Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 Сталин и война

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : 1, 2  Следующий
АвторСообщение
Ненец84



Количество сообщений : 1756
Дата регистрации : 2009-07-08

СообщениеТема: Сталин и война   Вс Сен 20, 2009 10:53 am

http://www.echo.msk.ru/blog/boltyanskaya/621345-echo/ Радио Эхо Москвы 20.09.2009 | 12:17
Нателла Болтянская : Историческое наследие сталинской эпохи
"Я маршал, посылающий на бой своих ушастых стриженых мальчишек"… Эти строчки Александра Городницкого наверняка характеризуют действия каждого командующего во время каждой войны. Неизбежность гибели этих мальчишек очевидна.
Но - может быть, что-то можно было предотвратить? И входит ли в стратегические планы командующего это желание? Или спустя шесть десятилетий это уже неважно? Каждый раз, сталкиваясь с, как выразился в последней передаче Алексей Кара-Мурза, религией по имени «Сталин», думаю о том, что
поклонники генералиссимуса чудовищно равнодушны к чужим жизням….
В августе 2009 года вышел «Вестник архива Президента Российской Федерации».
Документы СССР-Германия 1933-1941. Шеф-редактор Сергей Кудряшов. Один из этих документов я с разрешения Сергея публикую.
......................................................................
"На всякий случай, расшифровка резолюции:
Т-щу Меркулову. Может послать ваш «источник» из штаба Герм. Авиации к еб-ной матери.
Это не источник, а дезинформатор. И.Ст."

Документ датирован 17 июня 1941 года. В предисловии написано:
Кажущаяся уверенность, с которой Сталин оценивал…донесения о предполагаемых планах Германии, основывались на его убеждении, что при всей решимости Гитлера в обозримом будущем напасть на Советский Союз он не пойдет на это летом 1941 г., поскольку не захочет воевать на два фронта…По свидетельству … «соратников» Сталин еще в июне 1941 г. Считал, что немцы нападут в середине или конце следующего года.
Всякий может ошибиться. Но всякого ли называют великим стратегом?
---------------------------------------------------------------------------------
20.09.2009 | 13:24 diciotto
Непреодолимое желание пнуть ногой мертвого усатого (#)
Вы очень опрометчиво влезаете в материю, понятия о которой совершенно не имеете, что не раз уже доказывали в этом цикле.
Что бы ВЫ делали на месте руководителя государства, знающего о неготовности своей армии к отражению агрессии и получающего от разедки конфликтующие сообщения о сроках начала войны (один только Зорге называл три различных срока), силе противостоящей немецкой группировки (разброс от 90 до 150 дивизий) и направлении ударов(источники называли все только возможные). А знаете Вы сколько времени требуется, чтобы осуществить мобилизацию, привести в готовность войска?
У блондинок, вроде Вас, такое представление, что узнав от перебежчика о начале агрессии за день до 22 июня, Сталин смог бы одним приказом избежать катастрофического поражения в первые месяцы войны.
А скрытая мобилизация (Сталин боялся спровоцировать Гитлера и пытался оттянуть, насколько возможно, начало вторжения), кстати,началась проводиться еще в мае.
Корпус, в котором служил мой дед на Дальнем Востоке, начал передислоцироваться на Запад уже в мае 1941 года, но не успел этого сделать до начала войны. Его войска встретили немцев под Ковелем на Западной Украине.
У Сталина много грехов, но не надо так бездарно пытаться вешать на него несуществующие.Такие попытки заставляют сомневаться в вашей компетенции судить о такой сложной материи как война

20.09.2009 | 13:42 dobropyhatel (#)
Глубокоуважаемая Нателла Савельевна!
Для "чистоты эксперимента" надо бы расшифровать не только сталинскую матерную резолюцию, но и всю, подчеркиваю - ВСЮ - докладную записку, на которую оная резолюция наложена (а не только "начнется 22 июня"). Если там написано, к примеру: "люфтваффе будет выцеливать по дорогам М-ки с комсоставом, главные силы кригсмарине войдут в акваторию Черного моря, и все это начнется через 2 недели" - согласитесь, это подрывает доверие к источнику.
Там, на второй страничке, похоже, перечисляются первоочередные цели люфтваффе. Скажите, действительно ли в первые дни (часы) войны бомбили электростанцию "Свирь-3"? Действительно ли в Москве первыми целями были заводы, производящие шарикоподшипники, покрышки и что там еще в докладной?
Или, все-таки, немцы в первую очередь работали по аэродромам, складам, мостам, транспортным развязкам, портам, ж/д узлам, кораблям?
С неизменным уважением,
Виктор

20.09.2009 | 20:21 ostwind
Нателла, как можно опять вытаскивать эту чушь? (#)
Вы хоть сами прочтите, что сказано в этом агентурном донесении дальше!
Что первыми объектами для налетов немцев после начала войны будут Свирские ГЭС и авторемонтные мастерские в Москве.
Этому не поверил бы никто - не только Сталин.
Как Вы можете этого не знать? Об этом донесении уже неоднократно писали. Например М.Солонин.
Более АНТИСТАЛИНСКОГО и в то же время - популярного сейчас писателя как Марк Солонин трудно найти.
Неужели Вы не читали даже Солонина???
Вы беретесь вести передачу по истории и при этом не читаете даже самых известных и легких для восприятия истириков. Причем - антисталинских авторов.

Неудивительно, что в результате каждая Ваша передача не опровергает сталинстов, а наоборот дает им новые аргументы.
Иногда уже даже думаешь, что было бы лучше, если бы вы закрыли этот позорный цикл программ.

----------------------------------------------------------------------------
Да, на этот раз дебилка Натаха даже своих единомышленников до истерики довела...
Basketball cheers lol!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец84



Количество сообщений : 1756
Дата регистрации : 2009-07-08

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Ср Сен 23, 2009 6:26 am

20.09.2009 | 21:26 kosmopletov_a_m
Нателла, проводите грань между историей и идеологией (#)
Иначе Вы так же насилуете историю, как ее насиловали в СССР.
Сталин, конечно, ошибся страшно. Но проблема либерально мыслящей историографии в том, что Англия и Франция (демократическая модель принятия решений) ошиблись в не меньшей степени. Отсюда следует, что характер режима и внешнеполитические ошибки связаны не так просто, как Вам хотелось бы. Аргументация: "нацизм и сталинизм - две самые страшные ДИКТАТУРЫ 20 века, СЛЕДОВАТЕЛЬНО они и только они виновны в развязывании 2МВ" хромает на обе ноги. Если, конечно, речь идет о науке, а не об идеологической борьбе. К сожалению, идеологические предпочтения ведущих и большинства гостей "Эха" зашкаливают разумные рамки. Пример:
//А.КАРА-МУРЗА: ...Сталин в отличие от Гитлера, кстати, оставлял очень мало документов. Все ключевые решения принимались в узком кругу без всяких стенографисток. Иногда на даче, иногда за застольем. Никто, естественно, не вел никаких записей. Многие вещи удается расшифровать только по косвенным свидетельствам о том, что где-то он что-то сказал, потом кто-то записал. Вот, начало Второй Мировой войны. Наверное, нет этого документа, стенограммы выступления Сталина на политбюро 19 августа 1939 года.//
19 августа 1939 года на приеме у Сталина в его кремлевском кабинете побывали:
1. т. Молотов – время захода 13.40, время выхода – 13.55.
2. т. Микоян - время захода 13.40, время выхода – 13.55.
3. т. Горкин - время захода 17.15, время выхода – 17.20
4. т. Молотов – время захода 17.35, время выхода – 20.25
5. т. Шкварцев – время захода 18.30, время выхода – 19.40.[1]
Если такие персоналии сталинского периода как В.М.Молотов и А.И.Микоян не нуждаются в каком-либо отдельном представлении, то вот Горкин и Шкварцев – фигуры малоизвестные. А.Ф.Горкин (1897-1988) с января 1938 года являлся секретарем Президиума Верховного Совета СССР. До этого длительное время был на руководящей партийной работе. А.А.Шкварцев – в 1939 г. полномочный представитель СССР в Германии.[2]
Перечисленные лица на приеме у Сталина - это не состав Политбюро ЦК ВКП (б).
[утверждается, что] в Центре хранения историко-документальных коллекций, сиречь в бывшем Особом архиве СССР в Ф. 7, Оп. 1, Д.1223 хранится текст речи Сталина на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) 19 августа 1939 года.
(…) каждый раз надо проверять, что за этими цифрами стоит. И проверять, не доверяя никому (…) Дело в том, что в действительности там хранится всего лишь якобы запись якобы речи Сталина, сделанная неизвестным лицом на французском языке! Более того. В тот период, когда ЦХИДК являлся Особым архивом СССР, этот клочок бумажки хранился в трофейном фонде. Еще более того. Там прямо указано, что этот клочок бумажки, пардон, «документик» был найден в фонде 2-го Бюро Генерального штаба Франции, то есть в фонде военной разведки Франции. Кроме того. «Документик» был исполнен на бланке военного ведомства Вишистской Франции. Вишистская Франция – подконтрольный и «союзный» Третьему рейху огрызок некогда независимой Франции. На самом «документике» прямо указано, что он получен якобы из «надежного источника». Наконец, – прошу особого внимания – прямо на «документике» содержится указание использовать его в пропагандистских целях!
http://www.katyn.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=936

21.09.2009 | 22:03 mgolovanov (#)
Бессмысленная дискуссия. Певица под гитару из резолюции на единственном документе пытается сделать далеко идущий вывод. Далее по ходу дискуссии я привожу соображения одного известного аналитика по поводу этого документа, но это о документе.
А был ли лично Сталин великим стратегом или нет - этого никто не может утверждать определенно. По очень простой причине: из всех известных документов Ставки ВГК нельзя узнать, кто конкретно из членов Ставки стоит за тем или иным предложением, решением, идеей, озарением. Протоколов совещаний скорее всего просто нет, все было на словах и описывается разве что в мемуарах, которым веры нет и не может быть никакой.
Однако ход и результаты войны показывают, что СССР был единственной страной, а Красная Армия - единственной армией, способной что-то противопоставить гитлеровской военной машине. Больше не смог никто. Да, союзники помогали материально. Да, они открыли второй фронт. Да, они бомбили Германию. Но стратегическая инициатива была перехвачена Красной Армией, и никем другим. Это факт. Следовательно, коллективно Ставка была если не великим, то как минимум неплохим стратегом. А Сталин был ее председателем. Не более и не менее
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец84



Количество сообщений : 1756
Дата регистрации : 2009-07-08

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Ср Сен 23, 2009 6:30 am

22.09.2009 | 10:56 kosmopletov_a_m roof (#)
Руф, что это было? Особенно про Баку? Прикол?
ИМХО, Жуков сделал все возможное, чтобы отвести главный удар немцев от Баку (90% советской нефти), навязать генеральное сражение там, где было удобнее нам - в Сталинграде. Это был действительно гениальный замысел. Жуков сыграл на пунктуальности немцев. Было ясно, что флангами наступления на Баку были определены Главный Кавказский хребет и Волга (Сталинград-Астрахань). Немцы могли превосходно закрепиться на линии будущего Волго-Донского канала и взяв Баку, оставить нас без нефти (запасов не хватило бы и на два месяца). Немцы в 40 км от Каспийского моря, лето, ночи короткие, мы просто не смогли бы перебросить достаточно сил на Кавказ. Если бы немцы сразу встретили мощное сопротивление под Сталинградом, возможно, они отошли бы от директивы, но Жуков втягивал их в мясорубку постепенно. Никакой реальной цели, кроме строгого выполнения директивы Гитлера, взятие Сталинграда не давало. Объяснения, вроде широкого охвата Европейской части страны или выхода на рубежи, позволявшие бомбить уральские заводы, несерьезны.
К сожалению, и у меня нет подтверждений этой версии, кроме устных свидетельств через третьи руки.

21.09.2009 | 23:17 mgolovanov (#)
И что?
во-первых, известно и доказано значение обороны Киева для эвакуации промышленности - критическое (по плану эвакуации - который, заметим, был составлен еще до войны и запущен сразу с ее началом).
во-вторых, если у полководца на одну ошибку приходится один успех, он считается талантливым. Наполеон считается гением, потому что у него успехов несколько больше, чем ошибок. Если вы знаете все лично принятые Сталиным решения, подите и посчитайте. Может, даже на талантливого потянет - и то хорошо.
в-третьих, меня лично, скажем, вообще ошибки лично товарища Сталина не волнуют. Как и лично товарища Жукова. Далеко не только они все решали. А тот факт, что СССР был единственным, кто смог перехватить инициативу, говорит о том, что по руководству в целом стратегия была правильная и она БЫЛА. Факт победы говорит об обязательном наличии правильной стратегии. А стратегия, приводящая к победе, является правильной. Это элементарно.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сб Окт 31, 2009 12:23 pm

http://www.stoletie.ru/sozidateli/gorbatova_tolko_mogila_ispravit_2009-10-30.htm Информационное агентство СТОЛЕТИЕ 30.10.2009 | 17:00
«Горбатова только могила исправит» Петр Дунаев
Генерал А.В. Горбатов: от Колымы до Берлина
Как бы ни ломала судьба русского человека, он достойно и с честью переносит все испытания, сохраняя чистоту души... Таким я вижу генерала армии Александра Васильевича Горбатова. В его сложной, богатой событиями жизни были детство в семье бедного крестьянина, бои и битвы на полях Первой мировой и гражданской войн, каторжный труд на приисках Колымы и высшие боевые награды. В годы Великой Отечественной войны он стал одним из самых выдающихся советских полководцев. Вошел в историю Александр Васильевич еще и как автор, думаю, непревзойденных среди наших генералов и маршалов по прямоте и искренности мемуаров. Судьба этой книги тоже оказалась очень непростой.
.........................
Хозяйственная хватка Александра Васильевича также обращает на себя внимание. На территории Польши, находясь в одной из дивизий, Горбатов услышал рассказ офицера, получившего письмо от отца из разоренного немцами Донбасса. Для восстановления шахт остро не хватало крепежного леса. Слушая об этом в густом сосновом бору, Горбатов решает помочь шахтерам. Но узнает от члена Военного совета армии И.П. Коннова о запрете вывозить лес из Польши. «Я думал в это время, — вспоминает Горбатов. — «Что же делать? Не посчитаться с Постановлением Государственного комитета обороны — это дело слишком плохое. Отказать шахтерам в их просьбе — тоже нехорошо». Я вспомнил, сколько вырублено у нас леса за войну, а здесь у меня перед глазами были большие массивы строевого леса.

Обращаясь к члену Военного совета, я сказал:

— Иван Прокофьевич! Дело это необычное. Давай решим так: будем считать, что ты мне ничего не говорил об этом Постановлении, а я о нем не знаю... А если уж случится несчастье, всю вину возьму на себя».

После отправки около 50 тысяч кубометров леса прибыла комиссия из Москвы. В четырехчасовой беседе Горбатов откровенно рассказал обо всем...

«Наконец, как договорились ранее, председатель тройки позвонил мне по телефону ВЧ.

— Докладывал Сталину, он выслушал внимательно. Когда доложил, что вас предупреждал генерал Конное, он спросил, от кого я это узнал. И когда я доложил, что от самого Горбатова, Сталин удивленно переспросил:

«От самого Горбатова? — а потом добавил: — Да, это на него похоже. Горбатова только могила исправит», — и в заключение сказал: «Преступление налицо, но, поскольку, как вы говорите, он не преследовал личной выгоды, на деле надо поставить точку».
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сб Ноя 07, 2009 9:14 pm

http://actualhistory.ru/manevry-bvo1936 Журнал "Актуальная история"
Никита Баринов, историк БЫЛИ ЛИ «БОЛЬШИЕ МАНЕВРЫ» 1936 г. «ТОРЖЕСТВОМ ПОКАЗУХИ»?
В последние 20 лет достаточно остро идёт дискуссия по вопросу о боеспособности войск Красной Армии перед репрессиями, как часть такой обширной темы, как влияние репрессий на командного состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

До перестройки царило мнение по данной проблеме, которое можно связать т. н. «обличением «культа личности». Считалось, что репрессии значительно ослабили боеспособность войск, «обезглавив армию». В саму перестройку это мнение лишь приобрело особую резкость, попав в резонанс с новой войной обличения Сталина и вообще советского режима. Но вместе с тем перестройка открыла многие документы того периода. Это позволило написать монографии таким известным исследователям, как Сувениров и Черушев. Оба они были в целом согласны с такой точкой зрения, подчёркивая масштабы и необоснованность репрессий. Однако всерьёз вопроса боеспособности войск Красной Армии до 1937 просто не ставилось. Считалось, что до них всё было отлично, однако никакого документального обоснования ни тот ни другой не приводили, ограничиваясь ссылками на мнение уцелевших в репрессиях. Однако вопрос это не праздный. Первым, кто задался этим вопросом, был исследователь А.Смирнов, опубликовавший в 2000 и 2003 годах в журнале «Родина» две статьи: «Большие маневры» и «Торжество показухи». В них он, опираясь на документы, критически подошёл к оценке боеспособности РККА, акцентировав внимание на недостатках, выявившихся при проверках и на манёврах, выдвинул предположение, что сами манёвры были лишь «очковтирательством». Впрочем, обоснование последнего достаточно странно. Приводятся свидетельства того, что именно это ставили в вину «вредителям» в 1937 году. Можно подумать, что кто-то мог отвергнуть обвинения и доказать обратное. Точнее вероятность успешного опровержения была крайне низка, и осуждали тогда по куда более сомнительным обвинениям, примеры чего в огромном количестве привели Сувениров и Черушев.

Тем не менее, я предлагаю разобраться в обвинениях Смирнова на примере Белорусских манёвров.
Для начала узнаем, какие же цели ставило Руководство манёвров. «Большие маневры БВО-1936 года имели ввиду в возможно острой форме подвести итоги решению войсками, командирами и штабами БВО задач, поставленных Народным Комиссаром Обороны – Маршалом Советского Союза тов. ВОРОШИЛОВЫМ на 1936 год.
В соответствии с этим руководство предусматривало отработать на маневрах важнейшие вопросы современной глубокой операции и боя»[1]. Следовательно, элемент проверки присутствовал. Однако он не был единственным:
«Первым наиболее трудным и вместе с тем и наиболее интересным, вопросом массового боя танков против танков в рамках встречной операции.
Этот вопрос приобретает особую остроту в связи с ростом механизированных войск в Германской, а за последнее время и в Польской армиях.
Белорусский округ работал над этим вопросом ряд лет. Однако эта работа не выходила за рамки крупных военных игр, практического боевого отстрела взвода-роты танков против взвода-роты танков-макетов и войсковых учений в масштабе 1–2 мехбригад.
Трудность на маневрах, следовательно, заключалась в том, что впервые руководство наметило столкновение четырех-шести мехбригад в условиях общевойсковой операции. Достаточного опыта розыгрыша подобного боя не имелось ни у руководства, ни у войск»[2]. Легко видеть, что сама по себе задача крайне трудная, так как ни БВО, ни другой округ опыта столь масштабного учебного столкновения подвижных соединений не имели. Даже в манёврах КВО участвовали значительно меньшие силы, да и они не разыгрывали крупных танковых боёв. Надо отметить, что БВО был лидером в отработке боёв танков с танками, этот вопрос до 1935 года в других округах просто не отрабатывался. Вместе с тем подвижные соединения весьма требовательны к дорожной сети. Потому что если даже не застрянут машины на гусеничном ходу (в первую очередь – танки), то отстанет тыл и артиллерия. Следовательно, для того, чтобы отработать крайне важную для Красной Армии задачу необходимо подготовить местность, дорожная сеть которой оценивалась как «неудовлетворительная»[3 ]Более чем странно замечание Смирнова по этому поводу «Маневрировавшие войска снова действовали в тепличных условиях, каких никогда не будет на войне» Почему-то никого не удивляла своим фактом подготовка ТВД перед операцией «Багратион», что характерно, в той же самой Белоруссии, правда, несколько западнее. Никого не удивляла и инженерная подготовка перед Курской битвой, когда умудрялись не только отремонтировать колоссальное количество дорог и построить новые, но даже протянуть железнодорожную ветку.

«Второй вопрос, вернее группа вопросов, относящаяся к особенностям прорыва ударного корпуса в условиях плотной обороны с сильной ПТО, имеющей две подготовленные и занятые войсками полосы обороны, находящиеся одна от другой в 8–10 км.»[4]
Чтобы понять насколько острым был этот вопрос, надо вспомнить, что с проблемой прорыва подготовленной обороны РККА встретилась в Финской войне, более того, она оставалась нерешённой и в 1941 году. Далее мы разберём, какие меры для её решения предлагал Штаб БВО, какие меры были приняты, и как в итоге проблема была решена:
«При этом в системе ПТО имелось в виду установить ряд орудий в бетонные точки, а на втором оборонительном рубеже дать в качестве ударной группы мехбригаду с пехотным десантом.
Снабдив оборону такими средствами, руководство рассчитывало привести атакующего комкора не к решению отказаться от «классической» формы построения прорыва, когда группа танков ДД идет в атаку ранее пехоты на 15–30 минут.
Руководство считало, что плотная оборона, имеющая, как например Германская армия, на 70 противотанковых орудий на дивизию, в состоянии нанести танкам ДД серьезные потери и вместе с дивизионной артиллерией обескровить их.
В то-же время (так в документе) пехота, атакующая такую оборону с небольшим количеством танков НПП /батальон на дивизию/ не в состоянии получить бурного успеха и будет сильно обескровлена после овладения полосой главного сопротивления обороны.
В результате обескровленные танки ДД и пехота не в состоянии будут взять серьезно подготовленный и занятый второй рубеж, где обычно наступает кризис прорыва. Для этого нужны будут добавочные силы и пехоты и танков.
В связи с этим руководство считало, что выгоднее в течение первого получаса или 20 минут танки ДД повести в атаку вместе с пехотой, чтобы получить сразу несомненный и с минимальными потерями успех в прорыве обороны, обеспечив на это время подавление артиллерии противника своей артиллерией ДД и штурмовиками…»[5]. На мой взгляд, это чрезвычайно интересный отрывок. Иногда появляются обвинения в том, что де репрессированные вообще и Уборевич в частности не понимали роли артиллерии в современной войне и недооценивали мощь ПТО, тем самым, якобы, обрекая на избиение легкобронированные танки, а вот сменившие их командиры эту ошибку исправили. Легко видеть, что это не так. Особенно хочется отметить и посадочный десант, как метод поддержки танков пехотой, и акцент на действиях артиллерии ДД и штурмовиков при подавлении артиллерии противника. В 1939 году такие задачи штурмовикам просто никто не ставил, а артиллерия оказалась бессильной против немногочисленных финских ПТП. Более того, пехота отставала от танков и легко отсекалась единичными пулемётами, при том, что при первом штурме «Линии Маннергейма» значительная часть артиллерии просто застряла в обозе[6]. В 1941 мы наблюдаем всё те же проблемы. Мехкорпусам Красной Армии остро не хватало пехоты и артиллерии. Непробиваемые же для «колотушек» КВ и Т-34 достаточно успешно выбивались дивизионной и приданной артиллерией, на роль которой тоже обращено внимание в отрывке[7].

Хотя отчёт подписан НШ БВО комдивом Бобровым многие мысли из отчёта перекликаются с высказываниями на Военном Совете Уборевича, вследствие чего разумно предположить, что их разделял не только комдив, но и его начальник. К примеру, в выводах по результатам учений значится: «Отсутствие моторизованной артиллерии, способной после прорыва быстро выдвинуться вперед за танками ДД и обеспечить их атаку с хода второй полосы обороны или по подходящих резервов противника, не дожидаясь своей пехоты. Без артиллерийского обеспечения подобная танковая атака связана с огромными потерями, а дивизионная и корпусная артиллерия конной тяги не способна во время выдвинуться вперед и поддержать танки ДД.
Задачу артиллерийского обеспечения танков ДД могли бы взять на себя танки Т28. Однако они не приспособлены для стрельбы с закрытых позиций» [8] или «Так как наши мехбригады не имеют своей артиллерии и достаточной силы пехоты, а одного авиационного обеспечения недостаточно, то невольно приходится решать вопрос атаки второй полосы обороны с подходом пехоты и артиллерии стрелкового корпуса» [9]. Или «Во встречном сражении 8.9 и при развитии прорыва 10.9 чувствовался недостаток моторизованной пехоты.»
«8.9 наличие моторизованной дивизии на фланге синих позволило бы быстро охватить 3 кк и отрезать его от переправ через р. ВОЛМА. Отход 3 кк за р. ВОЛМА вряд-ли удался-бы.
10.9 после прорыва наличие моторизованной дивизии /вместе с десантом/ позволило бы задержать 5 ск и не дать ему соединиться с 3 кк, а за это время уничтожить 3 кк и скомпрометировать его операцию по выходу на тылы 16 ск. После этого возможна успешная операция всеми силами против 5 ск.
Очень часто нужно будет управление мехкорпуса для проведения операции во взаимодействии усилий нескольких мехбригад. /встречное сражение 8.9, учение 13.9/.
На маневрах бросалось также в глаза отсутствие поспевающей за войсками скоростной мелкокалиберной зенитной пушки и быстроходного самоходного противотанкового орудия»[10].
Этот документ подписан только в 1937 году, но на Военном Совете 1936 года Уборевич, очевидно, по итогам этих учений уже высказывал мысли о необходимости моторизованной, а лучше самоходной артиллерии.11 Увы, недостатком танковых армий даже 1945 года было отсутствие мощной гаубичной артиллерии достаточной подвижности, а САУ, действительно пригодные для стрельбы с закрытых позиций появились в Красной Армии, лишь в конце 60-х годов, хотя в 1945 в КА с удовольствием использовали трофейные самоходные гаубицы «Хуммель».12 Точно также рассыпаются в прах упрёки скопом всем репрессированным о недооценке МЗА.

Также предполагалось отработать и авиационные вопросы: «И, наконец, на фоне армейской операции намечено было отработать два крупных авиационных вопроса – борьба крупной авиационной группы с авиацией пр-ка на аэродромном узле и организация крупного авиа-десанта»[13].
Стоит отметить, что в отчёте по манёврам весьма скрупулёзно и убедительно объяснены особенности и рамки манёвров. Это, безусловно, говорит о высокой штабной культуре:
«Оперативно тактическая обстановка.
Оперативно тактическая обстановка сторон изложена в прилагаемых заданиях.
Изучая обстановку следует иметь ввиду, в замысел Руководства входило дать обстановку на флангах маневрирующих войск /соседей/ как в исходном положении, так и в ходе операции, в такой форме, чтобы она резко не влияла на действия маневрирующих войск. Руководство намерено было поставить действия маневрирующих войск в фокус главных событий на фронте всей армии и вместе с тем не попустить самой остановкой привлечения Командармами войск с условных соседних участков для боя на участке маневрирующих войск, ибо руководство не могло бы дать этих войск.
В связи с этим, руководство поставило правофланговый условный 4 корпус синих, после его первоначального успеха, под сильный контрудар красных со стороны ПЛЕЩЕНИЦЫ со второй половины 10 сентября.
Это было сделано для того, чтобы связать здесь силы 4 корпуса и не допустить попытки взять, что либо из условиях войск для решения боя на участке маневрирующих войск»[14].

Также надо отметить, что вопреки заявлениям Смирнова о том, что «Но и на этих манёврах и свои, и «противника» действия командирам и штабам опять-таки были известны заранее! Опять-таки заранее отработали они и необходимые боевые документы! Чтобы не ударить лицом в грязь перед наркомом и английскими, французскими и чехословацкими наблюдателями, от маневрировавших снова требовали действовать только по заранее разработанному сценарию!» Бобров c манёвров докладывал:
«Группировка сил в исходном положении позволяет Руководству разыграть встречное сражение подвижных кавалерийских и механизированных соединений сторон с последующим прибытием на поле боя стрелкового корпуса синих. Действия будут протекать при свободных решениях командиров частей и соединений маневрирующих войск»[15]. Далее мы увидим, что командиры соединений с самого начала повели себя не так, как планировало Руководство учениями.
Вводными на учение был разгром синими красных на реке Березина, в связи с чем красные пытались закрыть брешь подходящими подвижными резервами. Это должен был сделать 3 кк под командованием Дранко Сердича (расстрелян в 1937 году) в составе 4 кд (будущего маршала Георгия Жукова) и 7 кд (будущего генерала армии Штерна, расстрелянного в 1941 году), а также две отдельные бригады: 21 механизированная и 10 мотомеханизированная. Последняя была получена добавлением в 10 мехбригаду батальона мотострелков. Это перекликается с мыслями Уборевича ещё 1935 года. Тогда Иероним Петрович отмечал: «Кроме того, плохо решен вопрос количества пехоты, несоответствие ее числу танков в мехбригаде сказывается особенно при действии в тылу противника и ночью. Нужно резко увеличить количество пехоты»[16]. Это мнение полностью подтвердила война.
4 кд наступала уступом вперёд по отношению к 7 кд, а мехбригады находились ещё западнее. Это было следствием задачи 3 кк и 4 кд: захватить переправы на р. Волма до подхода противника. Впоследствии красные должны были занять оборону на р. Волма 37 сд (командир — будущий маршал Конев).
Синие же должны были развивать успех, наступая на Минск с севера (условной группировкой) и с юга. С юга наступала 6 кд, а за ней 5 мехбригада и 1 танковая бригада.
Вслед за подвижными частями к полю боя должны были подойти и стрелковые корпуса красных и синих.

Вопреки мнению Смирнова, в документе утверждается, что командующие сразу повели себя не так, как планировало Руководство:
«Относительно решений Командарма красных (Апанасенко – прим. авт.) и Комкора 3 кав возникали на маневрах предположения, отличные от принятого решения, а именно:
Не вступать в бой 4 кд пока не подойдет 7 кд и свернуть 10 и 21 МБ через НЕЖЕВКУ на поле боя 4 кд, отказавшись от их флангового положения и более глубокого обхода противника.
Мы уже пояснили выше почему 4 кд оказалась впереди 7 кд в исходном положении – это результат совершенно целесообразного стремления быстрей захватить переправы через р. ВОЛМА, упредив в этом противника. Захватив их, 4 кд сразу завязала бой с 6 кд противника. При этом никаких данных у Комдива 4 не было относительно сил противника и он мог из установить только боем. Комдив 4 никак не мог уклониться от боя до подхода 7 кд, ибо он его завязал по исходной обстановке для маневров, а отходить – это значит потерять переправы через р. ВОЛМА, да и оснований для отхода, также как и для обороны, никаких нет, ибо неизвестны силы противника.
Только боем и лучше наступательным он мог связать противника и лишить его маневра к тому времени, когда подойдет 7 кд.
В свою очередь 7 кд с подходом могла, использовав свое положение, произвести сильный фланговый удар против связанной боем 6 кд.
Что касается поворота 10 и 21 мехбригад через НЕДЕВКА к полю боя 4 кд, то он также не отвечал условиям обстановки. Такой не глубокий охват против подвижного противника всегда поведет к тому, что этот противник ускользает из под удара»[17].

Несмотря на эту «заминку» красные начали «за здравие». 4 кд энергично атаковала противника и отбрасывает его. Однако в её задачах совершенно не видно вскрытия разведкой 5 мехбригады: «В 13.00 по данным разведки мехполка два кавполка «противника» выдвигались из района ГРЕБЕНКА в направлении ПРОВОРНОЕ, ПОГУЛ, что в 1 клм. южн.ПОГУЛЯНКА.
Командир (Жуков — прим. авт.) дивизии решил: в 13.15 атаковать конницу СИНИХ в районе хуторов ПОГУЛ /2 клм вост.ПОГУЛЯНКА/ и выйти на р. ГАТЬ, мехполком в районе Пар.МУК.атаковать в направлении ГЛИНИЩЕ, 19 кп за мехкполком.
21 кп по выходе мехполка на рубеж ПОГУЛ, что 1,5 км. с-з ПРОВОРНОЕ совместно с 19 кп атаковать направлении ГЛИНИЩЕ…»18. Это привело к следующим результатам: «В 13.00 5 мехбригада развернулась на рубеже 84,1 и ПРОВОРНОЕ, атаковала 21 кп у ПОГУЛ и 19 кп на высотах южнее Пар.Мук., а также часть артиллерии и 4 мехполк.
21 кп атаку встретил организованной ПТО и затем под ее прикрытием и дымов искусно отошел в лес, а 19 кп понес значительные потери и отошел в лес сев.ОМОЛ.
5. Под воздействием танковой атаки 4 кавдивизия по решению Комдива свои атаки прекратила и искусно прикрываясь дымами отошла в лес ПОГУЛ-ПОГУЛЯНКА, где части организовали ПТО.
6. 6 кд, развернувшись после переправы через р. Гать у ВОДОПОЙ и ВЕШЕНЬКА, атаковала в направлении ДУБЕН, ПРОВОРНОЕ, ПОГУЛ южный. Кав.полки дивизии отстали от 55 МБ и своего мп и поэтому атака на конницу противника запоздала, лишь 33 кп, наступая на ПОГУЛ южный, столкнулась с 20 кд КРАСНЫХ, где была произведена, отлично выполненная обоими полками, конная атака, после которой 20 кп, в связи с общим положением на фронте дивизии, отошел в лес западнее ПОГУЛ и перешел к ПТО»[19].

Как видим, 4 кд вовсе не в курсе была некого «плана» и неудача 19 кп была как раз следствием недостаточных разведданных. С другой стороны при отходе Жуков показал полководческие умения, «дав прикурить» танками противника. Впрочем, не везде.
«7. На южном фланге 23 кп КРАСНЫХ вначале атакован эскадрильей штурмовиков и затем 3-м батальоном 5 МБ. Атака танков захватила очень удачно с тыла всю глубину боевого порядка 23 кп, последний понес большие потери.
К сожалению, в этот период не проявил активности 31 кавполк, что спасло 23 кп от полного разгрома»[20]. С одной стороны, очевиден недостаток разведки, не вскрывшей появления 5 мехбригады. Однако в манёвренном сражении выявить его появление можно разве что авиацией, которой, очевидно, было недостаточно времени для передачи разведданных, так как учения только начались, а со связью тогда в РККА было очень плохо. Таким образом, подобное начало приходится отнести на счёт неизбежных превратностей военной удачи, тем более, что при появлении танков дивизия проявила себя хорошо, что особенно отмечено в документе: «В начальный период 4 кд попадает под удар крупных танковых сил. Но искусно действует и свои силы сохраняет.
1. У 5 МБ и 6 кд – взаимодействие несколько нарушено просчетами во времени и поэтому кав.полки с атакой немного запаздывают»[21]
Но если посмотреть на вышеприведенную цитату с позиции Смирнова, то объяснить ее будет затруднительно. Ведь судя по тому, что полк понёс крупные потери именно из-за неожиданного появления на поле боя мехбригады, комдив-4 явно не имел чёткого плана учений.

Пока Жуков боролся с танками противника к полю боя подошли мехбригады и 7 кд. При появлении 7 мехбригады красных 5 мехбригада синих по решению её командира выходит из боя и бросается против танков 7 кд и 7 мехбригады. Происходит танковый бой. Сам по себе уход с поля боя 6 кд на её фланг Руководство оценивает положительно, считая, что конница особенно должна опасаться танков, которые и появились в лице мехполка 7 кд и 7 мехбригады. При этом «… Бригада повернулась кругом по радиосигналу «все кругом». Поворот произведен хорошо. Бригада быстро сосредоточилась…» Тут надо отметить факт успешного использования радио.
Пока танкисты боролись друг с другом 4 кд вышла из леса и совместно с 7 кд атаковала 6 кд синих, вновь отбросив противника. В это время с востока подходит 1 тбр, наступая Погичево, Верзмен, Пекалин за правым флангом 16 ск. 1 тбр и 5 мбр пытаются взять красных в клещи. Головной батальон 1 тбр форсировал р,Уша в районе Забродье и вышел в тыл 19 мбр. Но вступив с мбр в бой потерял до 60% танков и остатками проскочил на выс.92.2 Через 3 мин после атаки 1 тбр 10 и 21 мбр атакуют 5 мбр. Опоздав на 12 минут в бой вступает 1 тбр синих. «Лишь огнем с дальних дистанций по сборным пунктам батальонов 21 мбр в районе ст.еленки и зап. Их она внесла перевес в борьбе за поле боя танковых противников» [22].
Узнав о приближении 16 ск, красные отходят. Подошедшие части 16 ск синих атакуют красных, в частности, мотопехота 10 мехбригады, не выдержав атак 241 сп из левой колонны корпуса, понесла большие потери и была отброшена. Около 15.00 2 сд с 2 кап уничтожает стрелково-пулемётные части красных на р. Уша. 5 сд атакует 7 кд, которая не обеспечила свой ты и вынуждена отходить. Впрочем, отход красных происходит достаточно успешно. Отрезать их от переправ у Ковтюха не получилось.

В итоге первый день остаётся, безусловно, за синими. Успех для них омрачается действиями, авиации руководимой лучшим на протяжении нескольких лет комбригом в БВО Смушкевичем (в последствии также репрессированным), однако, как указывается в документе, речи о полном господстве в воздухе красных быть не может. 10 ммбр используя быстроходность БТ уходит от ударов 1 ттбр прорвавшись на ДРАЧКОВО и в 19.20 вступает в неравный бой с 5 мбр.
10 ммбр понесла потери до 30%, но отлично выполнила задачу комкора-3 и по наступлении темноты прикрыла левый фланг корпуса, затем ушла за р. Волма под прикрытие обороны 37 сд. 4 и 7 кд красных искусно ведут подвижную оборону, чему способствует лесистая местность. 11 кд (синих) атакована эскадрильей из состава 83 ибр и не успевает о наступления темноты к полю боя. 6 кд ночью атакует (32 кп) и наносит большие потери 39 кп. 4 кд, ведя ночные бои, применяя засады, отходит на р. ВОЛМА. В это время 6 кд как уставшую сменяют 11 кд. На следующий день 81 сд форсировала Волма 5-й ротой, но была отброшена «губительным огнем». Другим передовым батальоном были взяты Смыки, но контратакой был отброшен, потеряв до половины состава на восточный берег. 2 сд также форсировала 1 первым передовым батальоном реку, но была отброшена с большими потерями. Второй передовой батальон наступал удачно, захватив высоту 93,0, но отброшен на восточный берег.
5 сд также атаковала красных и также была отбита дивизией Конева. Надо сказать, что успеху способствовала обширная инженерная подготовка, проведённая, если верить документу, за несколько дней, уже после известия об успехе противника. С другой стороны, судя по словам «При этом в системе ПТО имелось ввиду установить ряд орудий в бетонные точки» [23], некоторые сооружения были возведены заранее. Впрочем, нельзя сказать, что такое развитие событий не встречалось в реальности. Немецкие войска в 1944–1945 возводили оборону сразу по нескольким тыловым рубежам, а уж территория В.Пруссии и бывшая граница с Польшей были насыщены не просто «бетонными точками», а вполне полноценными укреплёнными районами [24].

На следующее утро после рекогносцировки началась арт.подготовка (2 часа) после чего 16 ск атаковал. После тяжёлого прорыва первой полосы к 12.00 части 16 ск подошли к второй полосе обороны. В 14.00 подтянув артиллерии., поставив дополнительные задачи танкам и на ходу организовав взаимодействие, успешно атаковали вторую оборонительную полосу. Её прорыв обеспечили возможность введения эшелона развития успеха в виде 6 кд и 5 мбр. Началось преследование. Но тут контратаковали 7 кд, 21 мбр, передовые части 4 сд. 5 сд пришлось отойти. Но ЭРП продолжил наступление и к 17.00 овладел Тростенец, где для ЭРП был дан частный отбой, так как маневренные действия перенести в Минск было невозможно.
Трудно оценить, насколько верна оценка Смирнова, гласящая о том, что «37-ю стрелковую дивизию посредники буквально заставили отступить — хотя она ещё какое-то время могла сдерживать натиск 16-го корпуса...», так как он не указывает, на чём она основана. Вместе с тем можно заметить, что его претензии насчёт перехваченного приказа странны. В отчёте по манёврам говорится следующее: «оборона допустила грубую ошибку, не потребовала ведения огня против разведки противника с временных позиций и не сменив большей части огневых позиций артиллерии и становых пулемётов перед главной атакой противника. Это тем более было необходимо, имея ввиду что оборона захватила в плен командира дивизиона 2 артполка синих с приказом на атаку»[24]. Во-первых, манёвры для того и проводятся, чтобы выявить ошибки и недостатки в управлении, так что само упоминание командования 37 сд в негативном свете в отчёте никак не могло являться целью для Конева. Так что вопрос «Зачем? Ведь исход боя определён заранее!» отпадает сам собой. Оценки-то командующим заранее не определены, можно получить блестящие характеристики (как у комдива-4, но об этом позже), а можно получить и критику, как, собственно, это и вышло. Во-вторых, о какой «концентрации» и «контрподготовке» можно говорить? В документе говорится о захвате приказа по дивизиону, из которого можно получить сведения, максимум, о задаче полка. К тому же, как мы прекрасно теперь знаем, принятие схожих решений в реальности даже при достаточно полной известности планов (Курск в 1943) проходило крайне тяжело[26], а контрподготовка зачастую просто проваливалась, как контрподготовка в армии Рокоссовского под Москвой[27].

В это время 4 кд с утра 9 сентября окопалась, сделала завалы и т. д. «это сделало участок вполне устойчивым». В 12.00 7 кд начла операцию 39 кп по овладению переправой у Корзуны. 39 кп успешно атаковал батальон 14 сп, овладел Корзуны, Заполье. До полудня 9 сентября действия сторон свелись к мелким разведывательным боям.
11 кд атаковало переправы у ПТРОВИКА. «Не плохо организованное наступлении 45, 113 кп и эскадроном БТ, успеха не имело вследствие явного превосходства обороны красных и 11 кд после неудачных атак отошла в исходное положение» [28].
Одновременно 3 кк приказал ударить на север. 21 мбр рассеяла батальон 14 сп, но в районе Ляды была встречена хорошо организованной ПТО 6 кд и с потерями отошла в исходное положение.
В течение дня 10.9 командиром частей 4 кд, видя пассивность 11 кд, большинство живой силы отвели для отдыха на южный берег р. Волма, оставив на участках 21, 23 и 20 кп по одному эскадрону. Был наведен мост.

В 18.00 командир 11 кд, на основе приказа Командарма, принимает решение силами 11 кд и подошедшего 97 сп отбросить 4 кд на южный берег и овладеть переправами. Потребовался ввод всех сил 4 кд для восстановления поражения и удержания переправ. 44 кп успеха не имел и перешедшими к контрнаступление 19 кп и 30 кп был отброшен на Ляды. К 21–22 00 19 кп овладел Ляды (вост.) и 39 кп Ляды (зап.)
В соответствии с директивой Командарма Комкор-16 решает в ночь на 11 сентября произвести перегруппировку и на утро совместно с конно-механизированной группой ударом во фланг и тыл в направлении МОТОРОВО, СМЛОВИЧИ уничтожить 8 сд и КМГ красных. 3 кк наступает и отрезает от переправ 16 ск. 11 кд и 97 сп контратакуют, (главные силы 3 кк, устремившись на переправы через р. ВОЛМА, оставили в своем тылу боеспособную 11 кд…29, нанося большие потери 19 кп.
5 ск успешно отразив попытку ночной атаки 2 сд с 7.00 11 сентября совместно с 21 мбр и 3 мбр переходит в наступление. 1 тбр несет большие потери, затем мбр и 5 ск успешно атакуют пытающуюся перейти во встречное наступление 2 сд.
Также надо отметить действия авиации и авиационный десант, в котором принимала участие свежесформированная 47 авиадесантная бригада. На тот момент теория воздушных десантов находилась в зачаточном состоянии. Не были сформулированы требования к подготовке десантников, отсутствовали представления о необходимой для десантных подразделений организационной структуре. Эти проблемы описал в своём донесении комбриг Верховский. К тому же материальная часть авиадесантных войск тогда оставляла желать лучшего. «При наличии активного авиационного противника сброс десанта с тяжелых тихоходных кораблей днем невозможен. Подобная операция будет кончаться большими потерями, ибо противники эту армаду в 50–100 тяжелых кораблей, медленно двигающихся, засечет и разгромит своими истребителями.
Поэтому на тяжелых кораблях авиадесант возможен, как правило, ночью.» [30]. «Тяжёлые корабли» – это самолёты ТБ-3, запущенные в производство в начале 30-х, в качестве бомбардировщика. Обладая максимальной скоростью до 200 км/ч, они не могли эффективно противостоять истребителям второй половины 30-х годов, к тому же четырехмоторные тихоходы могли стать легкой мишенью для зениток. Показательно, что уже в 30-х годах осознавалась их непригодность для десантных операций, чего до сих пор не могут понять наиболее упорные сторонники рассказов В.Резуна о «миллионе парашютистов».

К тому же ТБ-3 не обладал достаточной грузоподъёмностью и вместимостью. Потребность в тяжёлом вооружении для десанта уже осознавалось, поэтому предлагалось направить на прорыв к району высадки танковые батальоны. И неуспех десанта связывался с тем, что этого сделано не было. Однако, надо заметить, что во-первых, даже появление у десантников танков не гарантировало успеха, так как, к примеру, противостоять артиллерии, ведущей огонь с закрытых позиций им было бы всё равно нечем. С другой стороны, указанные выше проблемы являлись общими для авиадесантных войск того времени и могли быть частично решены как тактикой применения (расчёт на внезапность, зачастую – диверсионные методы, быстрый захват важных объектов и населённых пунктов, операции против слабых войск противника, быстрое соединение со своими войсками), так и специальной материальной частью (облегчённые орудия, насыщение автоматическим оружием, применение авиадесантных танков и планеров для доставки тяжёлых грузов). Однако из всего этого арсенала к 1937 была осознана, пожалуй, лишь необходимость насыщения автоматическими винтовками, что также можно судить по документам управления боевой подготовки БВО[31].

Обширных выводов по авиационной группировке, к сожалению, в отчёте штаба БВО нет. Наиболее интересной с точки зрения штаба была организация операции удара по аэродромам. Прошла она, по мнению Руководства, хорошо. Были сделаны следующие выводы:
«1. Очень хорошо для налета на аэродром противника скоростные бомбардировщики. Они должны составлять первый эшелон нападения, ибо легко ускользают от истребителей и могут застать врасплох противника на аэродроме, так как ими опережается в ряде случаев по времени служба ВНОС /удаление до 50 клм. от аэродрома/.
2. Штурмовики тихоходны, не способны застать врасплох авиацию на аэродроме – она взлетит, и несут большие потери от наземного и пулеметного огня, даже с самолетов.
3 Тяжелые корабли ДНЕМ не пригодны для действия по аэродромам. Они будут уничтожаться истребителями, подоспевшими с соседних аэродромов.
Поэтому, как правило, тяжелыми кораблями надо действовать по аэродромам ночью»[32].

Отчасти эти выводы были подтверждены войной в Испании. Пока СБ могли почти безнаказанно бомбить аэродромы противника, эти удары были достаточно успешны. Но расчёт на то, что система ВНОС у противника будет работать столь же плохо, как у нас оказался совершенно наивным что показал печальный опыт Великой Отечественной, в частности, удара 5 июля 1943 года по аэродромам немцев под Харьковом и Орлом. Правда, там действовали штурмовики, однако они имели скорость, как раз схожую с СБ. Пожалуй, не стоит относить всё на действие радиолокаторов, так как штурмовики неоднократно встречали в воздухе противника, который мог бы предупредить о налёте[33].
Весьма примечательно мнение о действии пулемётного огня против авиации. Именно опасение огня пулемётов и другого лёгкого стрелкового оружия привело к созданию Ил-2. Однако если в 1936–1937 опасения эти были вполне разумны, то к 1941 с одной стороны, возросли скорости, с другой – основным врагом штурмовиков стала малокалиберная зенитная артиллерия. Брони Ил-2 уже совершенно не хватало для успешного противостояния ей, как правило, приходилось надеяться на надёжность машины Ильюшина.
Какие выводы можно сделать из этого повествования? Совершенно очевидно, что ни о нельзя говорить об окружении группировки синих, как это сделал в своей статье Смирнов. Оно лишь могло бы получиться, о чём прямо говорится в отчёте. Так как отрезок является весьма интересным, то я процитирую его полностью:
«Особенность, внесенная а обстановку руководством, заключалась в том, что ударная группа красных – 5 ск, 3 и 4 мехбригады собирались не одновременно. 5 ск мог подойти к полю боя к исходу дня 10 сентября, а 3 и 4 мехбригады только с наступлением темноты 10 сентября.
Возникал вопрос вводить ли в бой 4 и 8 стр. дивизии до подхода танков.
Первоначально казалось, что это нецелесообразно, ибо преждевременно раскроет противнику группировок не способную без танков добиться решительного удара. Противник получал время-вечер и ночь для перегруппировки, способной встретить и локализовать контр-удар.
Красные пошли на ввод в бой 5 ск без мехбригад примерно с 16 часов 10 сентября.
Это оказалось целесообразным только потому, что впоследствии синие допустили серьезную ошибку, о которой будет сказано ниже.
Ввод в бой 5 ск позволил своевременно занять выгодное исходное положение для контр-удара и что особенно ценно – наладить взаимодействие пехоты и артиллерии.
Кроме того 7 кд была своевременно освобождена для действий в составе 3 кк в направлении ДРАЧКОВО, ВОЛМА по тылу синих.
1. Общее решение красных было безусловно целесообразным, ибо вело к окружению противника. Окружение могло быть завершено, имея ввиду допущенную ошибку синих.
2. Ошибка синих в этой сложной обстановке, завершающей маневры, заключалась в том, что синие решили ночью продолжать наступательную операцию. Несмотря на вскрытую неосторожными действиями красных /преждевременный ввод в бой 5 ск/ сильную группировку против левого фланга 16 ск, несмотря на невыгодное соотношение сил к исходу 10.9 Командарм синих приказал вести дальнейшее наступление, что вряд ли можно признать целесообразным. Это только облегчало выполнение задачи красным.
Наиболее правильным был-бы (так в документе) с наступлением темноты произвести перегруппировку, способную встретить активной обороной более сильного противника и организовать резервы на реке ВОЛМА, способные не длпстить (так в документе) их захвата противником.
Однако, несмотря на эту ошибку, синие, будучи поставлены в тяжелые условия к полудню 11 сентября выходом 3 кк с двумя мехбригадами на пути отхода,— все же сумели очень быстро создать заслон на реке ВОЛМА, который начал препятствовать проникновению 3 кк на западный берег р. ВОЛМА.
Этот заслон все-же (так в документе) был слаб, ибо все силы назначенные от 81 сд не успели во время подойти к р. ВОЛМА.
3. Вторая ошибка синих относится к 11 кд. Она должна была с подходящим 97 полком провести ночью и утром 11.9 контр0атаку для того, чтобы отбросить части 3 кк,удерживавшие по р. ВОЛМА тет-де-поны, на западный берег р. ВОЛМА. Но противник оказался здесь сильнее 11 кд /3 кк с 4 и 10 мехбригадами/. Поэтому задача 3 кк была облегчена и он во встречном столкновении легко опрокинул 11 кд»[34].

Значительное число ошибок, допущенное командованием обеих сторон говорит против тезиса Смирнова о «торжестве показухи». К тому же оно показывает, что Руководство манёврами достаточно глубоко анализировало результаты учений, это говорит, безусловно, в пользу Уборевича, Боброва и прочих репрессированных из штаба БВО. Также отмечу активные ночные действия, что было «коньком» БВО в середине 30-х35, а в 1941–1945 ночные действия стали сильным местом Красной Армии, в частности, успешные ночные наступления демонстрировали войска Жукова, например, под Киевом в 1943[36], Берлин в апреле 1945 [37].

Ещё одним аргументом в пользу правдивости манёвров служит тот факт, что в июне 1937 года, сразу после ареста Уборевича 4 кд (пожалуй, лучше всех действовавшая на манёврах) получила хорошие оценки по итогам инспекции, а по стрельбе – вообще отличные. Во время инспекции проверяли штаб дивизии и 21 кп. Инспекция последнего была наиболее детальной. По её итогам был сделан следующий вывод:
«ОБЩИЙ ВЫВОД.
1. Полк является боеспособной частью и подготовка всех его звеньев – хорошая.
2. Необходимо быстро устранить отмеченные недочеты»[38].
Это очень сильно контрастирует с картиной, выявленной по итогам инспекций других дивизий, также участвовавших, но менее успешно, в Больших манёврах.
Вообще, говоря об оценках трудно не заметить некоторой тенденциозности Смирнова. Он подметил исключительно отрицательные стороны. Между тем выводы по результатам манёвров дают куда более сложную картину. Приведу несколько характерных цитат. О бое подвижных соединений в самом начале учений:
«3. На обоих сторонах мобильное управление в бою.
В 4 и 6 кд умение перестроить боевые порядки, планомерно отойти и быстро организовать первый бой. 4 кд хорошо организует ПТО.
4. Во всех трех дивизиях конница без огня не атакует. Техника конной атаки хорошая.
5. Забывают ПВО и части, попавшие под воздействие авиации, слабо расчленяясь, несут крупные потери»[39]. Надо отметить, что неудачные действия при атаке авиации противника были достаточно часты, что ещё раз подтверждает мысль о объективной оценке манёвров:
«4. ПВО на марше.
ПВО в процессе развертывания и ведения встречного боя на маневрах неудовлетворительно. Зенитный дивизион 16 стр. корпуса вооруженный пушками образца 1915 г. и транспортируемый тихоходными тракторами «Коммунар» не успевал развертываться для отражения налета массы легких бомбардировщиков.
В колоннах стрелковых и кавалерийских дивизий в подавляющем большинстве огневая ПВО была организована хорошо. Однако служба оповещения была налажена плохо. Войсками воспринимались сигналы ближних постов наблюдения и войска полностью не успевали изготовиться к ПВО.

В частности 6 кд синих, наступая южнее ГРИЧИН на ПРОВОРНОЕ, а также 5 сд развертывали на открытой местности под воздействие штурмовиков красных в густых, недостаточно расчлененных, боевых порядках и понесли серьезные потери» [40]

Смирнов говорит о недостатках разведки, и это, в общем-то тоже частично признаётся Руководством, однако как и в случае с ПВО на первый план ставится проблема связи:
«3.Разведка на марше.
Она организована была не плохо, но служба передачи хромала. Донесения запаздывали. Разведка в мехчастях работала слабо»[41]. О связи мы ещё поговорим, но пока отмечу, что «организована не плохо» — вовсе не отсутствие разведки, о которой говорил Смирнов.
Но были и другие моменты, отмеченные, как безусловно положительные. Например: «ПТО на марше и в процессе боя во всех частях организовано хорошо. Так 4 кд, будучи атакована мехбригадой, весьма удачно и исключительно быстро развернула ПТО: 6 кд – атакованная с тыла около 15.00 танками красных южнее ГРЕБЕНКА быстро повернула артиллерию…»[42]
«Командир 4 кд красных правильно решил прервать наступление и уйти в лес. Техника отъода выполнена правильно: артиллерия бьет танки синих, дымовая завеса скрывает маневр кавчастей, последние быстро отходят в лес.
… Бригада повернулась кругом по радиосигналу «все кругом». Поворот произведен хорошо. Бригада быстро сосредоточилась…» (5 мбр против 7 кд)[43].
«Заслуживает быть отмеченным сосредоточенный удар двух 10 и 21 мех.бригад красных против 5 МБ синих.
Целесообразен избранный метод атаки: обходный маневр с фланга в сочетании с огневым нападением с места. При чем все это проделано при отсутствии Комкора.
5 МБ и 1 ТБР синих свои действия согласовывают также при отсутствии Комкора по радио и атака проведена по методу двухстороннего /с разных направлений/ удара, что соответствует обстановке и также заслуживает быть отмеченным»[44]
«Все командиры стрелковых и кавалерийских дивизий и все Командиры механизированных бригад показали большую мобильность в управлении при развертывании с марша для боя. Распоряжения отдавались исключительно быстро и развертывание проходило молниеносно, опрокидывая все нормы.
В стрелковых дивизиях маршевым порядком обеспечивалось взаимодействие сильного авангарда с танковым батальоном дивизии, а в кавалерийских – своевременный ввод в дело механизированного полка, как для поддержки выдвинутого вперед сильного ПО, так и вступление в бой совместно с главными силами»[45].
Можно возразить, что документ составлен командованием округа, которое, безусловно, было заинтересовано в положительном отчёте. Однако, на мой взгляд, просто опасно обманывать наркома, присутствовавшего на учениях, что та или иная часть действовала хорошо, если на самом деле она действовала плохо.

Впрочем, есть как минимум один случай достоверной «показушности». Впрочем, известен он по реплике Ворошилова на заседании Военного Совета при Наркоме Обороны в 1936 году. Тогда Клемент Ефремович сетовал на то, что воздушный десант, произведённый во время манёвров пришлось выбросить немного не в том месте, где следовало бы, но это было сделано для большего эффекта на зарубежную публику: «Мы же, товарищи, общими усилиями должны разрешить эту важнейшую для нас задачу и превратить авиадесанты из показного в серьёзное дело. А то получается, что воздушными десантами мы больше занимаем иностранцев, как, например, в БВО, где гостей ради мы заставили выбросить десант совсем не там, где следовало бы, и не так, как нужно было бы»[46].
Таким образом, хотя в боевой подготовке войск БВО и было много недостатков нельзя сказать, что они скрывались от руководства, ровно как нельзя говорить о том, что суть Больших манёвров было «очковтирательство» начальству и зарубежным наблюдателям, хотя отдельные элементы приукрашивания достижений и имелись.
_____________________________________________________________

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ:

БВО – Белорусский военный округ
ВНОС – войска обнаружения и связи
ДД – дальнего действия
кап – корпусной артиллерийский полк
кк – кавалерийский корпус
кд – кавалерийская дивизия
кп – кавалерийский полк
КМГ – конно-механизированная группа
командарм – командующий армией
комбриг – звание, происходящее от должности командира бригады, так же комбригом называли командира бригады
комдив – звание, происходящее от должности командира дивизии, так же комдивом называли командира дивизии.
комкор – звание, происходящее от должности командира корпуса, также комкором называли командира корпуса.
мбр, мб, мехбригада – механизированная бригада
мехкоропус – механизированный корпус
МЗА – малокалиберная зенитная артиллерия
НПП – непосредственной поддержки пехоты
ПБ – передовой батальон
ПТО – противотанковая оборона или противотанковое орудие.
ПТП – противотанковая пушка
РККА – Рабочее-Крестьянская Красная Армия
САУ – самоходная артиллерийская установка
ск – стрелковый корпус
сд – стрелковая дивизия
сп – стрелковый полк
ттбр – тяжелотанковая бригада
ЭРП – эшелон развития успеха
_____________________________________________________________
[1] РГВА, Ф.31983, оп.2, д.215, Л.155
[2] Там же Л.154
[3] Там же Л.130
[4] Там же Л.154
[5] Там же ЛЛ.152-154
[6] Ирчеев Б. Забытый фронт Сталина– М.: Яуза; Эксмо, 2008. – 368 с.: ил.-(Неизвестные войны XX века).
[7] Исаев А.В. Дубно 1941. Величайшее танковое сражение Второй Мировой/Алексей Исаев. – М.: Яуза; Эксмо, 2009. – 192 с.: ил.-(Великие танковые сражения). с. 111
[8] РГВА, Ф.31983, оп.2, д.215, Л.37
[9] Там же Л.21
[10] Там же Л.36
[11] Военный совет при народном комиссариате обороны СССР. Октябрь 1936 г.: Документы и материалы. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009. – 479 с.; с. 162
[12] Разгром 6-й танковой армии СС.Могила Панцерваффе/Алексей Исаев, Максим Коломиец. – М.: Яуза, Эксмо, Стратегия КМ, 2009. – 160 с.:илл. (Великие танковые сражения)
[13] РГВА, Ф.31983, оп.2, д.215, Л.152
[14] РГВА, Ф.31983, оп.2, д.215, ЛЛ.146-145
[15] Л.119
[16] (Военный совет при народном комиссариате обороны СССР. Декабрь 1935 г.: Документы и материалы. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. – 568 с.;с. 138)
[17] РГВА, Ф.31983, оп.2, д.215, Л.121-120
[18] Там же Л.102.
[19] Там же Л.100.
[20] Там же Л.100.
[21] Там же Л.98.
[22] Там же.
[23] Там же Л.154
[24] Л.26
[25] Радзиевский Л. И. Прорыв (По опыту Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.). М.: Воениздат, 1979
[26] Замулин В. Курский излом. Решающая битва Великой Отечественной. – М.:Яуза; Эксмо, 2007. – 784 с. – (Великая Отечественная: Цена Победы)
[27] Исаев А. Пять кругов ада Красная Армия в «котлах» — М.: Яуза; Эксмо, 2008
[28] РГВА, Ф.31983, оп.2, д.215, Л.57
[29] Там же Л.46-45
[30] Там же Л.17
[31] РГВА, Ф.31983, оп.2, д.233
[32] РГВА, Ф.31983, оп.2, д.215, Л.16
[33] Хазанов Д. Б., Горбач В. Г. Авиация в битве над Орловско-Курской дугой. Оборонительный период. — М., 2004. — 200 с.
[34] РГВА, Ф.31983, оп.2, д.215, Л.18
[35] Военный совет при народном комиссариате обороны СССР. Декабрь 1935 г.: Документы и материалы. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. – 568 с.; с. 138
[36] Шеин Д. Танки ведёт Рыбалко. Боевой путь 3-й Гвардейской танковой армии.. – М.:Яуза; Эксмо, 2007. – 320 с.
[37] Исаев А. В. Берлин 45-го. Сражения в логове зверя. — М,: Яуза, Эксмо, 2007. — 720 с. — (Война и мы)., с. 373-377
[38] РГВА Ф.31983 оп. 2 д. 233 л. 291
[39] Там же Л.98
[40] РГВА, Ф.31983, оп.2, д.215, Л.33-34
[41] Там же Л.34.
[42] Там же Л.32
[43] Там же.
[44] Там же Л.30
[45] Там же Л.34.
[46] Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. Октябрь 1936 г.: Документы и материалы: сб. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009 – 479с., с. 434
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Пт Янв 01, 2010 2:43 am

http://a-dyukov.livejournal.com/646977.html
Александр Дюков (a_dyukov) @ 2009-12-31 14:56:00
Метки данной записи: фальшивки
Продолжаем каталогизацию фальшивок
"Письмо Гитлера Сталину 14 мая 1941 г."Впервые появилась в книге И.Л. Бунича "Гроза": Кровавые игры диктаторов" (СПб.: Облик, 1997), перепечатана в сборнике «Офицерский корпус в политической жизни России» (автор-составитель - доктор политических наук полковник запаса Анатолий Панов, проректор Московской международной высшей школы «МИРБИС»; М., 2003), затем в отрывках - в рецензии на сборник М. Елисеевой ("Красная звезда", 26 ноября 2003 г.). Затем - в статье А. Алферова "Новая гипотеза начала Великой Отечественной Войны" ("Независимое военное обозрение", 6 августа 2004 г.) со ссылкой на Бунича. Использовалась в книге David E. Murphy "What Stalin Knew. The Enigma of Barbarossa" (Yale University Press, 2005), со ссылкой на Бунича и рецензию Елисеевой с примечанием "архивных материалов для аутентификации данных документов не найдено", затем в книге John Lukacs "June 1941: Hitler and Stalin" (Yale University Press, 2006) со ссылкой на Марфи. В 2008 году вернулась в Россию, использовалась (без всяких оговорок, как полностью аутентичный документ) в статье А. Саввина "Тайна 22 июня" ("Красная звезда", №№ 205, 210, 215 и 220 за 2008 г.), статье А. Уткина "Письмо Сталину" ("Российская газета", 20 июня 2008 г.), в книге А. Осокина "Великая Тайна Великой Отечественной" (М.: Время, 2008), в книге Б. Сыромятникова "Трагедия СМЕРШа" (М.: Эксмо; Яуза, 2009).

Текст у Бунича:
«Уважаемый господин Сталин,
Я пишу Вам это письмо в тот момент, когда я окончательно пришел к выводу, что невозможно добиться прочного мира в Европе ни для нас, ни для будущих поколений без окончательного сокрушения Англии и уничтожения ее как государства. Как Вам хорошо известно, я давно принял решение на проведение серии военных мероприятий для достижения этой цели.
Однако, чем ближе час приближающейся окончательной битвы, тем с большим количеством проблем я сталкиваюсь. В немецкой народной массе непопулярна любая война, а война против Англии особенно, ибо немецкий народ считает англичан братским народом, а войну между нами — трагическим событием. Не скрою, что я думаю так же и уже неоднократно предлагал Англии мир на условиях весьма гуманных, учитывая нынешнее военное положение англичан. Однако оскорбительные ответы на мои мирные предложения и постоянное расширение англичанами географии военных действий с явным стремлением втянуть в эту войну весь мир, убедили меня, что нет другого выхода, кроме вторжения на (Английские) острова и окончательного сокрушения этой страны.
Однако, английская разведка стала ловко использовать в своих целях положение о «народах-братьях», применяя не без успеха этот тезис в своей пропаганде.
Поэтому оппозиция моему решению осуществить вторжение на острова охватила многие слои немецкого общества, включая и отдельных представителей высших уровней государственного и военного руководства. Вам уже, наверное, известно, что один из моих заместителей, господин Гесс, я полагаю — в припадке умопомрачения из-за переутомления, улетел в Лондон, чтобы, насколько мне известно, еще раз побудить англичан к здравому смыслу, хотя бы самим своим невероятным поступком. Судя по имеющейся в моем распоряжении информации, подобные настроения охватили и некоторых генералов моей армии, особенно тех, у кого в Англии имеются знатные родственники, происходящие из одного древнего дворянского корня.
В этой связи особую тревогу у меня вызывает следующее обстоятельство.
При формировании войск вторжения вдали от глаз и авиации противника, а также в связи с недавними операциями на Балканах вдоль границы с Советским Союзом скопилось большое количество моих войск, около 80 дивизий, что, возможно, и породило циркулирующие ныне слухи о вероятном военном конфликте между нами.
Уверяю Вас честью главы государства, что это не так.
Со своей стороны, я также с пониманием отношусь к тому, что вы не можете полностью игнорировать эти слухи и также сосредоточили на границе достаточное количество своих войск.
В подобной обстановке я совсем не исключаю возможность случайного возникновения вооруженного конфликта, который в условиях такой концентрации войск может принять очень крупные размеры, когда трудно или просто невозможно будет определить, что явилось его первопричиной. Не менее сложно будет этот конфликт и остановить.
Я хочу быть с Вами предельно откровенным.
Я опасаюсь, что кто-нибудь из моих генералов сознательно пойдет на подобный конфликт, чтобы спасти Англию от ее судьбы и сорвать мои планы.
Речь идет всего об одном месяце.
Примерно 15—20 июня я планирую начать массированную переброску войск на запад с Вашей границы.
При этом убедительнейшим образом прошу Вас не поддаваться ни на какие провокации, которые могут иметь место со стороны моих забывших долг генералов. И, само собой разумеется, постараться не давать им никакого повода. Если же провокации со стороны какого-нибудь из моих генералов не удастся избежать, прошу Вас, проявите выдержку, не предпринимайте ответных действии и немедленно сообщите о случившемся мне по известному Вам каналу связи. Только таким образом мы сможем достичь наших общих целей, который, как мне кажется, мы с Вами четко согласовали.
Я благодарю Вас за то, что Вы пошли мне навстречу в известном Вам вопросе и прошу извинить меня за тот способ, который я выбрал для скорейшей доставки этого письма Вам.
Я продолжаю надеяться на нашу встречу в июле.
Искренне Ваш, Адольф Гитлер. 14 мая 1941 года».


Странички из книги Марфи via kurung:....................
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Пт Янв 01, 2010 2:45 am

labas 2009-12-31 01:20
Два уточнения: судя по гугльбуксу Бунич использовал этот текст еще в 1995, а Лукаш как раз доказывает фальсифицированность письма, увы, гугльбукс не дает текст полностью.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Ср Фев 03, 2010 2:14 am

http://rus.postimees.ee/?id=219805 03.02.2010 00:00
Дашкова: Большевизм и нацизм — одного поля ягоды Борис Тух, театральный и кинокритик
На прошлой неделе в Таллинне с частным визитом побывала прекрасная российская писательница, автор популярных детективных романов Полина Дашкова. Тогда и состоялась наша встреча.

Знаете, Полина, мне кажется, что вы пишете все лучше и лучше. Все интереснее. Масштабнее.
Слава богу, если это так. В профессии должно быть развитие. Надо самосовершенствоваться, открывать для себя новые темы и приемы композиции. То, что я сделала в «Источнике счастья», пересечение прошлого и настоящего, для меня в новинку.

«Источник счастья» — очень серьезная вещь. Но поскольку с современным читателем долго на серьезные темы говорить не получается и он устает, то вы выбираете авантюрный сюжет?
Для меня высший пилотаж — говорить просто о сложных вещах. И то, что Набоков называл многослойностью. Когда читатель одного уровня находит для себя приключения, читатель следующего уровня — психологию, а тот, у кого философский склад ума, получает ответы на свои вопросы. Стараюсь никого не обидеть.

В вашем романе упоминается немецкий художник Альфред Плут, современник Дюрера, запечатлевший на холсте открытие, которое будет сделано только в начале ХХ века. Он существовал в реальности?
Я придумала его. Когда я начинала «Источник счастья», у меня на столе лежал альбом мюнхенской Старой пинакотеки. И когда я читала написанные главы мужу, он взял альбом, полистал его и сказал: «Дюрера вижу, а где же Плут?» Потом корректор спрашивала у меня, что это за художник, она не нашла его ни в каком справочнике. Придуманный Плут воспринимался как реально существовавший. И это для меня — тоже высший пилотаж.

Через ваши последние романы проходит мысль о неразрывной связи тоталитаризма с мистикой. Как вы вышли на эту тему?
Мистика от тоталитаризма в самом деле неотделима. Что касается Третьего рейха, то тут все понятно — всякое сатанинство, черная магия, «Аненербе»… С большевиками сложнее. Вроде бы грубый материализм несовместим со всем этим. Но на самом деле в нем мистики и изотерики было даже больше. Плакаты Агитпропа переполнены символикой, действующей на подсознание. Или, если брать терминологию Юнга (а он мне ближе Фрейда), на коллективное бессознательное. Помимо здравого смысла и вопреки ему. Нацизм — это мистика и танки. А большевизм — это мистика и еще больше танков. И самолетов, пушек и прочей военной техники…

...которая, тем не менее, в первые дни войны слишком часто оказывалась бесполезной: ее не умели применять…
Мой следующий роман — как раз о периоде с 1937-го года по 1941-й. Только историческое повествование — без мистики. Я изучала источники: там очень много наворочено о нашей неготовности к войне. Но все было гораздо сложнее.
Там столько загадок! Например, связанных с личностью Сталина. Обычно человек старается показать себя более образованным и знающим, чем есть на самом деле. Сталин — наоборот. Он скрывал свои знания. Он знал немецкий язык — неопровержимо доказано, что он читал в подлиннике не только Каутского, но и Гёте.

К тому же он некоторое вре­мя жил в Вене. Не на пальцах же он там объяснялся!
Да! И в феврале 1913 года он мог там встретиться с Гитлером. В романе я придумала такую встречу. Не я первая предположила такую возможность: Эдвард Радзинский считает, что в 1938 году они тайно встретились где-то в Альпах. Во всяком случае, какая-то связь между ними была! Об этом догадывались многие, хотя документов на этот счет, разумеется, остаться не могло.
Сталин никогда не ошибался. Он ошибся всего один раз. 22 июня 1941-го. По воспоминаниям уцелевших членов Политбюро, вся эта компашка впервые увидела его таким растерянным и убитым, именно в тот день, когда началась война.
Более того, Микоян уверяет, что когда они вошли, Сталин посмотрел на них так, словно спрашивал: «Вы пришли арестовать меня?» А ведь он имел столько информации о готовящемся нападении!
Не только от Зорге; в германском посольстве об этом говорили открытым текстом, а все оно — будьте уверены! — было напичкано установленной там НКВД подслушивающей аппаратурой.
Значит, Сталин имел какие-то конфиденциальные сообщения непосредственно от Гитлера, убедившие его, что в ближайшие дни Германия не нападет! Пакт Молотова-Риббентропа тут никакой роли не играл: в то время любые соглашения нарушались без зазрения совести…

Вы верите в гипотезу Виктора Суворова, согласно которой, Сталин готовился начать войну первым, но опоздал?
Я уважаю Суворова как историка и аналитика, но это весьма правдоподобно и помимо его версии. Идея мировой революции никуда не делась. Тоталитаризм не может существовать на отдельно взятой ограниченной территории. Он либо охватывает весь мир, либо исчезает.
Большевизм и нацизм по своему стремлению к мировому господству — одного поля ягоды. Отчего у нас гитлеризм всегда называли фашизмом, хотя фашизм — термин итальянский и его содержание несколько иное? Оттого, что термин национал-социализм довоенная советская цензура не пропускала, именно из-за слова «социализм».

Не любите вы большевиков…
Знаете, из этих трех фигур,определивших все катаклизмы ХХ века: Ленин, Сталин, Гитлер — самая страшная, на мой взгляд, Сталин!
Даже в Гитлере просматривается какой-то бледный-бледный отблеск человека. Мать Гитлера умерла от рака; она была обречена, умирала в страшных мучениях. Доктор, лечивший ее, был евреем. Гитлер дал ему и его семье возможность эмигрировать. Есть еще несколько свидетельств того, что его антисемитизм был каким-то иррациональным, мистическим…
Гитлер был соткан из противоречий. Нездоровый, мелкий, дико закомплексованный человечишка — и маг, подчинявший своей воле толпу. На трибуне он преображался, а сходя с трибуны, вновь становился ничтожным. Любовь к матери, страдания — все-таки это человеческие черты.
Ленин очень любил свою семью. Любил Крупскую, хотя их отношения не были супружескими. Очень любил Инессу Арманд. Мог быть великодушным. Уж какими врагами они были с Мартовым, но сколько Ильич ни кричал: «Перевешать всех меньшевиков!» — никого не повесил, выпустил их из России. «Философский пароход» — это был не один пароход, а много пароходов, поездов и т.д. Фактически Ленин спас цвет русской интеллигенции, выслав его за границу, — иначе мы бы сейчас не знали ни Бердяева, ни Ильина, ни Набокова…
Сталин никого не любил. Пальцем не шевельнул, когда умирала его первая жена Кетеван Сванидзе. Есть версия, что Надежду Аллилуеву он убил… А знаете, он мог! Плохо верится, что молодая женщина, мать двоих детей, даже будучи человеком неуравновешенным, могла покончить с собой из-за рядового и не первого оскорбления, которое нанес ей Сталин.
Для меня Сталин — уже не человек. Совершенно инфернальная оболочка. Без чувства привязанности, без раскаяния. И при этом абсолютно рационален. Он очень грамотно правил страной. В собственной системе координат…

У вас в «Источнике счастья» покушение на Ленина — инсценировка. Не только Фанни Каплан не могла ранить его, так как была почти слепой, но и самого ранения не было!
Я взяла официальные медицинские бюллетени о ранении Ленина и показала нескольким врачам. Не раскрывая, о ком речь. Все они смотрели на меня квадратными глазами: не могло такого быть!
Пуля не могла пройти всю грудную полость, не задев ни одного жизненно важного органа! И все дружно объявили рентгеновские снимки фальшивками.
Когда я сообщала, что это — покушение на Ленина, люди моего поколения испытывали шок. А те, кто постарше, начинали говорить что-то про чудо…
Кстати, в Музее Ленина висит пальто, в котором он был в момент покушения. В нем три дырки, но... никаких следов крови!
После того как вышел роман, на меня накинулись коммунисты: мол, как это я посмела отрицать покушение на Ильича? Но меня это совершенно не волнует. После романа «Вечная ночь» на меня накинулись педофилы и прочие маньяки.
Чего они только не выделывали на своих сайтах! И зажаривали меня живьем, и расчленяли! Я на эти сайты никогда не заходила, но ко мне пришел корреспондент НТВ и взял интервью на эту тему. А потом они показали, будто Полину Дашкову в самом деле расчленили. Моя бедная мама видела эту передачу — я потом долго ее успокаивала!

Вы не подумывали об экранизации «Источника счастья»? Какой роскошный сериал мог бы получиться!
С меня хватит приличненького, но серенького «Херувима» И тем более — «Места под солнцем», в котором так ужасно сыграла Анастасия Волочкова.

Которую вы вывели в образе Светика. Бездарная балерина становится не менее бездарной писательницей, но так как она связана с большими деньгами, ее роман некоторые критики называют шедевром
Меня такие персонажи раздражают. Но это не конкретно Волочкова — это типичный гламурный персонаж, которого постоянно сжимает судорога соперничества. Такие люди теряют ориентиры. Они плавают в безвоздушном пространстве.
Для них нет добра и зла, можно и нельзя… Другие люди для них не существуют! Для меня был шок, когда я попала в одну передачу с некой гламурной писательницей, вокруг которой подняли волну, не знаю, называть ли ее…

Оксана Робски?
Ну вот, вы сами догадались. Я первый раз видела человека, от которого у меня просто мурашки по коже. Для нее никого не существует. Она гордо парит в вакууме и поплевывает на простых смертных. Это пластиковая кукла. А в мире пластиковых кукол жить страшно.

Вы читаете такую литературу?
Она мне неинтересна. Мне интересны Люся Улицкая, Сережа Лукьяненко. Есть очень интересный детский писатель Валера Воскобойников… А всякая пена — это не литераторы, это персонажи. Через несколько лет никто не вспомнит ни Оксану Робски, ни Минаева с его «Духless». Гламур перестал продаваться год назад, когда начался кризис.

Сейчас из-за кризиса тиражи снизились?
У кого как! У меня — нет. У Лукьяненко — нет. Отсеивается шелуха. Время все ставит на свои места.

Полина Дашкова
• Настоящее имя — Татьяна Поляченко. Литературный псевдоним писательница выбрала по имени младшей дочери Даши (Дашкова) и по производной от своей фамилии (Полина).
• Родилась в 1960 году.
• Окончила Литературный институт им. Горького.
• Печаталась в журналах «Сельская молодежь», «Юность», «Истоки», альманахе «Молодые голоса».
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сб Фев 06, 2010 10:59 pm

http://www.gazeta.ru/comments/2010/02/04_a_3319653.shtml Газета 4.02.10 10:52 —
ТЕКСТ: Ярослав Шимов Трагедия ошибок
Ялтинская конференция 1945 года стала ярким подтверждением гипотезы о том, что большинство исторических событий и процессов являются следствием ошибок, а не продуманных действий тех, кто стоит у их истоков.
4 февраля 1945 года в Ливадийском дворце в Крыму открылась встреча «большой тройки» ― лидеров СССР, США и Великобритании, известная как Ялтинская конференция. В качестве аналогов Ялты по масштабам политико-дипломатических последствий обычно называют три исторических события: Вестфальский мир 1648 года, положивший конец Тридцатилетней войне, Венский конгресс, закрывший эпоху наполеоновских войн, и Парижскую мирную конференцию 1919 года, на которой были подведены итоги Первой мировой. Во всех четырех случаях речь шла о геополитических результатах крупных военных конфликтов. А также о попытке создать такую систему политического устройства Европы, которая обеспечила бы равновесие сил и прочный мир на относительно долгий срок. Но в отличие от трех предыдущих дипломатических совещаний Ялтинская конференция по-прежнему окружена мифами и стереотипными представлениями, которые делают восприятие этого события в России и за ее пределами не совсем адекватным.
Во-первых, несколько преувеличивается значение самой ялтинской встречи лидеров антигитлеровской коалиции. На конференции в Крыму в действительности был лишь подытожен и официально оформлен ряд договоренностей, достигнутых «большой тройкой» ранее. Почти все темы, обсуждавшиеся Уинстоном Черчиллем, Франклином Рузвельтом и Иосифом Сталиным в бывшем царском дворце в Крыму, были затронуты в 1942―1944 годах в ходе как различных двусторонних переговоров, так и на первой встрече «большой тройки» в Тегеране. Не была исключением и тема будущих границ и статуса государств Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), с которой принято связывать именно Ялтинскую конференцию.
Так, еще 28 ноября 1943 года на встрече Черчилля и Сталина (с участием британского министра иностранных дел Энтони Идена) в кулуарах Тегеранской конференции шла речь о будущих границах Польши. И Черчилль с помощью трех спичек показал Сталину, каким образом, по его мнению, эти границы могли бы быть передвинуты на запад, с тем чтобы, с одной стороны, оставить в составе СССР, как того требовала Москва, западные регионы Украины и Белоруссии, занятые Красной Армией в 1939 году в соответствии с «пактом Молотова ― Риббентропа», а с другой ― компенсировать Польше эти потери за счет некоторых германских территорий. Еще более откровенными были переговоры Черчилля и Сталина в Москве в октябре 1944 года, когда британский премьер предложил советскому вождю знаменитое «соглашение на салфетке», в котором оговаривалось (в процентах) будущее влияние СССР и западных союзников в разных странах ЦВЕ и Балкан. При этом, однако, не уточнялось, что именно имеется в виду под «влиянием» и каким образом оно будет осуществляться. (Рузвельт, с которым Черчилль также обсуждал будущее региона, серьезных возражений в этой связи не высказывал.) Итак, границы сфер влияния СССР и Запада в Европе были в целом обозначены еще до Ялты.

Во-вторых, решения Ялтинской конференции часто воспринимаются, особенно в странах ЦВЕ, как образец циничного соглашения в духе Realpolitik, итогом которого стала «сдача» западными союзниками Сталину всего региона и последующая советизация ЦВЕ, сопровождавшаяся репрессиями второй половины 40-х ― начала 50-х годов. Это, скорее, суждение ex post, сделанное под влиянием знания о том, что произошло впоследствии. Таким знанием «большая тройка» в феврале 1945-го, естественно, не обладала. Зато у западных союзников в тот момент имелось немало иллюзий относительно личности Сталина и характера советского режима. Так, Черчилль в одном из писем Идену в 1944 году заявлял о «новом доверии к Сталину», которое «возникло в его сердце» в результате
«выдающихся побед русских войск и глубоких изменений в характере советского государства и системы управления». Если победы Красной Армии были реальностью, то трансформация сталинского режима в сторону большей человечности ― не более чем плодом wishful thinking самого Черчилля. Ничуть не проницательнее оказался и Рузвельт, который заявил дипломату Уильяму Буллиту, выразившему беспокойство возможным чрезмерным усилением СССР: «У меня есть ощущение, что Сталин не такой человек... Я думаю, что если смогу дать ему то, что я в состоянии дать, и не буду требовать многого взамен, то, noblesse oblige, он не прибегнет к аннексиям, и мы сможем сотрудничать во имя демократии и мира».
Иллюзии союзников только укрепило согласие Сталина с положениями принятой в Крыму совместной декларации, в которой будущее освобожденной от нацистов Европы описывалось так: «Установление порядка в Европе и переустройство... экономической жизни должно быть достигнуто таким путем, который позволит освобожденным народам уничтожить последние следы нацизма и фашизма и создать демократические учреждения по их собственному выбору». Советский диктатор и бровью не повел при упоминании о «демократических учреждениях» ― видимо, потому что знал цену политической риторике. (Позднее сталинистские режимы в странах ЦВЕ официально получили издевательское и несколько тавтологичное название «народных демократий».)
В своей практической политике Сталин по меньшей мере с 1939 года был последовательным империалистом и именно в империалистическом духе толковал соглашения с союзниками. По этой логике, если одна держава обзавелась согласованной с другими державами сферой влияния, то она имеет право обустраивать жизнь на данной территории так, как считает нужным, без вмешательства со стороны других держав.
Именно таким образом советский вождь, судя по всему, и толковал как предложенное Черчиллем «соглашение на салфетке», так и ялтинскую декларацию. Свое намерение играть по этим правилам Сталин продемонстрировал позднее, когда отказался от поддержки коммунистов в гражданской войне в Греции: эта страна была отнесена к западной сфере влияния.
По мнению большинства польских и многих западных историков, Черчиллю и Рузвельту следовало быть более последовательными в отстаивании интересов Польши ― не только по моральным (эта страна была первой, подвергшейся в 1939 году удару нацистской Германии и почти одновременному нападению СССР), но и по чисто политическим соображениям, как наиболее важного звена в цепи государств, находившихся у западных границ Советского Союза. В польском вопросе уступчивость США и Британии советским требованиям действительно выглядит чрезмерной. Прежде всего это касается ситуации вокруг коалиционного правительства Польши, в котором Сталину удалось добиться доминирования своих марионеток из «Польского комитета национального освобождения» в ущерб интересам законного польского правительства, базировавшегося в Лондоне. Однако с учетом того, что в феврале 1945 года советские войска уже находились в Польше, Запад не имел никаких реальных рычагов влияния на ситуацию в этой стране.

Если же исходить из вышеупомянутого «фактора иллюзий», то будущие послевоенные отношения с СССР в тот момент не рассматривались Черчиллем и особенно Рузвельтом как непременно враждебные или сопернические. И, очевидно, партнерство с Москвой в 1945 году еще воспринималось западными союзниками как явно бóльшая ценность, чем обеспечение Польше довоенных границ или безупречно демократического правительства.
Особенно однозначной была в этом отношении позиция США, которые добивались от СССР участия в войне с Японией и сотрудничества при создании любимого детища президента Рузвельта ― Организации Объединенных Наций. Максимум, чего, наверное, мог добиться Запад в польском вопросе, ― это оттягивания его решения на более поздний срок. (Скажем, выдвинув предложение о созыве после войны специальной конференции по этой проблеме с участием различных польских политических сил.) Но вряд ли итоговый результат сильно отличался бы от полученного в Крыму.
Третий миф о Ялте ― это представление о том, что в феврале 1945 года там была заложена геополитическая система, которая разделила мир на западный и восточный блоки и просуществовала в таком виде более 40 лет, до антикоммунистических революций в странах ЦВЕ и последующего распада СССР. Изучение материалов самой конференции и дипломатической переписки того времени приводит к однозначному выводу: ни один из членов «большой тройки» в тот момент ни к чему подобному не стремился. Даже Сталин, уже начав ― с Польши и Румынии ― создание цепи государств-вассалов у западных границ СССР, не был уверен в конечном результате и допускал, что этот процесс может затянуться на долгие годы. (Именно в таком духе инструктировались Москвой восточноевропейские коммунисты вплоть до 1947 года, когда Кремль решил ускорить советизацию стран ЦВЕ.) Не планировался в Ялте и длительный, на десятилетия, раскол Германии ― речь шла лишь об относительно коротком периоде оккупации этой страны державами-победительницами. Жесткая конфронтация между Москвой и Западом обрисовалась позднее, уже после победы над Германией, и была следствием целого ряда событий ― от американской атомной бомбардировки японских городов в августе 1945-го до советской блокады Западного Берлина в 1948-м.
Именно берлинский кризис может служить точкой отсчета «холодной войны» и рождения биполярного мира, разделенного на Запад и Восток. Ялта же еще оставляла открытым для СССР и западных держав множество путей взаимодействия.

По аналогии с известным жанром «комедии ошибок» итоги Ялтинской конференции можно назвать трагедией ошибок. Ошибались лидеры США и Британии, считая, что испытания 1941―1945 годов станут толчком к эволюции сталинского режима, которая позволит Западу продолжить хотя бы относительно конструктивное сотрудничество с Москвой и после Победы. Ошибался Сталин, думая, что его репрессивные действия в ЦВЕ не вызовут отторжения с западной стороны. Ошибались демократические политики Восточной Европы (вроде польского премьера Миколайчика или чехословацкого президента Бенеша), полагая, что их странам удастся стать неким «мостом» между Западом и Востоком и сохранить за счет этого основы демократии и суверенитета. В результате Ялтинская конференция стала, быть может, самым ярким подтверждением гипотезы известного британского историка А. Дж. П. Тейлора о том, что большинство исторических событий и процессов являются следствием именно ошибок, а не продуманных действий тех, кто стоит у истоков этих событий и процессов.
Ошибки Ялты и всего периода существования антигитлеровской коалиции, однако, дают себя знать по сей день. Быстрый послевоенный распад «большой тройки» показал, что были правы скептики, с самого начала утверждавшие, что Соединенные Штаты и Британскую империю не объединяет с Советским Союзом ничего, кроме общего врага. Учитывая неоднозначные результаты коалиционного сотрудничества России с западными демократиями в годы Первой мировой, можно говорить об определенной исторической тенденции, которая совсем не укрепляла взаимное доверие и в перспективе способствовала подъему как традиционного российского антизападничества, так и столь же традиционного западного недоверия к России.
Демонтаж биполярной системы, ассоциируемой с принятыми в Ялте решениями, стал на рубеже 80-х ― 90-х таким же психологически болезненным опытом для обеих сторон, как и создание этой системы 40 годами ранее.
Россия считала, что ее добровольный отказ от сферы влияния в ЦВЕ не будет использован Западом для включения этого региона в свою (евроатлантическую) систему безопасности. Запад, в свою очередь, полагал, что Россия, отказавшись от коммунизма, откажется и от претензий на роль самостоятельного геополитического центра и станет лишь одной, пусть и самой крупной, из пары десятков «новых демократий». Ялтинская трагедия ошибок в отношениях между Россией и Западом продолжилась, пусть и не столь драматично, в последние 20 лет. Эпилог этой трагедии, возможно, еще не написан.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сб Мар 06, 2010 10:08 pm

http://community.livejournal.com/ru_politics/28439487.html
sozercatel_51 пишет в ru_politics @ 2010-03-07 03:42:00
ЗАПРЕТИТЬ ПРОХОД ИНОЗЕМНЫХ ВОЙСК ПО КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ!
Ну вот! Опять раздаются голоса, о том, что Победа была достигнута "вопреки" Сталину.
Перепощу-ка я себя, любимого, прошлогоднего, с маленьким вкраплением.

Без начальника
... Предлагаю провести мысленный эксперимент: некая хорошо вооруженная банда терроризирует ваш дачный поселок. Вы всеми силами пытаетесь дать ей отпор, однако руководство вашего дачного кооператива вкупе с местным милицейским начальством («НКВД») всячески чинят вам препятствия, «типа»: создают невыносимые условия для жизни активных членов, пытающихся организовать самооборону, отбирают у вас дробовики, вилы, ухваты, рогатки и т.п. Вы же несмотря на это не только отбиваете бандитские «наезды» до зубов вооруженных молодчиков, но и приходите к ним - кто на колесном, кто на гусеничном ходу - сами и громите их в их же логове - штаб-«хавире». Опять-таки при активном противодействии той же самой милиции и руководства правления вашего приснопамятного жилкооператива. Если вы таки сумели себе это представить, то позвольте в таком случае измыслить еще пару примеров умозаключений, "типа":

Французская армия одерживала победы вопреки Бонапарту.

Прусская - вопреки Фридриху Великому.

Русская - вопреки Суворову.

Карфагенская - вопреки Ганнибалу.
Римская - вопреки Цезарю.

И.т.д.

Представили?

Представьте себе как бойцы, рвущихся, подобно гнилым нитям фронтов созывают свои солдатские советы и вопреки приказам Верховного, Ставки и Генштаба - малограмотным сатрапам полуграмотного вождя - планируют и осуществляют стратегические операции, в результате которых мы оказываемся в Берлине.
Представьте себе, как представители трудовых коллективов, собравшихся на свои Всесоюзные съезды, обсуждают планы эвакуации промышленнсти на Восток, вопреки указаниям партаппаратчиков и кремелвских чинуш во главе все с тем же с полуграмотным Сталиным, вестимо. Наверное, так оно и было, а историческая память об этих героических подвигах самоорганизации была стерта у всего нашего народа палачами НКВД в подвалах Лубянки.

Но прежде чем послать свой горячий привет нашей «кухонной интеллигенции» и ее прямым и усыновленным потомкам, разделяющим подобную точку зрения, мне хотелось бы адекватно их идентифицировать. Но во избежание привлечения меня к ответственности да еще и в Великий Пост я вынужден предпослать этой идентификации некий историко-филологический комментарий.

Вот он.

Это слово означает в переводе с церковно-славянского ошибку, заблуждение. Иногда даже ересь.

Чаще всего, оно употреблялось и употребляется ныне в канонах святым, посрамлявших еретиков, в Акафисте Пресвятой Богородице.

Оно звучит в древних летописях и старопечатных книгах.

Статус «крепкого» это слово обрело благодаря горячей любви к нему В. К. Тредиаковского и невзлюбившей это же самое слово Императрице Анне Иоанновне.

А теперь после столь затянувшегося вынужденного комментария посылаю свой горячий привет нашей «кухонной интеллигенции» и ее прямым и усыновленным потомкам - «блядословам».
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сб Мар 06, 2010 10:17 pm

http://f-f.livejournal.com/428460.html
f_f February 23rd, 10:44
Коварное слово "зато"
Вероятно, единственный адекватный способ восприятия истории - это отказ от смешивания, на бытовом языке описываемый формулой "мухи отдельно, котлеты отдельно". Ни одно деяние, ни одно событие не перечеркивает и не исключает другого.
Почему-то в частной жизни это никого не удивляет. Скажем, если некий незлой по природе своей человек, вдобавок усыновивший сироту и много жертвовавший на благотворительность, возьмет и по каким-то своим причинам (нервный срыв, месть, превышение самообороны, whatever) убьет другого человека, то судить его будут за это убийство - вне зависимости от того, какую жизнь подсудимый вел до него, и рассматривать суд (если это нормальный суд) будет исключительно обстоятельства, с убийством непосредственно связанные. Но, естественно, для разных людей при оценке этого человека важнее будут разные вещи: для одних - совершенное им преступление, для других - достойная остальная жизнь этого человека.
С восприятием же истории, однако, дело обстоит иначе, тут очень многие и очень часто любят употреблять словечко зато, по отношению к самым разным событиям: "зато победили нацизм", "зато немцы не бомбили Прагу", "зато он (Франко, Ельцин, неважно кто) мирно передал власть преемнику" и т.п.
Нет и не может быть никакого "зато". Взвешивать нас, просуммировав наши дела, если и будут, то не здесь и на весах, нам недоступных. Честный же человек (в том числе и историк) может лишь, опираясь на известную ему информацию, составить список событий и дел той или иной эпохи или персоны и оценить оную эпоху или персону, исходя из собственной системы моральных и прочих координат. Составить свое субъективное, но опирающееся на факты мнение. Без всяких "зато".
"Зато" - штука коварная и лживая: она позволяет чувствовать себя "приличным человеком" и лить при случае крокодиловы слезы, уходя от прямого и честного суждения. В результате получается то, что мы очень часто имеем в современной историографии, особенно постсоветской: 1) "Да, мы осуждаем репрессии, сталинский режим явно перегнул палку, зато он победил Гитлера"; 2) "Да, бандеровцы нехорошо вели себя с поляками и евреями, зато они беззаветно боролись за независимость Украины" и т.п. Честные суждения в обоих случаях звучат иначе, куда жестче, и куда сложнее отстаивать такие позиции, лицемеров-то в любом обществе всегда большинство: 1) "Победа над Гитлером и величие советской державы оправдывают пролитую Сталиным кровь; лес рубят - щепки летят"; 2) "Независимость Украины - высшая ценность для украинцев, кровь, пролитая в борьбе за нее, тем более кровь неукраинская, - дело второстепенное; цель оправдывает средства".
Договаривать свои мысли надо до конца.
Иначе глаза будут "скошенными от постоянного вранья".
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сб Апр 03, 2010 12:00 pm

http://www.regnum.ru/news/1269780.htmlс ИА РЕГНУМ 19:19 02.04.2010
Глава Госархива России: Войну выиграл русский, а не советский народ
Те, кто героизирует и демонизирует Сталина, одинаково далеки от истины. Такое мнение высказал 2 апреля в ходе видеомоста Москва-Киев директор Государственного архива России Сергей Мироненко, передаёт корреспондент ИА REGNUM Новости.сторик возложил на Сталина ответственность за провал начального периода Великой Отечественной войны и неоправданно высокие жертвы.
"Сталин в конце концов вынужден был признать, что войну выиграл русский народ. Это правда. Именно русский, а не советский", - подвёл итог Сергей Мироненко.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Вс Апр 25, 2010 3:26 am

http://www.echo.msk.ru/programs/staliname/673604-echo.phtml Эхо Москвы 24.04.2010 20:08
Тема : Человек на обочине войны - человек на обочине победы
Передача : Именем Сталина
Ведущие : Нателла Болтянская
Гости : Павел Полян

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте. Вы слушаете «Эхо Москвы», вы смотрите телеканал RTVi. Цикл передач «Именем Сталина» совместно с издательством «Российская Политическая Энциклопедия», я – ведущая программы Нателла Болтянская. Напомню, что программа создана при поддержке фонда имени первого президента России Бориса Николаевича Ельцина, наш гость – историк, географ, писатель, сотрудник Института географии РАН Павел Полян. Здравствуйте.

П.ПОЛЯН: Добрый день.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Павел Маркович нам сегодня столько книг принес – я даже не знают, влезут ли они все в кадр. А тема у нас с вами очень грустная, на самом деле. Тема – «Человек на обочине войны, человек на обочине победы». Тяжелейшая война завершается, победные марши, все верят и надеются, что, вот, теперь жизнь будет иная. И, наверное, в особой степени победители, то есть те люди, которые эту победу ковали своими руками. Но с ними происходит что? Они, выйдя за границы Советского Союза, а многие из них, как я понимаю, до войны не бывали дальше своего города или своей деревни, они видят, что жизнь немножечко иная. И, вот, они возвращаются. Тут я ставлю многоточие и передаю слово вам.

П.ПОЛЯН: Ну что ж? Вы хорошо обрисовали то, что со многими произошло, с миллионами. Потому что, как бы, за границами Советского Союза оказались, действительно, миллионы военнопленных, миллионы остарбайтеров, сотни тысяч других категорий советских граждан.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И сами победители, те, кто водрузил знамя.

П.ПОЛЯН: Да, да. Конечно. То есть речь идет, ну, о цифре, наверное, не меньше 12-15 миллионов людей, которые оказались за кордоном, так сказать. Среди них были не только победители, не только те, кто штурмовали Рейхстаг и водружали знамя над Рейхстагом, не только те, кто положил свою голову, так сказать, на этих Зееловских высотах и в других битвах, которые, в общем-то, солдатские жизни не считались и офицерские тоже. Среди них были и другие, те, кто в войне по обстоятельствам этой войны такого прямого участия не принял и не мог принять – или военнопленные, которые оказались в плену так или иначе, или гражданские лица, которых угнали немцы, не спрашивая их, хотят они того или не хотят, в Германию работать. Или те, кого никуда не выгоняли, но кто остался под оккупацией. А, кстати, остаться под оккупацией – это тоже не значит избежать депортации. Потому что очень много было внутрисоюзных перемещений.
.......................................
24.04.2010 | 21:06 ignatiy
(#)
Восхитительно. Слов нет. Знание материала глубочайшее. Аргументация редкой убедительной силы. Позиция участников не может оставить равнодушным никого.
Пережил глубокое нравственное потрясение. Фактически, катарсис. Спасибо авторам и уважаемому Павлу Поляну. Я чувствую себя новым человеком. С моих очей, благодаря Вам, упали идеологические шоры.

25.04.2010 | 06:16 dervish
(#)
Аргументация, доводы, обоснования (с которыми я полностью согласен) ОБОСРАНЫ и ПРОВАЛЕНЫ неумением говорить! "тк скзть" - около 50% всего сказанного.
Натэлла - пригласите глухонемого, с переводчиком, а то Ваши гости... хоть святых выноси: заики, коснозычные, иностранцы,которые в одностороннем порядке считают что могут говорить на русском.
Радио - это язык!
Литературный финский - восхитителен, но, услышать его можно только по радио.
Белорусский (есть такой язык!!) - он даже добрее и приветливее самих белорусов. Услышать можно на радио!
Зачем же Вы, с настойчивостью достойной лучшего, постоянно привлекаете в Эфир... люди, понимаю, порядочные,хорошие, но с таким изложением - НАХ! К собчачьке ( в "ДОМ") и малаховым.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Пн Май 03, 2010 12:14 am

http://www.echo.msk.ru/programs/staliname/675272-echo.phtml Эхо Москвы 01.05.2010 20:08
Тема : Вдохновение боя и хмель победы
Передача : Именем Сталина
Ведущие : Нателла Болтянская
Гости : Григорий Померанц
...............................................
Г.ПОМЕРАНЦ: Да. Я отвечаю по книге генерала Григоренко, в которой все это описано. Дело в том, что Сталин был уверен, что раз немцы не шьют зимнего обмундирования, то они только туфтят, что собираются воевать, а намерены еще чего-то выторговать. И генерал-лейтенант, фамилию которого забыл, начальник разведдела Генерального штаба был расстрелян за то, что он яростно убеждал, что немецкие войска на нашей границе стоят в наступательно-боевых порядках. И после того как он был расстрелян и его заменил генерал-полковник Голиков, который более осторожно подавал Сталину сведения, заместитель Голикова подполковник Новобранец подделал подпись начальника штаба (то был Жуков), подделал подпись Жукова под своей оперсводкой №8, где предупреждал начальников округов, что немцы стоят на границе в наступательных боевых порядках. И хотя он был тут же немедленно снят с работы и отправлен куда-то, где его собирались расстрелять, но война была на пороге. В 2-х точках ему поверили. Опровержение было немедленно в газетах, что ничего подобного, что немцы на нас нападать не собираются.
.............................................................
Г.ПОМЕРАНЦ: Понятен. Потери были бы оправданы, если бы мы были бы готовы к войне, вели войну и, так сказать, имели бы такие потери как немцы. Но я что-то встречал такую цифру, что мы теряли 8 на 1-го. Это не оправдано. Понимаете, конечно, больше потери в оборонительном бою, чем в наступательном, но в этой войне это было не так. Все произошло потому, что Сталин был уверен, что раз Гитлер не шьет, не дает приказа шить зимнее обмундирование, то он воевать не собирается. Он не понимал, что Гитлер его презирал и считал, что его разобьет в 2 месяца. Вот и все. И из-за этого он...
__________________________________________
lol!
__________________________________________
Г.ПОМЕРАНЦ: .....Второй вопрос: входить ли в село? Нет, решил я, не входить, потому что они опять разбредутся по хатам и их опять вышибут. Остановил их в 100-150 метрах от деревни, потому что подбежал майор там такой-то – не важно сейчас – почему я остановил. Я объяснил. Он внимательно меня выслушал: «Ничего не поделать. Уже сообщили в Москву, что село взято». То есть ради этой показухи...

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Готовы были положить всех.
__________________________________________
Дура, ты хоть пару человек оставь для дальнейших действий - ведь еще Европу не успели занять... lol!
__________________________________________
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос от Сергея из Барнаула: «Шли ли в атаку с именем Сталина?»

Г.ПОМЕРАНЦ: Да. Он был символом – тут ничего не поделаешь.
...........................................
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос. Дмитрий: «Скажите, пожалуйста, правда ли, что под Сталинградом на 5 бойцов приходилась одна винтовка?»

Г.ПОМЕРАНЦ: Нет, этого не было.
__________________________________________
Бляъ, шо теперь либерастам гундеть - ведь СВОЙ сказал... lol!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Вс Май 09, 2010 5:27 am

http://echo.msk.ru/blog/echomsk/678130-echo/ 08.05.2010 | 16:21
EchoMSK : Елена Боннэр: «Воевали не за Родину и не за Сталина, просто выхода не было...»
.............................
И вот начинается война. Сейчас большинству представляется, будто немедленно сотни тысяч людей начали записываться добровольцами. Вы помните это?

Это большая ложь – про миллионы добровольцев. Добровольцев в процентном отношении было ничтожно мало. Была жесткая мобилизация. Всю Россию от мужиков зачистили. Колхозник или заводской работяга – те миллионы, которые полегли «на просторах родины широкой», были мобилизованы. Только единицы – дурни интеллигентские – шли добровольно.
.............................
....... И тут ко мне подошел очень пожилой человек в военной форме и спросил меня, что я здесь делаю. Я говорю: жду, что мне скажут. Он мне сказал: «Экс нострис?» (Ex nostris (лат.) – «Из наших». – М.Г.). Я сказала: «Чего?» Он сказал: «Из наших?» Я сказала: «Из каких?» Тогда он сказал: «Ты еврейка?» Я говорю: «Да»....... А он говорит: «А ты теперь моя подчиненная, медсестра военно-санитарного поезда 122. Я твой начальник Дорфман Владимир Ефремович. Будешь обращаться ко мне “товарищ начальник”, но изредка можешь называть Владимиром Ефремовичем. Все».
.............................
Я вообще из категории счастливых женщин, у меня было в жизни три любви, и все при мне так и остались: Севку люблю, Ивана люблю (Иван Васильевич Семенов, первый муж Елены Боннэр, расстались в 1965 году, официально развелись в 1971-м. – М.Г.) и Андрея люблю (Андрей Дмитриевич Сахаров, за которым Елена Боннэр была замужем с января 1972 года до его смерти в 1989-м. – М.Г.).
.............................
_________________________________________________
Мдя, а как же быть с теми мужчинками, которых описывали Лев Шейнин и Николай Яковлев? Опустим занавес милосердия?!? scratch
_________________________________________________
....... А напротив был фонарный столб. И вот пьяный Ванька залезал на этот столб и кричал: «В бой за Родину! В бой за Сталина!». А снизу дружки, тоже пьяные, подкрикивали ему: «В бой за Родину! В бой за Сталина!». И я не знаю, что вообще думают те случайно оставшиеся еще живыми ветераны, почему они не скажут: «Мы не говорили этого! Мы кричали “...вашу мать!”»? А раненые, когда невмоготу, кричали «Ой, мамочка», жалостно так, как малые детки.
.............................
........ Воевали не за Родину и не за Сталина, просто выхода не было: впереди немцы, а сзади СМЕРШ. Ну и непреодолимое внутреннее ощущение, что так надо. А возглас этот? У него одно интуитивно-мистическое содержание – «Авось пронесет!».
_________________________________________________
А вот Померанц (тоже из "наших" - поэтому надо верить) утверждает наоборот - но он был в боях, а ты, злобствующая старуха, воевала разве что только в коленно-локтевой...
__________________________________________________
.............................
Можете назвать три самые большие неправды о войне?

Две я уже назвала: о том, что евреи якобы не воевали, и про массовое добровольчество. А третья ложь тянется с 1945-го. Она в эксплуатации темы войны с целью заморочить мозги ее действительным участникам и тем, кто войны не видел. И все эти парады и государственные праздники – это не грустное поминовение тех, кто с войны не пришел, а милитаризация общественного сознания, в какой-то мере подготовка его к грядущей войне, и наживание нынешней и предшествующей властью того, что сегодня называется рейтингом – и внутри страны, и в международном плане. Ну и конечно, на войну уже шестьдесят пять лет списывают, что страна – не власть и люди, к ней приближенные, – живет плохо, катастрофически плохо.
............................................
_______________________________________________
Во всем была шлюхой и умрет шлюхой.... Twisted Evil
_______________________________________________
09.05.2010 | 14:43 vasyutka_kiril
биография Боннер неполна (#)
http://top-lj-posts.livejournal.com/4225629.html
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Вс Май 09, 2010 8:04 am

http://pro100-petrov.livejournal.com/250016.html
Петры гнезда птенцова - Дом блуждающих мыслей 06:15 pm May 6th, 2010
Сын за отца...
По наводке m_yu_sokolov перелистал мемуары Елены Боннэр - нашей, типа, великой демократки и правозащитницы, жены и верховной жрицы культа академика Сахарова.
Обратил внимание на ее папу: он был большой сволочью.
Геворк Алиханов. Начал свою "оппозиционную деятельность" с членства в террористической организации (вроде бы, лично участвовал в "экспорприациях" - то есть, в грабежах), в двадцатых годах, став первым руководителем советской Армении, развязал террор уже в государственном масштабе. За несколько месяцев довел дело до общеармянского восстания, после чего из руководителей его турнули.
В тридцатых годах возглавлял отдел кадров в исполкоме Коминтерна. А это, между прочим, должность палача. Попал он туда, кстати, не случайно, а потому что был не просто верным сталинцем, но и имел личные счеты с бывшим главой Коминтерна Зиновьевым. Неудивительно, что товарищ Алиханов с большим рвением проводил чистки, под которые подпадали самые разные люди: от членов иностранных компартий до дворников в каком-нибудь доме, где жили "зарубежные товарищи". В общем, в крови он был даже не по локоть, а по макушку. Ну и закономерный конец: 1937 год. Пуля в лоб, вполне заслуженная (если отвлечься от контекста, естественно).
И вот повзрослевшая дочурка борется с коммунизьмой.
А ведь на самом деле этот фамильный скелет в шкафу типичен для людей ее круга. Какого знатного демократа ни возьми, всё обнаружишь папу-швондера, деда-террориста или еще какого революционного живодёра.
Что интересно, ничего близкого нет у современных красных или, скажем, советской номенклатуры. Там в родословной сплошь обыватели, иногда - жертвы (как, например, у Ельцина). Но пассионарное зверье с наганами - никогда.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Вт Июн 08, 2010 9:52 am

http://www.lebed.com/2010/art5700.htm Независимый Бостонский Альманах "Лебедь" № 615, 06 июня 2010 г.
Валерий Лебедев ГАЛЬВАНИЗАЦИЯ ТРУПА СТАЛИНА
К каждой годовщине Победы или дня начала Войны (если эти слова пишутся с заглавной буквы, ясно о какой войне идет речь) вновь и вновь поднимается вопрос о причинах войны, но главное – о причинах первоначальных невиданных в истории России поражений и огромных жертвах и при бегстве-отступлении, и при наступлении.
Перебрали уже все возможные гипотезы, концепции, варианты. Вплоть до тех, согласно которым СССР не выиграл войну, а проиграл. Аргумент расхожий: смотрите, Германия живет лучше России, значит, она и победила.
Виктор Суворов размахнулся гораздо шире: Сталину не удалось занять всю Европу, значит социализм по всей Европе установить не удастся, не говоря уж о всем мире, а без этого СССР долго не простоит. Вот почему Сталин отказался принимать парад Победы, отдав эту честь Жукову. Якобы вождь стар учиться ездить да скакать по площади на коне (Сталин пытался, но упал с лошади в Манеже), пусть то делает его заместитель, «молодой кавалерист».
Да, самозабвенно пишет талантливый и сметливый Суворов, дело, де, вовсе не в норовистом коне. А именно в спесивом вожде. Не мог он примириться с историческим поражением социалистической родины.
Разумеется, это не более, чем остроумный зачин одной из книг Суворова («Последняя республика». Суворов достаточно умен, чтобы отрицать, так сказать, фактологическую победу СССР: все же акт о капитуляции подписал от имени Германии Кейтель, а не Жуков от имени СССР. В мае 1945 года никто не мог знать, даже гениальный и прозорливый вождь, что СССР проиграет войну свободному миру в декабре 1991 года, когда СССР распался официально, пописав своего рода самокапитуляцию.
Сталин, вне всякого сомнения, не сомневался в преимуществах своего строя. Дайте только срок. Срок давали. В конечном итоге победа проявится как военный разгром обветшавшего и отжившего свое «капитала, его препохабия». К тому все и шло. Атомная бомба была готова в 1949 году, а водородная – в 1953. Сталин знал о своем триумфе.
А почему живут хуже, чем на Западе? Ну, вековая, унаследованная от проклятого прошлого, отсталость. Гражданская война, навязанная классовым врагом. Сопротивление кулака. Вредители. Разрушения и опустошение оккупантами. Кстати сказать, и жизнь наша на самом деле гораздо лучше, чем на Западе. Вон там дети вынуждены пропитание искать на помойках. Сравните с пионерами в Артеке. Мы живем уже сейчас гораздо лучше. Кто так не думает, может начать жить значительно хуже. Контраст был слишком явным и советский человек был уверен, что он живет много лучше несоветского.
Сталин не сомневался ни в преимуществах нового строя, ни в собственной гениальности. Объяснение же отступления первого года войны до Москвы и Волги , которое никак скрыть было невозможно, даже при всей мощи советской прессы, радио и кино, легко объяснялось коварностью фашистов, внезапностью, вероломством удара и исконным миролюбием Советского Союза, что мешало, в отличие от агрессивной Германии, в должной мере бросить все силы на производство вооружений.
Эти причины и по сей день превалируют в российской историографии.
Тот же Суворов разнообразил подходы. Он открыл (правда, после Гитлера и Геббельса), что Сталин сам готовился нанести первый удар. Но друг Гитлер превентивно опередил. Красная Армия приготовилась к наступлению, а тут вдруг нападение. Оборона не предусматривалась, вот и разгром. Стало быть, и у Суворова коварство Гитлера и внезапность налицо. Казалось бы – новая концепция, а приглядишься – все тоже: внезапность, неожиданность и коварство. Несоблюдение договоров.
Марк Солонин вроде бы продвинулся дальше. Причина страшных поражений , де , в том, что народ ненавидел диктатора, не хотел воевать и потому сдавался дивизиями, армиями и фронтами под «звуки дивизионных оркестров». Впрочем, это уже до Солонина сочинил Игорь Бунич. Надо бы только добавить, что под «звуки дивизионных оркестров» сдавались дивизии. Для сдачи в плен армий создавались армейские оркестры, а для фронтов – фронтовые.
Вот только небольшой вопрос: в 1941 году армия воевать не хотела и дружно переходила на строну врага. Зимой того же года под Москвой желание биться резко усилилось и началось контрнаступление. Летом 1942 года охота к войне снова ослабла и армия откатилась к Волге, Кавказу, отдали Крым. Осенью 1942 года желание сражаться снова окрепло и более уже не ослабевало. В чем дело-то? Может тиран подобрел? Да нет. Напротив, в августе 1942 г. был издан приказ 227 «Ни шагу назад» и наладили заградотряды. Хочешь, обороняй участок. Не хочешь - можно и под расстрел пойти. Всего этот путь нелюбви к вождю прошли примерно 30 тысяч человек – три дивизии. Не так уж и мало, заметный процент советских солдат и офицеров. Правда, обошлось без дивизионных оркестров. И вообще без похоронных маршей. От всего ритуала оставили только залп.
Так что любовь к тов. Сталину или, напротив, ненависть к нему, не так уж оказались и важны для ведения боевых действий. Работа машины войны мало зависит от чувств солдат.
Что еще говорят о Сталине? Что он был труслив и страшно боялся Гитлера. Впал в панику и сбежал на Ближнюю дачу. Члены политбюро чуть ли не силой заставили его руководить страной. Что он вообще оказался не полководцем, а тупым сатрапом. Предательски завалил противника трупами своих солдат. И потому Победа была достигнута не благодаря Главковерху, а вопреки ему. Это сейчас расхожий штамп. Победил народ, а верховное командование не причем. И даже не только не причем, а то была настоящая измена. То есть, Сталин делал все для поражения своей армии, но армия, ее солдаты, офицеры и генералы не исполняли приказов тов. Сталина и потому вопреки его капитулянтскому командованию все равно выиграли войну и вырвали победу.
Надо сказать, что такой поразительной концепции не смог бы придумать никакой Суворов с Солониным. Даже с помощью покойного Бунича.
Натурально, сталинисты ревут и хохочут от такой нелепости. Реакция понятная и оправданная. Но если все же Сталин как Верховный Главнокомандующий имел отношение к боевым действиям, то почему же тогда в честь 65-летия Победы его портреты запретили помещать на улицах? Может, он все таки вел армию к разгрому, но ему это не удалось (народ победил не благодаря, а вопреки Сталину)? Об этом чуть ниже.

А пока об ответном ходе сталинистов.
Самые расхожие и привычные рассуждения: Сталин быстро постигал полководческую науку. Внимательно выслушивал всех приглашенных на совещание и только потом выносил свое суждение. Заслуженно был главковерхом. Идут ссылки на мемуары Жукова, Конева, Василевского и др. генералов и маршалов.
Однако таких ходов сталинистам мало. Им нужно Сталина представить не только великим стратегом, но чуть ли не обладающего сверхчеловеческими способностями к военному и политическому мышлению. Видящему вперед на годы. В этой идее преуспели двое русских авторов из Израиля, Яков Верховский и Валентина Тырмос, видно близкие люди, в своей книге «Сталин. Таный сценарий начала войны, выпушенной уже давно изд. Олма – Пресс в 2005 г. Толстая книга на 603 стр., явно заказанная военным ведомством в противовес писаниям Суворова. Рецензия Вилена Люлечника на эту книгу помещена в текущем номере, так что ограничусь краткой информацией.

Главная идея книги состоит в следующем.

«Он (Сталин) отлично понимал, что большая часть сообщений (о нападении Германии) более чем достоверна. В том, что война с Германией неизбежна - он был уверен абсолютно. Но вождь понимал, что если он нанесёт удар по Гитлеру первым, то он западными лидерами будет оценен как агрессор. А в будущей войне ему нужны будут союзники и их помощь. Поэтому он предпочитал, чтобы Гитлер напал раньше. И СССР станет таким образом, жертвой агрессии со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому он и приказал, считать все донесения разведчиков относить к разряду «дезинформации».

В случае нападения Гитлера, Сталину была бы обеспечена помощь по программе ленд – лиза, а без неё выстоять было невозможно. Молотов впоследствии утверждал, что отступление входило в планы сталинского сценария начала войны. Авторы резюмируют: «Большая Игра, которую Сталин вёл с Гитлером все последние дни, и которая, на первый взгляд, выявила тактическую победу Гитлера, как оказалось, закончилась стратегической и политической победой Сталина. Мировое общественное мнение, в лице одного из самых видных своих представителей – британского премьера Черчилля, публично признала факт германской агрессии»».
Ну, что тут можно сказать? Эта новаторская и экстравагантная идея не получила известности и не смогла противостоять хотя бы концепции Суворова.
Усматривать гениальность Сталина в том, что он специально готовил поражение – это несколько чересчур. В таком случае, Сталин должен был бы награждать своих генералов, которые стремительно отступали и попадали в котлы. А он, напротив, приказал их расстрелять, как то было с командующим Западным фронтом Павловым и его заместителями. Сталин готовил плен 4.5 миллионной армии, потерю 80 проц. авиации и танков, только для того, чтобы получить потом за несколько лет меньшее их количество по лендлизу?!
И опять, же выходит, что Сталин готовил поражение, а народ, вопреки Сталину, все равно одержал победу. У русско-израильских авторов не получилось ничего такого уж оригинального.
У нас накануне дня Победы в Гусь буке прошла дискуссия как раз на тему роли Сталина в войне. Приведу из нее самое главное.

Редактор - Friday, May 07, 2010 at 17:36:00 (MSD)
О Сталине. Конечно, его военный гений и его выдающаяся роль генералиссимуса в победе – тоже миф. Но в то время он был как бы правдой.
Вообще, как быть с этой фигурой? Гений он или нет? Нужны ли его портреты на единственном ныне празднике Победы?
Ответ власти уже известен. Привожу сегодняшние слова през. Медведева:
"Если говорить о государственной оценке, о том, как оценивается Сталин руководством страны в последние годы, с момента возникновения нового российского государства, то здесь оценка очевидная - Сталин совершил массу преступлений против своего народа. И несмотря на то, что он много работал, несмотря на то, что под его руководством страна добивалась успехов, то, что было сделано в отношении собственного народа, не может быть прощено".
Почти все уже сказано. Не хватает чуть-чуть китайской артикуляции. Как они говорят о Мао?
А вот так, что у него были заслуги и были ошибки. Ошибки – это Большой скачок вперед под тремя красными знаменами и, особенно, культурная революция. А достижения – создание современного Китая. . В целом его достижения превышают ошибки и потому Мао – национальный герой.
В случае со Сталиным дело обстоит противоположным образом. Его заслуги (во время индустриализации и войны) значительно уступают его преступлениям во время коллективизации, Большого террора, да и преступлениям во время индустриализации и войны. Именно эти коренные пороки и привели вскоре (по историческим меркам) к разрушению всего государства и распаду страны. Это примерно как и c Гитлером. Тот тоже имел заслуги в построении промышленности, в строительстве автобанов, в нахрапистой политике и даже в феноменальных победах 1939-1942гг. А результат? Полный крах рейха и ужасные бедствия для немецкого народа.
Посему, по совокупности деяний Сталин должен считаться государственным преступником (а сталинским режим – преступным) и никаких официальных портретов, чествований и демонстраций с его портретами не может быть.
Может быть и не в совсем юридическом смысле (ибо над ним не было суда), но в некоем общеисторическом и цивилизационном. Над Гитлером в связи с его самоубийством тоже не было суда, но его вполне верно называют преступником.

Пурист- Friday, May 07, 2010 at 20:20:24 (MSD)
Вопрос. Если бы Сталина судили — не важно, при жизни или после смерти, — то с точки зрения какого именно закона? «По совокупности деяний Сталин должен считаться государственным преступником», — говорите Вы. По законам какого государства? И по совокупности каких именно деяний?
На всякий случай, оговорка «для нервных»: речь совсем не о том, чтобы обелять Сталина, — речь о том, что суд-то как раз и должен быть юридическим, а не эмоциональным. И ещё: недопустимо судить Сталина с точки зрения морали того времени, в котором он никогда не жил. Никому ведь не придёт в голову сегодня судить царя Хаммурапи за жестокие законы, которые он принял в восемнадцатом веке до нашей эры, правда?

Редактор - Saturday, May 08, 2010 at 03:58:42 (MSD)
Современные нормы судопроизводства не позволяют судить мертвого. Понятно почему: мертвый не способен отвечать на вопросы прокурора и свидетелей. Но самое главное: мертвого невозможно приговорить к наказанию. В том числе, к смертной казни. Он ведь и так, некоторым образом, мертв. Посему не судили Гитлера. А вот Бормана, который тоже был мертв, но тогда это не было достоверно известно, судили. Заочно. И приговорили к повешению. То есть ли бы вдруг Бормана где-то нашли, допустим, в Аргентине, то потребовали бы его выдачи и повесили по уже готовому приговору.
Далее. Несмотря на то, что Гитлера не судили и нет юридического приговора о его виновности, никто в здравом уме в таковой не сомневается. Поэтому его часто называют Преступником Номер Один. Вот тут-то мы с историей и поспорим.
Но почему все фюрера называют преступником? По совокупности деяний. Это та сама фраза, которую вы зацепили.
Доказано, что все основные приказы, который затем были в Нюрнберге квалифицированы как преступные, отдавал Гитлер. Кое что напомню.
Расовые законы от 1935 года. Эвтаназия 1938 года. Расчленение Чехословакии 1939 года. Нападение на Польшу 1 сент. 1939 года. Бомбежки Ковентри и Лондона. Захват Франции, скандинавских стран, Греции, Югославии. Нападение на СССР. Принятие приказов о комиссарах Ночь и туман, Кугель и др. начало массового истребления еврейского населения (Бабий Яр) и цыган. Окончательное решение (Ванзее, январь 1942 г.). Угон мирного населения и организация рабского труда на заводах Германии. Уничтожение военнопленных в лагерях. Заложничество на оккупированных территориях. Вывоз продовольствия и скота, имущества и художественных ценностей. Планы значительного сокращения славянского населения (в Польше, Югославии и России выполненные частично).
Так вот, только выполнение самых как бы не самых зверских из этих приказов, например, организация рабского труда, уже каралась смертной казнью. Именно за это были повешены Заукель, Франк, Зейсс-Инкварт, а Роберт Лей во время процесса сам повесился, немного «осознав совокупность деяний». Если исполнители были признаны виновными в тяжких военных и преступлениях против мира и человечности, то что говорить о самом главном вожде?
А наш спор за первое место на пьедестале самых зловещих злодеев будет заключаться в том, что и нам есть что предъявить миру от имени тов. Сталина.
Кошмары гражданской войны, особенно, заложничество, расстрел добровольно явившихся на регистрацию офицеров в Крыму, утопление барж с пленными, зверское подавление крестьянских бунтов. Коллективизация. Голодомор. Использование рабского труда зэков. Большой Террор. Заигрывание, союз и дележка Европы с Гитлером. Катынь, предательский удар в тыл Польше. Ослабление армии и полная близорукость перед началом и в начале войны. Высылка народов. Посадка своих военнопленных, Ленинградское дело, ЕАК, дело врачей.
Хватит?
Причем заметьте, что значительную часть исполнителей Сталин за их рвение казнил сам (Ягода, Ежов, Коссиор, Постышев, Фриновский, Тухачевский...) Прерву, потому что их – тысячи. Только чинов НКВД было расстреляно около 20 тысяч. Естественно, казнил формально не за это. Хотя в каком-то смысле формула «враги народа» к ним имела прямое отношение.
А сам-то он кто? Вот он главный враг и есть.
При всем том, много работал. С картами. Проводил заседания. Принимал министров, маршалов, директоров заводов, конструкторов. Показывал и демонстрировал поразительную память на детали, имена, приказы, события. Был требователен и беспощаден. Делал все, чтобы избежать поражения, которое он во много подготовил сам. И тем самым, приближал победу. Именно в качестве главнокомандующего.
Давайте приведу аналогию. На корабле злодействует капитан. Убивает пассажиров, матросов и даже боцмана со старпомом. Вдруг нападает шторм. Команда «все наверх»! Кто брасопит реи, кто откачивает воду, кто молится. А капитан организует общий аврал и спасение на водах. Ибо в первую очередь, спасет себя.
Корабль выплыл. За счет героизма команды и того, что еще половина погибла , затыкая пробоины и падая с мачт. Что будем делать с капитаном по совокупности деяний? Учитывая, что он еще до шторма перебил, замучил и запытал половину команды?
Боюсь, что по прибытию на Большую землю, он был бы казнен. Как минимум – посажен пожизненно. Как Гесс. Несмотря на его «положительную роль» при борьбе с ураганом.
Почему так? Да потому, что без его предыдущего командования, возможно, в шторм и вовсе не попали бы (капитан зарезал штурмана и никто не знал, куда плывут), а попав – вышли бы из передряги с гораздо меньшими потерями. В таких случаях всегда найдется тот, кто «организует сопротивление».
Вот смотрите: после Сталина сменились 8 лидеров страны. И ни ОДИН ИХ НИХ не решился реабилитировать тирана. Ни один! А ведь пятеро их этих восьми были или его соратниками, или учениками, или хотя бы коммунистами (Хрущев, Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачев). Уж слишком велик масштаб злодеяний. Слишком.
Народная память никогда этого не забудет.

Яков Рубенчик Sunday, May 09, 2010 at 00:35:30 (MSD)
Виктор Суворов в своих выдающихся исследованиях убедительно доказал, что Сталин ПОДГОТОВИЛ И НАЧАЛ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ в августе 1939 года. Согласно сверхсекретным сталинским планам агрессивное наступательное вторжение в Европу сверхмощной сталинской армады должно было начаться 6 июля 1941 года с тем, чтобы, надо полагать, в течение короткого времени захватить Германию, Италию, Испанию, Францию, Англию и другие европейские страны и навязать им коммунистическое рабство.
Сталинская затея провалилась из–за того, что Германия и Гитлер быстрому уничтожению от нападения сталинской армады, не имея в запасе другого выхода, предпочли САМОУБИЙСТВО, упредив Сталина и навязав при этом ему и его стране длительную и затяжную войну на его территории.
А в самой стране к особо отличившимся "победителям", в первую очередь, были причислены чекисты, коммунисты, совдеповские бюрократы и прочие человеконенавистники. Народу, вынесшему на своих плечах все тяготы войны, победа счастья не принесла. Издевательский рабовладельческий режим уголовных властей в стране после войны стал еще более жестоким, изощренным и античеловеческим.
Надо полагать, что для будущих поколений россиян дате 9 мая будет постепенно оказываться все меньше и меньше внимания, потому как честные историки когда–нибудь детально разберутся в действительных причинах тяжелейшей для страны войны , в том, почему она произошла и какие дьявольские силы ее подготовили.
9 мая 1945 года я был окончившим девятый класс шестнадцатилетним учащимся ленинградской артиллерийской школы, находившейся в эвакуации, в западной Сибири, в трех часах езды на поезде от Сталинска. На митинге, по случаю ПОБЕДЫ один из моих преподавателей сказал, что этот день всегда будет для советских людей самым главным праздником. Тогда ни у кого не было сомнений, впрочем, как и у многих теперь, что самым главным дьяволом в мире был Гитлер.
Мне довелось дожить до ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТОГО отмечания этого события. Не правда ли, что в самой этой цифре для меня и моих близколеток, доживших до сегодняшнего дня, может заключаться что–то звериное?

Пурист - Sunday, May 09, 2010 at 11:15:32 (MSD)…
Я тоже внимательно читал книги Виктора Суворова, но не помню, чтобы он такое писал. У Суворова речь шла о том, что Сталин планировал нападение на Германию («День "М"»). Ещё Суворов затрагивал малоисследованный вопрос о том, как Сталин неявно, но с дальним политическим прицелом «подкармливал» национал-социалистическое движение, используя для этого самые разные «каналы».
Главная ценность выводов Суворова, не всегда точных в деталях, но верных в целом, состоит в том, что Сталин был точно таким же действующим лицом мировой политики, как и все остальные европейские лидеры той эпохи. Единственное, что Суворов доказал — хотя, по-моему, это очевидно и доказывать было не надо: без участия Сталина Вторая мировая война не могла бы произойти, а значит, Сталин — не жертва преступления, а его участник, не «свидетель», а «подельник».
Вы, Яков, прочитываете Суворова не как просто читатель, а исключительно как советский читатель. Сказать, что Сталин «подготовил и начал Вторую мировую войну», мог только человек, который до сих пор так и не избавился от культа личности Сталина внутри себя. Ни один человек — ни Гитлер, ни Сталин, вообще никто на всём свете — не смог бы «подготовить и начать» никакую войну, тем более мировую! Это не под силу ни одному «императору-солнцу». Это невозможно в принципе, ибо война — плод коллективных усилий всех политиков, участвующих в этой грязной игре.

Пиноккио Подзадо - Monday, May 10, 2010 at 00:05:13 (MSD)
Однако не станем забывать, что книги «Ледокол» и «День "М"» вышли в самом начале 1990-х годов: в то время вопрос о «разоблачении культа личности» стоял гораздо острее. Лет двадцать назад живо было гораздо onasme, большее число людей, чьи личности были, pardon moi ple сформированы культом личности. Вполне естественно и понятно, что «Ледокол» и «День "М"» были адресованы им, а не нам с Вами. Точно так же естественно и понятно, почему столь очевидные идеи, изложенные Суворовым, вызвали тогда столь ожесточённый шквал критики (заметьте: двадцать лет спустя этот шквал заметно поутих).
Страна тогда делилась «почти пополам»: одна «половина» считала Сталина великим человеком (богом), другая «половина» — великим тираном (сатаной), и лишь малая часть мыслящих людей, горько вздыхая, понимала «страшную правду»: Сталин был тираном, и Сталин был человеком, но Сталин не был великим! До публикации тех книг Суворова — фонтанировавших публицистическим задором и массой плохо проверенных данных — Сталина либо обожали, либо проклинали, но и те и другие считали его сверхчеловеком. И тут вдруг выходит эдакий «когнитивный диссонанс»: Сталин (Сталин!!!) — точно такой же участник мировой политики, как какой-то там инвалид-Рузвельт, толстяк-Чёрчилль или — O Santo Dios! — командор Франсиско Франко Баамонде (которого и в мелкоскоп-то не видать)! Сталин, воплощение Мирового Зла, Антихристово Число, «широкая грудь осетина» в конце концов, — и вдруг: «чижика съел»!.. Ну и, продолжая бессмертного классика, «тут уж Топтыгин натурально не стерпел: сгрёб грубияна в лапу…»
Книги Суворова появились очень вовремя (хоть в этом-то его блистательный провокаторский талант следует признать безоговорочно): они с диким треском ломали стереотипы. Сверхзадача, достигнутая Суворовым (хотя вряд ли он её даже перед собою ставил), — превратить Сталина из сверхчеловека обратно в человека. Сегодня след этой сверхзадачи состоит в том, чтобы хорошенько (нам всем) понять: ужас не в том, что всенародно обсуждается тема, вывешивать или не вывешивать сталинские портреты в юбилей Победы, — ужас в том, что этот вопрос до сих пор обсуждается с абсолютно не достойным его пафосом. Сегодня обсуждать вопрос о портретах Сталина — это ровно то же самое, что дискутировать о сносе «Медного всадника» на Сенатской площади, ибо это памятник, «воспевающий тирана», — притом тирана всамделишного, безудержного, умопомрачительно жестокого, которому размазня-Сталин и в подмётки не годится.
Для большинства советских людей Сталин был и остаётся как бы «над политикой». Для этого большинства любые действия Сталина — всегда сатанинский умысел, даже когда он просто устраивал банальные «дворцовые интриги», по своей ужасающей пошлости едва ли достойные какой-нибудь мадам Помпадур. Это большинство не верит, не признаёт, не хочет признавать Сталина рядовым политиком эпохи Сергея Прокофьева: оно жаждет не мелкого циника-интригана — но сверхчеловека! «От него кровопролитиев ждали — а он…» Тут-то как раз кровопролития и приключились. И хотя Сталин, по большому счёту, оказался всего лишь их современником, его моментально связали с теми кровопролитиями в жёсткую причинно-следственную связь. Которая ощутима до сих пор — и которую попытался разорвать Суворов двадцать лет назад. Одним из первых. (Как говорится, «он хотя бы попытался»!..)

P.S. При всём при том я не одобряю Суворова в том, что он намеренно «не заостряет» вопрос о западных подельниках Сталина в разжигании войны. Объективности ради это ему следовало бы сделать. Но — увы… тогда его книжки не источали бы «запах жареного»!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Чт Июн 10, 2010 8:06 am

http://www.apn.ru/publications/article22865.htm «Агентство Политических Новостей» 2010-06-10
Игорь Шишкин Сталин и Победа
или провал очередной антисталинской кампании

Празднование 65-летия Победы в Великой Отечественной войне сопровождается поистине беспримерной по масштабам антисталинской кампанией. Солдаты-победители — о ужас! — забыв, что демократия — это власть демократов, а свобода слова распространяется только на свободомыслящих людей, поставили вопрос о признании вклада в Победу своего Верховного главнокомандующего — Сталина. Тут-то и началось: свобода и демократия в опасности, сталинизм и тоталитаризм у порога. Вся наша русскоязычная элита бросилась с пеной у рта доказывать, что войну выиграли не благодаря Сталину, а вопреки. По телеканалам беспрерывной рекой полились фильмы и передачи об ужасах сталинизма, из которых всякому мало-мальски вменяемому человеку должно было стать ясно: главный враг был не в Берлине — он в Кремле сидел. Чего стоит только один заголовок — «Победитель победителей». Результат оказался поистине катастрофическим: по данным ВЦИОМ? 81% наших граждан считает, что Сталин внес значительный или решающий вклад в Победу.
Общественное мнение настолько раскалилось, что даже президент России перед Днем Победы в обширном предпраздничном интервью счел необходимым уделить немало внимания теме «Победа и Сталин». С одной стороны, он признал право «поколения победителей хорошо относиться к Сталину» и даже общее право оценивать Сталина по-разному. С другой, выразил точку зрения руководства страны на проблему: «Великую Отечественную войну выиграл наш народ, не Сталин и даже не военачальники при всей важности того, чем они занимались. Да, их роль была, безусловно, очень серьёзной, но в то же время войну выиграли люди ценой неимоверных усилий, ценой жизни огромного количества людей». Казалось бы, такая ясная и принципиальная позиция, расставив все точки над «i», должна была подвести черту под дискуссией и устроить всех. Однако этого явно не произошло. Страсти и споры продолжают кипеть. Более того, острословы уже творчески развивают президентскую формулу. По мнению одних, войну выиграл народ, а не летчики. По утверждению других, войну выиграл народ, а не сталевары, при всей важности того, чем они занимались. Третьи же и вовсе считают, что войну выиграл народ, а не солдаты.
В чем же причина явного провала антисталинской кампании, очередной, хотя наверное и самой массированной, попытки отделить Сталина от Победы? Может быть, причина в дикости и варварстве русского народа, в его неизбывной рабской сущности? Хоть кол у него на голове теши — он все равно будет тиранов славить. Или она заключена в самих пламенных борцах со сталинизмом, в откровенной лживости их позиции, что и позволяет любому здравомыслящему человеку, даже неискушенному в исторических и политических хитросплетениях, видеть и чувствовать фальшь их пропаганды? Давайте попробуем разобраться. Кстати, третий, гипотетически возможный вариант, связанный с неспособностью донести правдивую информацию до аудитории, не стоит даже и рассматривать. Свое умение манипулировать общественным мнением задействованные в антисталинской кампании политики, политтехнологи и журналисты многократно доказали на практике.

«Сталин — преступник»
Сталин совершил многочисленные преступления против собственного народа, на нем кровь невинных людей — соответственно, что бы он ни сделал во время войны, места ему в пантеоне героев-победителей быть не может. Только нравственно больной народ, зная об ужасах коллективизации и Бутовском полигоне, способен почитать Сталина как Верховного главнокомандующего.
Казалось бы, на это нечего возразить. Однако на самом деле перед нами классический пример демагогии и сознательного передергивания, эдакого политического наперстничества. В центре Лондона, цитадели европейской демократии, стоит памятник Кромвелю. Его «железнобокие» залили Англию кровью. С именем Кромвеля связан первый в новой и новейшей истории Европы геноцид. Он является прямым предшественником Гитлера в попытке решить национальный вопрос «окончательно». Лишь по независящим от лорда-протектора причинам численность ирландцев сократилась на пятьдесят, а не на все сто процентов. И никого памятник в Англии не шокирует, и никто не устраивает истерик о рабской душе англичан.
Это пример не из серии «сам дурак», «почему им можно, а нам нельзя», или набивших оскомину попыток поставить политику вне морали. Он свидетельствует совсем о другом. Народная память во все времена и во всех странах четко различала и различает оценку той или иной исторической фигуры как личности и как политического, военного деятеля, деятеля литературы и искусства. Причем могут отличаться и органично уживаться в памяти противоположные оценки даже разных периодов их жизни.
Колонна Нельсона — знак уважения и преклонения перед великим флотоводцем, победителем при Абукире и Трафальгаре. Но она вовсе не означает ни оправдания, ни, тем более, прославления резни в Неаполе. Нравственно здоровый народ способен воспринимать мир и историю во всей полноте. Помнить и ценить подвиги и великие свершения человека, не забывая и не закрывая глаза на его же ошибки и преступления.

«Сталин — соучастник Гитлера»
Сталин, заключивший пакт «Молотова-Риббентропа», несет равную с Гитлером ответственность за развязывание Второй мировой войны. Поэтому кощунственна сама постановка вопроса о его роли в Победе.
Этот аргумент появился сравнительно недавно и является, наверное, самым примитивным и грубым в антисталинской кампании. Его пропагандисты даже не пытаются передергивать или разводить демагогию. Полное несоответствие историческим фактам их не смущает: «плюй в глаза — божья роса». Главное — наглость и напор. Однако и эта нахрапистая и тотальная промывка мозгов провалилась. В 2009 г. на 70-летие пакта почти 60 % российских граждан рассматривали его в качестве вынужденной, но необходимой меры. Наверняка многие из них никогда специально не занимались историей пакта и не знают, что:
он абсолютно соответствовал нормам международного права того времени;
секретные договоренности — обычная практика дипломатии;
никакого раздела Европы не было — пакт гарантировал невмешательство Германии в дела СССР на постимперском пространстве (подобии нынешнего постсоветского);
территории Прибалтики, Бессарабии, Западной Белоруссии и Западной Украины были присоединены к СССР на совершенно законных основаниях.
Да, была связанная с пактом финская война. Но обвинять Сталина за нее в России никогда не будут (хотя будут обвинять за то, как она велась). Преступлением с его стороны было бы отказаться от начала военных действий и оставить финские войска в предместьях Ленинграда и тем самым обречь его жителей на гибель. Черчилль, когда возникла опасность захвата немцами французского флота и многократного усиления кригсмарине (для Британии это смертный приговор), не колеблясь, отдал приказ атаковать вчерашних союзников и захватить или потопить их корабли. Французы могут к этим действиям относиться как угодно, но англичане Черчилля не осудят. На кону стояла судьба страны. Разница между Черчиллем и Сталиным в данной ситуации только в том, что один атаковал союзников, другой враждебное государство. Кроме того, Карельский перешеек, главный предмет войны, был исконной российской территорией, подаренной Александром I Великому княжеству Финляндскому, подобно тому, как Хрущев подарил Крым УССР.
Всего этого можно не знать, но каждый нормальный человек понимает, что, отодвинув перед неизбежной войной на несколько сотен километров границу, Сталин выиграл не только пространство, но и время, оказавшееся жизненно важным для срыва блицкрига. На каком бы рубеже в противном случае мы остановили немцев, какие дополнительные жертвы потребовались бы для Победы? Для большинства наших граждан — вопросы риторические. Пакт — это миллионы сохраненных жизней советских солдат и мирных жителей.

Сталин и катастрофа начала войны
Сталин истребил лучших военачальников, не подготовил страну к войне, вмешиваясь в военное управление, губил армии и целые фронты, на нем вина за разгром начала войны, за миллионы погибших и попавших в плен. Только колоссальными жертвами и невиданным героизмом народ смог спасти страну из пропасти, в которую ее вверг Сталин. Поэтому ни о каком его вкладе в Победу не может быть и речи.
На первый взгляд — никакой лжи и демагогии в таких обвинениях нет. Но только на первый. Все далеко не столь однозначно, как нам пытаются внушить. Давайте вспомним, что позор Нарвы не отменяет права Петра I на лавры победителя шведов. Впрочем, обо всем по порядку.

Репрессии
Репрессии против высшего командного состава РККА были одним из эпизодов кровавой борьбы за власть в большевистской партии. Борьбы, которой не могло не быть, и в которой все без исключения участники схватки стремились к физическому уничтожению противников. Закон революции — она пожирает революционеров. Невинных жертв в высшем эшелоне не было. Троцкий — комментарии излишни. Зиновьев утопил в крови «красного террора» Петроград. Тухачевский — его давно пора, по аналогии с повешенным родственником Саддама, именовать «химический Миша». В случае победы любого из них на противников обрушились бы репрессии, в жернова которых неизбежно попали бы тысячи честных людей, в том числе и военных. Даже если бы Сталин проиграл, репрессии в РККА все равно произошли бы. Изменился бы только список расстрелянных маршалов, а в отношении же простых комдивов, комбригов и полковников он мог и полностью совпасть. Другое дело — как изменилась бы судьба страны, окажись у кормила власти в войну не Сталин, а Троцкий, Зиновьев или Тухачевский. Эта альтернатива ясна и понятна каждому нормальному человеку. Версию о том, что тогда и война бы не началась, лучше оставить для подготовительных групп в детский сад.
Конечно же, объективная неизбежность репрессий не снимает со Сталина ответственность за уничтожение невиновных и создание в вооруженных силах атмосферы страха и неуверенности. Независимо от того, что количество репрессированных многократно преувеличено (к ним относят и всех уволенных из армии за три года), как и преувеличены из пропагандистских целей их военные таланты (останься в живых, не допустили бы катастрофы 1941 года). Никто из уцелевших полководцев Гражданской войны не выдержал испытания войной с внешним врагом, а репрессировали совсем не по признаку наличия-отсутствия военных дарований. Несмотря на это, репрессии, несомненно, сказались на уровне боеспособности армии и ходе военных действий в первый период войны. Однако именно сказались, а не определили.

Неготовность к войне
Во Франции не было репрессий. Во Франции не было «усатого тирана», отказывавшегося верить данным разведки и неспособного понять очевидное — война у порога. Во Франции была образцовая демократия. Франция имела уже отмобилизованную, полностью укомплектованную и занявшую боевые позиции армию. Французские танки по количеству и качеству превосходили немецкие. Военная мощь Франции опиралась на высокоразвитую экономику — в том числе, один из лучших в мире ВПК. В результате блицкрига немцы разнесли Францию в пух и прах за 45 дней.
Во главе Соединенных Штатов стоял не просто демократ, а выдающийся государственный деятель — Франклин Рузвельт. Репрессий не проводил, разведчиков внимательно слушал, понимал не только очевидное. Начало войны — катастрофа Перл-Харбора. Затем четыре года тяжелейшей войны с маленькой Японией, для победы над которой США понадобилась помощь «дядюшки Джо».
Поэтому только прожженные демагоги способны утверждать, что если бы не Сталин, не подготовивший страну к войне, мы бы Третий рейх сокрушили без долгой и кровавой борьбы. Поражений, и очень тяжелых, в начале войны не могло не быть. СССР, в отличие от Франции, вступил в бой не просто с самой сильной армией мира, он вступил в бой с объединенной в военном и экономическом отношении Европой во главе с Германией, на которую уже работал и французский ВПК. Это было в прямом смысле слова нашествие «двунадесяти языков». С таким вызовом наша страна сталкивалась лишь в 1812 году и в Крымскую войну. В первом случае мы победили, но до этого была оставленная и сожженная Москва. Во втором потерпели поражение.
Следует учитывать, что положение у Сталина было несоизмеримо опаснее и тяжелее, чем у Александра I и Николая I. Во-первых, ни Наполеон, ни европейская коалиция не ставили себе целью уничтожение российского государства. Во-вторых, в 1941 году в войну, от которой зависело, быть или не быть России и русскому народу, вступила страна, недавно пережившая революцию, распад Российской империи и многолетнюю Гражданскую войну. Через девять лет после распада СССР во вторую Чеченскую кампанию в Российской Федерации, по словам В. В. Путина, не оказалось ни одной боеспособной дивизии. Сейчас, по прошествии 19 лет, российская армия не в состоянии отразить мало-мальски серьезную агрессию, и поэтому пришлось для вразумления потенциальных противников объявить о понижении порога применения ядерного оружия, причем применения первыми, с глобальной войны, до уровня региональной и локальной. Не было Гражданской войны, не было репрессий, не было и нет тирана на троне, а единственным гарантом неприкосновенности границ является созданная при Сталине атомная бомба. На таком всем хорошо известном фоне вполне естественно, что громы и молнии демократического агитпропа в адрес Сталина за неготовность к войне через 21 год после революции и Гражданской войны бьют мимо цели и воспринимаются как редкостное лицемерие.
Именно революция, а не репрессии, помимо объективно превосходящей силы врага, предопределили тяжелейшие поражения начала войны. По итогам Первой мировой войны немцам разрешили оставить лишь маленький, неопасный соседям стотысячный рейхсвер. Но победители не предусмотрели одного — рейхсвер сохранил и укрепил традиции прусской и германской армии, ее дух, то, чем в первую очередь определяется крепость и боеспособность любой армии. Поэтому при Гитлере он довольно легко был превращен в многомиллионный и великолепно подготовленный вермахт: скелет остался — мясо быстро нарастили.
Совсем иная ситуация сложилась в СССР. Февральская и Октябрьская революции уничтожили старую армию. Хотя десятки тысяч офицеров пошли на службу в РККА, дух и традиции перенесены и сохранены не были. О какой преемственности можно было говорить, когда в ЧК расстреливали с формулировкой: «расстрелять как контрреволюционера и патриота». В 20-е и 30-е гг. страна имела армию, рожденную в боях Гражданской войны, опирающуюся на ее традиции и ценности. Только в 1939 г. была введена всеобщая воинская обязанность и сняты все классовые и сословные ограничения комплектования вооруженных сил (но они еще остались на прием в военные училища).
Армия, как сейчас принято выражаться, «заточенная» под классовые битвы, неизбежно показала свою несостоятельность при первом серьезном столкновении с внешним врагом — Финляндией. Неудивительно поэтому, что большинство выступавших в апреле 1940 г. на совещании начальствующего состава в ЦК ВКП (б) по итогам финской кампании говорили о необходимости восстановления традиций царской армии, освоения и развития ее опыта. Сталин же и вовсе в качестве главной причины неудач назвал «культ традиции и опыта гражданской войны». Но за год нельзя восстановить то, что искоренялось два десятилетия. Тем более, что классовый, а не государственный подход прочно сидел в сознании всего правящего слоя, включая и будущего Верховного главнокомандующего — он резко отверг идею создания гвардии — как противную природе рабоче-крестьянского государства.
Только в огне Великой Отечественной войны связь времен была восстановлена и появилась армия, сочетающая традиции царской и красной армии. В войну вступила РККА, а вышла Советская Армия, классовая армия стала народной. Появилась армия, способная сокрушить вермахт. Армия, не имевшая себе равных не только на заключительном этапе Второй мировой войны, но и самая сильная в моральном, профессиональном и техническом отношении за всю многовековую историю России. К ее руководству в годы войны пришло такое созвездие полководцев и военачальников, которого не было даже в прославленной армии 1812 года. Заслуга Сталина в создании армии-победительницы столь ясна и очевидна, что об эту ясность, как горох о стену, разбиваются волны антисталинской пропаганды, а опросы общественного мнения упорно фиксируют, что подавляющее большинство граждан России считают вклад Сталина в Победу решающим или значительным.

«Трупами завалили»
Наши свободомыслящие борцы со сталинизмом и тоталитаризмом прекрасно видят эту проблему на своем пути в светлое демократическое будущее. В принципе, ее можно было бы попробовать решить двумя способами. Первый способ предполагает попытку противопоставить Сталина армии-победительнице. Казалось бы, самый простой выход, легко вписывающийся в уже отработанные пропагандистские клише о победе «вопреки», а не «благодаря» Сталину. Кроме того, есть и неплохо зарекомендовавший себя немецкий опыт противопоставления Гитлера вермахту. Однако именно очевидная зеркальность и делает такой подход неприемлемым для демократической, либеральной общественности. Вредительство Гитлера привело победоносный вермахт и его полководцев к капитуляции, а вредительство Сталина — к Знамени Победы над Рейхстагом. От такой зеркальности любому демократу плохо станет. Либо Сталин — какой-то несерьезный злодей, даже вредить по-настоящему, в отличие от Гитлера, не умел. Либо советские маршалы и советские солдаты на сто голов выше немецких. Победили, несмотря на равное или даже большее вредительство. До чувств немцев от такого унижения доморощенным либералам, конечно, дела нет. Но положить в основу антисталинской пропаганды прославление народа-варвара, славящего тирана, самим лить воду на мельницу «национальной гордости великороссов», для прогрессивной общественности смерти подобно (за что боролись!).
Сама природа общечеловеков предопределила, что решение проблемы стали искать не в противопоставлении Сталина и армии-победительницы, а в их совместном очернении. Если нельзя разделить, то пусть они и будут едины, но не в величии и славе, а в мерзости и преступности. Кровавый тиран создал «достойную» его армию: тупые лично преданные вождю командиры — мясники и серая солдатская масса, подобно стадам баранов, гонимая в бой, под дулами пулеметов заградотрядов. Неисчерпаемые людские, материальные ресурсы России в сочетании с бесчеловечной жестокостью — вот вам и вся хваленая армия-победительница. Именно эта идея лежит в основе столь любимой в антисталинской пропаганде темы «Цена победы» и смаковании количества советских потерь, даже не смаковании, а либеральном соревновании — кто больше. Но и такой подход не дал вожделенного результата.
Причин тому несколько. Во-первых, полное несоответствие концепции «трупами завалили» действительности. Откровенная ложь способна быть эффективной, только если невозможен доступ к другим источникам информации. Монополии на информацию у «правдоискателей от истории» нет. Помимо ангажированной пропаганды, нашим гражданам легко доступна и научная информация, дающая объективную картину. Боевые потери на Восточном фронте примерно равны, даже с учетом того, что мы до сих пор пользуемся явно заниженными немецкими данными. Проигравшая сторона всегда стремилась и будет стремиться преуменьшить свои потери и преувеличить силы противника. От этого никуда не уйдешь. Разница в общих потерях объясняется истреблением немцами и их союзниками мирного населения оккупированных территорий и военнопленных. Даже странные люди, озабоченные тем, «с каким счетом» мы победили, прекрасно понимают, что, войдя в Германию, проще простого было «накрутить счетчик». Поэтому и они не являются легкой добычей пропаганды.
Во-вторых, элементарных школьных знаний достаточно (школу еще не совсем развалили), чтобы понимать: потеряв в начале войны большую часть самой густонаселенной европейской территории страны, нельзя побеждать за счет «безграничных» людских ресурсов Поволжья, Урала и Сибирской тайги с Дальним Востоком. Кроме того, разницу между материальными ресурсами и промышленным, технологическим потенциалом государства осознает каждый. Поэтому подмена смысла в криках о «неисчерпаемых» ресурсах слишком очевидна. В Первую мировую войну ресурсы у России тоже были, но снарядов произвели в пять раз меньше, чем немцы. Выпускники советских, да и российских школ хорошо знают, что СССР намного, в разы, уступал Германии и тем более объединенной ею Европе, в производстве электроэнергии, выплавке чугуна, стали, количестве станков, не говоря уже о нашем технологическом отставании. Однако СССР дал армии больше танков, самолетов, орудий и автоматов, чем почти вся Европа вермахту. Причем не уступающих, а часто превосходящих вражеские по качеству.
Третья, не менее важная причина слабого воздействия пропаганды, основанной на тезисе «трупами завалили», заключается в том, что она отторгается на подсознательном, психологическом уровне. Принять ее для человека значит согласиться с тем, что его отец, дед или прадед был либо командир-мясник, либо баран на скотобойне, но никак не герой, которым он гордится. Такая психологическая проблема не стоит перед либералами, потомками власовцев и бандеровцев, а также смердяковыми. Но всех их вместе взятых еще не большинство, отсюда и столь «катастрофические» данные социологических опросов.

Поражения
Первый период войны — период тяжелейших поражений. Целые армии и фронты оказывались в окружении, миллионы попали в плен. Из исторических исследований и мемуаров хорошо известно, что часть поражений прямо связана с вмешательством Сталина в оперативное управление войсками, попытками подменить генералов, навязать им свою волю, исходя из политической, а не военной необходимости. Самый наглядный и трагический пример — окружение Юго-Западного фронта под Киевом в 1941 г.
Однако знание об этих событиях мало влияет на общую оценку Сталина как Верховного главнокомандующего. И дело тут вовсе не в толстокожести и жестокосердии русского народа, для которого жизнь миллионов ничто по сравнению с интересами государства. Такое обвинение скорее применимо к французам. Преклоняются перед Наполеоном, едва унесшим ноги из России и погубившим Великую армию, разбитым под Лейпцигом и Ватерлоо, дважды сдавшимся в плен и приведшим страну к тяжелейшему поражению в войне. Все готовы простить ему во Франции за несколько феерических побед и пару лет имперского величия. Загадочна французская душа, нет на них наших либералов.
Представители всех наций, имеющих длинную и славную военную историю, на подсознательном, генетическом уровне понимают, что войны из одних побед не бывает. Полководцы, не знавшие ни одного поражения, подобно Суворову, — это скорее исключение из правила, нежели правило. Значительная вина за поражение под Харьковом в 1942 г. лежит на командующем Южным фронтом Р. Я. Малиновском и начальнике штаба Юго-Западного направления И. Х. Баграмяне. Однако затем войска под командованием Малиновского остановили танки Манштейна под Сталинградом, освобождали Донбасс и Южную Украину, прославили себя в Ясско-Кишиневской и многих других блестящих операциях; а Баграмян внес решающий вклад в освобождение Белоруссии и Прибалтики, разгром немцев в Восточной Пруссии. Они оба — прославленные полководцы Великой Отечественной войны, чьи имена золотыми буквами записаны во всемирную военную историю.
Подобных примеров можно привести немало. Советская Ставка ошиблась в направлении главного удара немцев в летней кампании 1942 г. Расплатой стало отступление к Сталинграду и Кавказу. Немецкий Генеральный штаб допустил такой же просчет в 1944 г. и заплатил за это разгромом группы армий «Центр». Другое дело, что результатом побед и поражений вермахта стала позорная безоговорочная капитуляция, а результатом поражений и побед нашей армии — Победа.
Сталин в годы войны был Председателем Государственного Комитета Обороны, Председателем Совета Народных Комисаров СССР, наркомом обороны, Верховным главнокомандующим Вооруженными Силами СССР. Он был руководителем государства, в руках которого сосредоточена вся полнота политической, военной и экономической власти. Вся полнота власти означает и всю полноту ответственности. Сталин отвечает за все: за все поражения и за все победы. Одно от другого нельзя отделить.
Вся ответственность за 1941 год на нем, но именно поэтому в народном сознании и слава 1945 года на нем.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Вт Июн 15, 2010 8:04 am

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/beznadezhnaja_citadel_2010-06-15.htm Информационное агентство СТОЛЕТИЕ 15.06.2010
Безнадежная «Цитадель» Артем Ивановский
Неизвестные страницы Великой Отечественной войны
В июле 1943 года внимание всего мира было приковано к России. На Курской дуге развернулась величайшая битва, от итогов которой зависел дальнейший ход Второй мировой войны. Общеизвестен тот факт, что немецкие военачальники в своих воспоминаниях расценивали это сражение, как решающее, а свое поражение в нем, как полный крах Третьего рейха. Казалось бы, в истории Курской битвы все исчерпывающе ясно. Тем не менее, реальные исторические факты указывают на возможность совершенно иного развития событий.

Роковое решение фюрера
При планировании летней кампании 1943 года германское верховное командование придерживалось точки зрения о том, что существует реальная возможность перехватить стратегическую инициативу на Восточном фронте. Сталинградская катастрофа серьезно пошатнула положение немецких войск на южном крыле фронта, но не привела к полному разгрому группы армий «Юг». В последовавшем примерно через шесть недель после капитуляции армии Паулюса сражении за Харьков немцам удалось нанести советским войскам Воронежского и Юго-Западного фронтов тяжелое поражение и тем самым стабилизировать линию фронта. Таковы были оперативно-стратегические предпосылки для плана грандиозной наступательной операции, которая разрабатывалась в Генеральном штабе вермахта под кодовым названием «Цитадель».
3 мая 1943 года в Мюнхене на совещании под председательством Гитлера состоялось первое обсуждение плана операции «Цитадель».
Знаменитый немецкий военачальник Гейнц Гудериан, принимавший непосредственное участие в этом совещании, вспоминал: «Среди присутствующих были все начальники отделов ОКВ, начальник Генерального штаба сухопутных сил со своими главными советниками, командующие группами армий «Юг» фон Манштейн и «Центр» фон Клюге, командующий 9-й армией Модель, министр Шпеер и прочие. Обсуждалась чрезвычайно важная проблема — смогут ли группы армий «Юг» и «Центр» летом 1943 года развернуть крупномасштабное наступление. Этот вопрос был поднят в результате предложения начальника Генерального штаба сухопутных сил генерала Цейтцлера, подразумевавшего двойное охватывающее наступление на масштабную, удерживаемую русскими дугу западнее Курска. В случае успеха операции было бы разгромлено много русских дивизий, что решительно ослабило бы наступательную мощь русской армии и изменило бы положение на Восточном фронте в выгодную для Германии сторону. Этот вопрос уже обсуждался в апреле, но ввиду недавно полученного под Сталинградом удара в то время сил для крупномасштабных наступательных операций было явно недостаточно».
Следует отметить, что, благодаря эффективной работе разведки, советское командование было заблаговременно осведомлено о планах немецкого наступления на Курской дуге. Соответственно, для встречи этого удара немецких войск подготавливалась система мощной, глубоко эшелонированной обороны. Общеизвестным является аксиоматическое правило стратегии: раскрыть планы противника — значит наполовину победить. Именно об предупреждал Гитлера один из самых талантливых фронтовых генералов вермахта — Вальтер Модель.
Возвращаясь к упомянутому выше совещанию в Ставке фюрера, обратим внимание на свидетельство Гудериана: «Модель приводил информацию, основанную главным образом на аэрофотосъемке, что русские приготовили сильные, глубоко эшелонированные оборонительные позиции именно там, где предполагалась атака двух наших групп армий. Русские уже вывели большую часть своих мобильных подразделений с переднего края Курской дуги. Предвидя возможность охватывающей атаки с нашей стороны, они усилили оборону на направлениях нашего предстоящего прорыва крупным сосредоточением там артиллерии и противотанковых средств. Модель сделал из этого совершенно правильный вывод, что противник ожидает от нас именно такого наступления и мы должны вообще отказаться то этой идеи». Добавим, что свои предостережения Модель изложил в докладной записке Гитлеру, на которого этот документ произвел сильное впечатление. Прежде всего, по той причине, что Модель был одним из немногих военачальников, заслуживших полное доверие фюрера. Но он оказался далеко не единственным генералом, отчетливо понимавшим все роковые последствия наступления на Курской дуге.
Гейнц Гудериан высказался против проведения операции «Цитадель» еще более резким и решительным тоном. Он прямо заявил, что наступление это бессмысленно.
Немецкая армия только что завершила реорганизацию и доукомлектование частей на Восточном фронте после Сталинградской катастрофы. Наступление по плану Цейцтлера неизбежно приведет к тяжелым потерям, восполнить которые в течение всего 1943 года уже не удастся. А ведь мобильные резервы крайне необходимы на Западном фронте, чтобы их можно было бросить против высадки союзников, ожидаемой в 1944 году.
В данном случае мнение Гудериана полностью совпало с точкой зрения еще одного опытного генерала — начальника Оперативного отдела Ставки фюрера Вальтера Варлимонта, который в своих воспоминаниях отмечал: «Армейские формирования, поддерживаемые в боевой готовности для операций на Средиземноморском театре, являлись одновременно ядром наступательных сил для единственного крупного наступления 1943 года на Востоке, известного как операция «Цитадель». Становилось все вероятнее, что эта операция совпадет с предполагаемым началом наступления западных союзников в Средиземноморье. 18 июня штаб оперативного руководства ОКВ представил Гитлеру оценку обстановки, которая содержала предложение отменить операцию «Цитадель»». Какова же была реакция фюрера? «В тот день, - вспоминал Варлимонт, - Гитлер решил, что хотя он и оценил по достоинству такую точку зрения, но операцию «Цитадель» надо проводить».
В конце июня 1943 года, примерно за две недели до начала рокового наступления на Курск, из отпуска вернулся еще один генерал, которому безоговорочно доверял Гитлер — начальник штаба ОКВ Альфред Йодль. По свидетельству Варлимонта, Йодль «категорически возражал против преждевременного ввода в бой главных резервов на востоке; он и устно, и письменно доказывал, что локальный успех — это все, чего можно ожидать от операции «Цитадель» для обстановки в целом».
Мнение Йодля фюрер игнорировать не мог. «Гитлер явно дрогнул», - вспоминал Варлимонт.
В завершение этой парадоксальной картины отметим, что 5 июля, в день начала Курской битвы, Йодль дал указания отделу пропаганды вермахта по поводу операции «Цитадель». Запись в журнале боевых действий ОКВ гласит: «Представить операцию, как контрудар, предупреждающий наступление русских и подготавливающий почву для отвода войск». Помимо Йодля против рокового наступления высказались командующий группой армий «Юг» Эрих фон Манштейн и министр вооружений Альберт Шпеер. Кроме того, 10 мая Гудериан предпринял очередную отчаянную попытку убедить Гитлера отказаться от операции «Цитадель», и фюрер, казалось, к нему прислушался...
Но все же немецкая армия пошла в заранее обреченное наступление, потерпев поражение и окончательно потеряв шансы на благополучный исход войны. «До сих пор непонятно, каким образом Гитлера уговорили начать это наступление», - констатировал Гудериан. Что же произошло?

Интриги в Ставке Гитлера
Следует особо подчеркнуть, что всем процессом разработки и подготовки операции «Цитадель» занималось главное командование сухопутных сил (ОКХ) в своем Генеральном штабе. Помимо ОКХ существовали еще главное командование люфтваффе (ОКЛ) и главное командование кригсмарине (ОКМ) с собственными Генеральными штабами. Номинально вышестоящей структурой по отношению к ОКХ, ОКЛ и ОКМ являлось ОКВ — верховное главнокомандование или Ставка фюрера. При этом Гитлер после отставки в декабре 1941 года фельдмаршала Браухича принял на себя обязанности главкома сухопутных сил. Таким образом, руководство всех этих структур заведомо оказалось в ситуации взаимной борьбы за полномочия и влияние на фюрера, чему способствовал он сам, следуя своему излюбленному принципу «Разделяй и властвуй».
Еще до начала войны отношения между ОКВ и ОКХ носили крайне натянутый характер. Война только усугубила эту ситуацию.
Приведем один типичный пример, иллюстрирующий общее правило: в декабре 1943 года ОКХ без ведома ОКВ вывезло на Восточный фронт все штурмовые орудия из авиаполевых дивизий, сосредоточенных во Франции и находившихся в ведении ОКВ. В последовавшем затем скандале Гитлер принял сторону ОКВ, издав по этому поводу специальную директиву.
История с операцией «Цитадель» представляла собой классический случай. Возражения генералов из ОКВ против наступления на Курск генерал Цейтцлер воспринял... как интриги против ОКХ. Варлимонт свидетельствует: «Гитлер счел необходимым заняться жалобой Цейтцера на Йодля — якобы возражения Йодля есть ничто иное, как вмешательство в сферу компетенции сухопутных войск». «Вероятно, решающим стал нажим со стороны начальника Генерального штаба», - вторил Варлимонту в своих воспоминаниях Гудериан. Парадоксально, но факт: Цейтцлер настаивал на проведении заранее обреченной наступательной операции, чтобы поставить на место своих конкурентов из ОКВ и взять над ними верх в борьбе за стратегические резервы, которые требовались обеим сторонам для выполнения их планов!
Аналогичное объяснение имеет отношение Цейтцлера к мнению Гудериана. Дело в том, что 28 февраля 1943 года Гудериан был назначен на должность генерал-инспектора бронетанковых войск с подчинением Гитлеру лично. Нетрудно представить себе реакцию Цейтцлера, так как ранее все прочие генерал-инспекторы, включая генерал-инспектора бронетанковых войск, находились в подчинении начальника Генерального штаба. В своих воспоминаниях Альберт Шпеер констатировал: «Взаимоотношения этих военачальников были крайне напряженными из-за неразрешенных проблем в сфере разграничения полномочий». Следует учесть еще один важный момент: куда крепче Цейтцлера Гудериана недолюбливал командующий группой армий «Центр» фон Клюге. Старый фельдмаршал терпеть не мог молодого талантливого танкового генерала еще со времен кампании во Франции. Летом 1941 года они оба оказались в группе армий «Центр», и Клюге постоянно вставлял Гудериану палки в колеса, настаивая даже на его отдаче под суд.
Более того, как раз в июне 1943 года эта ненависть зашла настолько далеко, что он решил вызвать Гудериана на дуэль и письменно попросил Гитлера выступить в качестве его секунданта.
Неудивительно, что на совещании в Мюнхене, где решалась судьба операции «Цитадель», Клюге решил досадить Гудериану и стал, как вспоминал последний, «горячо защищать план Цейтцлера».
В итоге жертвами всех этих интриг стали простые солдаты на фронте.

Разногласия в советской Ставке
Нашему командованию о планах противника было известно абсолютно все: состав и численность ударных группировок, направления их предстоящих ударов, сроки начала наступления. На первый взгляд, ничто не мешало принять единственно правильное решение. Но и в советской Ставке события развивались не менее драматично и могли пойти по совершенно другому сценарию.
Как только полная информация об операции «Цитадель» поступила к Сталину и в Генеральный штаб, Верховный Главнокомандующий оказался перед дилеммой выбора между двумя взаимоисключающими вариантами действий. Дело в том, что у двух военачальников, чьи войска должны были решить исход Курской битвы, возникли острые разногласия, и каждый из них апеллировал к Сталину. Командующий Центральным фронтом К.К. Рокоссовский (на фото) предлагал переход к преднамеренной обороне с целью измотать и обескровить наступающего противника с последующим переходом в контрнаступление для его окончательного разгрома. А вот командующий Воронежским фронтом Н.Ф. Ватутин настаивал на переходе наших войск в наступление без всяких оборонительных действий. Оба командующих также расходились в выборе направлений главного удара: Рокоссовский предлагал в качестве главной цели северное, орловское направление, Ватутин же считал таковым южное - на Харьков и Днепропетровск. Поскольку из-за интриг в Ставке фюрера сроки проведения операции «Цитадель» несколько раз переносились Гитлером, борьба двух взаимоисключающих мнений в Ставке ВГК становилась все более напряженной.
Будучи одним из наиболее талантливых полководцев нашей армии и обладая подлинным даром стратегического предвидения, Рокоссовский первым абсолютно правильно оценил обстановку.
Главный маршал авиации А.Е. Голованов отмечал в своих мемуарах: «В апреле, когда для ознакомления с положением и нуждами Центрального фронта прибыли член Государственного Комитета Обороны Г.М. Маленков и заместитель начальника Генерального штаба А.И. Антонов, Рокоссовский прямо высказал им свои соображения – сейчас нужно думать не о наступлении, а готовиться и готовиться как можно тщательнее к обороне, ибо противник обязательно использует выгодную для него конфигурацию фронта и попытается ударами с севера и юга окружить войска обоих, Центрального и Воронежского, фронтов для того, чтобы добиться решительных результатов в ведении войны. Маленков предложил Рокоссовскому написать докладную записку по этому вопросу Сталину, что и было сделано... Записка Рокоссовского возымела действие. Обоим фронтам были даны указания об усилении работ по организации обороны, а в мае-июне 1943 года в тылу обоих фронтов был создан Резервный фронт, который в дальнейшем при вводе его в действие был назван Степным».
Однако Ватутин, вопреки очевидности, стоял на своем, и Сталин начал колебаться. Смелые наступательные планы командующего Воронежским фронтом явно импонировали ему. Да и пассивное поведение немцев, казалось, подтверждало правоту Ватутина. Поскольку все более настойчивые его предложения стали поступать в Ставку в канун немецкого наступления, встал вопрос о пересмотре всего тщательно разработанного плана операции по разгрому немецких войск на Курской дуге, известного под названием «Кутузов». Маршал Советского Союза А.М. Василевский вспоминал: «Особую нетерпеливость стал проявлять командующий Воронежским фронтом Н.Ф. Ватутин. Мои доводы о том, что переход врага в наступление против нас является вопросом ближайших дней и что наше наступление будет безусловно выгодно противнику, его не убеждали. Один раз Верховный Главнокомандующий сообщил мне, что ему позвонил Ватутин и настаивает, чтобы не позднее первых чисел июля начать наше наступление. Далее Сталин сказал, что считает это предложение заслуживающим самого серьезного внимания». Таким образом, судьба предстоящей битвы и нашей армии повисла на волоске.
Какие же последствия повлекло бы за собой принятие Ставкой ВГК плана Ватутина? Без преувеличения, это означало бы катастрофу для нашей армии.
При наступлении в южном направлении советским войскам пришлось бы столкнуться с главными силами противника, так как именно группа армий «Юг» по плану операции «Цитадель» наносила главный удар и имела максимум резервов. Манштейн, будучи общепризнанным в вермахте специалистом по оборонительным операциям, не упустил бы шанс устроить Ватутину еще один разгром, подобный харьковскому. По свидетельству А.Е. Голованова, эту опасность отчетливо понимал Рокоссовский: «Организованная оборона давала твердую уверенность Рокоссовскому, что он разгромит противника, а возможное наше наступление наводило на размышления. При том соотношении сил и средств, которое сложилось сейчас, трудно было надеяться на уверенный успех в случае наших наступательных действий». Более того, наступающим советским войскам грозил фланговый удар со стороны группы армий «Центр». О реальности такой угрозы писал в воспоминаниях тогдашний начальник Оперативного управления Генерального штаба С.М. Штеменко: «План Ватутина не затрагивал центр советско-германского фронта и главное, западное стратегическое направление, не обезвреживал группу армий «Центр», которая в этом случае угрожала бы флангам наших важнейших фронтов».
Пока Сталин колебался, на чью же сторону встать, немцы разрешили его сомнения началом своего наступления. А.Е. Голованов присутствовал в Ставке ВГК в ночь с 4 на 5 июля 1943 года и описал в воспоминаниях поразительную сцену:
«Неужели Рокоссовский ошибается?.. – сказал Верховный.
Было уже утро, когда раздавшийся телефонный звонок остановил меня. Не торопясь, Сталин поднял трубку ВЧ. Звонил Рокоссовский. Радостным голосом он доложил:
– Товарищ Сталин! Немцы начали наступление!
– А чему вы радуетесь? – спросил несколько удивленно Верховный.
– Теперь победа будет за нами, товарищ Сталин! – ответил Константин Константинович.
Разговор был окончен».
«А все-таки Рокоссовский оказался прав», - признал Сталин.


А ведь могло произойти так, что он в итоге согласился бы на преждевременное наступление по плану Ватутина. В качестве информации к размышлению можно вспомнить, как всего двумя месяцами позже, в сентябре 1943 года, между теми же командующими — Рокоссовским и Ватутиным — возникли новые разногласия по вопросу о том, с какого направления лучше брать Киев. На сей раз Сталин принял сторону Ватутина. Результатом стала печально известная трагедия на Букринском плацдарме. Но это уже совсем другая история.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Пн Июн 21, 2010 11:39 pm

http://kprf.ru/rus_soc/80324.html Сайт КПРФ 2010-06-21 14:27
Елена ВИНОКУРОВА Политическая проказа. Симптомы антисталинизма
Кто эти люди, которые всеми силами стараются вычеркнуть И.В.Сталина из истории войны и Побе­ды? Какими аргументами они пользуются, чего добиваются, чего сумели достичь? Об этом публикация в газете «Советская Россия».
Глубокий мировоззренческий раскол произошел в сознании населения нашей страны в связи с важнейшим историческим и, казалось бы, понятным и однозначным событием: победой советского народа в Великой Отечественной войне. Кто эти люди, которые всеми силами стараются вычеркнуть И.В.Сталина из истории войны и Побе­ды? Какими аргументами они пользуются, чего добиваются, чего сумели достичь?
В сознании населения нашей страны, четко расщепленного на два лагеря, существует два типа осмысления событий военного времени 1941–1945 годов. Для одних это Великая Отечественная война, в которой советский народ под руководством Коммунистической партии, вождя и главнокомандующего И.В.Сталина разгромил фашистские войска Германии, вероломно напавшей на нашу страну. Советской Армией командовали великие полководцы, назначенные Сталиным, обсуждавшие стратегию военных действий со Сталиным. Победа была одержана благодаря тому, что в кратчайшие сроки к началу войны была создана промышленность, на базе которой производилось необходимое вооружение, причем промышленные предприятия эвакуировались из занимаемых оккупантами мест и спешно восстанавливались на востоке. В этом прямая заслуга Сталина, как и в том, что созданные, также в кратчайшие исторические сроки под его руководством крупные сельскохозяйственные предприятия – колхозы и совхозы, несмотря на огромные трудности, все-таки сумели прокормить свою армию и в основном сохранить население страны. Союзники, открывшие Второй фронт в середине 1944 года, когда Советская Армия победно шла по Европе, бесспорно, помогли разгромить фашизм, но основные тяготы и ужасы войны легли на плечи советского народа. Признания лидеров союзнических государств, свидетельства советских военных историков, книги и фильмы советского времени о войне отражают события, людские судьбы и чувства того времени. Эта точка зрения преобладает в народе.
Близкие к новорусским круги разделяют точку зрения нынешних идеологов Запада, а Запад смотрит теперь на историю Второй мировой войны по-иному. Обидно, в самом деле, сегодня всесильной Америке признавать главенство в победе каких-то русских (пока жива Россия, геополитически все мы – русские). Американские школьники, если они об этом вообще думают, уверены, что всех всегда побеждала Америка. В наших семьях слишком много военных потерь, память о которых жива; топорная ложь в России не проходит, здесь используются конструкции похитрее. Радиостанция «Свобода», вещающая на американские деньги, внушает нам (26 апреля; 5, 6 и 7 мая), что «Великая Отечественная война – понятие пропагандистское; Вторая мировая война – понятие историческое». Главные битвы с немецким фашизмом совершались на фронтах союзников. Мы же «всю войну ели, пили за счет союзников», утверждает Е.Боннэр (рада за нее, но в нашей большой семье, оставшейся без мужчин, за всю войну на столе не было ни одной банки тушенки, хлеб по карточкам наверняка был отечественный, равно как и вода). События 9 мая – «это впрок победа демократии. Победил либерально-демократический Запад в союзе со Сталиным». В России Вторая мировая, внушают нам, была продолжением Гражданской войны, многие не хотели воевать за Советскую власть, за генералом Власовым «пошли миллионы. В начале войны миллионы советских солдат разбрелись по лесам. Они не были ни братьями, ни сестрами! Если была бы «умная политика Гитлера», что было бы тогда?» Непонятно, как мы победили, если за Власовым шли миллионы. А как леса выдержали те «миллионы», что не были «братьями и сестрами», как назвал соотечественников Сталин, а просто спасали свою шкуру, разбредаясь по лесам? Нам навязывают такое представление о партизанах. Были при отступлении те, что бросали свои части и разбегались по деревням и хуторам. Потом они шли в полицаи, а не в партизаны.
С нами не церемонятся: с одной стороны, намекают на возможность «умной политики Гитлера», при осуществлении которой народ валом повалил бы за Гитлером, а не за Советской властью, с другой стороны, попрекают Советскую власть и Сталина за вынужденный временный союз с Гитлером, в то время как будущие союзники, держа фигу в кармане, обращенном к Сталину, уже героически сражались с этим людоедом. Что касается народной памяти о войне, то это «дорогая развесистая клюква». Нет, уверяет «Свобода», никакой консолидации поколений. Мальчик, чтобы купить велосипед, крадет орден прадеда и бежит его продавать. Новое поколение убивает ветеранов, убивает бомжа на Вечном огне. А ему пытаются навязать стереотипы. Поменялся вектор ценностей, а «мы хотим тащить молодых назад».
Примечательно, что этому бреду фактически подпевал телеканал «Звезда», повторяя риторический вопрос: «Было ли правдой то, что показывали нам в кино?»
Идеологию радиостанции «Свобода» разделяет передача «Свобода мысли» санкт-петербургского 5-го канала (4 и 18 мая). «Коллаборационизм был продолжением гражданской войны, той жизни, которую устроили большевики. Немцев встречали цветами», – делится своими изысканиями Д.Фост. – Более жестокого режима, чем сталинский, не было ни в одной стране». Ведущая передачу Ксения Собчак делает открытие: «Главная проблема войны – сталинский режим. Почему мы не можем найти в себе смелость отделить войну от Сталина и покаяться?» Злополучная ведущая секс-передачи, ныне политическая наследница папиных идей, Ксения Собчак действительно обозначает главную проблему похоронной команды великой Победы: извлечь фигуру Сталина из исторической реальности. Соведущий Александр Вайнштейн добавляет: «Пуповина со Сталиным не разорвана». Он же загодя вкладывает в умы доверчивых зрителей смиренную мысль: если там, наверху, «признали, что Сталин преступник, нельзя вешать его портреты». Передача заканчивается призывом Соб­чак «признать преступность этого режима, чтобы начать жизнь сначала. Нужно покаяться». Вот и каялась бы за себя, за папу, за его ложь о саперных лопатках на тбилисской площади, за режим, при котором русский народ вымирает, – так нет, хватается своими ручонками прямо за Победу, а вы, оставшиеся в живых ветераны и наследники погибших на войне, имейте силы это слушать и стерпеть.
Как вымарать Сталина из истории, если память еще живущих этого не позволяет? Да хоть вытравить кислотой, забросать ядовитой грязью. Архивы давно пущены по рукам, на рынке предлагаются документы, бланки и печати любого уровня сложности и достоверности, – и тут вылезает на свет «архивный документ» о том, что Сталин приказал расстреливать детей с двенадцатилетнего возраста. Хотя, по словам историка Роя Медведева (назвавшего сталинский режим преступным), ни один такой ребенок расстрелян не был, кладоискатели порочащих Сталина документов – А.Венедиктов и М.Ганапольский – кричали, неистово махали руками, трясли кто кудрями, кто лысиной, доказывая, что Сталин расстреливал маленьких детей. Ганапольский ругался так, что оператору приходилось заглушать брань звуковым сигналом, затем сменил роль и рассказал душещипательную историю о детях раскулаченных, которых родители зачем-то оставили в сельсовете, и те ползали по полу, умирая. Присутствующие в студии Ганапольскому не поверили.
Тогда этот демагог вновь сменил личину и предложил оппонентам примириться на том основании, что нынче замечательная демократия и каждый может говорить, что хочет.
По воле судьбы я хорошо знакома с одним ребенком раскулаченных – это моя собственная тетя. Ее семью раскулачили и сослали куда-то на север, на лесозаготовки. Раскулачили несправедливо, поскольку семья была большая, имела соответствующую скотину, но справлялась с хозяйством собственными силами. В несправедливости скорее всего был виноват не Сталин, а ретивость завистливых односельчан. Тетушка восьми лет от роду самостоятельно пустилась в обратный путь и в конце концов добралась до Сталинграда, где ее встретила дядина жена, моя бабушка. Конечно, это была трагедия. Через год семью вернули, все дети были живы, но ее глава, отец тетушки, погиб, задавленный упавшим деревом. Семья бедствовала, в деревню возвращаться не захотела. Тетушка навсегда осталась у бабушки, потом поступила в Ленинградский институт связи. Вместе со всей страной ей пришлось пережить ленинградскую блокаду, возвращение к жизни по Дороге жизни, потерю жениха, бомбежку Сталинграда, ночную переправу через Волгу в машине спасителей-военных, послевоенную тесноту в коммунальной квартире, но она стала ценным специалистом и достойно прожила жизнь. Воровство и ложь она презирала. Дети репрессированных (и с такими в детстве я училась и водила дружбу) и раскулаченных оставались живы и нашли в жизни свое место.
Яростным ненавистником Сталина является Николай Сванидзе. Со своим «особым мнением» («Эхо Москвы», 21.05) он обрушивается на тех, кто не согласился затоптать Сталина в грязь под ногами истории: «Им хоть кол на голове теши! Рассказывай, как он душил маленьких детей, – а он их душил...»
Не верят Сванидзе, вот ведь беда какая. Уж он и штатный правительственный историк, и назначен в комиссию, которая дол­жна противодействовать фальсификации истории, и биографии президентов пишет; даже на спецканале «Вести», который призван отображать в реальном времени важнейшие события в нашей стране и за рубежом – выступления Обамы, похороны польского президента, военные парады на территории бывшего СССР, – и тут является Сванидзе, чтобы поучать нас жизни и взглядам на историю. С головы до пят, можно сказать, удостоен, а народ ему не верит, хоть кол на голове теши. В своем «особом мнении» Николай Сванидзе не постеснялся обнажить душу до самого донышка. Вот что, например, заявил этот «правдолюбец»: «При стрельбе по Белому дому никто не погиб. Стреляли болванками». Мало того, что в ночь на 3 октяб­ря он лично с Шаболовки обещал ужо устроить нам демократию по собственному вкусу, так и стреляли-то демо­кратически, понарошку, болванками. Если кому случилось в 1993-м лично или по телевизору увидеть пламя в окнах Вер­хов­ного Совета и стены в черной копоти после пушечных выстрелов, – верьте не своим глазам, а Сванидзе, который все знает и говорит только правду. Лично я через месяц после побоища оказалась на месте, с которого было видно все здание бывшего Верховного Совета. Оно было серым, в копоти; едкий запах пожарища вызвал в памяти далекий вечер в разбомбленном Сталинграде, когда машина с беженцами остановилась в очереди на понтонный мост, и солдат-водитель откинул брезент над кузовом грузовика, чтобы дать возможность женщинам с детьми «подышать воздухом», а вокруг лежали руины. Откуда-то с территории Верховного Совета доносились звуки автоматных очередей. Попробуйте добиться такого эффекта «болванками». Систематически повторяя свою ложь, Сванидзе рассчитывает на тех, кто семнадцать лет назад был мал и сам этого не видел. Следующий перл: «Сколько ни показывай документы, все твердят, что Ельцин убил 1500 человек». Сванидзе удивляется, откуда такая цифра. Число раненых в первомайской демонстрации 1993 года, убитых в ночь на 22 июня в палаточном городке в Останкино, убитых и раненых в ночь на 3 октября там же, убитых (свидетелей старались не оставлять) в здании Верховного Совета было засекречено, посторонние к таким сведениям не допускались, свидетельства изымались.
Откуда у Сванидзе «документы»? Могу сказать, что 30 сентября 1993 года я обращалась в травматологический пункт для снятия побоев. Очевидные побои были зафиксированы, обстоятельства их нанесения с моих слов записаны, а вот справки мне не дали: за разрешением на выдачу справки в те дни следовало обратиться в милицию. Поскольку побои были нанесены сотрудниками силовых структур, в милицию я не пошла. Правозащитники, которых позднее развелось, как грибов-поганок, в то время ничем себя не обнаруживали. Этот малозначительный факт тем не менее показывает, как тщательно контролировались и отсекались неудобные сведения. Однако первыми после боевиков Ельцина в разгромленное здание пришли также люди в погонах. Они насчитали в самом здании бывшего Верховного Совета более семисот трупов. Наверняка с них была взята подписка о неразглашении увиденного. Но человеческие души – материал хрупкий, иногда даже совестливый. Количество убиенных стало известно В.А.Крючкову, бывшему главе КГБ. После выхода из Матросской Тишины Крючков поделился сведениями, с кем считал нужным. Поскольку, помимо расставшихся с жизнью в помещениях и на лестницах, людей выводили живыми на стадион и там расстреливали, добивали во дворах, на улицах (жители близлежащих домов бывали свидетелями расстрелов), в подземных коммуникациях, поскольку крематории чадили без отдыха, появившаяся из-за секретной завесы цифра убиенных возросла вдвое и, надо полагать, близка к реальности. А Сванидзе помахивает специально сфабрикованными для таких случаев бумажками и выражает «чувство глубокого удовлетворения» захватом Ельциным власти. Хорошо бы тем, кто искренне считает Сванидзе оракулом, задуматься о правдивости его утверждений, чтобы самим не стать болванками для нанесения выгодной кому-то информации.
Сванидзе – слуга личной ненависти к Сталину и разработчик золотоносной правительственной жилы на исторической территории. Для полноты портрета этого официального ненавистника Сталина приведем его любимое заклинание, которое он почти никогда не забывает произнести, как и в данном «особом мнении»: «Для иных справедливость – отнять и разделить». (У Ельцина таким сильнодействующим на эмоции средством было заклинание: «Я – всенародно избранный». Произнеся эту фразу, он принимался топтать других, не менее всенародно избранных.) После традиционного заклинания Сванидзе защищает Ходорковского следующим образом: «Пусть весь бизнес посадят к чертовой бабушке. Все нарушали. Все это делали». Итак, открыто признаются криминальные истоки отечественного бизнеса. Причем «отнять и разделить», т.е. отнять у одного и разделить на всех – это невыносимый исторический кошмар, жуткая сталинщина, а вот отнять у всех в поль­зу личного потребления одного – дело замечательное и правое. Так и будут отнимать под заклинания Сванидзе.
Против того чтобы портреты Сталина появились на улицах Москвы хотя бы в виде известных фотографий руководителей государств – союзников в войне с Германией, выступили пар­тия «Яблоко» и организация «Мемориал». Обратим внимание: союзников рекомендуется уважать безмерно, на уважение к союзнику Рузвельта и Черчилля Сталину наложен жесткий запрет. «Яблоко» позиционирует свою близость к народу в отдельных случаях проявлений народного недовольства. Но крепко помнит, что сталинская политика не позволила бы ни разрушать промышленность, дробя предприятия на кусочки и рекламируя «конкуренцию» между цехами одного предприятия, ни вводить законы о разделе сырья в интересах иностранных компаний, – следовательно, память о Сталине подлежит искоренению. Члены «Мемориала» называют Сталина палачом и убийцей, утверждают, что Сталин – бездарный военный, его вклад в войну отрицательный. Во времена Хрущёва амнистии были не менее массовыми, чем некогда репрессии: все считались невинно осужденными. Интересно было бы узнать, кто из праотцев крикливых «мемориальщиков» сам вносил фамилии в соответствующие списки, писал доносы, исполнял при Троцком обязанности подсадной утки в тюрьмах, да и шпионы с предателями существовали не только в виртуальной реальности. Игорь Чубайс обвинил Сталина в маньячестве. «Сталин – преступник, тоталитарный режим осужден. Он уничтожал польских офицеров без суда. Россию убивают, уничтожают, так жить нельзя!» Лихие братцы Чубайсы! Один надул всю страну с ваучерами, затем уселся верхом на электроэнергетику, успешно раздробил единую систему на куски в пользу иностранных владельцев и с лозунгом «За аварии я не отвечаю» перепрыгнул в нанотехнологию. О финансах, которые он утащил из бюджета и за которые ничего не сделал, может годами мечтать Академия наук. Другой прикрывает единокровного идеологически, вопит как на базаре: «Убивают, уничтожают, так жить нельзя!» – и оба живут припеваючи. Если бы я ничего не знала о Сталине, то, имея представление о роли Чубайсов, решила бы, что Сталин наверняка был человеком достойным.
Старая, бывшая советская, гвардия не отстает от сплоченных новорусских рядов. Журналист Юрий Рост (ТВ3, передача «Треугольник», 5 мая) внушает двум юным ведущим: «Только безумная военная политика Сталина привела к тому, что на одного убитого немца приходится 10 наших солдат. Без Сталина, может быть, не было бы войны». Запамятовал, видать, что убитых немецких солдат было 9 миллионов, примерно столько же и красноармейцев, а убитых советских людей 27 миллионов. Ему неизвестно, что в основном пострадало мирное население нашей страны, погибавшее от бомбежек, голода, от расстрелов карателями на оккупированных территориях? Журналист с детства был слаб в арифметике и любил приврать? С этих позиций оценим следующий пассаж: у Сталина было «обаяние убийцы, монстра. Чем больше людей загубил, тем выше твое место в истории». Теперь остается вспомнить, что это тот самый Юрий Рост, который усердно клеймил советских военных, якобы расстреливавших мирную толпу с вильнюсской телебашни. У Литвы появился повод для выхода из Советского Союза, а годы спустя литовские власти не удержались и похвастались, что это была самая удачная организованная ими провокация.
«Россия должна была проиграть эту войну», – поучает в лад со «Свободой» российский, бывший советский писатель Даниил Гранин. Оказывается, Ленинград и Москву немцы не взяли исключительно из-за ошибок немецкого командования. Зачем-то немцы остановили продвижение своих танков, хотя ворота города были открыты. Так же было и в Москве. Маршала Жукова тоже не за что похвалить, он «не жалел советского солдата».
С памятью о Сталине, с признанием в народе роли Сталина как выдающегося полководца Великой Отечественной войны бригада, подрядившаяся нанести мусор на могилу, не справилась. Ксения Собчак прямо в передаче призналась, что ей страшно жить с людьми, которые делают выбор в пользу Сталина. Другая ведущая («Особое мнение», «Эхо Москвы», 24 мая) ужаснулась: «Страшно звучит: «Красная Армия была на стороне добра». Можно подумать, что руководство «Эха» выдернуло эту особу прямо из бункера Гитлера, и хотя война давно закончилась, она с тех пор так и боится Красной Армии. Но бесовские завывания сделали свое дело. В Волгограде, которому фронтовики просили вернуть его историческое имя – Сталинград, тремя отморозками был убит известный предприниматель, учредитель музея Сталина. Оглушают рыданиями о несправедливости... и натравливают убийц.
Какую же позицию относительно роли Верховного Главнокомандующего в Великой Отечественной войне выбрал президент России Д.А.Медведев? Ее очень точно озвучил сопредседатель общества «Мемориал» Ян Рочинский: «Подвиги совершали рядовые. Преступления немыслимы без Сталина». Просто, внушительно. Рядовых не обидели. Не те времена, чтобы кричать, дескать, победы не было, просто немцев трупами завалили, и герои все были ненастоящие. Были герои, но – безымянные участники войны. Другими словами, победил народ. Сталин здесь ни при чем, он имеет отношение только к преступлениям. Да и к маршалам нужно как следует приглядеться.
Получилось следующее: парад состоялся, но без Сталина. Ни слов о нем, ни его портретов. Сияющий Медведев на параде – это пожалуйста, а Сталин недостоин. Чеканили, стало быть, шаг войска в форме военного времени и так и дошли без ненужного главнокомандующего до самой Победы. Сама собой военная промышленность в кратчайшие сроки оказалась в тылу и тут же начала производить вооружение, в том числе и самолеты соответствующего поколения, что стало особенно слабым местом наших нынешних руководителей. О президентах и премьерах союзников нечего и говорить. Они не обращали никакого внимания на Сталина, не просили его подсобить, когда застряли в Арденнах, и ни за что, заметьте, не соглашались фотографироваться рядом с «преступником» Сталиным.
Интересно, что почувствовал бы Дмит­рий Анатольевич, если бы из видео- и радиоэфира полезли сообщения, что к победе в грузино-югоосетинской войне Мед­ведев не имеет ни малейшего отношения. Что из того, что министра обороны сыскать, что называется, с собаками не могли, а премьер Путин наслаждался спортивными зрелищами в Китае, связь войск с Генштабом была нарушена по причине затеянного Сердюковым ремонта – российские военные взяли да и победили, а главнокомандующий Медведев при чем? Думается, Дмитрий Анатольевич сильно бы обиделся, а вся российско-грузинская кампания – капля в море по сравнению с той войной, в которой был главнокомандующим товарищ Сталин.
Еще не стерлись впечатления от парада, еще не все водители отвязали с машин георгиевские ленточки, как взорвалась информационная бомба: по обращению Латвии Страсбургский суд признал престарелого советского партизана Василия Кононова военным преступником. Отряд партизанских разведчиков, лицемерно принятый на отдых хуторянами, был выдан гитлеровцам и поголовно расстрелян, включая разведчицу с семимесячным младенцем. Партизаны поклялись отомстить пособникам карателей. Отряд во главе с В.Кононовым захватил хутор, несмотря на то что его жители были вооружены. Когда были найдены вещи убитого младенца, припасенные впрок беременной хуторянкой, все девять жителей были расстреляны, а хутор сожжен. Страсбургский суд признал имевшего военное звание В.Кононова военным преступником, так как он был обязан взять предателей в плен, обеспечить им содержание, права человека и правосудие. Василиям с Иванами и другими фронтовыми братьями спасать Вену и Краков, отдавать жизнь за Прагу, Будапешт и Варшаву было можно и нужно, но так чтобы не сердить Страсбургский суд, не нарушать установленных им прав человека.
А как же тезис: победил народ? Василий Кононов – партизан, человек из народа, сражавшийся с гитлеровцами и их пособниками истинно народными методами, иначе было не выжить. Тут тоже не все просто, внушает нам записной теле- и радиоисторик Л.Млечин. Его «особое мнение» сводится к тому, что «история с Кононовым не особо геройская. Мы не ра­зо­брались в истории, что и как там происходило. Пока история присоединения Прибалтики не будет разложена по полочкам, до тех пор во взаимоотношениях останется напряжение. С Катынью начали разбираться – упал накал эмоционального напряжения в Польше». Оцените филигранное ханжество следующего заявления Млечина: «Решение Страсбургского суда имеет и позитивную сторону: военные преступления не имеют срока давности». Да здравствует Страсбургский суд, самый антипартизанский суд в мире! Ах он, пластилиновый историк, Мольера на него нет! Довоевались, спасая Европу от фашизма, до звания военных преступников, а Млечин и в этом плевке обрел для себя нечто утешительное!
Наиболее концентрированно претензии к нашей истории, без выделения военного времени, выражает Н.Сванидзе. Он призывает разобраться с нашей историей сообща и написать общие учебники, например «общий учебник истории с Украиной. Давайте вместе с Польшей, Прибалтикой. Давайте сначала разберемся с голодомором. Давайте признаем, что он был. Организованный советским руководством голод – политическое преступление. Давайте разберемся с пактом Молотова–Риббентропа. Катынь – преступление. И (надо) назвать автора». Судьба прошедшего всю войну орденоносного партизана этого горе-историка не занимает, хотя в партизанском движении тоже стоило бы покопаться: «Я ничего лично про Кононова не думаю. Что происходило в Прибалтике после пакта Молотова–Риббентропа, что происходило после войны?
Мстили эсэсовцам или мирным людям? Де­ло Зои Космодемьянской очень интересно, очень неодно­значно…». Не понял президент Медведев, что, прежде чем затевать празднование Победы, нужно было учесть все претензии к России как наследнице Советского Союза со стороны Украины, Польши, Прибалтики… кого еще? Украина вроде бы снимает претензии, перед Польшей только лишь на коленях не стояли, но Сванидзе еще со многими историческими грехами своей страны не разобрался. А действительно, давайте признаем, что засуха в начале тридцатых годов, систематический неурожай – политическое преступление Советской власти. Города тогда выжили в самом деле за счет принудительных поставок крестьянами зерна государству. Кто выжил – громче кричи о преступлениях! Кто вскормлен качественной колхозной продукцией в условиях продовольственной безопасности – вопи о преступной организации колхозного строя! Но уж совершенным гротеском смотрятся слезы по пакту Молотова–Риббентропа, хоть на какое-то время задержавшему вторжение. Некая госпожа Е.Зелинская (ТВ3, 26 мая) считает, что Россия должна признать, что СССР оккупировал Прибалтику. Но поскольку Россия – не Советский Союз, можно начать отношения с Прибалтикой с чистого листа. В оккупированной Советским Союзом Прибалтике В.Кононов был бы оккупантом, какие тут «чистые листы», какая победа! До судьбы отдельных героев войны всей этой нечисти нет дела. Им дай осудить Россию в геополитическом масштабе, в историческом времени. Они доберутся до других партизан и солдат, дай им волю. Победил народ – это камуфляж, необходимый для того, чтобы разобраться с вождями и организаторами Победы.
А что же союзники? Как они могли позволить осудить борца с фашизмом Кононова? Разве не вместе мы воевали? Решение Страсбургского суда показало романтикам Второй мировой войны, что союзники временны и не скрывают этого, что Россия с братьями советского времени вела свою – Великую Отечественную войну, ее надлежит нам пом­нить и победу в ней праздновать.
Как же, наконец, это волшебное понятие – демократия? Разве стремление к демократии не делает нас друзьями и партнерами? Разве не понимает Запад, что более либерально-демократически настроенного президента России, чем Д.А.Медведев, не найти (связки Чубайс–Немцов–Касьянов–Кудрин–Греф Россия не выдержит)? Отлично понимает. Прекрасно помнит, что Медведев подписал договор с Соединенными Штатами о сокращении стратегических вооружений. Президент России Медведев повесил горб на спину народа России, из высших соображений демократической справедливости признав за ней несуществующий грех расстрела 20 тысяч польских офицеров. Несколько сотен поляков после присоединения к СССР Западной Украины и Западной Белоруссии действительно были осуждены, расстреляны и захоронены в Катыни; немцы после оккупации Смоленской области довели число расстрелянных до 20 тысяч, а при отступлении свалили вину на НКВД. Хотя расстрелы были произведены немецкими пулями из немецкого оружия, иные польские офицеры после войны возвратились в Польшу, заинтересованные лица подчистили архивные документы, а президент Медведев объявил катынский расстрел преступлением сталинского режима. Наконец, Д.А.Медведев продемонстрировал стремление к дружбе с бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции, пригласив глав правительств и воинские подразделения на юбилейный военный парад Победы в Москве. И что же? Не пощадили репутации президента-демократа. Страсбургский суд посадил черное пятно на исторические заслуги России, признав партизана В.Кононова военным преступником. В соответствии с решением суда Кононов в 1944 году не имел права совершать акт возмездия. Год спустя, не простив Пёрл-Харбора, Соединенные Штаты совершили свой акт возмездия, от которого погибли сотни тысяч совершенно безоружных людей, несчетное число детей и беременных женщин. Но кто подаст в Страсбургский суд на Соединенные Штаты, кто объявит их правительство военными преступниками?
Трагизм ситуации усугубляется тем, что справедливости в Страсбургском суде ищут военные пенсионеры России, не найдя ее в собственной стране. Дополнительную пикантность придает тот факт, что Государственная дума России признала приоритет международного судебного права над отечественным. Решения Европейского суда являются существенным аргументом для пересмотра дела в российском суде. Таким образом, Россия оказалась в роли унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла. Вдобавок вопреки договоренности с Россией Соединенные Штаты соз­дали в Польше военную базу, направив туда батареи ракет «Пэтриот». Таков молниеносный итог борьбы президента Д.А.Медведева с тенью Сталина под оглушительную какофонию озлобленных антисталинистов.
Идеологическое обслуживание изъятия личности Сталина из истории Великой Отечественной войны и самой Победы осуществляет постылый довольно узкий круг лиц, «связанных одной целью, скованных одной цепью», – общим источником финансирования. Они мельтешат на телеэкране и в радиоэфире, перетекают из одной передачи в другую, создавая видимость огромной толпы, яростно вопящей от ненависти. Эти «люди против Сталина» поддерживают идеологию любых стран, враждебно настроенных по отношению к их собственной стране. По свидетельству и.о. председателя польского сейма Коморовского, мечтой многих русских, особенно организации «Мемориал», было признание Россией ответственности за катынское дело. Организация «Мемориал» должна была получить награду из собственных рук Леха Качиньского.
Изъять образ Сталина из войны и Победы невозможно: рассыпаются боевая слава и сама Победа. Народ отлично это чувствует и понимает, что такое свершения. Дело даже не в любви к Сталину и не в выборе Сталина – дело в том, что именно с этой исторической личностью связаны наивысшие достижения государства и народа. Шелестом зеленых купюр в отдельно взятых карманах не заменить независимости, силы и достоинства государства, чего было так много при Сталине. «Там, наверху», этого не поняли, вот и стали объектом откровенных международных насмешек.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Ср Июн 23, 2010 6:31 am

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/khot_kto-to_vspomnil__2010-06-22.htm Информационное агентство СТОЛЕТИЕ 22.06.2010
«Хоть кто-то вспомнил...» Николай Черкашин
О судьбе расстрелянного в 1941-м генерала Александра Коробкова
Спустя 16 дней после начала войны – 8 июля - командующего 4-й армии генерал-майора А. Коробкова вызвали в штаб фронта и там арестовали, затем судили военным судом и приговорили к расстрелу «за бездеятельность». Когда генерала расстреливали, остатки его армии еще дрались в руинах Брестской крепости. Та же горькая участь постигла и самого командующего Западным фронтом – генерала армии Павлова, и многих высших офицеров его штаба…
То, чего не удалось сделать даже самым матерым немецким диверсантам из полка «Бранденбург-800», сделали чекисты: они враз расстреляли всю верхушку Западного фронта. Да немцы даже и не мечтали о такой удаче: шутка ли, пробраться в штаб Западного фронта и там перестрелять командующего, начальника штаба, его ближайших заместителей по родам войск, командарма 4-й армии… За Родину можно погибнуть не только на фронте в окопе, но и в тылу - в подвале НКВД.
Сегодня никаких адвокатов Коробкову и его товарищам по несчастью уже не требуется. Всех их, спустя десять лет, реабилитировали и без адвокатских тирад. Как просто обвинили, так же просто и оправдали: «Дело по обвинению Коробкова Александра Андреевича пересмотрено Военной коллегией Верховного Суда СССР от 31 июля 1957 года… Дело прекращено за отсутствием состава преступления».
Расстреляли их всех, разумеется, в слепой ярости после оглушительного приграничного разгрома, а также во спасение собственного авторитета, ибо не могли так жестоко просчитаться военные стратеги страны Советов, только прямое попустительство, халатность, самоустранение (в лексиконе высокопоставленных обличителей были слова и пострашнее: изменничество, шпионаж, пособничество врагу) генералов Западного фронта. Но если бы знали тогда лейб-палачи Мехлис с Ульрихом, что Красная армия сдаст не только Минск (что собственно и не простили генералу Павлову и его товарищам по несчастью), но и Смоленск, Киев, Ростов-на-Дону, Ялту, Кисловодск, что немецкие дивизии выкатятся к Волге, в калмыцкие степи, на кавказские перевалы, может быть, поостыли слегка? Ведь не перестреляешь же весь генералитет и все руководство Генерального штаба за такие территории, отданные врагу? Все равно бы расстреляли. Нужны были конкретные виновники самого первого поражения, нужна была воспитательная кровавая экзекуция, чтобы другим неповадно было. И ее провели и довели в приказах до всех категорий начсостава.
О генерале Коробкове не упомянула ни одна советская энциклопедия, даже после его полной реабилитации в 1956 году. Был генерал да канул в Лету. Осталось лишь одно фото, да и то в книге генерала Сандалова, предназначенной для служебного пользования.
Казалось, нечего было надеяться, что в 2009 году живут еще люди, которые хорошо знали Коробкова до 1941 года. Как-никак без малого семьдесят лет с той поры пролетело. И вдруг - о, чудо! Живы обе дочери генерала! И старшая – Нина, и младшая – Сузанна. Старшей – 90 лет, а младшей хорошо за 80. Нина Александровна живет в Караганде, а Сузанна Александровна – и того дальше: во Владивостоке. Звоню сначала во Владивосток. Трубку сняла сама Сузанна. Горестный вздох:
- Господи, хоть кто-то за столько лет папу вспомнил!
Узнаю первые сведения о Коробкове, а главное - адрес и телефон старшей дочери генерала.
…Караганда. Улица Муканова, блочная пятиэтажка № 34. Простая дверь без глазков и навороченных замков. За ней стоял сорок первый год; он жил в памяти седовласой, не утратившей былой миловидности женщины. Нина Александровна Коробкова (по мужу – Колектиевская). На первый взгляд, и не дашь ей ее возраста. Другое дело, что глаукома почти лишила ее зрения. И бумаги, письма, фотографии Нина Александровна извлекала из папки почти что на ощупь. Но память – превосходна...

Итак, в семье крепкого, зажиточного крестьянина (владельца собственной мельницы) Андрея Коробкова, перебравшегося в город Петровск Саратовской губернии, росли три сына и дочь. Только старшему Александру (он родился в 1898 году) – единственному из всех братьев - удалось получить сносное начальное образование в 4-х классном городском училище. Но тут началась Первая мировая, и Саша Коробков ушел в действующую армию вольноопределяющимся. Через год окончил Оренбургское юнкерское училище, выпустился прапорщиком в 134-й запасной стрелковый полк. В нём пробыл до Февральской революции. Во время Февраля активно участвовал в арестах полиции и был назначен помощником начальника милиции в Петровске. Во время проведения реквизиции оружия у помещиков Петровского уезда, крестьяне пожаловались ему на своего помещика. Коробков, без ведома кого-либо, отдал им 1823 десятины помещичьей земли. За эту экспроприацию был арестован властями Керенского, а затем выслан на Юго-Западный фронт с маршевой ротой 432-го Валдайского пехотного полка.
Затем Александр активно участвовал вместе с полковым комитетом в борьбе против политики Керенского, "войны до победного конца". Комитетчики заменили командование части. В дальнейшем 432-й Валдайский полк почти в полном составе вступает в Красную Армию.
1918 год… Бои под Вольском, Хвалынском, Самарой и Сызранью – против восставших чехословаков и белогвардейских формирований. Под Сызранью в октябре 18-го командир роты Коробков был ранен в правую ногу навылет и попал в плен. Офицер-белогвардеец в селе Покровском приказал его расстрелять, но от казни спас санитар-чех. В госпитале в Уфе Коробков назвался обозником, что весьма облегчило ему в дальнейшем побег. Опираясь на клюшку, он забрался в скотский вагон – помог сочувствующий железнодорожник – и уехал из белой Уфы в Бугуруслан, куда вскоре вошли части Красной армии. За мужество и отвагу на фронтах гражданской войны краском Коробков был представлен к ордену Боевого Красного Знамени, награжден именным пистолетом и почетной грамотой.
Все это я узнал из листка, старательно отпечатанного на машинке женой генерала – Лидией Михайловной (Дмитриевой). Этот листок, сохранившийся в одном экземпляре, и был, пожалуй, единственным источником информации о жизни Коробкова.
Личные дела «врагов народа» в архивах не хранили, фотографии уничтожали, а если «враг» запечатлелся в группе коллег, то его лицо либо выскребывалось, либо замарывалось тушью начерно.
Вот почему так важен этот документ, чудом сохраненной старшей дочерью в заграничном городе Караганде. Но еще больше сохранила ее память.
- Папа с мамой обвенчались в 1917 году, - рассказывает Нина Александровна. – Маме было шестнадцать, она была младше отца на 8 лет. Очень красивая, светловолосая, папа же – жгучий брюнет. Они очень хотели сына, но Бог подарил им двух дочерей: меня и Сузанну… Папу после окончания военной академии – а это был всего второй выпуск под началом Тухачевского - перевели служить в Новочеркасск, назначив командиром 25-го стрелкового полка 9-й Донской дивизии Северо-Кавказского военного округа. Нас поселили в особнячке какого-то казачьего атамана. Там жила только его вдова. И мы втроем. А кроме нас еще начальник штаба папиного полка и семья комиссара Гатина. Потом в Новочеркасск перевели корпус генерала Ковтюха (героя романа Серафимовича «Железный поток»). Он, конечно, всех нас выселил – в один день. Ведь папа был тогда всего-навсего комполка.
Новочеркасск помнится, как сказка! Мы папу боготворили, и он нас очень любил. Никаких вторых жен, побочных детей, как у многих в те времена. Никакой корысти, наживы! Честность превыше всего, поэтому и солдаты его тоже любили. Уважали.
Любил он лес, рыбалку, но не охоту – зверей убивать. Играл на гитаре, неплохо пел. Любил танцевать. Меня учил. Занка, его любимица, была отчаянная девчонка. Отец воспитывал ее по-воински: с четырех лет сидела в седле, стреляла из нагана, из винтовки, пока однажды не выстрелила дома…
Перед войной папа с мамой находились в Каунасе. Зана тоже училась там. А меня оставили в Минске заканчивать химфак белорусского университета. За мной папа поручил следить одному офицеру НКВД, чтобы кавалеры не очень за мной ухаживали. Один молодой человек все время меня приглашал на танцы. Больше никого, только меня. Потом я увидела его в форме НКВД и поняла, что именно ему поручили меня опекать.
Осенью 1939 года генералу Коробкову было поручено командовать непростой операцией – вводом войск в буржуазную Литву. Операция прошла образцово – без единого выстрела, без единой жертвы.
Папа оказался неплохим дипломатом и умел находить общий язык с литовскими властями. Более того, именно ему удалось остановить литовские погромы поляков в Вильно. Тем не менее литовцы отзывались о нем с большим уважением. За эту операцию папа в феврале 1941 года был награжден орденом Красного Знамени.
А в мае его назначили командармом 4-й армии. За месяц до войны! Уж лучше бы он в Литве оставался! Но ему выпала доля сменить на этом посту генерала Чуйкова. Отец судьбой своей невольно прикрыл будущего маршала Чуйкова.
Ведь останься он командармом-4, непременно погиб бы. После ухода Чуйкова начальник штаба армии полковник Сандалов надеялся, что его назначат командовать 4-й армией. Но ему повезло – его не назначили, и он уцелел, войну закончил генерал-полковником. А ведь и папа мог внести свой немалый вклад в Победу. Недаром им так дорожил Василевский, который спас Сандалова, когда на него – еще до войны, в Смоленске – написали донос. Василевский и перевел его в 4-ю армию, чтобы спасти от ареста в Смоленске. Доносы пролетали, как пули. Но уж если попадали в цель, то и разили, как пули…
Так потом объяснял маме ситуацию Леонид Михайлович Сандалов. Вообще, наша семья очень обязана этому человеку. Ведь он первый начал хлопотать о реабилитации папы. Несмотря на некоторую ревность к должности командарма, они с папой вполне сработались.
Весной 1941-го семья генерала Коробкова переехала из Каунаса в Кобрин, небольшой городок восточнее Бреста, где располагался штаб 4-й армии.
- Немцы хорошо знали, где находится штаб армии, и в первые же часы войны подвергли его жестокой бомбежке. Когда раздались первые взрывы, 13-летняя Сузанна побежала спасать раненых. Налетели самолеты, она спряталась в кустах, а сын начальника связи 4-й армии полковника Семенова побежал, летчик прошелся по нему очередью прицельно. Паренек был весь изранен, и Сузанна притащила его на перевязочный пункт, а потом уехала вместе с ранеными в Березу Картузскую, где был госпиталь. Там ее и нашла обезумевшая от страха за исчезнувшую дочь мама. Отлупила, как следует. Вместе на попутках двинулись в Минск. Добрались до нашего дома. Мама первые дни даже говорить не могла. Перед глазами стояли взрывы – убитые дети, раненые… А у меня 23 июня – последний экзамен, и я пошла сдавать. И тут налетели немецкие самолеты. Это была самая мощная бомбежка Минска: вокзал бомбили, центр, нашу улицу Кирова. Мама от страха за меня снова чуть не сошла с ума. Я же ушла в университет, а вокруг все грохочет и полыхает. Светопреставление! Чудом вернулась домой.
Но самое главное - нам удалось сесть в кузов военного грузовика вместе с другими беженцами. Добрались до Смоленска, а оттуда по можайскому шоссе – до Москвы. Там у нас было много знакомых. Повидались, сели на саратовский поезд и поехали к бабушке в Петровск. Вот там нас в конце июля и арестовали. На маму был ордер, а на меня нет. Но поскольку я носила фамилию отца, меня тоже арестовали. Сестре было 13 лет, ее не тронули. Забрали все фотографии даже у моей бабушки Екатерины Ивановны. Мы с мамой стали СОЭ – социально опасными элементами. Была бы я замужем, носила другую фамилию, меня бы не арестовали. Но папа так хотел, чтобы я закончила университет…
Нас с мамой отвезли в саратовскую тюрьму, сначала мы были вместе, потом нас разъединили, сказали, что вместе родственников содержать не положено. Но начальник местного НКВД знал о папе в его лучшие времена. Похоже, он все понимал и потому снова объединил нас с мамой.
На допросе сказала ему: «Я не верю, что мой папа изменник Родины!». Он усмехнулся: «Измена – понятие растяжимое».
Собственно, статьи «измена Родине» и не было, папе инкриминировали чисто военную вину, что-то вроде «потеря управления» или что-то в этом роде. За то, что он отступил от границы… Так вся страна отступилась от границы. В начале июля 1941 года мы получили от него единственное письмо. Он писал: «Лида, береги детей! Война, видимо, будет продолжительной и очень суровой».
Через какое-то время нас перевели из следственного изолятора НКВД в обычную городскую тюрьму. В общей камере 4 койки на 11 человек и посередине топчан. Тут были люди, эвакуированные из московской Бутырской тюрьмы. На них страшно было смотреть: ведь их допрашивали с пристрастием. С нами сидела жена генерала Понеделина, командующего 12-й армией на юго-западном направлении.
Через два месяца нас с мамой снова разъединили: ее отправили в Сибирь, в лагерь под Нижним Тагилом, а меня повезли в Казахстан, в печально знаменитый Карлаг – под Карагандой.
Карлаг… Какое зловещее слово, будто черная ворона прокаркала – Карлаг. На всю жизнь прокаркала…
Нина Коробкова сидела в Карлаге в одни и те же годы, что и Анна Тимирева, гражданская жена адмирала Колчака. Даже освобождались в один и тот же год – 1946-й. Правда, сроки были разные – у Тимиревой семь лет, у Коробковой – пять.
Анна Васильевна, арестованная в очередной раз, написала в Карлаге целый цикл стихов «Черная страна». Вот одна ее зарисовка:

И степь кругом, и сопки синие,
И снеговые облака…
Барак, затерянный в пустыне,
Блатные песни и тоска.


В архипелаге ГУЛАГа Карлаг был сам преизрядным архипелагом: его «острова» были разбросаны вокруг главной усадьбы в Долинке на десятки верст. У Карлага была сельскохозяйственная специализация: здесь, как в огромном колхозе, заключенные выращивали зерновые, пасли скот (как раз чабаном и работала Анна Тимирева), работали на овощных плантациях и бахчах. Труд под палящим степным солнцем был каторжный.

А ночь темна, как глубь бездонная,
И в сердце острие копья…
Лежат на нарах люди сонные
Под грудой грязного тряпья.


Под грудой грязного тряпья лежал в Карлаге цвет советской сельскохозяйственной науки.
- Профессура сидела. – Вспоминает Нина Александровна, - из лучших сельхозвузов страны. Были тут академик Андреева, академик Оболенский, академик Казанский… Состав был такой, что любой вуз позавидует. Мне повезло – направили в Учебный комбинат. Там и завершила свое образование. Получила специальность «техник по защите растений». Работала с ядохимикатами и гербицидами.
Сидела вместе со мной и дочь расстрелянного летчика Смушкевича, которого папа очень уважал. Жена комкора Гамарника помогла мне перевестись на овощной участок.
Там был пункт поддержки: доходягам давали винегрет и обрат – снятое молоко. Но голодно все равно было. Мечтала о вареной картошке! Варить ее запрещалось, вся картошка шла на фронт. Продукт стратегического назначения. Но не возбранялось есть ее сырой – много не съешь. Нам полагалась только капуста. Я тайком таскала в барак по одной маленькой картошинке. Когда набрался котелок, стали с подругой варить. Но тут пришла надзирательница, пнула котелок ногой да еще раскричалась.
Маме в Нижнем Тагиле пришлось еще хуже – они строили блюминг. Там травку сорвать – за счастье почитали. Вокруг – голая земля, грунт, ни росточка. Все съедено голодными зэками.
В Карлаге Нина встретила своего суженого - Владимира Даниловича Калитовского. Он был профессиональным агрономом с большим стажем, сидел за «антисоветскую агитацию». Лагерные писари фамилию мужа исказили: вместо Калитовского вписали производное от «коллектива» - Колектиевский.
- Владимир Данилович превосходил меня годами и опытом, его назначили старшим агрономом, а я работал при нем. В Долинке был хороший клуб НКВД. Обслуживали заключенные. Знаменитости выступали. Врачи высокой квалификации, почти что кремлевской…
Освободились они с мужем в 1946 году и до пенсии проработали в животноводческо-зерновом совхозе МВД «Путь Ильича», который производил продукты для нужд Карлага. Правда, потом, в годы оттепели, нас перевели в общую систему Минсельхоза. Через пять лет приехала в Караганду, отбыв свой срок, мама. В Москве, конечно, ее не прописали. Мне к тому времени дали комнатку, поскольку я работала по вольному найму в Карлаге.
Муж вышел на пенсию, и мы все равно остались в совхозе. У нас пасека своя была, коровку держали. Так и жили. Хорошо жили. Мама – Лидия Михайловна – умерла в 1986 году в Караганде. Там же и похоронена.
Совсем недавно о Нине Александровне стали писать местные газеты. И хотя журналисты поторопились объявить, что дочь безвинно казненного генерала уже все простила, но я-то вижу, по тону голоса слышу – нет, не простила, да разве можно такое простить?! Простить безвинно расстрелянного отца, искалеченные судьбы свою и матери, младшей сестры? Палачей давно уже нет на этом свете. А она – живет. Пусть полуслепая, но живет и все помнит… Нине Коробковой «черная страна» - Караганда – досталась с младых лет и до скончания века, Казахстан стал ей второй родиной…
Младшую дочь опального генерала хотели забрать в спецдетдом, но бабушка не отдала. Сузанна уехала к тетке в Одессу. Ее звали Ирина, брат-генерал помогал ей по жизни. Но и в Одессе девочке с опальной фамилией Коробкова оставаться было небезопасно. Тогда Сузанна уехала в неведомый и далекий Самарканд, где никому не было до нее дела, и там закончила институт советской торговли. А оттуда – по распределению – на Сахалин. Попробуй, найди!
Вышла замуж за военного летчика. Но бдительные кадровики вскоре его предупредили: ты женат на дочери репрессированного генерала. Или жена, или карьера. Он выбрал карьеру. Забрал сына и уехал в другой гарнизон.
Такая вот советская «Санта-Барбара». Железным посохом прошлась судьба отца и по судьбе младшей дочери… Но она, как учил отец, не сдавалась. Уехала во Владивосток, вышла замуж за гражданского моряка Петра Фуникова. Родила дочь Марину. Дочь окончила архитектурно-строительный институт.
Сейчас Сузанна Александровна живет во Владивостоке вместе с дочерью. На дальний Восток мне вылететь не удалось, билет оказался не по карману. Поговорили с Сузанной по телефону.
- Папа очень хотел, чтобы я была конструктором по вооружению. Я даже поступила сначала в политех, но потом поняла, что работать по специальности мне не дадут, и поступила в институт торговли. На Сахалине работала в Холмске, замдиректора оптовой базы…
Папа был очень дружен с генералом Карбышевым. Он сам мечтал быть инженером, но судьба распорядилась иначе. Карбышев должен был приехать к нам в гости, в Кобрин, 22 июня.
Мы с мамой очень готовились к приему такого замечательного человека, меня наставляли быть хорошей девочкой. Но Карбышев не приехал – началась война...
Однако вернемся в Караганду. Нина Александровна, пожаловавшись на нездоровье и хроническую бессонницу, продолжала свой рассказ:
- Свидетельство о смерти папы я получила 23 сентября 1942 года в Карлаге. Потом, после освобождения, когда я была у Сандалова в Москве, он сказал, что если папа дожил до какого-то числа, то его могли выпустить на фронт с понижением. Я очень на это надеялась и до конца верила, что такого человека, как мой папа, расстрелять не могли. Нас с мамой реабилитировали раньше, чем папу. Жили мы здесь более, чем скромно. К нашим пенсиям мы получали за реабилитацию по 50 рублей.
А теперь мне доплачивают по 1000 казахстанских теньге, это 20 российских рублей в месяц... Единственное, что вернули из папиных вещей и наград – это медаль «ХХ лет РККА». Фотографии жалко, все сгинули, за исключением одной.
И Нина Александровна нашарила, нащупала ее рукой в папке. Знала ее по фактуре фотобумаги. На пожелтевшем снимке Александр Коробков в парадном френче с комриговским ромбиком в петлицах снялся с приятелем на фоне моря и гор Симеиза.
Пока мы беседовали, вернулся с работы сын Нины Александровны, а значит, внук генерала Коробкова – Володя, Владимир Данилович Колектиевский. Познакомились и с ним. Держался он настороженно и замкнуто. В глазах – неверие в то, что судьба деда может просветлеть…
Жаль, не успел узнать генерал Коробков о своем младшем внуке Владимире, которого военная судьба тоже направила в бывшую полосу его армии – в Новогрудок, под деревню Генюши. Владимир служил сержантом в ракетных войсках стратегического назначения, в роте электрозаграждения и минирования позиций. Проявил себя и как хороший отделенный командир, и как активный рационализатор. Командиры были в целом довольны, но на «губе» сидел часто за острый язык, за вспыльчивость. Никто из них не знал, что имеет дело с внуком командарма-4.
Сегодня Владимир Колектиевский работает в телевизионной мастерской. Детей у него, к сожалению, нет. Нина Александровна пережила еще один страшный удар судьбы: старший ее сын Саша, названный в честь деда, утонул на водохранилище. Прыгал в воду с вышки и неудачно… К сожалению, нет детей и дочери Сузанны – Марины. По всей, вероятности род генерала Коробкова пресекся…
* * *
Именно дочери ходатайствовали за отца перед Комиссией по реабилитации жертв внесудебных расправ. В этой Комиссии работал К. Ворошилов, который сказал свое веское слово в защиту командарма 4-й армии. Много сил и душевной энергии положил на это благое дело и генерал-полковник Леонид Михайлович Сандалов. Пройдя всю войну с блестящими аттестациями, как, собственно мог закончить ее и Александр Коробков, он, уже в мирное время, попал в авиакатастрофу. Остаток жизни провел в инвалидном кресле. Но не сдался на милость врачей и судьбы, ездил в архивы, собирал материалы для книги.
Формально генерал Коробков был реабилитирован Главной военной прокуратурой в 1957 году.
Своей реабилитацией в военной истории и общественном мнении Коробков обязан начальнику штаба своей армии – генералу Сандалову. Именно он первым описал на доступном пределе правды действия 4-й армии Коробкова в 1941-м.
«Дорогая, многострадальная Лидия Михайловна! – писал Леонид Михайлович в конце 50-х годов вдове своего командарма. – Я очень рад, что разыскал Вас!..
Я и в войну и после войны писал хорошие отзывы в отношении Вашего мужа и посылал их. И только после смерти Сталина, Главная Военная прокуратура прислала ко мне своего представителя для составления документов на реабилитацию. Конечно, не я основную роль сыграл в реабилитации невинного храброго Коробкова, но и моя доля в этом есть.
Мне хотелось бы увидеть Вас и Вашу дочь в Москве. Мы были бы очень рады принять вас у себя, принять, как родственников. Вы нас ничуть не стесните… Я в результате воздушной катастрофы стал калекой, передвигаюсь только в кресле-коляске. Жена прихварывает, но еще скрипит. Дочь Таня учится на 4 курсе Бауманского института (ей 20 лет). Мать жены, старуха свыше 80 лет, передвигается на костылях. Живем в большой квартире, адрес Вы знаете..
Еще раз шлю Вам привет! Жду либо Вас самих в гости, либо Ваше письмо».
Летом 1956 года генерал-полковник Л. Сандалов отправил на имя генерала армии В.В. Курасова письмо, в котором назвал все вещи своими именами:
«Почему был арестован и предан суду именно командующий 4А Коробков, армия которого, хотя и понесла громадные потери, но все же продолжала существовать и не теряла связи со штабом Западного фронта? К концу июня 1941 года был предназначен по разверстке для предания суду от Западного фронта один командарм, а налицо был только командарм-4. Командующие 3-й и 10-й армиями находились в эти дни неизвестно где и с ними связи не было. Это и определило судьбу Коробкова. В лице генерала Коробкова мы потеряли тогда хорошего командарма, который, я полагаю, стал бы впоследствии в шеренгу лучших командармов Красной армии. Генерала Коробкова реабилитировать следует в первую очередь».
Генералы сорок первого года… Кому грудь в крестах, кому голова в кустах, кому колючая проволока, а кому расстрельная пуля…
За годы Великой Отечественной войны в немецком плену оказались 83 генерала Красной армии. Из них 26 человек погибли по разным причинам: расстреляны, убиты лагерной охраной, умерли от болезней. Остальные после Победы были депортированы в Советский Союз. Из них 32 человека репрессированы и за "неправильное" поведение в плену 8 генералов приговорены к различным срокам заключения. Оставшихся 25 человек после более чем полугодовой проверки оправдали, но затем постепенно уволили в запас.
Если бы я был скульптором, я бы поставил памятник генералам 41-го года в виде черного куста, каким встает выброшенная бомбой земля, а в нем – по четырем сторонам света - четыре судьбы, четыре генерала, накрытые этим взрывом: Коробков, Карбышев, Лукин, которому посчастливилось вернуться домой из плена живым, и Кузнецов, командующий 3-й армии, которая, несмотря на трагедию 41-го года с боями дошла до Берлина и штурмовала рейхстаг.

Москва-Брест-Караганда
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Ср Июн 23, 2010 9:27 am

http://forum-msk.org/material/society/3453275.html ФОРУМ.мск 23.06.2010
Евгений Ихлов Почему Сталин не готовился отступать
Вот уже полвека постоянной темой советских историков и публицистов является установление вины руководства СССР и, прежде всего, лично Сталина за летние поражения Красной Армии в 1941 году. Кроме тезисов о неготовности и «внезапности нападения» от которых современные школы историков-ревизионистов не оставили и камня на камне, в обороте активно присутствует и тезис о в корне ошибочной стратегии, исходящей из наступательной доктрины Красной Армии. Для всех, способных к тонкому анализу, было очевидно - в борьбе с Гитлером оптимальным было постепенное отступление вглубь страны с опорой на многоэшелонированную оборону. Об этом лишний раз напомнила «Новая газета», процитировав дневники Трифонова-отца http://www.novayagazeta.ru/data/2010/gulag07/00.html
Жизнь, как известно, полностью подтвердила правоту «оборонительного сценария». И промышленность удалось достаточно эффективно эвакуировать (а можно было и заранее развивать преимущественно на Урале), и первые победы Красной Армии удались лишь тогда, когда передовые части вермахта слишком оторвались от основной массы армии вторжения, бесконечно растянулись линии снабжения.
Отметим, что неизбежность войны СССР с объединенными силами капиталистических держав было основой не только военного планирования, но и вообще советской историософии. Битва Красной армии с армиями гипотетической Антанты-II (Германия+Польша+Франция+Великобритания, не говоря уже о Румынии, Финляндии и Японии) мыслилась как некий коммунистический Армагеддон, после которого должно было наступить «тысячелетнее царство социализма».
Такое видение будущего не только требовало тотальной мобилизации, централизации и милитаризации экономики*, но и соответствующей сугубо оборонительной военной доктрины, хорошо апробированной не только хрестоматийными примерами кутузовской стратегии, но и живым опытом Гражданской войны, когда Красная Армия дала возможность контингентам Антанты-I глубоко вклиниться на территорию бывшей Российской империи, а затем, используя комбинацию ударов на фронтах, партизанской и подпольной борьбы, а также разжигание просоветского движения на Западе, выдавила интервентов.
Вместо этого «единственно рационального» плана, вместо поэтапного перевода военного производства на Волгу и Урал, вместо интенсивного строительства укреплений на восточном берегу Днепра, на Дону и в Дальнем Подмосковье, сталинское руководство, как известно, строит новые укрепрайоны и аэродромы у самой кромки демаркационной линии с Третьим Рейхом, а сталинские маршалы сочиняют сугубо наступательные планы ведения кампании***
Как известно, 22 июня 1941 года все эти планы похоронило, а наступающие части вермахта прошли новые грандиозные оборонительные сооружения «линии Молотова», даже не заметив их.
Что же произошло, какое затмение нашло на «кремлёвского горца» и его окружение, которое, кстати, было совсем не раболепно, и даже, особенно военные, было готово спорить?
Учтем еще два немаловажных фактора - после Польской, а особенно после Западноевропейской кампаний вермахта, у сталинского руководства было точное и абсолютно адекватное представление о тактике, стратегии и возможностях вермахта. Одновременно, опыт войны с Финляндией не оставлял никаких надежд на возможность Красной Армии одним ударом сокрушить сопоставимую по численности и оснащению современную европейскую армию.
Год, прошедший после падения Парижа, можно было с пользой истратить на постепенную эвакуацию военной промышленности и строительство тысяч километров траншей и противотанковых рвов. Причем, это не оказывало бы никакого провоцирующего воздействия на союзный Третий Рейх - страна, лихорадочно создающая трудоармии для рытья окопов в сотнях километров от границы, явно непохожа на готовящуюся к агрессии... Однако в реальности, дело шло как раз наоборот - весной 1941 года десятки советских дивизий тайно выдвигались к самой демаркационной линии, что было известно в Берлине и упоминалось в «Меморандуме Риббентропа», объясняющем причины разрыва Великогерманией**** «Пакта о ненападении».
Неужели, советское руководство так уж стремилось любой ценой отстоять восточнопольское и прибалтийское предполье, захваченное им в сентябре 1939 и июне 1940 года, причем, именно в качестве стратегического предполья?
Мне кажется, что загадку парадоксального поведения Сталина объясняет еще одна июньская годовщина - 70-летие знаменитого выступления в Лондоне генерала де Голля, призвавшего французов не соблюдать перемирие, заключенное с Третьим Рейхом, и создавшего «Комитет Свободная Франция» http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5_%D0%93%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D1%8C
Надо отметить, что Вторая Мировая война сопровождалось еще несколькими гражданскими войнами между силами, поддержавшими Третий Рейх и их противниками. Это были гражданские войны на оккупированной территории СССР, на территории Франции, Югославии, Северной Италии и Греции. В Югославии эта война приняла характер многосторонней гражданской и межнациональной войны (с партизанами Тито воевали не только прогитлеровские хорватские фашисты-усташи, но и антигитлеровские сербские монархисты-четники, в свою очередь, воевавшие с хорватами и боснийцами). Схожие было в Восточной Польше и Западной Украине, где антигерманские националистические польские и украинские отряды вели страшную этническую резню.
В Греции партизаны-коммунисты попытались силой не допустить возвращение на английских штыках монархии. Во Франции силы «консервативной революции» (правительство Виши) воспользовались падением Третьей Республики и оккупацией урбанизированного индустриального севера страны, для создания фашизоидного режима на патриархальном крестьянском юге. Фактически Гитлер стал для Франции «внешним Франко». Поэтому французское движение «Сопротивление» было и антиоккупационным, и «республиканским» (в испанском смысле). Тоже было и на Севере Италии, после падения Муссолини и нацистской оккупации страны в 1943 году.
О многомиллионном коллаборационизме в оккупированной части ССР написаны не тома - библиотеки: с Советской армией сражались и национальные формирования, движимые и антибольшевизмом, и антиимперским сепаратизмом, и русские - охваченные антибольшевизмом.
Важно обратить внимание на то, что если в Западной Европе сильный лидер появлялся как вождь движения против оккупации и коллаборационизма, то в СССР, напротив, Власов появился именно как прогерманский деятель. Это совершенно уникальный случай в истории II Мировой войны - фактически коллаборационистское восстание.
Как известно, Третий Рейх открыто объявил войну на уничтожение трем народам (евреям, полякам и цыганам) и одной державе - Россия. Среди обреченных народов нацисты даже не искали союзников (эпизодические коллаборации не в счет). Всем остальным было предоставлена возможность создания «суверенной» либо автономной этнонациональной государственности, построенной на принципах ксенофобии, клерикализма и авторитаризма.
Насчет русского народа планов уничтожения не было (рекомендации чиновников розенберговского ведомства поощрять в России этнический и региональный сепаратизм, невежество, лень, пьянство и контрацепцию к планам геноцида отнести трудно).
Гитлер был по-своему мудр. Он видел Рейх преемником Рима и хотел избежать ошибок, приведших к так вкусно расписанным западным историкам «закату и краху Империи». Он не хотел сделать русских нацистами, ибо опыт римских отношений с покоренными и ассимилированными германцами и сирийцами показал ему, что в совсем недолгой исторической перспективе это означает появления воцарения в Берлине русских рейхсмаршалов, а потом русского рейхсфюрера, а то и русского рейхсканцлера. Он не хотел и полного распада русской государственности, потому что предвидел стремительное разложение победителей, превратившихся в изнеженных патрициев, окруженных рабами - славянами и славянками...
Гитлер хотел:
а) ликвидации коммунистической империи Сталина;
б) уничтожения высокой русской культуры и абортирования потенциальной русской националистической великой державы (тайна, которую власовское руководство, по понятным причинам, тщательно скрывало от своих сторонников);
в) вечной тлеющей войны между Рейхом и русскими отрядами из Заволжья, Урала и Сибири - для поддержания тонуса среди истинно-арийских воинов.
Некая возрожденная Римская Империя - в центре Держава, затем - колонии, затем федераты (союзные племена), затем - Вал с крепостями, вдоль которого идет вечная война с варварами.
Так вот, Сталин страшно боялся появления русского Антидеголля - вождя, который, опираясь на население оккупированных советских территорий, создаст антитезу его режиму - некий русский франкизм. Поэтому он категорически отказался от любых военных планов, предусматривающих сравнительно длительную оккупацию врагом целых исторических областей, а тем более республик СССР.
В отличие от сегодняшних апологетов Сталина, сочиняющих мифы о всенародной любви к нему и к большевизму, он сам отлично знал, как относиться к нему население, испытавшее и террор, и коллективизацию, и всесоюзный голодомор. Массовое вступление пленных красноармейцев в полицаи и «хиви» (добровольные помощники вермахта), встреча наступающих колонн вермахта цветами и крестными знамениями (вплоть до Подмосковья), нападения националистов на отступающие части Красной Армии в Литве и в Галиции - всё это, полагаю, Сталина не удивило.
Не надо забывать, что Сталин играл существенную роль в Гражданской войне 1918-22 годов, а потом организовал подавление восстаний в Средней Азии и на Северном Кавказе.
Его просчет был в том, что он думал, что раз вермахтом руководят ученики и соратники Гинденбурга и Людендорфа, то и планировать свою стратегию они будут исходя из опыта кайзеровских полководцев. Вспомним, события 1915-18 годов: немедленное установление на занятой территории Польши, Украины, Балтии, Закавказья прогерманских и протурецких формально суверенных консервативных националистических режимов, при одновременной поддержке большевиков - самой радикальной антивоенной политической группы. В Киеве появился гетман Скоропадский, австрийцы создавали антироссийское польское формирование... В Западной Европе началось вроде похоже: Квислинг - для Норвегии, Петэн - для Франции. В Италии, Венгрии и Румынии - и так свои люди...
Если бы вместо визионера Гитлера, провидящего тысячелетний рейх, Великогерманией руководили бы рациональные ветераны I Мировой, то, скажем в ответ на знаменитое сталинское выступление 3 июля «Братья и сестры... к вам обращаюсь я, друзья мои» http://www.hrono.ru/dokum/194_dok/19410703stln.php, через пару дней в оккупированном Смоленске было бы опубликовано некое Обращение Русского Национального правительства. Со вполне ожидаемым содержанием: иудобольшевицкий режим низложен, колхозная система ликвидируется, прекращается гонения на церковь и на свободную культурную и научную жизнь, разрешается частная торговля и печать, все политические репрессированные получают свободу и равенство в правах, российские народности обретают самостоятельность, достаточную для полноценного развития их культурной и хозяйственной жизни, лояльные евреи могут не опасаться за свою безопасность и получат возможность выехать в Палестину (как только оттуда германские союзники выгонят английских колонизаторов)... Солдаты и командиры, обманутые сталинами и мехлисами, переходите на сторону патриотов, вставайте под истинно-русский трехцветный флаг...
Дальше могла быть тактическая развилка - либо в сентябре Русское Национальное правительство переезжает в Киев, а столицей суверенной Украины остается Львов, либо все-таки принимается решение о создании Большой прогерманской Украины, и в Киеве провозглашается восстановление Соборной Украинской державы.
Недостатка в пленных генералах и офицеров для новой Русской Национальной армии, а также управленцев и идеологов (с учетом огромного резерва в эмиграции) для прогерманской администрации бы не было. Дальнейшее понятно: распад Красной армии (есть куда бежать и понятно будущее «под германцем») и вход в Москву уже не Гудериана, но новых русских «национальных» частей http://www.hrono.ru/dokum/lukin411214.html
Как известно, руководство вермахта многократно предлагало Берлину красивый (французский) вариант завершения блицкрига путём привлечения на свою сторону антибольшевистских сил. Это мгновенно превратило бы план «Барбароссу» из многократно осмеянного за прожектерство в признанный шедевр военной мысли. Однако, партийное руководство исходило из расовых и мистических теорий.
Но реалист Сталин, за несколько дней перешедший от союза с Гитлером к заигрыванию с международными еврейскими организациями, на такой «догматизм» не смел и рассчитывать. Поэтому он планировал наступать прямо с линии новой границы - понимал, что каждый потерянный им район - ресурс Гитлера. У солдата, идущего во встречное наступление, куда меньше соблазна сдаться в плен или дезертировать, чем у бесконечно отступающего под рефрен нескончаемых воплей: окружили, командиры нас бросили... И хотя жизнь немедленно показала тактическую ошибочность Сталина, безумная политика нацистов на оккупированных территориях и в отношении пленных действительно превратила почти проигранную войну Сталиным большевистско-нацистскую войну в победоносную Великую Отечественную, а 22 июня, которое могло бы показать, что СССР поистине «колосс на глиняных ногах», стало началом длинной и немыслимо кровавой дороги, в конце которой режим, повально ненавидимый населением, превратился в фундамент современной русской национальной идентичности.
--------------------------------------------------------------------------------
* Коллективизация была начата уже через месяц после краха нью-йоркского фондового рынка в конце октября 1929, а согласно тогдашней «катастрофической» советской идеологической доктрине мировой кризис капитализма обязательно вел к новой мировой войне.

** «Линией Сталина» на Западе называли мощнейшие укрепления на старой советско-польской границы, которые по разным данным, были в 1940-41 годах частично демонтированы, а частично разоружены и законсервированы.

***В контексте уже произошедших событий эти планы смешны - лихой прорыв позиций победителей французов и англичан, занятие южной Польши, затем - резкий поворот на север, стремительный выход по германским тылам к Балтике и старушка Европа встречает своих освободителей: товарищей Абакумова, Берия, Кобулова, Меркулова, Серова - кто там у нас еще проходит по «катынскому делу», как «превысившие должностные полномочия»?

**** Автор принципиально использует только официальные гитлеровские наименования страны, поскольку Великая Германия - это не только собственно Германия, но Германия + Австрия + Судеты + Данциг и Мемель, население которых в своей большинстве поддержало Гитлера, и следовательно, должны разделить с собственно германским населением всю моральную ответственность за это, но и является новым политико-идеологическим образованием, которое так же соотносится с исторической Германией, как СССР с исторической Российской империей.


Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Чт Июн 24, 2010 6:26 am

http://video.mail.ru/mail/veles113/97/257.html?liked=1
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Пт Июн 25, 2010 1:21 am

http://wolfschanze.livejournal.com/870584.html
wolfschanze @ 2010-06-19 16:18:00
Метки данной записи: история
Докладная записка ОО НКВД Дф в УОО НКВД СССР о реагировании военнослужащих на введение новых знаков
19 января 1943 г.
Зам. народного комиссара внутренних дел Союза ССР
комиссару государственной безопасности 3 ранга
тов. Абакумову

Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР «О введении новых знаков различия для личного состава Красной Армии» встречен личным составом частей Донского фронта с большим одобрением.
Основная масса командно-начальствующего и рядового состава оценила введение новой формы и знаков различия, как важное мероприятие правительства. Так, например.
Начальник 2-го отдела управления связи штаба фронта подполковник Болотин, в кругу командного состава, сказал:
Цитата :
«...Указ Президиума Верховного Совета о введении погонов подымет авторитет и роль командного состава. Теперь будут все соблюдать честь русского военного мундира. Вот возьмите в 1941 году, когда ЮЗФ попал в окружение. Все начали переодеваться в гражданскую одежду, бросая обмундирование. Этого никто не сделает сейчас, т.к. будут соблюдать честь мундира, уважать командный состав и каждый командир будет дорожить своей честью...».
Зам. командующего автобронетанковыми войсками Донского фронта генерал-майор Орел заявил:
Цитата :
«...Введение погонов для личного состава еще больше укрепит дисциплину и подымет авторитет командного состава в Красной Армии...».
Начальник оперативного отдела АБТУ подполковник Шавров высказал:
Цитата :
«...Введение погонов говорит об усилении мощи Красной Армии. Это показывает, что страна имеет экономическую базу для проведения такого большого мероприятия...».
Ст. лейтенант батальона охраны штаба фронта Богомолов, в присутствии командиров, обсуждая вопрос о введении новых знаков различия в Красной Армии, сказал:
Цитата :
«...Введение новых знаков различия — погонов, великое дело по укреплению дисциплины в рядах Красной Армии. Новая форма придаст еще более воинственный вид. Она напоминает о наших предках — русских полководцах-победителях Суворове и Кутузове. Каждый воин еще лучше будет вести борьбу за честь своего мундира...».

Однако, наряду с этим, через агентуру выявлены случаи отрицательных реагирований и антисоветских высказываний со стороны отдельных командиров и красноармейцев. Так, например.
Ст.пом.нач. отдела устройства оперативного тыла 21 армии майор Любомудров, обсуждая вопрос о введении знаков различия, сказал:
Цитата :
«...Погоны это международное отличие комсостава нашей армии. Введение погонов в армии имеет определенный смысл международного характера, т.к. мы находимся в союзе с Англией и Америкой, против общего врага — фашистской Германии. Америка предложила нам привести в порядок офицерский состав, т.е. командиров Красной Армии...».
Начальник отдела укомплектования штаба фронта интендант 1-го ранга Сосенков 6.1.43 г., в личной беседе с комендантом штаба фронта полковником Якимович, заявил:
Цитата :
«...Я на это дело смотрю безразлично и нисколько не думаю реагировать. Мне кажется, что вся эта затеянная история в первое время может совершенно скомкаться и авторитет командира не будет поднят, т.к. это мероприятие соответствующе не обеспечено.
Для обмундирования, командиру, начиная от майора и выше, красноармейца не дают, как раньше давали денщика. Командир в чине полковника должен сам, как верблюд, нагрузить себя и стоять в очереди, когда ему нужно куда-нибудь ехать...
За наличный расчет дополнительно обмундирование не отпускают, и он по-прежнему будет ходить в заплатах, отсюда весь его авторитет исходит...»
.Начальник оперативного отдела артуправления 64-й армии подполковник Сапфиров, в беседе с начальником ОК майором Павликом о новых знаках различия, заявил:
Цитата :
«...Теперь упрекать старых (царских) офицеров не в чем и отношение к ним изменится, т.к. сейчас все будут офицерами. Только почему-то не прибавили слово «господин»...».
Выслушав это, майор Павлик добавил:
Цитата :
«...Мне непонятно, чем вызвано введение погонов. Видимо, это все-таки сделано под давлением Англии и Америки или может быть для того, чтобы поднять авторитет Красной Армии, т.к. многие народы, как украинцы и белорусы, перестали любить и доверять ей...».
Инженер отдела связи 24 армии Белкин, беседуя о новых погонах, сказал:
Цитата :
«...Мне просто непонятно, почему решили вводить погоны. Было время, когда мы их ненавидели, а теперь решили по образцу старой армии надеть их. Многие не понимают того, что старый офицер русской армии был культурнейший человек, а наши — это просто срамота. Возьмите нашего капитана полка связи. Куда ему эти погоны. Если бы меня уволили из армии, это было бы дороже погонов...».
Техник узла связи той же армии Герхенгорн, поддерживая высказанное Белкиным, заявил:
Цитата :
«...Можно без ошибки сказать, что это дело пустое. Многие погонов не хотят. Жаль, что многие будут опошлять их. Куда надеть погоны нашему командиру, когда он ходит рваный, грязный. Одними погонами авторитет не поднимешь...».
Начальник отдела устройства оперативного тыла 24 армии полковник Сорокин, при обсуждении вопроса о введении погонов и поднятия авторитета комсостава в связи с этим, сказал:
Цитата :
«...Скоро нарядят всех и будем красоваться. По форме это хорошо, а по содержанию оно не будет иметь той силы, на что рассчитывают сейчас. Наш командир не имеет авторитета, как в старой армии. Поэтому этот шаг бессмыслен. Сколько мы уже меняли эту форму, знаки, а дело идет по-старому...».
Начальник штаба 91 танковой бригады подполковник Ефимов, в разговоре с командиром бригады Якубовским о новой форме и знаках различия, сказал:
Цитата :
«...Я никаких аксельбантов одевать не буду и носить их не собираюсь...».
Красноармеец отдельного пульбатальона 169 СД Ковалев в группе красноармейцев заявил:
Цитата :
«...25 лет боролись против золотопогонников, кричали долой золотопогонников, а теперь снова начинают вводить погоны и возвращаемся к старому...».
Красноармеец саперного взвода 36 ГСД Павлушин, в беседе с бойцами о введении погонов, сказал:
Цитата :
«...Англия и Америка предложили Советскому Союзу открыть церкви, ввести погоны и эти мероприятия проводятся в жизнь...».
Сержант-радист 90 радиобатальона Панасенко В.П., 1922 года рождения, член ВЛКСМ, образование среднее, в беседе с группой радистов, по вопросу введения новых знаков различия, расценив это как начало изменений в государственном строе и заявил:
Цитата :
«...После войны в нашей стране произойдут большие изменения. Я думаю, что у нас государственный строй будет таким же, как в Англии и Америке, потому что Советская страна среди капиталистических стран одна существовать не сможет...».
Мл. воентехник 437 отдельного радиодивизиона Рождественский А.В., 1916 г. рождения, беспартийный, в присутствии красноармейцев говорил:
Цитата :
«...У меня еще раньше было отвращение к погонам, а теперь обратно возвращается старое, опять будем носить погоны. Я к этому питаю отвращение. Но если будет приказ, то придется все же носить погоны...».
Красноармеец 657ЛАП, 204 СД Нечаев К.С., 1910 г. рождения, после ознакомления с Указом Президиума Верховного Совета, 6.1.43 г. в группе бойцов и мл. командиров говорил:
Цитата :
«...Наше правительство Красную Армию хочет сделать армией капиталистической. Погоны ведут Красную Армию на путь буржуазной армии...».
Нечаев взят на учет и разрабатывается.Ст. сержант этой же дивизии Волков 6.1.43 г. заявил:
Цитата :
«...25 лет при советской власти мы боролись против старых порядков, а сейчас вводят опять погоны. Наверное скоро введут и старост, как были раньше, а потом помещиков и капиталистов...».
Волков состоит на учете и разрабатывается.
Пом. командира роты по политчасти заградбаталmjна 23 СД политрук Балакирев, в присутствии группы своих подчиненных бойцов, высказал:
Цитата :
«...Опять хотят сделать старый строй и фашистскую армию, т.к. погоны носят фашисты. Вот скоро нацепят погоны и будешь вечным солдатом...».
Балакирев взят на учет.
Красноармеец 716 СП, 204 СД Игнатов, в беседе с бойцами, заявил:
Цитата :
«...А может быть с введением погонов вскоре на них вскочит и орел.
В старой армии были два офицера, которые пили и ели с одной чашки. Когда пришла пора, то один из них пошел по старому пути, а другой пошел к солдатам и запел — «вставай подымайся рабочий народ». Среди нашего правительства и командования может быть такой же случай...».
Игнатов состоит на учете и разрабатывается. Факты а/с агитации документируются.
Красноармеец 730 СП этой же дивизии Потапов, 11.1.43 года в беседе с одним из красноармейцев, сказал:
Цитата :
«...Мы катимся назад к старому строю. Военную форму берем у буржуев, с которыми я боролся в гражданскую войну. Авторитет комсостав приобретает себе не формой, а умением воевать и справедливостью к своим бойцам...».
Ст. сержант погранвойск НКВД фронта Коршунов, среди бойцов пограничников своего отделения, в беседе о погонах высказал:
Цитата :
«...Какая разница в знаках различия, что кубики сейчас носят средние командиры, что потом будут носить погоны. Это, вероятно, вводят для того, чтобы укрепить дисциплину. Хотя и сейчас если нужно, то укрепляют ее всеми мерами, вплоть до рукоприкладства, а тогда, вероятно, совсем это введут, как меру воспитания...».
Коршунов состоит на учете и разрабатывается.
Ст. сержант Пелипко, 218АЗСП, 65 армии, в беседе с красноармейцами заявил:
Цитата :
«...Я раньше служил в царской армии унтер-офицером. Откровенно говоря, в царской армии служить было лучше. Там можно было выпить, находясь при исполнении служебных обязанностей, а сейчас если выпьешь, то отдадут под суд. Ладно, что в Красной Армии скоро будут новые порядки — обратно вводят погоны, а это значит, что коммунистам крышка. Вот уже открыли церкви и жизнь начнется по-старому...».
Пелипко состоит на учете и разрабатывается.
Об изложенном мною проинформирован Военный совет фронта.
Казакевич
ЦА ФСБ РФ, ф. 14, on. 4, д. 913, л. 151-153 об.
(подлинник)

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталин и война   Вт Июл 13, 2010 6:35 am

http://d-pankratov.ru/2010/03/12/sobaki-v-velikoj-otechestvennoj-vojne/
Собаки в Великой Отечественной войне
...........................................
Джульбарс на сталинской шинели
В первые послевоенные годы на зданиях многих городов Украины можно было встретить надпись: «Проверено, мин нет!» и под ними — фамилии сержантов и офицеров, чьи подразделения проводили разминирование. Оставлять подобные указатели было правилом для саперных частей.
Таким же образом поступали и бойцы, работающие с собаками-миноискателями. И делали они это, надо сказать, с особой гордостью, будучи твердо уверенными, что те участки и объекты, которые были проверены собаками, гарантировали полную безопасность.Среди четвероногих миноискателей были и свои лидеры, чьи имена, то бишь клички, вошли в историю. В ЦАМО (Центральном архиве Министерства обороны) хранятся документы, рассказывающие о боевом пути минно-разыскной собаки по кличке Джульбарс, служившей в составе 14-й штурмовой инженерно-саперной бригады.
Замки Праги, соборы Вены, дворцы над Дунаем — эти уникальные памятники архитектуры дожили до наших дней и благодаря феноменальному чутью Джульбарса. Документальным подтверждением тому служит справка, в которой сообщается, что с сентября 1944-го по август 1945 года, принимая участие в разминировании на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии, служебная собака по кличке Джульбарс обнаружила 7468 мин и более 150 снарядов. Отменное чутье неутомимого пса отмечали и саперы, разминировавшие могилу Тараса Шевченко в Каневе и Владимирский собор в Киеве.
С Джульбарсом связан еще один интересный факт. Среди многочисленных питомцев Центральной школы военного собаководства, заслуживших почетное право принимать участие в Параде Победы, состоявшемся на Красной площади 24 июня 1945 года, был и Джульбарс. В этот день пес еще не оправился от полученного ранения и не мог пройти в составе ЦОКЗШВС (Центральная ордена Красной Звезды школа военных собак). Ее начальник генерал-майор Григорий Медведев доложил об этом командовавшему парадом маршалу Константину Рокоссовскому, который поставил в известность Иосифа Сталина.
Открытка, посвящённая участию собак в Великой Отечественной войне
Главнокомандующий распорядился: «Пусть эту собаку пронесут на руках по Красной площади на моей шинели…» Вслед за «коробкой» ЦОКЗШВС на Параде Победы шел главный кинолог Международной федерации служебного собаководства подполковник Александр Мазовер, неся Джульбарса на сталинской шинели…
............................
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сегодня в 3:10 pm

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Сталин и война
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 2На страницу : 1, 2  Следующий

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Страны, народы, лидеры... :: Вожди, лидеры, фюреры...-
Перейти: