Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 Польша - наше наследство

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1 ... 12 ... 20, 21, 22
АвторСообщение
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Пн Янв 28, 2013 6:49 am

http://www.regnum.ru/news/polit/1618178.html 16:56 28.01.2013
Белорусский историк: Калиновский ненавидел православие и уничтожал православных священников
"Довольно странно говорить об актуальности идей Калиновского для Белоруссии", - заявил 28 января корреспонденту ИА REGNUM белорусский политолог и историк Всеволод Шимов, комментируя заявления представителей прозападной оппозиции в Белоруссии об актуальности идей руководителя польского восстания 1863 года в Белоруссии Викентия Константина Калиновского.

"Калиновский был поляком до мозга костей и видел белорусские земли как неотъемлемую часть "большой" Польши. То, что его воззвания к крестьянам были составлены на белорусском языке, не должно вводить в заблуждение, - сказал эксперт. - Калиновский и его единомышленники, как и все польское общество того времени, считали этот язык простонародной региональной версией польского. Повстанцы использовали этот "народный" язык лишь с целью сделать свои идеи более доступными. Поклонники Калиновского, по всей видимости, не читали ни "Мужицкой правды", ни "Писем из-под виселицы", абсолютно проникнутых польским духом".

"Мантра "Калиновский писал на белорусском", по всей видимости, отключает когнитивные способности у нашей националистической оппозиции, раз она не в состоянии проанализировать содержание листовок Калиновского", - констатировал Шимов.

"Довольно странно чествовать Калиновского в стране, где большинство верующих являются прихожанами Русской православной церкви. Ненавистью к православию проникнуты все воззвания "Кастуся", а террор против православных священников был отличительной особенностью восстания на белорусских землях", - подчеркнул эксперт.

"Удивляет в связи с этим пассивная позиция Белорусской православной церкви", - отметил Шимов. По его мнению, никто не требует анафемствовать Калиновского, "но заявить о недопустимости героизации подобного персонажа в преимущественно православной стране, по-моему, следовало бы".

"Кроме того, не помешали бы и памятные мероприятия по жертвам террора польских повстанцев - ведь это были в основном православные, как простые крестьяне, так и духовенство", - сказал белорусский эксперт.

Как сообщало ИА REGNUM, в 2013 году Польша отмечает юбилей "январского восстания" 1863 года, когда часть дворянства Царства Польского выступила за отделение от Российской Империи и восстановление независимости польского государства - Речи Посполитой в границах 1772 года, т.е. включая земли современных Белоруссии, Украины и Литвы. На территории Северо-Западного края империи (современная Белоруссия и Литва) отрядами польской шляхты руководил Викентий Калиновский, более известный в белорусской художественной литературе как "Кастусь Калиновский". Белорусское крестьянство не поддержало польский мятеж, активно выступив на стороне законных властей, что не помешало советским историкам объявить выступление польской шляхты "крестьянским" восстанием, "национально-освободительным" и едва ли не обособленным от варшавского руководящего центра. В официальной белорусской историографии данное восстание именуется как "национально-освободительное", однако торжественных мероприятий в год его 150-летия не проводится.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Пт Фев 01, 2013 7:18 am

http://zapadrus.su/2012-04-11-14-59-43/-2013-/-1863-/538-poteri-1863-po-polskim-i-russkim-svedeniam.html 31.01.2013 14:46
Автор: Александр Гронский Потери 1863 г. по польским и русским сведениям (на примере отдельных боёв)
Цитата :
Публикация доклада кандидата исторических наук Александра Дмитриевича Гронского в качестве его заочного участия в состоявшейся 20 января 2013 г. конференции «Польское шляхетское восстание 1863 г. Взгляд на события 150 лет спустя».
Несмотря на то, что польскому восстанию 1863 – 1864 гг. посвящена не одна книга, оно имеет ещё множество белых пятен. В первую очередь эти белые пятна связаны с излишней мифологизацией восстания. В нём заинтересованные лица видели не только выступление польской шляхты за восстановление своего государства, но и нагружали его иными смыслами, далёкими от реальных мотивов повстанцев и даже противоречащими им.

Если обратиться к источникам, описывающим восстание, тогда многое проясняется в идеологии повстанцев. Но обратимся к источникам, в которых описываются цифры. Статистические сведения о репрессированных повстанцах можно найти в книге Зайцева [4], но эти сведения дают возможность понять размах репрессий российских властей. Который, кстати, был не таким уж и широким, как принято считать. Наш интерес в настоящее время лежит в сравнении цифр потерь русских войск и польских повстанцев.

Мы будем пользоваться двумя источниками. Российский взгляд представлен второй частью сборника «Архивные материалы муравьёвского музея». Его составитель А.И. Миловидов постарался собрать сведения обо всех боях с повстанцами на территории Северо-Западного края и в Августовской губернии, которая также контролировалась генерал-губернатором М.Н. Муравьёвым. Миловидов указывает, что он собрал информацию обо всех боях и стычках, хотя и замечает, что что-то могло ускользнуть от его внимания [2, с L]. Так же Миловидов дал перечень фамилий русских солдат и офицеров, погибших и умерших от ран в период подавления восстания. Эти фамилии были выбиты на досках Александро-Невской часовни, расположенной в Вильно. Часовня была заложена М.Н. Муравьёвым в память солдат, погибших в боях с повстанцами, а открыта уже при преемнике Муравьёва генерал-губернаторе К.П. фон Кауфмане. Часовня была уничтожена в период гражданской войны, и список фамилий в сборнике Миловидова, видимо, остался единственной доступной информацией о погибших. Список также можно найти на сайте научно-просветительского интернет-портала «Западная Русь» (перечень, представленный на сайте, уточнён и более удобно разбит) [6]. В сборнике А.И. Миловидова содержатся различные документы, в том числе и рапорты начальников русских отрядов или командующих войсками в определённых регионах. Там есть описание боёв, а также встречается информация о количестве повстанцев и русских войск, участвовавших в том или ином бою, о потерях с той и другой стороны, хотя полные сведения отражаются не всегда.

С другой стороны использованы воспоминания польского повстанца И. Арамовича, написанные в Швейцарии в 1865 г. и недавно переведённые на белорусский язык. Арамович был адъютантом при военном начальнике Гродненского воеводства, поэтому, как предполагается, в его воспоминаниях присутствует информация из рапортов отдельных повстанческих командиров [5, с. 17]. Описывая бои с русскими войсками, Арамович также приводит цифры, показывающие количество сил и жертв с той и другой стороны.

Сравнить информацию из двух противоположных источников представляется интересным хотя бы потому, чтобы понять то, как представляли себе та и другая сторона свои действия и их итоги.

Мы рассмотрим всего лишь несколько боёв, в отношении которых можно найти точные данные с обеих сторон. Дело в том, что ещё Миловидов писал о том, как сложно сопоставить сведения об одном и том же бое из разных источников. Ведь командиры русских отрядов, описывая бой, могли географически привязать его к одному населённому пункту, гражданская администрация, упоминая об этом же бое, – к другому, а повстанцы вообще к третьему. Поскольку большинство боёв происходило между деревнями, то в разных рапортах один и тот же бой привязывался к разным географическим названиям – или к названию населённого пункта, который был ближе, или к названию деревни, со стороны которой пришёл отряд, или вообще употреблялись названия не населённых пунктов, а леса или реки (например, бой в Одрыженском лесу или у реки Стертеж и т.д.).

Рассмотрим всего три боя армейских и повстанческих отрядов. Бои выбраны потому, что о них есть сведения и в сборнике Миловидова, и в воспоминаниях Арамовича. Вообще, в сборнике Миловидова весть перечень всех (или почти всех) столкновений в пределах Северо-Западного края и Августовской губернии с краткими цифрами сил сторон и потерь, поэтому можно теоретически восстановить информацию о любом из них по русским данным. Однако мы рассмотрим только те бои, которые описаны более подробно в опубликованных рапортах и упоминания о которых есть у Арамовича.

Первым столкновением рассмотрим бой у Сельца, произошедший в начале мая 1863 г. Поляки под командованием Г. Стравинского (Млотека) заблокировали дорогу для русского отряда, который после ночного сна отправился на поиски повстанцев. Поляков было достаточно много, и они желали сражения. Русский авангард бросился в штыки, поляки отошли, русские продолжили преследование. Поляки укрепились, русский авангард отошёл, ожидая основные силы, повстанцы последовали вслед за русскими, но тут подошли основные силы отряда. После этого поляки не смогли оказать сопротивление и стали отступать. Их преследовали около 5 вёрст. Преследование прекратили по причине почти полного исчерпания боеприпасов и «потерпев значительный урон» [2, с 153]. После этого повстанцы, опять сосредоточились, но к русским подоспело подкрепление – второй отряд, занимавшийся поисками повстанцев поблизости. Судя по всему, он и продолжил бой. Повстанцы отступили, забирая раненых, хотя смогли забрать не всех [2, с 154]. Поле боя осталось за русскими.

По сведениям Арамовича, поляки имели чуть более 300 человек (изначально 280 человек, к которым присоединилось, как минимум, несколько десятков) [1, с. 28]. Повстанцы были разделены на 4 роты – 3 стрелецких и 1 косинерская. По русским сведениям количество повстанцев не сообщается.

Количество русских войск Арамович не сообщает. По русским сведениям они состояли из двух отрядов. Отряд под командованием штабс-капитана Евдокимова состоял из 112 пехотинцев Ревельского полка и 20 казаков, т.е. насчитывал 132 человека, а другой, под командованием есаула Евстратова, – из 80 солдат Ревельского полка и 40 казаков, то есть из 120 человек. К какому или каким казачьим полкам принадлежали казаки, не указано [2, с 152-153]. Таким образом, общее количество русских войск, учувствовавших в бою составляло 252 человека против примерно более чем 300 повстанцев. Причём, русские сражались не все сразу, второй отряд не успевал к началу боя. Не удивительно, что повстанцы, видя перед собой достаточно немногочисленный по отношению к себе русский отряд, стремились во что бы то ни стало завязать бой и достичь победы. Если учитывать, что 3 повстанческих роты из 4-х были стрелецкими, т.е. вооружены огнестрельным оружием, тогда понятно, что руководство инсургентского отряда рассчитывало на успех.

Потери поляков, по польским сведениям, 5 убитых и 4 раненых, двое из которых тяжело [1, с. 30]. По русским данным в первой фазе боя поляки оставили на поле боя 50 человек убитыми, во второй фазе боя, когда подошло русское подкрепление, потери поляков составили более 50 убитых на месте, и ещё 9 тяжелораненых повстанцев умерло во время перевозки их в Сельцы [2, с 153]. Таким образом, общие потери повстанцев по русским данным составили более 110 человек убитыми и умершими от ран при транспортировке. То есть цифры польских потерь различаются в 22 раза.

Русские потери в этом бою также разнятся. По польским сведениям, число жертв со стороны русских составило 176 человек, из них 65 раненых [1, с. 30], то есть погибших было 111 человек. По русским сведениям в первом отряде погибло 5 человек и 23 было ранено (из них 16 легко) [2, с 153]. Эти потери были определены в рапорте как «значительный урон». Видимо, именно так их и воспринимали, поскольку чаще всего, если русские солдаты и гибли в боях с повстанцами, то потери исчислялись 1-2 погибшими и несколькими ранеными. Это можно проследить по перечню боёв, который был составлен Миловидовым [2, с XX-L]. Первая фаза боя закончилась, если верить Арамовичу, тем, что русские «бежали по дороге до Сельца, бросая трупы, раненых, штуцера (30 штук), барабан и лошадей (7)». По русским сведениям русские захватили в этом бою 5 лошадей и фургон [2, с. 153], что нелогично, ведь бросающие своих лошадей, но забирающие лошадей польских русские солдаты должны были выглядеть странно. Второй русский отряд также имел потери – 3 убитых (1 казак, а также ревельцы – унтер-офицер и рядовой), 5 раненых и 2 контуженных [2, с 154]. По причине начинающейся ночи, преследование повстанцев не организовывали. Таким образом, за весь бой общие потери русских войск составили 8 убитых, 28 раненых и 2 контуженных. В русском рапорте эти потери названы «значительными» и объясняются «энергиею начальника партии и стойкостью шайки его, действующей правильно и по всем правилам тактики» [2, с 154]. Т.е. русские отдавали должное полякам и их сопротивлению.

Теперь сравним цифры русских потерь. Если поляки утверждают, что русские потери 111 убитых и 65 раненых, а русские о своих потерях говорят, что они составили 8 убитых, 28 раненых и 2 контуженных, то разница в цифрах составляет по убитым почти в 14 раз, по раненым (если к ним отнести и контуженных) чуть более чем в 2 раза.

Если обратиться к спискам на стенах Александро-Невской часовни, тогда можно узнать, что за всё время восстания погиб 21 солдат Ревельского полка. Общее число погибших казаков, участвовавших в подавлении восстания в Северо-Западном крае, составило 22 человека. Если гипотетически предположить, что все жертвы Ревельского полка были именно в этом сражении и все казачьи потери были в нём же, тогда получается, что русских должно было погибнуть 41 человек, но никак не 111.

Описывая именно этот бой Арамович приоткрывает завесу над тайной того, каким же образом подсчитывались русские потери. Вот цитата: «Потери москалей подсчитали в Пружанах – 176, из них 65 раненых» [1, с. 29]. То есть повстанцы, отступили (или бежали, смотря кто описывает события). Оставив поле боя, они не могли подсчитать потери русских. Ведь поле боя осталось за последними. Русские офицеры свои цифры подают, ссылаясь на подсчёты трупов на поле боя. А вот повстанцы подсчитывают жертвы среди русских войск находясь далеко от места события. И подсчёты, на которые ссылается Арамович, это, скорее, желаемое, которое выдаётся за действительное.

Следующим рассмотрим один из боёв русских войск с отрядом Р. Траугута, произошедшим в первой половине мая 1863 г. Русские отряды искали Траугута после предыдущего боя. Крестьяне рассказали русскому авангарду, что слышали выстрелы по направлению к Белинским лесам. Крестьяне, которые явились к командиру отряда, эти сведения подтвердили. В это время русские были разделены на два отряда. Генерал-майор А.Ф. Эггер направил войска на повстанцев. При этом часть войск была оставлена в засаде возле плотины. Лес вокруг был болотистый, поэтому отходить повстанцы могли лишь в определённом направлении, его и перекрыла русская засада. Повстанцы быстро заняли оборону и встретили русских «убийственным огнем, от которого с самого начала значительное число было ранено» [2, с 177]. Бой был отчаянный, русские пошли в бой без резерва, т.к. их было очень мало и резерв попросту нельзя было сформировать. Как указывал Арамович, «москали трижды ходил в атаку и трижды были отбиты» [1, с. 45]. Кроме того, часть русских войск находилось в засаде и не участвовала в штурме. Несмотря на отчаянное сопротивление поляков, они были вытеснены из лагеря. В лагере осталось всё повстанческое имущество. По русским сведениям бой длился более 2 часов [2, с 178], по польским – 3 часа, а отдельные выстрелы продолжались до вечера [1, с. 45].

По русским сведениям силы повстанцев составляли 300 – 400 человек «отлично вооружённых и обученных» [2, с 178]. Более точно определить количество повстанцев русские вряд ли могли, поскольку до этого Траугут был дважды разбит, и инсургенты несколько раз были рассеяны, но потом вновь собирались. В каком количестве они возвращались к Траугуту, русским сложно было предположить. У Арамовича сведений о количестве повстанцев в отряде Траугута не указано.

Если рассмотреть количество русских войск, учувствовавших в сражении, то польские и русские цифры различаются. По русскому рапорту русский отряд состоял из полутора рот 3-го стрелкового батальона и полсотни казаков [2, с 176]. Из них 30 стрелков и 15 казаков были направлены в засаду и непосредственного участия в бою не принимали [2, с 177]. Польские сведения о количестве русских войск значительно отличаются. Арамович указывает, что русских было 4 роты и 200 казаков [1, с. 45]. Т.е. сведения по количеству стрелков различаются чуть более, чем в 2,5 раза, а по казакам – в 4 раза.

Количество жертв по сведениям сторон также различается. Так, по воспоминаниям Арамовича повстанцы потеряли 13 человек убитыми и 4 ранеными, двое из которых были взяты в плен. Ещё 10 инсургентов было поймано крестьянами и передано законным властям. Также русским достался весь повстанческий обоз в 20 подвод и 50 лошадей [1, с. 45]. По русскому рапорты повстанцы потеряли 21 человека на поле боя – это те, кого русские смогли учесть. Ещё 5 повстанцев, оставшихся на поле боя, было ранено и соответственно взято в плен. Также рапорт указывает, что предположительно поляки потеряли большое количество людей при отступлении через болота, т.к. в удобном для отступлении месте располагалась русская засада, которая открыла огонь по отступающим. Поэтому повстанцы были вынуждены отходить через болота, где также теряли людей. Сколько погибло повстанцев от выстрелов засады и утонуло в болотах – неизвестно, но «потеря должна быть огромная» [2, с 178]. Русским достался «весь неприятельский обоз и множество оружия, пороху, свинцу, готовых патронов, походная аптека, большой запас разных продуктов, множество разного платья и лошадей…». Нескольких повстанцев захватили крестьяне, о большом количестве потерь от огня засады и в болотах русские узнали именно от пленных [2, с 178]. Потери поляков по сведениям Арамовича составляют 13 человек, а по русским данным – 21 человек только тех, кого обнаружили павшими на поле боя. В болотах никто убитых не искал, поэтому потери повстанцев в болотах остались загадкой. Т.е. разница в подсчётах (без учёта утонувших в болотах и погибших в них же от выстрелов русской засады) более, чем в 1,5 раза.

Русские потери по двум источникам также различаются. По польским сведениям русские потеряли 73 человека убитыми и более 30 ранеными [1, с. 45]. Русские данные указывают, что «успех куплен нами однако дорогою ценою», которая составила 9 убитых и 36 раненых (1 офицер и 35 нижних чинов, 4 из них тяжело) [2, с 178]. Если цифры раненых примерно совпадают, то безвозвратные потери различаются более, чем в 8 раз. За русскими осталось поле боя, т.е. они могли посчитать и свои и чужие потери. Поляки же вынуждены были отойти, поэтому вряд ли они могли адекватно посчитать русские потери. Свои потери повстанцы также точно посчитать не могли, т.к. отряд был рассеян, кто-то был убит, ранен, попросту ушёл домой, утонул в болоте. Именно поэтому очень сложно установить реальные потери, поэтому точные цифры, оказавшиеся у Арамовича, вызывают удивление.

Однако на следующий день некоторые поляки вернулись на место битвы, где они застали крестьян, которые кормили раненых и «тех, кто потерялся». Возле поля боя было «три могилы, а над одной возносился крест с надписью “За упокой царя и отечества скончались три русские и один поляк”. Могилы раскопали – москали лежали снизу, а наши сверху с разбитыми прикладами головами» [1, с. 45]. Вызывает удивление то, что повстанцы раскапывали могилы. Для чего это делалось, Арамович не сообщает. Естественно, что по захороненным можно было установить количество погибших, но почему оно не совпадает с данными рапорта – непонятно. Кстати, раскапывание могил погибших солдат – это не единичный случай. Тот же Арамович описывает подобное в другом месте своих воспоминаний [1, с. 65]

Конкретизировать русские потери можно по спискам фамилий погибших и умерших от ран, ранее выбитых на стенах в Александро-Невской часовне, потери 3-го стрелкового батальона за всё время восстания – 14 человек, а потери всех казачьих полков в Северо-Западном крае, как указывалось ранее, – 22 человека, поскольку в рапорте не указано, к какому полку принадлежали казаки, просто укажем общие казачьи потери в крае. Даже если сложить потери всех казаков и 3-го стрелкового батальона, то никак не выходит 73 погибших с русской стороны. Следовательно, потери русских войск в этом бою слишком завышены.

И ещё один бой, который подвергнем анализу произошёл на мызе Пухлы в конце июля 1863 г. Объединённый конный отряд повстанцев остановился на ночь на мызе. С утра (по польским сведениям в 3-м часу, а по русским в 5-м часу утра) повстанцы были атакованы казаками и уланами, которые попытались ворваться во двор мызы, где повстанцы уже готовились к походу. Инсургенты успели закрыть ворота и начали отстреливаться из-за высокого частокола. Поняв, что русских достаточно мало, поляки сделали попытку окружить отряд, но когда они перекрыли проход по плотине, русские прорвали польские ряды и вышли из окружения. После чего возобновилась перестрелка. Для того, чтобы поторопить пехоту, которая догоняла кавалерийскую часть русского отряда, были посланы казаки. По сведениям Арамовича русская пехота находилась в засаде возле ближайшего брода, но далее, по его же данным русская пехота попросту не успела к концу перестрелки, т.к. она была «на расстоянии двух выстрелов» от места боя. Тут скорее можно верить русскому рапорту – пехота шла издалека. Казаки, посланные за ней, видимо были восприняты поляками как очередное русское подкрепление, т.к. Арамович записал, что на помощь русским «подошла конница и даже пехота» [1, с. 64]. К этому времени повстанцы начали отходить, успев забрать своих убитых и раненых. Поле боя осталось за русскими, которые преследовали повстанцев ещё 5-6 вёрст, но прекратили преследование по причине того, что люди были уставшими. Ведь русская кавалерия вступила в бой сходу, подошедшая пехота также была с марша, а повстанцы успели отдохнуть и сами уже собирались уходить с мызы [2, с 285].

Польские воспоминания Арамовича не сообщают о количестве повстанцев, русские сведения говорят о том, что в отряде было «250 отлично вооружённых охотников, повстанцев» [2, с 286]. Количество русских войск по польским сведениям достигало эскадрона улан и 50 казаков, позже подошли ещё казаки и пехота [1, с. 64]. По русским сведениям кавалерия вступила в бой следующими силами – 75 уланов 2-го эскадрона С‑Петербургского уланского полка и 30 казаков 5-й сотни 5-го Донского казачьего полка. Позже подошла стрелковая рота Софийского пехотного полка, но она реально приняла участие лишь в преследовании [2, с. 284-285]. Русская рота того времени состояла примерно из 180 человек (по штатам военного времени) [3, с. 118], эскадрон был примерно такого же состава, т.е. поляки оценили русский кавалерийский отряд примерно в 230 человек, по русскому рапорту уланов и казаков вместе было 105 человек. Т.е. силы русских по польским сведениям завышены более, чем в 2 раза по отношению к русским сведениям.

Потерь у поляков по сведению Арамовича нет, «несмотря на то, что дом и заборы посекли пули». Раненой оказалась лишь одна лошадь [1, с. 64]. По русским сведениям потери поляков ранеными и убитыми составили примерно 30 человек, но в русском рапорте указано, что поляки успели забрать всех своих погибших и раненых. Поэтому русские сведения базируются лишь на информации, полученной от местных жителей [2, с. 285]. Насколько точно местные жители могли посчитать жертвы – неизвестно.

Русские потери, согласно Арамовичу были 20 человек убитыми (в том числе казачий офицер) и 14 ранеными [1, с. 64]. По русским сведениям их потери составили 2 убитых (казачий офицер и рядовой улан) и 4 улана были ранены (из них один тяжело) [2, с 285]. Т.е. сведения по убитым различаются в 10 раз, по раненым – в 3,5 раза. Интересно, что в информации по этому бою есть сведения о конских потерях, причём сведения с обеих сторон. Так, Арамович утверждает, что у повстанцев была ранена лишь одна лошадь, а по русским сведениям у повстанцев были отбиты 20 лошадей, ещё 4 убиты и 5 тяжело ранены [2, с 285]. Т.е. данные не совпадают. Если учесть, что поле боя всё-таки осталось за русскими, то они могли посчитать потери в лошадях более точно.

Почему же такие разные цифры потерь при упоминании одного и того же боя разными сторонами? Естественно, каждая сторона старалась представить события в выгодном для себя свете, но это всё же более касается описания боя, чем подсчёта потерь. Рапорты русских офицеров более точны в отношении цифр. Ведь поле боя в основном оставалось за русскими войсками, т.е. именно они могли подсчитать трупы, оставшиеся после боя. Собственные потери в русских рапортах не было смысла занижать, ведь если собственные потери были занижены в несколько раз, то каким образом можно было объяснить начальству такую огромную убыль солдат? Да и вызывает большое сомнение факт того, что повстанцы практически всегда могли вести очень эффективный огонь по русским солдатам. И почему тогда поле боя практически всегда при столь огромных русских и малых польских потерях оставалось именно за русскими войсками? Польские подсчёты базировались, скорее всего, на предположениях того, сколько же русских солдат они потенциально могли убить. Тот факт, что подсчёты делались не сразу после боя, а тогда, когда повстанцы отрывались от преследования, говорит сам за себя. Русские потери в польских повстанческих рапортах были завышены, иногда (а может быть, часто) очень сильно. Собственные потери практически всегда занижались. Это могло быть по разным причинам. Например, повстанческие командиры могли предположить, что люди разбежались или потерялись, т.е. не были убиты, поэтому их не вносили в списки жертвы.

Видимо, при выяснении цифр потерь той и другой стороны всё же следует признать, что русские данные более корректны, чем данные польских повстанцев.

Литература:
1.Арамовіч І. Мары. Успаміны пра партызанскі рух у Гродзенскім ваяводстсве ў 1863 і 1864 гг. // Архэ. – 2010. - № 12. – С. 18 – 71.
2.Архивные материалы муравьёвского музея, относящиеся к польскому восстанию 1863 – 1864 гг. в пределах Северо-Западного края. Ч. 2. Переписка о военных действиях с 10‑го января 1863 г. по 7 января 1864 г. / Сост. А. Миловидов. – Вильна: Губернская типография, 1915. – LXII с. + 466 с.
3.Грабовский С.В. Историческая хроника полков 37-й пехотной дивизии (1700 – 1880),. – СПб.: Типография Кесневиля и Балашова, 1883. – 231+175 с.
4.Зайцев В.М. Социально-сословный состав участников восстания 1863 г.: (Опыт статистического анализа) / В.М. Зайцев. – М.: Наука, 1973. – 196 с.
5.Радзюк А. «Мары» Ігната Арамовіча // Архэ. – 2010. – № 12. – С. 15 – 17.
6.Список русских солдат и офицеров, погибших в период подавления польского восстания 1863 – 1864 гг. в пределах Северо-Западного края Российской империи // Научно-просветительское интернет-издание «Западная Русь». // http://zapadrus.su/bibli/arhbib/85-spisok-pogibshih-russkih-soldat-v-1863.html Дата доступа: 26.01.2013.

------------------------------------------------------------------
# Петр Крошич 31.01.2013 15:21
Поляки всегда славились, мягко сказать преувеличением, своих шляхетских подвигов. А вот белорусские свядомые совсем забрехались, фантазируя «як яны заўсёды білі маскалёў». И от куда эти свядомые взялись, если во всех документах говорится что белорусские крестьяне ловили по лесам мятежников? Очевидно, что они происходят от тех недобитых панов и панской дворни telegraf.by/.../...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Вт Фев 12, 2013 5:14 am

Ursa Отправлено 10 Февраль 2013 - 17:25

Войцех Крушевский «Извините, господин Бунин». Поляк смотрит на агонизирующую Россию

Понять Россию – так у нас говорят. Понять Россию – это понять польскую судьбу. Посмотрим на это с другой стороны, через щель, которую нечаянно приоткрыл для нас Бунин. А что Россия понимает в Польше? Ничего. Абсолютно ничего, - пишет Войцех Крушевский.

Начало 2013 года принесло литературные события, которые меня весьма устраивают. Одним из таких событий, событий настоящих, а не иллюзорных, медийных однодневок, является только что выпущенная в свет издательством «Sic!» книга с новыми переводами произведений Ивана Бунина. Эмигрантские рассказы, а также дневник 1918-1919 годов – это неожиданный, ценный подарок польским читателям. Бунин в переводе Ренаты Лис предстаёт прозаиком первого ранга: дисциплинированный, но глубокий, писатель, воплощающий свою главную тему в различных произведениях, но абсолютно свежий, оригинальный. При этом книга Бунина вышла очень хорошо издательски «упакованной». Мы находим здесь предисловие переводчицы; скрупулёзные, эмоционально написанные комментарии, прекрасно дополняющие текст; блестящее эссе и, наконец, хронология жизни писателя.

Это не случайная смесь того, что упало с рабочего стола переводчицы. На первый взгляд идея сборника может показаться непонятной., потому что Рената Лис скомпоновала произведения «с конца». (Я пишу это в кавычках, потому что в искусстве такие условные направления не слишком много значат). Сначала мы знакомимся с рассказами, написанными в эмиграции, а потом с дневником, который Бунин вёл перед своим бегством из оккупированной коммунистами России. Нет ничего более контрастного, чем противопоставление двух этих миров.
Мы начинаем с «Песни песней» Бунина, прелестных рассказов о героях, умирающих от любви. И сразу же после этого – отчёт о советском терроре и череда коммунячьих тварей. Действительно, права была автор этих переводов, когда решила именно так сконструировать книгу. Без знания тех событий, которые предшествовали написанию «Позднего часа», Бунин явится совершенно иным писателем. Однако в контексте записок 1918-1919 годов его рассказы приобретают неожиданное измерение, мы можем увидеть их историософический характер. В то же время хронология спасает то, что для этой прозы существенно, эту черту эротики, предотвращая слишком наглую интерпретацию, насильно ищущую в этих текстах следы русской судьбы.

Наверняка я не тот читатель, о котором мечтал бы Бунин. Он писал свои прекрасные, одухотворённые, хрупкие то ли рассказы, то ли стихи, герои которых отдавали жизнь за любовь, писал их для кого-то, кто способен ввести свою душу в такое любовное вибрато. У меня это, к счастью, давно позади.
Однако фундаментом этих произведений он установил любовь особую, свою любовь к России, счастливой, прекрасной, великой России. А я… а мне отец в детстве запрещал какие-либо контакты с русской культурой. Он ничего не говорил, когда я слушал металл или регги. Однако строго запрещено было брать у друзей пластинки Окуджавы, Высоцкого, Бичевской… Ни одной русской книги в доме. Демонстративное выключение телевизора, когда показывали русские фильмы. Потому что русское (иногда исконно русское, иногда синонимическое «советское», тут разницы не было) означало в моём доме – худшее, достойное презрения. Причина была очевидна. Это был семейный опыт, общий для многих польских семей. Так что я воспринимаю на совершенно иных частотах, нежели Бунин. Его тоска по эпохе русского величия и славы, по России, агонию которой он чувствовал каждым нервом, каждым ударом сердца, буквально сердцем, о чём свидетельствует его дневник, мне столь же интересны, как записки Малиновского о путешествиях на острова Тихого океана. Мои нервы остаются совершенно спокойны, моё сердце не учащает своего биения. Моё сознание подсказывает мне, что просто этим и должно было кончиться.

Чтение этого тома наглядно показывает мне всю пропасть между польской и русской культурой, между позицией поляка и русского. В записках Бунина об апокалипсисе есть два коротеньких фрагмента, в которых упоминается Польша. В обоих поляки упоминаются русскими как ожидаемые спасители, которые вот-вот явятся (какой-то Легион – пишет Бунин), чтобы вытащить Россию из пропасти, в которую толкает её большевизм.Поляки, спасающие великую Россию? В 1918 году? С чего бы это? Этот русский рай, похвалу которому так красиво распевает Бунин, был построен на польском страдании, под кнутом, под указом. Разве поляки, понёсшие чудовищные жертвы, связанные с рекрутчиной, ссылками, многочисленными бойнями, разве могли они быть спасителями России? Зачем? В ту минуту, когда Провидение открыло перед нами калитку к независимой Отчизне, спасать наихудшего врага? Абсурд! Но абсурд поучительный.

Понять Россию – так у нас говорят. Может быть, затем и есть эта книга. Понять Россию – это понять польскую судьбу. Посмотрим на это с другой стороны, через щель, которую нечаянно приоткрыл перед нами Бунин. А что Россия понимает в Польше? Ничего. Абсолютно ничего.

Если бы я был кем-нибудь другим, например, французом, или если бы я был иначе воспитан, наверняка я бы сентиментально плакал над судьбой Николая Григорьевича или Елены Николаевны. Потому что по-человечески их жизнь стоит слезы. Однако я не могу забыть, что это не только о них, это также о России. Над нею я должен плакать? Над её судьбой я плакать не могу.

За это, господин Бунин, великий русский и архичеловеческий писатель, прошу меня извинить.

Rebelya.pl Wojciech Kruszewski „Przepraszam, Panie Bunin”. Polak patrzy na konającą Rosję

"Выгнали из дисбата за зверства". (с) Мелоди.
Ursa jest chyba jakims emerytowanym kapitanem KGB lub nawet moze NKWD (с) Nachalnik

----------------------------------------------------------
Ursa Отправлено Вчера, 07:54

«Извините, господин Бунин». Поляк смотрит на агонизирующую Россию

КОММЕНТАРИИ

Adolf Kolibrowski
- А какие же ещё другие литературные события принесло начало 2013 года, которые автору подходят, очень мне интересно? Диагноз, по-моему, ошибочный – это был не конец России «кнута и ссылки», а скорее, конец «серебряного века», наиболее либерального периода в её истории, который не без причины так нравился обоим Мацкевичам. Кроме того, выше ни словом не упоминается о том, что, в сущности, «Окаянные дни» - это, по-видимому, уникальный, единственный рядом с записками Зинаиды Гиппиус, репортаж вживую о кровавом революционном хаосе – произведение, известное нам по изданию «Чительника» 13-летней давности, как на этом фоне выглядит перевод Ренаты Лис?

A marilynist – monroeist
- Агонизирующая Россия? А разве Россия не умерла где-то около 1917 года? Сейчас – это, в лучшем случае, зомби России, но не волнуйтесь – придут жёлтые товарищи и наведут порядок J

MarianX
- @ Adolf Kolibrowski
«Диагноз, по-моему, ошибочный – это был не конец России «кнута и ссылки», а скорее, конец «серебряного века», наиболее либерального периода в её истории, который не без причины так нравился обоим Мацкевичам».
Весь этот «серебряный век» - это попросту Россия слабая и упадочническая, на грани распада. Только такая стала для поляков более пригодна для жизни.

Retro
- Что касается воспоминаний о революции 1917 и 1918, следует помнить о дневниках Кароля Вендзягольского.

Zaranek
- «Чтение этого тома наглядно показывает мне всю пропасть между польской и русской культурой, между позицией поляка и русского. В записках Бунина об апокалипсисе есть два коротеньких фрагмента, в которых упоминается Польша. В обоих поляки упоминаются русскими как ожидаемые спасители, которые вот-вот явятся (какой-то Легион – пишет Бунин), чтобы вытащить Россию из пропасти, в которую толкает её большевизм.
Поляки, спасающие великую Россию? В 1918 году? С чего бы это? Этот русский рай, похвалу которому так красиво распевает Бунин, был построен на польском страдании, под кнутом, под указом. Разве поляки, понёсшие чудовищные жертвы, связанные с рекрутчиной, ссылками, многочисленными бойнями, разве могли они быть спасителями России? Зачем? В ту минуту, когда Провидение открыло перед нами калитку к независимой Отчизне, спасать наихудшего врага? Абсурд! Но абсурд поучительный».
Ожидание Буниным польской помощи в борьбе с большевиками кажется мне совершенно понятным и вовсе те таким уж странным. Следовало бы, правда, познакомиться с записками полностью, чтобы разобраться, связывал ли писатель с нами какие-то особые надежды или просто перечислял нас в ряду потенциальных укротителей большевиков. Но предположение, что Бунин особенно рассчитывал именно на Польшу, приятно щекочет моё тщеславие. Я думаю, что первый русский нобелевский лауреат мог представлять тех русских, которые считали поляков идейными рыцарями свободы, всегда и всюду бросающихся в бой за свободу. А что могло быть бОльшей угрозой свободе, нежели коммуна? XIX дал многочисленные примеры участия поляков в боях за «нашу и вашу свободу» и, похоже, создал позитивный образ поляка, сражающегося с деспотизмом (не все, конечно, в него верили, а Достоевский пытался пропагандировать образ совершенно негативный). К тому же на русской почве поляки считались представителями западной культуры и цивилизации. Бунин имел право считать, что во имя свободы, защиты христианства и латинской цивилизации Польша ДОЛЖНА предпринять борьбу с коммуной, и не только в своих интересах. И ведь он был не одинок в своём убеждении. Были даже такие, в том числе и поляки, которые прямо обвиняли Польшу в бездействии в вопросе расправы с большевиками.
Интересно, насколько такая вера в благородных, бескорыстных соседей была распространена среди русских. Записки Бунина – интересное тому свидетельство. Где-то я читал, что также и на советской Украине были люди (уж точно не поляки!), тоскующие по мифической польской армии, которая прогонит большевиков прочь. И эти люди особенно глубоко переживали падение Польши и жалкий вид польских пленных, которых везли через украинские города в 1939 году.

Nielenin
- Говорите что хотите, но я неизменно считаю, что: никаких щелей. Вон!
Не терять времени, не рекламировать и не тратить жизни на произведения той «культуры». Что, наше уже всё изучили, послушали, прочитали? Если так, в чём я сомневаюсь, то другое из нашего круга ждёт. У вас есть занятие на всю жизнь. А кацапы – вон, или пусть вернут нам казнённых творцов, произведения искусства, и пусть 120 лет рекламируют нашу культуру пусть дают талантливой молодёжи стипендии, строят музеи и пусть отдадут украденные исторические ценности, пусть столько построят, сколько они у нас уничтожили, вот тогда посмотрим!

Brat Wilk
- Ну да, сначала цари взрастили для себя человека-быдло, дрессированное кнутом и указом, а когда это чудовище сорвалось с цепи и хотело сожрать дрессировщика и публику, так «Поляки, спасите!»… В сущности, быть русским интеллектуалом – это, похоже, самая неблагодарная профессия на свете.

Szakal Narodowiec
- С США не удаётся, Китай и так на стороне Москвы, с Россией совсем невозможно. О Германии и не говорю. Так с кем же нам вступать в союзы?
Да, кстати, всем привет, я здесь новенький.

Mordechaj Archanielewicz
- Up.

Gaspares
- @Szakal Narodowiec
«Да, кстати, всем привет, я здесь новенький».
Дружище, впишитесь и анкетку заполните:
http://rebelya.pl/fo...k/3289/?page=28

BRMTvUngernSternberg
- Несомненно, Россию жаль. Своими грехами она сама себя уничтожила. Большевизм – это уже следствие. И, конечно, как всегда в польско-большевистской войне русские желали победы Польше. По очевидным причинам.
А ещё более экстремальными были надежды в годы Сталина. По лагерям ходили слухи, что явится Пилсудский и освободит их. Простонародьё, лишённое Бога, придавало черты Бога Пилсудскому.
Здесь мы видим, что в чём можно упрекнуть поляков, так в том, что они в истории разочаровывали. А конкретно, что они останавливались и не завоёвывали всю Россию. Поскольку поляки её не завоевали, её завоевал царизм. Потом большевики, а теперь бандиты.
Но хватит. На этот раз мы не отступим. Возьмём всю Россию.
Помощь идёт. Нет, уже пришла. Сколько же польских ксендзов возрождает там религию! А недоумки ещё лезут и мешают. Но мы всё равно победим. Без борьбы нет победы. А Бунина я рекомендую. Один из самых выдающихся писателей России. Что-что, а литература у них есть!!!
www.ungern.fora.pl/tam-gdzie-nie-ma-juz-drog,12/bunin-ratunek-z-polski,4904.html#43012

Pressing
- Об этом было на форуме, я заводил ветку J
http://rebelya.pl/forum/watek/16437/

Adolf Kolibrowski
- @Zaranek
К сожалению, принуждён разочаровать тебя, это не было результатом какого-то положительного образа поляков как «благородных рыцарей» , но выражением полного отчаяния, наилучшим доказательством того, что Бунин, страстный русский патриот, которого трудно было подозревать в германофилии, с нетерпением высматривал немцев, о них он упоминает в своих записках значительно чаще, чем о нас, точно так же и Зинаида Гипписус – многие русские тогда оказались в такой ситуации, что даже душу дьяволу продали бы, лишь бы он прогнал большевиков, и удивляться тут нечему, достаточно прочитать упомянутые записки, чтобы понять, почему. Рекомендую.
Люди, вы меня удивляете этим презрением в «кацапам» и граничащим со слабоумием обожанием «западной цивилизации», которая якобы чужда «азиатскому варварству», к сожалению, это типично польский леммингоз, поражающий, как я вижу, уже и правых. В качестве отрезвляющего ведра холодной воды советую подумать, кто на всё это давал деньги. Как всегда, интересно говорит об этом Браун по случаю своего последнего документального фильма:
«Советская система финансово поддерживалась самыми разнообразными методами теми, кто номинально оставался главными её противниками. Среди тех самых капиталистов, которыми политруки стращали послушных советских граждан. Это только один из фактов, сталкиваемых в область теорий заговора. Советский Союз не продержался бы столько десятков лет, если бы не регулярные финансовые инъекции, которые этой империи делал финансовый интернационал. Не продержался бы, поскольку систематически проваливался в финансовый коллапс (переливание из пустого в порожнее всегда имеет временнЫе ограничения). А следовательно, ему приходилось прибегать к омолаживающей терапии. Оплачивали её всегда какие-то бизнесмены, которые сами в Советском Союзе жить бы не хотели. (…) Был ли Советский Союз автономным и суверенным проектом, создатели, авторы и строители которого обманули и использовали наивность Запада в своих целях, или же Советский Союз был политическим проектом, реализованным людьми, которые никогда не жили в Кремле, а использовали СССР как каток для выравнивания грунта под стройку ещё бОльшей Вавилонской башни. Это вопрос, который, я надеюсь, будет вырисовываться в этом цикле».
http://www.pch24.pl/...na,10716,i.html
участие Германии во всей это каббале уже никто, кроме полных фанатиков, не отрицает (есть рассекреченные дипломатические депеши, доклады и т.п.), и многие знают о запломбированном поезде с Лениным, в то же время мало кто знает о посланном примерно в то же самое время американцами судне с русскими и не только революционерами с Троцким во главе, пропущенном с ведома и согласия британцев. Был такой американский историк Энтони Саттон, который написал много работ о финансировании Западом как коммунистов, так и нацистов, и хотя они изданы ещё в 60-е и 70-е годы, но по какой-то странной случайности до сих пор не переведены на польский. Все добросовестно документированы, насколько мне известно, никто в принципе не опроверг его выводов, пусть будут наилучшей рекомендацией слова Пайпса, авторитет которого здесь, кажется, никто не намерен подвергать сомнению:
«В своём трёхтомном подробном описании советских закупок западного оборудования и технологии, Саттон приходит к выводам, неприятным для многих бизнесменов и экономистов. По этой причине его работа многими может быть опровергнута как представляющая крайние взгляды, либо попросту проигнорирована».
На YT есть несколько интервью с Саттоном, где он подробно эти дела объясняет, в том числе с польскими титрами:

Я этим не оправдываю русских, Бунин, как и Гиппиус, много пишут об озверении черни, пьяных и накачанных наркотиками матросах, обычных бандитах, алчном и невежественном крестьянстве и т.д., но это не они несут главную ответственность за этот хаос, потому что не они этим руководили, они были не в состоянии делать этого хотя бы по своей примитивности. «Революция снизу» - это левацкая пустая выдумка, революции всегда идут сверху и сверху направляются, во всяком случае, как русская, так и французская, были на самом деле государственными переворотами – «другие дьяволы тут поработали», и я не говорю здесь только о китайских, еврейских (польских, к сожалению, тоже) и т.п. чекистах.

Adolf Kolibrowski
- … ага, только, пожалуйста, не лезьте ко мне с этим глупым текстом Ленина «капиталисты продадут нам даже верёвку, на которой мы их повесим» (или ещё лучше с евреями). Это могло быть, в крайнем случае, правдой, если говорить о мелких рыбёшках или даже средней величины акулах бизнеса, но уж наверняка нет – если речь идёт о настоящих финансовых магнатах, достаточно иметь хоть какое-то понятие о далеко идущих планах Фонда Рокфеллера иди о глобальной депопуляционной политике, которой, под видом филантропии, занимаются супруги Гейтс, чтобы осознать наивность, мягко говоря, подобных предположений, это не дебилы-потребители, для которых деньги – цель сами по себе. Что же касается евреев, то, не утруждая себя политкорректностью, наверняка было так, как указывают некоторые источники, что финансисты с Уолл-стрит такой, а не иной национальности, финансировали разные подрывные организации, чтобы дестабилизировать царский режим, поскольку, правду говоря, им и не за что было любить его, известное дело, погромы, Чёрная Сотня и т.п. Но это не объясняет всего, например, Генри Форд был антисемитом, финансировал газеты, публиковавшие «настоящие фамилии», и щедро снабжал средствами НСДАП, что не помешало ему совершить величайшую сделку в жизни со Сталиным в, который заплатил ему сказочную по тем временам сумму за лицензию на устаревшие автомобили и строительство фабрики в Горьком (бывшем Нижнем Новгороде), вообще, вся эта «индустриализация» делалась западными концернами, которым Сталин платил буквально кровавыми деньгами безжалостно эксплуатируемых, сведённых к роли рабов жителей Совдепии. Я не знаю, откуда этот симбиоз капитализма с коммунизмом, допускаю лишь, что добросовестный ответ потребовал бы от нас переоценки природы капитализма, относительно которого так ошибаются как левые, так и правые, а также если речь идёт о роли США, но это уже тема для другого разговора.
@Nielenin
Я должен лишить себя чего-то ценного только потому, что «кацапское», а взамен тупеть от дерьма, лишь бы оно было отечественное или западное?! Уж не говорю о литературе, но я должен чувствовать себя виноватым оттого, что предпочитаю хороший российский фильм кретинскому американскому? В этой области произошло знаменательная переоценка – во времена моего ПНР-овского детства всё, что «оттуда», было синонимом кошмарной, нудной политграмоты, а то, что с другой стороны, даже барахло, было привлекательно. Однако сегодня именно с Запада текут к нам широким потоком сточные воды политкорректной пропаганды, борющейся за права «угнетённых меньшинств» или ужасного, вульгарного хламов, в то время как в России сейчас рядом с такой же чепухой снимают много великолепных фильмов, каждый, кто ходил на фестиваль «Спутник», прекрасно это знает (в Америке, наверняка, тоже, но тонет в массе халтуры или даже профессионально снятой левацкой пропаганды). Та ненависть была понятна при строе, к счастью, миновавшем, я сам могу без преувеличения сказать, что Рейган был героем моей юности, но то были времена, когда люди коллекционировали даже мусор оттуда, буквально (помните эти ряды банок на полках друзей?), с тех пор кое-что, блин, изменилось, и стоит, в конце концов, это заметить. Только не прилепляйте мне ярлык русофила – у меня не иллюзий относительно этой страны, и я знаю, что даже если бы там воцарилась не знаю какая «либеральная» и «демократичная» власть, у нас всегда будут разные интересы, я также согласен с Мемхесом, что видеть в такой жалкой твари, как Путин, «катехона», как это делают разные отечественные «люмпен-консерваторы», - наивная иллюзия, прямо говоря, глупость, однако это не должно означать ожесточённого и тупого презрения к «кацапии» при одновременном слепом обожании Запада, которому плевать на нас.

Turon
- @ Nielenin
«Никаких щелей. Вон! Не терять времени, не рекламировать и не тратить жизни на произведения той «культуры». Что, наше уже всё изучили, послушали, прочитали? Если так, в чём я сомневаюсь, то другое из нашего круга ждёт. У вас есть занятие на всю жизнь. А кацапы – вон».
Да!
Запретить читать Бунина, Солженицына, Бердяева, Пушкина, Лермонтова, Достоевского, слушать Чайковского, Окуджаву, Бичевскую и Дягилеву; смотреть Лунгина и Балабанова. Ведь это всё кацапы!
Ну и заодно делегализовать Гёте, Шиллера, Моцарта, Бетховена, Вагнера, Юнгера. Не позволим немцу плевать нам в лицо!
И запретить слушать «Сабатон», а книги Энглунда вышвырнуть из книжных магазинов, ведь это преступный шведский народ. Отомстим за Потоп!
И вообще, сколь оскорбительны здешние проявления симпатии к венграм. Разве кто-то покаялся перед нами за смерть Болеслава Щедрого? А за нашествие Ракочи?
А кто хлебнёт чешского лагера, не говоря уж о чтении Гашека или слушании Крыля или Ланды, тот тоже предатель. Потому что наверняка не помнит о Заолзье.
И ещё эта реклама и трата жизни на чтение Библии – её же евреи написали. Никаких щелей!
Народ польский должен читать, слушать и смотреть польских творцов. Не должно быть так, что какой-то москаль Достоевский отнимает читателей у польки Дороты Масловской. Чтобы так старательно продвигаемый известными кругами немец Бетховен составлял неравную конкуренцию нашим соотечественникам вроде Нергала и Доды. Вон!
Только когда забьём эти щели, через которые к нам проникает чужая культура… пардон! чужая «культура», только тогда народ польский станет лучше и умнее. Несомненно.


Rebelya.pl "Przepraszam, Panie Bunin". Polak patrzy na konającą Rosję

"Выгнали из дисбата за зверства". (с) Мелоди.
Ursa jest chyba jakims emerytowanym kapitanem KGB lub nawet moze NKWD (с) Nachalnik
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Чт Фев 14, 2013 12:04 am


Ursa Отправлено Сегодня, 08:16

Анджей Овсиньский Что нам осталось после Сталина?

Реакция на мои статьи, тематически связанные со Сталиным и его наследием, публикуемые уже много лет, многократно указывает на то, что тема эта воспринимается как исторический вопрос, давно закрытый.
А между тем, очевидно, что мы всё ещё живём в мире, как из «Портрета» Мрожека, в котором присутствие Сталина постоянно живо.
Прежде всего, мы живём в стране, все границы которой были определены им самовольно, не считаясь ни с какими аргументами – ни историческими, ни этническими, ни экономическими, ни попросту человеческими.

Западные границы Польши он определил, якобы стремясь переместить славянщину на запад, и ради этого выгнал нас с восточных Кресов. А ведь это несомненная неправда, Сталину всяческие славянские или какие-либо другие идеи были совершенно чужды, он просто строил свою империю, которая должна была простираться до Атлантики и, согласно, кстати, указаниям Ленина, гораздо более важную роль в этой империи должна была сыграть большевизированная Германия, нежели какая-либо славянская страна за исключением Советов. Ему это не удалось вследствие иного, нежели он предполагал, хода Второй мировой войны, инспиратором которой он был, по крайней мере, на европейской арене, но тем не менее в Потсдаме он хотел для себя как можно большую порцию Германии. Он мог достичь этого, получив для «своей» Польши как можно больше территории, чтобы затем из оставшейся, которой ему, к сожалению, пришлось делиться с западными союзниками, вырвать, сколько удастся, для своей оккупационной зоны, а раздел этот не учитывал территорий, отданных Польше. Следует признать, что банда его агентов, изображавших польское правительство, не ориентировалась в истинных намерениях Сталина и не потребовала полной территориальной компенсации за территории, утраченные на востоке, как хотя бы Стшалов (Штральзунд) с Рюгеном, а также будзишинскую Силезию и т.п. Для Сталина это была бы дополнительная возможность получить на западе Германии соответственную прибавку к своей оккупационной зоне.

Северные границы он провёл одной линией, не считаясь ни с какими доводами, только затем, чтобы прибрать к рукам Крулевец как незамерзающий порт на Балтике и на всякий случай дамоклов меч, висящий над Польшей.
На юге он отнял у Польши Заолзье, отдав его чехам, собственно говоря, ни за что.
Хуже всего он обошёлся с нашими восточными границами, которые провёл по Бугу согласно договору с Гитлером от 28 сентября 1939 года, с одной милостивой уступкой в пользу Польши в виде части довоенного Белостокского воеводства, но без Гродно и повятов гродненского и волковыского, а также части повятов сокульского и бельского, забрав себе большую часть Беловежской пущи. Эта «уступка» Польше была отмечена на советских картах как «советская территория, великодушно подаренная Советским Союзом Польской Народной Республике».

Вильно он снова отдал Литве, хотя оно было завоёвано при решающем участии Армии Крайовей и встретило завоевателей морем бело-красных флагов, а литовцев никаких в Вильно не было, потому что те немногочисленные, которые были, убежали вместе с немцами, имея на своей совести прислуживание немецким оккупантам.
Что касается Львова, то следует с сожалением констатировать, что польская делегация лондонского правительства с Миколайчиком оказалась не способна найти ответа на лживое утверждение Сталина, что он даже готов был бы признать, что Львов Польше полагается, но что на это скажут украинцы, миллион которых сражается в рядах советской армии.
К сожалению, никто из польской армии не отважился даже ответить, что воюющие на советской стороне украинцы родом не из восточной Малопольши, а из-за Збруча и Львовом не интересуются, в то время как те, из Польши, да, конечно, сражаются, причём в количестве близком к названному Сталиным, но на немецкой стороне, главным образом, в рядах SS Galizien и в немецких полицейских частях, убивая поляков, евреев и русских, не говоря уж о преступных бандах УПА.

Не была также проведена полная «репатриация» поляков с территорий, украденных Советами, что подвергло их преследованиям, ссылкам, тюрьмам и тотальной русификации.
Термин «репатриация» звучит в данном случае как кровавая ирония, поскольку относится к полякам, жившим на Кресах много веков и подтверждавших своё право на эти земли трудом, культурным наследием, а прежде всего – кровью, пролитой в их защиту.
Не сохранены были ни разграбленное имущество, ни великие достижения польской культуры, всё это, согласно воле Сталина, было предано варварскому уничтожению. И ничего до сих пор не изменилось.

В течение полувека существования сталинского образования, называвшегося ПНР, мы понесли огромные материальные потери как результат непосредственного грабежа и большевистской эксплуатации, но значительно бОльшие вследствие реализации советизации польской экономики. Конфронтация с миром западной Европы показала не компенсированное до сих пор состояние нашей отсталости и жалкий жизненный уровень.

А ведь материальные потери – это ещё не самое худшее наследие сталинской империи, значительно страшнее оставшиеся психические инфекции и моральный упадок.
«Негативный социальный отбор», установленный большевиками и развитый Сталиным в качестве основы государственного строя, по сей день даёт свои плоды в виде выдвижения лже-элиты, наихудших элементов на руководящие посты. Мы до сего дня не восполнили величайших потерь в процессе воспитания молодых поколений, потому что в неприкосновенности оставлена вся постсталинская система вместе с персоналом, не говоря уж о полиции и армии.

А всё это потому, что «III Речь Посполита» является продолжением ПНР, и не по забывчивости, небрежности или некомпетентности, но умышленно и целенаправленно оставлено от ПНР всё то, что весьма полезно в сохранении государства для «своих», или, как говорили тогда, «правителей народной Польши», которые воспользовались историческим шансом и её для себя «приватизировали».

И как тут в такой ситуации не напоминать о Сталине, ведь всё это из-за него.

Я встречался с разными мнениями относительно роли Сталина, что не отменяет фактов, доказывающих, что главной целью его действий были личные успехи, которыми он в первую очередь считал подавление личных врагов и даже кровавую месть им. Он причислял к ним не только тех, кто ему в чём-то повредил, как, например, Тухачевский – автор доклада о диверсии Сталина во время войны 1920 года в виде не передачи Тухачевскому конармии Будённого, но всякого, кого он считал конкурентом на пути к захвату власти.

Он был трусом, ни разу не появился на фронте, а во всё время своего правления дрожал за свою жизнь, избегая массовых встреч кроме как в закрытых залах, тщательно контролируемых. Он даже пользовался несколькими спальнями, специально подготовленными поездами и автомобилями, через Москву проезжал исключительно ночью и т.п. Он содержал нескольких двойников на случай публичных выступлений, а каждый его посетитель подвергался тщательному обыску и получал предостережение, что во время разговора не следует доставать что-либо из внутренних карманов.

Он всех подозревал во враждебных намерениях, и вызвано это было его собственной ненавистью к людям, которая, видимо, была присуща ему с самого детства, а также осознанием своих физических недостатков. Он постоянно повторял, что он не нуждается в человеческой симпатии, главное, чтобы его боялись, он считал, что негативные чувства – ненависть, страх, зависть – вернейший стимул для действия, нежели позитивные.
Применение террора и убийство миллионов были ему необходимы для возбуждения всеобщего чувства страха и принуждения к безоговорочному послушанию.
На этом он строил свою империю, ценой десятков миллионов жертв, и, желая расширить её путём разжигания всемирного кровавого хаоса, подверг смертельной опасности. Правда, следующие миллионы жертв его совершенно не тронули, для него они были всего лишь статистикой, но ведь в результате он, сам того не осознавая, чуть не погубил самого себя.

Русские, празднующие день Победы, не знают истинной причины начала Второй мировой войны и кто был виновником чудовищных потерь, понесённых также и их народом в этой войне.

Он восхищался Гитлером и боялся его, после провала его плана кровавой долголетней войны на западе всяческая помощь, оказываемая Германии, оборачивалась против Советов, и, несмотря на это, он не остановил её, но даже выказал готовность расширить.
Он запретил производить подготовку к обороне на границе с Германией со страху, что это может рассердить Гитлера, не говоря уж о неиспользованном шансе атаковать Германию, каковым была балканская кампания.
Состояние его ужаса показывает его поведение после начала войны, потому что он спрятался, и даже речь по московскому радио произнёс плаксивым тоном Молотов.
Руководить военным советом его принудила делегация политбюро, явно опасавшегося за свою судьбу в случае отстранения Сталина от власти.

В ходе войны каждое его вмешательство в командование приносило только поражения и огромные потери, как хотя бы попытка обороны «линии Сталина» по принципу «ни шагу назад» или весеннее наступление 1942 года на Украине в виде бессмысленных лобовых атак.

Он, правда, одержал один существенный, до сих пор необъяснимый успех в виде обеспечения себе нейтралитета Японии в войне с Германией, он получил это при помощи личного визита на вокзале в Москве к проезжавшему японскому министру иностранных дел, наверняка в обмен на согласие на японскую экспансию в южной Азии и Океании, а может, просто за взятку?
Следует признать, что интриги и закулисные заговоры – это были любимые занятия Сталина и главный наряду с преступлениями источник его успехов.

Народы, подчинённые Сталину, чудовищно пострадали вследствие его жестокости и невежества, в том числе, а может, даже больше всех русский народ. Несмотря на это власти в России допускают воскрешение его культа, проявляя при этом поведение, живьём взятое из сталинского репертуара, как это имеет место в идущем в Страсбурге катынском процессе.
Полное обнародование всех преступлений Сталина и его предательства по отношению к русскому народу и сегодня имеет огромное значение для самой России, её соседей и всего мира, поскольку скомпрометирует окончательно всяческие попытки нынешнего путинского режима пойти по следам сталинского всевластия.

Для Польши, находящейся под непрестанной угрозой диктаторской власти в Москве, это имеет особое значение.
Приближается 60-ая годовщина смерти Сталина, произошедшей 5 марта 1953 года при столь же загадочных обстоятельствах, как и большинство событий его жизни. Это шанс, чтобы окончательно расправиться с остатками его культа.


Niezależna.pl Andrzej Owsiński Co nam zostało po Stalinie?

"Выгнали из дисбата за зверства". (с) Мелоди.
Ursa jest chyba jakims emerytowanym kapitanem KGB lub nawet moze NKWD (с) Nachalnik
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Чт Фев 14, 2013 5:36 am

http://www.rusinst.r...p?rzd=2&id=7514
http://www.rusinst.ru/articletext.asp?rzd=2&id=7514
Бухарин С.Н., Ракитянский Н.М. Россия и Польша. Опыт политико-психологического исследования феномена лимитрофизации / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2011. — 944 с. (скачать)

Лимитрофы — формально суверенные государства на границах России, но фактически являющиеся политическими сателлитами крупнейших западных стран. Роль лимитрофов в современном мире — создать «санитарный кордон» вокруг России и служить проводником враждебного влияния на нашу страну. Эту роль в полной мере выполняет не только Польша и другие страны бывшего Варшавского договора, но и Грузия, а также бывшие советские прибалтийские республики. В книге исследуются исторические, политические и психологические причины превращения Польши в лимитрофное государство, объясняется трагическая роль в этом процессе ее национальной элиты. Главная мысль и идейный стержень книги — необходимость высочайшей ответственности национальной элиты за формулирование смысла жить в своей стране, отстаивать сплачивающие народ ценности, преследовать единую цель, объединяющую народ, власть и бизнес. Элита — это беззаветное служение Родине, а не своим прихотям, алчности, амбициям и высокомерию. Но этому необходимо не только специально учить, но и желать учиться.
Польская элита, допустившая три раздела Польши, заведшая свою страну в тупик в годы, предшествующие Второй мировой войне, является главным виновником нынешнего кризисного положения Польши и проведения ее антироссийской политики. Монография доктора психологических наук, профессора МГУ им. М. В. Ломоносова Н. М. Ракитянского и кандидата физико-математических наук, старшего научного сотрудника ИПУ РАН С. Н. Бухарина «Россия и Польша: опыт политико-психологического исследования феномена лимитрофизации» — пособие для элит стран-лимитрофов. Она учит их, что принадлежность к элите предполагает не право на сверхпотребление, а обязанность объективно, точно и полно знать о причинах успехов и неудач своих предшественников.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Сб Фев 16, 2013 6:21 am

Ursa Отправлено Вчера, 01:04

Якуб Корейба Если бы Польша была на месте России…

Польша часто критикует Россию за имперские замашки в Восточной Европе. Наше возмущение напоминает, однако, уроки морали, даваемые старой тёткой молодой привлекательной барышне.

Многие государства и народы имеют причины критиковать Россию за различные аспекты её прошлой и нынешней политики. Однако указывать на замашки доминирования над соседями - как раз со стороны Польши это лицемерие и фарисейство.

Столкновение польского и русского империализма

Потому что как в Польше, так и в России на определённом этапе истории национальной идеей стала экспансия и расширение влияния на территории, всё более отдалённые от этнического центра. Из-за объективных географических условий и ряда субъективных политических выборов, совершённых правителями и элитой, польский и русский экспансионизм столкнулись и в течение нескольких веков оставались в состоянии перманентного соперничества.

Земли и народы Восточной Европы оставались предметом аппетитов обоих государств и в результате стали катализатором продолжительных конфликтов. Из этого исторического столкновения победительницей вышла Россия, что принудило Польшу не только к пересмотру фундаментальных принципов политики по отношению к соседям, но также к созданию изначально новой идеологии присутствия в международных отношениях в регионе. Идеологии, которая, не имея средств для создания позитивного проекта, сосредоточилась на критике России и торпедировании её активности.

Отказ от польской экспансии на восток был вынужденным

Кроме вынужденного обстоятельствами отказа Польши от идеологии экспансии на Восток, историческая память всё ещё стимулирует ностальгию и диктует рефлективное сопротивление освоению Россией того, что «наше».

Следует честно признать, что неприязнь к политике русских по отношению к бывшим польским Кресам порождена завистью, что это именно им на определённом этапе истории удалось выиграть цивилизационное сражение за господство над зоной влияния между Балтикой и Чёрным морем.

Польша вышвырнута из евро- Кингсайза

Тем более что присоединение этих земель автоматически возвысило Россию до ранга региональной державы и дало пропуск в европейский Кингсайз, из которого вышвырнули Польшу. Так что громкая критика российского империализма – это не что иное как попытка затемнить тот факт, что Польша оказалась по отношению к тем же самым землям и народам гегемоном-неудачником и нищим империалистом, который не справился с серьёзным заданием.

Поляки завидуют русским

Когда мы возмущаемся имперской политикой России по отношению к Киеву, то чаще всего не потому, что нам жаль задавленного суверенитета украинцев, но потому, что, согласно нашему глубочайшему убеждению, они выбрали себе неправильного покровителя. Критика империализма не является выражением любви к свободе «нашей и вашей», которой украинцы и белорусы ни в Первой, ни во Второй Речи Посполитей не имели, но исключительно критикой российского империализма. Следует заметить, что русскую политику мы не любим именно за совершение того, чем нам самим совершить не удалось. Раньше ставкой был «жёсткий» контроль, часто состоявший в инкорпорации, сегодня это мягкое покровительство.

Историческая логика показывает, однако, что не стоит возвращаться в мыслях во времена доминирования над Восточной Европой и тем более основывать на этой традиции проекты на сегодня и на завтра. Империализм, как в своей царской и советской, так и в демократическо-шляхетской форме показал свою неэффективность, а крах его различных воплощений доказал, что как польская, так и российская «вертикаль» не имеет права на существование. В Центрально-Восточной Европе процессы де-империализации на политико-стратегическом уровне можно считать закончившимися, а экономическая и культурная деколонизация набрала темп, при котором её трудно будет остановить, а тем более повернуть ход обратно. Следует помнить об этом сегодня, когда в Польше можно наблюдать тенденции, склонные видеть историческую логику в последовательности: возрождение суверенитета - возвращение в Европу - восстановление роли лидера на Востоке.

Следует ясно сказать, что попытки стратегической подмены уходящей из региона России и определения державной роли Польши при помощи критериев вертикальной зависимости и контроля над соседями не только некрасивы, но и контрпродуктивны. В ситуации вакуума, созданного распадом СССР, стоит помнить, что минувшее доминирование над регионом не даёт нам права поучать соседей в вопросах устройства их государств, а также выбора стратегической ориентации и заграничных партнёров. Суверенитет – это, в сущности, агрегированная форма свободного выбора, которой обладает каждая человеческая личность, и если окружающие нас на востоке народы принимают решения о самостоятельном политическом бытии, то они имеют право самим выбирать стратегические объединения, включая и союз с Россией, а подсчёт прибылей и убытков следует оставить им самим. Вместо того, чтобы растрачивать средства на нейтрализацию России и строительство вокруг неё санитарного кордона, стоит привести нашу страну в такое состояние, при котором Украина, Белоруссия и другие страны сами горячо пожелают союза с Польшей.

Так что карты, изображающие Польшу от Балтики до Чёрного моря, лучше повесить над письменным столом как украшение и сосредоточиться на строительстве потенциала цивилизационной привлекательности. Быть лидером – это не значит принуждать к покорности, но значит подавать пример, который соседи по собственной воле будут воплощать в жизнь. Если они не хотят этого делать, то не от зависти, неблагодарности или извращённого национализма, но из-за дурного качества наших образцов.

КОММЕНТАРИИ

Ludwik J- Одним словом, аргументы положидельно (причём через д) мерзкие. Глупость и невежество, опирающиеся на русский пропагандистский вариант истории. Достаточно, например, вместо поляков и русских подставить гитлеровцев и евреев и рассуждать о том, что в Центрально-восточной Европе в XX веке столкнулись две имперские идеологии, немецкого нацизма и еврейского капитализма, и евреи заплатили за свою имперскую идеологию весьма кроваво… и таким образом можно подставлять по этой формуле, основанной на лживых предпосылках и примитивном волюнтаризме. Пан Якуб, с поляками такие фокусы не пройдут. Из ложных посылок (русской пропаганды) Вы никогда не сделаете истинных выводов. О святом, государственном русском вранье не дискутируют, его просто осмеивают, так же, как и идеологию немецкого расизма.

Gordon
- Несколько слов правды больно задели предыдущего оратора?

Ludwik J
- «Критика империализма не является выражением любви к свободе «нашей и вашей», которой украинцы и белорусы ни в Первой, ни во Второй Речи Посполитей не имели…».
??? В I Речи Посполитей ещё не было ни белорусов, ни тем более украинцев. Да, существовало понятие Великого Княжества Литовского Белой Руси как определение славянской территории, главным образом, на Заднепровье с главным городом в Смоленске, но это были люди, которые в повседневной жизни говорили по-польски, так же, как и вся славянская Литва. Это касалось Смоленского княжества, Мстиславской Земли и частично Витебской Земли. Это именно к ним относилось приложение к Литовскому Статусу времён конца правления Сигизмунда Августа Ягеллона. Украина, прежде этнически польская, была до конца XVI века совершенной пустыней, а начала наполняться в большом количестве беглецами из царства московского только после неудачных антицарских восстаний во времена так называемой Смуты. Это не Королевство Польское пришло к так называемым украинцам, но совсем наоборот, это именно беглецы из Москвы сбежали в Польшу, «на свободу», на безлюдное татарское пограничье, и лишь через много поколений становились уже под русской оккупацией украинцами.
Прежнее население восточной части Литвы, то есть Белой Руси, было обречено царями на полное уничтожение за «предательство веры», главным образом, во второй половине XVII века. Сегодняшние так называемые белорусы – это в большинстве своём московские военные колонисты, женившиеся на польских девушках, которые через брак с москалём могли частично спасти семью от вывозки в Сибирь после Январского восстания, когда даже вне дома нельзя было заговорить по-польски, так что простонародье, не зная московского языка, начинало калечить московские слова по-польски, а польские по-московски, и таким образом возник так называемый тутейший язык, который москали в СССР называли колхозным языком.
Что касается западных украинцев на Подкарпатье, то это результат 200-летней колонизации пустых территорий на основании так называемого валашского права, то есть опять-таки не Польша к ним пришла, а они пришли к Польше «на свободу», убегая из турецкой неволи с Балкан, главным образом, из Болгарии. Сравнивая строй Польши (Имперской?) с рабовладельческим строем Российской Империи, можно смело утверждать, что и сегодняшний Евросоюз является экспансионистской захватнической Империей.
Следует при этом непременно запомнить, что Уния Польши с Литвой – это не была какая-то персональная уния, как Уния Польши со Швецией при Сигизмунде III Вазе, или как Уния Польши и Венгрии при Людовике Венгерском. Уния Польши с Литвой – это была такая Уния, как присоединение ГДР к ФРГ. Это была уния в рамках одного и того же народа, разделённого иностранными нашествиями в середине XI века, поэтому в польско-язычной славянской Литве аристократия была родом из бывших захватчиков - русо-скандинавских, татарских и прусских из Жмуди. Аристократия эта стала польской через законное усыновление взамен за восстановленное единство славянских территорий.
Жмудь и другие балтийские территории имели в Польше совершенно иные права и обязанности, они совершенно добровольно присоединились к Унии и совершенно самостоятельно управляли своим местными законами, финансами и вооружёнными силами. Жмудь, Княжество Прусское и Инфлянты имели в Польском Королевсте значительно более широкие права и бОльшую свободу, чем сегодня Польша имеет в Евросоюзе. А теперь, пан Якуб, если это Ваше настоящее имя, а не псевдоним, прошу сравнить государственный строй Польского Королевства, которое было конфедерацией КНЯЖЕСТВ, ВОЕВОДСТВ, ЗЕМЕЛЬ И ПОВЯТОВ с абсолютно рабовладельческой московской империей, исток которой – это не какая-либо этническая власть над какой-то территорией, а разноэтнический монгольский аппарат порабощения, который после того, как Тамерлан разбил Золотую Орду, заново и типично монгольским образом завоёвывает давние территории, зависящие от Золотой Орды, и основным государствообразующим инструментом которого всегда является массовое убийство покорённых мужчин , равнение на ось повозки, массовые изнасилования женщин, чтобы иметь рабочую силу для армии.

Right citizen
- Можно ещё добавить, согласно этой логике, если бы палестинцы были на месте евреев, тибетцы на месте китайцев, индейцы на месте конквистадоров. Интересно, кому в Польше выгодно оправдывать бандитов – и тех, с запада, и этих, с востока?

Ludwik J
- Выгодно путинистам в Польше.

Ludwik J
- Россия – это такая империя, которая при помощи планомерного убийства порабощённого населения постепенно становится этнической территорией москалей. Москали же никаким древним этническим народом не являются, а всего лишь побочным продуктом существования этой империи. Опричнина в тогдашнем Московском царстве убила почти всех славянских мужчин, потому что они не годились в рабы. Большевизм убил около 60-80 миллионов порабощённого населения, потому что, по мнению москалей, они не годились в русские и в минуту упадка России после Первой мировой войны пытались освободиться из русского рабства. Завидуют ли поляки русским? Я думаю, что так же, как евреи завидуют нацистам, или как индейцы и негры завидуют янки.
Доминирующее чувство поляков по отношению к России - это презрение к организованному бандитизму, а по отношению к русским – презрение в соединении с жалостью к одураченным рабам, которыми правит международный бандитизм, организованный в государство (хамство) российское.
Все соседи России желают ей одного и того же, то есть чтобы она наконец скончалась, потому что она является вечной угрозой для всех соседей. На протяжении столетий всё более усиливается страх всех соседей России перед русским бандитизмом. Единственный продукт, который является флагманским экспортом России (и которым они гордятся) – это экспорт организованного бандитизма, потому что ничего нормального никогда в России хорошо произвести невозможно, потому что рабство не способствует качеству, а страх, в конце концов, имеет свои границы, когда людям уже не хочется жить. Отсюда вечные в России бунты и революции доведённых до крайности людей.

Janusz R
- В России есть деньги на такие медийные провокации, не так ли, пан Автор?

Uważny polak
- Якуб Корейба – следует запомнить эту фамилию. Это москальский агент влияния, он подсовывает нам наихудшую стратегию. Им должны заинтересоваться соответствующие службы.

Interia.pl Jakub Korejba Gdyby Polska była na miejscu Rosji...

"Выгнали из дисбата за зверства". (с) Мелоди.
Ursa jest chyba jakims emerytowanym kapitanem KGB lub nawet moze NKWD (с) Nachalnik
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Чт Фев 28, 2013 7:20 am

http://www.diletant.ru/blogs/2610/4499/ "Дилетант" 26 февраля //15:39
Автор Мезенцев Дмитрий. Историк. Член польского общества "ПОЛЯРОС" 150-летие Январского восстания 1863 года

В 2013 году в Польше будет отмечаться 150-летие Январского восстания 1863 года-последнего восстания в XIX веке на польских землях, пытавшихся бороться за восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года.

Здесь необходимо будет обратиться к той ситуации существовавшей на польских землях к 22 января 1863 года. После поражения Ноябрьского восстания 1831 года (конец января начало октября) царские власти стали преследовать его участников и жителей Королевства Польского. Николай I (1796-1855) упразднил автономию Королевства: заменил конституцию Органическим статутом, ликвидировал Сейм и распустил армию, ввёл военное положение, которое сохранялось 27 лет, обложил население высокой контрибуцией и заставил содержать 100-тысячную российскую армию на польских территориях.

Королевством с тех пор самовластно правил наместник, которым был назначен взявший Варшаву фельдмаршал Иван Паскевич. Со временем школы были переданы в ведение министерства просвещения в Петербурге. Постепенно в них, как и в учреждениях, стали вводить русский язык. Дети, родившиеся от смешанных браков, должны были исповедовать православие. Резко обострилась цензура, а в судопроизводстве действовал российский уголовный кодекс.

После поражения восстания был снят с поста польского наместника в Познанском Великом княжестве Антони Радзивилл, а председателем провинции назначен известный своими крайне антипольскими взглядами Эдуард Флотвелл. Гонениям подвергались не только повстанцы, у которых отбирали имения, но и всё население Великой Польши. В учреждениях и школах польский язык был заменён немецким. Была введена прусская система мер и весов, ликвидированы монашеские ордена, а их имущество конфисковано. У поляков скупали земли, на которых селились немецкие колонисты.

В 1823 году в Познанском Великом княжестве была проведена реформа по раскрепощению крестьян. Они могли приобретать права на находившуюся в их пользовании землю, выкупив её у прежнего владельца. Эта реформа позволяла стать самостоятельной значительной части крестьян и вместе с тем давала бывшим землевладельцам финансовые средства на модернизацию хозяйства.

Представители польской шляхты и интеллигенции решили воспользоваться этой благоприятной ситуацией, считая что самым действенным способом защиты национальных интересов от угрозы германизации будут не заговоры или вооружённая борьба, а органический труд, т.е деятельность, направленная на повышение экономического и культурного уровня жизни общества и его способности к самоорганизации.

Эдвард Рачиньский подарил Познани библиотеку, а Титус Дзялыньский организовал в Курнике библиотеку и музей ценных печатных изданий и манускриптов. Когда в 1840 году натиск германизации несколько ослабел, в Познани по инициативе известного врача Кароля Марцинковского было образовано Общество научной помощи, которое занималось сбором средств на стипендии для одарённой и малоимущей молодёжи.

Провинцией «Королевство Галиции и Лодомерии» правил от имени императора губернатор. Официальным языком был немецкий, государственные служащие – обычно немцы или чехи. В школах, кроме приходских, учителями были преимущественно немцы, так что преподавание велось на немецком языке. Действовала жёсткая цензура, ограничившая свободу высказываний журналистов и писателей. Галиция с её ограниченными возможностями сбыта сельхозпродукции, не имевшая развитой промышленности, переживала экономический застой.

Важнейшим научно-культурным центром Галиции стал основанный в 1817 году Юзефом Максимилианом Оссолинским Национальный институт Оссолинских, при котором действовали библиотека, музей и польская типография. Он финансировал также научные труды и издания. Поражение восстания и репрессии властей после его подавления не сломили волю народа к борьбе за национальную независимость. Пылких юношей поддерживали и поощряли к действию эмиссары – связные между эмиграцией и родиной. В подпольной деятельности прежде всего участвовали молодёжь, мелкая и средняя шляхта, интеллигенция, а с начала сороковых годов – мещане и крестьяне.

Первой, неудавшейся попыткой возобновить вооружённую борьбу была экспедиция полковника Юзефа Заливского, организованная единомышленниками Лелевеля в 1833 году. Её участники пробрались из Галиции на территорию Королевства Польского, но через несколько недель вынуждены были отказаться от своей затеи : их агитация не сумела поднять на борьбу за независимость уставших от репрессий жителей страны.

Исключительно важную роль в пробуждении надежд на освобождение от чужеземного ига сыграл Шимон Конарский. Этот офицер-повстанец и соратник Лелевеля организовал на территории, захваченной Россией, конспиративную сеть, простиравшуюся до Киева и Вильно. Он мечтал о создании общепольской организации по подготовке восстания. Арестованный царской полицией в 1838 году, он подвергся жестоким пыткам, но никого не выдал. Был приговорен к смертной казни и публично расстрелян в Вильно.

В трёх частях разделённой Польши, по инициативе Польского демократического общества, был организован заговор, руководители которого собирались поднять восстание в начале 1846 года. В ночь с 21 на 22 февраля в Кракове вспыхнули бои, в результате которых австрийские войска вынуждены были отступить за пределы города. Тут же был провозглашен Манифест Национального правительства : «Поляки! Час восстания пробил – вся растерзанная Польша поднимается и сражается... Нас двадцать миллионов, так восстанем все как один, и нашу мощь никакая не одолеет сила». Манифест призывал народ к участию в восстании, обещал ликвидировать сословные различия и дать крестьянам землю.

1849-1849 гг. ознаменовались в Европе революционными выступлениями и национально-освободительной борьбой народов Центральной и Восточной Европы за свою независимость.Эти события получили название Весны народов. Весна народов началась в январе 1848 г. с восстания на Сицилии, а в феврале ознаменовалась событиями в Париже. Во Франции требования сводились к введению всеобщего избирательного права и защиты рабочих. Король Луи-Филипп I Орлеанский ( 1773-1850 ) отрекся от престола и бежал в Лондон. Временное правительство провозгласило Францию республикой. В марте события стали нарастать, их можно сравнить по характеру с событиями "арабской весны" на Ближнем Востоке. Волнениями были охвачены Австрия, Пруссия и другие германские государства. Позже революционная волна перекинулась на Венгрию и итальянские государства Аппенинского п-ова. На борьбу поднялись также румыны, чехи,словаки.

Кроме Франции, революционное и национально-освободительное движение закончилось повсеместным поражением, его результатом стало образование парламентов и принятие конституций, гарантирующих гражданские права и свободы. В марте 1848 г. в Вене вспыхнула революция, в результате которой сменился император Фердинанд I Добрый ( 1793-1875), который отрёкся от престола в пользу своего племянника Франца-Иосифа I ( 1830-1916). Он был вынужден объявить амнистию, провозгласить свободу печати и обещание ввести конституцию.

На события в Вене откликнулись жители Львова и Кракова, проходили патриотические манифестации с требованием создавать польские органы власти, они направили коллективное письмо с требованием к императору, в частности, образования отдельного Сейма, введения польского языка в школах, учреждениях и отмены барщины. Австрийские власти обеспокоенные решением польских патриотов провозгласить акт раскрепощения, были вынуждены принять контрмеры, наместник граф Франц Стадион, без согласования с Веной, от имени императора провозгласил патент раскрепощения - правовой акт, отменяющий барщину с передачей земли крестьянам.

Тем самым, австрийские власти привлекли на свою сторону крестьян и помешали патриотам подключить широкие слои населения к борьбе за независимость. Польские органы власти, созданные в Галиции : во Львове и Кракове были вынуждены прекратить свою деятельность. Одновременно был образован Национальный комитет в Познани. Который был призван добиваться предоставления широких полномочий Великому княжеству. К требованию введения польского языка в школах и учреждениях добавилось - формирование польского воинского корпуса. Прусские власти пошли на уступки - были образованы польские местные власти и вооружённые отряды.

Несмотря на это, прусские власти стали сворачивать свои уступки. Были усилены раскартированные в Великом княжестве войска и было введено осадное положение. Поляки начали готовиться к борьбе. Прусские власти предложили разделить Великую Польшу на две части - немецкую и польскую. Поляки отклонили это предложение и начались вооруженные действия. После победы под Милославом и Соколовым в ряды повстанцев стали поступать крестьяне и мещане, однако это не помогло, перевес был на стороне прусской армии. После поражения восстания прусское правительство аннулировало все уступки полякам и жестоко наказало его участников.

В борьбе за свободу народов и права угнетённых участвовало много поляков, главным образом эмигрантов 1831 г., но немало было и тех, кто весной 1848 г. покинул Познаньщину и Галицию. " За вашу и нашу свободу " они сражались в 1849-1849 гг. во Франции, Итальянских государствах, Германии и Австрии. Адам Мицкевич сформировал в Риме Польский легион, который под лозунгами христианского братства людей сражался вместе с итальянцами против Австрии. Армией Королевства Сардинии командовал генерал Войцех Хшановский, на Сицилии и в Бадене воевал генерал Людвик Мерославский, другие эмигранты сражались в Рейнской области, Саксонии и Баварском Пфальце. Генерал Юзеф Бем командовал обороной революционной Вены в боях с австрийской армией , затем частью венгерских войск в войне против Австрии и России, а позднее был назначен командующим венгерскими революционными войсками. В этой войне отличился также генерал Генрик Дембиньский.

В середине 50-х годов XIX в. ожили надежды жителей польских земель, продолжавших оставаться под российским господством, на улучшение положения. Россия, желая завладеть проливами Босфор и Дарданеллы, объявила войну Турции. Англия и Франция, опасаясь чрезмерного роста могущества России, выступили на стороне Турции. Союзные войска высадились в Крыму и заняли Севастополь.

После Крымской войны в России начался период "оттепели". На трон после смерти Николая I вступил его сын Александр II ( 1818-1881 ). Поляки надеялись, что реформы , обещанные новым императором, охватят не только Россию, но распространятся также на Королевство Польское и что будут восстановлены конституционные свободы, полная автономия и национальная армия , что изменится положение отнятых земель. Александр II, прибыв в Варшаву заявил : " Никаких иллюзий, господа, никаких иллюзий!". Но всё же было отменено военное положение, объявлена амнистия узникам и ссыльным, дано согласие на создание Медико-хирургической академии и Сельскохозяйственного общества, объединившего помещиков.

Жители Королевства рассчитывали на большие уступки. Молодое поколение не желало мириться с ограничениями, навязанными царскими властями. Свидетельством патриотических чувств стали проводимые польскими патриотами манифестации, устраиваемые по случаю исторических годовщин или же в честь славных поляков. Так в 30-ю годовщину битву за Ольшанку Гроховскую собравшиеся начали петь патриотические песни, в том числе, "Jeszcze Polska nie zginela" ("Ещё Польска не сгинела") войско разогнало манифестантов, среди них были убитые, которым устроили торжественные похороны.

В польском обществе произошёл раскол на умеренных во главе с Анджеем Замойским, которые надеялись восстановить Автономию мирным путём и радикалов, стремившихся к вооружённым методам борьбы. Умеренные обратились к царскому наместнику Михаилу Горчакову. Власти согласились пойти на уступки, было восстановлено гражданское правительство, вопросами Просвещения занялась Правительственная комиссия в Варшаве.

Указ 1861 г. об отмене крепостного права, не касался крестьян Королевства, т.к они уже не были лично зависимыми и им не было запрещено покидать деревню. Декрет июня 1862 г. не удовлетворил крестьян - они стали требовать землю, отказываясь платить оброк и отбывать барщину.

Царское правительство старалось привлечь к сотрудничеству поляков, что было нелегко, поскольку и умеренные, и радикалы считали взаимодействие с царизмом - изменой национальным интересам. В состав правительства Королевства решил войти маркиз Александр Велёпольский, считавший, что Королевство Польское должно сохранить тесную связь с Россией и в рамках этого государства пользоваться более широкой автономией. Его заслугой было введение польского языка в государственных учреждениях и системе образования. Также создание Главной школы - университета в Варшаве, обложение оброком крестьян и уравнение в правах евреев.

Умеренные и радикалы осуждали политику Велёпольского. Расхождения между ними были по поводу методов борьбы. Белые выступали за мирные, ненасильственные действия, красные же готовились к восстанию. Они были лучше организованы, поэтому создали польское подпольное государство, действовавшее на территории всех трёх разделов - с воеводскими, окружными и городскими органами власти, тайной полицией и тайной почтой. Во главе красных встал Центральный национальный комитет. В подготовке восстания активное участие принял Ярослав Домбровский, капитан царской армии. Он подключился к деятельности красных. Был арестован, приговорен к 15 годам каторжных работ. Позже бежал из Сибири и пробрался в Париж.

Маркизу Велёпольскому стало известно о подготовке восстания, намеченного на весну 1863 г., поэтому он объявил чрезвычайный рекрутский набор, в который забрили около 10 тыс. "политически неблагонадежных". В этой обстановке Центральный национальный комитет принял решение начать восстание не весной, как планировалось и вот, 22 января 1863 г. он провозгласил себя Временным национальным правительством , опубликовав Манифест : " К оружию, народ Польши, Литвы и Руси, к оружию! Ибо час совместного освобождения уже пробил, старый меч наш обнажён, святое знамя Орла, Погони и Архангела развёрнуто".

Против 100-тысячной царской армии выступили наспех организованные, слабо вооружённые отряды. Первые сражения - под Венгровом, Семятычами, Меховом, - показали превосходство российских войск. Развернулась партизанская война. Не помогло : издание национальным правительством декрета о раскрепощении крестьян, привлечение белых к работе в правительстве, ко всему прочему не хватало боеприпасов, одежды, продовольствия. К концу июля соотношение между царскими войсками было - 340 тыс. солдат на 20-30 тыс. партизан.

Положение повстанцев было тяжёлым, не помогло полякам и то, что на их стороне было общественное мнение европейских стран. Прибывали добровольцы из Венгрии, Италии, Франции, Германии и Чехии. Правительство Франции, Англии и Австрии ограничились дипломатическими письмами, содержащими требования по предоставлению Королевству Польскому автономии, император отклонил их и отказался обсуждать внутренние дела России. В мае 1863 г. был обнародован указ о наделении землёй крестьян в Литве, в Белоруссии и Украине. Через несколько месяцев Александр II сместил маркиза Велёпольского с поста главы правительства Королевства и назначил новых губернаторов : в Литве Михаила Муравьёва, прозванного Вешателем и Теодора Берга в Королевстве Польском. Оба осуществляли жесточайший террор, арест и конфискацию имущества повстанцев и им сочувствующих, ссылкой в Сибирь. Казни совершались публично. Осенью 1863 г. члены Национального правительства передали всю власть Ромуальду Траугутту, бывшему офицеру царской армии. Став диктатором восстания, он проявил организаторские способности, он ввёл единую организацию вооружённых сил, подчинил гражданскую организацию. Однако восстание пошло на убыль, сказалось усталость народа от репрессий царских властей. В апреле 1864 г. Траугутт был арестован и в августе казнён в варшавской цитадели.

В марте 1864 г. был обнародован царский указ о наделении землёй в собственность крестьян Королевства Польского на условиях Манифеста Национального правительства, что окончательно отрвало их от восстания. Бои стихали, царские войска громили повстанцев в Свентокшишских горах, на Люблинщине, в Подлясье, в Жмуди.В общей сложности во время восстания, с января 1863 г. и до весны 1864 г. было свыше 1200 стычек с росийскими войсками в Королевстве Польском, Литве, Белоруссии и Украине. Талантливыми военачальниками проявили себя Лянгевич в Свентокшишских горах, Зыгмунт Сераковский в Литве, Константин Калиновский в Белоруссии, Юзеф Хауке-Босак в Сандомирском и Краковском округах. ( Последний является братом Юлии фон Хауке 1825-1895, матери принца Александра I Баттенбергского ( 1857-1893), об этом я напишу чуть позже ).

Последнее в XIX в. крупное национально-освободительное восстание продолжалось дольше всех остальных - почти полтора года. Несмотря на жестокие репрессии по отношению к польской шляхте, можно с уверенностью сказать , что только благодаря ему, крестьяне Королевства " получили землю - формально от царя, но на условиях продиктованных Национальным правительством. Условиях более выгодных, чем где-либо в Центральной и Восточной Европе". Эта борьба всколыхнула национальные чувства в Познанском Великом княжестве и в Галиции, а также в Силезии, Поморье, Варшаве и Мазурском поозерье. В борьбе с захватчиками польское общество сплотилось, проявило готовность пойти на огромные жертвы, продемонстрировало небывалую дисциплину, по сей день вызывающую восхищение.

Повстанческие выступления раскрыли силу связей между землями бывшей Речи Посполитой. И в Ноябрьском, и в Январском восстаниях бои велись не только на польских землях, но и на литовских, белорусских и украинских, а население польских территорий под властью Пруссии и Австрии поддерживало повстанцев. В Европе никто не мог усомниться в существовании народа, столь решительно отстаивавшего свои права.
===================================
Видали, какая публика отборная?!? pig Twisted Evil Basketball cheers
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
glover



Количество сообщений : 393
Дата регистрации : 2011-04-15

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Пн Мар 04, 2013 7:43 am

Невзирая на заслуги.

fish12a
4 марта, 14:58
За что боролся, на то и напоролся
Где положишь, там и потеряешь
Как аукнется, так и откликнется
Каковы порядки, таковы и взятки
Любишь кататься, люби и саночки возить
Век живи, век учись. А умрешь дураком
Дурака учить - что мертвого лечить


Велик и умен русский народ.
А вот интересно, в Польше есть аналоги наших пословиц и поговорок?

Леха Валенсу хотят засудить за гомофобию

Бывший президент Польши, обладатель Нобелевской премии мира Лех Валенса в интервью польскому телеканалу TVN очень нелестно высказался о гомосексуалистах. Теперь политические оппоненты угрожают засудить его.
В ходе выступления на телевидении Л.Валенса решил быть предельно искренним.
Цитата :
"Если уж гомосексуалисты присутствуют в парламенте, то сидеть они должны где-нибудь на задних креслах. А лучше вообще за стеной",
- заявил он.
Цитата :
"Раз уж они говорят, что являются меньшинством, то пусть не изображают себя большинством. Раз меньшинство, то пусть занимаются мелкими проблемами, а не стремятся к высотам и не выбивают для себя привилегии от большинства",
- рассказал бывший президент Польши.

Слова Л.Валенсы разозлили многих его оппонентов, в том числе депутатов парламента, среди которых действительно есть представители секс-меньшинств – один гомосексуалист и один транссексуал. "Это выступал не человек, а троглодит", - заявил заместитель спикера парламента Ежи Вендерлих. "Я удивлен, что общество только сейчас заметило – Валенса не следит за языком, а его взгляды очень далеки от политкорректности", - вторил ему член Европарламента от Польши Адам Бьелан.

Экс-депутат парламента Рышард Новак пообещал подать на Л.Валенсу в суд, а известная польская журналистка Моника Олейник уже призвала лишить основателя "Солидарности" Нобелевской премии.

Статьи по теме:
http://top.rbc.ru/society/06/09/2012/668359.shtml
http://top.rbc.ru/politics/04/03/2013/847770.shtml

Подвел борец общечеловеческую общественность. Подвел.
Отрицнул европейские ценности. Проявил неполиткорректность.
Стал троглодитом.

Лишить его нобелевской премии!
Аннулировать все достижения его страны того времени!
Вернуть Польшу в состояние до 1990 года перед приходом Валенсы к власти!

Это ведь вам не какая-то дурацкая Россия, где современник Валенсы горби разрушил огромную страну, и ему за это ничего не было! Даже нобелевской премии не лишили!
Потому что политкорректен и любит педерастов.
geek
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Чт Мар 07, 2013 5:32 am

http://www.novpol.ru/index.php?id=1817 Новая Польша №2 / 2013
Пётр Черёмушкин МАРШАЛ РОКОССОВСКИЙ — ВЕРНЫЙ СЫН ИМПЕРИИ
Наверное, нет другой такой личности в истории ХХ века, которая бы столь по-разному оценивалась в России и в Польше, как «маршал двух народов» Константин Константинович Рокоссовский. В трактовке этой важнейшей фигуры военной истории также проявляется различие в мироощущении и восприятии — как в России, так и в Польше — Второй Мировой войны, послевоенного обустройства Восточной Европы и оценок того, как русские и поляки строили свои отношения по окончании войны.

Это различие в восприятии роли исторической личности можно сравнить с отношением к фельдмаршалу Суворову, который в России — герой победоносных походов, а в Польше — душитель восстания в варшавском районе Прага. Но, как это часто бывает при рассмотрении сложной и крупной личности, реальная ситуация оказывается значительно более сложной и запутанной, чем простой ярлык, всегда оказывающийся полуправдой. Особенно потому, что в отличие от Суворова Рокоссовский был этническим поляком и состоял на русской и советской службе.

В 2009 г. в Вашингтоне, в фойе Центра Вудро Вильсона, мне пришлось увидеть большую фотовыставку, посвященную тому, как после 1945 г. Польше был навязан коммунистический строй по советскому образцу, как страна прошла через него со всеми волнениями и борьбой за самостоятельность и как в 1989 г. «соскочила» с советской орбиты. На одной из первых фотографий, которую правильнее назвать огромным плакатом, был изображен во весь рост красавец-кавалерист верхом на боевом коне, в конфедератке и аксельбантах — маршал Польской Народной Республики Константин Рокоссовский. Для поляков, не упускающих случая рассказать американцам о бедах, нанесенных им Россией, портрет этого человека, представленный в столице США, — символ советизации и чуждого режима, установленного в Польше после окончания Второй Мировой войны, когда страна была фактически лишена суверенитета.

В России маршал Советского Союза К.К.Рокоссовский — один из легендарных творцов великой победы, 65-летие которой отмечалось в 2010 году. Это полководец в плеяде советских маршалов, чье имя навсегда вошло в историю со знаком плюс. Но главное: Рокоссовский — это человек, отличавшийся от других советских военачальников своим нормальным людским поведением, не душегуб и не изверг, бросавший в топку войны пушечное мясо, а настоящий «отец солдатам». О нем в войну солдаты пели: «И не его ли обнял Рокоссовский, срывая орден со своей груди».

При этом герой-полководец — один из тех, кто переломил хребет гитлеровской военной машине во время битвы под Москвой и под Сталинградом, организатор победы на Курской дуге, командующий войсковой операцией в Восточной Пруссии, в ходе которой гитлеровцы были выбиты из Кенигсберга, Данцига, Штеттина, и, наконец, командовавший парадом Победы. И не менее важно, что Рокоссовский — один из тех, кто попал в молотилку сталинских репрессий в 1937 г., отсидел три года в тюрьме по надуманному обвинению. Всё это подробно описано в новой биографии маршала, вышедшей в Москве в серии ЖЗЛ в 2010 году.

Известный российский историк, публицист и литературовед Борис Соколов посвятил маршалу К.К.Рокоссовскому свою 60 ю по счету книгу. Книга поступила в российские магазины и уже нашла своего читателя. Это объемный и очень живо написанный труд, в котором впервые за многие годы предпринимается попытка посмотреть на маршала с позиций XXI века. Теперь, когда пришло время, когда открылись многие архивы, когда возникает множество вопросов и споров о войне и послевоенном устройстве Европы, Борис Соколов в книге «Рокоссовский» собрал и попытался распутать исторические узлы, память о которых сохраняется в воспоминаниях тех, кому не чужды переживания о прошлом.

Б.Соколов — автор многих книг, посвященных советским политическим и военным деятелям («Жуков — портрет без ретуши», «Буденный», «Берия», «Тухачевский»). Но впервые, если говорить о военачальниках, о которых Б.Соколов писал, в строках этого без преувеличения огромного писательского и исторического труда чувствуется симпатия и даже сочувствие автора к великому человеку, который ходил по улицам Москвы еще недавно, при жизни нынешнего поколения. «Без сомнения Рокоссовский был самым симпатичным из советских маршалов, — пишет Б.Соколов в предисловии к своей книге. — Галантный красавец почти двухметрового роста, всегда строгий, подтянутый, без малейшего изъяна в форменной одежде, он всегда нравился женщинам. Писать на эту тему в советское время было строго запрещено, а когда появилась мода на такие публикации, Рокоссовский был мощно заслонен фигурой Жукова, к личной жизни которого публика питала повышенный интерес».

Обращение Б.Соколова к биографии Рокоссовского не вызывает удивления, кажется вполне закономерным, так как автор хорошо знает польскую тему и военные сюжеты, связанные с ней. В изучении «белых пятен» в истории польско-российских отношений у Б.Соколова давний опыт. В этом могли убедиться слушатели «Эха Москвы», когда в 2008 г. он обсуждал с тогдашним директором Польского культурного центра И.Гралей проблематику Варшавского восстания 1944 года. История жизни Рокоссовского, написанная Б.Соколовым, — добротное и серьезное произведение, в которое вошли важные открытия, сделанные историком в архивах и в ходе бесед с членами семьи маршала, с внуком Константином Вильевичем и правнучкой Ариадной Константиновной Рокоссовскими. В частности, впервые, еще до выхода сборника «Белые пятна — черные пятна» под редакцией А.В.Торкунова и А.Д.Ротфельда, Б.Соколов разобрал и изучил в российских архивах документы, имеющие отношение к послевоенному пребыванию Рокоссовского в Польше. И, пожалуй, в этом одна из существенных первооткрывательских заслуг автора. «Рокоссовский должен был исключить возможность развития событий в Польше по югославскому образцу, обеспечив с помощью советских офицеров надежный контроль над Войском Польским», — пишет Б.Соколов и приводит все воспоминания очевидцев того, как Сталин принимал решение сделать Рокоссовского министром обороны ПНР.

В 1949 году Сталин вызвал маршала к себе на ближнюю дачу в Кунцево. На веранде Рокоссовский никого не увидел. Из сада появился Сталин с букетом белых роз, и было видно, что он их не резал, а ломал: руки были в царапинах.

— Константин Константинович, — обратился Сталин, — ваши заслуги перед отечеством оценить невозможно. Вы награждены всеми нашими наградами, но примите от меня лично этот скромный букет!

По мнению Соколова, эта история вполне укладывается в порядки российской империи:

«Мне этот эпизод напомнил встречу императора с генералом Ермоловым, у которого царь спросил:

— Чем тебя еще наградить, мужественный старик?

— Присвойте мне звание немца, — ответил Ермолов».

«Рокоссовский ничего подобного не пожелал, но ему было присвоено звание поляка», — иронически отмечает российский историк. При таких обстоятельствах была решена судьба маршала Советского Союза, ставшего маршалом ПНР. Любопытно, что из книги Соколова складывается довольно противоречивое понимание того, говорил ли Рокоссовский по-польски и насколько хорошо. Соколов утверждает, что до приезда в Польшу после войны маршал практически не владел польским языком, забыл его. И уже в Варшаве потребовал для себя хрестоматию, по которой учатся польские школьники. Это звучит несколько странно: семья Рокоссовского была чисто польской, и сестра его прожила в Варшаве почти всю жизнь. Вместе с тем Соколов уточняет: «Очень скоро маршал восстановил навыки польского языка, который был для него родным, и стал свободно говорить по-польски. Причем современники отмечали, что говор у него был тот, который был характерен для Варшавы начала ХХ века, времен его детства». В вышедшем недавно фильме из серии «Хроника забытых побед», посвященном Рокоссовскому, можно услышать его выступление при открытии Вечного огня у Кремлевской стены в 1965 г., где в речи маршала явно чувствуется польский акцент. Не следует забывать, что Варшава начала ХХ века была городом, входившим в состав Российской Империи и говорили там на диалекте, типичном для восточной Польши, а влияние русского языка и русификация также были крайне высоки.

На мой взгляд, история службы и жизни Рокоссовского в послевоенной Польше читается в книге с наибольшим интересом. Б.Соколов без обиняков описывает безобразия, совершавшиеся на территории оккупированной Польши воинами Красной армии, и подчеркивает, что это приводило к росту антисоветских настроений, к тому, что население примыкало к антисоветскому подполью. «Бесчинства новых властей и советских солдат толкали поляков в ряды противников коммунизма», — пишет историк. Не обходит вниманием Соколов и донесения советников МГБ СССР из Варшавы на рубеже 1949-1950 гг. о том, как оттесняли летом-осенью 1949 г. Ролю-Жимерского с поста министра национальной обороны Польши, чтобы подготовить этот пост для маршала Советского Союза К.К.Рокоссовского.

Но по прибытии в Польшу у Рокоссовского отношения стали складываться весьма непросто как с советскими спецслужбами, так и с ЦК ПОРП. В частности, во время беседы с представителем Военной информационной службы, которая исполняла роль политической полиции в Войске Польском, полковником МГБ Д.П.Вознесенским, Рокоссовский схватил его за руку, на которой были видны часы, и дернул ее вверх, так что стали видны идущие от часов провода. И в таком виде вытолкал Вознесенского. «Не оставалось сомнений, что глава Войсковой информации записывал все беседы с Рокоссовским, чтобы затем докладывать о них в Москву», — пишет Б.Соколов.

«Рокоссовский с самого начала понимал, что не все в Польше ему рады», — считает российский историк. Полковнику Ф.Д.Свердлову он позднее рассказывал: «Нельзя сказать, что весь офицерский корпус Вооруженных сил Польши тепло принял меня. Часто во время приездов в дивизии из глубины построенных на плацах для встречи войск слышались одиночные, а иногда и групповые выкрики: “Уезжайте в Россию!”, “Долой красного маршала!”». Маршал вспоминал, что несколько раз за время службы в Польше его машину обстреливали. В августе 1952 г. Рокоссовский вступил в острый конфликт с первым секретарем ЦК ПОРП Б.Берутом из-за попытки маршала добиться повышения денежного довольствия офицеров. «Противостояние достигло такой остроты, что Рокоссовский открыто заявил о невозможности оставаться на посту министра обороны», — отмечает Б.Соколов.

Вопрос о том, был ли Рокоссовский сталинистом или нет, к которому невольно обращается каждый читающий его биографию, носит умозрительный характер и может задаваться только с позиции абстрактной, лишенной понимания исторического контекста. Маршал Рокоссовский по сути был одним из тех столпов, на которых держалась система, выстроенная Сталиным. Когда после смерти «вождя народов» режим не мог более существовать в прежнем виде и стал давать трещины, одними из первых проявлений которых стали события в Познани в июне 1956 года, Рокоссовский оказался главным силовиком, способным применить войска для разгона протестов. Однако, и об этом пишет Соколов со слов правнучки Ариадны, в отношении познанских волнений «никаких документов и приказов о введении войск или открытии огня с подписью Рокоссовского нет»1. В то же время в октябре 1956 г. во время пленума ЦК ПОРП, на котором сторонники Гомулки решили свергнуть сталинистов, первой их целью стало избавиться от Рокоссовского. Но это оказалось нелегким. Соколов считает, что московские руководители в этой ситуации на первых порах «планировали покончить с польскими реформаторами силой, в чем маршалу отводилась немалая роль». Видимо, чувствовал эту отведенную ему роль и сам Рокоссовский. Со слов маршала А.Е.Голованова Б.Соколов приводит воспоминания Рокоссовского: «Польское Политбюро не знает, что делать. День и ночь заседают и пьют «каву». А в стране сложная обстановка, убивают коммунистов... Я слушал-слушал, пошел к себе в кабинет и вызвал танковый корпус...». Как видим, вопросы маршал Рокоссовский решал в духе кавалерийских атак своей молодости. Однако дни его службы в Польше были сочтены, и Рокоссовский был вынужден улететь в Москву — навсегда. «Когда осенью 1956 года маршала фактически изгнали из Польши, он поклялся туда никогда не возвращаться и слово свое сдержал», — пишет Б.Соколов.

Биография Рокоссовского, написанная Б.Соколовым, — это по сути дела обзор самых сложных вопросов советско-польских отношений первой половины ХХ века и особенно военного периода — таких как Варшавское восстание 1944 г., ликвидация Армии Крайовой, послевоенная советизация Польши, проблема восприятия катынского убийства советскими поляками, служившими Сталину, к коим принадлежал и Рокоссовский. Отдельная глава в книге посвящена Варшавскому восстанию и обстоятельствам, ему сопутствующим, а также месту и роли Рокоссовского в этих событиях в том ключе, как их определил Сталин.

Большой раздел в главе «Горе побежденным!» посвящен грабежам и насилию, творившимся в Восточной Пруссии по отношению к немецкому населению, когда Красная армия вошла туда под предводительством Рокоссовского. Соколов не стесняется в описании масштаба и деталей тех бесчинств, которые воины Красной армии творили на территории побежденной Германии и частично Польши. Возможно, кому-то детали изнасилований, совершенных солдатами Красной армии в Германии, покажутся шокирующими и неуместными. Одна читательница даже выразила недоумение, почему нужно было большой кусок текста в книге про Рокоссовского посвящать тому, как насиловали немок, и описывать при этом детали перелома позвоночника.

По утверждению автора, Рокоссовский первым из командующих издал приказ, требующий прекратить насилие против мирного немецкого населения. «И это совсем не случайно. Константин Константинович всегда щепетильно относился к вопросам воинской чести. Ему было очень больно, что его подчиненные совершали преступления против военнопленных и мирного населения, — пишет Б.Соколов. — Рокоссовский, конечно же, не мог совладать со стихией насилия, захлестнувшей советские войска в Европе, но с ней не мог совладать и любой другой командующий фронтом или командарм».

Б.Соколов отмечает двойственность положения маршала, которого в Польше считали русским, а в СССР — поляком. И в обеих странах это принесло ему немало неприятностей. «В Советском Союзе его польское происхождение стало причиной его ареста в 1937 году и более чем двухлетнего пребывания в тюрьме. Национальность послужила и главной причиной того, что Рокоссовскому не дали в 1945 году взять Берлин — эта честь досталась его бывшему подчиненному Жукову, коренному русаку, — справедливо утверждает Б.Соколов. — Из-за той же национальности его отправили после войны в Польшу, во многом чуждую ему к тому времени страну, и заставили в течение многих лет заниматься в первую очередь не военными, а глубоко чуждыми маршалу политическими вопросами».

Автор точно отмечает мифологизированность биографии Рокоссовского в советские времена и причесанность ее под общий ранжир жизнеописаний и мемуаров советских военачальников. «Разумеется, всячески обходились сложности во взаимоотношениях с польским руководством во время пребывания Рокоссовского на посту министра обороны Польской Народной Республики», — пишет Б.Соколов. Историк отмечает, что в советских биографиях не уделялось внимание психологии маршала, его внутренним переживаниям. Формально он прав, однако следует напомнить, что в 1988 г. в издательстве «Детская литература» была опубликована книга Наума Мара «Есть упоение в бою», где были собраны воспоминания адьютанта Рокоссовского Б.Захацкого и опубликованы фрагменты из писем маршала с фронта.

«Рокоссовский не был участником сталинских репрессий, но был их свидетелем и жертвой, и это не могло не отразиться на его личности», — пишет Б.Соколов, отмечая вместе с тем, что Рокоссовский воздерживался от публичной критики Сталина, начавшейся после доклада Хрущева на ХХ съезде КПСС. «Можно предположить, что маршал всю жизнь был благодарен Сталину за то, что тот вытащил его из тюрьмы, а потом возвысил до командующего фронтом и дважды Героя Советского Союза», — утверждает историк.

«Мне не удалось обнаружить ни одного приказа о расстреле конкретных офицеров, подписанного им, тогда как такого рода приказов за подписью Жукова и других «маршалов Победы» сохранилось предостаточно», — сообщает Б.Соколов. Российский военный историк подчеркивает сложный психологический мир маршала, который, с его точки зрения, отличался немалой ранимостью, если так можно сказать про военачальника столь высокого уровня. «Рокоссовский наверняка переживал, что политические обстоятельства не дали ему возможности взять Варшаву и разгромить немцев в родной Польше. Огорчался он и от того, что, также по политическим соображениям, его перебросили на второстепенный 2-й Белорусский фронт», — пишет Б.Соколов.

Очень подробно в этой биографии Рокоссовского изложены факты и версии семейной и внесемейной жизни знаменитого маршала. В частности, подробно изложена история отношений со знаменитой в сталинские годы актрисой Валентиной Серовой, которой приписывали краткий роман с маршалом. А также история его отношений с Галиной Талановой, которая в январе 1945 г. родила ему дочь Надежду. В то же время автор подчеркивает необыкновенную преданность Рокоссовского своей семье и законной жене Юлии Петровне Барминой, которая вместе с ним пережила сталинские репрессии и тот период, когда она считалась женой врага народа.

Весьма серьезно и детально Б.Соколов рассматривает происхождение и первые годы жизни маршала, его старинные шляхетские корни. Долгое время в определении места и даты рождения маршала царила путаница. Б.Соколов совершенно определенно утверждает, что «местом рождения будущего маршала были либо Варшава, либо какой-то другой город на территории Царства Польского». Однако в сталинские времена К.К.Рокоссовского заставляли писать в анкетах, что местом рождения были Великие Луки. По мнению потомков маршала, это было связано с тем, что в СССР дважды Героям Советского Союза устанавливались памятники на родине. В случае Рокоссовского такой бюст пришлось бы устанавливать в Варшаве, а это было слишком яркой демонстрацией зависимости Польши от СССР. К тому же в Польше существовала угроза осквернения памятника. Поэтому было решено поставить его в Великих Луках, где когда-то было имение князей Рокоссовских — дальних предков маршала. «Что мы знаем точно, — пишет Соколов. — так это то, что при рождении Константин был крещен в православии». «Большинство поляков относились к соотечественникам, принявшим православие, настороженно, видя в них агентов России — страны, лишившей Польшу независимости и проводившей в конце XIX и в начале XX века политику русификации», — справедливо отмечает автор. Весьма любопытны воспоминания сестры маршала Хелены о том, что Константина особенно увлекали военно-исторические романы Пшиборовского «Шведы в Варшаве» и «Битва под Рашином». «Военная романтика в конце концов привела его в русскую кавалерию и определила жизненный выбор», — резюмирует Б.Соколов. Одновременно он подчеркивает, что в Первую Мировую войну в русской армии служило немало Рокоссовских. «Были среди них офицеры, генералы, дворяне», —напоминает историк.

Дореволюционная военная карьера Рокоссовского интересна тем, что будущий маршал совершил целый ряд настоящих боевых подвигов за которые получил Георгиевские кресты, о чем Б.Соколов пишет очень подробно со ссылкой на изученные им архивные документы. После революции Константин Рокоссовский предпочел остаться в России и связать свою судьбу с большевиками, в которых, как пишет Б.Соколов, «увидел единственную политическую силу, способную в будущем возродить армию». «Задумаемся на мгновение: что было бы, если бы Константин вслед за братом Францем отправился в Польский легион? Внук маршала Константин Вильевич Рокоссовский в беседе со мной резонно предположил, что в этом случае у Константина Константиновича был бы большой шанс оказаться в одной из катынских могил, — пишет Б.Соколов. — Оставшись в Советской России, Константин Константинович сделал блестящую военную карьеру, внес заметный вклад в разгром гитлеровской Германии, выполнил свое жизненное предназначение и вошел в историю как выдающийся полководец».

В целом биография маршала К.К.Рокоссовского, написанная Б.Соколовым, наводит на довольно простую мысль, что быть поляком в СССР было весьма непросто — вне зависимости от того, какое положение ты занимал. И даже маршалу приходилось несладко. Впрочем, хорошему человеку везде паршиво. Историю поляков, находившихся на русской и советской службе, до сих пор нельзя считать серьезно изученной и описанной, и эта тема еще ждет своего исследователя. Книга Б.Соколова, безусловно, вносит важный вклад в освоение этой темы. Главное ощущение, которое не покидает читателя после прочтения «Рокоссовского», — это осознание переплетенности судеб русских и поляков в их славе и горе, в их успехах и несчастьях. Книга Б.Соколова получилась очень человечной, как и герой этой биографии, и хочется порекомендовать её думающему читателю. Возможно, она найдет свою аудиторию и в Польше, если будет переведена на польский язык.

Пётр Черёмушкин — автор «Новой Польши» с 2004, в 2008-2012 собкор информационного агентства «Интерфакс» в США. В настоящее время — в Ассоциации исследователей российского общества XXI века.
____________________

1 Ариадна, по-видимому, хочет защитить прадеда, а между тем, он сам признал позже, что намеревался использовать армию для подавления бунта. Примечание редакции.
======================================================
Каким нужно всё-таки быть диким вырожденцем-антисталинодрочером, чтобы любую историческую личность рассматривать прежде всего с позиции сталинист-несталинист. Ну откуда они берутся, эти уроды? Basketball
И эта очередная сексуально озабоченная сука с "переломом позвоночника" - я раньше выкладывал эту гештальтисторию. http://katyn.editboard.com/t408p15-topic Mad
Ну и Борюсик в роли великого исторега для поляков - само по себе доставляет, конечно!
Basketball cheers
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Сб Мар 09, 2013 11:49 pm

http://ursa-tm.ru/forum/index.php?/topic/44094-ubijaj-tuda/page__st__150
#177 кот_о_фей кот_о_фей Отправлено 26 Февраль 2013 - 06:15
Цитата :
primorets (26 Февраль 2013 - 05:10) писал:
Цитата :
basile (26 Февраль 2013 - 04:19) писал:
Адам, Вы с Авантюры сбежали сюда из-за того, что на каждый Ваш прометеистский посыл Вас начинали справедливо троллить, хотя и выделили изначально специальную ветку. Вы хотите и здесь устроить точно то же самое, чтобы потом гордо жаловаться, как вас злые русские притесняли?
Прометеизма поменьше, совести побольше и всё будет хорошо. Безо всякого "Вашего труда".
"Это - в десятку!
Тоже читнул его там-"
Adam не сдавайся! Эти москальские шовинисты даже евреев до слёз доводят!
Господа не пугайте страусов! пол в клетке ....
ну и вопрос -Adam, как Вы относитесь к графу Суворову?
Цитата :
Плохо. В нашей истории он записался как резник Варшавы. Во времия давления польского востания он розрешил солдатам лютовать,убивать и грабить обыкнавенных жителей. Ето было в конце 18 века и так в цивилизованых странах уже не делали."
Какая гнусная ложь и знакомое варварство *русиков*. Никто уже не лютовал,тока дикие орды с востока, как обычно часы у всех отнимали,насиловали мульёнами,и младенцев на пиках жарили да ели(хорошо хоть жарили,не зря,таки,на Москву ходили перед этим, приобщили немного к культуре).
Кстати:
Цитата :
Вот слова из приказа Суворова русским войскам в Польше:
Цитата :
«...Строжайше рекомендую всем господам полковым и баталионным начальникам внушить и толковать нижним чинам и рядовым, чтобы нигде при переходе местечек, деревень и корчм ни малейшего разорения не делать. ...Пребывающих спокойно щадить и нимало не обидеть, дабы не ожесточить сердца народа и притом не заслужить порочного названия грабителей. Приказ сей да будет читан всем нижним чинам…».
Вот другой приказ:
Цитата :
«…Крайне остерегаться и от малейшего грабежа, который в операции есть наивреднейшим; иное дело штурм крепости... В поражениях сдающимся в полон давать пощаду. Обывателям ни малейшей обиды, налоги и озлобления не чинить; война не на них, а на вооруженного неприятеля…».
И самое страшное для резника Варшавы,сохранился его приказ перед наступлением, и вся людоедская сущность этих не цивилизованных как на ладони:
Цитата :
" Суворов отдает приказ на штурм: «Идти в тишине, ни слова не говорить; подойдя же к укреплению, быстро кидаться вперед, бросать в ров фашинник, спускаться, приставлять к валу лестницы, а стрелкам бить неприятеля по головам. Лезть шибко, пара за парой, товарищу оборонять товарища; коли коротка лестница, штык в вал, и лезь по нем другой, третий. Без нужды не стрелять, а бить и гнать штыком; работать быстро, храбро, по-русски. Держаться своих в середину, от начальников не отставать, фронт везде. В дома не забегать, просящих пощады щадить, безоружных не убивать, с бабами не воевать, малолетков не трогать. Кого убьют - царство небесное; живым - слава, слава, слава!».
В дополнительном приказе Суворов со свойственным ему лаконизмом указывал:
Цитата :
«…Згода! пардон. - Отруць бронь. Кои положат ружье, тех отделить: вольность! - пашпорты!..».
Т.е. объяснял солдатам, как звучит по-польски просьба о пощаде (пардоне), как приказать бросить оружие и тем, кто сложит оружие, давать свободу и пашпорты – освобождающие документы.
Эти два приказа были зачитаны перед штурмом три раза, чтобы каждый солдат тверже их запомнил. "
Так то вот! Прям скажем варварски! то-ли дело по прошествии 150-ти лет с поляками поступали цивилизованно,по западному).
И кстати ещё про мучителя мирных земледельцев и гончаров с лавочниками:
Цитата :
"Вот что пишет о штурме французский писатель Лаверн: «…Прага в четыре часа была взята и покорена. Едва ли есть в военной истории пример, подобный сему смелому, благоразумному, искусному и столь важному подвигу по своим последствиям...
Да, штурм был кровавым. Да, сопротивление ожесточило солдат, и они уже уничтожали любого, кто попадался под руку, и офицеры не могли остановить избиение. В ярости солдаты уже готовились вступить на мост, чтобы на плечах бегущего гарнизона ворваться в Варшаву. И тогда Суворов приказал разрушить мост со стороны Праги, чтобы остановить свои войска и послал в Прагу офицеров, чтобы те направляли бегущих жителей в русский лагерь, где им была гарантирована жизнь и спасение от ужасов войны."
Вот сатрап!! Варвар!! 18 век-же на дворе...
Цитата :
"Он поставил свой шатер в Праге и стал ожидать посланцев Варшавы.«Увидев послов, Суворов устремился к ним из шатра навстречу, сорвал с себя саблю, бросил ее на землю, воскликнул: мир, тишина и спокойствие!...
После этого Суворов начал вершить «суд и расправу»."-
А вот оно!Было значит было!Щас то выведем на чистую воду: Раз не резал и солдатам не давал пожарить на пиках( и как он управлялся с этими дикарями после таких приказов? самого могли ведь сЪесть и часы отнять) значит вешал,стрелял и в Сибирь угнал весь цвет!
Читаем:
Цитата :
"Из десяти тысяч военнопленных шесть тысяч было отправлено по домам немедленно, остальные – через некоторое время. Генералы отправлены «с пашпортами» по своим поместьям. Офицеры, под слово не воевать с Россией, отправлены по домам, оружие им сохранено (кстати, многие слово нарушили и пошли на Россию с Наполеоном). Когда король Станислав Август попросил освободить из плена своего бывшего пажа, Суворов с улыбкой предложил освободить сто, потом двести, потом пятьсот человек. Поскольку среди оставшихся пленных было всего триста офицеров, до пятисот добирали из унтер-офицеров и рядовых."
Шорт и тут не откатынили быдных панов.Вот жеж варвары и монголы!
Ну ессно каждому незамутнённому известно,о шести тысячах пленных шляхтичей, которым кровожадный Суворов отрубил кисти рук.(информ технологии были поплоше,катыни помельче и вальтеров у москалей тогда не было). Кстати, вот они часики-то где всплыли-это дикари часы искали,не зная ,что в 18-м их по карманам ныкали.Дикари с...что с них взять.
Но:
Цитата :
"никто никогда не показал ни одну отрезанную кисть руки. Ни одного живого свидетеля, ни одного интервью со свидетелем. Будь не то что 6 тысяч, а хотя бы шестеро изувеченных — уж наверное, не отказали бы себе поляки в удовольствии их предъявить международной общественности.
После резни в Праге Суворова в английской и французской прессе называли «кровожадным полудемоном», передавались жуткие подробности… Но вот про отрезанные руки — ни слова."
З.ы. Соррь за простынь- подзадело про резателя.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Вс Мар 10, 2013 12:30 am

Ursa Отправлено 01 Март 2013 - 21:21

Пётр Боярский Советско-познаньское братство по оружию

Советы принудили несколько тысяч польских мирных жителей участвовать в штурме познаньской Цитадели. Не имело значения, была ли у так называемых добровольцев военная подготовка, или же 20 февраля 1945 года они впервые держали оружие в руках.
В официальных воспоминаниях цитадельцев – жителей Познани, которые вместе с Красной Армией сражались за освобождение своего города – зимние бои 1945 года представлялись как доказательство союзнических уз, соединяющих польский и советский народы.
Цитата :
«Жители Познани в борьбе за свою свободу стихийно и интуитивно объединились с нашим великим и искренним союзником, Советской Армией», -
написал через три года после войны Феликс Руг-Мазурек в агитке «Познаньцы в боях за Цитадель».
Хотя истинную историю цитадельцев ПНР-овская цензура старалась тщательно скрыть, правда о том, как поляков принудили участвовать в кровавом штурме, не была забыта – в Познани было слишком много свидетелей февраля 1945 года.

Сталинградцы атакуют
Познань, середина февраля 1945 года. Ветераны Сталинградской битвы, солдаты 8-ой Гвардейской Армии генерала Василия Чуйкова, после почти четырёхнедельных ожесточённых боёв овладели центром города и вытеснили немцев на север – на территорию Цитадели, построенной в XIX веке пруссаками. Цитадель – это последний бастион немецкой обороны. Советы торопятся - они хотят взять крепость до 23 февраля, чтобы ознаменовать 28-ю годовщину создания Красной Армии. Таков приказ Иосифа Сталина.
Первое наступление на Цитадель начинается 18 февраля. В прочных кирпичных укреплениях обороняются 10-15 тысяч немецких солдат под командованием генерала Эрнста Гонелла, коменданта Festung Posen, то есть Крепости Познань.
Несмотря на бомбардировки и артиллерийский обстрел, старые прусские укрепления держатся крепко. Советская пехота не может форсировать глубокие восьмиметровые рвы. Пехотинцы из 74-ой и 82-ой дивизий залегают за земляными откосами под массированным пулемётным огнём.
Чуйков знает, что у него не хватает людей, особенно в инженерно-сапёрных службах, и 20 февраля, на третий день штурма, он приходит к выводу, что без подкрепления он Цитадель не возьмёт. И тогда ему в голову приходит мысль использовать в боях польских жителей города. Для представителей захваченного коммунистами временного правительства пропагандистский эффект очевиден, так что они горячо поддерживают идею Чуйкова.

Пойдёте с нами!
Советы немедленно приступают к принудительному призыву гражданских лиц в отряды, готовящиеся к очередным атакам на Цитадель, - они ходят от дома к дому вместе с польскими милиционерами и хватают всех мужчин, которые, по их мнению, годятся для боёв. Многие из них никогда не держали в руках оружие.
Люциан Квасьневский перелом января и февраля провёл в подвале дома на Гурной Вильге.
Цитата :
- Как-то утром я увидел во дворе толпу мужчин в гражданской одежде, - вспоминал он. – В воротах стояли вооружённые караульные. Меня и моего брата пропустили, потому что мы были детьми. Те мужчины давали нам письма к своим родным. Мой старший брат отнёс несколько писем в окрестности ул. Огродовей. (…) Тех, кто остался во дворе, русские вывели на улицу и построили по четверо в ряд. С какой-то телеги повынимали винтовки и раздали этим людям. Патронов им, конечно, не дали. Потом повели их в сторону центра. Это и были те самые знаменитые цитадельцы.
Зыгмунта Буша, которому в ту пору и пятнадцати ещё не было, советы схватили 22 февраля 1945 года на Шевской. Было их, может, пятеро.
Цитата :
- «Товарищ, поработаешь!», - услышал я. Я был очень высокий, видимо, поэтому меня и забрали. На улице никто в мои документы не смотрел.
Таких, как Буш, советы собрали около пятидесяти. Они шли по четверо в ряд через Гарбары. Русские по бокам, спереди и сзади, с ППШ в руках.
Цитата :
- Мы чувствовали себя вроде как рабами. На Гарбарах у нас мороз пошёл по коже, потому что один из поляков побежал, и русские в него стреляли. Ему удалось удрать, но мы впали в уныние. Никто не хотел погибать накануне освобождения, -
вспоминал Буш.
21 февраля 1945 года во второй половине дня на Пулвейскую, где жил Эдвард Червиньский с семьей, пришёл милиционер с бело-красной повязкой на рукаве. Он принёс известие, что все мужчины в возрасте от 18 до 45 лет должны явиться в участок на улице Квятовой.
Цитата :
- Утром пойдёте брать Цитадель, -
сказал он.
Цитата :
- Мне тогда был 21 год, моему брату – 20. Мы восприняли это как приказ, потому что мы были воспитаны в дисциплине довоенного харцерства, - рассказывал через много лет Червиньский. – Вечером мы явились в участок. Из нас сформировали взвод, состоявший из 27 человек, и отвели на Лонкову, 12. Там нас ожидали советские офицеры. «Почему вы в Познани не подняли восстание?» - спросили они с упрёком. На нас смех напал. Ведь в оккупированной Познани, населённой в больших количествах немцами, это было невозможно.
Семья Леонарда Янищака 21 февраля 1945 года спряталась в брошенной квартире на улице Над Вежбаком.
Цитата :
- Ночью в дверь постучал вооружённый молодой советский солдат. Мы перепугались, потому что за несколько дней до этого пьяные русские на Урбановской хотели стрелять в поляков. Sołdat посмотрел на наших детей и на минуту словно бы заколебался. Но потом указал на меня. «Chodi!» - сказал. Что было делать, я пошёл. Потом про нас говорили – «добровольцы», но я всегда подчёркивал, что меня забрали, призвали. Никаким добровольцем я не был.
Советы привели Янищака и нескольких других мужчин в милицейский участок на Мазовецкой. Переписали их, ничего не объясняя.
Цитата :
- Никто не протестовал, потому что мы опасались за свою жизнь. Собрали нас около пятидесяти человек. Повели на Словацкого, 22, а потом позади Оперы. Тогда мы догадались, что идём на Цитадель.
Я знал, где спусковой крючок
Червиньский и другие призванные получили от советов винтовки, хотя большинство из них никогда не держали в руках оружия.
Цитата :
- Даже подхорунжий – наш командир – впервые в жизни держал в руках ППШ. Мы устроили канонаду – каждый стал стрелять в воздух. Я немного разбирался, потому что до войны, будучи харцером, стрелял из мелкокалиберной. Я знал, где нажимать, а где натягивать. Советы раздали патроны, а потом насыпали в шапки сахару. Что можно было сделать с сахаром-песком? Мы сразу его съели.
Юзеф Хасиньский, умерший в прошлом году солдат Армии Крайовей, а после войны политический узник, вспоминал, что в январе 1945 года познаньцы приветствовали советов как освободителей, но отношение местных к красноармейцам быстро переменилось. Те приставали к женщинам, мародёрствовали. Сначала в квартирах, оставленных немцами, а потом в польских. Потом обнаружилось, что они вытаскивали мужчин из домов и принуждали их помогать во взятии Цитадели. Они должны были под обстрелом носить разводные мосты и перебрасывать их через рвы. Много поляков тогда погибло, потому что никто не обучил их уличным боям.
20 февраля 1945 года поздно вечером молодые познаньцы, собранные русскими в здании мармеладной фабрики на Холме св. Войцеха, готовились к атаке. От красноармейцев они получили патроны в карман, а в руки – винтовки и куски хлеба с маслом. Когда поели, офицеры дали им листочки, чтобы они написали письма родным.
Цитата :
- Собралась нас довольно большая группа, некоторым молодым было едва по 14-15 лет, - вспоминал Франтишек Травка, насильно призванный польским милиционером и советским солдатом. – Нас переписали, был сбор, перед нами выступил советский офицер, а потом наш. Вместо присяги мы спели «Роту» (Rota - присяга, клятва, обет. Патриотическая песня на стихи Марии Конопницкой, - прим. перев.) и по Аллеям Марчинковского, между горящими домами, двинулись к Цитадели.
До войны в гимназии Травка занимался стрельбой и с винтовкой, которую получил, умел обращаться. Другие учились стрелять в бою, если успевали.
Группу Травки придали отряду красноармейцев, который захватил плацдарм на другой стороне рва. Они наступали ночью, в том месте, где сейчас в Цитадели стоит обелиск со звездой.
Цитата :
- По срубленным деревьям под немецким обстрелом мы прошли надо рвом. Мы стреляли одиночными, а немцы косили очередями. Там меня охватил страх, -
рассказывает он..
Наступающие залегли по другую сторону рва. Под утро получили тёплый суп, и настроение у них улучшилось. Два дня они продвигались по несколько метров вперёд, а потом отступали под контратаками немцев.
Цитата :
- Рядом с нами сражались белорусы, они относились к нам по-дружески. Было ясно, что либо мы вместе пойдём вперёд, либо вместе останемся здесь, -
вспоминал Франтишек Травка.
В ночь решающего штурма Травка был ранен – осколоки оторвали ему четыре пальца, три на правой руке и один на левой. Было холодно, и кровь быстро сворачивалась. Советский врач в полевом госпитале посмотрел на правую руку Травки и решил:
Цитата :
- Отрежем до запястья. Здесь будет крепиться протез!
Травка сумел защитить себя от ампутации правой ладони.

Переправа под огнём
Большинство польских мирных жителей советы направили на сапёрные работы, проводившиеся в Цитадели под огнём немецких пулемётов. Под обстрелом они строили переправу через ров, благодаря которой внутрь крепости должны были въехать советские танки.
Янищак:
Цитата :
- Русские приказали разбирать бараки и бросать балки в ров. «По ним должны пройти танки!», - объясняли они. В ход пошли молоты и топоры. Мы разобрали сараи, стоявшие недалеко от нынешней аллеи Независимости. Мы шли с балками на крутую горку, среди разрушенных могил и обрубков деревьев. Мы носили балки вчетвером, и если одному доставалось, то валились все. Грязь была ужасная, я в ней ботинки потерял. Никакого оружия нам не дали. Пока мы шли в гору, то чувствовали себя в безопасности. С верхушки, однако, надо было спускаться ко рву. И тогда мы у немцев были как на ладони. Мы были выставлены на открытый огонь из фортов. Русские нас вроде бы прикрывали, но много поляков полегло.
Буш:
Цитата :
- Мы залегли около железнодорожного моста на Грабарах, потому что с высот Цитадели стреляли снайперы. Через какое-то время мы пробрались к английскому кладбищу. Под прикрытием бункера мы носили шпалы с железнодорожных путей. Некоторые из нас получили пилы и спиливали телеграфные столбы. Оружия нам не дали. Мы строили мост через ров. Русские хотели переправить по нему танки, и надо было укрепить его. В метре от стены, у которой мы складывали балки, шёл бой. Головы нельзя было поднять, потому что пули и осколки летали в воздухе.
Политруки кидаются кирпичами
Всю ночь с 21 на 22 февраля русские обстреливали Цитадель. Под утро группа Червиньского должна была наступать через пролом в стене - по сигналу, которым была пущенная ракета, они вскочили и вместе красноармейцами пошли в атаку.
Цитата :
- Те, что шли впереди, были убиты, потому что немцы открыли огонь – оказалось, что у них напротив пролома была огневая точка, - вспоминал Червиньский. – Мы упали. Стреляли вслепую. Ни мы, ни советы не хотели заходить внутрь. Мы лежали на грудах битого кирпича, и по нам стреляли немецкие мортиры. Время от времени в кого-то из нас попадало. Вдруг за нашими спинами стали падать кирпичи. Мы обернулись. Советские политические офицеры, в фуражках с красными околышами и с огромными наганами, бросались кирпичами в своих солдат, чтобы поднять их в атаку. Но рядовые не вставали. Около полудня немцы сконцентрировали огонь мортир на нашей группе.
Тогда я был ранен в голову и потерял сознание.
Янищак:
Цитата :
- Всю последнюю ночь перед штурмом мы строили мост, выставленные под огонь из Цитадели. Санитаров не было. Если случалось что плохое, мы спасались сами. Русские надзирали за нами, ходя между нами с оружием. Но вдруг 23 февраля под утро всё стихло. Замолкла стрельба. Когда рассвело, немцы стали вывешивать белые флаги и выходить из укреплений. Не видно было ни одного офицера. У некоторых были следы от оторванных знаков различия. Радость была огромная. Мы были грязные, истощённые, но счастливы, как никогда!
Буш:
Цитата :
- Что это была за радость! Наконец-то мы могли закончить работу, хотя танки не успели проехать по нашей конструкции.
Сколько погибло?
Историки оценивают, что советы бросили в бой за Цитадель от двух до трёх тысяч познаньцев, но полных и достоверных данных нет. В ходе штурма погибли, по крайней мере, 104 жителя Познани. Сегодня живы полтора десятка цитадельцев.
После боёв советы отпускали мирных жителей по домам – но не всех. Раненый Червиньский попал в полевой госпиталь в здании Управления по трудоустройству на Вильге.
Цитата :
- Что там творилось! Раненые советы, несмотря на двадцатиградусный мороз, шли в пижамах с Вильги на Грабары за водкой, которую добывали из брошенных немцами цистерн. Они возвращались с ведром алкоголя и ведром мармелада из фабрики «Путятыцкий». И так лежали счастливые, пили водку, а поскольку столовых приборов у них не было, мармелад из ведра черпали руками. Нас тоже уговаривали, но никто не захотел. Они были сильно пьяны, так что каждое утро снаружи лежало несколько замёрзших насмерть, -
вспоминал он.
В госпитале Червиньский услышал, что когда он выздоровеет, то пойдёт «на Берлин».
Цитата :
- На моё счастье, в госпиталь пришла польская докторша. У неё было задание – вытаскивать поляков. И удалось! Воспользовавшись минутной невнимательностью русских, мы побежали в сторону Вежбенчиц. Вслед нам летела ругань советского коменданта госпиталя.
Gazeta Wyborcza Piotr Bojarski Sowiecko-poznańskie braterstwo broni

"Выгнали из дисбата за зверства". (с) Мелоди.
Ursa jest chyba jakims emerytowanym kapitanem KGB lub nawet moze NKWD (с) Nachalnik
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Вс Мар 10, 2013 12:47 am

Комментарии форумчан УУ

Я не могу дать определения этому... к психиатрам, да и им будет тяжело с определением, что можно сказать... пардон сейчас мат начнется, замолкаю.

То есть, за этих слизней должны были только русские подыхать? А ясновельможные по подвальчикам отсидеться хотели?

К ляты москали, заставили мирных граждан самих себя защищать и освобождать... Надо объявить это преступлением и геноцидом... Нельзя молчать!!! А гражданский перепутал черенок от лопаты с винтовкой, поэтому удивился, что не дали патронов... Сценарий по Михалкову...

Если бы вместо винтовок раздали черенки от лопат, то была бы михалковская "Цитадель".

Войско польско Познань брало, а радяцко помогало…
Уфф...

Снимаю перед Черчилем шляпу, который заставил Андерса воевать.

Похоже, пан придурок, ты не на войне был, а два фильма посмотрел - один голливудский про Сталинград, второй - михалковский "Утомленные *амном-2". Оттуда и знаешь про злобных комиссаров, которые в боевых условиях бегают в фуражках с красными околышками и заставляют с помощью кирпичей в атаку подниматься. Только ты, пан дурак, плохо михалковский фильм смотрел, там в атаку ещё и с палками ходили, а ты говоришь, что вам даже оружие с сахаром дали...

Мдя... Пришли неправильные спасители и заставили немножко поучаствовать в собственном освобождении. Но поляк, как только получилось, героически сдристнул...
Странно только, что политруки кидались кирпичами. Ведь по всем правилам - должны были тут же расстрелять из пулемета. Не порядок.

Самое смешное, что этот сброд, который не стал сражаться даже за свой родной город, теперь рассказывает, как бы они с немцами Москву брали в 41-м.

В боях за Познань погибло 10 тыс. советских солдат и 700 поляков (в основном из состава отрядов АК).
http://clubs.ya.ru/4...ml?item_no=2886

Русских ненавидеть намного спокойнее, чем с оружием в руках защищать Родину. Поэтому поляки намного сильнее ненавидят русских, чем любят польшу.

Я не понимаю, в Варшаве они сами на убой шли и винят Красную Армию, что она им не помогала,
в Познани Красная Армия собрала их помогать свою Родину защищать, дала оружие и пожрать, они винят, что заставили.

Феерично. Их даже собственный город приходилось уговаривать освобождать. Наши, небось, просто понять не могли.
С таким "патриотизмом" и идиотизмом ничего удивительно, что поляки раз за разом проси теряют свою страну.

Вот погибло бы на тысячу другую, вместо поляков советских воинов, они бы нам спасибо сказали? Нет! Помогли поляки, спасибо тем кто помог. Слава тем кто погиб. Но они освобождали свою Родину. А наших павших никто благодарит и не будет... Значит, хорошо, что поляков вытащили освобождать СВОЮ РОДИНУ. Кто то из наших солдат, благодаря этому, вернулся домой, отстроил разрушенный дом, нарожал детишек, радовался жизни...

Этот моральный урод даже не понял, как опустил своих соплеменников. Впрочем, соплеменники семьдесят лет мотали сопли тяжкой обиды на кулак.

В Варшаве равно как и в Познани должны были умирать русские, а поляки потом получать власть и прочие ништяки. Обломилось и там и там, просто несколько иначе

Это уже даже не смешно... "маскальские курвы варварски заставили сарматов родину освобождать"... И вот кто они поле этого?
(Российско-Германская граница, блин).

Не, и это вот такое "ешче не сгинело"? Да оно гнилым родилось! Вот после статьи про Осовец почитать вот это - и понимаешь, что Польша есть дурацкое недоразумение на карте Европы (надеюсь, меня процыцыруют в польских блогах). Это не народ и не страна, это по недосмотру Сталина образовавшийся прыщ на теле Европы. Хоть его портрет и висит над моим столом, но мягок и компромиссен был он совершенно излишне!

Да уж....
А вот жители Одессы, Смоленска, Москвы, Ленинграда, Сталинграда, Севастополя, Да и еще многих-многих городов шли добровольцами САМИ защищать свой родной город. И не жалкими тремя-четырьмя тысячами... И не имея той силы, которую представляла собой Красная Армия в 1945 году. Шли, погибали, становились героями, не уронив ни своей чести, ни чести всего народа.

А эти.... Ах, Боже! Нас заставляют воевать за свой дом.....

ужос, их "заставляют" отбивать свой город... советские негодяи. ужас ужас, позорище польское.... у меня нет слов.... это новый аспект в польском маразме. фу, гадость....
насчет Познани я много читал. Крепкая там цитадель. Кстати решающую роль сыграли По-2 - "кукурузники". Целый полк кукурузников днем и ночью висел над крепостью и охотились на каждого немца и за несколько дней вымучали их. По-2 - самый эффективный штурмовик после Ил-2

Уверен хитрые наглы Андерса обманули. Когда ему сказали чтобы двигался на Монтекассино, он думал что гора уже захвачена

Объясните мне, что такое харцер, и почему оно не умело стрелять, и почему подхорунжий взял автомат первый раз в жизни.

Харцер - ихний пионер, но прогулявший "Зарницы". Подхорунжий - старший прапорщик. Местами младший лейтенант. Их не учили стрелять, их учили маршировать и петь.

Я эту историю уже много где рассказывал, но. Прадед во время войны проходил офицерские курсы, как уже опытный повоевавший человек и там один командир издевался над ними, просто издевался. Так когда объявили, что он едет на фронт вместе со всеми командир этот чуть не поседел, начал перед начальством лебезить, бегал на все марш броски, хотя от него ни кто этого не требовал. Но в конце концов все равно попал на фронт. Его убили в первом же бою, в спину, свои же. Только феерический дебил может верить, что кто кто то безнаказанно способен стрелять в спину отряду вооруженных людей во время боевых действий. Или кирпичами в них кидать.
Между прочем поэтому многие ветераны не говорили о своих ранениях в спину, даже осколочных. На фронте разное бывает, но во первых вдруг ты побежал? Или это свои за твою козлиную сущность могли подстрелить. Так что о ранениях в спину, он, по крайней мере, говорить не любил, вдруг что подумают.

Я уверен, что большинство поляков там были добровольцы. А трус, он остаётся трусом да идиотом. Вместо того, чтобы поднимать себя на уровень смелых, он их опускает на свой уровень.

"Никто не хотел погибать накануне освобождения"- уважительная причина, ничего не скажешь. Вы нас освобождать пришли - вот и освобождайте... Какого рожна ещё трэба?

Мы под немцем мучились, мучились, такие муки претерпели, а вы тут со своими бредовыми идеями в штурме участвовать, дрова таскать и стрелять в кого-то... А вдруг немцы вернутся? Вам хорошо - вы уйдете, а нам тут опять с ними жить, мучиться. Так что мы дома посидим, а вы освобождайте пока...

А что непонятного-то? Ныне Польша входит в cостав IV Рейха. И за то, чем эти паны гордились во времена ПНР, они теперь оправдываются тем, что это их комиссары заставили.
ЗЫ.Есть такой зверь-хамелеон называется.

Вообще, давно заметил, что действия советской армии на территории Польши (по крайней мере, как они описываются поляками), носили характер какого-то зловещего ритуала...
Такая себе жидомонгольская черная месса...
То бывших лагерников супом с червями накормят, то кобылу изнасилуют, то кирпичами в атаку поднимают... Неспроста это все. Явно же зловредное колдунство...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Вс Мар 10, 2013 3:02 am

Ursa Отправлено 07 Март 2013 - 05:14

Профессор Анджей Новак в годовщину смерти Сталина: «Произошло частичное одобрение сталинской исторической политики»
Ровно 60 лет тому назад, 5 марта 1953 года, умер Иосиф Сталин, преступный диктатор Советского Союза. О Сталине и сталинском терроре мы беседуем с историком, профессором Анджеем Новаком.

Кшиштоф Карвовский:
- Почему, несмотря на то, что прошло 60 лет, мы всё ещё вспоминаем о смерти Сталина – собственно говоря, все СМИ сегодня о ней пишут? О смерти другого преступника, Адольфа Гитлера, 30 апреля мы так не вспоминаем…

Профессор Анджей Новак:
- Я думаю, причины две. Первая – это для нас такое историческое memento. Память о Гитлере и Сталине - это память о величайшем ужасе, связанном с опытом XX века. Но да, как вы заметили, Сталина сегодня у нас вспоминают живее.
Вторая, дополнительная причина, по которой Сталина вспоминают интенсивнее, чем, например, Гитлера, связана с тем, что «наследие» Сталина, несомненно, не является преодолённым наследием. оно не осуждено так однозначно, как наследие Гитлера, и в этом смысле оно опасно. Тот факт, что Сталина позитивно оценивает очень большая часть граждан соседней могучей страны, то есть Российской Федерации, что историческая политика Российской Федерации, особенно на протяжении последних 12 лет, ведётся таким образом, чтобы часть того, что связано с именем Сталина, однозначно прославлять – не всё, это следует подчеркнуть, но часть, очень важная и для нас опасная часть, та, которая символизирует имперское наследие Сталина – именно это делает личность Сталина всё ещё опасной, всё ещё, к сожалению, требующей размышлений, внимания, наблюдения за тем, что с наследием этой личности происходит.
Я упоминал, что часть наследия Сталина позитивно воспринимается и одобряется в России, в том числе и официальной исторической политикой. Это та часть, которая говорит, что Сталин способствовал величию – и я умышленно использую это определение – России, не Советского Союза, а России, что Сталин возродил имперское могущество России, сделав её сверхдержавой, которая выиграла Вторую мировую войну. Это одобрение наследия Сталина касается также и уничтожения врагов России, таких, как поляки – в российской исторической политике, политике президента Путина тут нет никакого осуждения преступлений против других народов. Есть осуждение, есть критика преступлений Сталина, совершённых против самих россиян – это исключение из общего одобрения политики Сталина. Так что, когда Сталин убивал других – это хорошо, а плохо, когда убивал самих россиян.

Кшиштоф Карвовский:
- Означает ли это, что дух Сталина всё ещё висит над нами?

Профессор Анджей Новак:
- Сталин, действительно, был человеком, который индивидуально повлиял на судьбу Польши более, нежели какая-либо другая личность, не только вследствие масштаба своих преступлений, потому что с этой точки зрения у Гитлера, наверняка, ещё больше «заслуг» перед поляками, но вследствие того, что он сформировал политическую карту, на которой Польша оказалась передвинута на несколько сот километров на запад, привёл к обмену населением, что можно иначе назвать этнической чисткой – удалению поляков с восточных земель Речи Посполитей, удалению большинства украинцев с территории ПНР, выделенной для Польши, и удалению немцев с западных земель, которые были отведены Польше. Всё это факты, которые и по сей день имеют огромное значение для Польши. Поэтому это тоже причина, по которой мы не можем перестать размышлять о наследии Сталина и не можем перестать думать об этом в контексте этих тоже преступлений.
Но есть и ещё одна вещь, которая кажется мне важной. Часть великих преступлений, совершённых Сталиным, всё ещё совершенно неизвестна и недостаточно упоминается или вообще не упоминается в Польше. Нет статей, в которых требовалось бы раскрытие судеб 150 тысяч поляков, убитых по этническому признаку на основании одного приказа, отданного 11 августа 1937 года по распоряжению Сталина. Это был польский холокост – нельзя останавливаться перед этим определением и надо напоминать об этом огромном преступлении, этой большой примерке к Холокосту, который потом будет совершён Гитлером, это была первая такого масштаба операция уничтожения населения по этническому признаку – операция, проведённая Сталиным против поляков. Если мы этого не помним, значит, мы ещё не совсем выучили очень важный урок, касающийся сталинского наследия. И никто за нас этот урок не выучит.

Кшиштоф Карвовский:
- Вот именно, если мы говорим о преступлениях Сталина против поляков, то 5 марта имеет для нас двойной смысл – эта дата не только означает смерть преступника, но также стоит на записке Берии в деле убийства польских офицеров и узников, находившихся в 1940 году в Советском Союзе. Эта дата символически связывает Сталина с судьбами Польши и поляков?

Профессор Анджей Новак:
- Как нельзя более, я очень рад, что вы напомнили об этом совпадении, потому что дата эта опять-таки является своего рода упрёком нам и призывает к размышлениям, весьма печальным размышлениям. Ещё, скажем, 4-5 лет назад невозможно было представить себе то, что случилось в последние годы. А именно – произошло частичное в определенном смысле одобрение сталинской исторической политики влиятельными СМИ в Польше, с «Газетой Выборчей» во главе, и высокопоставленными политиками, не говоря уж о политике Путина – я говорю о сталинской исторической политике. Напомню статью, которая была опубликована в «Газете Выборчей» в качестве приветствия Владимира Путина в 2009 году, которая оправдывала пакт Риббентроп-Молотов, утверждая, что, собственно говоря, это был точно такой же пакт, как любой другой в ХХ веке – вещь, совершенно невообразимая ранее в Польше, в свободной Польше.
Также и комментарии, касающиеся катынского преступления, когда вдруг для сторонников «Газеты Выборчей», для части политиков Гражданской Платформы, в том числе для Стефана Несёловского, стало проблемой квалифицировать катынское преступление как геноцид. Начали в этом сомневаться: «как это, это был не геноцид, это, может, какого-то меньшего калибра преступление». Между тем, если мы вчитаемся в определение геноцида, сформулированное Рафалом Лемкиным, польским юристом еврейского происхождения, который создал это определение, введённое в международное право, то мы видим, что катынское преступление совершенно соответствует этому определению – и лучше всего это видно на примере приведённого вами документа от 5 марта, где Берия подчёркивает, что 97% людей из тех 25.700, которые перечисляются в списке, приложенном к предложению расстрелять, это люди польского происхождения – это определение он использует. Если это не достаточный критерий этнического геноцида, когда тот, кто поручает убийство, подчёркивает, что почти все в этом огромном списке – это люди польского происхождения, - и это не преступление геноцида, то что в таком случае геноцидом является? В сущности, они именно этого и хотели – отрубить голову польскому общественному сопротивлению, польской элите.
Между тем, встречаются в последние годы комментарии, в частности, пана Несёловского, который сказал, что, собственно говоря, это немножко так было, что те, которые были расстреляны в Катыни, ну что ж, не пошли на сотрудничество с НКВД. Если бы пошли, то их бы не расстреляли. И это именно суть сталинской исторической политики в этой области, ужасающая сила которой проявляется сейчас, спустя много лет, когда её элементы начинают приниматься в Польше. И это кажется мне неслыханно опасным и требующим напоминания по случаю смерти Сталина.

Кшиштоф Карвовский:
- Но смерть Сталина не прервала немедленно террора и коммунистических преступлений в Польше…

Профессор Анджей Новак:
- Естественно, аппарат террора не был демонтирован 5 марта 1953 года, но работал как нельзя лучше, а точнее, как нельзя хуже ещё года полтора, и ведь его непрестанную деятельность можно наблюдать вплоть до июля 1989 года, когда был убит ксёндз Сильвестр Зых, последний ксёндз из списка функционеров этого самого аппарата, который по приказу Сталина устанавливал новые порядки в Польше.
Этот аппарат продолжал существовать после смерти Сталина и выполнял свою преступную деятельность дальше – и это следует подчеркнуть – тут нельзя провести какую-то отчётливую линию или черту и сказать, например, что до 1953 или до 1956 года это была преступная организация, а после 1953 года, после 5 марта или, например, после 1956 года это уже была прекрасная организация, и, например, генерал Кищак с 1956 года может считаться представителем добропорядочных органов безопасности. Так вот – нет, это всё та же самая организация, это всё та же самая деятельность, которая только меняет свои формы, конечно, отчасти смягчает их, но из-за этого не перестаёт быть преступной организацией.
Если бы Гестапо существовало до 1989 года, если бы, конечно, смягчило за это время формы своей деятельности, то оно не перестало бы быть той самой организацией – и именно это касается также последовательных мутаций Управления Безопасности, которые просуществовали в Польше до 1989 года.

Кшиштоф Карвовский:
- А почему большинство сталинских преступников никогда не были привлечены к ответственности в III Речи Посполитей – за исключением немногих случаев. Стоит ли за этим отсутствие воли наказать их и потребовать отчёт о их преступлениях или какие-то другие причины?

Профессор Анджей Новак:
- Следует напомнить простую и как же старательно и истерически укрываемую правду – большая часть сегодняшней влиятельной элиты, во всяком случае, немалая и активная часть этой элиты в Польше, медийной и медийно-политической, - это дети, внуки, двоюродные внуки именно тех наихудших преступников сталинской эпохи. Им выгодно не возвращаться к тем временам, фальсифицировать память о той эпохе, показать таким образом, что, в сущности, это было время освобождения Польши от оков невежества, клерикализма, что, в сущности, в сталинизме, может, и были какие-то злоупотребления, но в итоге он принёс Польше много хорошего, борясь с этим клерикализмом, мракобесным, ужасным призраком, который давит Польшу и с которым следует бороться и сегодня. Всё чаще я встречаю открытые такого рода декларации – речь идёт как о защите определённого типа идеологии, так и о защите определённых собственных, семейных традиций и интересов. Это очень скверно и в то же время это – конкретная причина, по которой никого не привлекли к ответственности за сталинские времена.
Таким образом, есть идейные причины (мы видим совпадение с идеалами того времени, хотя, может быть, не с методами – тогда другими методами боролись за то же самое, что и теперь), чтобы Польша перестала быть Польшей, чтобы отреклась от своих патриотических традиций, чтобы отказалась от союза с христианством, чтобы открылась на дружбу с Большим Братом, так или иначе называемым – это именно слова-отмычки – многие из этих идеологических целей, ставившихся тогда, связанных с борьбой с польскостью в её традиционном понимании, с той польскостью, которая сформирована 950-летней историей, союзом с христианством, связью с традицией романтичной, свободолюбивой, повстанческой – всё это слагается в комплекс ценностей, против которые сталинские власти предприняли борьбу и против которых выступают сегодняшние наследники той борьбы из-под знака «Политической Критики», из-под знака партии Паликота, из-под знака упомянутых СМИ.

Беседу вёл Кшиштоф Карвовский

wPolityce NASZ WYWIAD. Prof. Andrzej Nowak na rocznicę śmierci Stalina: "Doszło do częściowej akceptacji stalinowskiej polityki historycznej"

"Выгнали из дисбата за зверства". (с) Мелоди.
Ursa jest chyba jakims emerytowanym kapitanem KGB lub nawet moze NKWD (с) Nachalnik
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Вт Мар 12, 2013 1:44 am

Ursa Отправлено Сегодня, 05:44

Мирослав Чех Как Москва устроила ад на Волыни

Советы натравили немцев на украинских полицейских, на их место пришли поляки. Спираль убийств раскручивалась. Русские агенты действовали согласно чётко составленному плану. Писать об антипольской украинской операции Украинской Повстанческой Армии на Волыни в 1943 году – это всё равно что держать горячее железо. Страшная боль и ожоги до костей.

Годы идут, но эмоции, похоже не стихают, а нарастают. Для правых кругов в Польше антипольская чистка – это «замалчиваемый в ПНР и III Речи Посполитей геноцид». А ведь с 80-х годов опубликованы сотни книг, организованы десятки научных конференций, сняты документальные фильмы, воздвигнуты памятники, десять лет тому назад парламенты Польши и Украины приняли совместное постановление. В переламывание исторических помех большие усилия вложили президенты обоих государств, а к примирению и прощению в специальном обращении призвали епископаты Католического Костёла в Польше и Украинской Грекокатолической Церкви.

Увы, похоже, вместо примирения нас ждут очередные споры в тени обид. Мы снова услышим, как поляки об украинцах будут говорить, что это «резуны и неизлечимые националисты, убийственные инстинкты которых кто-то чужой должен держать в узде», а украинцы о поляках: «Империалисты и колонизаторы, которые понимают только язык силы. Они объединятся с кем угодно, лишь бы убивать нас». Чтобы избежать этого, следует узнать, что же на самом деле произошло на Волыни.

На помощь нам неожиданно пришли русские. Это они в прошлом году издали книгу об украинских националистических организациях в годы Второй мировой войны «'Ukrainskije nacjonalistyczeskije organizacji w gody wtoroj mirowoj wojny». Идея книги такова: украинские националисты сотрудничали с немцами, соучаствовали в Холокосте, убили поляков на Волыни и в Галиции, а также тысячи украинцев. Так эту книгу восприняли идеологи политики правящего лагеря на Украине, а также так называемые кресовые круги в Польше.

Между тем внимательное чтение русской книги велит пересмотреть взгляды на генезис антипольской операции УПА на Волыни.

Москва тревожится

Во второй половине 1942 года Москву заинтересовали на Украине три явления: антинацистская активность украинских сил, борющихся за независимость (в том числе самой главной из них – ОУН-Б), вызванная жестокой политикой немцев (из захваченной страны вывозили продовольствие, сырьё и людей); предложение украинского подполья начать сотрудничество с СССР в целях совместной борьбы с немцами, а также переговоры с польским подпольем (их вели ОУН-Б и грекокатолический митрополит львовский Анджей Шептицкий).

После нападения III Рейха на СССР советы взялись за диверсионные, саботажные и партизанские операции. Ими руководил майор безопасности Павел Судоплатов, в 1942-45 годах начальник Независимого IV Управления НКВД по Спецзаданиям и Партизанской Войне. Он был опытным агентом, специалистом по украинскому националистическому движению – в 1935-38 годах он проник в руководство ОУН и в мае 1938 года убил полковника Евгена Коновальца, руководителя организации. Через два года он организовал убийство Льва Троцкого, а после войны участвовал в операции «Манхеттен» - краже секретов американской ядерной бомбы.

9 декабря 1942 года Судоплатов написал заместителю начальника 3-го Управления НКВД И.И. Илюшину служебную записку, что после арестов в июле и сентябре 1941 года (30 июня во Львове ОУН-Б провозгласила независимость Украины и учредила правительство) бандеровцы ушли в подполье.
«На территории всей оккупированной Украины, главным образом, на Волыни, немцы усиливают репрессии, поскольку они столкнулись с сопротивлением украинцев по отношению к своей политике налогообложения и других начинаний. В особенности речь идёт о вывезении людей на работы в Германию. Бандеровцы увидели, что население начинает поддерживать советских партизан, которые действуют на Правобережной Украине. Под влиянием этих факторов бандеровцы, а также часть остальных украинских националистических партий Западной Украины, приняли решение об установлении контактов с СССР и поляками с целью совместной борьбы с немцами».
Пометка Илюшина на документе звучала ясно:
«Используя все ориентировочные материалы, следует признать целесообразным, принимая во внимание противоречия, разработку плана наших оперативных мероприятий как на нашей территории, так и в тылу противника, согласно с линией борьбы» (курсив мой – М.Ч.).

Плана этих мероприятий русские не раскрыли, однако, не подлежит сомнению, что он был создан и что советы действовали согласно ему.

Контакты с украинским подпольем инициировал подполковник Антон Бриньский, «Дядя Петя», командир одного из диверсионных отрядов ГРУ – советской военной разведки. Он, наверняка, был не один, но рассекретили только его сообщения, в которых он описывал, что ОУН-Б ориентируется на США, потому что убеждена, что немцы войну проиграют, советы будут разбиты, Англия утратит своё значение. По отношению к советско-германской войне ОУН-Б сохраняет нейтралитет, сражаясь с немцами, но не предпринимая «активных действий, не обращая внимания на то, что немцы их преследуют и сжигают их сёла».

В январе Москва согласилась на то, чтобы Бриньский встретился с руководителями украинского подполья. Те пригласили его на свою конференцию (то есть на III Конференцию ОУН-Б, о которой мы расскажем ниже), но на участие в ней он не получил согласия Москвы. Однако он должен был поддерживать контакты с подпольем и добиться, в частности, того, чтобы украинцы не вмешивались в борьбу советских партизан с немцами, начали сражаться сами, а не стояли с оружием у ноги. С другой стороны, Бриньский должен был действовать так, чтобы раскалывать бандеровцев и натравливать на них население как на нацистских пособников.

Бриньский добился впечатляющих успехов. В частности, полиция, которая находилась под влиянием ОУН-Б, прекратила бороться с советскими партизанами, часть батальона хиви (то есть украинских военизированных вспомогательных частей) дезертировала к советским партизанам или в украинское подполье, было проведено несколько совместных диверсий на железной дороге и на других объектах.

Наиважнейшим достижением советов было, однако, натравливание немцев на украинских полицейских.

Бриньский так описывал результат: «Многие полицейские из Волынской области, в том числе бандеровские, были арестованы и расстреляны. Тогда полицейские сбежали в лес. Недовольное действиями немецкой власти население Волынской области подняло восстание. Во время совещания в Ровно и Луцке руководители бандеровцев обвинили в разжигании конфликта большевиков и призвали не повторять таких конфликтов. Но полицейские остались в лесах».

Сотрудничество между советами и бандеровцами – продолжал Бриньский – закончилось весной, когда советы ударили на нарождающуюся УПА. Удар был нанесён согласно отданному 28 февраля 1943 года приказу Всеволода Меркулова, первого заместителя главы НКВД, а направлен он был главам республиканских НКВД и командирам спецотрядов. К приказу прилагалось циркулярное письмо относительно «использования немцами украинских националистов на временно оккупированных территориях, а также их антисоветской деятельности».

Его содержание подтверждало оценку, заключённую в докладе Судоплатова по вопросу предпринятой ОУН-Б борьбы с фашистскими оккупантами под лозунгом «За независимую Украину без немцев». Меркулова, в свою очередь, беспокоили надежды украинцев, связанные с союзниками, которые тоже должны были помочь в получении независимости.

Москва наставляла НКВД-шников, чтобы они в связи с этим бдительно следили за деятельностью поляков, которые, имея надежду на восстановление своего государства в прежних границах, упорядочивают отношения с украинцами. В документах мы читаем, что поляки натравливают украинцев на советов, восхваляют «демократический» строй будущей Польши, в которой у украинцев будет своё, подобающее им место, склоняют известных украинцев, чтобы они заявили о желании принять польское гражданство.

Когда пробуждаются чудовища

Доклад Судоплатова и Бриньского, а также приказ Меркулова верифицируют три тезиса советской пропаганды, которые по сю пору поддерживаются частью историков на Востоке и на Западе.

Во-первых, борьбу с нацистами подпольная ОУН-Б начала до того, как решился исход битвы под Сталинградом. Критики утверждают, что сопротивление было притворное и предпринято лишь тогда, когда стало ясно, что победа на стороне союзников.

Во-вторых, украинское подполье хотело сотрудничать с СССР в борьбе с III Рейхом. Советы предложение отвергли. Таким образом, украинское подполье стало целью атак как немцев, так и советов.

Вдобавок Кремль сделал всё, чтобы украинцы не нашли поддержки у союзников. Бандеровцы активно искали поддержки на Западе. Савченко, комиссар по вопросам государственной безопасности Украинской Советской Социалистической Республики, докладывал осень. 1943 года, что советская разведка установила: «Бандеровцы имеют в Англии и в Америке представителей, которые неофициально связаны с правительственными кругами этих государств. Согласно существующим договорённостям, Англия и Америка в случае удачного вооружённого выступления на Украине против СССР обещают ей помощь. В Канаде украинские националисты организуют школы для лётчиков. Бандеровцы имеют хорошо организованную связь с сербскими и черногорскими повстанческими отрядами Югославии, а также чешскими националистами».

В-третьих, Москва быстро сообразила, что, искореняя украинское подполье, она привела к росту антисоветских настроений. И что борьба против украинского партизанского движения на руку немцам, которые натравляют украинцев на поляков и поляков на украинцев. 9 мая того же года функционер 4-го Управления НКВД Л.И. Сташко инструктировал Пантелеймона Пономаренко, начальника Центрального Штаба Партизанского Движения: «На территории Западной Украины советские партизаны заняты главным образом борьбой с украинскими националистами. В результате националисты направляют свои действия против них. Немцы довольны таким положением вещей и поддерживают поляков, натравливая их на украинцев. В западных областях Украины немцы заменяют полицию на польскую».

Ситуацию на Волыни взорвали советы, действующие по точному плану и бдительно следящие за тем, чтобы она развивалась в направлении, предусмотренном ими. Они хотели ослабить III Рейх, дезорганизовать жизнь на захваченных им территориях, а чтобы вызвать сопротивление населения, они доходили до провоцирования и усиления немецких репрессий.

У советов были также ясные политические цели. Они хотели, чтобы на территориях, занятых в сентябре 1939 года, выступать единственным и законным хозяином (действие развивалось до конференции в Тегеране, где президент Франклин Д. Рузвельт и Уинстон Черчилль согласились на границы СССР, установленные 17 сентября 1939 года), противодействовать соглашению польского и украинского подполья; показать, что украинцы (а также поляки) коллаборируют с немцами. Это последнее задание советам облегчило сотрудничество ОУН с III Рейхом в 1938-41 годах, её тоталитарный характер и крайне националистическая идеология..

Немцы натравливали украинцев на поляков и поляков на украинцев. Они лучше относились (особенно в Генерал-губернаторстве) к украинцам, однако когда на Волыни вспыхнуло антинемецкое восстание, в администрацию и полицию набрали поляков. Вместо спокойствия они добились результата, противоположного ожидаемому – начался ад.

Поляки и украинцы были пешками в смертельной игре держав. Руководители польского и украинского подполья, однако, поступали так, словно они сами были игроками, рассчитывая, что исход войны принесёт результат, благоприятный для их народов. Для польских властей в изгнании и Польского Подпольного Государства самым важным была защита рижской границы на востоке. После создания большой тройки на это, собственно, не было никаких шансов. В ситуации, которая создалась на Волыни в треугольнике советы – украинцы – немцы, это превращало польское меньшинство в коллективного заложника.

Националистическое украинское подполье рассчитывало, что повторится ситуация конца Первой мировой войны, когда истощённая войной Германия, а также Советы падут, а на их развалинах возникнут новые независимые государства. Разум велел в этой ситуации искать взаимопонимания с Польшей, единственным государством между Германией и Россией, которое было членом антинемецкой коалиции. И не начинать восстания в глубоких тылах немецкого фронта в ситуации, когда нет соглашения с советами и западными союзниками.

Переговоры с поляками были предприняты, но закончились крахом. Восстание – спровоцированное советами и по советскому сценарию – вспыхнуло. Подавляли его как немцы, так и советы.

Резать ляхов, убивать украинца

Ключевое значение для развязывания бури на Волыни имело описанное выше подполковником Бриньским бегство примерно пяти тысяч украинских полицейских в лес в марте. Мыкола Лебедь (после того, как Степан Бандера был арестован немцами и заключён в концлагерь в Заксенхаузене, он принял руководство ОУН-Б) был против вооружённой борьбы. Ещё в декабре 1942 года он приказывал бросить мысль о восстании, потому это «действие в пользу Сталина и Сикорского».

Однако стратегия «стояния с оружием у ноги» вызывала сопротивление. В октябре и декабре прошли встречи ОУН-Б, в ходе которых была выработана концепция собственных вооружённых сил и повстанческих действий. Р азработаны были также принципы стратегии действий, в том числе отношение к национальным меньшинствам. Русских намеревались ассимилировать, евреев «выселить с Украины, дав им возможность вывезти что-то из своих вещей. Следует считаться с ними, поскольку у них большое влияние в Англии и Америке». Поляков следовало «выселить, давая возможность взять с собой то, что захотят взять, поскольку их будут защищать Англия и Америка. Тех, которые не захотят уехать, - ликвидировать».

Лебедь утратил контроль над организацией

III Конференция ОУН-Б в конце февраля приказала перейти к вооружённым формам борьбы с немцами, выбрав название Украинская Освободительная Армия. Однако не планировалось начинать ни антинемецкого восстания, ни – как кажется – удара по полякам. Дело в том, что руководство ОУН-Б большое значение придавало шедшим в то время переговорам с представителями Польского Подпольного Государства.

Карты, однако, раздавали советы и немцы.

На место сбежавшей в лес украинской полиции немцы рекрутировали поляков (около 1,5 – 2 тысяч человек), из Генерал-губернаторства вызвали Schutzmannschaftbataillon 202 (в большинстве своём состоявший из поляков), а также полицейские части из Великопольши и Силезии. Профессор Илюшин из Киева описывает, как сказалось на украинцах натравливание поляков и украинцев друг на друга:
«В апреле 1943 года только во время одной операции на территории Луцкого района немцы сожгли пять деревень: Костюхувку, Вовчисек, Яблонку, Довжицу и Загоривку. Кроме немцев в операции участвовали также поляки. Десятого апреля особенно пострадали жители села Княже. Было сожжено 44 хозяйства и убито 172 человека. Немцы убивали целыми семьями, грабили и жгли, используя составленные поляками списки. Комиссар Эрих Кох во время своего пребывания в Горохове всю ответственность за немецкую операцию в селе Княже возложил на поляков».

А вот доклад о действиях одного из отрядов УПА в июне в Луцком районе: «Я получил приказ уничтожить два фольварка – Гирка Полонка и Городище. Повстанцы захватывали здание за зданием. Из зданий вытаскивали ляхов и резали их, говоря: «Это за наши деревни и за семьи, которые вы сожгли». Поляки крутились на длинных советских штыках и умоляли: «Ради Бога, оставьте нас в живых, я ни в чём не виноват (не виновата)». А сзади чотовый О. с разбитой головой отзывается: «А наши дети, наши старики, разве они были виноваты, когда вы живьём бросали их в огонь?». И работа идёт дальше. После короткого боя мы подложили огонь под строения с ляхами, в которых те и сгорели».

Спираль раскручивающейся ненависти и уничтожения начала вращаться всё быстрее.

Масла в огонь добавило создание советских партизанских отрядов, состоящих из поляков. В рамках Украинского Штаба Партизанского Движения в феврале был создан отряд им. Тадеуша Костюшко под командованием Роберта Сатановского, были также отданы приказы о наборе поляков в партизанские отряды. В середине августа была уже создана группа, состоящая из четырёх отрядов. В них входили в основном команды польской самообороны, которая возникла для защиты от нападений УПА. Всего в польских отрядах советского партизанского движения служило 5-7 тысяч поляков. С советскими партизанами сотрудничали также отряды Армии Крайовей.

Круг замкнулся

В июне 1943 года командование УПА распространило воззвание «К украинцам»: «В немецких резнях и истязаниях украинского населения массовое участие принимают поляки. Путь перемещения отрядов большевистского партизанского движения с севера на юг ведёт, согласно добытым нами в штабе большевистских партизан документам, исключительно через польские поселения в Сарненском, Костопольском, Ровенском и Здолбуновском. Так что если на украинских землях вспыхнет новая Гайдамаччина или Колиивщина, ответственность за это падёт только и исключительно на те круги, которые завели польскую освободительную политику в антиукраинский лагерь московского и немецкого империализма и сегодня действуют на украинской территории как прислужники Москвы и Берлина против украинского народа».

14 июля отряд «Сичь» докладывал: «11 июля в Бискупчин в качестве боевой группы № 6 выехали 30 человек, чтобы произвести ликвидацию доносчиков, которых набирают в основном среди польского населения. Уничтожено около 2 тысяч человек. С нашей стороны жертв не было. 12 июля в Доминополь выехали 150 стрелков, где провели ликвидацию польского штаба. Уничтожено около 900 человек, в том числе 10 польских партизан, которые находились в этом штабе».

Одна из сотен докладывала: «4-5 августа наша сотня напала на Рыбчу. Сожжены польские сёла. Количество уничтоженных ляхов неизвестно. 5 августа ляхи ранили одного хлопца из Тетыльковиц, когда он возвращался из фольварка. Рыбча сообщила ландвирту, что сожжено 38 хозяйств и убит один лях. В нападении на Рыбчу принимали участие около 600 человек – мужиков, вооружённых вилами и косами».

Польское подполье подсчитало, что в начале сентября 1943 года на Волыни осталось 170 тысяч поляков в 11 городах и в 25 сельских оборонных базах. Процитированное воззвание является ключевым документом для оценки действий УПА. Воззвание не оставляет сомнений, что её руководство приказало «очистить» территорию своих действий от польского населения в ходе специальной операции. И что соответствующие приказы были отданы в мае (или на переломе мая и июня) 1943 года, когда в ОУН-Б произошла смена руководства. На место Лебедя было выбрано Бюро Провиду из трёх человек, которым руководил Роман Шухевич – «Тарас Чупрынка». Украинский командир батальона «Nachtigal» (созданного Абвером в начале 1941 года и расформированного в августе того же гожа), в 1942 году офицер Schutzmannschaftbataillon 102 (воевал против советских партизан в Белоруссии) и главнокомандующий УПА с 1944 года.

УПА в своих методах расправы с польским населением брала за образец гайдамаччину и колиивщину – бунты и восстания крестьянские и казацкие в XVIII веке, среди которых самой кровавой считается Уманская резня 1768 года. Возвращение УПА к гайдамацкой традиции было моральным падением и крахом политического мышления. ОУН выросла на отрицании анархических традиций украинской революции 1917-21 годов, когда земли надднепровской Украины заполнились отрядами крестьянских атаманов. Меняющих союзы, устраивающих погромы, не признающих никакой власти и какой-либо дисциплины. Для создателей ОУН это было проявление отсутствия государственного инстинкта собственного народа.

«Национальные революционеры» хотели изменить это. Не изменили. Прибегли к методам, которые вызвали сопротивление даже среди самого руководства ОУН-Б. а к тому же «поляки не опомнились» - польско-украинские бои распространились на Восточную Галицию, Хелмщизну и окрестности Пшемысля.

Верх брал тот, кто в ту минуту оказывался сильнее. Но пришла Красная Армия, НКВД и стоящий за ними Сталин, который «примирил» поляков и украинцев. Так кто же вёл игру и по какому сценарию? И в чьих интересах?

Игры с огнём

Такая ужасающая глупость и преступления, что прямо так и хочется сказать о провокации, зародившейся в руководстве ОУН-Б. кто-то, может быть, и провоцировал, но решение приняло командование волынской УПА.

Александр Луцкий «Андриенко» (первый командир УПА в Галиции) давал показания советским следователям, что в 1943 году он критиковал Дмитрия Клячковского – «Клима Савура» (командир волынской УПА) – за отношение к польскому населению.
- Я и Центральный Провид (ОУН-Б), - давал он показания советским следователям, - мы были против массовой ликвидации польского населения. Тем более что в то же самое время между Центральным Провидом ОУН и польскими подпольными антисоветскими организациями шли переговоры относительно согласования наших действий. По этим вопросам на заседании Провида шла дискуссия, но поскольку члены Провида за исключением меня слабо знали ситуацию УПА на Волыни, все вели себя осторожно, за исключением Сергея «Михайло» Степаняка, влиятельно члена руководства ОУН-Б, который резко выступил против «Клима Савура».

Степаняк надзирал за переговорами руководства ОУН-Б с представителями властей Польского Подпольного Государства, которые шли с середины 1942 года. Одновременно в Лондоне – по настоянию главного коменданта АК генерала Стефана Грота-Ровецкого, а также под влиянием американцев – шли работы над декларацией правительства Речи Посполитей по украинскому вопросу.

В радиограмме от 11 марта 1943 года генерал Ровецкий просил инструкций, которые должны были содержать «принципиальные политические указания относительно границы уступок» (потому что украинцы «требуют территориального отделения»).

Он писал: «Реальными политическими факторами являются бандеровцы, совершенно подготовленные в военном отношении, а также консервативные католические круги, опирающиеся на церковный аппарат. Есть попытки сверху смягчить антипольский антагонизм в Генерал-губернаторстве, но опасения насчёт резни поляков даже на Волыни всё ещё обоснованы. Католики (речь идёт об Анджее Шептицком) и бандеровцы главных врагов сегодня видят в советах и в немцах. Они хотят соглашения с поляками, требуя, однако, конкретных, безусловных обязательств. Католики уже сегодня видят будущее Украины в рамках Речи Посполитей; предлагают польско-украинскую комиссию для разработки статуса национальных меньшинств. Бандеровцы не провозгласят отказа от независимости до тех пор, пока не потеряют всякой надежды, теперь они хотят военного сотрудничества против советов и немцев, а споры отложить на потом. На Волыни они хотят просто польско-украинского перемирия/ (…) ход событий приведёт их к отказу от независимости».

31 марта эмиграционный Совет Министров утвердил тезисы по делу украинской политики, которые генерал Ровейкий выслал в середине апреля.

Правительство провозгласило равноправие украинцев в польском государстве, охват территорий, ими населённых, широким воеводским самоуправлением, уважение к культуре и свободу вероисповедания для Православной Церкви и Грекокатолической Церкви, а также проведение справедливой земельной реформы.

Взамен от «авторитетных украинских кругов» на Украине и на Западе ожидалась декларация против притязаний СССР до границы, установленной на основе пакта Риббентроп-Молотов, вступления в совместную борьбу с немецким оккупантом, противостояния «новым империалистическим проискам Советской России», а также «прекращение всех взаимных враждебных выступлений в период ликвидации войны».

Подтверждением «Тезисов» должно было стать воззвание польского правительства к украинцам, которое было обнародовано 30 июля. В нём на первый план было выдвинуто обвинение в сотрудничестве с оккупантом части украинского народа, которой «так руководили те, кто сегодня хотят считаться вождями и выразителями воли украинского народа», противопоставляя друг другу украинцев и поляков. Писали также об избавлении от «иллюзий», связанных с независимостью, упрекали украинцев в сотрудничестве с оккупантом в деле уничтожения и убийства польского населения на восточных землях или совершении убийств по собственной инициативе.

Профессор Рышард Тожецкий считал «Декларацию» «играми с огнём и провокацией». И что содержание её стало решающим фактором в крахе польско-украинских переговоров.

Советская бомба

О чём шла речь?

Дело в том, что найденные доктором Романом Высоцким в лондонском Архиве Подпольной Польши документы бросают дополнительный свет на стратегию лондонского правительства во время переговоров с украинцами.

В середине февраля 1943 года полковник Станислав Гано, начальник II Отдела Штаба Главнокомандующего (то есть разведки), переслал начальнику Специального Отдела (VI Отдела) документ, в котором сообщал; «В связи с сотрудничеством с американцами в украинском вопросе в ходе ряда бесед на эту тему представители Office of Strategic Services (предшественник ЦРУ) высказали мнение, что политики и украинские массы на Украине, а следовательно, частично и в эмиграции разорвали сотрудничество с немцами. Позицию свою они обосновывали тем фактом, что всё-таки украинцы разочарованы крахом своих стремлений к независимости, и даже некоторые деятели – Бандера, Стецко – якобы перешли в антинемецкое подпольное движение. В таких условиях было бы желательно представить Office of Strategic Services соответствующие материалы (если таковые существуют), которые документировали бы немецко-украинское сотрудничество во многих областях – военной, экономической, просветительской и т.д. В связи с вышеизложенным прошу господина полковника доставить мне такого рода материалы, которые после обработки можно было бы приспособить к нуждам и интеграции Office of Strategic Services».

Речь шла не только о том, чтобы убедить американцев в том, что украинцы продолжают сотрудничать с немцами. Вице-премьер Станислав Миколайчик, посылая мартовские «Тезисы» генералу Ровецкому, снабдил их следующей рекомендацией: «Подчеркнуть трудности, возникшие из-за роста престижа советов. Правительству известно, что советы стремятся физически уничтожить украинский народ. Советская политика работает в направлении недопущения дискуссии по вопросам политического существования украинского народа. С другой стороны, украинско-немецкое сотрудничество враждебно настраивает либеральные круги западных демократий по отношению к национальным притязаниям украинцев. Единственная возможность существования украинцев связана с Польшей, которая в общих интересах желает искреннего и братского сосуществования».

Реальная политика даже в такие страшные времена, как Вторая мировая война, - это не занятие для идеалистов. Несмотря на то, что поляки убеждают, что украинцы продолжают сотрудничать с немцами, американцы утверждают, что антинацистский поворот ОУН-Б является фактом.

Тут-то бы и воспользоваться шансом на достижение важных политических целей. Поляки, однако, не только ищут доказательств, что американцы ошибаются, но прежде всего хотят убедить украинцев, что без их помощи союзники смотрят на украинцев как на нацистскую пятую колонну. В результате победила политика целей мельчайших из возможных - быть в лучшем случае покровителем части украинцев перед лицом сильных мира сего.

Пора подвести итоги. Профессор Мотыка, интерпретируя доклад подполковника Бриньского, констатировал, что советы содействовали проведению антипольской операции УПА, но не это было их целью.

Они намеревались спровоцировать полицию на дезертирство и ослабить таким образом немцев. Однако не предвидели, что полицейские попадут не в их отряды, а к националистам. «Между тем, когда полиция попала в лес, бандеровцы избавились от последних колебаний относительно открытой партизанской борьбы, результатом чего стала антипольская операция».

После выявления всего лишь нескольких документов НКВД \ МГБ директивного характера суждение по этому делу мы должны, по крайней мере, отложить.

Советы хотели, чтобы дезертирство полиции взорвало ситуацию на Волыни, так оно и случилось. Вспыхнуло антинемецкое восстание украинцев. Они хотели показать, что украинское подполье служит немцам, и это также им почти удалось. Они первыми атаковали нарождающуюся УПА, которая перешла в контратаку. Советы хотели торпедировать польско-украинские переговоры, и это им тоже удалось. С огромной – что следует подчеркнуть – помощью высоких договаривающихся сторон. И огромными потерями среди мирного населения.

Продолжение должно последовать

Никакая провокация, однако, не может достичь своей цели, если нет социальной и политической почвы.

Никто не разожжёт пожар, если нет древесины и горючего. Профессор Торецкий писал, что в польско-украинских переговорах 1942-44 годов речь шла «о таком смягчении напряжения, которое привело бы к прекращению пролития братской крови перед лицом победы России, потому что у неё был решающий голос и, как оказалось в Тегеране и Ялте, - единственный в вопросе принадлежности Западной Украины. В том, что борьба за бытие людей, живущих на Кресах, была проиграна, сыграли свою роль факторы не только внешние, но и внутренние. Обе стороны не выказали доброй воли сосуществования, причём на протяжении десятков лет. На поляков ложится бОльшая вина, поскольку в течение значительного периода они имели власть в этой стране, непропорционально лучший имущественный статус и более развитую культуру».

Мы знаем почти всё о том, что произошло в отношениях между поляками и украинцами во время Второй мировой войны, а также в годы, ей предшествующие, а также на протяжении нескольких лет после её окончания. Профессор Мотыка полагает, что до весны 1945 года на Волыни погибло 33 тысячи поляков (а может быть, от 40 до 60 тысяч). В Восточной Галиции ещё 30-40 тысяч, а также 6-8 тысяч на территории нынешней Польши.

Украинские жертвы – это 2-3 тысячи на Волыни (без жертв действий полиции), 1-2 тысячи в Восточной Галиции, а также 8-10 тысяч на землях нынешней Польши. То есть от 10-11 до 15 тысяч убитых.

В свою очередь доктор Иван Патрыляк, историк, связанный со львовским Центром Исследований Освободительного Движения (апологетического по отношению к наследию ОУН-Б и УПА), оценил, что в 1942-1944 годах число польских жертв украинского подполья на Волыни, в Полесье, в Восточной Галиции, на Хелмщизне и в Хрубешовском – это 38-39 тысяч. Он полагает, что на украинской стороне погибло 13-16 тысяч (от рук вооружённого подполья, а также от рук полиции на немецкой службе), в том числе 4 тысячи на территории нынешней Польши.

Так что разница не настолько велика, что не проводить сообща дальнейших исследований. Особенно сегодня, когда приближается 70-ая годовщина антипольской операции УПА на Волыни, и в наших обществах возрастает потребность в знаниях на эту тему.

В рамках подготовки к 70-ой годовщине антипольской операции УПА на Волыни архивные службы Польши и Украины должны обратиться к российским коллегам с просьбой обеспечить доступ к документам IV Управления НКВД, а также других советских спецслужб периода 1942-45 года. Если они хотят помочь полякам и украинцам познать их общее прошлое, то пусть помогают до конца. Если дадут нам эти документы, мы будем радоваться, что открываем очередные страницы польско-украинской истории. Не дадут – мы, по крайней мере, будем знать, по какой причине они это делают.

Речь не идёт исключительно о российских архивах. Также и об украинских. Несмотря на многотомные издания источников на тему украинского подполья (около 100 томов «Литопису УПА» и его библиотеки), мы всё ещё немного знаем о внутренних дебатах в руководстве УПА-Б. Неизвестны (сохранились ли?) стенограммы III Конференции и III Чрезвычайного Собрания организации в августе 1943 года – ключевых форумов для познания истории националистического подполья и его отношения к полякам.

Мы не знаем документов на тему причин отстранения Лебедя от руководства ОУН-Б, внутренних докладов об инспекциях, которые на Волыни проводили Шухевич и Луцкий, не знаем документов о переговорах ОУН-Б с советами. Не опубликованы протоколы допросов более тысячи (!) членов подполья на Волыни, обвинённых Службой Безопасности ОУН-Б в агентурных действиях в пользу советов и казнённых.

Следует также тщательно прочитать документы польских властей и польской разведки, а также организаций и спецслужб III Рейха. Своего исследователя ждут американские документы о взглядах Вашингтона на украинский вопрос и на польско-украинские отношения в годы Второй мировой войны, потому что это terra incognita. Так же, как и политика советов по отношению к польской и украинской эмиграции в США и Канаде.

Это задача для историков. Однако открытие даже самых сенсационных источников не изменит того, что в оценке событий на Волыни и Хелмщизне, в Восточной Галиции и Пшемыском самое важное. Нет никакого оправдания массовому уничтожению мирного населения. Тысячам убитых поляков и украинцев полагается память и достойное погребение. Ибо этим измеряется наша человечность.

Gazeta Wyborcza Мirosław Czech Jak Moskwa rozpętała piekło na Wołyniu

"Выгнали из дисбата за зверства". (с) Мелоди.
Ursa jest chyba jakims emerytowanym kapitanem KGB lub nawet moze NKWD (с) Nachalnik
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Чт Мар 14, 2013 8:14 am

http://inosmi.ru/russia/20130305/206605762.html 05/03/2013
Сталинизм. Почему в современной России жив культ людоеда? ("W Sieci", Польша) Петр Сквечиньский (Piotr Skwieciński

Когда Вячеслава Молотова под конец его жизни спросили, снится ли ему Сталин, он ответил:
Цитата :
«Снится... Не то, чтобы часто, но иногда снится. И какие-то совершенно необычные условия. В каком-то разрушенном городе, никак не могу выйти... Потом встречаюсь с ним».
Иосиф Сталин, извините за банальность, был преступником, которого можно сравнить только с Адольфом Гитлером. Однако между ними была разница. Одно из ключевых отличий: фюрер в основном убивал не немцев. Немец, который не был активным антифашистом мог чувствовать себя в Третьем рейхе относительно безопасно. Иосиф Виссарионович, конечно, истреблял несоветских жителей во главе с поляками в Катыни, однако подавляющее большинство жертв сталинского террора — это граждане СССР, и среди них чаще всего - русские.

За два самых плохих года, 1937-1938, одних расстрелянных в Советском Союзе было около 800 тысяч человек. Несколькими годами ранее, во время коллективизации, явившейся по сути целенаправленным истреблением крестьянского класса, в котором большевики видели угрозу, число жертв исчислялось миллионами.

Сталинский террор действовал не совсем вслепую: он бил по невинным людям, но в первую очередь — по самым активным, заметным в рамках своей среды. И это переломило народный хребет. Эффекты массового истребления (а в еще более значительной степени - исключение тех, кто не был расстрелян, из репродуктивного процесса отправкой в лагеря и ссылки) лучшей части россиян ощущаются по сей день. Это первопричина нынешней неспособности России присоединиться к движущемуся вперед миру. Все это очевидные факты, которые невозможно отрицать. Но между тем...

В 2007 году с утверждением, что
Цитата :
«Сталин сделал больше хорошего, чем плохого»,
были согласны 15% россиян. В 2011 году, по данным ВЦИОМ, эта доля выросла до 26%. В эти годы резко (с 33 до 24%) упало число тех, кто полагает, что в свершениях генералиссимуса преобладало зло. 45% респондентов согласились с тезисом, что «
Цитата :
десталинизация — это миф, пустые слова, не имеющие ничего общего с реальными задачами, стоящими перед страной, она приведет к ограничению свободы слова, исковеркает историческое сознание россиян, сделает его однобоким»,
и лишь 26% опрошенных были согласны с тем, что
Цитата :
«Россия не сможет двигаться дальше, успешно развиваться, не осознав ошибок прошлого».
Конечно, есть и другие россияне, и их немало. Сложно, однако, не задуматься над словами известного российского писателя Виктора Ерофеева, по мнению которого
Цитата :
«русская душа - по натуре своей сталинистка. Чем дальше в прошлое уходят жертвы Сталина, тем сильнее и просветленнее становится он сам».
Это произошло потому, что в эпоху вождя
Цитата :
«мы залетали в такие миры, в которых никто еще не бывал. Это нечеловеческие измерения. Наше возвращение в систему нормальных ценностей практически нереально».
Это, конечно, часть правды, но тем не менее. Произошедшее за десятилетия террора вырождение коллективной души, несомненно, является одной из причин, по которым многие россияне не могут совершить духовное расставание с диктатором, выброшенным из мавзолея Ленина. Другая причина кроется в том, что (как сказал один польский священник, хорошо знакомый с Россией)
Цитата :
«единственная настоящая религия россиян — это культ Великой отечественной войны»,
и она дает чувство национальной гордости и смысла. Но и это лишь одна из причин, есть и другие, не менее важные.


Разрешение на счастье

Поляки автоматически связывают российский культ Сталина с путинской властью. И это ошибка. У Кремля нет сталинистской установки, он вообще находится вне идеологий. Его концепция заключается в игре на всех доступных инструментах: традиционном российском патриотизме со сталинскими мотивами, национализме и даже либерализме. А сталинистские настроения в нынешней России часто имеют протестное звучание. «Сталина на них нет!» — говорит простой россиянин, когда слышит об очередном коррупционном скандале во властных кругах или о произошедшей по чей-то халатности катастрофе. По этой логике, при Иосифе (не то что сейчас) элиты не оставались безнаказанными. Такому мышлению способствует факт, что генералиссимус, в отличие от нынешних элит, был на самом деле человеком скромных запросов.

Цитата :
«Похоже, кто-то из хозяйственного управления или из ГПУ купил мебель, несмотря на мое ясное указание, что старая мебель прекрасно служит. Найдите и накажите виновных! Я прошу вернуть все на место, а новую мебель отправить на склад», —
писал Сталин в одном из писем жене.

В коллективной российской памяти живо убеждение в том, что хотя Вождь вместе с другими большевиками преследовал традиционное русское православие, именно он потом в определенной мере повернул вспять этот революционный тренд, подрывающий основы общества.

Из воспоминаний Лилианны Лунгиной — диссидентки и известной переводчицы, в чьем окружении было немало репрессированных, и которую отнюдь нельзя назвать сталинисткой:
Цитата :
«В тридцать шестом — тридцать восьмом годах, в период самого страшного террора, повседневная жизнь странным образом улучшилась. После долгих голодных лет, после коллективизации и всего прочего, что довело народ до почти полного истощения, наступило как бы затишье. Отмашку дал сам Сталин. Он произнес знаменитую фразу:
Цитата :
"Жить стало лучше, жить стало веселее".
В тридцать пятом отменили карточки на питание. Потихоньку заполнялись прилавки. Появилась копченая рыба, икра, четыре или даже пять сортов сыра. Стали повсюду продавать апельсины, испанские. Открылись кафе. Например, "Коктейль-бар" на улице Горького. Там можно было выпить, сидя в полумраке на высоком табурете, — это считалось верхом роскоши. Стали лучше одеваться. Женщины начали ходить в парикмахерские и делать маникюр — маникюрши были даже на заводах, — красили губы красной помадой, выщипывали брови. Раньше все одевались одинаково плохо, а теперь появилась некоторая возможность быть элегантными. Снова стали выходить журналы мод. Товарищу Жемчужиной, жене Молотова, было поручено отвечать за производство духов, лосьонов и кремов. Сталин разрешил радости жизни. Узаконил любовь, семейное счастье (развестись было очень трудно), отцовский долг, позволил поэзию, допустил рассуждения о гуманизме, румяна и украшения. Вернулись танго и фокстрот». [...]
Во время войны Сталин остановил антицерковный террор. Это была временная либерализация, и потом репрессии начались заново, однако (поляки чаще всего об этом не знают), довоенного масштаба в церковной сфере они уже не достигли. Только во время хрущевской десталинизации в рамках «возвращения к ленинским принципам» и борьбы с их сталинскими искажениями, к которым отнесли и терпимость к православию, за Церковь взялись снова.

Притягательность тирана

В отличие от своего немецкого коллеги, кремлевский диктатор был настоящей личностью. Преступной, но притягательной.
Цитата :
«Сталин был похож на огромного вальяжного зверя кошачьей породы, с мягкими лапами, железными когтями, грациозной походкой и стремительным прыжком, в равной степени убедительными мурлыканьем и жутким рыком», —
пишет диссидентка Валерия Новодворская. Не одна она. Встречавшиеся с Вождем иностранцы удивительно часто сравнивали его с тигром или другими большими кошками, то есть - с мощным, страшным, но одновременно красивым зверем. [...]

Сталин (вновь в отличие от Гитлера) при всей своей параноидальности и жестокости был чрезвычайно умен. И хотя он создал квазирелигиозный культ своей личности, сам он ему не поддался, что свидетельствует о трезвости его мышления (парадоксальной, для, повторюсь, человека, страдающего паранойей). Доказательством тому может служить, например, состоявшийся уже после войны диалог с сыном Василием — пилотом и представителем московской «золотой молодежи». Когда отец в очередной раз отчитывал сына за то, что тот порочит фамилию Сталин, Василий возмутился:
Цитата :
«Я ведь тоже Сталин!» «Нет, ты не Сталин, и я не Сталин. Сталин — это советская власть. Сталин — это тот Сталин, который в газетах и на портретах, но это не ты и даже не я», —
парировал Вождь.

При генералиссимусе советское государство не только победило в войне. Оно двигалось вперед и в других сферах, в том числе экономической. Советская экономика вплоть до 60-х годов, даже если вычесть все статистические подтасовки (которыми отличалась Москва), развивалась быстрее, чем экономика западных стран.
Цитата :
«На рубеже 50-60-х годов Запад чувствовал то же восхищение советской экономикой, что в 70-80-х - Японией, а потом Китаем и Индией, — пишет автор книги "Красное изобилие" (Red Plenty) англичанин Фрэнсис Спаффорд (Francis Spufford). — Это не было чистой фикцией. Под слоем внешнего лоска крылся подлинный феномен. После распада СССР и открытия архивов российские и западные историки заново пересчитали данные о его экономическом развитии, и даже если взять самые скромные цифры, более низкие, чем публиковал Кремль или даже ЦРУ, Советский Союз в 50-е годы в любом случае развивался быстрее любой другой страны мира, за исключением Японии».
Конечно, это было экстенсивное развитие, опиравшееся на ставшую возможной в результате коллективизации эксплуатацию деревни. Когда оно исчерпало свои возможности (в начале 60-х), дистанция с Западом перестала сокращаться и начала увеличиваться. Но это произошло через достаточный промежуток времени после смерти Сталина, чтобы его имя с этим фиаско не ассоциировалось.

Тем более что система сталинского единовластия производила впечатление единственно возможного режима, который, скрывая в себе тенденции к застою и распаду, мог заставить Россию развиваться. Не кто иной, как Александр Солженицын вложил в уста (отнюдь не отрицательного) героя одного из своих рассказов такие слова:
Цитата :
«И все понимали, что потеряли Величайшего человека. Но нет, и тогда еще Дмитрий не понимал до конца, какого Великого, — надо было еще годам и годам пройти, чтобы осознать, как от него получила страна Разгон в Будущее. Отойдет вот это ощущение как бы продолженной войны — а Разгон останется, и только им совершим невозможное». [...]
Как развеять чары?

Нас, поляков, раздражает такое дьявольское переплетение смыслов, но больше всего оно вредит самим россиянам. Хотя (следует в очередной раз это подчеркнуть) такое восприятие не свойственно им всем поголовно, оно не позволяет народу в целом осмыслить свое прошлое и естественным образом оказывает негативное влияние на способность России влиться в современность, а также на эффективность этого государства в широком смысле слова.

Цитата :
«Каждый день возноси хвалы своим богам за то, что русских парализовало идиотское учение, — писал в 80-е годы Тадеуш Конвицкий (Tadeusz Konwicki). — Благодарите небеса за то, что их искусство пропитано графоманией, что их мозги наполнены обрывками мыслей каких-то идеалистов XIX века. Вообразите себе свободную, демократическую Россию с капиталистической экономикой: такая России за несколько лет создаст гениальное искусство, которое бросит весь мир на колени. Такая Россия действительно обгонит по промышленности Америку, а нас она засосет как пылесос муху. Она поглотит нас на правах культурного превосходства - без танков, без изменников, без ссылок в Сибирь».
Если это так, не должны ли русофобы радоваться тому, что россияне не могут освободиться от сталинских чар?.. Я не русофоб. Мне бы хотелось, чтобы они распрощались с этим людоедом.

Оригинал публикации: Stalinizm. Skąd we wspóczesnej Rosji bierze się kult potwora?
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Сб Мар 16, 2013 8:11 am

Ursa Отправлено Вчера, 07:49

Томаш Мачейчук Украинские патриоты и польское дело
Польско-украинские отношения можно определить как сложные с исторической точки зрения. БОльшая часть территории современной Украины сотни лет принадлежала Речи Посполитей. Для многих поляков Львив – это Львув, и Ивано-Франковск – это Станиславув, города, несправедливо отнятые у Польши Сталиным. В свою очередь украинцы считают Хелм и Пшемышль территориями, принадлежащими их государству. Тематика эта близка мне из-за моего дедушки, родившегося в 1941 году в Львове.

Вопросы территориальных претензий – это не единственная проблема. Поляки помнят о волынской резне. ОУН-УПА зверским образом убили около 60 тысяч поляков. Украинцы защищают свою точку зрения аргументами о польских панах, правивших их народом твёрдой и несправедливой рукой. Они помнят о восстании Хмельницкого, о повешенных казаках и о том, что в Речи Посполитей Обоих Народов они не имели таких прав, как литовцы и поляки.

Могут ли польские и украинские патриоты сесть за один стол, угоститься хлебом и солью, хлебным квасом и, наконец, - подать друг другу руки? После всего того, что написано выше, это кажется невозможным. Однако когда друг против друга сидят враждующие друг с другом поляк и украинец, появляется третий – русский. Кто он? Чего хочет? Каковы его планы по отношению к западным соседям?

Россия утратила довольно большую часть своей территории после распада Советского Союза. Она утратила также своё величие и гордость. Русские глубоко почувствовали это и чувствуют до сих пор. Они жаждут возрождения могущества, которого боялся бы весь мир. Независимая Украина и сильная Польша – это преграды на пути к возвращению влияния возрождающейся империи на её западных рубежах.

Польские и украинские патриоты могут не нравиться друг другу, могут ссориться из-за Львова и Пшемышля, а также по другим историческим вопросам, но они не могут воевать друг с другом в ситуации, когда на востоке растёт сила России. Где двое дерутся, там третьему выгода. Эта мудрая пословица уже должна хорошо войти нам в кровь после всех поражений в восточной политике. Нашими ошибками почти всегда пользовались русские с целью расширить свою сферу влияния. К сожалению, этот чёрный сценарий снова реализуется. Янукович провозглашает выбор курса на Москву, а ещё несколько лет тому назад существовал реальный шанс польско-украинского союза.

Ради блага нашей страны мы должны пригласить к польско-украинскому столу патриотов из Белоруссии, которая сегодня может казаться государством самостоятельным и независимым, но в действительности руководствуется линией, совпадающей с национальными интересами России. Белорусы очень доброжелательно настроены к Украине и Польше. В данный момент кажется совершенно невозможным, чтобы к власти пришли белорусские патриоты, но всё может измениться, когда в Белоруссии не станет Лукашенко.

Польская восточная политика должна иметь своей целью как можно дальше отодвинуть Россию на восток. В наших национальных интересах союз с обороняющимися от российского влияния – Украиной и Белоруссией, а также с Литвой, Латвией, Эстонией и Финляндией, которые самостоятельно не имеют ни сил, ни средств для защиты своих интересов от происков российского империализма.

Польские патриоты должны признать и понять права украинского и белорусского народов на развитие своих собственных, независимых и сильных национальных государств. Когда они будут с нами, а не против нас, нашему государству не придётся опасаться мощи возрождающейся российской империи. Славяно-балтийский оборонный союз – это достаточно прочный щит, защищающий наши восточный границы от многонациональной, мусульманско-христианской Российской Федерации.

Если наш непростой славяно-балтийский союз когда-нибудь должен стать фактом, то уже сегодня мы обязаны стараться, чтобы отношения между нашими народами были как можно лучше. Я не касаюсь вопроса властей, потому что нынешние, скорее, неприязненны Польше, они могут поменяться, а мы можем иметь в этом своё участие, показывая соседствующим с нами народам, что поляки – не враги, а друзья. Угроза для них – совсем в другом месте. Чем быстрее белорусы, украинцы, литовцы, латыши, эстонцы и финны поймут это, тем лучше для них самих и лучше для нас.

Польские патриоты вместо того, чтобы биться словами и кулаками с патриотами из Литвы, Белоруссии и Украины, должны стремиться к примирению, к прощению друг другу грехов, потому что нельзя сказать, что кто-то совсем не виноват – ни мы, ни они. Простить – не значит забыть, а наше христианское наследие должно нам в этом помочь.

В один прекрасный день патриоты из Польши, Белоруссии и Украины усядутся за одним столом, подадут друг другу руки и вместе посмотрят на восток. Наследие Речи Посполитей Обоих Народов воскреснет.


Salon24 Tomasz Maciejczuk Ukraińscy patrioci a sprawa polska

"Выгнали из дисбата за зверства". (с) Мелоди.
Ursa jest chyba jakims emerytowanym kapitanem KGB lub nawet moze NKWD (с) Nachalnik

----------------------------------------------------------------
#7 wettin Отправлено Вчера, 08:50
Цитата :
Ursa (15 Март 2013 - 07:49) писал:
Польско-украинские отношения можно определить как сложные с исторической точки зрения. БОольшая часть территории современной Украины сотни лет принадлежала Речи Посполитей
Ога, с 1569 г. (Люблинская уния) по 1667 г. (Андрусовское перемирие). "Сотни" лет, "бОльшая" часть. Автору - в школу, учить историю и географию...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Сб Мар 16, 2013 10:12 pm

К посту Nenez84 Тема: Re: Польша - наше наследство Пн Янв 28, 2013 2:49
=======================================
http://www.regnum.ru/news/1636577.html 16:35 15.03.2013
Эксперт: Белорусская интеллигенция и правящий класс действуют вопреки исторической правде
В Президентской библиотеке Белоруссии 11 марта открылась выставка "За достоинство! За Родину!", посвященная 150-летию польского восстания 1863-1864 годов и 175-летию со дня рождения одного из его руководителей - Викентия Калиновского. Это не единственное мероприятие, которое проходит в рамках празднования в стране. Данную ситуацию прокомментировал старший научный сотрудник Института российской истории РАН Андрей Марчуков.

"Это тенденция, которая в последние годы активно набирает силу. Ее частным проявлением стало такое полуофициальное празднование юбилея польского восстания 1863 года. Она имеет корни в двух средах. Прежде всего, это пропольски и одновременно антирусски настроенные части гуманитарной интеллигенции Белоруссии. А вторая - это властные круги, близкие, как считается, к администрации президента Белоруссии. Они подают не прямой, но ясно ощутимый сигнал, говорящий о том, какие идеологические, исторические приоритеты и ориентиры должны быть в белорусском обществе.

И эти два течения (одно - пропольски настроенной интеллигенции, а второе - властных кругов) в данном случае совпали. Нельзя сказать, что эти события в Белоруссии отмечаются строго официально, на государственном уровне. Но всем наблюдателям, мало-мальски знающим ситуацию в республике, понятно, что это все делается не без отмашки властных кругов.

Данная тенденция на самом деле является довольно тревожной, поскольку она абсолютно не народная. Она не выражает глубинные, народные настроения. Это политическая тенденция, которая имеет в своей основе ясно выраженную антироссийскую составляющую, стремление правящей элиты Белоруссии как можно дальше дистанцироваться от России современной. В том числе это делается через противопоставление России в прошлом. Определенные силы хотят показать, что народ не имеет русского корня, что белорусы скорее ближе к полякам, чем к великороссам.

Если разбираться, это довольно странно с исторической точки зрения. Потому что восстание 1863 г. было чисто польским. Оно преследовало интересы восстановления независимой Польши в границах 1772 года, включая белорусские и западные малорусские земли. По сути, это была тенденция империалистическая, которая предусматривала господство Польши над этими территориями, а местное население рассматривала как часть польской нации, только, так сказать, с приставкой недо-: недополяки.

В общем, если бы выставка с таким названием открылась в Польше, это было бы вполне объяснимо, поскольку, как я уже упомянул, это было национальное польское восстание. Кстати сказать, если глубоко разбираться в контексте, то далеко не вся польская шляхта его поддержала. На самом деле, значительная часть польского правящего класса хотела строить отношения с Российской империей, находить мирные пути регулирования, оставаясь в едином государстве. Восстание на самом деле не представляло все польское общество, не говоря уже о крестьянских массах.

А когда такая выставка проходит в Белоруссии, это вызывает недоумение и сожаление. Это еще раз подчеркивает, что часть интеллигенции и сил внутри правящего класса Белоруссии в данном случае действуют вопреки исторической правде, вопреки воле и интересам своего народа, подстраиваясь под чужие взгляды на историю и современность.

Это явление очень опасно для самой Белоруссии, которая теряет свою изначальную идентичность как части единого тысячелетнего русского пространства - того культурного, исторического пространства, за которое предки современных белорусов держались, которое позволяло им выжить и сохранить свою народность.

События, связанные с юбилеем Отечественной войны 1812 года, тоже очень яркие тому показатели. Теперь эта война теми же самыми силами трактуется не как отечественная, а как война России, некой чуждой белорусам силы, и Франции, даже своего рода захватническая война со стороны России".
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Сб Мар 23, 2013 8:36 pm

http://www.svoboda.org/content/article/24935849.html 22.03.2013 14:06
Александр Лемешевский Польша вспоминает о старых грехах
В 1968 году коммунистические власти Польши стремились показать лояльность Советскому Союзу. Это было связано с "пражской весной" в соседней Чехословакии, куда в августе 1968-го были введены войска стран Варшавского договора, в том числе польские. В самой Польше ввели запрет на те произведения классиков, в которых содержалась критика в адрес России. В марте 1968 года это вылилось в отмену спектакля по пьесе Адама Мицкевича "Дзяды", в которой описывается упадок и разочарование, наступившие после разделов Речи Посполитой в XVIII веке, в результате которого часть польских территорий отошла России. Запрет постановки вызвал волну студенческих протестов.
Лидер Польской объединенной рабочей партии (ПОРП) Владислав Гомулка возложил вину за недовольство, нараставшее в обществе, на "сионистов". Евреи были названы им "пятой колонной", что привело к их массовой эмиграции. Предлогом послужили события на Ближнем Востоке. В 1967 году, в результате "шестидневной войны" между Израилем и коалицией арабских государств, Советский Союз и ряд других стран социалистического лагеря разорвали дипломатические отношения с Тель-Авивом. В Польше началась кампания против "сионистов". Она дала возможность провести чистки внутри ПОРП, уволить многих высокопоставленных офицеров еврейского происхождения и всех, кого подозревали в произраильских симпатиях.
Вот фрагмент выступления коммунистического лидера Польши Владислава Гомулки, 1968 год:
Цитата :
"В минувшем году, во время июньской агрессии Израиля против арабских стран, определенное количество евреев заявило о желании выехать из страны и сражаться на израильской стороне. Нет никакого сомнения, что эти евреи – граждане Польши, но сердцем и умом связаны не с нашей страной, а с государством Израиль. Это несомненно еврейские националисты... Допускаю, что эти евреи рано или поздно покинут нашу страну (бурные аплодисменты). В свое время, товарищи, мы широко открыли границы для всех, кто не хотел оставаться гражданином нашей страны, а выехать в Израиль. И сегодня тем, кто считает своей родиной Израиль, мы готовы выдать эмиграционные паспорта".
В сегодняшней Польше об этом вспоминают с раскаянием и стыдом.
Цитата :
За позор и заслуги, из Варшавы ты или из Кракова,
Гомулка сказал нам: Польша для поляков,
Речь Посполитая теперь не для бродяг,
Как фараон, выгнал он нас вон...
Это "История одного эмигранта" – песня легендарного барда, активиста антикоммунистического профсоюза "Солидарность" Яцека Качмарского, которого иногда называют "польским Высоцким". Это история еврея, который верно служил коммунистической идее, но в 1968 году был вынужден уехать в Израиль.

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=qCLSlzAKaVs
Яцек Качмарский. Стены

История, каких были тысячи.
Из ПОРП тогда исключили около 8 тысяч членов, которых обвинили в пособничестве Израилю. Из университетов изгнали тысячи студентов, протестовавших против цензуры. Демонстрации жестоко разгонялись милицией.
Вспоминает участница протестов – Анна Лясота:
Цитата :
"Били ужасно. До сегодняшнего дня не могу понять, зачем избивать студентов так, чтобы затем по всей Польше, во всех университетах начались забастовки. Кто-то кому-то хотел преподнести урок. Очень кровавый урок. Интенсивное избиение продолжалось около получаса".
До конца марта 1968 года студенческие протесты были полностью подавлены, а в стране создана чрезвычайно трудная для польских евреев обстановка. В течение четырех лет из страны уехали, по разным подсчетам, от 15 до 20 тысяч человек.
Цитата :
"Конечно, это был удар для Польши. Если посчитать, то среди примерно 15 тысяч иммигрантов 5 тысяч составляли дети, а остальные – люди с высшим образованием и студенты, – говорит профессор Ежи Эйслер, директор варшавского отделения Института национальной памяти Польши. – А ведь в те годы в Польше доля граждан с высшим и незаконченным высшим образованием составляла всего 1-2 процента! Уезжала интеллигенция, образованные люди, многие из них были кандидатами наук, профессорами, имели научные достижения. Речь также идет о человеческих трагедиях, распавшихся браках, самоубийствах... Формально никто этих людей не выгонял в прямом смысле, не депортировал, однако была создана такая невыносимая атмосфера, что люди просто убегали. Причем создали ее коммунисты, а не крайне правые силы, с которыми всегда ассоциировался антисемитизм".
Некоторых студентов исключали из университетов просто за интервью иностранным журналистам. Одним из исключенных за разговор с французским репортером был Адам Михник, впоследствии – оппозиционер и политзаключенный, а затем, уже в демократической Польше, – один из создателей крупнейшей ежедневной газеты – Gazeta Wyborcza.
В мировых СМИ тогда появилось множество публикаций о польском антисемитизме, тем более что имелись более давние, но даже более трагические примеры антисемитских выходок – например, погром в Кельце в 1946 году.
Цитата :
"Имидж Польши как антисемитской страны во многом не обоснован, – говорит профессор Ежи Эйслер. – Я не говорю, что антисемитов у нас нет, но они есть и в других странах. Однако для многих поляков тогда было шоком то, что на еврейскую тему вдруг заговорили вслух. Что в газетах вдруг стали писать, что, скажем, фамилия такого-то министра на самом деле другая, еврейская. Представить себе что-то подобное в других странах Европы после Холокоста было невозможно. Так что кампания 1968 года способствовала укреплению существующего до сих пор, но часто несправедливого, стереотипного восприятия поляков как антисемитов".
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Сб Мар 23, 2013 8:38 pm

Опубликовано 05.08.2012

Одна из самых известных песен Яцека Качмарского, неофициальный гимн польской «Солидарности». На музыку песни каталонского певца Люиса Льяха (Lluis Llach) «L'estaca», написанной в 1968 году и ставшей символом борьбы против диктатуры Франко.
Песня Качмарского написана в 1978 году.

***
Перевод Андрея Базилевского

Стены

Он пел вдохновенно, он молод был,
А их там было — не счесть.
От песни у них прибывало сил,
Он пел, что свет где-то есть.
Они тысячи свеч зажгли ему,
Над их головами — дым.
Он пел: айда, разрушим тюрьму...
Они пели вместе с ним.

Зубы решёток вырви у стен!
Клетки ломай, оковы рви!
Пусть стены рухнут, рухнут, рухнут,
Похоронят старый мир!

Скоро ту песню каждый знал,
Мелодия, даже без слов,
Была им как свет, была как дурман
Для их сердец и голов.
И пели они, и хлопали в такт,
Хор канонадой звучал,
Оковы давили, сгущался мрак...
А он всё пел да играл:

Зубы решёток вырви у стен!
Клетки ломай, оковы рви!
Пусть стены рухнут, рухнут, рухнут,
Похоронят старый мир!

Но вот они поняли, сколько их там,
Почуяли силу: пора!
И с песней двинулись по городам:
К свету — вперёд — ура!
Кумиров в прах, булыжник в кулак —
Ты за нас или нет, гражданин?
Кто одинок — тот наш злейший враг!
А певец был всё так же один.

Он видел ровный марш толпы,
Молча прислушиваясь к шагам.
А стены росли, росли, росли,
Цепи гремели на ногах...

Он видит ровный марш толпы,
Молча прислушиваясь к шагам.
А стены растут, растут, растут,
Цепи грохочут на ногах...

***
Перевод Ирины Поляковой

Стены

Он вдохновенным и юным был,
Им в толпе -- счету нет.
Пел он -- всяк силы находил
В песне про близкий рассвет.
Свечки они в честь него зажгли,
Над ними дым проплывал
Пел он - прочь тюрьмы с лица земли,
Каждый ему подпевал.

Рви из стен решетки, брат,
Сбрось кандалы, прочь рабства ад
Пусть стены тюрем рухнут, рухнут,
Старый погребут уклад.

Вскоре ту песню знал любой,
И даже мотив ее сам
Старые мысли нес с собой,
Милые этим сердцам.
Пели и «бис» кричали вслед,
Как выстрел, хор их гремел.
Давила цепь, не спешил рассвет
А он все пел им да пел.

Поняли — хватит их вполне
Для битвы и для побед.
Двинулись строем по стране
С песней про близкий рассвет.
Кумиры в прах, и дороги — в прах,
Ты с нами ль в нашей борьбе?
Кто сам по себе — тот наш злейший враг.
А он был сам по себе...

Он видел строй за рядом ряд
Он слышал их чеканный шаг
А стены грозно, грозно, грозно
Росли и цепь звенела в такт.

Он слышит их чеканный шаг,
Он видит строй за рядом ряд
А стены грозно, грозно, грозно
Растут и кандалы гремят.
========================================
Цепи у них, дятлов, гремят ... What a Face clown
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Вс Мар 24, 2013 2:18 am




Ursa Отправлено Вчера, 12:41

Марек Зыгмунт Советы в Польше

С доктором Мареком Завадкой, директором Центра Культуры «Замковый Холм» в Любине, организатором чествования XX-летия окончания оккупации советских войск в Польше, беседует Марек Зыгмунт.

Марек Зыгмунт:
- 20 лет тому назад русские войска покинули Польшу, кончилась советская оккупация, начавшаяся 17 сентября 1939 года. Но не все называют эти полвека оккупацией. Почему?

Марек Завадка:
- Потому что это неудобно для многих высокопоставленных политиков. Кроме того, ложь прочнее, проще и более живуча, чем правда. Ложь, связанную с ситуацией 1939-1993 годов можно перефразировать коммунистическим новоязом. «Вступили», то есть Советский Союз совершил агрессию 17 сентября 1939 года. «Освободили», то есть принесли на штыках Красной Армии коммунистическую систему, уничтожая всё, что было связано с польскими традициями.
Цитата :
«Укрепляли власть, борясь с реакционным подпольем»,
то есть отряды НКВД, СБ, а также Корпуса Внутренней Безопасности и – отчасти – Людовего Войска Польского подавляли всякое сопротивление большевизации, совершая множество убийств. Или фраза
Цитата :
«стояли на страже суверенности границ Польши на Одре и Нысе»,
то есть имели здесь войска, охраняющие их стратегические интересы, а кроме того предполагали, что вся долина Одры и Вислы будет профилактически подвергнута бомбардировке ядерными ракетами, когда советы будут наступать по в направлении Западной Европы, а Людове Войско Польское – в направлении Амстердама и Дании.

Марек Зыгмунт:
- В Любине, столице польской меди, до 1960 года квартировали советские войска. Насколько многочисленны были эти оккупационные силы?

Марек Завадка:
- Любин до 1960 года был городком, каких много в западном поясе Польши. Русские были расквартированы во многих таких местах. Легница была центром командования Северной Группой Войск, а позднее, в 80-е годы XX века, вместе со Свидницей, являлась резиденцией Главного Командования Войск Западного Направления, самой большой войсковой группировки в послевоенном мире, охватывающей Польшу, Восточную Германию, Чехословакию, Белоруссию и Украину. Нижняя Силезия, считая с Бжегом Опольским (аэродром), а также Жаганем и Шпротавой (два аэродрома) – это один из двух регионов в Польше сильной концентрации этих войск (вторым было Западное Поморье). Большой гарнизон вместе с полигоном существовал в Свентошове, в Легнице - авиабаза, а также важный аэродром в Кшивей. Кроме того советы имели много подземных суперсекретных пунктов командования и связи, а также склады ядерного оружия, а также большой вроцлавский гарнизон. Несомненно, Нижняя Силезия была невероятно важной территорией в системе советской военной машины. Достаточно добавить, что тут существовало пять аэродромов плюс два запасных. Это производит впечатление.

Марек Зыгмунт:
- Соседство советских баз было весьма обременительно для жителей Нижней Силезии. В 1989 году произошла авиакатастрофа с участием планёра Аэроклуба Медного Бассейна и самолёта Су-24. Были ли добросовестно выяснены причины этой катастрофы?

Марек Завадка:
- Авария эта, конечно, расследовалась. Но добросовестно ли? Было предложено полюбовное решение, и дело замяли. Хотя подобных авиакатастроф было не так уж много, но всё-таки соседство авиационного полигона в Пшемкове было очень опасным, многократно ракеты и бомбы падали на хозяйства. Один раз такая бомба смела с лица земли целое хозяйство, тогда погиб один человек. Зато было очень много, прямо-таки сотни дорожно-транспортных происшествий. Чаще всего после такого ДТП виновника высылали в Советский Союз. Говорили, что он исполняет служебные обязанности, и таким образом он не подпадал под польскую юрисдикцию. А иногда на его защиту вставал коллектив, и тогда его оправдывали или он получал условный срок.

Марек Зыгмунт:
- До сих пор в Нижней Силезии, а также в других регионах Польши мы имеем дело с наследием пребывания советских войск в виде памятников.

Марек Завадка:
- Мы можем различить два вида памятником. Насколько приемлемы памятники, поставленные на кладбищах, настолько те, которые находятся в центре городов, вызывают удивление. Ну, потому что – как объяснить существование в небольшой Счинаве трёх советских памятников? Как понять памятник в Легнице? Это примеры из ближайших окрестностей. Я не верю, что власть сохраняла их без участия местной общественности. Видно, что память о том, что Польша была оккупирована, не функционирует среди нынешнего поколения. Несколько десятков лет целенаправленного вычёркивания этой истории сделали своё дело. Плюс пропаганда властей, хотя бы сериалы и кинофильмы, в которых аж до тошноты повторялось о братстве по оружию с Красной Армией, воспитывался неполный, если не сказать ложный взгляд на историю нынешних поколений.

Марек Зыгмунт:
- Поэтому власти Любина и Центр Культуры «Замковый Холм» решили напомнить этот трагический период истории Польши?

Марек Завадка:
- Необходимо постоянно нивелировать последствия коммунистической пропаганды. Мы уже добились успеха в восприятии того, что творилось в Любине 31 августа 1982 года. Это уже не «любинские события», а «любинское преступление». Мы думаем, что нам удастся усилить дискуссию о роли советов в образовании ПНР, её упрочения – прежде всего в контексте пребывания на этих землях советских частей. В рамках отмечания годовщины состоятся выставки и научные конференции, посвящённые различным аспектам пребывания советских войск в Польше. Мы также предложили конкурсы, которые адресуем ученикам гимназических и средних школ, а также энтузиастам-первооткрывателям, историкам-любителям и историкам-профессионалам (подробности на сайте www.wzgorzezamkowe.pl). 12 сентября 2013 года мы приглашаем на конференцию, посвящённую советской оккупации Польши. Ещё мы организуем две выставки. В данный момент можно осмотреть экспозицию «Советский ад 1939-1956», состоящую de facto из трёх выставок (17 сентября 1939 года, депортации 1940-1945 годов, а также Катынь 1940), а в сентябре мы приглашаем на выставку «Северная Группа Войск Советской Армии в Польше 1945-1993». Мы надеемся, что нам удастся к этому времени издать несколько публикаций, связанных с этой темой.

Марек Зыгмунт:
- Спасибо за беседу.


Nasz Dziennik Marek Zygmunt Sowieci w Polsce

"Выгнали из дисбата за зверства". (с) Мелоди.
Ursa jest chyba jakims emerytowanym kapitanem KGB lub nawet moze NKWD (с) Nachalnik
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Вс Мар 24, 2013 2:22 am

#21 michal2006 Проживает:Лодзь Отправлено Вчера, 14:08
Цитата :
siguron (23 Март 2013 - 13:18) писал:
Более 20 лет прошло, а до сих пор помнят. Видимо не сильно то эта оккупация полякам противна была, а скоро может и с ностальгией по хорошим временам вспоминать будут. А этот чудик все еще с памятью о прошлом воюет.
Правду написали. Автор - 1965 г. рождения. Я на 15 лет старше него. Никто мне при этой "оккупации" не запрещал говорить по-польски, учиться истории Польши, ходить в костел молиться (не ходил), в 1957 г. ввели религию в школы. Перового живого советского "оккупанта" увидел в 1972 г. - солдата из гарнизона в городе Бялогард. С 1976 г. развивалась оппозиция, самиздаты. В 1981 г. было введено военное положение - заметьте, что Ярузельский оправдывался тем, что "русские могут войти" - а ведь были все время, но как-будти никто этого не замечал. Конечно, были в зоне влияния СССР - блоке "стран социальстической демократии", но в Польше не было такой интервенции как на Венгрии в 1956 г. или в Чехословакии в 1968 г.

#29 michal2006 michal2006 Проживает:Лодзь Отправлено Вчера, 14:47
Цитата :
КАССАНДРА (23 Март 2013 - 14:27) писал:
Старшее поколение, которое помнит, как это было на самом деле (кстати, не раз здесь читала упоминания поляков, как взаимовыгодно фарцевали с советскими солдатами), постепенно уходит. А молодому поколению такие вот мареки-миссионеры усиленно промывают мозги. "Мы также предложили конкурсы, которые адресуем ученикам гимназических и средних школ, а также энтузиастам-первооткрывателям, историкам-любителям и историкам-профессионалам".
Еще лет 20 такой промывки, и поляки будут считать, что проклятые оккупанты разъезжали по городкам на танках, давя встречный транспорт и расстреливая прохожих.
Такого не будет, я уверен. Есть и народная. семейная память - молодые узнают. как было, в домах. Как и я - родился 5 лет после войны, дедушки-родители пережили и немецкую оккупацию, и выселение советскими властями в 1945, родители жены были сосланы в 1940 в Казахстан и Сибирь. Не передали ни мне. ни жене и ее брату никаой вражды, ненависти. "Оккупацию" пережил лично. Учился, работал, любил, в армии служил, семьей обзавелся. И мой сын вырос, выслушав все эти семейные истории. По домам слушают такое и другие молодые люди. и у меня есть молодые друзья-энтузиасты, с которыми собственными руками приводим в порядок военные кладбища русских 9и немецких, так как они вместе покоятся) солдат Первой мировой. На кладбищах советских бойцов всегда цветы лежат. Молодые люди ходят. У поляков одно неизменное - не верить пропаганде. И влястям. У нас шутят, что мы голосуем за тех или других политиков. чтобы сразу после выборов быть против них 9и правительства). "Таинственная польская душа"...

#30 Атрокс Отправлено Вчера, 14:47

Цитата :
Mic47 (23 Март 2013 - 13:28) писал:
Все. Это уже устоявшаяся за 20 лет точка зрения. Бог с ними. Что-то доказывать, объяснять про то, что если бы не 600.000 погибших в Польше бойцов Советской Армии, поляки бы превратились в удобрения для полей бюргеров и исчезли бы как нация, просто бесполезно. Это как разговаривать с радио. Дискутировать с имбицилами. И опускаться до их уровня.
Им выгодна эта точка зрения, пусть остаются с ней в обнимку. Игнорировать их в принципе и гнуть свою линию. Жестко и бескомпромиссно. Всякие комиссии по трудным вопросам - распустить, ибо нет у нас трудных вопросов, нам все ясно и понятно. Памятники погибшим советским воинам в Польше - красноречивое свидетельство НАШЕЙ правоты. А они, если приспичило, могут мучиться и страдать дальше, до морковкина заговения. Ушлепнутые холопы очередного господина в бейсболке.
А вообще, как показывает история, вылечить этих придурков может только очередной визит русской армии. Тут у них в мозгах и памяти наступает просветление, исторические события приобретают отчетливый оттенок, все успокаиваются и занимаются свои делом. Всем становится лучше.
И никакой дружбы народов и братских армий. Сколько раз накалывались на собственное благодушие и толерантность. Оккупанты - значит и вести себя надо как оккупанты. Иное, дружеское и как с равным, обращение воспринимается как слабость. Пора разубеждать. Опять.
Точка зрения понятная и во многом правильная, но слишком прямолинейная. Насчет того, чтоб свою линию гнуть - да. Насчет очередного визита российской армии - нет. На фиг-на фиг! Просить будут - не пойдем.

Насчет "дружбы народов и братских армий" - вот тут по-умному. Нам эту тему поднимать не надо. Зачем? Но вот им - всем этим бывшим, полякам, болгарам, чехам нуитд , им здесь надо предоставить мусолить эту кость. Да пожалуйста. Улыбаться, не спорить, нюансики несущественные уточнять... а развивать - это пусть они развивают. Пусть им она нравится и корм будет. Не поддерживать, но и не возбранять.

Нам надо, что называется, свой дискурс навязать, как это сейчас модно говорить. И я бы предпочел такой холодный историко-технический подход. Да, были базы. Вот там-то и там-то. Совокупная мощь имперский армии составляла... а по другим оценкам... оперативным направлением предполагалось... А чего - это история, точнее - История. ПУсть дышат в лицо цифры и факты мощи и размаха. Нечего стесняться. А вот чтоб подводить это под идеологические благоглупости - вот от этого мягко или жестко уклоняться. Римские-то легионы не осуждаете? Воот.

Ursa Отправлено Сегодня, 10:10
Цитата :
villimilli (23 Март 2013 - 23:20) писал:
размышления к глаголу "пожалеть". смотрим толковый словарь.
"пожалеть [пожалеть] сов. перех. и неперех. 1) а) перех. Почувствовать жалость, сострадание к кому-л.; сжалиться над кем-л. б) Испытывая жалость, сострадание к кому-л., воздержаться от неприятных, обременительных действий, поступков по отношению к нему. 2) а) разг. перех. Позаботиться, проявить любовь. б) Поласкать. 3) неперех. Опечалиться, почувствовать сожаление о ком-л., чем-л. или по поводу чего-л. 4) перен. перех. Поберечь, сохранить при себе, не пожелать дать кому-л."
дело в том, что они УЖЕ (как бы это сказать на нашем перфекте) пожалеены? О! нашел, очень подходит - пожалованы! Наши предки при разных правителях уже предпринимали широкие меры по сближению культур, уступая, жалуя более слабой польской стороне то, что она не заслуживает, в надежде и расчете на то, что они что-то осознают и поймут. Результат мы все прекрасно видим, читая польское коллективное бессознательное. Они желают нас всеаспектно и сокрушительно победить, причем это только минимальная заявка. Суть проблемы в том, что польская культура имеет не во всем совпадающие с нашей культурой меры сострадания, причастности, любви. Например, вот этот поляк нас пожалеть не может, потому что он себя с нами никак не отождествляет. У него даже не возникает мысли об этом. Для него это тождественно предательству к своей сути, заявка на сострадание к извечному врагу... Ну примерно как если вы вдруг заявите, что жалеете члена айнзатцкоманды. К сожалению, таким сравнением я не преувеличиваю. Вот, к нам в Новосибирск приезжал известный польский кинорежиссер Занусси. Он разместился в гостинице при костеле. Странно, но в принципе это его дело. Но этот представитель польской культуры в интервью объявил, что только при костеле он чувствует себя хорошо, т.е. явно подчеркнул дискомфорт территории за костельной оградой. И это не оговорка, это такой гордый девиз польской культуры: Россия - это ад. И польскую культуру жалостью не проймешь, т.к. для поляков странно будет выглядеть информация, что ад испытывает к ним сострадание. Они-то уверены, что у них намного все лучше и правильнее, и визиты к нам предпринимают, чтобы закрепить свои убеждения, потешить себя.
Спасибо. Вы очень хорошо написали. И созвучно моему настроению, ибо я с утра заглянула в Салон, где под заметкой пана LEM-а идёт польско-русская дискуссия. И впала я в экзистенциальную тоску . Это безнадёжно, с этим ничего нельзя поделать. Что уверены в своей правде - так это ладно, каждый в своей правде уверен и борется за неё. Но это высокомерие, а главное, наслаждение своим высокомерием, своим несомненным цивилизационным превосходством! Стена. Хоть так смотри, хоть лбом бейся.
А ведь я довольно долго была сторонницей польско-русского диалога. Я была уверена, что если всё стерпеть, со всем примириться, не отвечать ударом на удар, оскорблением на оскорбление, а потихоньку, шаг за шагом, смиряя страсти спора любовью, жалостью, пониманием... Ага. У добрых поляков для всякого москаля найдётся индивидуальная оплеуха, которую он уже не стерпит. И для меня нашлась. Пару лет назад, когда православная и католическая Пасхи совпали, на моё "Христос Воскресе" мне было отвечено, что православная Пасха - это шабаш ведьм. И я эту тему закрыла. На замок. И ключик выбросила. Я не против польско-русского диалога. Кому интересно, пусть занимаются. Но без меня. Я со стороны погляжу.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Чт Мар 28, 2013 11:01 am

http://inosmi.ru/www_naszdziennik_pl/20130326/207371186.html 26/03/2013
Советская армия в Польше ("Nasz Dziennik", Польша)
Марек Зыгмунт (Marek Zygmunt)

Интервью с Мареком Завадкой (Marek Zawadka) – директором культурного центра «Замковый холм» в городе Любин (Lubin), организатором празднования двадцатилетия со дня окончания советской оккупации в Польше.

Nasz Dziennik: 20 лет назад российская армия вышла из Польши, так завершилась оккупация, которая началась 17 сентября 1939 года. Однако не все называют этот период оккупацией. Почему?

Марек Завадка: Потому что это неудобно многим высокопоставленным политикам. Кроме того, ложь крепче и проще правды. Ложь, связанную с периодом 1939-1993 годов, отражает коммунистический новояз: «армия вошла», то есть - Советский Союз 17 сентября 1939 совершил вторжение. «Освободили», то есть - принесли на штыках Красной армии коммунистический режим, уничтожая все, что было связано с польской традицией. «Укрепляли власть, борясь с реакционным подпольем», то есть - НКВД, Корпус внутренней безопасности, а отчасти Народная армия, не гнушаясь убийств, подавляли любое сопротивление против большевизации. Или фраза «защищали незыблемость польской границы на Одере и Нейсе», то есть - здесь разместились войска, обслуживающие советские стратегические интересы. Заодно предполагалось, что если СССР решит наступать на Западную Европу, а польская армия - в направлении Амстердама и Дании, по этому региону будет нанесен упреждающий ядерный удар.

- В городе Любин, столице польской меди, до 1960 года находилась советская армия. Насколько крупными были эти оккупационные силы?

- До 1960 года Любин был похож на многие города в западном регионе Польше. Русская армия дислоцировалась во многих подобных местах. В Легнице (Legnica) располагалось командование Северной группы войск, а позднее, в 1980-х, там и в Свиднице (Świdnica) находилось главное командование войск Западного направления – самой большой военной группировки в послевоенном мире, в чью сферу входили Польша, Восточная Германия, Чехословакия, Белоруссия и Украина.
Нижняя Силезия с городом Бжегом (аэродром), Жаганем и Шпротавой (два аэродрома) – это один из польских регионов, где концентрация советских войск была особенно плотной (вторым был Западно-Поморский район). В Свентошуве располагался большой гарнизон с полигоном, в Легнице – авиационная база, был еще важный аэродром Кшива (Krzywa). Помимо этого, у советской армии было много суперсекретных центров командования и связи, склады ядерного оружия, крупный гарнизон во Вроцлаве. Для советской военной махины Нижняя Силезия имела чрезвычайно большое значение. Достаточно добавить, что здесь находилось пять действующих аэродромов плюс два запасных. Это впечатляет.

- Соседство с советской армией для жителей Нижней Силезии было очень обременительным. Например, в 1989 году произошла авиакатастрофа с участием Су-24 и планера Аэроклуба меднорудного бассейна. Насколько хорошо исследованы причины этого инцидента?

- Инцидент был, конечно, расследован. Сложно сказать, насколько хорошо. Дело решили полюбовно и замяли. Аналогичных авиапроисшествий было не так много, однако соседство авиаполигона в Пшемкове стало довольно опасным: снаряды и бомбы нередко падали на частные участки. Один раз такая бомба уничтожила целое хозяйство, был один погибший. Зато было много, сотни, автомобильных аварий. Виновников обычно отправляли обратно в СССР, говорилось, что они находились при исполнении служебных обязанностей, следовательно, польское законодательство на них не распространялось. Иногда за таких людей вступался коллектив, тогда они признавались невиновными или получали условное наказание.

- В Нижней Силезии и других регионах Польши по сей день остаются воспоминания о пребывании там советской армии - это памятники.

- Можно выделить два типа памятников. Если монументы, возведенные на кладбищах, кажутся вполне приемлемыми, то те, которые остаются в центрах городов – это странное явление. Как, например, объяснить, что в небольшом городке Сцинава стоят три советских памятника? А памятник в Легнице? Это примеры из ближайших окрестностей. Мне не верится, что местные власти сохраняют эти памятники помимо воли местного населения. Видимо, молодое поколение уже забыло о том, что Польша была оккупирована. Несколько десятилетий целенаправленного стирания этой темы из памяти сделали свое дело. Свою роль сыграла также пропаганда властей, например телесериалы и фильмы, в которых бесконечно говорилось о братстве по оружию с Красной армией: они создали у нынешних поколений неполный, можно даже сказать, искаженный образ истории.

- Поэтому власти Любина и культурный центр «Замковый холм» решили напомнить об этом трагическом периоде польской истории?

- Необходимо продолжать борьбу с последствиями коммунистической пропаганды. [...] Мы считаем, что нам удастся оживить дискуссию о роли СССР в создании и функционировании Польской народной республики, в первую очередь, в контексте пребывания на наших землях советской армии. К празднованиям будут приурочены выставки и конференции, посвященные разным аспектам пребывания советской армии в Польше. Мы предложили конкурсы, адресованные учащимся средних школ, исследователям-любителям и профессиональным ученым. 12 сентября 2013 года состоится конференция на тему советской оккупации, кроме того, пройдут две выставки. Сейчас уже можно посетить экспозицию «Советский ад 1939-1956», которая на самом деле включает в себя три темы (17 сентября 1939 года, депортации 1940-1946 и Катынь 1940), а в сентябре мы приглашаем на выставку «Северная группа войск советской армии в Польше: 1945-1993». Мы надеемся, что до этого времени нам удастся выпустить несколько публикаций по данной тематике.

Оригинал публикации: "Sowieci w Polsce"
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Вс Мар 31, 2013 12:18 am

Ursa Отправлено 29 Март 2013 - 02:45

Томаш Лысяк Глаза польского самодержавия
Мы в Польше начинаем наблюдать путинизацию политической жизни – то есть дегенерировавшее состояние демократии, которое, сохраняя внешние формы, по сути, стремится к самодержавию. Согласно лучшим царским образцам.

Приятная нашим глазам картина, которую подсовывает воображение, когда мы вспоминаем, как цари Шуйские, принося присягу польскому королю в замке в Варшаве, пали пред ним на колени и били челом. В польской традиции такой униженности перед правителем никогда не было, особенно если речь идёт об особах благородного происхождения, не говоря уж об аристократии или магнатах. В российском государстве наоборот – византийские формы власти имели своё измерение не только в технике её осуществления, но и во всём окружении, начиная от архитектуры, кончая придворным этикетом.

Целовать или быть целуемым

Когда в январе 1744 года немецкая принцесса Софья фон Анхальт-Цербст, впоследствии царица Екатерина, ехала в столицу Российской Империи, она встретила специального посланника царицы Елизаветы, Семёна Кирилловича Нарышкина. Он вёз письмо – специальную инструкцию, посвящённую требованиям петербургского savoir-vivre’а. Её написал обер-маршал фон Бруммер, объясняя кандидатке в жёны будущего царя, что в России господствуют обычаи несколько иные, нежели в Пруссии. Если в Берлине было достаточно низко поклониться королю, то в Петербурге следовало вести себя с величайшим, насколько это вообще возможно, смирением, а при встрече почтительно согнуть шею и поцеловать руку царицы. Это вручённое Наршкиным письмо, должно быть, произвело большое впечатление на щецинскую барышню голубых кровей – быть может, сидя в карете и приближаясь к сердцу мифической России, она начала мечтать о том, что это ей бояре целуют руки. Из двух возможностей – целовать или быть целуемым – она, конечно, выбрала вторую. Приятно смотреть, как рабы бьют челом перед троном.

Что интересно, польское слово «czołobitność» (покорность, подобострастие, услужливость, раболепство – прим. перев.), наверняка, происходит от русского термина. Дело в том что «битьё челом» перед властителем было связано с определённым церемониалом - не только при принесении присяги, но и при подаче жалобы или даже доноса. Идея доноса, соединённая с самокритикой и признанием божественной природы царя, была одной из первооснов российского, а потом большевистского способа правления душами.
Как пишет об этом обычае Франсуа-Ксавье Нерар в книге «5% правды»:
Цитата :
«Царь, который провозглашает, что является представителем Бога на земле, тем самым становится последним спасением для людей в различных их делах».
Во времена Ивана Грозного было даже установлено специальное учреждение, называемое Челобитная Изба, которое стало ядром системы осуществления власти. В Избе принимались всяческие жалобы, хотя лишь некоторые попадали к самому властителю или в Думу. Контакт с гражданами обеспечивали секретари. Лишь иногда ответы царя зачитывались на специальной площади.

Демонстрация раболепства

Символика, а также поистине восточный, азиатский ритуал с паданием в ноги, битьём поклонов, ударянием лбом о землю или целованием стоп – это зачарованный в жестах театр, в котором власть устанавливает соответственные пропорции и нормы. Царь является тем, кто с божественной высоты взирает на ничтожных. Они же должны дрожать от страха и приближаться к нему смиренно, согнувши шеи.

Царским образом осуществляет власть в демократической и капиталистической России Владимир Путин. Перед ним раболепствуют чиновники и министры. Прибегая к подобным социотехникам, старается удержать власть в своих руках Дональд Туск, воспринимая Речь Посполиту как собственное королевство, в котором он – самодержец. А тех, которые осмеливаются публично противостоять ему, уничтожает при помощи жестокой медийной кампании либо непосредственного давления.

Ведь «зажаривание» Ярослава Говина было демонстрацией силы. Такой же демонстрацией, как парад с рядами автомобилей - пусковых установок, ощетиненных ракетами. Министр юстиции, которого как следует напугали и заставили валяться в ногах, должен был – волей-неволей – принять участие в публичном спектакле перелома хребта. В знаменитый понедельник он отправился в польскую Каноссу, то есть в кабинет премьера, нарядившись во власяницу и отбивая поклоны. Таким образом, одна из симпатичных комнаток в канцелярии Председателя Совета Министров превратилась в Челобитную Избу, идентичную той, которая функционировала в царской России. Министр выступил с самокритикой. И спас голову. И даже – в каком-то смысле – был помилован…

Так ломают хребты собственным министрам. Граждан же следует запугать. Пусть знают, что кто не на стороне Ведущей Силы Народа, тот отступник, невежда и ПиСовский мерзавец, который должен сидеть тихо, а не добиваться соблюдения своих прав.

К счастью, шеи у поляков достаточно жёсткие. Возникновение таких инициатив, как Платформа Гневных, - наилучшее тому доказательство. В Польше мы начинаем наблюдать путинизацию политической жизни, то есть дегенерирование состояния демократии, которое, сохраняя внешние формы, по сути стремится к самодержавию.

Согласно лучшим царским образцам.

Сатрап, спецслужбы и цензура

В 1825 году после внезапной смерти императора Александр I столицу охватило необычайное беспокойство. Мало кто знал о завещании, из которого следовало что старший сын умершего (так в тексте – прим. перев.), Константин, отрекается от трона в пользу младшего – Николая. По городу кружили растерянные части российского войска. В Зимнем Дворце царило величайшее напряжение. Из-за окон доносились крики:
Цитата :
«Да здравствует Константин и Конституция!».
Это вовсе не свидетельствовало ни о «революционном» сознании солдат, ни о их принадлежности к декабристам. Они были введены в заблуждение. Полагали, что Конституция – это… сестра великого князя Константина. После орудийного залпа они разбежались. Потом Николай Павлович вышел к гвардии, чтобы ясно дать ей понять, кто тут истинный властитель. Он взял с собой маленького сына Сашу, одетого в гусарский мундирчик. А затем приказал солдатам целовать маленькие ножки мальчика. Солдаты подходили по очереди и напечатлевали верноподданнические поцелуи. Ребёнок плакал.

Так началось царствование Николая – имевшего нрав азиатского сатрапа, ненавидевшего Польшу, который одним из основ своего сильного правления сделал «специальные службы». Он создал знаменитое III Отделение, которое должно было играть роль тайной политической полиции. Официальный состав был невелик – всего полтора десятка человек. Но огромная сеть агентов оплела всю страну.

Николай развил систему, которая, преображённая революциями, нашла свой финал в большевизме. Страх был ключевым её элементом. Это он позволял так манипулировать умами, чтобы даже мысли не нуждались во внешнем контроле. Цензура выработала в авторах навык самоконтроля. Они начинали мыслить так, как желал того властитель, опережая его мнение или суждение чиновников. Каждый творческий человек чувствовал, что на нём лежит ответственность – перед Богом, властителем, обществом – за пустяковейшее слово, какое он осмелится написать. Не существовало чего-то такого, как «собственные взгляды».

«Собственные взгляды» - это преступление. Злодеяние. В конце концов литераторы перестали представлять себе состояние, в котором литература может существовать без цензуры. Прежде чем в книге появлялась отметка «Dazwolieno cienzuru, dnia…», они сами старались соответственно оценить то, что они говорят, пишут, думают.
Вот сам Пушкин, певец свободы, многократно страдавший от цензора, написал:
Цитата :
«Не бойся: не хочу, прельщенный мыслью ложной,
Цензуру поносить хулой неосторожной;
Что нужно Лондону, то рано для Москвы».
(типично польская манера цитировать, а ничего, что стихотворение начинается так – «Угрюмый сторож Муз, гонитель давний мой» и имеет несколько иной смысл, нежели уверяет читателя пан Лысяк? Прим.перев.)

Царь вместе с начальником III Отделения были главными цензорами. И тут ещё один из ключей к пониманию идеи самодержавия на русский манер – главным цензором становится сам властитель.

Мировоззренческое столкновение с Говиным также имело цензорско-стратегическое измерение. С точки зрения социотехники осуществления власти Дональдом Туском оно имело значение фундаментальное, если говорить о том, каким оно было посланием для людей как из Платформы, так и для всех «подданных» в стране. Ибо оно очерчивало рамки, в которых должен пребывать «благонадёжный» и послушный гражданин, если он хочет, чтобы его сочли просвещённым сторонником Гражданской Платформы.

Оказалось, что даже в делах исключительно мировоззренческих следует совесть прятать в карман, а затем поступать так, как указывает самодержец.

В Петербурге, в знаменитом здании III Отделения на Фонтанке помещалась ещё со времён Екатерины II палата, о которой ходили легенды. Называлась она «комнатой Шешковского» (неофициального начальника тайной полиции царицы). Туда приглашали для беседы дворян с грехом неблагонамеренности на совести.

Грозный царь

Несчастный этот садился в кресло посреди помещения и выслушивал мягкие поучения Шешковского, который ходил вокруг, возводил кверху кроткие глаза, а потом вдруг указывал на висящие на стене иконы. И начинал молиться. Тогда пол под креслом разверзался, а нижняя часть тела дворянина попадалась в руки палачей, которые сдирали с него одежду, после чего безжалостно пороли розгами.

Шешковский всё время громко молился. Это соединение притворной кротости с хладнокровным расчётом, которое отличало начальника тайных служб, а также его преемника Бекендорффа (так в тексте – прим. перев.), - характерная черта премьера Туска. Его дежурная «симпатичная» улыбка – это маска, которую он надевает на лицо, будучи, в сущности, безжалостным игроком. С одной стороны одаряет добрыми взглядами, а с другой – сечёт розгами.

Николай I отшлифовал и усовершенствовал прежнюю идеологическую формулу, которая сформировала облик Российской Империи, - самодержавие.
Цитата :
«Только самодержавие отвечает духу русского народа», -
говорил он.

Его царедворцы и министры прекрасно осознавали фасадную конструкцию правительства, двора и армии – в сущности, она скрывала самодержавную суть русского правления.

Александр Герцен писал о царе:
Цитата :
«Николай был красив, но красота его обдавала холодом; нет лица, которое так беспощадно обличало характер человека, как его лицо. (…) Его черты выражали непреклонную волю и слабую мысль, больше жестокости, нежели чувственности. Но главное – глаза».
Говорят, они вызывали ужас. Снились по ночам. Так характеризовал императора в своей канонической работе «От белого царизма до красного» Ян Кухажевский:
Цитата :
«Николай интуицией художника впитывает в себя исторические тайны царизма и гармонично объединяет их в своей личности. Когда надо, он деспот Востока, распространяющий вокруг страх, подобно идолам дикарей, на которые племена не смеют смотреть; лицо его легко принимает выражение грозное, то выражение, которое было у Ивана Грозного, от которого тогда падали в обморок женщины. Это последний в России грозный царь, глаза его стальные, неприятные, в минуты гнева мечут искры».
Когда в ходе дискуссии над вотумом недоверия правительству Ярослав Качиньский достал планшет, показывая выступающего профессора Петра Глиньского, Дональда Туска хватил пресловутый кондрашка. Он сидел на правительственных местах среди встревоженных и скрывающих неуверенность за идиотскими улыбками приспешников и смотрел со злобой. По его лицу можно было прочитать всё. Потому что на минуту спала маска шутника и симпатичного своего парня. Пронзительный, холодный взгляд был подобен тому, который появился в тот день, когда министр Говин осмелился воспротивиться «властителю». И подобен тому, когда премьер выбегал из сейма, хлопнув дверью, после голосования по вопросу партнёрских союзов. Так выбегает из дворца взбешённый царь.

Именно в такие минуты можно увидеть глаза власти. Глаза польского самодержавия.

Gazeta Polska Tomasz Łysiak Oczy polskiego samodzierżawia

"Выгнали из дисбата за зверства". (с) Мелоди.
Ursa jest chyba jakims emerytowanym kapitanem KGB lub nawet moze NKWD (с) Nachalnik
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Вс Мар 31, 2013 2:11 am

http://www.stoletie.ru/slavyanskoe_pole/polsko-polskaja_vojna_266.htm 29.03.2013
«Польско-польская война» Лариса Лыкошина
Чем поляки 150-летие антироссийского восстания 1863 года встретили

Немного в польской истории событий, вызывающих столько противоречивых суждений, споров, как Январское восстание 1863 г. на территории Царства Польского, Северо-Западного края и Волыни, направленное против России, в зависимость от которой Польша попала в результате разделов.

О смысле восстания и его шансах спорили и во II Речи Посполитой, то есть в межвоенной Польше (1918-1939 гг.). Начальник государства Ю. Пилсудский был горячим поборником восстания, написал о нем книгу, переизданную, кстати, в этом году, видел в восстании героический порыв к свободе, увенчавшийся успехом в 1918-м, когда Польша обрела независимость. Извечный противник Пилсудского Р. Дмовский и его партия Национальной демократии всячески порицали восстание, считали целесообразным сотрудничество с Россией и не видели смысла в борьбе против нее ввиду явного неравенства сил.

Не было единства мнений и в социалистической Польше. Кто-то видел главное в том, что «пошли наши в бой» (слова из песни, популярной в годы восстания), а кого-то страшно раздражало, что «пошли наши в бой без оружия» (как пелось в той же песне). «Что же идти-то, коль нет оружия. Сколько можно упиваться своими поражениями?» - с горечью вопрошают и в наши дни многие поляки, комментируя в Интернете многочисленные материалы, посвященные восстанию. «Свобода не завоевывается без крови!»- спорят с ними другие.

Кое-кто, размышляя о событиях 1863 г., вспомнил о чехах, которые без восстаний и кровопролития стали независимым государством.

Так, известный польский социолог Р. Марковский в радиоинтервью заметил, что восстаний в Польше слишком много и он охотно поделился бы ими с чехами. Ему симпатична позиция Швейка, который сидел в пивной и пережидал, когда пронесутся мимо «все эти сумасшедшие» как с одной, так и с другой стороны.

Конечно же, Марковский получил гневную отповедь. Публицист П. Семка, например, резонно заметил, что «переждать» не всегда удается и «пивные тоже горят».

Очевидно, трудно говорить о единстве общественного мнения по поводу оценки события, унесшего жизни более 20 тыс. человек, обрекшего на изгнание и ссылку 38 тыс. поляков и приведшего к потере имущества многих тысяч участников восстания. В довоенной Польше участники восстания были окружены заботой государства: им платили пенсии, из ветеранов было сформировано специальное воинское подразделение, военные первыми отдавали им честь. А что нынешние поляки знают о восстании? Сохранилась ли память о нем?

По данным социологов, двое из трех поляков не знают, когда восстание началось; 31% не знает, чем оно закончилось: 53% респондентов думают, что поражением, 11% - победой; 70% не знают, кто руководил восстанием. Только 17% правильно называют имя диктатора восстания Ромуальда Траугутта, 8% полагают, что восстанием руководил Костюшко, а 4% - Пилсудский. Почти половина опрошенных не уверена в том, что восстание было нужно.

В отличие от многих соотечественников, президент Польши Б. Коморовский (историк по образованию, да еще и писавший диплом о Пилсудском) вслед за Первым маршалом твердо уверен в целесообразности и значимости восстания.

Более того, как Пилсудский верил в то, что январское восстание породило легионы и 1918 год, принесший свободу Польше, так Коморовский верит в то, что Варшавское восстание (1944 г.) породило 1989 год и демократическую революцию в Польше. Недаром в дни празднования юбилея восстания, проходившего под патронатом Коморовского, польский президент возложил венок к памятнику Польскому подпольному государству и Армии Крайовой, акцентируя тем самым связь между Январским восстанием и польским Сопротивлением в годы Второй мировой войны.

Для Коморовского чрезвычайно важен мотив единения в период восстания поляков разных сословий и разных вероисповеданий, мотив совместной борьбы всех народов Речи Посполитой против общего врага – России. Для президента, древний род которого имеет литовские корни, особенно значимым представляется, что «январское восстание явилось последним историческим аккордом той прекрасной многоязычной симфонии, которую веками исполняло польско-литовское государство. На повстанческих знаменах, печатях и гербе национального правительства последний раз были вместе Белый орел, Погоня и Михаил Архангел». Заметим, что «Погоня» - герб Литвы, изображающий всадника на коне, а Михаил Архангел - герб Руси, как тогда назывались украинские земли.

Красивые слова! Но в настоящее время не у всех народов бывшей Речи Посполитой вызывающие умиление. Правда, в Литве 2013-й был объявлен годом Январского восстания, а вот в Белоруссии ситуация далеко не столь однозначна. Оппозиция призывала праздновать юбилей, усматривая в восстании славную страницу борьбы за национальную независимость, а официальный Минск отнесся к этому событию без особого энтузиазма.

Более того, Лукашенко даже отменил орден Константина Калиновского, которого в Белоруссии прежде считали героем восстания.

Некоторые белорусские ученые призывают внимательнее присмотреться к этому историческому персонажу, деятельность которого связана не только с героическими страницами борьбы за Польшу «от моря до моря», но и с казнями белорусских крестьян, не желавших поддерживать польскую и полонизированную белорусскую шляхту. Так что «симфония» звучит не очень гармонично.

Коморовский полагает, что 150 лет – срок достаточный для того, чтобы забыть все распри, все споры между лидерами восстания, среди которых были, как известно, «красные» и «белые», то есть умеренное и радикальное крыло. Тем более, что кто к какому лагерю относился, знают сейчас лишь профессионалы. Для остальных же все участники восстания стали «красно-белыми». Следует отказаться от термина «историческая политика», говорит Коморовский, и принять более мягкий и примиряющий термин «историческая память», предполагающий стремление к примирению и взаимоуважению.

Достичь этих высоких целей в расколотом и далеко не едином польском обществе весьма непросто. Ведь даже юбилей восстания стал поводом для новых залпов «польско-польской войны», уже не первый год идущей в стране и особенно обострившейся после трагической гибели президента Л. Качиньского. По одну сторону баррикад президент Коморовский и премьер Туск, по другую – глава оппозиционной партии «Право и справедливость» Я. Качиньский, брат погибшего президента.

Я. Качиньский, очевидно, по примеру повстанцев 1863 г., создавших подпольные структуры власти, тоже пытается создать некую, правда, не подпольную, но «другую», «настоящую» Польшу. Вот и в январские дни 2013 г. Качиньский организовал свое празднование юбилея восстания: «Право и справедливость» провела памятные мероприятия, открыла свои выставки и организовала свои научные конференции. А как же иначе! Ведь «глава польско-российского кондоминиума» (как ядовито называют Туска его политические противники) не согласился даже признать 2013-й годом Январского восстания, а его партия «Гражданская платформа» заблокировала принятие соответствующего решения сеймом. При этом противники премьера не вспоминают о том, что соответствующее постановление еще в 2012 г. принял Сенат. Бдительные защитники исторической памяти уверены, что Туск просто боится раздражать Россию, да и вообще боится взрыва народного негодования, ведь после Варшавского восстания через тридцать с небольшим лет возникла «Солидарность», а после «Солидарности» тоже прошло уже тридцать три года…

А польские социал-демократы вообще считают, что нечего упиваться столь давней историей, надо объявить 2013-й годом Эдварда Герека, столетие которого как раз совпадает с этой датой. Именно в 70-е годы XX века, когда он руководил страной, Польша достигла больших успехов, а уровень жизни поляков заметно повысился.

Негоже отдавать историю на откуп «Праву и справедливости», считает глава польских социал-демократов Л. Миллер, заявляющий, что «у нас тоже есть свои герои!» Таким образом, «дела давно минувших дней» очень по-разному воспринимаются в польском обществе. Бои продолжаются, если и не на полях сражений, то в умах людей, и история исправно поставляет все новые средства для политической борьбы дня сегодняшнего.
==============================
Лучше вспомнили бы, как большевики к этому восстанию относились, стыдоба хренова
... What a Face clown Basketball
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Чт Апр 04, 2013 1:07 am

Цитата :
http://www.stoletie.ru/slavyanskoe_pole/polsko-polskaja_vojna_266.htm 29.03.2013
«Польско-польская война» Лариса Лыкошина
Чем поляки 150-летие антироссийского восстания 1863 года встретили...

Цитата :
http://izvestia.ru/news/547858 4 апреля 2013, 00:01
Польша просит 100 тыс. кв. м на мемориал Качиньскому Сергей Подосенов
Власти Польши рассчитывают, что памятный комплекс под Смоленском займет территорию больше Красной площади
...Главный научный сотрудник отдела Восточной Европы Института научной информации по общественным наукам РАН Лариса Лыкошина возражает, что можно было бы пойти навстречу притязаниям Варшавы.
— Эта история очень болезненно воспринимается в польском обществе. Если в России будут выступления против мемориала, поляки могут отреагировать на них с обидой, — прогнозирует она...
Ты на кого работаешь, Лариска-Редиска??? Evil or Very Mad Mad
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Польша - наше наследство   Сегодня в 4:49 pm

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Польша - наше наследство
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 22 из 22На страницу : Предыдущий  1 ... 12 ... 20, 21, 22

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Общий форум :: Публикации-
Перейти: