледовитом океане были установлены в международном договорном порядке еще в позапрошлом веке благодаря России. Видимо, в вековой истории этих линий кроется одна из причин того, что у США не было необходимости принимать национальные законодательные акты, определявшие статус пространств в своем полярном секторе, хотя официальные голоса в пользу этого и раздавались. У России и Канады границы полярных секторов были установлены в международном договорном порядке в позапрошлом веке лишь с одной стороны. В этой связи они в 1926 и 1925 годах, соответственно, окончательно определили национальными законодательными актами статус сухопутных пространств в своих полярных секторах и, соответственно, их западную и восточную границы.

Позиция властей США по секторальному разделу пространств Арктики была поддержана и юридической наукой. Американский правовед Д. Миллер в статье, опубликованной в 1925 г., обосновал, почему практически удобно и юридически оправданно секторальное деление пространств Арктики между выходящими к Северному Ледовитому океану государствами, включая США. По его мнению, правовой базой для установления арктического сектора США являются российско-английская конвенция 1825 года и российско-американский договор 1867 года, в которых секторальные границы в Арктике обозначены, то есть арктический сектор США обозначен: на востоке Аляски - законодательством Канады и российско-английской конвенцией 1825 года; к западу от Аляски - российско-американским договором 1867 года.

Окончательное разграничение этих пространств закреплено в статье 2 Соглашения между СССР и США от 1 июня 1990 года, до сих пор не ратифицированного Россией, о линии разграничения морских пространств уточняющей ее прохождение: "Линия разграничения морских пространств идет от начальной точки 650 30' северной шпроты и 1680 58' 37" западной долготы на север по меридиану 1680 58' 37" западной долготы через Берингов пролив и Чукотское море по Северному Ледовитому океану, насколько допускается по международному праву". Большинство отечественных экспертов по морскому праву крайне негативно относятся к данному Соглашению, по которому СССР, отказавшись от разграничения Берингово- го моря по срединной линии, не только уступил США порядка 25 тыс. кв. км богатейших по своим природным ресурсам морских пространств, но и фактически отказался от борьбы за огромные арктические пространства, т. к., если согласно Конвенции 1867 года часть этой линии могла простираться в Северном Ледовитом океане до Северного полюса, то сейчас эта линия фактически ограниченапределами 200-мильной ИЭЗ [11].

Тем не менее, в последующем США и на официальном уровне (противодействуя Канаде в её реализации прав в арктическом секторе), и на уровне доктрины международного права демонстрировали свое несогласие с применением секторального принципа (в случае интернационализации пространств Арктики за пределами 200-мильной зоны у мощных американских компаний практически не будет конкурентов). Кроме того США, исходя из своих военно-стратегических интересов, полагают, что реализация секторального принципа всеми арктическими государствами может существенно ограничить возможности их военно-морских сил в Арктике. США считают, что к водному пространству арктических морей, за исключением 12-мильных территориальных вод, применимы только правовые нормы, регулирующие режим открытого моря. Более того, США постоянно оказывают давление на Канаду с целью изменить её подходы к секторальной теории и тем самым избежать риска правовой зависимости США от Канады в арктическом секторе Канады.

Самой трудноразрешимой проблемой Арктики является раздел её континентального шельфа. В настоящее время уже более 20 стран мира подали свои заявки в Комиссию ООН по границам континентального шельфа на освоение его различных участков. Идет настоящая борьба за ресурсы Арктики. Так, например, США уже заявляют правопритязания на арктические недра к северу от Аляски до 600 морских миль. Не будучи участником Конвенции 1982 года, США не обязаны ограничивать свои права на континентальный шельф за пределами, установленными в ст. 76 Конвенции 1982 года в 350 морских миль. США, как участник Конвенции о континентальном шельфе 1958 года, вправе осуществлять над таким шельфом суверенные права в целях разведки и разработки его естественных богатств значительно дальше - "до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих регионов (ст. 1 Конвенции), т. е. в перспективе до Северного полюса.

Вероятность вооруженного конфликта за раздел континетального шельфа в ближайшее десятилетие маловероятна. Появляется все больше признаков того, что любые споры в Арктике могут быть решены путем сотрудничества, а не конфронтации. В сентябре 2006 года, например, главы государств Дании, Норвегии, Исландии и Фарерских островов подписали договор о разделе континентального шельфа за пределами 200-мильной зоны. Россия и Канада ведут двусторонние переговоры по волнующему обе страны вопросу ограничения судоходства в их арктических водах [12, с. 116]. В 2011 году ратифицирован Договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане, что становится важнейшим шагом на пути к мирному переделу морского арктического пространства. Рациональное разграничение арктического шельфа между пятью арктическими государствами, в соответствии с общим международным правом, может привести к договору этих стран о неприменении в Арктике ст. 76 Конвенции ООН 1982 года, то есть отпадет необходимость создания здесь района "общего наследия человечества".

Россия считает, что полное и эффективное освоение арктического шельфа невозможно без четкого правового обозначения его внешней границы. Нерешенность этой проблемы ведет к интернационализации Арктики, в том числе и Северного морского пути, что крайне противоречит экономическим интересам России в данном регионе. Как уже было упомянуто, еще в декабре 2001 года РФ представила в Комиссию ООН по границам континентального шельфа заявку, отражающую итоги многолетних и многофункциональных исследований российских ученых по определению и обоснованию внешней окраины континентального шельфа в Се - верном Ледовитом и Тихом океанах. Российская заявка была представлена в четком соответствии с критериями, предусмотренными Конвенцией ООН 1982 года. При её подготовке были выполнены необходимые экспедиционные геологеографические исследования подводной части арктического материка, а также были собраны и обобщены результаты десятка тысяч замеров более чем за 30 лет. В ходе этих исследований практически удалось доказать, что подводные хребты Ломоносова и Менделеева должны рассматриваться как естественные продолжения сухопутной арктической территории, поскольку кора хребтов в этом месте континентального типа, а не океаническая. Этот момент в высшей степени принципиальный, поскольку, в соответствие со ст. 76 Конвенции 1982 года, морское дно и недра подводных районов, если они являются естественным продолжением сухопутной территории, признаются континентальным шельфом. Территория хребта Ломоносова, поднятия Менделеева, общая площадь которых составляет 1,2 млн кв. км, являются континентальным шельфом России со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако заявка России в самом начале двадцать первого столетия не была удовлетворена в полном объеме. Более того ей предложили оформить новую заявку. Может ли Россия представить в Комиссию ООН по границам континентального шельфа обновленную заявку в 2012 году и будет ли она удовлетворена пли вновь будет отвергнута?

См Рисунок 1.

4 сентября 2011года в районе Земли Франца-Иосифа атомный ледокол "Россия" и научно- экспедиционное судно "Академик Федоров" завершили очередной этап работ по определению высокоширотной границы континентального шельфа в Арктике. За два месяца исследовано 6000 км сейсмических профилей с качеством, отвечающим требованиям Комиссии ООН по установлению внешней границы континентального шельфа России в Арктике. Однако относительно влияния этой работы на прохождение заявки в Комиссии ООН по границам континентального шельфа существуют различные мнения. Многие учёные-геологи и политологи выражают обоснованное сомнение в том, что даже столь масштабное предприятие снимет все вопросы и обеспечит гарантированное продвижение российской заявки."

Литература

1. Международное право: учебник / под ред. А.Н. Вылегжанина. - М.: изд-во Юрайт, 2010. - С. 181-182.
2. Современное международное морское право. Режим вод и дна Мирового океана / отв. Ред. М.И. Лазарев. - М., 1974. - С. 187.
3. Паламарчук П.Г. Международно-правовой режим морей советского сектора Арктики / Международное право и международный правопорядок. - М., 1981. - С. 116, 117.
4. Rothwell D.R. and Joyner G.G. The Polar Oceans and the Law of the Sea / The Law of the Sea and Polar Maritime Delimitation and Jurisdiction. Ed. By A.G. Oude Elferink and D.R. Rothwell. Martinus Nijhoff Publishers. The Hague / New York / London, 2001. - P. 1.
5. Конвенция ООН по морскому праву с предметным указателем и Заключительным актом III Конференции ООН по морскому праву. ООН / / Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 48. Ст. 5493
6. Михина И.Н. Международно-правовой режим морских пространств Арктики: Ав- тореф. дисс... к. ю. н. - М., 2003. - С. 13. URL: http://www.law. edu.ru / book / book. asp?bookI D.
7. Федеральный закон от 31 июля 1998 г. № 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 31. Ст. 3833.
8. Правила плавания по трассам Северного морского пути // Извещения мореплавателям. - ГУНиО МО РФ. 13.07.1991. № 29.
9. Ковалев А.А. Современное международное морское право и практика его применения. - М., 2003. С. 222.
10. Гуреев С.А. О необходимости подтверждения и правового закрепления исключительных прав России в Арктике / С.А. Гуреев, И.В. Буник // Морская деятельность Российской Федерации: состояние и проблемы законодательного обеспечения / под ред. В.А.Попова. - М., 2005. - С. 162, 163.
11. Международное право: учебник / под ред. А.Н. Вылегжанина. - М.: изд-во Юрайт, 2010. - С. 197, 199.
12. Лукин Ю.Ф. Великий передел Арктики. - Архангельск: САФУ, 2010.

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Чья Арктика   Ср Сен 28, 2011 1:29 am

http://www.regnum.ru/news/1449403.html ИА РЕГНУМ 21:23 26.09.2011
Эксперт: "После отставки Кудрина "борьба за Арктику" пойдёт в интересах России, а не против России"
Цитата :
"Отставка вице-премьера и министра финансов Алексея Кудрина в очередной раз оскандалившегося с заявлениями из США, самым радикальным образом отразится на том, что российская "борьба за Арктику" пойдёт в интересах России, а не против России, не в интересах обеспечения доступа конкурентов России к ресурсам российской Арктики", -
так заявил ИА REGNUM политолог и регионалист Сергей Артёменко. Дело в том, продолжил эксперт, что в канал проведения прямых политических, ресурсных, экономических и разведывательных интересов США и других стран НАТО в российской Арктике в последнее время интенсивно стал превращаться Северный (Арктический) федеральный университет, возглавляемый ректором Еленой Кудряшовой,
Цитата :
"в бюрократической и имиджевой политике которой преобладают чуть ли не прямые ссылки на покровительство Кудрина, на то, что он одноклассник ректора и потому САФУ не имеет ни в чём отказа".
Тем временем, отметил эксперт,
Цитата :
"деятельность на посту ректора САФУ - стратегического центра по ресурсному освоению Арктики - выпускника американской "кузницы кадров агентов влияния" Института Кеннана - давно должна уже была стать в центр внимания специальных государственных служб. Никакое государство не может позволить себе поставить в центр секретной государственной и коммерческой информации лицо, отправляющее своих детей на выучку и на работу в страну-конкурента, заключающее полукоммерческие договоры с корпорациями-конкурентами, создающее мощные штабы прикрытия для аналитики двойного назначения, придумывающее центры изучения рекламируемых на деньги норвержцев и премируемых из средств Фонда Форда новых "туземцев", чтобы от их имени влиять на распределение доступов к природным ресурсам".
С.Артёменко заключил:
Цитата :
"Уход Кудрина - это уход последней федеральной "крыши" над скользкими проектами САФУ в Арктике. Теперь за всё придётся ответить тем, кто назначен быть стрелочником в Архангельске".
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Чья Арктика   Вт Окт 04, 2011 11:53 am

http://www.regnum.ru/news/1451899.html ИА РЕГНУМ 21:05 03.10.2011
Александр Порцель: В споре о Шпицбергене точка не поставлена
ИА REGNUM продолжает проект "Борьба за Арктику" публикацией статьи кандидата исторических наук, доцента Мурманского государственного технического университета Александра Порцеля. В статье "Спор о Шпицбергене: точка еще не поставлена", опубликованной в журнале "Арктика и Север", говорится о том, что спор имеет давнюю историю. Его можно разделить на ряд вопросов, каждый из которых последовательно выходил на первый план в различные исторические периоды. Серьезные экономические и политические противоречия между Норвегией и остальными участниками Парижского договора существуют объективно как в "шпицбергенском квадрате", так и на самом архипелаге. Подписание российско-норвежского Договора о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане (2010 г.) не устранило их.

В начале XXI века Шпицберген привлек к себе повышенное внимание политиков, ученых, хозяйственников, журналистов. Во многом это обусловлено позицией Норвегии, активизировавшей на рубеже XX-XXI вв. свою "арктическую экспансию". Норвежцами разработана программа развития северных территорий, получившая название "Баренц-2020". По заявлению политиков, данный план станет основным, определяющим политику Норвегии в арктических районах. Презентация проекта была проведена 10 ноября 2005 года в университете города Тромсе. В докладе МИД Норвегии № 30 (2004-2005 гг.) стортингу отмечено, что Шпицберген является ключевым объектом в "высокоширотной северной политике" Норвегии, а последняя, в свою очередь, "занимает уже в течение длительного периода центральное место в политике Норвегии" [1, с. 9].

Россия имеет на архипелаге давние экономические интересы, которые признаны Норвегией. В водах архипелага российские суда ведут интенсивный рыбный промысел. Нельзя не учитывать и перспективы открытия в районе Шпицбергена новых месторождений полезных ископаемых. "Несколько лет назад руководство Совета по изучению производительных сил (СОПС) уже обращало внимание министерств, прежде всего государственного заказчика-координатора ФЦП "Мировой океан" на то, что на политико-экономических и правовых проблемах Шпицбергена следует сфокусировать специальные научные исследования, и на их основе подготовить научно обоснованные рекомендации к реализации экстренных мер в этом сегменте арктической политики России. К сожалению, практического и позитивного ответа тогдашнего руководителя ведомства на это обращение не было получено. Теперь, хотя и с очевидным опозданием, осознана важность для России проведения углубленного анализа складывающейся экономической и правовой ситуации вокруг Шпицбергена, прежде всего - морских районов, прилегающих к этому архипелагу", - отмечал в 2006 г. председатель СОПС академик РАН А.Г. Гранберг [1, с. 5]. Россия не может безразлично относиться к развитию событий в этом регионе, она заинтересована в поддержании здесь международно-правового режима, основанного на мирном и разностороннем сотрудничестве государств. Вопросы международно-правового статуса архипелага и прилегающих к нему районов Северного Ледовитого океана являются предметом активных исследований как отечественных, так и зарубежных исследователей. Эти вопросы не раз ставились на научных конференциях различного уровня, в том числе и в начале XXI века.

Спор о Шпицбергене имеет давнюю историю и его можно разделить на ряд вопросов, каждый из которых последовательно выходил на первый план в различные исторические периоды.

1. Кто открыл архипелаг?
До начала XVII в. главным был вопрос о том, кто открыл архипелаг, так как право первооткрывателя было основой для владения территорией. Начинается этот спор с вопроса о том, кто и когда открыл архипелаг. Официально считается, что это сделал в 1596 г. В. Баренц, который и дал название Шпицберген. Но фактически никто не отрицает, что архипелаг был открыт задолго до экспедиции голландского мореплавателя. На лавры первооткрывателей выдвигали представителей различных стран (например, баскских китобоев).

Но основные споры историки ведут о приоритете представителей двух сообществ: русских поморов и скандинавских (норвежских) викингов. Норвежцы и ряд иных зарубежных авторов ссылаются на запись в исландских сагах, где под 1194 годом записано: "открыли Свальбард". Но единого мнения о том, что скрывается за этим названием, у исследователей нет. Сторонники того, что первыми архипелаг открыли поморы, имеются не только в России, но и за рубежом. В частности, норвежский геолог Б. Кейлхау считал, что поморы появились на этих берегах уже в XIII веке. Французский ученый В. Романовский высказал мнение, что поморы открыли архипелаг еще в X веке. Академик С.В. Обручев утверждал, что русские промышляли и зимовали на Груманте (как называли архипелаг поморы) в XV веке. [2, с. 31, 34].

По картографическим материалам и неподтвержденным иностранным письменным источникам их присутствие на Груманте прослеживается с начала XV века. В 1493 году немецкий ученый И. Мюнцер (Монетариус) сообщал в письме португальскому королю Хуану II, что "немного лет назад под суровостью звезды арктического полюса вновь был открыт большой остров Грунланда, берег которого тянется на 300 легуа, на котором находится величайшее поселение людей под господством синьера герцога Московии". Об этом же сообщал в 1528 году королю Дании и Норвегии Кристиану II датский адмирал Северин Сорби, посетивший Москву [2, с.40]. Подобные высказывания в переписке суверенов в то время означали фактическое признание на международном уровне факта занятия поморами архипелага. На европейских картах фигурировали острова архипелага, носящие явно русские названия (например, на карте Г. Меркатора 1569 года - "Святые русские"). На "Карте Северных земель", датированной концом XVI - началом XVII вв., острова обозначены надписью "Русская земля". Архипелаг значится как русское владение в "Универсальном словаре истории и географии" М. Буйле, изданном в Париже в 1852 г., в "Справочнике по землеведению" Г.А. фон Кледена, изданном в Берлине в 1862 году и в других иностранных источниках [1, с. 14].

На острове активно велась поморская промысловая деятельность, которая приносила немалые доходы в московскую казну. Но, несмотря на все это, ни Иван III, ни Василий III, ни Иван Грозный не предприняли никаких действий, чтобы закрепить российские права на архипелаг. По крайней мере, документов, которые бы свидетельствовали о каких-либо шагах русского правительства в этом направлении, не выявлено. Более того, и в дальнейшем все прошения русских поморов о закреплении за ними прав на промысловые угодья на Груманте, чтобы защититься от притязаний иностранных конкурентов, оставались без всяких последствий со стороны московских властей. Это тем более кажется странным на фоне активности, которую предпринимала Москва, чтобы закрепить за собой новые владения в Сибири. Подобная пассивность Москвы прослеживается и далее.

В 1596 году В. Баренц открыл неизвестную ему землю, которую он назвал Шпицбергеном. На одном из островов был установлен столб с государственным гербом и заявлено о присоединении архипелага к Голландии. Об этом оставшиеся в живых участники экспедиции сообщили лишь через год. Никаких протестов и заявлений со стороны России сделано в связи с этим не было. В Москве просто не заметили (или сделали вид, что не заметили) притязаний голландцев на архипелаг. Вслед за голландцами свои притязания предъявили и иные европейские правители. Так, в 1612 году англичане уничтожили голландский столб, заявив, что остров открыт в 1553 году их соотечественником Уиллоуби, и переименовали архипелаг в Новую Землю Короля Якова.

Во втором десятилетии XVII века разгорелась целая европейская война за право обладать Шпицбергеном. В ней участвовали англичане, голландцы, датчане, ганзейцы. Все они исходили в обосновании своих притязаний из права первооткрывателей. В результате в 1617 году заинтересованные страны заключили соглашение о разделе сфер влияния на архипелаге. Но формальные акты европейских правителей не были подкреплены созданием здесь постоянных поселений. Поэтому, как отмечает украинский исследователь Л.Д. Тимченко, это является "фактом фиктивной оккупации", а "она правоустанавливающего значения не имеет" [3, с. 12]. Такую же позицию высказывали в начале XX века официальные русские лица (например, архангельский губернатор А.Ф. Шидловский). Трудно предположить, что об этих событиях в XVII века не знали (или хотя бы не слышали) в Москве. Но вновь Россия никак не участвует в полярном конфликте и никаких претензий на архипелаг не предъявляет. Правительству молодого Михаила Романова было не до арктических владений. По крайней мере, никаких следов дипломатической активности в отношении Груманта в это время не прослеживается.

Таким образом, поскольку обосновать права на владение архипелагом, ссылаясь на приоритет первооткрывателя, никому не удалось, то в качестве аргумента для обоснования притязаний на суверенитет выдвигается вопрос о том, кто раньше и активнее других вел здесь хозяйственную деятельность и экономически освоил архипелаг.

2. Кто осваивал архипелаг?
В XVII-XIX вв. преимущественно спорили о том, кто осваивает Шпицберген - это вело к экономическому разделу архипелага. Присутствие русских поморов прослеживается на Шпицбергене по археологическим данным с XVI века. Это раскопанные остатки их зимовий и многочисленные предметы быта и орудий промысла. Достоверных же следов пребывания и деятельности на архипелаге представителей других стран (включая скандинавов) нет вплоть до XVII века. В 1620 году был закрыт "Мангазейский ход", чтобы не показывать европейцам морской путь в Сибирь. С этого времени резко возросла промысловая активность поморов на Груманте. Они стали единственными круглогодичными обитателями архипелага, регулярно оставаясь здесь на зимовки. Никто из иностранцев не рисковал зимовать на Шпицбергене. И вновь не видно никаких внешнеполитический усилий Москвы, чтобы закрепить права поморов на архипелаге. Вряд ли русское правительство считало, что никакой угрозы иностранной экспансии в полярных морях нет (вспомним решение о Мангазее). Видимо, московские власти предпочитали делать вид, что не знают (или не хотят знать) о делах в Арктике, поскольку реальных военно-морских сил для защиты русских интересов в Баренцевом море просто не было.

В XVIII веке архипелаг стал зоной бурной хозяйственной активности. Но если европейцы в основном облюбовали западное побережье о. Большой Шпицберген, то поморы предпочитали вести промыслы на восточных и южных берегах архипелага. Поэтому особых конфликтов из-за раздела "экономических зон" у россиян не возникало. Возможно, в силу этого Петербург не предпринимал шагов для закрепления прав на архипелаг.

Лишь в конце XVIII века экспедиция В. Чичагова положила начало попыткам закрепить российское присутствие в Арктике. Уже тогда наметился механизм этой политики: сначала активизация хозяйственной деятельности, затем шаги по научному изучению интересующего района, и лишь после этого - шаги политические. Но до политических шагов в XVIII веке дело у российской стороны не дошло. Этому благоприятствовало и то, что "хозяйственная горячка" у европейцев пошла на спад ввиду почти полного истребления в водах архипелага основного объекта промысла - китов.

Зато в самом конце XVIII века активизировали свои походы к Шпицбергену норвежцы. Их интересовали те же объекты промысла, что и русских поморов. В первой половине XIX века к активно хозяйствующим здесь россиянам и норвежцам присоединились англичане. И опять, несмотря на явную угрозу английских притязаний на западный сектор Арктики (вспомним нападение на Колу в 1809 году), Петербург не делает попыток закрепить свои права на острова в Баренцевом море. Наоборот, именно тогда, в 1826 году было так проведено разграничение с Норвегией на Кольском полуострове, что часть русских земель перешла к соседям.

С 30-х годов XIX века русские промыслы на Груманте начинают приходить в упадок, а с 50-х гг. XIX столетия они пришли в запустение. После разорения Колы в 1854 году внимание русских поморов все больше переключалось на торговые операции с Финнмарком. А поморское судостроение без государственной поддержки оказалось неспособно конкурировать с норвежскими верфями. В итоге поморы почти перестали посещать Грумант.

Во второй половине XIX века на Шпицберген зачастили научные экспедиции. Их результаты породили у предпринимателей серьезные надежды на возможность добычи полезных ископаемых на архипелаге. Особое внимание привлекли запасы угля, необходимого для развивавшейся промышленности. Рост экономического интереса привел к началу политической борьбы за обладание архипелагом. Обоснованием претензий на суверенитет стала ссылка на давнюю и активную хозяйственную деятельность на архипелаге.

3. Кому принадлежит архипелаг?
С конца XIX века в связи с началом промышленной добычи угля был поставлен вопрос о том, под чьим суверенитетом находится архипелаг и каковы условия этого суверенитета. Первая попытка определить международно-правовой статус Шпицбергена была предпринята в начале 70-х гг. XIX века. 17 марта 1871 года Шведско-Норвежское правительство направило ноты правительствам России, Великобритании, Франции, Германии Дании, Нидерландам, где выражало официальное намерение "вступить во владение" архипелагом Шпицберген. При этом признавалось, что "на дату ноты на Шпицбергене не было и нет поселений Норвегии". Право же на присоединение обосновывалось активной экономической деятельностью норвежцев на архипелаге [1, с. 18]. В ответе Петербурга, в частности, отмечалось: "Представлялось бы более практичным не рассматривать их (вопросы о праве владения одной из держав - А.П.), а ограничиться сложившейся к настоящему времени ситуацией, при которой, по молчаливому согласию между правительствами, данная группа островов считается территорией, по которой решение не принято, доступной всем Государствам, чьи подданные стремятся использовать там природные ресурсы" [1, с. 18]. Так впервые официально было сформулировано принципиальное положение российской стороны, которого в дальнейшем постоянно будет придерживаться МИД России в вопросе о принадлежности Шпицбергена: архипелаг не может быть объектом исключительного владения какого-либо государства, а подданные и компании всех государств имеют здесь равные права в социально-экономической и научной деятельности, которая должна носить исключительно мирный характер. Отметим, что остальные государства, получившие ноту, не высказали протестов против намерений Шведско-Норвежского королевства аннексировать архипелаг.

Ряд исследователей указывают, что в результате российско-норвежского обмена нотами в 1871-1872 г. определился международный статус Шпицбергена как "terra nullius", а "фактически же вплоть до принятия Договора о Шпицбергене 1920 г. указанная территория находилась в общем пользовании государств. Исторически это выразилось в международной практике мирного экономического и научного использования Шпицбергена, переросшей в обычай, договорно закрепленный в 1871-1872 гг." [4].

В последней трети XIX века русским властям удалось отразить притязания скандинавов на аннексию архипелага. Но к началу XX столетия делать это было все труднее. В борьбу за Шпицберген включились не только шведы и норвежцы, но и ряд великих держав. Активная хозяйственная деятельность в этих условиях выдвигалась как законное право на владение территорией. Тогда-то и выяснилось, что Россия не может ссылаться на этот аргумент: поморские промыслы на архипелаге фактически были свернуты. Вот когда сказались плоды того, что не было правительственной поддержки северных предпринимателей, не было дипломатических прецедентов по заявлению русских прав на архипелаг в более ранние времена и было микроскопическое присутствие русского военно-морского флага в Арктике. В спешном порядке правительство начало предпринимать попытки показать русское присутствие на архипелаге. Но поскольку сил для силового отстаивания интересов не было, то взяли курс на сохранение статуса "ничейной земли" для Шпицбергена и признания преимущественных прав на архипелаг для Норвегии и России. При этом в Петербурге были вынуждены делать вид, что все шаги по экономической деятельности в этом районе организованы исключительно частными предпринимателями. Однако через секретные комитеты и секретные совещания при Совете министров щедро выделялись казенные деньги этим "частным лицам". В результате были организованы две экспедиции на Шпицберген (В. Држевецкого в 1911 году и В. Русанова в 1912 году). Если первая закончилась полным провалом из-за плохой организации, то Русанов блестяще выполнил все задачи и обеспечил России право на целый ряд территорий архипелага, поставив заявочные столбы на угольные участки.

А в 1913 году в России началось активное создание компаний по добыче полярного угля. Выдержали конкуренцию две: "Грумант" и "Русское шпицбергенское акционерное общество". В обоих случаях компании получали правительственные субсидии, отсрочки на начало промышленной добычи, а во главе их стояли высокопоставленные государственные чиновники: в "Груманте" - те, кто участвовал в Особом совещании при Совете министров по организации экспедиции Русанова, в РШАО - бывший консул России в Финнмарке. Чтобы поддержать угледобытчиков, правительство постановило "уголь, добываемый на острове Шпицберген (...), признать углем российского происхождения" [5, Д. 150. Л. 38]. Это освобождало компании от уплаты ввозных пошлин.

Активность русских властей объяснялась просто: они оценили геополитическое значение архипелага, о чем прямо заявлялось в Совете министров в 1910 году, когда вырабатывалась позиция русской делегации на международной конференции по вопросу о статусе архипелага: "По заключению Совещания, значение Шпицбергенских островов для России, прежде всего, стратегическое" [5, Д. 150. Л. 31]. И лишь на второе место правительство ставило хозяйственные интересы: "точно так же и в промышленном отношении Шпицберген, изобилующий рыбными и звериными промыслами, может представлять серьезный интерес" [5, Д. 150. Л. 31]. Важно было любой ценой закрепить российское присутствие здесь. И не просто присутствие, а руководящую роль в решении всех вопросов на архипелаге. В том же 1910 году Совет министров ставил перед дипломатами задачу добиться следующего: "1) Шпицбергенский архипелаг и остров Междвежий признаются никому не принадлежащею территориею, одинаково открытой для промышленной эксплуатации всех народов (...); 2) весь архипелаг объявляется нейтрализованным на вечные времена (...); 3) в основу международных правил, касающихся учреждаемого на архипелаге правопорядка, должно быть положено условие непременного участия делегата Русского Правительства, на равных коллегиальных началах с делегатами норвежским и шведским, во всех органах, которые будут ведать на Шпицбергене судебные и административные дела" [5, Д. 150. Л. 33].

Это удалось сделать: международные конференции, неоднократно собиравшиеся по "шпицбергенскому вопросу" накануне Первой мировой войны, всегда признавали преимущественные права на архипелаг трех стран - России, Норвегии и Швеции и сохранили его статус "терра нуллиус". В 1910, 1912 и 1914 гг. на международных конференциях в Христиании (Осло) все участники согласились с тем, что Шпицберген остается изъятым из сферы государственного суверенитета и остается "terra nullius". Однако при этом был внесен ряд поправок в российско-норвежско-шведский проект соглашения, направленных на усиление "интернационализации" режима архипелага. Последняя из этих конференций закрылась 30 июля 1914 года и должна была возобновить работу 1 февраля 1915 года. Но этому помешала мировая война.

Таким образом, царские власти сумели в неблагоприятной для себя ситуации с вопросом о Шпицбергене в начале XX века (возникшей из-за недальновидности правителей более ранних времен) сделать максимум возможного и обеспечить преимущественное русское влияние на архипелаге, отстояв его статус "ничейной земли".

В годы первой мировой войны практически все компании свернули свою деятельность на архипелаге. Исключение составили россияне и норвежцы. Так, правление "Груманта" в январе 1917 года сообщало, что общество вело работы ежегодно, кроме 1916 г. [6, Д. 728. Л. 5]. И хотя промышленной добычи русские компании так и не начали, но подготовительные работы велись активно. После двух революций 1917 года хозяйственное присутствие россиян на Шпицбергене сохранилось. Так, РШАО "добыло в зиму 1917-18 гг. 10.000 тонн угля" [7, Д. 437. Л. 7]. В апреле 1918 года правление этого общество обратилось в ВСНХ с просьбой о ссуде, предлагая проект поставки в течение ближайших 6 лет 24 млн. пудов угля [7, Д. 517. Л. 15]. Однако в период Гражданской войны архипелаг практически выпал из сферы хозяйствования. Плавания поморов на архипелаг прекратились. "Грумант" и РШАО не распались в годы "русской смуты", но деятельность свою свернули. Правда, с 1919 года общество "Грумант" предприняло попытки возродить угледобычу на архипелаге. Итак, к 1920 году сколько- нибудь значительная экономическая активность на архипелаге отсутствовала у всех будущих участников Парижского договора. И в этих условиях, когда Гражданская война еще не завершилась, перед советским правительством возникла "шпицбергенская проблема".

После окончания Первой мировой войны Норвегия на Парижской мирной конференции вновь предложила вернуться к вопросу о статусе Шпицбергена. Эксперт по международно-правовым вопросам Арктики A.M. Орешенков указывает: "Незначительное по времени постоянное проживание норвежцев на этом архипелаге, выражавшееся, в частности, в том, что большая часть норвежских зимовщиков добывала уголь на земельном участке, принадлежавшем гражданину США Д. Лонгиеру, не подпадало под определение эффективной оккупации и не позволяло требовать на этом основании признания норвежского суверенитета над архипелагом. В этой связи основой требований Норвегии о территориальном приобретении Шпицбергена на Версальской мирной конференции было возмещение потерь, понесенных норвежским торговым флотом в годы Первой мировой войны" [8]. 9 февраля 1920 года Парижская мирная конференция приняла решение о передаче Шпицбергена и острова Медвежий под суверенитет Норвегии. Парижским договором обозначен район действия этого суверенитета: пространство между меридианами 10° и 35° восточной долготы и параллелями 74° и 81° северной шпроты [9]. Но этот "полный и абсолютный суверенитет" признается лишь "на условиях, предусмотренных настоящим договором" (статья 1). Эти условия:

a) "Суда и граждане высоких доваривающихся Сторон будут допущены на одинаковых основаниях к осуществлению права на рыбную ловлю и охоту в местностях, указанных в статье 1, их территориальных водах" (статья 2).

b) "Граждане всех высоких договаривающихся Сторон будут иметь одинаковый свободный доступ для любой цели и задачи в воды, фиорды и порты местностей, указанных в статье 1, и право остановки в них; они могут заниматься в них, без каких-либо препятствий, при условии соблюдения местных законов и постановлений, всякими морскими, промышленными, горными и торговыми операциями на условиях полного равенства" (статья 3).

c) "Норвегия обязуется не создавать и не допускать создания какой-либо морской базы в местностях, указанных в статье 1, и не строить никаких укреплений в указанных местностях, которые никогда не должны быть использованы в целях войны" (статья 9).

Как видим, Парижский договор отразил два из трех основополагающих принципов российской дипломатии в отношении архипелага (равноправие всех стран в экономической и иной деятельности и демилитаризация архипелага), кроме вопроса о суверенитете. Как указывают М.В. Буроменский и Л.Д. Тимченко, решение Парижской конференции в 1920 года "фактически подтверждало исторически сложившийся обычай общего пользования территорией архипелага в экономических и научных целях" [4]. В отношении россиян была сделана специальная оговорка: "В ожидании того, что признание высокими договаривающимися Сторонами русского правительства позволит России присоединиться к настоящему договору, русские граждане и общества будут пользоваться теми же правами, что и граждане высоких договаривающихся сторон" (статья 10).

Перед Совнаркомом встал вопрос, как защитить российские интересы на архипелаге. И НКИД, и советские дипломаты в Норвегии считали маловероятным пересмотр Парижского договора. Так, торгпред СССР в Норвегии Я. Суриц в письме заместителю наркома иностранных дел М. Литвинову прямо заявлял: "Добиться отмены Парижского договора нам, конечно, не удастся" [10, с. 86]. В ответном письме М. Литвинов указывал: "Особенных притязаний на Шпицберген Россия и раньше не предъявляла, тем менее может предъявлять их теперь, и из всех возможных владельцев Норвегия является для нас самым безобидным. Но поскольку, однако, согласие на присоединение к Норвегии является определенной политической уступкой (...), мы не можем давать своего согласия без некоторой компенсации России" [10, с. 88]. Таким образом, государственная принадлежность архипелага стала "разменной монетой" в борьбе за более высокие для советского правительства цели - дипломатическое признание и заключение торгового договора. И хотя в Наркоминделе с самого начала не видели возможностей защитить территориально-политические притязания россиян на архипелаг, были сделаны резкие заявления в адрес скандинавского соседа. Так, 12 февраля 1920 года была направлена нота правительству Норвегии, где отмечалось, что "ни одно международное соглашение, в котором оно (Советское правительство - А.П.) не участвовало, не обладает для него обязательностью или силою политическою или юридическою" [10, с. 36]. Норвежцы были заинтересованы в том, чтобы избежать обострения с восточным соседом при вступлении во владение архипелагом. Поэтому они все же пошли навстречу советской стороне: после долгих и непростых переговоров Христиания 15 февраля 1924 года официально признала Советское государство. На другой день Советский Союз признал Парижский договор о Шпицбергене. К этому времени уже было подписано 2 сентября 1921 года Временное торговое соглашение между РСФСР и Норвегией. Официально СССР присоединился к Парижскому договору лишь 7 мая 1935 года - после того, как были установлены дипломатические отношения между Вашингтоном и Москвой.

Закрепив свое присутствие на архипелаге, советская сторона в довоенные годы не делала попыток изменить статус Шпицбергена. В ноябре 1940 года во время визита Молотова в Берлин, когда Норвегия была уже под властью Германии, советская сторона вела переговоры лишь о том, чтобы "обеспечить работу нашей угольной концессии" [11, с. 78], а не о пересмотре статуса Шпицбергена. Превращение Норвегии в сателлита фашистской Германии отразилось и иа архипелаге. В 1941 году на Шпицбергене высадился немецкий десант. Возможность милитаризации архипелага, пусть даже и не по доброй воле Осло, не могла не учитываться Москвой в будущем.

В ноябре 1944 года после освобождения Финнмарка Советское правительство прямо предложило норвежской стороне разорвать Парижский договор и договориться, чтобы Шпицбергенские острова "после отмены Конвенции принадлежали обоим государствам в порядке кондоминиума" [10, с. 363, 364]. Норвежцы дали принципиальное согласие на такие переговоры. Но большего добиться Советскому Союзу не удалось. В 1946 году посол СССР в Норвегии Н.Д. Кузнецов в докладной записке в НКИД СССР отмечал: "Норвежцы, стремясь сохранить эти острова за собой, сделали вопрос о Шпицбергене делом, касающимся всех великих держав, и прежде всего Англии и США" [10, с. 404]. В 1947 году ТАСС выступил с заявлением. В нем, в частности, отмечалось, что в Парижском договоре "совершенно не учитываются интересы безопасности СССР на Севере, так же как и важные экономические интересы Советского Союза" [1, с. 129]. Но Москва не стала активизировать свои усилия в отношении пересмотра статуса Шпицбергена. Советское руководство не хотело давать повода для обвинений в аннексионистских намерениях: такие обвинения могли стать оправданием планов американского присутствия на Исландии и в Гренландии. После вступления Норвегии в 1949 году в НАТО вопрос об изменении статуса архипелага был снят советской стороной. Последние попытки действий в этом направлении относятся к 1952 году. В условиях развернувшейся холодной войны, в которой арктическим территориям отводилась далеко не последняя роль, для СССР было жизненно важно сохранить тот статус Шпицбергена, который был определен в 1920 году.

Протестов по поводу нарушения условий Парижского договора норвежской стороной Москва направляла после Второй мировой войны в Осло большое количество. Как правило, они были связаны с вопросом о демилитаризованном статусе Шпицбергена. Норвежское правительство в ноте от 1 февраля 1949 года заверило советскую сторону, что никогда не будет проводить политику с агрессивными целями и не допустит размещения на архипелаге иностранных военных баз и ядерного оружия в мирное время. Но следствием вступления Норвегии в НАТО стало включение территории Шпицбергена в его зону, что подчеркнуто в постановлении, принятом норвежским стортингом 19 января 1951 года. По поводу этого постановления Москва выразила свой протест, считая, что оно является нарушением Парижского договора. Но Осло продолжал шаги, которые можно рассматривать как нарушение демилитаризованного статуса архипелага. Это были заходы норвежских военных кораблей в воды Шпицбергена, а также строительство аэродрома, радиолокационной станции и др. О появлении норвежских военных кораблей у берегов архипелага, в частности, сообщала не раз норвежская печать в 70-е годы. Делались не раз попытки обойти положение Договора о демилитаризации архипелага. Так, "в 1977 году Ю. Хольст (известный норвежский политолог, впоследствии министр обороны Норвегии) писал, что Договор не содержит положений по общей демилитаризации архипелага" [4].

Завершая этот обзор истории установления международно-правового статуса Шпицбергена, отметим, что он не имеет аналогов в мировой политике (кроме лишь Договора об Антарктике). Как отмечают А.Н. Вылегжанин и В.К. Зиланов, "суверенитет Норвегии над архипелагом Шпицберген не имеет никакой другой международной основы, кроме Парижского договора 1920 года. Денонсация государствами-участниками Парижского договора означала бы прекращение суверенитета Норвегии над архипелагом" [1, с. 35].

4. Кто хозяин недр островов?
После 1920 года на первый план вышел вопрос о праве и порядке эксплуатации полезных ископаемых на островах. Хотя советская сторона не боролась активно за политическое влияние на архипелаге, то обеспечить свое экономическое присутствие здесь она пыталась весьма активно. Для этого были использованы уже упоминавшиеся компании - "Грумант" и РШАО. В обоих случаях советское правительство стремилось обеспечить свое участие в их деятельности. Компания "Грумант" в 1918 году продала свои заявки группе акционеров, возглавляемой Стемпом, Рабиновичем и Нахимсоном, которые в 1920 году в Лондоне организовали акционерное общество "Англо-Русский Грумант". С 1919 года оно возобновила добычу угля. Это создавало угрозу потери российских шахт на архипелаге, т. к. английские партнеры были сильнее своих российских компаньонов. Поэтому советская сторона приступила к активным действиям. Уже в июле 1920 года СНК принял постановление "О заключении соглашения с Шпицбергенским каменноугольным обществом о совместной эксплуатации каменноугольного месторождения на о. Шпицберген" [12, с. 63]. Это должно было показать заинтересованность Советского правительства в архипелаге и серьезные намерения по эксплуатации его недр. От имени российских граждан и обществ на имя "свальбардского комиссара" К. Синдбалле были поданы требования на владение земельными участками на архипелаге, согласно прежним заявкам. Все шесть российских требований были признаны законными. Это подтверждало право россиян вести добычу угля на архипелаге.

Роль прикрытия для СНК в борьбе за акции угледобывающих компаний на Шпицбергене выполнил трест "Северолес", финансировавшийся правительством. Сначала он выступил в роли основного покупателя добываемого "Англо-Грумантом" угля. А 10 августа 1923 года трест стал пайщиком этой компании. В 1924 году по договору с компанией он получил безвозмездно "права на эксплуатацию" части угленосных участков. Этот договор утверждался СНК. В связи с этим в СССР было создано общество "Русский Грумант" для изучения горных, промышленных и промысловых богатств Шпицбергена. В 1924 и 1925 гг. к архипелагу совершало рейсы научно-исследовательское судно "Персей". В результате было сделано несколько новых заявок на угольные месторождения. В 1925 году правление треста приступило к скупке акций компании. Начатые в 1928 году переговоры с английскими компаньонами о выкупе их пакета акций затянулись и завершились лишь 12 июня 1931 года. Англичане продали всю свою долю. Расчеты с ними советская сторона вела до 1941 года, заплатив прежним владельцам 69.250 фунтов стерлингов и 7% годовых на невыплаченную сумму [13, Д. 39. Л. 10]. Когда все акции стали советской собственностью, отпала необходимость маскировать участие Советского правительства в этом вопросе. В итоге 7 октября 1931 года Постановлением № 386 СНК СССР был создан "государственный трест по добыче и сбыту угля и других ископаемых на островах и побережье Северного Полярного моря под названием "Арктикуголь" [14, Д. 508. Л. 92]. В дополнение к шахтам "Англо-Русского Груманта" этот трест приобрел у голландских владельцев еще несколько участков. В итоге ему принадлежали до войны участки Грумант, Баренцбург, Пирамида, Богеман-тундра.

В 50-е годы XX века Норвегия взяла курс на вытеснение с архипелага всех прочих участников Парижского договора, прежде всего - нашей страны. Говоря о политико-правовой линии Норвежского государства в отношении Шпицбергена, бывший Посол России в Норвегии Ю.А. Квицинский отметил, что "на протяжении десятилетий Норвегия ведет здесь хоть и умелую, но довольно рискованную игру с целью превращения своего условного суверенитета над архипелагом в безусловный, выхолащивания Парижского договора (...) и присвоения себе прав, не предусмотренных указанным договором. Эти усилия носят, к сожалению, системный и продуманный характер" [15].

Хозяйственная деятельность стран-участниц Парижского договора на архипелаге регулируется Горным уставом, принятого норвежским правительством в 1925 году. Он относится не только к недрам суши, но и к недрам дна территориальных вод архипелага. Уже после опубликования этого документа советская сторона, как отмечают юристы-международники А.Н. Вылегжанин и В.К. Зиланов, заявляла "о непризнании ряда содержащихся в Горном уставе предписаний о природоохранных мерах, а также о регламентации ведения изыскательских работ и бурении на нефть, археологических исследований" [1, с. 41]. Но эти же авторы подчеркивают: "На практике же, при отсутствии возражений большинства государств- участников Договора, Горный устав Шпицбергена применялся и применяется. Соответственно, в настоящее время пока нет весомых и убедительных международно-правовых оснований считать его разработку и принятие противоречащим Договору о Шпицбергене и по этой причине недействительным или ничтожным" [1, с. 42]. Главное - соблюдается ли на практике принцип равноправия всех участников договора относительно их деятельности на архипелаге, не имеют ли вводимые норвежской стороной правила (прежде всего - природоохранные) стремления дать односторонние преимущества кому бы то ни было. А именно такие обвинения высказываются в адрес Осло. Так, еще в 1973 году консул СССР Г.Л. Гребнев отмечал "повышение активности норвежцев в укреплении своих позиций на Шпицбергене: расширение зоны экономической деятельности - строительство новой шахты в Свеагруве, активные поиски нефти и другие мероприятия, дальнейшие шаги ограничения деятельности участников Парижского договора о Шпицбергене путем введения новых законов и правил. Увеличилось внимание к проблемам Шпицбергена со стороны норвежских министров и учреждений, что выражается в значительном росте посещений архипелага различными комиссиями, возглавляемыми министрами и влиятельными политическими деятелями" [13, Д. 292. Л. 58.].

Осложнения в международных отношениях, связанные со Шпицбергеном, продолжаются и в XXI веке. 5 июня 2001 года норвежский Стортинг принял закон о природоохранной деятельности на Шпицбергене. Этот закон вместо прежней уведомительной процедуры норвежских властей о возможных новых разработках полезных ископаемых или иной хозяйственной деятельности вводит разрешительный порядок для всех участников экономической деятельности на архипелаге. Историк И.А. Михайлов по этому поводу отмечает: "Норвежский премьер- министр заверил российское руководство, что данный закон не затронет интересов России. Беспокойство, однако, у шахтеров "Арктикуголь", у представителей российской общественности осталось. Некоторые эксперты решение норвежских законодателей расценили как попытку под видом природоохранной деятельности начать вытеснение России со Шпицбергена" [16].Одновременно это можно расценивать как очередную попытку норвежских высших властей обойти если не букву, то, во всяком случае, дух Парижского договора.

Позиция советской, а затем российской стороны в этих ситуациях была сформулирована достаточно давно и не менялась. Советский консул на Шпицбергене А.А. Рыльников так выразил ее в 1980 году: "Конечно, как это бывает между пограничными государствами, между СССР и Норвегией имеются проблемы, которые ждут своего решения, однако практика показала, что в разрешении этих проблем проявляет заинтересованность не только советская, но и норвежская сторона. Имеются нерешенные вопросы, касающиеся наших двусторонних связей и здесь на Шпицбергене. Мы уверены, что большинство из них может быть разрешено на основе точного выполнения Договора о Шпицбергене 1920 года и Горного Устава 1925 года" [13, Д. 353. Л. 92, 93].

5. Кто владеет биоресурсами архипелага?
С 70-х годов XX века обострился спор о праве на добычу биоресурсов в водах архипелага. Разногласия между Норвегией и некоторыми участниками Договора о Шпицбергене 1920 года наиболее четко юридически обозначились по вопросу о соответствии международному праву введения Норвегией в 1977 году законодательства о 200-мильной рыбоохранной зоне вокруг Шпицбергена. Еще 15 июня 1977 года советское посольство в Осло направило ноту МИД Норвегии, где было указано, что в решении об установлении 200-мильной рыбоохранной зоны вокруг Шпицбергена обращает на себя внимание его "явное несоответствие обязательствам, принятым на себя Норвегией по Договору о Шпицбергене 1920 года. Решение принято норвежским правительством в одностороннем порядке и основывается на внутреннем законодательстве Норвегии, хотя касается особого района, который попадает под действие упомянутого Договора. (...) решение исходит из возможности запрещения Норвегией рыбного промысла остальных участников Договора в этом районе и даже предусматривает нормы наказания в отношении их граждан" [1, с. 131].

Вопрос о правовом режиме морских пространств вокруг Шпицбергена и его природных ресурсах не был решен и в последующие годы. Норвегия демонстрировала намерение обеспечивать выполнение своего законодательства о 200-мильной зоне, а СССР, Исландия и ряд других стран демонстрировали намерение отвергнуть эти притязания как не соответствующие международному праву. "С практической точки зрения поставлен современной экономической деятельностью следующий вопрос толкования Парижского Договора 1920 года: вправе ли Норвегия запретить всем другим государствам-участникам Парижского договора осуществлять рыболовство в территориальных водах Шпицбергена - пли, тем более, во всем районе действия Договора - по причине чрезмерной эксплуатации морских живых ресурсов, например?" [1, с. 46] Широко известны факты задержания российских рыболовных судов в водах Шпицбергена, а также инцидент с обстрелом норвежскими кораблями исландских траулеров в 1994 году и другие подобные случаи. Как отмечают А.Н. Вылегжанин и В.К. Зиланов, "некоторые законодательные меры, водимые Норвегией в одностороннем порядке (закрытие районов промысла именно для траловых судов, иные ограничения) косвенно предоставляют пользу только норвежской стороне. Дело в том, что эти меры не затрагивают в практическом плане норвежский флот: он в эти периоды здесь либо не ведет промысел, либо ведет его ярусами, а не тралами" [1, с. 68].

В 1978 году было заключено "Соглашение между правительством СССР и Правительством Норвегии о совместных мерах контроля за рыбным помыслом и регулирования рыболовства в смежном участке Баренцева моря, прилегающем к материковому побережью Норвегии и СССР". Суть совместного управления состоит в том, что согласовываются единые правила рыболовства и строго контролируется их соблюдение всеми участниками промысла, включая суда третьих стран. Эти правила были сформулированы в "Протоколе о временных правилах рыболовства в смежном участке Баренцева моря" от 11 января 1978 года. Велись переговоры о распространении подобного подхода и на район действия Договора о Шпицбергене. Но договоренность об этом не была оформлена. В итоге в 2001 году Россия была вынуждена привлечь военные корабли Северного флота для защиты своих рыбаков в Баренцевом море. После этого силовые действия норвежской береговой охраны против российских траулеров на время прекратились. Но в 2005 году инциденты с задержанием российских и иных судов у Шпицбергена возобновились.

15 сентября 2010 года в Мурманске был подписан "Договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане"[17]. Судя по опубликованным картам, морская граница между Россией и Норвегией проходит по восточной линии "шпицбергенского квадрата" в его северной части и отклоняется далее на восток в южной части. Таким образом, Россия уступила соседу часть своей акватории в районе Шпицбергена. Посол Норвегии в России К. Хауге в интервью Интерфаксу назвал этот договор "хорошим, честным компромиссом, который может послать другим странам соответствующий сигнал" [18]. В сообщении пресс- службы Президента России, которое цитирует РИА "Новости", говорится, что сегодняшнее подписание договора "знаменует исторический прорыв в отношениях между Россией и Норвегией" [19].

Но в России раздается и ряд критических высказываний в связи с этим договором. По мнению рыбаков, ученых и специалистов Северного и Западного рыбопромысловых бассейнов России, выраженном в открытом письме Президенту России на сайте Murman.ru, те, кто готовил документ с российской стороны, проигнорировали интересы отечественного рыболовства "в угоду газовиков и нефтяников" [19]. Мурманский ученый-океанолог Г.В. Степахно так комментирует разграничение в спорном секторе Баренцева моря: " Если бы его, условно говоря, поделили пополам по секторальному принципу или традиционному, то пусть бы так и было. Но линию дележа продлили до 85° и практически дезавуировали наши возможности в зоне архипелага Шпицберген. Западнее этой линии юрисдикция России уже не распространяется. В результате наши рыбаки теряют свободу действий для работы в зоне Шпицбергена. Потери рыбаков могут составить 300-350 тыс. тонн рыбы хороших тресковых пород: трески, пикши, палтуса, окуня" [20].

6. Кто владеет шельфом вокруг архипелага?
В начале XXI века в связи с перспективами добычи углеводородов в этом районе приоритет приобретает вопрос о принадлежности шельфа архипелага. Добыча углеводородов в Баренцевом море - одна из наиболее перспективных сфер экономической деятельности в ближайшем будущем в западном секторе Арктики. На современном этапе одним из важнейших аспектов внешнеполитической деятельности Норвегии является комплекс мероприятий, направленных на закрепление за этой страной исключительных прав на природные ресурсы территории морей Арктического региона. Об этом заявил норвежский министр иностранных дел Й.Г. Стёре, выступая 10 ноября 2005 года в университете города Тромсё, когда подчеркнул, что Осло "будет стремиться к международному признанию своих взглядов в отношении архипелага Шпицберген, (...) добычи нефти и газа, а также рационального управления ресурсами" [21]. Первостепенным в этой связи является вопрос о принадлежности и разграничении континентального шельфа.

Вопрос об юридической принадлежности месторождений на дне океана вокруг архипелага представляет интерес для многих государств мира. A.M. Орешенков в связи с этим отмечает: "По мнению норвежских официальных органов, Норвегия установила свою юрисдикцию над шельфом в зоне действия договора о Шпицбергене на основании Королевской резолюции о норвежском континентальном шельфе от 31 мая 1963 года. В основе резолюции - не декларируемые в ее тексте положения международного права, исходящие из того, что государство, устанавливающее юрисдикцию над шельфом, не отягощено какими-либо обязательствами в отношении шельфа (в случае со Шпицбергеном - прилегающих к его сухопутной территории морских пространств, где договор предусматривает добычу полезных ископаемых в соответствии с местными законами) другими международными соглашениями, участником которых оно является. Базируясь на этой недекларируемой основе, авторы резолюции не дали никаких ссылок на договор о Шпицбергене, не учли в ней его положения и не упоминают в резолюции об архипелаге" [22].

Этот феномен объясняется тем, что у архипелага в момент вынесения Королевской резолюции не было границ территориальных вод, а исходные линии и границы территориального моря используются для отсчета границ континентального шельфа и исключительной экономической зоны (ИЭЗ). Норвегия установила границы "территориального моря" архипелага только в 1970 году, не указав причины, по которым она применяет юридический термин "территориальное море". При этом в Осло считают, что "у Шпицбергена нет своего шельфа, так как он, согласно этой позиции, представляет собой естественное продолжение подводной части не архипелага, а континентальной Норвегии. В этой связи в пределах границ "норвежского" шельфа, устанавливаемых от базисных линий архипелага, действуют те же нормы, что и на шельфе материковой части страны" [23]. В 1985 году Норвегия ввела в действие в шельфовых пространствах вокруг архипелага национальный нефтегазовый закон, который был разработан для континентальной части этой страны и ее шельфа. На основании этого закона Норвегия в одностороннем порядке ограничила зону действия договора о Шпицбергене пределами суши и территориального моря архипелага.

Площадь пространств в зоне действия Договора о Шпицбергене, режим которых имеет спорный характер, составляет более одного миллиона квадратных километров. Норвегия стремится установить границы "шельфа" и "недискриминационной" рыбоохранной зоны Шпицбергена на запад и восток на основании принципа срединной линии. Однако границу т. н. рыбоохранной зоны в южном направлении (в сторону континентальной части страны) она установила без его учета.

В 2006 году Осло заключил договор с Данией о разграничении между Гренландией и Свальбардом (Шпицбергеном). Как указывает A.M. Орешенков, "в нем не учтены положения о пространственной сфере действия договора о Шпицбергене". В 2009 году Норвегия получила рекомендации геологов Комиссии ООН относительно установления границ континентального шельфа, отсчитываемых от архипелага. В связи с этим A.M. Орешенков подчеркивает, что "геологи не вправе давать такие рекомендации по установлению границ шельфовых пространств, которые имеют особое международно-правовое положение, определяемое не нормами Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, а Парижским договором о Шпицбергене 1920 года" [24]. Попытка разобраться с этими проблемами, предпринятая в июне 2006 года британским внешнеполитическим ведомством, которое собрало экспертов министерств иностранных дел стран-участниц договора о Шпицбергене (без участия норвежского представителя), не дала результатов.

Несмотря на подписанное еще 15 февраля 1957 года "Соглашение между СССР и Норвегией о морской границе между двумя странами", проводимые с 1970 года двусторонние переговоры, до 2010 года не были решены проблемы разграничения экономических зон и континентального шельфа в Баренцевом море между Россией и Норвегией. В 1975 году Норвегия выступила с предложением провести разграничение континентального шельфа по линии, проходящей восточнее границы полярных владений Советского Союза. Таким образом, Норвегия выступила с претензиями на 155 тыс. кв. км советских (российских) морских пространств. Претендовала Норвегия и на 10 тыс. кв. км в качестве своей экономической зоны при выпрямлении на север от "шпицбергенского квадрата" границы полярных владений России. Россия в этом случае теряла бы участок акватории площадью в 25 тыс. кв. км [25].

Договор о разграничении пространств, подписанный в Мурманске 15 сентября 2010 года, по мнению российских официальных лиц, соответствует интересам России. Руководитель Института политического и военного анализа (ИПВА) А. Шаравин заявил: "По договору Норвегии отошла только морская акватория, это дело старое и спорное. И это хорошо, что нам удалось договориться с норвежцами. (...) Как можно судить, все остались довольны. Суть в том, что вопросы по поводу шельфа и Арктики решаются на односторонней и двусторонней основе, и теперь Норвегия сможет нам помочь в урегулировании. Договор с Норвегией - это разумный компромисс, и Россия от этого ничего не потеряла" [18].

Но ряд специалистов считает, что интересы российских нефтегазовых компаний пострадают. Так, в частности, правовед A.M. Орешенков заявляет: "Отсутствие в соглашении о разграничении положений, учитывающих правовые реалии договора о Шпицбергене и норвежского национального законодательства, значительно затруднит возможность строительства российского порта на архипелаге в удобном для наших судоходных компаний месте, также сократит доходы наших государственных нефтегазовых компаний, имеющих законодательно разрешенный доступ к российским шельфовым месторождениям, при обнаружении нефтегазовых залежей на стыке российского шельфа в Баренцевом море и шельфовых пространств вокруг Шпицбергена" [26].

Главный ученый секретарь Кольского научного центра РАН А. Виноградов заявил, "что Россия пошла на слишком большие уступки, согласившись на раздел по компромиссной линии Лаврова-Стере. В 80-е годы мурманские геофизики выявили в пределах спорной зоны геологические структуры, которые могут служить вместилищами для месторождений нефти и газа. Самое крупное куполообразное поднятие получило название "Свод Федынского", и прогнозные ресурсы газа в его пределах были оценены в 5,8 триллиона кубометров. Линия Лаврова-Стере разделила и зону, и свод Федынского примерно пополам" [27].

Еще до подписания договора обозреватель журнала "Эксперт - Северо-Запад" П.М. Прохоров писал, "что России следует сначала договориться с Норвегией о приемлемом для нашей страны статусе 200-мильной акватории вокруг архипелага, затем добиться одобрения такого решения ото всех участников Парижского договора, а уже после этого завершить переговоры о морской границе" [28]. Судя по приведенным выше высказываниям, подписание договора не сняло напряженностей и неясностей в российско-норвежских экономических спорах в районе "шпицбергенского квадрата".

Заключение
Таким образом, в начале XXI века район Шпицбергена остается одной из конфликтных зон, где столкнулись интересы многих государств мира, в том числе и расположенных вдали от Северного Ледовитого океана. Поэтому для российской стороны (как, впрочем, и для других стран) в разворачивающейся "битве за Арктику" архипелаг имеет геополитическое значение. К сожалению, активизация борьбы правительства за принадлежность Шпицбергена к России или хотя бы за обеспечение ее преимущественных прав на архипелаге начиналась каждый раз в ситуации вынужденной, когда иностранные государства приступали к экспансии в отношении этой территории. Так было накануне Первой мировой войны, и после ее окончания, и во время начала холодной войны, на рубеже XX-XXI вв. Каждый раз российские власти были вынуждены занимать оборонительную позицию, отстаивая статус-кво архипелага.

В настоящее время не урегулирован ряд международно-правовых вопросов, касающихся делимитации пространств между странами, побережья которых выходят к Северному Ледовитому океану; установления границ шельфа прибрежных государств за пределами 200- мильной экономической зоны; а также режима морских пространств и шельфа в зоне действия договора о Шпицбергене. По режиму пространств вокруг этого архипелага отсутствует единство мнений не только между Россией и Норвегией, но и между Норвегией и рядом других участников Парижского договора о Шпицбергене 1920 года. Суть противоречий составляют вопросы использования природных богатств архипелага и прилегающей к нему зоны Баренцева моря, а точнее - право вести свободную экономическую деятельность в этой части Арктики.

В решении спорных хозяйственных политических вопросов по поводу Шпицбергена и прилегающей зоны океана за более чем вековой период сложилась солидная международная нормативно-правовая база, основой которой является Парижский договор о Шпицбергене. "Разрушение этой сложившейся десятилетиями договорно-правовой основы международных отношений между наиболее заинтересованными государствами не отвечает интересам как прибрежных к Баренцеву морю государств - России и Норвегии, так и международного сообщества в целом. Ссылки на двусторонние договоры между СССР/Россией и Норвегией как основания для отступления от "устаревших" положений Договора о Шпицбергене юридически не корректны. Поддержание правопорядка, предусмотренного Договором о Шпицбергене, не противоречит развитию российско-норвежского сотрудничества, нацеленного на рациональное, отвечающее современности управление природными ресурсами Баренцева моря" [1, с. 93]. Но серьезные экономические и политические противоречия между Норвегией и остальными участниками Парижского договора существуют объективно как в "шпицбергенском квадрате", так и на самом архипелаге. Основные из них были упомянуты выше. Какие новые проблемы могут всплыть в этой зоне в связи с растущей борьбой за "передел Арктики" - покажет уже ближайшее будущее. Поэтому точку в споре о Шпицбергене ставить пока еще рано.

Литература

1. Вылегжанин А.Н., Зиланов В.К. Шпицберген: правовой режим прилегающих морских районов. - М.: СОПС, 2006.

2. Зингер Е.М. Между полюсом и Европой. - М.: Мысль, 1975.

3. Тимченко Л.Д. Шпицбеген: история и современность. - Харьков: Феникс, 1992.

4. Буроменский М.В., Тимченко Л.Д. Международно-правовой статус Шпицбергена. // Правоведение. - 1990. - № 3. URL: http: / / web 1. law. edu.ru / magazine / article. asp?magI D=5&magNum=3 &magYear= 1990&arti cleID= 156653.

5. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1276. Оп. 9.

6. РГИА. Ф. 37. Оп. 67.

7. РГИА. Ф. 92. Оп. 1.

8. Орешенков A.M. История установления государственной принадлежности сухопутных и морских пространств на Крайнем Севере Европы. URL: http://www.b- port.com/news/archive/2009-10-13-1/.

9. Договор о Шпицбергене (подписан в г. Париже 09.02.1920). URL: http://www.bestpravo.ru/fed1991/data05/tex18072.htm.

10. Советско-норвежские отношения. 1917-1955. - М.: ЭЛИА-АРТ-О, 1997.

11. Директива И.В. Сталина В.М. Молотову перед поездкой в Берлин в ноябре 1940 г. // Новая и новейшая история. - 1995, № 4. - С.78.

12. Под небом Арктики. Архипелаг Шпицберген - прошлое и настоящее. - М., 1988.

13. Государственный архив Мурманской области (ГАМО). Ф.П-17. Оп. 1.

14. ГАМО. Ф. 213. Оп. 1.

15. Квицинский Ю.А., Штодина И.Ю. К вопросу о международно-правовом режиме архипелага Шпицберген и прилегающих вод / / Представительная власть. XXI век. - 2007. - № 3. URL: http://www.pvlast.ru/archive/index.pr383.php.

16. Михайлов И. Шпицберген. История отечественного освоения архипелага. URL: www.pseudology.org/goroda / Shpitsbergen. htm.

17. Договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. URL: http://news.kremlin.ru/ref_notes/707.

18. Значит договорились? URL: http: / /www.arcticuniverse. /ru/expert/ 20101120/00316.html.

19. Васильев M. Россия отдаст Норвегии часть Баренцева моря. URL: http: http://news.km.ru/rossiya_otdast_norvegii_chast_ba.

20. Степахно Г.В. Договор о дележке моря - это приговор интересам России. URL: http: http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file =article&sid=587409.

21. Банько Ю. Арктика: зона сотрудничества или конфронтации? // Север промышленный. - 2008. - № 10-11. URL: http://helion-ltd.ru/component/content/article/43--q- q/ 1117-2008-12-16-19-09-03.

22. Орешенков A.M. Битва за Шпицберген. URL: http://www.ng.ru/energy/2009-01- 13 / 12_Shpicbergen.html.

23. Орешенков A.M. Баренцево море: регион нерешенных международно-правовых проблем. URL: http://stroy-press.ru/?id=7929.

24. Орешенков A.M. Арктический квадрат возможностей. URL: http:// www.globalaffairs.ru / number / Arkticheskii-kvadrat-vozmozhnostei-15069.

25. Барциц И.Н. О правовом статусе российского арктического сектора//Право и политика. - 2000. - № 12. URL: http://library.by/portalus/modules/ international- law/print.php?subaction=showfull&id= 1095958984&archive=&start_from=&ucat1&.

26. Орешенков A.M. Семь веков борьбы за Арктику. URL: http://morvesti.ru/analytics/index.php?ELEMENT_ID=8847.

27. Делимитация морской границы с Норвегией - удар по российским нефтегазовым интересам. URL: http: http://energyfuture.ru/delimitaciya-morskoj-granicy-s-norvegiej-udar-po- rossijskim-neftegazovym-interesam.

28. Прохоров П.М. Россия, Норвегия, Шпицберген - испытание компромиссом. URL: http: http://www.regnum.ru/news/ 1222470.html.

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Чья Арктика   Чт Дек 29, 2011 7:34 am

http://www.stoletie.ru/geopolitika/_arkticheskij_uzel_2011-12-29.htm Информационное агентство СТОЛЕТИЕ 29.12.2011
Арктический узел Артем Ивановский
И Китай включился в борьбу за богатейшие ресурсы региона
На одной из пресс-конференций губернатор Архангельской области Илья Михальчук заявил:
Цитата :
«Арктика должна стать зоной мира».
Однако эксперты ведущих мировых держав, а также и небольших приарктических государств практически единодушно прогнозируют возможность возникновения военных конфликтов из-за нарастающих противоречий на почве раздела колоссальных богатств Арктики.
27 ноября в ежегодно публикуемом докладе военной разведки Дании (FE), который разместила газета «Политикен», подчеркивалось:
Цитата :
«В ближайшие 10 лет в Арктике могут иметь место военные столкновения небольшого масштаба». Приводились также некоторые подробности: «Конфликты могут быть вызваны вооруженными силами третьих государств, гражданскими акциями либо разработкой природных ресурсов - поисками нефти или рыболовством на оспариваемых территориях, а также поблизости таких спорных территорий».
Заметим, что поводов для возникновения угрозы вооруженной конфронтации в Арктике имеется не просто достаточно - их, даже можно сказать, слишком много.
На арктические территории и их природные богатства претендуют более полутора десятка государств, входящих в различные военные блоки и военно-политические альянсы.
В так называемый «Арктический совет» входят восемь стран, имеющих выход в Арктику – Россия, Канада, США, Исландия, Норвегия, Дания (вместе со своим островом Гренландией), Швеция, Финляндия. В Совет Баренцево-Евроарктического региона (СБЕР) вошли на правах постоянных членов Россия, Дания, Исландия, Норвегия, Финляндия и Швеция, а также Комиссия Европейских сообществ. Девять государств - Великобритания, Германия, Италия, Канада, Нидерланды, Польша, Франция, США, Япония имеют в СБЕР статус наблюдателей. Существует и Совет министров Северных стран с таким составом участников: Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция, а также автономные территории – Фарерские острова (Дания), Гренландия (Дания), Аландские острова (Финляндия). Информационные офисы Северного совета находятся в Эстонии, Латвии и Литве, а также в Санкт-Петербурге и Калининграде.
Большая часть государств арктического пояса имеют друг к другу территориальные претензии. Канада спорит по поводу морской границы с США (Диксон-Энтранс, море Бофорта, пролив Хуан-де-Фука, остров Мачиас-Сил). Великобритания спорит за континентальный шельф Рокопл с Данией и Исландией, спорит с Исландией, Данией и Ирландией из-за границы континентального шельфа Фарерских островов. Ирландия спорит по поводу континентального шельфа Фарерских островов за пределами двухсотмильной зоны с Данией, Исландией и Великобританией. Шпицберген находится в центре морского пограничного спора между Норвегией и Россией. При этом США, Дания и Канада — в отличие от Норвегии и России - не признают территориальных прав Исландии в Северном Ледовитом океане. И так далее…
Достаточно ознакомиться с нагромождением противоречий и территориальных претензий, чтобы понять бесперспективность попыток их разрешения в рамках, как это модно сейчас говорить, «правового поля». Причем ситуация усугубляется ускоряющимся процессом истощения основных стратегических ресурсов планеты. Кроме того, по причине стремительного потепления в Арктике ледовое покрытие уже в перспективе очень близкого будущего будет таять на несколько месяцев в году, что откроет новый канал для атлантико-тихоокеанского судоходства и обеспечит доступ к 90 миллиардам баррелей нефти. Соответственно, все заинтересованные стороны торопятся заявить свои права на морское дно и разрабатывают военные и коммерческие планы на регион. В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву, страны, граничащие с Арктикой, могут отстаивать свои права на владение природными ресурсами в пределах до 200 миль от побережья.
При этом конкурирующие страны все более алчно взирают на арктические рубежи России, которая в силу своего историко-географического положения является крупнейшим игроком в Арктике.
Так, протяженность побережья окраинных морей российского сектора Северного Ледовитого океана и Берингова моря составляет 10400 км, или 68% протяжённости всех окраинных морей России. Территориальное богатство дополняется обилием других природных ресурсов, среди которых водные, энергетические, минерально-сырьевые. Геологи обнаружили в Арктике практически все элементы из таблицы Менделеева, а месторождения нефти и газа только северных районов Западной Сибири содержат значительную часть мировых запасов углеводородов. Соответственно, в течение последних трех лет неоднократно предпринимались попытки сместить Россию с лидирующих позиций в арктическом регионе.
В принятой 12 января 2009 года директиве по арктической политике США подчеркивается, что в Арктике
Цитата :
«Соединенные Штаты имеют широкие фундаментальные интересы в сфере национальной безопасности и готовы действовать независимо либо в союзе с другими государствами по защите этих интересов».
Причем «арктические интересы» США включают, например, такие вопросы, как противоракетная оборона и системы раннего оповещения, а также развертывание морских и воздушных систем для стратегических морских перевозок. 10 ноября 2009 года был опубликован
Цитата :
«Арктический план действий ВМС США»
. В этом документе особое внимание уделялось вопросу развития ледокольного флота. На специальных «арктических» слушаниях в конгрессе США адмирал Тад Аллен отметил:
Цитата :
«Россия в 2009 году завершает программу строительства национальных атомных ледоколов нового поколения, что гарантирует ей наличие нескольких тяжелых ледокольных судов далеко за 2020 год».
Аллен напомнил, что спущенный на воду в 2007-м ледокол «50 лет Победы» гарантирует России доступ к природным ресурсам, находящимся в регионе Арктики. В связи с этим США необходимо вкладывать средства в строительство новых ледоколов, так как срок эксплуатации американских тяжелых полярных ледоколов подходит к концу. Мнение Аллена поддержал конгрессмен-республиканец Дональд Янг, призвавший конгресс
Цитата :
«выделить необходимые доллары для нового арктического флота ради будущего нашей великой страны».
Были предприняты и меры по усилению американского военного присутствия в Арктике: в городе Вардё на крайнем востоке Норвегии размещен радар ПРО США «Globus II». Ранее «Globus II» находился на базе ВВС США Ванденберг в Калифорнии. Он был разработан для получения разведданных о баллистических ракетах.
Подчеркнем, что с военной точки зрения здесь, в Вардё, идеальное положение для слежения за российскими межконтинентальными ракетами на пространстве от Плесецка до Камчатки, охватывающем шесть часовых поясов.
Информация о траекториях ракет и боеголовок, позволяющая организовать их перехват, имеет огромную важность для США.
Серьезные меры на арктическом стратегическом направлении предпринимаются и другими игроками. Так, в докладе о североевропейском сотрудничестве в области обороны и внешней политики, представленном в начале февраля 2009 года, бывший министр иностранных дел Норвегии Турвал Столтенберг выдвинул предложения о сотрудничестве в 13 оборонных областях между пятью странами Северной Европы: Норвегией, Швецией, Финляндией, Данией и Исландией. В числе приоритетов в докладе Столтенберга упоминается создание совместных морских сил быстрого реагирования, ледокольного флота, амфибийного подразделения, сил гражданской обороны по борьбе с природными техногенными катастрофами, объединенной системы подготовки кадров для указанных служб. По мнению автора доклада, реализация этих мер могла бы способствовать серьезной экономии средств пяти стран Северной Европы в сфере безопасности. Часть такого сотрудничества – рост количества военных учений в Арктике. Началась ускоренная модернизация вооруженных сил арктических держав. Так, норвежский ВМФ заказал пять новейших фрегатов, которые планируется оснастить высокотехнологичными ударными ракетами. К концу 2007 года были введены в эксплуатацию пять патрульных судов проекта «Номен», созданного специально для работы у норвежского побережья. В 2008 году норвежское правительство приняло решение закупить 48 американских самолетов Joint Strike (JSF).
Все более настойчивое желание потеснить Россию в Арктике демонстрирует Канада. Так, 30 августа канадский премьер - министр Стивен Харпер совершил инспекционную поездку по арктическим военным базам , объявив, что «северная стратегия» страны включает в себя увеличение военного присутствия в полярных широтах.
Россия осознает масштабы потенциальных угроз своим национальным интересам в Арктике. Так, в «Стратегии национальной безопасности», утвержденной указом президента РФ Дмитрия Медведева от 12 мая 2009 года, подчеркивается:
Цитата :
«В условиях глобализации процессов мирового развития между государствами обострились противоречия, связанные с нарастнием риска исчерпания запасов важнейших стратегических ресурсов, что создает серьезные потенциальные угрозы в Арктической зоне Российской Федерации».
27 марта сего года пресс-служба Совета Безопасности РФ сообщила о том, что Россия планирует до 2020 года создать арктическую группировку войск для защиты экономических и политических интересов страны в этом регионе в рамках концепции
Цитата :
«Основы государственной политики РФ в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу».
Этим документом предусмотрена необходимость создания группировки сил общего назначения ВС РФ, других войск, воинских формирований и органов (в первую очередь пограничных органов) в арктической зоне России, способных обеспечить военную безопасность в различных условиях военно-политической обстановки. В частности, арктические войска ФСБ составят 10–12 тысяч человек. Их основа – полк морской пехоты в Мурманске и мотопехотная бригада в Печенге.
Кроме того, с целью защиты российских интересов в Арктике будет значительно усилена группировка сил военно-морского флота. 8 ноября премьер-министр РФ Владимир Путин заявил, что Россия намерена увеличить число подводных лодок в районе Северного морского пути.
Напомним, что 20 сентября на заседании Морской коллегии при правительстве РФ главком ВМФ РФ адмирал Владимир Высоцкий сообщил, что в 2012 году будет завершена разработка Морской доктрины до 2030 года. Также адмирал Высоцкий подчеркнул, что насущной необходимостью является обеспечение присутствия ВМФ России в районах мирового океана:
Цитата :
«Это не демонстрация флага, это обеспечение констатации наших стратегических интересов в том или ином регионе. Мы вернулись к освоению Арктики».
Следует особо подчеркнуть, что сегодня на арену борьбы за Арктику все чаще выходит Китай. Об этом свидетельствует опубликованный 1 марта 2010 г. в Швеции доклад Стокгольмского Международного Института мирных исследований
Цитата :
«Китай готовится к освоению свободной ото льда Арктики»,
подготовленный при поддержке МИД Норвегии. В нем говорится, что Арктика может стать еще одной зоной (наряду с Африкой), где КНР будет преследовать свои геополитические интересы. Прежде всего, такими целями является доступ к залежам полезных ископаемых для растущей китайской экономики, а также развитие торгового сообщения через арктические воды. Пекин интересуют новые транспортные магистрали, которые могут появиться в Мировом океане в летний период, возможно, уже к 2013 году. Причем особое внимание КНР привлекает Северный морской путь, тянущийся вдоль арктических берегов России. Использование Северного морского пути сулит огромные транспортные выгоды для Китая, экономика которого в большой степени связана с морским транспортом. При этом Китай опасается, что Россия может запросить слишком высокую цену за транзит, что может нивелировать большую часть потенциальной выгоды.
В борьбе за арктический шельф Пекин намерен потеснить северные морские державы, включая Россию. В 2004 году у Китая появилась постоянная наземная база в Арктике - на архипелаге Шпицберген в Баренцевом море основана исследовательская станция «Хуанхэ чжань». Влиятельный китайский эксперт Ли Чжэньфу считает, что появление более короткого судоходного пути из Восточной Азии в Европу и Северную Америку потенциально может открыть перед Китаем огромные возможности - как экономические, так и военные. В своем исследовательском отчете для Госсовета КНР он особо подчеркнул:
Цитата :
«Тот, кто получит контроль над арктическим маршрутом, будет контролировать новый путь мировой экономики... Арктика имеет серьезное военное значение, и другие страны признают этот факт».
В начале сентября Китай предпринял первую реальную попытку прорыва в Арктику. Китайский миллиардер Хуан Нубо предложил властям Исландии продать ему земли на северо-востоке острова.
Причем он запросил «под строительство курорта» площадь в 300 тыс. кв. км. Ясно, что подлинной целью этих китайских «инвестиций» являлось получение стационарной базы на стратегически важном пересечении арктических коммуникаций, имеющей очевидное военное значение. Поэтому под нажимом США и Великобритании исландское правительство отказало китайскому «инвестору» в его «скромной» просьбе. Таким образом, отныне у Китая осталось только одно решение — прорываться в Арктику через Берингов пролив, что означает прямую угрозу арктическим рубежам России.
В среде экспертов-международников Арктика называется тем местом,
Цитата :
«где никогда не заканчивалась «холодная война».
Недавно американский военный эксперт Джоди Рэй Беннет опубликовал предположения о том, что Северный полярный круг в XXI веке может стать тем, чем был
Цитата :
«во второй половине XX столетия Ближний Восток».
Оснований для таких прогнозов действительно много...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Чья Арктика   Чт Фев 09, 2012 5:50 am

http://file-rf.ru/news/5300 Файл-РФ 13:20 09 февраля
Амдерма – старый арктический плацдарм России возвращается
По решению Владимира Путина аэропорт заполярного посёлка Амдерма будет реконструирован и станет главной авиагаванью при освоении Арктики.
Глава правительства подписал распоряжение, по которому аэропорт заполярного посёлка Амдерма на побережье Карского моря в Ненецком автономном округе (НАО) получил статус федерального казённого предприятия. Его реконструируют и сделают плацдармом для освоения Арктики.
Цитата :
«Это важное событие не только для региона, но и для всей российской Арктики, так как аэропорт имеет стратегическое значение для освоения северных широт», –
цитирует ИТАР-ТАСС слова губернатора НАО Игоря Фёдорова.
Он считает, что новая форма собственности
Цитата :
«позволит предприятию перейти на финансирование из федерального бюджета, в том числе осуществить реконструкцию аэропорта и приобрести новое светосигнальное оборудование. Кроме того, наладится своевременная выплата заработной платы работникам».
Напомним, посёлок Амдерма был основан в 1933 году, когда начали строить рудник для добычи плавикового шпата. Многие десятилетия он служил крупнейшей арктической базой советской военной полярной авиации, центром гидро- и метеорологического обеспечения Северного морского пути.
После пятнадцатилетнего простоя и забвения – стратегический аэропорт и, соответственно, посёлок вокруг него, благодаря решению Путина, вновь возвращаются к активной жизни.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Чья Арктика   Вс Фев 26, 2012 3:17 am

TORA Отправлено Сегодня, 07:54
На Аляске снова подняли вопрос американского суверенитета над русскими островами Врангеля
Бывший американский сенатор Джо Миллер сурово критикует Барака Обаму за отказ от владения несколькими значительными богатыми нефтью островами Аляски, якобы из-за враждебности администрации Обамы к нефтяной промышленности. Обвинение создало волну гнева в право-консервативной блогосфере:
"Обама подарил 7 стратегических островов русским"
"Американские диктаторы раздаривают земли врагам"
"Истребление американской нации"

Земли, о которых идет речь - острова Врангеля и части архипелага Делонг на севере Сибири. Каждые несколько лет кто-то заявляет, что эти острова по праву принадлежат Соединенным Штатам. В 1881 году американский военно-морской капитан водрузил флаг США на нём. Правительство России официально установило суверенитет над островом в 1911 году, хотя она была оспорена канадской экспедицией в 1921 году. С 1926 года, однако, Врангель был под советской, а затем русской оккупацией. Соединенные Штаты признают контроль России, хотя формально договор никогда не был ратифицирован. Экстремистские националистические группы (State Department Watch) таким образом утверждают, что у США есть законные претензии на Врангеля и остальные острова, и таким образом должны оспаривать суверенитет России.

[/spoiler]
Цитата :
Примечание переводчика: американская катынь обострилась после находки громадных залежей лёгкой нефти на Чукотке. Это, так сказать, в благодарность за снабжение города Ном на Аляске. Вот зачем амеры толкают японцев на Курилы.
--------------------------------------------------------------
#4 TORA Отправлено Сегодня, 08:08
http://www.statedepartmentwatch.org/SoSakhalinGiveaway.htm
Аппетит приходит во время еды
Цитата :
Южный Сахалин, Курилы и остальные трофейные территории вроде Калининграда должны быть равномерно распределены между участниками анти-Гитлеровской коалиции в соответствии с их вкладом в победу над нацизмом. Поскольку Америка сражалась в одиночку, а СССР равно виноват с Германией, то эти земли полагаются США как победителю, больше всех пострадавшему во Второй Мировой Войне...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Чья Арктика   Чт Мар 01, 2012 7:30 am

http://www.regnum.ru/news/1504024.html ИА РЕГНУМ 22:34 28.02.2012
Ультиматум в Арктике: Норвегия требует от России снести свою спутниковую станцию на Шпицбергене
Норвежский губернатор Шпицбергена требует от России снести возведённые в Баренцбурге конструкции, предназначенные для размещения станции приема спутниковых данных. Три массивных бетонных фундамента для спутниковых антенн, кабельные каналы и два вагончика из контейнеров он требует удалить с горы в районе Баренцбурга до 15 мая, сообщает норвежское издание BarentsObserver. Утверждается, что возведение российской спутниковой станции началось прошлым летом без обязательного в таких случаях разрешения от губернатора, который является верховным представителем власти на архипелаге. Губернатор особо подчёркивает, что строительство началось вопреки тому, что на одной из встреч государственный НИИ Арктики и Антарктики был тщательным образом проинформирован о необходимости получить все требующиеся разрешения, прежде чем приступать к строительству. Согласно решению губернатора, ААНИИ должен следовать существующему плану землепользования, по которому занятый участок является рекреационным.
Станция приема спутниковых данных возводится в рамках стратегии обеспечения российского присутствия на Шпицбергене, принятой в декабре 2011 года. Вопрос может оказаться достаточно щекотливым, признаёт BarentsObserver, поскольку конструкции располагаются в пределах собственности российского треста Арктикуголь.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Чья Арктика   Ср Апр 04, 2012 6:47 am

http://svpressa.ru/society/article/53803/ Свободная пресса 1 апреля 2012 года 11:32
Великий нешёлковый путь Алексей Полубота
Самая северная в мире водная магистраль способна озолотить Россию, но...
Северный морской путь в царской России называли великим. В советское время на его освоение были потрачены огромные средства. В начале семидесятых годов благодаря появлению атомных ледоколов стала возможна круглогодичная навигация в арктических широтах. Севморпуть превратился в одну из главных водных магистралей страны.
В девяностые годы либеральные «реформаторы» всерьёз заговорили о том, что стратегических интересов у России в Арктике нет, и главная задача состоит в том, чтобы переселить слишком «дорогих» для государства северян в центр и на юг России. Какой уж тут Великий северный морской путь…
В последние годы власть, вроде как, одумалась, поняла, что может значить «арктическая кладовая» для будущего России. Побережье и шельф российской части Северного ледовитого океана буквально усеяны месторождениями нефти и газа. А добытую нефть надо ведь как-то вывозить – вот и вспомнили о Северном морском пути.
Кроме того, нынешнее «тёплое десятилетие» вместе с таянием льдов в Арктике породило гипотезу о том, что эта арктическая магистраль может составить конкуренцию главному на сегодня морскому пути из Европы в Азию, проходящему через Суэцкий канал.
На Втором международном арктическом форуме в сентябре прошлого года секретарь совета безопасности Николай Патрушев заявил о том, что разработка «Стратегии развития Арктической зоны России» уже завершается. В этом документе, в частности, будет поставлена задача создания в Арктике транспортно-логистических комплексов и использовании Северного морского пути.
По прогнозам Патрушева, в ближайшие годы в связи с ростом экономик стран Азиатского-Тихоокеанского региона грузопоток на Севморпути может увеличиться в 10 раз. Эта водная магистраль короче на 2440 морских миль, чем трасса через Суэцкий канал, проход по ней сокращает длительность рейса в среднем на 10 суток, экономит около 800 тонн топлива для среднестатистического судна.
Казалось бы, можно уже потирать руки, ожидая больших барышей, которые принесёт России возрождённый Северный морской путь. Однако оценки экспертов по поводу наших перспектив на этом направлении колеблются от сдержанно-оптимистичных до негативных.

За Арктику заплатим ржавыми трубами?
- В 2010 году танкер «Балтика» с 70 тысячами тонн газоконденсата на борту был проведён из Мурманска в Китай. Это был прорыв. Ничего подобного до той поры не случалось. Всего за 2010 год по Северному морскому пути было переведено 110 тысяч тонн грузов. В 2011 году грузопоток увеличился до 800 тысяч тонн. Надеемся, что и дальше эта положительная тенденция будет сохраняться, - говорит заместитель генеральный директора по эксплуатации флота ФГУП «Росатомфлот» Андрей Смирнов
Причём речь, по словам Андрея Смирнова, идёт только о так называемых транзитных грузах из Европы и России в Юго-Восточную Азию. Кроме них по Севморпути даже в 90-е годы не прекращалась перевозка никеля из Дудинки в Мурманск. Всего же счёт перевозимых по самой северной в мире водной магистрали грузов идёт на миллионы тонн.

- В конце 80-х годов у нас был максимум грузопотока по трассе Севморпути – 7 миллионов тонн. В начале 90-х он упал до полутора миллионов тонн. Регулярно перевозили только грузы «Норникеля». Сейчас общий грузопоток приближается к 3 миллионам тонн.

СП»: - Давно уже говорится, что одна из существенных проблем Севморпути – инфраструктура. Порты на побережье Ледовитого океана хиреют, население в российской Арктике сократилось до предела. Это, видимо, существенный тормоз для развития магистрали?
- На трассе остался единственный рабочий порт с круглогодичным циклом работы – Дудинка. Понемногу оживает Певек на Чукотке. Существуют ещё Хатанга и Тикси, но они действуют как сезонные порты на время северного завоза. Эти порты тоже планируется возрождать, но здесь важно не повторить ошибок советского периода, когда огулом строилась инфраструктура, а потом она зачастую оказывалась невостребованной. Увеличивать мощность портов будут, исходя из потребностей.
Для транзитных грузов, кстати, не очень-то нужны именно порты. Принято решение Морской коллегии при Правительстве России о создании аварийно-спасательных центров. И традиционные морские знаки и маяки сегодня не так важны, благодаря развитию спутниковой навигации.

«СП»: - Между тем, США и Канада почувствовали вкус к арктической «ледяной нефти». Канада, США и даже Германия всерьёз задумались об усилении своих арктических флотов. Велика ли вероятность, что мы потеряем лидирующие позиции в Арктике в этом отношении?
- Того атомного ледокольного флота, который сейчас есть у России, нам хватит, чтобы оставаться лидерами в Арктике примерно до 2022-го года. До той поры мощностей шести атомных ледоколов хватит для сохранения и увеличения грузопотока.
В этом году запланирована закладка нового ледокола. Планируется, что он будет построен к 2018 году. Затем в течении 4-5 лет в эксплуатацию введут ещё два мощных ледокола. Существуют также эскизные проекты ледокола «Лидер», который будет в 2 раза мощнее существующих ледоколов. Благодаря «Лидеру» можно будет проводить транспортные суда напрямую через Ледовитый океан, а не вдоль арктического побережья, как сейчас. Это сократит протяжённость пути и сделает нашу трассу ещё привлекательнее для транзита.
Кроме того, Минтрансом выделены деньги на строительство не только атомных, но и мощных дизельных ледоколов. «Дизеля» используются в основном для замерзающих приарктических морей. Но при необходимости летом могут заходить в Арктику.

«СП»: - Строительство ледоколов – это десятки и даже сотни миллиардов рублей. Насколько реально в нынешней ситуации выделение таких денег?
- Существуют крупнейшие газо-нефтяные компании, которые потихоньку с запада «наступают» на Арктику. Работает варандейский терминал «Лукойла» в Баренцевом море. С этой зимы начнётся бурение и выдача топлива с ледостойкой стационарной платформы «Приразломная» в Печорском море. «Газпром» вплотную подступил к разработке газовых месторождений на полуострове Ямал. В частности, начинается строительство порта Сабетта в Обской губе. Ближайший качественный и количественный скачок по оживлению Севморпути ожидается после строительства этого порта. Через него в Европу и Юго-Восточную Азию пойдёт сжиженный газ. Первую очередь завода на Ямале построят в районе 2016 года. Это добавит к грузопотоку Севморпути 5,5 миллиона тонн грузов. Ещё через два года количество сжиженного газа увеличится до 16 миллионов тонн. В планах добыча нефти в Обской губе и в районе устья Енисея. Потихоньку разработка месторождений будет смещаться на восток. Разведанных месторождений очень много, но разрабатывать их нелегко.
Атомные ледоколы пока строятся исключительно за счёт государства. Кроме чисто экономических задач, Россия решает таким образом и задачи безопасности судоходства. В дальнейшем, если грузопоток будет увеличиваться, думаю, в строительство атомных ледоколов начнут вкладываться и частные компании.
Профессор факультета политологии МГУ им. М.В.Ломоносова Ростислав Туровский куда менее оптимистично оценивает перспективы вхождения бизнеса «в долю».

- Выстраивание политики в Арктике сильно завязано на интересах крупного бизнеса. Как частного, прежде всего, «Лукойла», так и государственного. И пока ситуация стагнирует. Основная часть Севморпути до Красноярского края как и прежде регулярно эксплуатируется только «Норильским никелем». А новый нефтяной поток, который мог бы пойти из месторождения Ванкор в Европу и США не возник, потому что его решено подключить к трубопроводу «Восточная Сибирь – Тихий океан». Очевидно, что главные перспективы Севморпути связаны с перевозками нефти и сжиженного газа. Но это, как и прежде, в основном, - проекты. В Ненецком автономном округе добыча углеводородов только начинается, сжиженный газ с Ямала – на бумаге. Шельфовые арктические месторождения, в Карском море и в Баренцевом (знаменитый «Штокман») тоже в зависшем состоянии. Эксплуатация всех этих месторождений могла бы обеспечить кардинальный рост перевозок. Но это вопрос ближайшего десятилетия.

«СП»: - А что с инфраструктурой?
- Ключевая перевалочная база Северного морского пути – Мурманск. Следовательно, его порт нужно капитально модернизировать. Но и с этим нет ясности. Неизвестно даже, кто собственник порта. Постоянно возникают какие-то мутные истории на эту тему. Пока нет понимания, кто будет стратегическим инвестором и насколько активно будет помогать в этом деле государство. Думаю, определённость наступит в ближайшие год-два.

«СП»: - Под силу ли России самостоятельно осваивать эти месторождения? Будет ли на это политическая воля?
- Политической воли не будет, и, наверное, быть не может. Смысл в том, чтобы найти зарубежных инвесторов, которые решились бы, наконец, вложить крупные средства. На протяжении многих лет мы надеемся на французскую «Total». Но французы мнутся и не торопятся вкладывать огромных денег. Немного надежд и на норвежцев. Именно из-за их сверхосторожной позиции уже много лет «висит» одно из крупнейших в мире газовых месторождений – Штокмановское. Его запасы оцениваются приблизительно в 4 триллиона тонн газа. Нерешительность зарубежного бизнеса понятна – гарантированного спроса на мировом рынке сегодня нет. Если в связи с финансовым кризисом цены на углеводороды упадут, то вложения в «дорогие» северные месторождения могут не окупиться. Поэтому вся эта подвешенная ситуация способна тянуться ещё много лет.

«СП»:- Но у нас, вроде как, много и своих нефтедолларов?
- Маловероятно, что из госбюджета будут тратиться деньги на освоение Севморпути. В условиях финансовой турбулентности в мире наше правительство сделало приоритеты на внутреннюю стабильность. Социальные расходы сильно урезать не будут, а без этого свободных денег, чтобы в одиночку заниматься «северной кладовой» у России не будет.
К этому можно добавить, что после того, как в 2010 году Россия и Норвегия с подачи Дмитрия Медведева поделили около 180 тысяч спорных квадратных километров шельфа в Баренцевом море, наши более опытные в подводных нефтегазовых делах соседи и вовсе могут охладеть к российскому «Штокману». Ведь на отошедшей к ним территории шельфа есть свои перспективные месторождения углеводородов.

- Никаких перспектив для возрождения Севморпути я не вижу, - категорично высказалась профессор географического факультета МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. - Во все времена проводка судов с помощью ледоколов была дорогим удовольствием. И сегодня, на мой взгляд, надо спокойно всё взвесить, чтобы понять: выгодно для страны содержать ледокольный флот или, к примеру, лучше развивать Транссиб?
Если наше государство в ближайшем будущем озаботится развитием портов на берегах Ледовитого океана, я очень расстроюсь. Есть простое правило: все деньги, отданные для Крайнего Севера, – это деньги, отнятые у Центральной России, Урала, Южной Сибири и других обжитых регионов. Поэтому за все амбиции по освоению Севера остальной России придётся расплачиваться плохими дорогами и ржавыми трубами.

Горячая Арктика
Существует и ещё одно обстоятельство, которое может стать камнем преткновения на пути развития Северного морского пути. Западные страны, имеющие выход на Арктику (США, Канада, Дания и Норвегия) не очень-то довольны тем, что Россия, как правопреемница СССР, сохраняет здесь привилегированные позиции. В частности, в связи с объявленным учёными к 2070 году окончательным таянием льдов, эти страны не прочь пересмотреть раздел Арктики на сектора, благодаря которому в советское время нашей стране достался самый большой «куш». Надо заметить, что мы сами подлили масла в огонь в 2007 году, когда экспедиция под руководством полярника Артура Чилингарова установила российский флаг на дне Ледовитого океана.

- Мы слабо представляем, какое это событие оказало психологическое воздействие на Запад, - говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, - НАТО всерьёз обеспокоилось амбициями России относительно Арктики. В то время, как для руководства России это была пропагандистско-политическая акция накануне президентских выборов.

Храмчихин связывает недавние самые крупные в истории учения НАТО в Норвегии, в которых было задействовано около 16 тысяч военных из 15 стран именно с той российской экспедицией четырёхлетней давности.
Эксперты уже не раз высказывали мнения о том, что учения, которые проводились под маркой антитеррористических (видимо, под террористами подразумевались белые медведи) на самом деле имели целью «поиграть мускулами» перед Россией.
Получается, что страны, на помощь которых мы рассчитываем в освоении арктических месторождений (например, Норвегия), могут стать нашими противниками в будущей «арктической» войне?
Экс-командующий Северным флотом адмирал Иван Капитанец отвечает на этот вопрос утвердительно.

- НАТО присматривается к новому театру военных действий. Я на Севере прослужил более 20 лет. Раньше ничего, кроме отдельных походов американских и английских атомных подлодок, НАТО не предпринимало. Поэтому прошедшие учения надо рассматривать, в контексте попыток передела Арктики. В этой связи считаю правильными наши инициативы по созданию арктической мотострелковой бригады на Кольском полуострове. Вообще, война в Арктике может вестись «бесконтактным» способом, посредством ракетных ударов с кораблей и самолётов. Но Сухопутные войска тоже необходимы для контроля за островами и побережьем.

Андрей Смирнов считает, что драматизировать эту ситуацию не стоит, хотя надо быть настороже.

- В этом районе Россия тоже проводит учения. Поэтому я не вижу чего-то провокационного в действиях НАТО. Однако России всегда надо быть готовой отстоять свои позиции. Не так давно даже австрийцы претендовали на Землю Франца-Йосифа на том основании, что около 140 лет назад их экспедиция на этом арктическом архипелаге провела большую работу. Там до сих пор сохраняется много немецких названий. Притом, что наши поморы в эти места ходили на промысел ещё за несколько веков до появления там иностранцев. После обращения австрийцев в ООН с просьбой рассмотреть законность принадлежности этого архипелага России, нам пришлось в срочном порядке «реставрировать» погранзаставу на островах, установить международную метеорологическую обсерваторию на острове Хейса, поднять уровень существовавшего там природного заказника до Национального парка.

«СП»: - А как вы объясните, что ледоколы, которые строят Канада и США, носят полувоенный характер?
- Исторически так сложилось, что в этих странах всегда строили ледоколы, в том числе, и для охраны своего побережья. У нас, кстати, тоже ледоколы строились как вспомогательные крейсера береговой обороны. На головных образцах проходили испытания различных вооружений.

«СП»: - То есть, в случае необходимости наши ледоколы тоже могут быть военизированы?
- Теоретически это можно допустить, хотя вооружение ледоколов никогда не имело серьезного влияния на ход войн в арктических морях.

«СП» - А как, на ваш взгляд, может решится спор вокруг подводного хребта Ломоносова, на часть которого претендуют Россия?
- Исследования хребта Ломоносова ведутся как с нашей стороны, так и со стороны США и Канады. Согласно морскому праву, государство может претендовать на шельф, если подводные хребты являются продолжением материковой плиты. Но чтобы доказать это, надо представить исчерпывающие доказательства в ООН. Поэтому экспедиции проходят с 2002 года и вряд ли достигнут своей цели в ближайшие годы. В любом случае, надо иметь ввиду, что это работа на очень далёкую перспективу. Добыча месторождений с шельфа Ледовитого океана, укрытого льдами, современными методами невозможна.

Глобальное потепление отменяется?
Тема глобального потепления, в результате которого должна растаять «арктическая шапка» планеты, не первый год поднимается на щит учёными и журналистами. Однако и здесь до сих пор нет ясности. Наиболее объективные учёные склоняются к тому, что нынешнее потепление носит временный характер.

- Моё личное мнение, что о глобальном потеплении говорить нельзя. Я придерживаюсь подхода, что в истории Земли всегда были циклические изменения климата, они носят разные периоды, - говорит заместитель директора Арктического и Антарктического научно-исследовательского института Валерий Лукин. - Давайте вспомним совсем недалёкую историю. В 1932 году советское ледокольное судно «Сибиряков» впервые за одну навигацию прошло по трассе Севморпути. А на следующий год такое же плавание пытался повторить экипаж судна неледового класса «Челюскин». Закончилось это трагедией. Зимой 1934 года судно было затёрто льдами и погибло. Но давайте не будем забывать, что ему почти удалось выполнить свою задачу - до чистой воды Берингова пролива оставалось несколько миль. Это, конечно, свидетельствует о высоком профессионализме советских моряков, небывалом трудовом подъёме. Но это ещё и доказательство, что ледовые условия плавания по трассе Севморпути были лёгче нынешних. Ведь плавание в принципе осуществилось. В 50-е годы эти условия резко осложнились. Без ледоколов на Севморпути делать было нечего. Сейчас – льды опять отступают. Можно сделать вывод, что в среднем потепления и похолодания в Арктике сменяют друг друга каждые 25-30 лет. Да, сейчас льда на Севморпути всё меньше. Но это вовсе не означает, что так будет происходить вечно.

- Последнее десятилетие было самым тёплым и лёгким для проводки судов в Арктике, - подтверждает слова учёного Андрей Смирнов, - именно благодаря потеплению у нас прибавилось работы. По Севморпути пошли крупнотоннажные танкеры, чего раньше никогда не было.

Сегодня большинство учёных говорят, что мы уже перевалили пик цикличного потепления. Но последствия будут ощущаться ещё не одно десятилетие. Думаю, что с ростом потребностей Азиатско-Тихоокеанского региона грузопоток будет только возрастать.
В любом случае России не стоит слишком уповать на глобальное потепление. Если льды растают, в «открытой воде» будут действовать совсем иные, чем сейчас, правила судоходства. Сейчас, например, действует 234-я статья международной конвенции по морскому праву, которая гласит, что государства, прибрежные моря которых замерзают больше, чем на шесть месяцев, имеют право устанавливать национальные правила. В нашем случае – это правила плавания по Севморпути. Если же климат всерьёз изменится, правила придётся менять.

Стоять на своём
По данным секретаря совета безопасности Николая Патрушева, Арктика, население которой составляет 1% от населения России, обеспечивает своей продукцией 20% ВВП страны. Кроме того, продукция, добываемая на данных территориях, составляет больше 22% экспорта страны. В районах Крайнего Севера добывается 75% нефти, 85% газа, а также золото, платиноиды, никель, алмазы.
С учётом истощения мировых запасов полезных ископаемых, Арктика становится главным «углеводородным резервом» России в 21-м веке. А это значит, что свои интересы здесь мы должны отстаивать твёрдо и последовательно. Что невозможно без развития Великого северного морского пути.
--------------------------------------------------------------------------------
Законопроект о создании федерального государственного учреждения «Администрация Северного морского пути» может быть принят уже в весеннюю сессию после рассмотрения Госдумой во втором и третьем чтениях. Об этом сообщил на пресс-конференции в РИА Новости заместитель директора департамента государственной политики в области морского и речного транспорта Министерства транспорта РФ Виталий Клюев.
Цитата :
«Мы предполагаем установить особые правила плавания в акватории Севморпути... Новый закон должен урегулировать гражданско-правовые нормы взаимодействия между участниками движения на трассе, а также организацию связи», -
сказал Клюев.
По словам чиновника, согласно нормам, установленным Комиссией по морскому праву ООН, принцип свободы судоходства можно ограничивать только в некоторых случаях.
Например,
Цитата :
«исходя из целей защиты окружающей среды, и там, где больше половины года акватория покрыта льдом».
Таким образом, одним из основных факторов, по мнению Клюева, станет обеспечение экологической безопасности при движении судов в Северном Ледовитом океане. При этом перевозка нефтепродуктов, которая представляет наибольшую опасность накладывает на государство и компании особые обязательства.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Чья Арктика   Сегодня в 7:42 am

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Чья Арктика
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 3 из 3На страницу : Предыдущий  1, 2, 3

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Страны, народы, лидеры... :: Гео- и просто политика-
Перейти: