Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 Сталинские репрессии. Великая ложь XX века

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1 ... 9 ... 15, 16, 17, 18  Следующий
АвторСообщение
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Вт Дек 21, 2010 2:58 pm

http://17ur.livejournal.com/353160.html
М.Удалов 21 Дек, 2010 at 4:41
С днём рождения, товарищ Сталин
Когда у нас там, за краснокирпичными стенками, окажется нечто, способное на Ваших масштабов подвиги без Ваших же масштабов издержек, то перестану поздравлять, уж не обессудьте. Меркантилен-с.

А до тех пор желаю Вам крепкой, пусть и чужой, памяти.

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Чт Янв 20, 2011 11:36 am

http://fat-yankey.livejournal.com/104475.html
Книга бревна - [Jan. 18th, 2011|09:58]
Заголовочек
Предаюсь тут чтению (скорее смотрению - там в основном картинки) журнала "Лайф" 30-х годов. Реклама, которая сегодня выедает весь мозг, в винтажном исполнении совершенно незаменимая штука - передаёт Zeitgeist как ничто другое.
Но это я отвлёкся. Про заголовочек - в номере от 28 июня 1937 года идёт небольшой фоторепортаж о советской военной академии им.Фрунзе. Под шапкой:
Russians train new generals as fast as they kill old ones.
Цитата :
Русские готовят новых генералов с той же скоростью, что убивают старых.
-------------------------------------------
agasfer 2011-01-19 04:22
В остроумии американцам не откажешь:
-Это старый глобус, на нем еще Советский Союз не распался.
-Что? Советский Союз распался?!

simply_igor 2011-01-19 05:15
Тем не менее следует вывод, что военные умы РККА гораздо круче, чем во времена царской России...

claire_1973 2011-01-19 05:50
Написание заголовков - отдельная и хорошо оплачиваемая специальность. Хотя, как мне кажется, готовили всё же быстрее, но с дефицитом так и не успели справиться.

fat_yankey 2011-01-19 11:44
Где как. В "Коммерсанте" наверное, да, специальность. А, скажем, в "Правде" советских времён - вряд ли.

claire_1973 2011-01-19 01:31
Имелся в виду данный конкретный случай - коротко, ёмко и броско. А та "Правда" или нынешняя "Российская газета" не тем живут, постоянные читатели не только не оценят, но и обидеться могут.

fat_yankey 2011-01-20 04:50
Насчёт "готовили быстрее", тут 1937 год тоже сильно ударил.
Академия им.Фрунзе готовила генералов совсем уж далёкого будущего, а вот интереснее взглянуть на Академию Генштаба - заведение уникальное (как грицца не имеющее зарубежных аналогов) и как раз таки готовившее элиту высшего комсостава. В числе первого набора (1936 год) будущие начгенштаба - Василевский и Антонов, будущие комфронтами - Ватутин, Баграмян, Говоров, Курочкин, будущие начштафронта, командармы и т.п.
Так вот в 1937 и её подрубили под корень.
Первый набор были вынуждены наполовину выпустить досрочно, преподавательский состав пошёл под нож. Вновь назначенные преподаватели были значительно тусклее, и следующие наборы уже такого созвездия талантов не выпускали.

claire_1973 2011-01-20 08:49
Для выпуска созвездия талантов, как мне кажется, нужно ещё, чтобы было, из кого выбирать. Кроме того, репрессии сильно затронули разработчиков советской военной теории, в том числе и многих грамотных и известных преподавателей. При сокращении возможности для дискуссий и стремления, как и во всей стране, к единственно верному подходу к военной науке результаты были соответствующие. Отрицание (зачастую - просто незнание) зарубежных достижений и новых веяний приводило к некоторому преувеличению значения опыта гражданской войны, чему не в последнюю очередь способствовал личный опыт руководителей страны и наркомата обороны. ИМХО.

patetlao 2011-01-20 02:34
"Отрицание (зачастую - просто незнание) зарубежных достижений и новых веяний..." -
Изданное и переведённое после 37-го года:
http://militera.lib.ru/h/korsun_ng6/index.html
http://militera.lib.ru/h/tatarchenko_e/index.html
http://militera.lib.ru/h/shtal/index.html
http://militera.lib.ru/docs/da/winterwar/index.html
Этот, переведён на русский в 1938-ом
http://militera.lib.ru/science/eismannberger/index.html
Ещё переведённого (после 37-го) иностранного опыта целое "море" тут:
http://www.infanata.com/society/history/1146133289-zeebryuggskaya-operaciya-1939.html
Те, кто проиграл борьбу за власть и оказался репрессированным (Тухачевский и его группа) имели тот же опыт Гражданской войны, что и Будённый.
Польская военная элита и элита Франции не имели опыта советских репрессий, но, при встрече с Германской военной машиной, ей проиграли.
В принципе, то же самое и у англичан, учитывая, де-факто, уничтожение их бронетанковых войск в 1940-ом году.

claire_1973 2011-01-20 04:17
О реальной "доступности" и "востребованности" полученных и переведённых материалов много говорили на совещании по итогам Зимней войны.
http://www.rkka.ru/docs/zimn/title.htm
17 апреля особенно эмоционально высказались Шапошников и Сталин.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Чт Фев 03, 2011 6:39 am

http://news.rambler.ru/8918476/ Голос России, 3 часа назад, 03 фев 2011, 12:38
Враг народа, предатель родины — по национальному признаку (Смоленская газета, Смоленск)
Жизнь преподносит сюрпризы. Рядом с нами живут скромные, почти незаметные люди. Мы не то что бы не ценим их общение — мы не всегда их даже замечаем. И только иногда спохватываемся, что наш сосед или соседка — свидетели уникальных событий, повидавшие такое, отчего леденеет сердце. Мы часто отмахиваемся от них — нас не впечатляет их доступность, сердечность, простота. Нам подсознательно нужны плакатные герои, и в этих поисках мы не замечаем так называемых маленьких людей, вынесших на своих плечах все тяготы нашей отнюдь не мирной жизни. Построивших и отстоявших страну. Или — не отстоявших, но это уже не по их — по нашей вине… Не все знают, что первым репрессированным народом на территории СССР стали корейцы. Это произошло в печально известном 37-м… В Духовщине, самом маленьком городе России, живёт скромная пенсионерка, ветеран труда, участница тех событий, пусть и в очень нежном возрасте: трёхмесячной малюткой её вывезли спецэшелоном, вместе с сотнями других людей, из Приморья в Узбекистан. Дальше расскажет сама Зинаида Юировна Анахович: — Нас с семьёй везли в течение трёх месяцев с Дальнего Востока, привезли на станцию Голодная Степь в Узбекистане. Нас высадили, действительно, в абсолютно голой степи. Моя семья — родители и четверо детей — была выселена из Приморского края, село Заречье Михайловского района, это пограничный район. Что инкриминировали? Враг народа, предатель родины — по национальному признаку. В Приморском крае жило много переселенцев из Кореи, перебравшихся туда после заключения корейско-японского договора 1876 года и русско-японской войны 1905 года. Я из семьи переселенцев. В Россию переехали мои родители, потом уже родилась я — в Советском Союзе. Моя девичья фамилия Хегай. Доехали — четверо детей и родители. Мы были единственной семьёй в этом эшелоне, которая полностью сохранилась, перенесла дорогу. Родители рассказывали, что все семьи теряли своих детей, а то и двух-трёх. У нас, корейцев, тогда все семьи были многодетными… В пути была диверсия, крушение — уничтожали нас, корейцев, как могли. Специально. На каждом полустанке кого-то хоронили — родителей, детей, стариков. Люди умирали. История это тяжёлая, тёмная и очень грустная (вздыхает). Нас привезли в степь и по сути бросили. Я — майская, мне было 3,5 месяца, когда нас посадили в поезд в сентябре, в декабре привезли. Самому старшему ребёнку — семь лет. Зима… Жили в землянке, потом переселились на скотный двор. — Что нужно было делать, чтобы выжить после депортации? — Траву ели. Лебеду ели, одуванчик, дикий лук. Родители ходили далеко — за 50 и больше километров, искали траву. Государство нам в качестве пайка давало муку — пекли лепёшки… Без травы не выжили бы. С нового года стали организовывать колхоз. Ведь корейцы всегда занимались земледелием… В том году зима была короткая, весна — ранняя, и вот под снегом искали одуванчики, шпинат…Мы жили в 350 км от Ташкента. Местность так и называлась — Голодная степь, а сейчас её в Узбекистане зовут Цветущий край. Нам запрещено было уходить от поселения дальше 35 км. И вот взрослые ночами, чтобы их никто не видел, шли искать траву за пределы этой зоны — очень страшно было. Я чудом выжила, я считаю. Мы, дети, спаслись только благодаря любви и заботе наших родителей!.. — Ваши первые впечатления от встречи с властью? — Вы знаете, я до сих пор не могу видеть звёздочку доброжелательно. Мне было 6 лет, шёл 43-й год. Я помню, что в кишлак приходил сотрудник НКВД. Я маленькая была, видела только звёздочку на его шапке. Он ружьём стучит в нашу дверь — выходите на работу, хлопковые поля обрабатывать! Дверь из камыша, она мягкая, даже стука не раздаётся. В войну нам сказали, что нужно одевать, обувать и перевязывать солдат — нужно выращивать хлопок. — Что изменилось в жизни депортированных корейцев с началом Великой Отечественной? — Для выращивания хлопка была нужна вода — корейцев организовали строить оросительные каналы. Воду брали из Аральского моря, из-за этих каналов оно так быстро и высохло. Ширина каждого канала — 10 метров, глубина — 6. Мы, дети, в них купались, многие тонули… Корейцы построили эти каналы. Свои национальные кадры местные жители держали при себе, и они на полях не работали в те годы. Узбеки только на базаре сидели. Корейцы рис выращивали, хлопок выращивали… Я с шести лет работала на хлопке. Нас, детей, заставили быть водовозами. Взрослые работают с кетменём (тяпкой) в руках, а мы вёдра носили на жердях с сестрой — из арыка на поле. Падаем, пока несём, проливаем, возвращаемся назад за водой — опять несём…- Мужчин не хватало? — Молодых мужчин собирали в трудовую армию. В действующую армию как врагов народа корейцев не брали, но многие корейцы воевали — выдавали себя за представителей других народов, говорили в военкомате, что они из Узбекистана, Казахстана, Туркменистана, Таджикистана…- Получается, при всём притеснении и неуважении со стороны властей готовы были защищать страну? (моя собеседница всплёскивает руками) — А как же!.. Конечно! Я работала шестилетней девочкой — нам сказали, что солдат нужно одевать, в России холодно, они мёрзнут в снегу!.. Мы сугробы-то только в кино видели, в хронике. Какой у нас там был снег, выпал — растаял… Мы пытались защитить нашу Родину — ногтями цеплялись, грызли эту землю… Дети работали на хлопковых полях — без воды, в 40–45 градусов, падали, умирали…- Поступали ли к вам впоследствии в Голодную Степь другие репрессированные? — В 42-м году, помню, привезли турок и чеченцев. Помню, они между собой подрались. Мне было 4,5 года — видела голову отрезанную, валяющуюся, — страх божий! Потом долго не могла в себя прийти… Потом привезли немцев, потом — крымских татар. С Северного Кавказа было много национальностей — например, уйгуры…- Ходили ли вы в школу? — Да, школа была, корейская. Мы учились на родном языке. В школу идём, сразу задание получаем — приходим домой, перекусили — пошли в поле работать. С первого класса работали. С Дальнего Востока приехали грамотные люди, они могли преподавать, но их же забрали потом в трудовые армии… Мы самообразованием занимались!.. Русскую учительницу мы впервые увидели в 49 году — она одна приехала, с голубыми глазами, все остальные — корейцы. Учителя у нас в большинстве были вчерашние школьники, которые окончили 10 классов. Там, в колхозе, невозможно было жить грамотным людям — что их ожидает в таком окружении?! — Когда появились на руках какие-то документы? — До 1956 года нам нельзя было покидать зону в 35 км вокруг поселения. До 1958 года не давали паспорта. Потом на волне хрущёвской оттепели стали выдавать временные — трёхмесячные, шестимесячные паспорта … Мы, корейцы, не могли никуда выезжать — нам не разрешали. Мы — враги народа, и — всё! Мой старший брат «зайцем» поехал в Ташкент, сдал на пятёрки экзамены в авиационное училище, а в списках зачисленных его нет. Он спрашивает: почему? А ему говорят: нам нужны свои кадры, а ты — враг народа! Это был 1947 год. — Как ему удалось так хорошо сдать экзамены? — Никого не хочу обидеть, но мы, корейцы, люди неглупые и трудолюбивые. Семилетку он окончил у нас в колхозе, потом поехал в русскую деревню, — мы тогда так говорили, — там была десятилетка. Поехал поступать с аттестатом зрелости, со свидетельством о рождении — паспортов у нас не было… Он впоследствии закончил Московский лесотехнический институт, в Мытищах — приехал в Москву «зайцем», ехал из Узбекистана в Россию на крыше вагона, и только за Самарой (Куйбышевым) перебрался в общий вагон. После войны нужны кадры были, и он поступил. — Как вы выбрались? — В послевоенные годы колхоз стал расти, понадобилась почтовая связь. Меня назначили начальником отделения связи, 21 год мне был. Раз я стала материально ответственным лицом, я начала просить документы. Районное начальство дало мне разрешение на учёбу. Я поехала и поступила, но, к сожалению, не туда, куда мне было нужно. Трёхмесячный паспорт мне оформляли очень долго, и я не успела подать документы в институт технической связи в Куйбышеве, и вроде бы неплохо подготовилась, но — не получилось. И поступила в педучилище, на дошкольную работу — город Вольск в Саратовской области. Приехала –, а мне там: «Ты — враг народа, шпионка!» Это 58-й год. «Вы, корейцы — предатели!», и всё. Я даже не выходила в город — доставалось. Хорошо, у нас директриса в педучилище была женщина мудрая, много перенёсшая, она меня приметила — сказала: «Находись у меня в училище в канцелярии». Я там в канцелярии у неё целый месяц жила, до начала учебного года. По улице невозможно ходить было: у меня как у кореянки волосы длинные были — дёргали, унижали, оскорбляли, как хотели! Ой!.. «Враг народа, шпионка!..» И не пожалуешься никому. Дали общежитие — поселили меня с детдомовскими. Они — тоже как большая семья, и я себя с ними чувствовала более-менее спокойно. — Был ли кто-то ещё в вашем окружении, кто относился к репрессированным с сочувствием? — Были, конечно! Большей частью. Тогда было много людей порядочных. Нас жалели, нас уважали. Потому что корейцы — очень трудолюбивые, очень послушные, доброжелательные, неприхотливые, умные, не сочтите за нескромность. Нас ценили. Иначе мы бы не выжили…- Вы были пионеркой? — Была. И галстук носила. — В комсомол звали? — Не то что звали — заставили! И в партию приглашали, потом. Трудились-то на благо… Я отказалась. — Когда к вам изменилось отношение в обществе? Когда вас перестали дразнить шпионкой? — Это где-то в начале шестидесятых…. После XXII съезда партии. — Как в дальнейшем сложилась ваша жизнь? — Я отучилась в педучилище, меня направили в Новосибирск. Я поняла для себя, что мне нужно учиться дальше. Поступила в Кемерове на заочное обучение на педагогическое отделение. Мне пришлось дополнительно заниматься — я же очень плохо разговаривала по-русски. Поэтому каждую неделю я сидела в библиотеке субботу и воскресенье — читала, читала, читала… Работала по профессии — воспитателем детского сада. Из хлопкоуборочной труженицы и начальника отделения связи — в воспитатели детского сада (улыбается). Потом — заведующая деткомбинатом. Потом, набрав опыта, работала преподавателем педучилища, сама готовила воспитателей детских садов. Преподавала педагогику, психологию, дошкольное образование. — Как вы оказались на Смоленщине? — Я работала в Новосибирске, потом уехала на Дальний Восток, вышла замуж, оттуда — в Кустанай, потом — в Чимкент, это южный Казахстан, а потом я перебралась сюда, к дочке, на Смоленщину, в годы развала — в девяностые (улыбается). Мой муж — белорус, семья у нас интернациональная. Я отработала в общей сложности 41 год, сейчас давно на пенсии. Принимаю активное участие в жизни первичной организации инвалидов-жертв политических репрессий. Наш председатель правления, вы знаете, Турченкова Лилия Альфредовна. — Когда вы были реабилитированы? — Только в 1997 году, через суд. Пришлось обращаться в прокуратуру, в посольство, искать свидетелей… Было целое судебное производство! Реабилитацию получили только те, кто смог добиться, настоять — в индивидуальном порядке, а ведь выселяли в массовом… Знаете, у меня отчество в паспорте появилось только в 34 года — муж настоял, а так были документы без отчества…- Когда советский режим, причинивший вашей семье столько боли, рухнул, в 1991 году — что вы чувствовали? — Ох… Боль! Нас разъединили! Сестра моя сразу оказалась за границей, и многие мои друзья, с которыми я училась — тоже. Помимо привезённых четырёх детей, в Узбекистане в этой корейской семье родилось ещё шестеро (!) детей. Можно только догадываться, какую многотрудную жизнь прожили родители, вырастившие десятерых без бабушек и дедушек. Отец ушёл из жизни в 59, мать — в 65 лет. Сейчас, увы, уже Зинаида — самая старшая в семье…Младшая сестра, Галина, родившаяся уже в Голодной Степи, в 20 лет уехала в Казахстан и живёт там по сей день. В прошлом году она навещала старшую сестру в конце октября. В День памяти жертв политических репрессий женщины приехали почтить память безвинно наказанных и замученных в мемориал «Катынь». Зинаида Юировна так поясняет свою поездку: — Я не первый раз приезжаю в Катынь на день памяти жертв политических репрессий, почему-то тянет… Вспоминаю моих близких, знакомых — они погибли, а здесь мемориал… Другого места поминовения у нас нет, и в этот день можно прийти только сюда. Сёстры могут судить о том, как относятся к представителям репрессированных народов в разных странах СНГ: — В Узбекистане тяжело с взаимопониманием, там национальная рознь. В СНГ многие пострадавшие корейцы реабилитированы, в Узбекистане — ещё нет. У меня там один брат, 46-го года рождения, не реабилитирован до сих пор: «Россия тебя сюда отправила — иди туда и реабилитируйся!»Сестра Галина живёт в Алма-Ате. Зинаида Юировна знает из первых рук, что в Казахстане государство заботливее к репрессированным. Им предоставляются существенные льготы — 50%-ная скидка при проезде на общественном транспорте, 50%-ная скидка при покупке лекарств, полагается доплата к пенсии. Кроме того, в Казахстане более сбалансированные межэтнические отношения, нет бытового деления людей по национальному признаку. Зинаида Юировна только вздыхает. В России жертвы политических репрессий лишены такой поддержки, отношение к ним в обществе во многом настороженное — скажем, муниципальные власти в большинстве своём очень неохотно помогают деятельности общественной организации, объединяющих жертв сталинского режима. А ведь это уже очень немолодые люди, им важны не только внимание, но и уход… Хочется поставить оптимистическую точку в этой истории, но её нет. Говорят, время лечит. Отчего же так долго болят в душе старые раны?!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Вс Фев 06, 2011 3:27 am

http://ursa-tm.ru/forum/index.php?/topic/9799-%d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d0%b8%d0%bd%d0%b0%d1%8f-128/page__st__4575
twohead Отправлено Сегодня, 11:06
Цитата :
8K84 (06 Февраль 2011 - 10:58)
Цитата :
Gabitus (04 Февраль 2011 - 17:59)
Цитата :
8K84 (04 Февраль 2011 - 17:54)
Цитата :
Gabitus (04 Февраль 2011 - 17:36)
Цитата :
AGS (04 Февраль 2011 - 17:01)
Цитата :
Gabitus (04 Февраль 2011 - 16:51)Стрелки не переводите в сторону. Что вы имеете против оправдания осужденного, который не совершал преступления?
А судить, уже нельзя. Ни вам, ни мне.
Невозможность проведения полноценного процесса с опросом свидетелей, экспертизами и т.д.
Всё сводится к вкусовщине и десталинизации.
В результате спецслужбы (Интеленджес Сервис, Абвер, Сигуранца, Дефензива) есть, а шпионов нет! Парадокс!
То бишь при Сталине никогда невиновных не сажали. Так?
Я уже писал здесь, про одного мужичка. Дневальным работал в 60-е еще. Был назначен сначала японским, а потом английским шпионом. Это когда из плена вернулся. Осужден за шпионаж в пользу Японии и Англии кои его и завербовали, пока он был в плену у немцев. Освобождали их союзники, так вот ему и припаяли. Потом подавал на реабилитацию. Был оправдан. Но были же и такие кто умер тогда так и с клеймом.
С хрущевской реабилитацией вообще то тоже не все так просто.
А с брежневской? Ну, кстати, дебилизм обвинения в шпионаже на Японию это не отменяет... .
Японских шпионов в истории не было? (А равнО - польских, румынских и даже эССтляндских)?
Я вполне уверен, что таковые и сейчас есть. И даже эССтляндские.
были конечно...но я плохо понимаю как эти японцы добрались до бухгалтера колхоза Красная нива в Домбаровке, до которой-то и местое НКВД редко добиралось...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Чт Мар 31, 2011 8:53 am

http://www.inopressa.ru/article/31Mar2011/dailymail/gulag.html 31 марта 2011 г.Корреспонденты | Daily Mail
Душераздирающие свидетельства забытых жертв ГУЛАГа
"У нас, заключенных, было неписаное правило: за кражу чужой одежды - побои, за кражу чужого хлеба - смерть"

С 1929 по 1953 году через систему ГУЛАГа прошли 18 млн человек, многие так и не вернулись, пишет The Daily Mail. Издание публикует несколько отрывков из новой книги "Голоса ГУЛАГа" , составленной журналисткой Энн Эпплбаум (Gulag Voices, edited by Anne Applebaum), - рассказы некоторых уцелевших узников о пережитом.

Американец Александер Долгун оказался в СССР вместе с родителями: его отец работал на автозаводе в Москве. Долгун устроился в посольство США на должность клерка. В 1948 году его арестовали по подозрению в шпионаже, он провел в заключении 8 лет.

Следователь Сидоров "показывал мне одни и те же фотографии снова и снова, сплошь незнакомые лица. Но он не верил моим словам", - рассказывает Долгун. "Я даю тебе еще один шанс. Покажи тех, кого ты знаешь? Почему ты отрицаешь, что знаешь их?" - спрашивал он. Затем следователь начал избивать Долгуна, и в конце концов тот закричал: "Пожалуйста! Я назову вам любое имя. Борис, Андрей, не знаю. Любое. Только не бейте меня больше ногами". "Кулак снова размахнулся, и я потерял сознание", - вспоминает Долгун.

Молодой польский госслужащий Казимир Зарод бежал из Варшавы в Восточную Польшу в сентябре 1939 года после нападения немцев. После вторжения в Польшу советских войск 17 октября его арестовали и отправили на лесоповал в сибирский лагерь.

Как рассказывает Зарод, заключенных поднимали в 3 часа утра. "Сколько хлеба тебе выдавали, зависело от того, сколько леса ты нарубил днем раньше. Это был буквально вопрос жизни и смерти. Те, кто выполнял норму на 100% - а для большинства это было физически невозможно - получали 900 грамм хлеба, те, кто выполнял на 50%, - 300 грамм", - повествует Зарод. Пайку черного хлеба из плохо очищенной ржи растягивали на весь день, работали по 12 часов.

Кража одежды или табака наказывалась побоями, но кража хлеба означала в этом лагере смертный приговор, сообщает Зарод.

29-летняя студентка Елена Глинка была арестована по сфабрикованным обвинениям в государственной измене и провела в ГУЛАГе 6 лет. "Когда их высадили на берег в рыбацком поселке, она стала свидетельницей одного из массовых изнасилований, прозванных "колымский трамвай" за жестокость. Елена, самая молодая из заключенных, была выбрана для личного пользования секретаря парткома на местной шахте и тем самым избежала худших мучений, но все же могла описывать эти события только в третьем лице", - говорится в статье.

"В Бургучане - женщины!" Весть распространилась как лесной пожар, и через час в горсовет начали стекаться мужчины: сначала местные, затем из более далеких мест, одни пришли пешком, другие приехали на мотоциклах. Рыбаки, геологи, охотники на пушного зверя, бригада шахтеров и их партсекретарь, и даже несколько заключенных, сбежавших из лагеря лесорубов", - пишет Глинка. Все эти мужчины напоили до бесчувствия охрану и потащили женщин в здание, жестоко избивая всех, кто сопротивлялся. К каждой выстроилась в очередь примерно дюжина мужчин. "Когда все было кончено, мертвых женщин утащили, волоча за ноги; уцелевших облили водой из ведер и откачали. Затем очереди выстроились снова", - пишет Глинка.

Журналист Лев Разгон провел в ГУЛАГе 18 лет. Он называет начальника лагеря Ивана Заливу "человеком поразительного невежества и редкостной глупости, который слепо следовал официальным инструкциям, сколько бы человеческих жизней они ни стоили". "Чтобы выслужиться перед начальством, он всегда закупал самые дешевые продукты, самую плохую одежду и через 3 дня всегда переводил новичков, многие из которые были ослаблены многомесячным тюремным заключением и неделями на этапе, на паек, зависящий от их выработки", - пишет Разгон. По его воспоминаниям, из 517 заключенных, прибывших из Москвы в августе 1938 года, 20-30 были переведены в другие лагеря, а из остальных выжили лишь 27.

Младший редактор газеты Хава Волович была арестована в 1937 году в возрасте 21 года за то, что публично критиковала последствия коллективизации на Украине. Она провела в ГУЛАГе 16 лет, в лагере родила ребенка. "В нашем бараке было три матери, и нам выделили отдельную каморку. Ночью мы сбрасывали с детей клопов, которые сыпались с потолка, как песок. Днем мы оставляли детей на попечение какой-нибудь старухи, освобожденной от работы, зная, что она спокойно съест еду, оставленную нами детям", - повествует Волович. Затем ее с дочкой Элеонорой отправили в "материнский лагерь". "Там мне полагалось работать в лесу, валить деревья весь день, точно так и надо, а мой пухлый маленький ангелочек с золотыми кудряшками скоро превратился в бледную тень с синими тенями под глазами и язвами на губах", - пишет Волович. За взятки охранники позволяли ей видеться с дочерью в неурочное время, и она наблюдала, как няньки колотили детей и кормили их горячей кашей, предварительно связывая руки. В возрасте года четырех месяцев ее дочка умерла.
============================
Вот после такого нагло-сказочного вранья ряды поклонников Сталина только растут... Twisted Evil
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
геолог



Количество сообщений : 2528
Дата регистрации : 2009-07-12

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Чт Мар 31, 2011 12:18 pm



Цитата :
С 1929 по 1953 году через систему ГУЛАГа прошли 18 млн человек, многие так и не вернулись, пишет The Daily Mail. Издание публикует несколько отрывков из новой книги "Голоса ГУЛАГа" , составленной журналисткой Энн Эпплбаум (Gulag Voices, edited by Anne Applebaum), - рассказы некоторых уцелевших узников о пережитом.

Ненец84, следите за пальчиками Тhe Daily Mail. Они эту Эпплбаум для иллюстрации основной скрытой фишки используют.

Докладная записка на имя Н.С.Хрущева

Цитата :
1 февраля 1954 г.
Секретарю ЦК КПСС товарищу Хрущеву Н.С.
...
за время с 1921 года по настоящее время за контрреволюционные преступления было осуждено 3.777.380 человек

Basketball
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
andmak
Admin


Количество сообщений : 1197
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Пт Апр 01, 2011 12:31 am

Не свосем так: эта клиентка пишет о "прошедших черезх ГУЛАГ" (включая убийц, насильников, воров...), а записке Хрущову говорится о "котрреволюционных преступлениях).
Соотношение (грубо) один к пяти - примерно можно оценивать долю "политических репрессий" в основном потоке.
Естественно - оценка очень грубая, да и не включает эксцессы периодов всплеска репрессий, когда использовались внесудебные формы репрессий.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Пт Апр 01, 2011 12:46 am

Цитата :
"В Бургучане - женщины!" Весть распространилась как лесной пожар, и через час в горсовет начали стекаться мужчины: сначала местные, затем из более далеких мест, одни пришли пешком, другие приехали на мотоциклах. Рыбаки, геологи, охотники на пушного зверя, бригада шахтеров и их партсекретарь, и даже несколько заключенных, сбежавших из лагеря лесорубов
В конце 80-х - начале 90-х в одном из ленинградских толстых журналов, то ли в "Неве", то ли в "Звезде" (оба сугубо ультра-перестроечные) был опубликован один из вариантов этой сказки под названием "Малый колымский трамвай" - аффтарша из "наших", конечно. Там ентое дело происходило на судне. Заканчивалось тем, что протрезвевшие охранники, не будучи в силах разбить этот клубок, начали стрелять прямо в него! affraid
Повествование велось от имени некоей седой немолодой дамы, которая выжила патамучта досталась старичку-зэку! drunken
Вообще-то сексуальные перверсивные фантазмы и сегодня у этой братии-сестрии процветают неслучайно: вспомним недавнюю выходку Ксюхи Лариной с содомитскими мотивами про вазелин и жеппы сталинистов...
lol! lol! lol!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Ср Апр 20, 2011 8:24 am

http://labas.livejournal.com/900671.html
Игорь Петров (labas) @ 2011-04-16 15:26:00
Метки данной записи: ссср
ich kam als gast in euer land gereist
I
Цитата :
В Центральный Комитет Коммунистической Партии Германии.
Москва 22 сентября 1939 г.

23 августа я выехала из Москвы. От Главного Управления... я получила разрешение на двухчасовой разговор с моим мужем, Вольфгангом Дункером, в караульном помещении, в присутствии вахтера. 130 километров до 19 участка, на котором находится мой муж, я проехала по тайге в грузовике. 5 сентября я увидела своего мужа и беседовала с ним около двух часов, частично наедине, частично в присутствии охранника.
Его вид ошеломил меня. Молодой, здоровый, пусть и не слишком крепкосложенный человек превратился в больного слабого старика. Все его передние зубы сломаны. Ноги опухли, он ходит медленно и с трудом. Цвет кожи – желтоватый и нездоровый. Он очень исхудал и сутулится. Мы оставались спокойны и держали себя в руках. Я рассказала ему о нашем ребенке и своей работе, он говорил о том, что произошло за полтора года нашей разлуки, об условиях жизни и работы и о своей непоколебимой уверенности, что его дело будет пересмотрено, и он скоро выйдет на свободу и сможет вернуться к своей семье.
Вольфганг Дункер был арестован 22 марта. За четыре месяца своего пребывания в камере предварительного заключения в таганской тюрьме его допрашивали два раза. Под угрозой применения силы его заставили подписать полностью вымышленное признание, будто он в лесу в Сокольниках передавал наносящие вред СССР сведения сотруднику немецкого посольства будучи завербован для этой "работы" человеком, имя которого он должен назвать. Под давлением следствия он назвал швейцарского архитектора Ханнеса Мейера, так как тот находился за границей, на самом деле, Мейер столь же невиновен, как и мой муж. Вольфганг Дункер отказался от своего "признания" и был в июне под Nr. Mo 4804 приговорен особым совещанием к восьми годам трудового лагеря за подозрение в шпионаже. Он видел нескольких ужасно избитых заключенных. 11 августа 1939 г. Вольфганг Дункер прибыл вместе с партией заключенных на 19 мех. уч. Локчимлага. Среди прибл. 1200 заключенных были молодежь и старики, мужчины и женщины, политические и уголовники. Лагерь был открыт меньше года назад, условия, необходимые для жизни, отсутствовали. В начале умерло около 25% заключенных, сейчас они немного акклиматизировались, питание летом лучше, тем не менее многие больны. После доставки в лагерь мой муж два месяца болел кровавой дизентерией. Весь год он страдает от опухания (авитаминоз) и сильных приступов малярии. Опасна и слабость его сердечной мышцы, по словам врача сердце не выдержит больше воспаления легких.
Питание состоит из черного хлеба, овсянки, иногда чечевицы или супа с макаронами, почти несъедобной соленой рыбы. В день на голову полагается полтора грамма жира. Раз в полмесяца каждый получает 400 грамм сахара. Прошлой весной (март, апрель, май) заключенные получали только ржаные клецки в воде. В эти два месяца не было ни соли, ни керосина для ламп.
Заключенных поднимают в четыре утра. В шесть они выходят на десятичасовую работу, место которой порой отстоит на 12 км. При минус 35-ти полагается работать. Зимой день длится четыре часа. Летом они постоянно работают с мокрыми ногами, так как земля в лесу заболочена. Из-за мошкары летом можно работать лишь в капюшоне с накомарником. Но людей уничтожает холод вкупе с тяжелым физическим трудом и недостаточным питанием. Мой муж обморозил пальцы на ногах. Врач записал его в третью категорию, т.е. при легкой работе он получает обычную еду. В этом его спасение, хотя он постоянно голоден и выменивает все "лишнее" на хлеб.
Тот, кто работает по своей специальности – механиком, столяром, шофером, инженером, врачом или конторщиком, находится в лучших условиях. У него богаче рацион, теплее одежда, есть возможность зарабатывать наличные деньги, но таких единицы. Интеллигенты, которые принуждены работать в лесу, к примеру, Вольф Дункер, физически не способны выполнить свою норму, поэтому получают лишь 300 грамм хлеба, худшую одежду. Зимой им не дают валенки. Мой муж по сей день не получил матраса, он спит на деревянных нарах, к счастью, у него осталось его одеяло. Зимнее пальто, меховую шапку, теплое белье и свитер украли у него уголовники. Он принужден днем и ночью все хранить при себе. Перед помывкой заключенные должны отдавать всю одежду на дезинфекцию, но зачастую им возвращают не все. Житье вместе с уголовниками делает существование еще тяжелее и безрадостнее. Наши товарищи живут лишь благодаря надежде.
Чтобы не разочаровать их в этой надежде, этой вере, чтобы спасти жизнь верного члена партии, сына Германа и Кэте Дункер, я пишу в центральный комитет Коммунистической Партии Германии. Я обращаюсь к вам с огромной просьбой вмешаться в судьбу преданного партии коммуниста, поддержать его непоколебимую веру в дело Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина, в руководство Коммунистической Партии Германии, в победную поступь социализма на нашей новой родине, уменьшить его безвинно назначенный срок заключения, сохранить его жизнь и трудовую энергию для построения социализма.

Эрика Дункер-Вайсс.
II
Цитата :
Конфиденциально.

Дорогой товарищ Димитров.
Приложением к сему пересылаю письмо Германа Дункера с ремаркой товарища Далема. Дело сына Дункера – по инициативе его жены, которая подала в Военную Коллегию прошение о пересмотре дела – перепроверено, в освобождении отказано, так как он приговорен к десяти годам за шпионаж. Сообщить это в Париж мы не можем.
С дружеским приветом,
Ульбрихт, 17.07.39

Прилагаю письмо старика Дункера товарищу Пику. Просто необъяснимо, что мы не получаем ответа на подобные запросы.
Генри [Франц Далем]
Цитата :
Дорогой Вильгельм.
Позволь мне еще раз побеспокоить тебя. Я очень беспокоюсь за Вольфганга. Похоже, он болен. Нет ли возможности ускорить пересмотр его дела?! Я сердечно прошу тебя самому заняться этим, насколько это в твоих силах. Неизвестность судьбы ее сына очень терзают Кэте в ее почтенном возрасте и при ослабленном здоровье. И что означает это дело для меня нет нужды подчеркивать. Из-за неудачной операции несколько недель назад я потерял глаз.
Дорогой старый друг, пойми мою сердечнейшую просьбу.

С дружеским приветом в большевистском смысле,
твой Герман.
Париж, 21.06.39
III
Цитата :
В Народный комиссариат иностранных дел СССР, Москва
От арестованного Дункера Вольфа Германовича
отбывающего заключение в 19 Рубика-Сольском лагпункте Локчимлага НКВД
Адрес: Коми АССР, почт.отделение Лопыдино

Объяснительная

Мое прошлое: Я родился в 1909 г. в Штутгарте (Южная Германия). Мои родители Герман и Кэте Дункер были на протяжении четверти столетия активными борцами крайнего левого фланга немецкой социал-демократии, в конце войны известными спартакистами, личными друзьями Карла Либкнехта, Розы Люксембург, Франца Меринга, Вильгельма Пика, ветеранами коммунистического движения Германии. Сейчас они в эмиграции во Франции и США. Я сам был членом коммунистического союза молодежи, с 1929 г. член компартии Германии, с 1929 по 1933 г. редактор издававшейся для наших сторонников газеты "Berlin am Morgen" В 1935 г. я эмигрировал с женой в Советский Союз, где при поддержке немецкой секции МОПРа получил разрешение на жительство и работу на студии Межрабпомфильм, а затем на Мосфильме. По представлению ЦИК мне, моей жене и сыну в январе 1938 г. было предоставлено советское гражданство.
Мое настоящее: арестован 23 марта 1938 г., следователь при допросе в Таганской тюрьме заставил меня под сильным давлением подписать "признание" несуществующей вины (передача наносящих вред СССР сведений немецкому посольству, после предварительной вербовки известным швейцарским архитектором Ханнесом Мейером). Без какого-либо доказывающего мою вину материала, без свидетелей, без возможности опротестовать вынужденное признание и доказать бессмысленность всего обвинения перед судом в присутствии прокурора, адвоката, судьи, восьмого июня 1938 г. я был осужден Особым Совещанием по ст. 58 п. 6 на восемь лет трудовых лагерей. С августа 1938 г. я нахожусь на 19 механиз. Лагпункте Локчимлага (Коми АССР). Неспособный к тяжелой работе в лесу, недостаточно владеющий русским языком, чтобы занять должность соответствующую моему образованию и способностям, я не удовлетворяю поставленным требованиям, что ведет к ужесточению наказания и может быть приравнено к медленной моральной и физической казни.
Мое будущее: непривычно тяжелые условия жизни, суровый климат угрожают непоправимо расшатать мое здоровье, но и сегодня, на третьем году моего безвинного заключения они не могут поколебать мою веру в справедливость моей новой родины, надежду на реабилитацию, веру в твердые устои Конституции. Мое будущее, моя жизнь находятся в руках партии, советского правительства, Верховного суда и прокуратуры. Я не могу просить о помиловании так как не знаю за собой никакой вины (кроме той, что мне надо было позволить избить себя до смерти, но не поддаться на нажим, угрозы и обещания непонятного следствия и не подписать какие-то дурацкие сказки про шпионаж). Я повторяю: я невиновен, невиновен, невиновен! Я убедительно прошу ускорить пересмотр моего дела – и если затем останутся хоть какие-то сомнения в моей невиновности, еще в этом году начать судебный процесс в юридической форме, гарантированной мне Конституцией. Я не могу и не хочу предположить, что для меня как бывшего немецкого подданного, ставшего гражданином социалистического государства лишь после двух с четвертью лет пребывания существуют какие-то исключения в законах, которые неслучайно позволяют оставлять мои прошения без исполнения, даже без ответа, что, к сожалению, имеет место сегодня.
1 апреля 1940 г.
---------------------------------------------------------------------
Вольфганг Дункер, сын Германа и Кэте Дункер, сооснователей немецкой компартии, в начале 30-х женился на швейцарке Эрике Вайсс. После прихода к власти нацистов и запрета компартии Дункеры бежали в Париж, но не сумели обосноваться ни там, ни позже в Швейцарии. В Англию Дункеров не пустили, и в 1935-м они решили попытать счастья в Советском Союзе, причем отправились туда не как политэмигранты, а как обычные туристы. Уже через две недели после приезда Дункер получил место на кинофабрике "Рот Фронт", затем на "Межрабпроме", Эрика устроилась редактором во французский отдел издательства. Превратить туристическую визу в вид на жительство помог знакомый еще по Берлину Вильгельм Пик. Первые трудности начались в 1936-м. Дункер подал заявление о приеме в ВКП(б), но комиссия немецкой компартии, которой было поручено проверить кандидата, выяснила, что в Берлине Дункер лишь изредка посещал заседания партячейки, оправдываясь работой в газете, и не выполнял никаких заданий партячейки. В приеме было отказано. Тем не менее в декабре 1937 г. Дункеры получили советское гражданство.
Причины ареста Вольфганга Дункера до сих пор не вполне выяснены. Возможно, он стал побочной жертвой т.н. "польской операции", возможно, его и вовсе с кем-то перепутали. Жена Эрика вспоминала позже, что однажды ночью к ним в дверь постучали два НКВДиста с ордером на арест, при обыске были изъяты невинного содержания бумаги, пишущую машинку и фотоаппарат. К несчастью Дункера, среди изъятого оказались материалы швейцарского архитектора Ханнеса Мейера, который, уехав из СССР в 1936-м, оставил их на хранение у Дункера. Основу материалов составляли планы архитектурной перестройки Биробиджана, но, видимо, нашлись и какие-то фотографии. Вокруг них и стали вязать дело: на допросах Дункер признался, что Мейер завербовал его в качестве шпиона. Позже он сказал жене, что его не пытали, признание было продиктовано желанием спасти от ареста ее и приступами малярии, которые начались у него в тюрьме.
За два месяца следствия злополучные бумаги Мейера где-то потерялись: пассаж о хранении контрреволюционных материалов и фотографий промышленных объектов из обвинения был вычеркнут. Остался лишь пункт о сборе таких материалов и передаче их Мейеру. Приговор гласил: 8 лет лагерей.
В 1940-м после многочисленных писем родителей Дункера (они писали Ульбрихту, Пику, Уманскому), дело взялись перепроверить. При этом выяснилось, что в материалах дела нет никаких отягчающих Дункера улик кроме его собственных показаний. То, что он от них к тому времени публично отказался, не было принято во внимание и приговор оставлен в силе.
Эрика Дункер вместе с маленьким сыном (родившемся незадолго до ареста Вольфганга) в начале 40-го уехала в Челябинск, куда ее позвал еще один немецкий коммунист Феликс Хартманн, за которого она позже вышла замуж. Решение оказалось спасительным - таким образом она избежала депортации после начала войны. Войну она провела, работая на тракторной фабрике, затем переехала с Хартманном в ГДР, а после разрыва с ним вернулась в Швейцарию.
Также вернувшиеся из эмиграции в Германию Герман и Кэте Дункеры и после войны продолжали засыпать письмами советские инстанции. Наконец, в 1948-м они написали напрямую Сталину:
Цитата :
... С нападением нацистов на Россию всякая связь с ним прервалась. Ни его жена, ни мы не знаем, умер ли он или был отправлен дальше на восток. Разыскания, которые Герман Дункер вел из Франции, а Кате Дункер через посольство СССР в Вашингтоне не дали никакого результата. Последний его известный нам адрес - от апреля 1941 г.
Мы просим Вас, уважаемый товарищ Сталин, выяснить местонахождение нашего сына и уведомить нас о результатах. И если он жив, позволить ему связаться с нами и, если возможно, посетить своих старых родителей.
Пожалуйста, выполните просьбу двух старых борцов за коммунизм.
Письмо доставил в Москву Вильгельм Пик, он же через два месяца напомнил о нем Суслову. 10 ноября пришел ответ советского Красного Креста:
Цитата :
Товарищ Дункер, Вольфганг, род. 1909 в Штутгарте, Германия умер 20 ноября 1942 г. в г. Воркута, СССР.
Через семь с половиной лет Герман Дункер получил письмо из Вены, от Йозефа Фройнда, который в 1938-40 г.г. сидел в одном лагере с Вольфгангом. Фройнд переслал Герману Дункеру сохранившиеся у него в памяти фрагменты некоторых стихотворений его сына. Фройнд, по его словам, заставлял Вольфганга каждый день писать по стихотворению и тем самым поддерживать в себе волю к жизни, а сам заучивал стихи наизусть.

Das hätte meine Mutter nie gedacht,
Das ward an meiner Wiege nie gesungen.
Als Schelm, Spion zu schnöder Tat gezwungen
Ward ich geholt in grauer Winternacht.
In enger Zelle wie ein Dieb bewacht
Teil ich die Kerkerluft mit vielen Lungen
Und draußen ließ ich einen kleinen Jungen
Und eine blasse Frau die nicht mehr lacht.
Wer je in diese Hölle eingegangen,
Der lasse Glaube-Liebe-Hoffnung sein.
Ein Wunder nur ließ uns hineingelangen
Ein Wunder nur kann uns daraus befrein.

Ich kam als Gast in euer Land gereist
Und sah des Schaffens Glück in eueren Zonen,
Ich sah die frohe Arbeit von Millionen
Geführt von Stalins Kraft und Lenins Geist.
Ich kam als Gast in euer Land gereist.
Dann machte mich ein Richtspruch zum Spionen
Und Frau und Kind verwitwet und verwaist.
Viel Jahre schon daß man mich Häftling heißt.
Und grausam zwingt wie ein Vieh zu fronen
Und wie ein Vieh und unter Vieh zu wohnen
Im Lagerkral von Wächtern eingekreist.
Ich kam als Gast in euer Land gereist.

В том же 1956 г., через четырнадцать лет после смерти Вольфганг Дункер был реабилитирован.

Источники:
Mario Kessler, "Exil und Nach-Exil: vertriebene Intellektuelle im 20. Jahrhundert", 2002
Peter Huber, "Stalins Schatten in die Schweiz: Schweizer Kommunisten im Moskau : Verteidiger und Gefangene der Komintern", 1994
Carola Tischler, "Der Filmkritiker und Szenarist Wolfgang Duncker im Exil", in Filmexil 20, 2004
Günter Agde, "Kämpfer: Biographie eines Films und seiner Macher", 2001
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Ср Апр 20, 2011 8:44 am

(Анонимно) 2011-04-18 01:46
Ув Labas,
с моей точки зрения (и это общепринято), что все эти неслыханные зверства по отношению к своему народу (советскому если можно так сказать) и преданным людям велись Сталиным и лично им направлялись и поощрялись. Должна же быть какая-то логика во всём этом. Вот Вас.Гроссман считает, что уничтожались не виновные а те кто вероятнее мог бы быть виновным. Людоедская логика, но даже она не тянет. Если можно выскажитесь подробнее и видимо коментаторы появятся. Ваши материалы для непосвящённого читателя могут показаться несколько односторонними. А ведь для непосвящённого читателя они и пишутся. Всё же эти материалы имеют то несравненное преимущество, что это просто... правда.

uldorthecursed 2011-04-18 09:44
> Должна же быть какая-то логика во всём этом.
Причины -- в борьбе за власть в условиях сильнейшей децентрализации управления + обилие пассионариев, вытянутых революцией и гражданской войной из низов общества. Плюс неизбежная в условиях "осажденной крепости" паранойя, плюс необходимость (вполне объективная) "шоковой индустриализации", дополнительно раскачивающей и без того расшатанную структуру общества.
При этом индустриализация до предела обострила и ранее существовавшие противоречия между "политиками" и "технократами": первые имели заслуги и освященное революцией право власти, но зачастую никаких способностей к государственному управлению; вторые были необходимы для индустриализации. Для полноты картины -- и те, и другие зачастую были пассионариями и вдобавок не обладали элементарными представлениями о культуре дискуссии. Сколько доносов УЧЕНЫЕ в то время клепали друг на друга, отстаивая свои научные взгляды с помощью политических аргументов!..
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Пн Май 23, 2011 8:08 am

http://labas.livejournal.com/907281.html
Игорь Петров (labas) @ 2011-05-21 16:33:00
Метки данной записи: коминтерн, ссср
партсобрание (1)
Я уже публиковал несколько документов из архива Международной Ленинской Школы, сегодня начну публикацию еще одного, фактически подводящего черту под ее историей.
Международная Ленинская Школа - кадровый резерв Коминтерна (в ней учились, в частности Тито, Хонеккер, Гомулка ) - была создана в 1926 г. и просуществовала до 1938 г., когда обнаружилось, что она превратилась в "гнездо шпионов и троцкистов". Почти все время Школу возглавляла Клавдия Ивановна Кирсанова.
БСЭ рассказывает:
Цитата :
Кирсанова Клавдия Ивановна (16.3.1887, Кулебаки, ныне Горьковской области, ‒ 10.10.1947, Москва), советский партийный деятель. Член Коммунистической партии с 1904. Родилась в семье служащего Кулебакского завода. Исключена из гимназии за участие в революционном движении. Во время Революции 1905‒07 вела партийную работу в Пермской организации РСДРП. Подвергалась репрессиям; отбывала 4 года каторги. В Якутской ссылке стала женой Ем. Ярославского. После Октябрьского революции 1917 председатель Совета в Надеждинске (ныне Серов). Была председателем Военного совета Верхатурского округа, член Военной коллегии 3-й армии Восточного фронта. С 1918 секретарь Хамовнического райкома РКП (б) в Москве. Была делегатом 8-го съезда РКП (б). С осени 1919 возглавляла политотдел Пермского губернского военкомата. С сентября 1920 секретарь Омского горкома партии. В 1922‒24 заместитель ректора Коммунистического университета им. Я. М. Свердлова в Москве. В 1938 возглавляла Отдел вузов Всесоюзного комитета по делам высшей школы при СНК СССР. С 1941 работала в агитационно-пропагандистском отделе ЦК ВКП (б) лектором. С 1945 вела работу в Международной демократической федерации женщин, член Президиума Антифашистского комитета советских женщин. Награждена орденом Ленина и орденом Красной Звезды.
Обратите внимание на многозначительный разрыв между 1924 и 1938 г. - это как раз период руководства МЛШ. Первая неприятность у Кирсановой случилась в 1931 г. после известного письма Сталина в редакцию журнала "Пролетарская революция".
В результате в 1932 году Кирсанову исключают из ВКП(б), снимают с должности ректора МЛШ, она ждет ареста (спасает лишь чудо, имя которого Серго Орджоникидзе, старый товарищ семьи Ярославских еще по якутской ссылке); райком партии не утвердил решения ячейки, а уже в 1933 году К.И.Кирсановой вручают высшую награду страны орден Ленина «за высокие заслуги в деле строительства и защиты социалистического Отечества». Она вновь возвращается в МЛШ/
Кто или что спасло Кирсанову в гораздо более тяжелой ситуации в конце 1937-го (Серго уже не было в живых) - менее понятно, достоверной информации на этот счет я не нашел. Ни в вышецитированной статье о МЛШ, ни в воспоминаниях ее дочери Марианны Ярославской об этом не говорится.
Несколько слов об участниках партсобрания (увы, доступная информация о работниках МЛШ довольно незначительна).
Командует парадом секретарь Исполкома Коминтерна Д.З.Мануильский, именно секретариат ИККИ за два дня до собрания принял решение о снятии Кирсановой с поста директора Школы.
Председатель собрания Богомолов - тогдашний начальник отдела кадров ИККИ.
О докладчике - секретаре парткома МЛШ Иване Титкине удалось выяснить только, что он занимал эту должность с 1935 по декабрь 1937 г., когда был арестован.
В прениях выступают сотрудники и сотрудницы МЛШ.
Упоминаемые враги народа:
Серебрянский - максимально подробная биография, которую я нашел, такова:
Серебрянский Зиновий Львович. Родился в 1900 г. Член КПСС с 1920 г. Участник гражданской войны. Журналист, историк. В настоящее время [1967 - ИП] — персональный пенсионер.
Можно предположить, что после ареста в 1937-м он был сослан, в 50-х вернулся в Москву. Он снова начинает печататься, публикует, в частности, биографию революционера Бубнова, драму из жизни Л.Н.Толстого "Уход", составляет книгу "Герои Октября" и пр.
В "Огоньке" за 30.10.1966 Серебрянский как бывший заместитель директора МЛШ "вспоминает минувшие дни" вместе с одним из выпускников.
Чугунов - Чжоу Давэнь (Владимир Васильевич Чугунов) (1903 - 1938). Член КПК с 1923 г. Председатель Всекитайского студенческого союза в 1924 г. Учился и работал в УТК и Международной ленинской школе в 1925 — 1927 гг. Инструктор политической экономии в Международной ленинской школе в 1931 — 1932 гг. Главный редактор хабаровской краевой газеты «Гунжэнь- чжилу» («Рабочий путь») с 1932 г. Обвинен Чэнь Шаоюем как «троцкист» и арестован в 1937 г. Казнен (цит. по А.Панцов "Тайная история советско-китайских отношений").
Сам Чэнь Шаоюй фигурирует в стенограмме под псевдонимом Ван Мин - (1904-1974). - Руководитель делегации КПК в ИККИ в 1931—1937 гг., член Президиума ИККИ в 1932—1943 гг. Член Политического секретариата ИККИ в 1932—1935 гг. Во время работы в Советском Союзе тесно сотрудничал с органами ОГПУ—НКВД, фабриковал обвинения против китайских коммунистов. Несет ответственность за арест и уничтожение некоторых из них. В январе 1956 г. прибыл на лечение в Советский Союз. Умер в Москве. (цит. по "Создание Особого отдела ЦК КПК и его деятельность")
Сегаль - Фальк-Сегаль Лев Хононович (1895-1938) - один из ведущих советских экономистов в двадцатые—тридцатые годы, преподаватель МЛШ и руководитель её немецкого сектора...заведующий немецкой экономической секцией Института Маркса-Энгельса — Ленина при ЦК ВКП(б). В 1937 г. сослан в Казахстан, в октябре 1938 г. арестован, расстрелян в Павлодарской тюрьме. (цит. по воспоминаниям дочери).
Суница Лев Борисович (1887 - ок. 1943), полит. деятель, организатор высшего образования и преподаватель, публицист. Чл. РСДРП (1905). Активный участ. рев. движения России, один из организаторов компартии Австрии. В 1919-22 в Кр. Арм... С февр. 1923 по апр. 1926 на Урале, преподаватель и член правления Уральского университета... с 1931 -преподаватель Международной ленинской школ... В 1935 арестован, в 1939 сослан на Колыму, погиб в 1943.
Секерская Ядвига Николаевна (1903-1984) - полька; профессор-философ. Арестована в июне 1937 г. как член семьи изменника Родины, приговорена к 8 годам ИТЛ. После войны жила в Польше.
Разумов Михаил Осипович, наст. имя Арон Иосифович Арханцев (1894-1937) - член партии с 1913 г. Революционер-подпольщик, участник Февральской и Октябрьской революций... В 1922-1924 гг. первый секретарь Рыбинского, Орловского губкомов, в 1924-1926 гг. Башкирского, в декабре 1928 г.- октябре 1933 г. Татарского обкомов партии. В 1933-1937 секретарь Восточно-Сибирского крайкома. Репрессирован.
История с "женой комиссара - дочерью генерала" рассказана в "водевиле 30 батареи".
Родившаяся в ссылке дочь Кирсановой - уже упомянутая выше Марианна Ярославская, ее муж М.С.Розенберг (1896-1938) был советским полпредом в Испании, в начале 1937 г. был отозван, в декабре того же года арестован, весной 1938 г. расстрелян.
Стенограмма приводится с незначительными сокращениями.
--------------------------------------------------------------------------------
СТЕНОГРАММА Закрытого Партсобрания Л.Ш. от 19/ХI-37 г.
Председатель - тов. Богомолов.

Председатель: - переходим ко второму вопросу повестки дня - о тов. Кирсановой. Слово имеет тов. Титкин.

Титкин - Товарищи, 17 ноября партийным комитетом было заслушано сообщение тов. Мануильского о решения Секретариата ИККИ о снятии тов. Кирсановой с руководства Школы по мотивам, что тов. Кирсанова имела тесную и длительную связь с врагами народа, что тов. Кирсанова допустила засорение Школы, по существу превратила Школу в рассадник троцкистско-шпионских элементов и что тов. Кирсанова не обеспечила большевистского руководства и воспитания в нашей Школе.
Партийный комитет считает, что эти выводы Секретариата ИККИ абсолютно правильны и я постараюсь доказать это на фактах.
В отношении связи тов. Кирсанова с врагами народа.
Я думаю, что наша партийная организация знает о связи тов. Кирсановой с врагом народа Серебрянским; и не только связи, но тов. Кирсанова оказывала большее сопротивление, когда вопрос о Серебрянском ставился на партийном комитете и на партийном собрании.
В результате этого получилось, что вместо того,чтобы партийная организация оказалась на высоте и сумела разоблачить Серебрянского во время, - партийная организация вынуждена была только констатировать после ареста Серебрянского органами НКВД, что тов. Кирсанова в этом вопросе занимала позицию защиты Серебрянского.
Второе, еще более важное и серьезное преступление тов. Кирсановой - это ее связь с Чугуновым. Чугунов - бывший студент нашей Школы, затем был аспирантом в нашей Школе. Еще в 1931 году, во время обсуждения письма тов. Сталина, когда тов. Кирсанова допустила серьезную политическую ошибку, в результате заняла позицию либерального отношения к троцкизму - Чугунов сыграл свою провокационную роль. Чугунов, вместо того, чтобы развернуть критику ошибок руководства Школы, ошибок отдельных преподавателей, написал заявление, выступил с тем, чтобы ударить по тем, кто критиковал тов. Кирсанову за этот гнилой либерализм в отношении троцкизма, ошибок, которые допустила тов. Кирсанова и ряд работников Школы.
После этого, как будто сигнал был очень серьезный, а тов. Кирсанова продолжала после этого связь с Чугуновым, как здесь в Москве, а после того, как Чугунов был послан на работу на Дальний Восток, тов; Кирсанова имела очень тесную связь с Чугуновым по линии переписки.
Когда Чугунов приезжал сюда, он был даже длительное время у тов. Кирсановой на квартире. Связь была самая тесная. Но это не все. Эта связь выглядит особенно преступно, если мы поставим вопрос, в каком направлении была эта связь. Чугунов оказался матерым шпионом, вел здесь борьбу против ЦК компартии Китая, по существу вел борьбу против КИ.
Какова была позиция тор. Кирсановой в этом вопросе. Тов. Кирсанова использовала статьи этой сволочи Чугунова против Ван-Мина и таким образом, вместо того, чтобы разоблачить этого шпиона еще раньше, вместо того, чтобы этого матерого шпиона выбросить не только из партии, но и из Советского союза, тов. Кирсанова выступила в КИ в защиту его, показывала ошибки, якобы, Ван-Мина к держала связь с этим шпионом, когда он был на Дальнем Востоке. Тов. Кирсанова являлась каким-то консультантом этого врага народа, этого шпиона, он присылал ей различные свои статьи, соображения по работе и тов. Кирсанова давала ему свои советы.
Был ли сигнал о том, что нужно было особенно к этому человеку присматриваться, чтобы особенно внимательно посмотреть, что скрывается за этим человеком.
Сигналов было очень много. Первый сигнал, что Чугунов не получил во время проверки партийных документов партийного билета. Ему не дают партбилета. Дальше Чугунов получает строгий выговор за то, что он будучи редактором газеты, допустил статью антипартийную, антисоветскую. Были сигналы и от представителей киткомпартии, которые ставили вопрос о том, что в лице Чугунова мы имеем человека, который не вызывает никакого доверия к себе, в лице Чугунова мы имеем человека, который требует посмотреть, не является ли Чугунов врагом народа.
Тов. Кирсанова, вместо того, чтобы прислушиваться к этим сигналам, вместо того, чтобы учесть, сделать большевистские выводы, - делала все для того, чтобы этот вопрос смазать, показать, что здесь идет борьба не принципиальная не против врага, а идет борьба между Чугуновым и Ван-Мином, что эта борьба якобы, идет благодаря тому, что когда-то Чугунов правильно критиковал позицию Ван-Мина, - т.е. она сводила вопрос не на принципиальную, а на беспринципную позицию.
Это показывает, что мы имеем здесь не простую связь, а активную помощь этому врагу народа, этому шпиону в его враждебной работе против линии партии, против киткомпартии, против линии КИ.
Даже эти два факта говорят о том, насколько серьезным является преступление тов. Кирсановой в этом отношении.
Второй вопрос, который должен здесь быть поставлен во всю ширь и о чем нам говорят решения Секретариата ИККИ, - это вопрос о засоренности нашего аппарата.
Тут нужно прямо формулировать, что в этом вопросе тов. Кирсанова допустила преступную беспечность, допустила непартийный подход в подборе кадров в нашей Ленинской Школе.
В чем это выразилось. Я вам дам цифры, которые сами говорят за себя.
Если взять то, что мы с вами говорили, начиная от проверки документов и до сегодняшнего дня, то в нашей Школе, среди нашего аппарата были разоблачены, как враги народа 80 человек. Были исключены из партии эа связь с врагами народа -и как не оправдавшие доверия партии - 88 чел. И было снято с работы по серьезным партийным взысканиям - 17 человек.
О чем это свидетельствует. Это свидетельствует о том, что мы здесь имеем – как правильно формулировал это решение Секретариат ИККИ – такое положение, что наша Школа превратилась в гнездо шпионов, людей, которые ведут борьбу против партии, наша школа стала базой для этих людей.
Вместо того, чтобы обеспечить школу кадрами, способными осуществить воспитание большевиков, мы имели врагов народа, мы имели людей, которые ни в какой мере не могли обеспечить воспитание в нашей школе.
Кто отвечает за это. Отвечает в первую очередь за это директор Школы. Отвечают за это и руководители Отдела Кадров. И тов. Кирсанова несет полную политическую активность за это положение.
Тов. Кирсанова не поняла даже после февральско-мартовского пленума, после предупреждений, что вопрос о кадрах – это основной вопрос. Вопрос о проверке политической деловой и проверке по результатам работы – это является основной темой февральско-мартовского пленума. А мы после этого пленума исключали с вами из партии людей за троцкизм, людей, связанных с врагами народа, из них некоторые оказались теперь арестованными – 15 человек. Это говорит о том, что после февральско-мартовского пленума мы вели очистку и до сих пор ее не закончили.
Третий вопрос – насколько товарищ Кирсанова обеспечила большевистское руководство в работе нашей Школы...
Здесь нужно прямо сказать, что тов. Кирсанова в этом отношении проделала очень небольшую работу. Тов. Кирсанова решительно не боролась за это дело. Достаточно привести такой пример.
Кто должен был возглавить работу Учебного Отдела. Что мы имеем. Мы имеем следующее. Одно время в учебном Отделе подвизался враг народа Серебрянский...
Партийный комитет считает, что все эти факты, - факт о том, что тов. Кирсанова имела тесную связь и пособничество врагу народа Чугунову, что тов. Кирсанова допустила засорение, по существу превратила нашу Школу в гнездо врагов, что тов. Кирсанова не обеспечила большевистского руководства и воспитания в Школе, - все эти факты являются достаточными для того, чтобы поставить вопрос о партийности тов. Кирсановой.
Партийный комитет вынес решение о том, чтобы исключить тов. Кирсанову из рядов партии.
Теперь возникает другой вопрос: а что сделал партийный комитет, а какова была позиция партийного комитета в отношении этих вопиющих вещей, о которых я только что сообщил.
Здесь нужно перед партийным собранием прямо сказать, что партийный комитет оказался не на высоте. Партийный комитет занимал примиренческую позиции к тем ошибкам,, безобразиям и связям, которые мы имели у тов. Кирсановой.
Я возьму только отдельные вопросы и покажу, в чем заключались ошибки и либерализм партийного комитета.
Возьмите вопрос о Серебрянском. Какова была позиция партийного комитета в этом вопросе. Партийный комитет не подошел по большевистски к этому вопросу, хотя и имел достаточно данных для того, чтобы поставить вопрос об исключения Серебрянского.
Партийный комитет отнесся либерально к тому, что тов. Кирсанова взяла под эащиту Серебрянокого и он считал это достаточной гарантией что Серебрянский не является врагом партии. Он не сумел последовательно довести свое решение до конца.
В отношении Чугунова какая позиция. Такая же самая позиция. Она получается еще более преступной, потому что партийный комитет имел опыт на Серебрянском.
Имел ли партийный комитет сигналы о том, что вопрос о Чугунову к связи тов. Кирсановой с этим врагом народа имеет очень серьезное значение. Да, товарищи, имел. Партийный комитет знал о том, что китайские товарищи ставят вопрос о Чугунове, что китайские товарищи уже разоблачают Чугунова, как врага партии, как врага народа.
И дальше, когда Чугунов был уже разоблачен как враг народа, партийный комитет на своем заседании принял беззубое, либеральное решение, ограничился тем, что он констатирует, что в деле Чугунова, также, как и в деле Серебрянского, тов. Кирсанова допустила политическую беспечность, политическое ротозейство и требует решительной ликвидации этой беспечности.
Но, товарищи, представьте такую картину, что мы имеем матерого шпиона, с которым тов. Кирсанова имела довольно длительную связь, которому по существу содействовала в его враждебной работе, и после Серебрянского и после целого ряда других случаев, как с Секерской, Сегалем, Суницей и др., - партийный комитет принял такое беззубое решение. В этом отношении партийный комитет допустил серьезную политическую ошибку.
Второй вопрос, и позиция партийного комитета - это вопрос о эасорении аппарата нашей Школы, Здесь что нам дал партийный комитет. Партийный комитет проделал известную работу в этом отношении. Это можно показать на цифрах.
За период проверки партдокумектов и до сегодняшнего дня нашим партийным комитетом и партийной организацией было исключено из партии 24 человека. Из этих 24-х человек 18 человек были затем арестованы, как враги народа.
Но, товарици, разве это требовалось только от партийного комитета. Партийный комитет не сумел подняться и здесь тоже самое на политическую высоту, чтобы со всей остротой поставить вопрос: а как получилось, что произошло такое засорение, почему Ленинская Школа оказалась базой, куда проникали враги народа и в первую очередь о главных виновниках и о главном виновнике - тов. Кирсановой, которая школой руководит чуть ли не со дня ее возникновения, с некоторым перерывом пооле письма тов. Сталина и после этого, она пришла снова в Ленинскую Школу, - что партийный комитет не мог к этому вопросу подойти политически, чтобы посмотреть как следует на это, потому что иметь около 60 человек вычищенных из нашей Школы, из которых 20 человек арестованы, - тут трудно себе представить, чтобы случайно такие вещи происходили. Очевидно нужно было иметь такую преступную политическую беспечность, такой непартийный подход, чтобы школу наводнять такими людьми.
Партийный комитет не мог к этому вопросу подойти, хотя знал хорошо, что такие люди, как Суница, Серебрянский, Сегаль, Секерская, которая оказалась врагом народа, - что они имели тесную связь с тов. Кирсановой, что они пришли в Школу по инициативе тов. Кирсановой, ею поддерживались здесь и т.д.
Партийный комитет в этом вопросе подошел делячески. В этом вопросе мы больше занимались очищением, мы не сумели поставить вопрос принципиально, не сумели во всю ширь поставить вопрос, а нужно было во всю ширь очищать, комплектовать наш аппарат так, чтобы в дальнейшем был прекращен доступ врагов народа в нашу Школу...
Нужно прямо сказать, что секретарь парткома занял в важнейшем вопросе по делу тов. Кирсановой либеральную, примиренческую позицию, - и по вопросу о Серебрянском и по вопросе о Чугунове - шпионе, и по вопросу о засоренности аппарата и в вопросе руководства Школы.
Товарищи, тут нужно прямо сказать, что секретарь отвечает больше, чем остальные члены парткома, потому, что секретарь парткома был гораздо больше в курсе вопроса. Секретарь парткома должен был возглавить партийный комитет в том, чтобы поставить вопрос о тов. Кирсановой и о ликвидации тех безобразий, которые имелись. А этого сделано не было и в этом состоит серьезнейшая моя ошибка. /Вопрос: а почему/. Я сейчас отвечу, почему не было сделано. Не сделал по следующим причинам.
Во-первых, я поддался тому ложному непартийному выводу, что раз товарищ. Кирсанова остается директором Школы, раа тов. Кирсановой оказывает доверие ЦК и КИ, то вероятно вопрос ставить о ее партийности, ставить вопрос о работе ее как директора, - я считал, что это будет неправильно.
Правильный ли это подход. Совершенно неправильный, ибо ЦК обязывает людей и тов. Молотов заявлял, что если послали людей, то это не значит, что мы не должны присматриваться к этим людям, мы должны проверять этих людей. Когда к нам посылает КИ, посылает ЦК, мы должны этих людей проверять на работе, проверять по основным показателям: бдительность и непримиримость к врагам народа.
Эти большевистские качества, которых требует ЦК партии и КИ, я не сумел в своей работе последовательно провести. У меня хотя и были эти качества в отношении других товарищей, но эти качества оказались меньше в отношении тов. Кирсановой...
Партком, конечно, также поставил вопрос о секретаре парткома, посколько секретарь парткома отвечает особенно аа асе эти вещи, которые я только что изложил, и в той плоскости, что необходимо поставить вопрос о снятии секретаря парткома Титкина, за то, что он не обеспечил большевистского подхода в критике и вскрытии ошибок тов. Кирсановой, что он не сумел возглавить партийный комитет в борьбе против всех преступлений, которые совершила тов. Кирсанова.

Кирсанова: Товарищи, мое преступление перед партией, перед страной, огромно, я его сознаю; сознаю полностью, товарищи.
Лишиться доверия ЦК партии, КИ, парторганизации, - это для меня тяжело, но не об атом, конечно, должна быть речь.
Я считав, что за то преступление, которое я совершила против партии, - что под моим покровительством действовал враг, используя меня в своей вражеской, работе, - я за это преступление заслуживаю исключения из партии.
Но, товарищи, я не враг. Больше: у меня не было связи с врагом в том смысле, что я в какой-либо мере могла допустить мысль о том, что враг против партии и против страны, против коммунистического движения, против Коминтерна. Ни на одну минуту у меня даже этой мысли не возникало.
Я - не конченный человек. Я сейчас прошла под руководством партии такую школу по борьбе с врагами, что я чувствую, осознаю себя совершенно новым человеком, новым членом партии и я об одном просила бы: не исключать меня из партии, вынести самое суровое наказание,
дать мне последнее предупреждение, - и я на любой работе, на самой трудной низовой работе докажу, что я может быть очень поздно, - но я стала таким членом партии, что я могу бороться со всей последовательностью за партию, за ее линию, я могу бороться с врагами.
Я об этом прошу партийное собрание - дать мне эту возможность в рядах партии оставаясь, на какой угодно работе доказать, что я честно, искренне, отдавая все свои силы в борьбе за партию, все отдавая, докажу.
Преступление мое велико. Особенно оно велико после того, как мне было серьезнейшее предупреждение в связи с письмом тов. Сталина в редакцию журнала "Пролетарская революция". Это предупреждение должно было меня заставить по большевистски работать.
Более того, вы знаете, какое доверие ЦК партии мне оказал тем, что он меня вернул на работу в Школу. И что же. После этого я совершила такие поступки, которые в сумме привели к тому, что партийный комитет совершенно правильно их оценивает, как преступление против партии. Я считаю это преступлением против страны, что врагу удалось использовать меня, мое положение, мой авторитет, о котором говорил тов. Титкин; авторитет, который прошлое мое больше создавало, это верно; но ведь на Дальнем Востоке, где-нибудь не знали меня по работе, не могли судить обо мне по моим конкретным дедам, они судили, конечно, о том, что Кирсанова -- старый большевик. Это было для них много и враг использовал это для своей борьбы, для своей мерзкой преступной работы против страны и против социализма, против Коминтерна.
Товарищи, если взять мою работу здесь в Школе, после того, как я вернулась, конечно, правы товарищи, когда они говорят, что я должна была начать с того, чтобы выкорчевать сразу оттуда людей, которые имели хотя бы самое незначительное на первый взгляд пятно.
Я не только не начала с этого, а наоборот. Такие типы как Серебрянский, - он стал моим непосредственным помощником по руководству, такой ответственнейшей работой.
Разве я не видела его качества, которые шли в разрез с моим тогда пониманием большевистских качеств в человеке. И я проявляла самый преступный гнилой либерализм к этому, я не ставила вопрос перед руководством КИ о том, чтобы немедленно был снят Серебрянский, о том, чтобы мне дали помощника другого. Я ничего не делала для того, чтобы искать достойного помощника. От меня это требовалось, потому что мне было возвращено фактически доверие партии, доверие ЦК и я должна была потребовать.
У меня, - вы сами знаете, - очень много настойчивости, когда я добиваюсь того или иного результата. Меня нельзя обвинить в том, что у меня нет настойчивости. Но если я в данном случае не требовала замены этого типа, значит гниль была во мне, гниль либерализма сидела так глубоко, что я позволила ему оставаться на ответственнейшем посту слишком долго.
Я скажу даже товарищи, о том, что когда я уже видела, что этот человек не способен работать по большевистски, что человек все время витает в области планов, в области фантазии, отвлекает нас от осуществления конкретных задач, что намеченные прекрасные решения, одобренные руководством Коминтерна задерживались осуществлением, я видела это, но ограничилась тем, что вызывала этого типа к себе и говорила: нужно положить конец этим вечным метаниям, вечным каким то исканиям. Ни к чему это, ничего хорошего из этого не выйдет. Надо бороться за то, чтобы осуществлять принятые решения, мобилизовать актив на это дело.
Но поставила ли я это на суд, на обсуждение партийной организации. Нет, нет. этом мое преступление, что я в данном случае не была таким большевиком, который знает, что в решении всякого вопроса, когда тебе одному трудно справиться с тем или иным вопросом, ты должен опираться на помощь партийной организации, ты должен опираться на мнение, на поддержку коллектива партийного.
Я, товарищи, ведь знаю, очень глубоко знаю, и я прекрасно об этом рассказывала всегда другим, что сила большевистской партии - связь с массами. А выносила ли я на обсуждение наших масс, этой одной ячеечки, одной крупинки нашей великой партии, - нашей организации, выносила ли я эти вопросы на обсуждение в наши массы. Никогда. Тов Титкин здесь совершенно прав, что разрешался вопрос кабинетно. Самое большее, поделишься своим мнением с отдельными товарищами, но и отдельных товарищей, я вижу это сейчас, товарищи, - я не мобилизовывала на то, чтобы они уходили от меня с полным сознанием того, что они должны действовать тоже в массах. Поговоришь и тут же замажешь: ничего, справимся с этим. Я теперь это вику, я теперь это сознаю.
И отсюда и положение других работавших со мной, вопрос о том, что авторитет мой над ними довлел, это тем более от меня требовало большевистских методов работы.
И вот, товарищи, случилось так с Серебрянским, что зная уже о том, что этот тип не пригоден для этой работы, для такой работы, как наша работа в Ленинской Школе, - я не настаивала на том, чтобы его сменили, я не настаивала на том, чтобы партийная организация поставила вопрос о нем; может быть тогда не о партийности, может быть мы вместе не дошли бы до того, что он враг, но во всяком случае столько у меня лично было материалов, что он не мог бы оставаться в Школе.
Я не хочу этим сказать, что я скрывала какие то явные его контрреволюционные взгляды или тенденции. Нет, этого не было, но небольшевистская натура, подлая, мелкобуржуазная и тогда мне была совершенно ясна.
И что же. Нами руководил Коминтерн. По всем вопросам Школы я имела доступ не только в Коминтерн но и в ЦК, но нигде не поставила вопрос, нигде.
Следовательно, преступление мое, как большевика, как члена пар­тии какое. Я к массам по этим вопросам не шла. И к руководству не несла всего, что было. С полнотой вопрос осветить, чтобы настаивать на рассмотрении вопроса, вытащить его туда, со всеми его гадкими , мерзкими, низьменными потрохами. Не делала я этого. И благодаря этому он оставался так долго в Школе, он оставался так долго на работе, мы потеряли благодаря этому в деле воспитания кадров товарищей!
Больше того. Когда встал для меня вопрос о том, может ли он оставаться в Школе, я для себя решила вопрос: ни в коем случае в школе не может оставаться, - я опять таки не дошла до вывода партийно-политического. Я делячески поставила вопрос, что этот тип не может быть в Школе, что он не справится с этой задачей, что он не справится с этой работой, мешает, является тормозом.
Больше, товарищи, я должна была видеть, что этот тип не достоин быть в рядах партии. А что я делала, для того, чтобы разоблачить его перед партией, перед партийной организацией. Я не только ничего не делала, а я в районный Комитет партии /я об этом уже говорила/, пришла, когда решали его вопрос о партийности, - с каким предложением, оставить его в рядах партии...
Этим самым я еце раз дала доказательство того, что я не способна была поднять весь этот вопрос на такую принципиальную высоту, которая требовалась от меня, как от опытного, старого члена партии.
Да, с такой задачей, как вооружение кадров, воспитание кадров, вооружение их марксистско-ленинской-сталинской теорией, вооружение их по овладению большевизмом, - он не способен справиться, а в рядах партии он оставаться может.

Мануильский: - А врага вы в нем чувствовали или нет?

Кирсанова: - Нет, врага в нем я не чувствовала ни на одну минуту.

Мануильский: А чужого человека чувствовали?

Кирсанова: - Чужака - да, чужака, отвратительного нашим принципам, нашей, я бы сказала, оснастке. Ведь идеологически он у нас знаете, как выдвигался. Все почистит, нас всех поправит, резолюцию отточит. Он резолюцию как построит. Он еще придет ко мне, гад, и скажет: здесь недостаточно подчеркнута роль тов. Сталина. Не чувствовала я в нем врага. Я думала так: сверхушки человек хватает, политически вопросы остро ставит. Есть такие типы людей. Но я не думала ни одну минуту, не чувствовала , что это враг.
Товарищи, и вот на Районном Комитете вопрос был решен об исключении его из партии. Я вышла оттуда, с заседания Районного комитета партии и тут на меня нашло, можно сказать, просветление, что вот кого я защищала.
Товарищи, я уже говорила нашему партийному собранию, что я защищала этого гада не только перед Районной Комитетом по вопросу о его партийности. Я товарищу Ежову, Николаю Ивановичу, передала все документы, которые он мне принес: его прекрасные характеристики, какие-то ему благодарности и т.д. Пускай бы он сам нес, если он хотел маскироваться этим. Я об этом говорила перед партийным собранием, что я все эти его характеристики передала Н.И. Ежову Я. только передала. Но этот факт передачи, - что он означал на нашем большевистском языке, на партийном языке. Конечно, помощь ему, конечно, защиту, что ошибаетесь, может быть исключая его из партии, ошибаетесь, посмотрите на эти его прекрасные характеристики. Он никогда после 1923 года не колебался, все документы и благодарности ему говорят об этом.
Что это такое. Мое преступление против партии - оно велико и в этом. Велико оно и в том, что я в непосредственно руководящий орган нами, в Районный Комитет пошла с его защитой и я передала в вышестоящие органы эти документы.
Для чего это требовалось. Конечно, с моей стороны, это была все та же линия - поставить вопрос о непригодности его для работы на одном участке и в то же самое время дать ему возможность оставаться в рядах большевистской партии.
И здесь тов. Титкин совершенно прав, когда он говорит: вот такой деляческий подход у меня был это был деляческий подход и неспособность по большевистски ставить вопрос.
И врагу удалось еще много месяцев оставаться в рядах партии, еще много месяцев вредить, еще много месяцев прикрываться, маскироватьоя, благодаря тому, что я здесь играла такую роль. Разве эти характеристики, переданные товарищу Ежову, разве они не играли роли торможения в деле раскрытия его, немедленного раскрытия. Конечно, играли. Как только он был арестован, я увидела это. Я видела. Я на первом же собрании заявила об этом, что я играла эту роль торможения, что мое преступление против партии заключалось именно в том, вместо того, чтобы все, что уже выяснилось тогда, что было уже в моих руках в качестве материала о Серебрянском, как о совершенно недостойным быть в рядах боевой партии большевиков, партии Ленина-Сталина, - я еще какие то характеристики носила для того, чтобы тормозить.
Я ведь знаю, как у нас тщательно разбираются в каждом факте, в каждом проступке, чтобы не ударить зря, чтобы досконально выяснить вопрос.
Конечно, когда я принесла Николаю Ивановичу эти характеристики, ясно, что он должен был задуматься над ними.

Вопрос: О том, что вы считаете его чужаком, вы говорили Николаю Ивановичу?

Кирсанова: - Нет не говорила. Я передала ему только, но я сказала, что у меня перед этим уже было достаточно материала, чтобы поставить о нем вопрос, как о чужаке перед руководством Коминтерна.
По всем вопросам Школы мы могли идти в ЦК, у нас руководящая инстанция - Коминтерн, но я ничего не делала для того, чтобы поставить вопрос таким образом.
И вот эта передача, только передача, но она играла, конечно, роль торможения. Я не знаю, что в то время уже было о нем известно, но во всяком случае, передача эта привела к тому, что его, этого типа, еще начали рассматривать, еще начали изучать, - это для меня
совершенно ясно. И я тогда говорила об этой роли, преступной роли, какую я сыграла в этом деле.

Продолжение следует
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Пн Май 23, 2011 8:15 am

http://labas.livejournal.com/907727.html#cutid1
Игорь Петров (labas) @ 2011-05-21 17:03:00
Метки данной записи: коминтерн, ссср
партсобрание (2)

Кирсанова: Теперь вопрос о Чугунове: Это еще более тяжкое преступление. Почему еще более тяжкое. Потому что последний сигнал, который до меня дошел, этот последний сигнал требовал от меня немедленного разрыва с этим гадом, во-первых, во-вторых, - немедленного анализа всего того, что мне было известно о нем, немедленного, чтобы сказать: вот стоит вопрос об этом типе, стоит вопрос таким образом, что он получил выговор о предупреждением.
Не случайно мне известно о том, как он был настроен по отношения к руководству киткомпартии в Коминтерне, как он был настроен придти и об этом рассказать, что он прямо органически не мог слышать имени представителя партии , что нужно искать тут, что не является ли эта ненависть, эта злоба, не является ли она злобой врага, что не может не враг так относиться.
А я занималась только уговорами, уговорами занималась о том, что это отношение преступное, но не доходила дальше того, что я это квалифицировала, как пережитки мелко-буржуазной интеллигенщины, мелко-буржуазной идеологии, мелкобуржуазности, только на этом останавливалась и все.
Если посмотреть все мои разговоры по этому поводу, - я всегда говорила, что здесь преобладает эта безобразная мелко-буржуазная интеллигенщина, что нужно с ней бороться, занималась уговорами и ставила точку; ставила точку для себя, для своих взаимоотношений, с этим мирилась, мирилась совершенно преступно.
Товарищи, я должна здесь сказать о том, что я ни на минуту после разбора дела в Политсекретариате ИККИ, я ни на одну минуту больше не поддерживала никогда, ни в одном вопросе этого гада, его взглядов каких-нибудь антипартийных, - никогда.
И я больше даже скажу, мне не были известны эти взгляды, мне было известно что. Я следила за китайскими газетами на Дальнем Востоке. Я занималась китайским языком, я уже начала сама читать и я иногда со словарей прочитывала целые страницы. Я китайский язык изучала для того, чтобы быть полезной партии в случае нужды с моим прошлым боевым и партийным опытом мне казалось, что я пригожусь на Востоке может быть больше, чем на Западе...
Товарищи, я вам скажу следующее: мое преступление против партии тем более велико, что я видела гадкую, мерзкую, тогда, как мне казалось непартийную позицию этого типа, но я тогда полагала, что не он виноват, что он просмотрел.
Я считаю нужным это сказать здесь, товарищи, не в оправдание своего преступления, а только для того, чтобы снять с меня обвинение в том, что я боролась против киткомпартии, против ее руководства. Не боролась никогда. Кроме уважения к ЦК киткомпартии, кроме иногда, самого большого восхищения политического китайской коммунистической партией, никогда больше у меня ничего не было.
Вот я позволю себе товарищи, прочитать одно из моих писем к этому гаду. Вы мне разрешите это сделать, чтобы вы видели, что я никогда не боролась против киткомпартии, против руководства, а наоборот, я видела мерзкие факты в этой галете, но не реагировала на это. В этом мое преступление.
Вот мое письмо к этому гаду, что мне не нравится, политически не нравится, как партийцу не нравится, весь тон его статьи в газете, а именно, статья и постановка самой газеты. Я пишу: "в твоих статьях в "Рабочем Пути" царствует какой-то беспартийный дух. Нельзя же так. Китайская коммунистическая партия является одной из лучших героических партий Коминтерна. Она имеет за собой Красную армию, отражающую 6-ой поход... А у тебя в газете допускается такие вещи о представителе партии Китая / речь идет о тов. Ван-Мине/" ...
Я очень извиняюсь, что я вас задерживаю, но я хочу отвести от себя обвинение в том, что я боролась против китайской коммунистической партии вместе с врагом. Извиняюсь, я сама осуждала тех, кто плачет в такой момент .....

Вопрос: К какому году относится это письмо?

Кирсанова: - К 1933 г. "Об этом говорит пленум ИККИ, а у тебя в газете допускаются такие вещи, что о представителе партии Китая на похоронах тов. Катаямы, где то в углу написано мелкими буквами и даже без слова "товарищ"
Я сама разобрала это, сама разобралась со словарем китайским в руках, поняла всю преступность этого...
Товарищи, я видела это. Я видела, что газета потом начала исправляться. Но разве для меня не ясно, что это моя слепота по отношению к нему только помогла ему, помогла ему тем, что я ему пишу подобные письма и он, конечно, старается поправить свою газету. Для чего. Для того, чтобы замаскироваться. Ведь это же теперь факт. Если этот гад разоблачен, как враг, как шпион, ведь ясно, что он учитывал эту мою переписку. - Ага, Кирсанова видит такие вещи, за которые меня по головке не погладят. Я могу быть разоблаченным раньше, чем это мне желательно. Поэтому, давай использую это письмо Кирсановой. Для чего. Для того чтобы газету улучшать. Газета улучшалась. К я ему в этом деле содействовала., в деле улучшения газеты.
Что это означало. Это означало, что я помогала ему маскироваться. Ведь тов. Сталин говорил, что враг, для того, чтобы скрыться, должен хорошо работать, иначе он будет разоблачен. Он не должен дать ни малейшей зацепочки к себе. И что же. Ну допустим, что эти письма относятся к 1933 г. Но ведь я же не прекращала с иль переписку. Переписку я прекратила только после этого последнего заседания комиссии, куда я пришла опять в качестве защитника его. В комиссии был председателем тов. Мануильский или тов. Москвин, я не помню. Комиссия, которая в Коминтерне создана для того, чтобы не пропустить ни
одного врага в большевистскую партию, выскрести оттуда все, не пропустить. Я говорю это почему, потому что стоял вопрос о том, давать ему партийный билет или не давать. Я пришла в эту комиссию, чтобы защищать этого негодяя, врага, защищать тем, что вот мне известно его все время активная борьба, мне известна его активная позиция.
Товарищи, мое преступление тем более велико, что я 2 1/2 года не вижу этого гада, совсем не вижу. 2 с лишним года я его не вижу, и я все таки иду туда, в политический орган, чтобы защищать, что мне известна его принципиальная позиция, что он на дальнем Востоке разоблачает троцкистов.
Тов. Титкин здесь говорил о статьях, что я какие то статьи от него получала. Я получила, например его статьи, разоблачающие троцкистов. Я их принимала эа чистую монету. По его предложениям исключались из партии троцкисты. По его предложениям вынесен был выговор краевой газете "Тос", его возмущения троцкистскими вылазками по вопросу о Кантонской Коммуне. Никто не разоблачал этих троцкистских вылазок, а он разоблачал.
И что же, я все это принимаю за чистую монету. Борется активно против троцкизма, борется активно за линию партии, ему дорога партия, Ясно, что это было с его стороны прикрытием, а я принимала за чистую монету. И несла это и говорила: вот его актив в большевистской партии, вот его актив в борьбе за линию партии.
Между прочим, должна сказать, что действительно, когда я подала заявление в партийный комитет, я просмотрела весь свой архив, весь этот мусор, о котором я теперь иначе не думаю. Я все сюда принесла. Я говорю товарищу Волкову и тов. Титкину: вот давайте, разберите это дело, смотрите. Действительно, целый чемодан я принесла...
Товарищи спросят, как же это мои собственные письма оказались у меня. Эти письма оказались у меня таким образом, что он был вызван сюда 2 1/2 года тому назад для отправки его на какую то другую работу, в какую то другую страну. И он приехал со всем этим архивом сюда. Я предлагала этот архив посмотреть. И вот там все эти мои письма оказались. Таким образом они оказались теперь в моих руках. Конечно, это не за весь период, это за тот момент, когда он приезжал и привез сюда весь этот хлам.
Но, товарищи, обвинение меня в том, как это сказано: связь с врагами, - понимать это в том смысле, что я с врагами была связана хотя бы в какой нибудь мере, потворствуя их не только работе, но намекам на антипартийные контрреволюционные взгляды, - этого не было. Это я могу доказать. Этого никогда не было. Наоборот, непримиримость ко всяким антипартийным взглядам, для того, чтобы бороться, для того,чтобы вынести это на суд руководства. Я думала так: ну, напишу заметку, напишу указание, - исправятся. Газета выправляется, а я не вижу, что газета выправляется именно для маскировки, подлой работы, преступной работы.
Что касается моей работы в Школе, - конечно, критика глубокая, острая, правильная критика. Но, товарищи, все-таки в работе в Школе была и такая доля работы, которая говорит о том, что мы держались весь коллектив, все время на таких партийных позициях, о которых каждому из воспитываемых нами было видно, какие требований нужно предъявлять к каждому члену партии.
Я не хочу говорить о том, что было и положительного в моей работе, потому что это положительное в свете всех этих преступлений, меркнет. Но я прошу об одном: вынести осуждение, сказать свое слово, но оставить меня в рядах партии, для того, чтобы я могла доказать, именно в рядах партии, что я научилась под руководством партии бороться с врагами. Ведь все это очищение, - в значительной мере ведь я принимала участие в этом, инициативу проявляла в этом. Во многих, многих случаях я проявляла инициативу. Значит способности эти у меня есть, заложены они были. Они теперь развились, это я вижу.

Вопросы:
- Какая была связь товарища Кирсановой о Рааумовым, с врагом народа?

Тов. Кириакиди: - Вы сказали, что вы чувствовали в Серебрянском чужака, а как же чужак может оставаться в рядах партии.
Чей объясняется, что в связи с обсуждением февральско-мартовского пленума ЦК партии и критикой ошибок нашей парторганизации в том числе к тов. Кирсановой, вы совершенно не сказали нам о том, что вы ходили в НКВД к тов. Ежову с представлением документов о положительной работе Серебрянского.

Ланде: - У меня вопрос относительно устранения из Школы тов. Фадеевой. За что она была уволена?

Иванова: - Я доводила до сведения секретаря парткома и членов парткома об устройстве тов. Кирсановой в Ин-т иностранных языков двух жен командиров нашей подшефной батареи краснофлотской, причем они оказались личностями враждебными, бывшие жены белых офицеров и даже больше, я точно не знаю. Я не знаю, как партком разбирал это дело и в чем суть. Но тов. Кирсанова и наш Отдел Кадров очень настаивали на том, чтобы отобрать из этого учебного заведения анкеты и рекомендации, данные туда этим лицам. Оттуда их не получили. Как это дело было разобрано дальше?
- По чьей рекомендация поступил сюда вахтером враг народа Медников?
- Кроме того, что т. Кирсанова была связана с Серебрянским, не имела ли она связи с другими троцкистами, и если имела связь с ними, то почему?
- Тов. Кирсанова говорила о том, что было окружение у Чугунова какое-то, люди, которых она характеризовала, как интриганов. Кто были эти интриганы, не были ли это соратники Чугунова?

Соловьева: У меня вопрос тов. Титкину. Были ли сигналы со стороны парткома в Коминтерн и в Райком о связи Кирсановой с врагами народа и вообще какая связь парткома с Коминтерном и бывал ли на беседах тов. Титкин как секретарь парткома о работе в Школе?
- Тов. Кирсанова известно ли вам, что до сих пор в школе есть переводная литература на испанский язык, как известно сделанная явно враждебными элементами?
- Тов. Кирсанова одно время заявляла партийному комитету о том, что у нее кто-то из родственников оказался врагом народа. Какие родственники еще имеются у тов. Кирсановой, есть ли братья и что они делает?
Второй вопрос: положение мужа дочери?
Третий вопрос: есть ли у тов. Кирсановой еще дети и был ли еще муж. Если был, что он делает сейчас и где находится?
- На одном из собраний выступал наш комендант и говорил, что в момент разбора дела Серебрянского вы ходили к нему с цветами, когда уже был вопрос решен и ему дали строгий выговор с предупреждением?

Кирсанова: Относительно моих связей с Разумовым. Разумова я знала только как секретаря татарского Обкома и только с этого момента. Раньше я его никогда нигде не встречала. Знала по партийным материалам, но никогда личной связи я с ним не имела. Конкретно, встретилась я с ним впервые во время съезда колхозников в Татарии, куда я ездила по согласованию с ЦК партии с нашей делегацией. ...
Рааумова я видела в президиуме и больше не видела. С Раэумовым я была связана по нашей практической работе. Утвержденный маршрут по Татарии, утвержденный ЦК, для практики, я проводила через Разумова. И при Разумове и после Разумова наша делегация всегда ездила в Татарию. Когда Разумов переехал в Восточно-сибирский край, и туда наша делегация ездила на объединенный съезд, не помню хорошо, - на такой широкий съеэд культурников, фельдшеров, врачей и т.д. Эта делегация была послана о санкции ЦК, но во время поездки этой делегации Разумов показал себя в смысле бытовом; отвратительным типом и я об этом заявила в ЦК партии и в Коминтерн, в связи с тем, что одна из товарищей этой делегации ухе хотела остаться в Восточной Сибири в качестве жены этого Разумова... Другой никакой связи с Разумовым у меня никогда не было. Видела я его в последний раз в торжественной обстановке в Кремле, поздоровались и больше ничего, даже не разговаривали ни одной минуты, потому что его отвратительное поведение с нашим товарищем из делегации ... словом я видела в нем нечистоплотного человека.
Тов. Кириакиди спрашивает относительно Серебрянского, что если он был чужаком, то как же он мог быть в партии. Он был чужаком в том смысле, что он не соответствует всем требованиям большевистской партии. Я видела в нем чужака, но считала, что его можно довоспитать.
Тов. Ежову характеристики я передала. Что, это было против всей парторганизации. Нет, это не было так. Это было до решения в Районном Комитете партии. Это было до исключения.

Залман: До какого исключения, до второго или до первого?

Кирсанова: До какого второго исключени?

Залман: До ареста.

Кирсанова: До исключения, одновременно с решением Райкома и тов. Ежову я передала.

Залман: Какую роль вы сыграли после того, как он первый раз был исключен и потом был восстановлен? Эти документы сыграли роль в восстановлении .

Кирсанова: Товарищи, во-первых точно, что это было одновременно, и в Районный Комитет я шла и передавала, отнесла в Секретариат и больше ничего, передала и ни слова не сказала. Я не оправдываю себя и не защищаюсь этим. Одновременно это было.
Какую роль я сыграла в его восстановлении. Это восстановление меня ошеломило, также, как и всех остальных. Мы пошли на партийное собрание, чтобы сказать о том, что исключен этот самый тип. Мы все шли на партийное собрание с Гоголевского 14 на Волхонку. И в это время мне позвонили. Мне даже Серебрянский позвонил о том, что он восстановлен в партии, что ему об этом сообщил сейчас по телефону секретарь тов. Дризула. Пользуясь вертушкой я позвонила тов. Дризулу, насколько это достоверно. Он говорит: достоверно. Чем же мы будем руководствоваться на партийном собрании сегодня, я его спросила. Тов. Дризул сказал, руководствуйтесь нашим решением. Я, придя на партийное собрание, предложила немедленно же отправиться в Районный Комитет партии тов. Залман и поручила ей это проверить непосредственно там. Я была в таком же недоумении, почему он восстановлен. Никакой абсолютно роли в этом деле не играла. Больше, товарищи, я скажу вам, что в то время, когда он был восстановлен, в это время для меня была ухе совершенно ясна его физиономия и я принимала участие в резолюции, которая его характеризовала. Больше того, я его сняла из Школы по политическим мотивам, несмотря на его восстановление, причем мне было сказано, что можно подождать с его снятием.
За что я сняла с работы тов. Фадееву. Ее сняли по несоответствию для партийно-воспитательной, большевистской работы. И одним из моментов было .то, что она работала в органах Колчака и об этом не со всей ясностью сказала, не со всей ясностью об этом заявила в нашей организации, в наших анкетах. Вот что послужило поводом.
Вопрос тов. Ивановой, этот вопрос и парткому и мне. Как партком реагировал. Комиссар подшефной части нашей на Черном море и командир той же части обратились ко мне о просьбой содействовать их женам устроиться в Институт иностранных языков для изучения иностранного языка. Я им обещала оказать это содействие, но потребовала, чтобы мне прислали не личную рекомендацию /хотя он и комиссар и командир/, но чтобы рекомендацию мне дала партийная организация. Такую рекомендацию партийные организации прислали. Но вместе с тем, почти одновременно я получила письмо о том, что одна из рекомендуемых скрывает свое прошлое, что она дочь генерала. Я тотчас же задержала этот вопрос и тотчас же сообщала об этом в партийную подшефную организацию... По этим нашим данным, по моему заявлению дело дошло до конца об этой жене комиссара. Она оказалась действительно дочерью генерала. Почему. Вчера получено письмо, где тов. Карандин сообщает, что все полностью подтвердилось по отношению этой особы. Когда тов. Волков ездил в подшефную часть, он выяснил, что партийная организация не давала характеристики, а эту характеристику составил тот же комиссар и дал ее подписать парторгу.
Кто подозревался мною, как интриганы в газете. Там были люди, исключенные из партии, исключенные во время чистки из Китайского Института. Там были люди, связанные с таким типом, как Замков, которого я лично разоблачила во время чистки, который является перебежчиком через границу. Об этом я сообщала неоднократно. Вот кого я имела в виду.

Вопрос: А эти люди писали в газету?

Кирсанова: Этого я не могу сказать, возможно что писали, возможно -не писали. Я же не знаю авторов, кто они и что они. Абсолютно не могу ответить на этот вопрос. Кто писал не знаю.
Относительно переводов на испанском секторе - не знаю. Какой перевод, на какой язык.

Голос с места: С русского языка, с Ленинских трудов на испанский язык.

Кирсанова: Нет, не знаю.

Голос с места: Клавдия Ивановна не знает конкретно тех материалов, которые мы за последнее время обнаружили.

Кирсанова: Кто у меня арестован из родственников, муж моей сестры, с которым я ни виделась с 1918 года. В 1918 г. я работала на Урале, он был там техническим директором большого завода и во время колчаковщины он оставался там, как сторожил. Мою сестру, его жену пороли за то, что я действовала в армии, была на фронте. Ни с сестрой, ни с ним я даже родственных связей не поддерживала. и сообщила об этом в партийный комитет, когда мне стало известно о том, что он арестован.
Вместе с этим типом арестована и его дочь. Эта дочь его жила у меня по моему в 1920 г. маленькой, приблизительно 8-ми летней девочкой. Каким образом. Я оставалась на фронте, а моях детей взяли сюда в Москву и эту девочку взяли сюда в Москву и она жила в моей семье.
Она жила у меня пока кончился фронт в 1921 или в 1922 г. Никакой связи как с ее отцом, так и с матерью абсолютно в дальнейшем не поддерживала. Она уехала туда к ним и жила с ними.
Был ли у меня другой муж, кроме тов. Ярославского и были ли дети от этого мужа. Был другой муж. Это было в Якутской ссылке. Была дочь от этого мужа. Что с этим мужем. Я не знаю, что с этим мужем. Почему я не знаю. Потому, что во время февральской революции я с ним разошлась, потому что он был меньшевиком, возглавлявшим околобольшевистскую группу. Я с ним разошлась именно на этой политической основе особенно после того, когда мы оказались в Иркутске на большом митинге, где он выступил самым подлейшим образом против нашей большевистской позиции. Я до этого с ним разошлась, я еще колебалась, я еще думала, что может быть я с ним буду поддерживать эту связь, но это его выступление решило окончательно вопрос, что ни в коем случае. И тут же после собрания, после того, как он выступал против большевиков, когда он подошел ко мне с каким то вопросом, я ему заявила, что сегодня даже моя рука последний раз была протянута ему, когда мы с ним вышли из вагона. С этого момента я с ним разошлась. Встретилась я с ним за все время один только раз, когда он явился неожиданно ко мне после фронта, чтобы я отдала ему девочку, дочь. Я ему в этом отказала, ушла из комнаты,и разговор этим кончился. Я его больше не видела. От одного из товарищей я слыхала /это было год тому назад/, что он работает в его ведомстве, где то в Наркомтяжпроме, но рассказывая об этом,сказал: так и остался гнилым меньшевиком. Больше ничего не знаю. Знаю еще о том, что его арестовывали при советское власти, не знаю в каком году, может быть в 1919 или в 1920, но поручился тогда за него ответственный товарищ и он был освобожден я после этого у них работает где-то.
Относительно дочери и арестованного зятя, мужа моей сестры, нужно сказать, что муж этой дочери тот самый Рыбин, о котором говорил тов. Хрущев, арестованный Рыбин. Этого Рыбина я видела в своей жизнь только один раз. Я его увидела в Севастополе, когда я делала там доклад на активе. Он отдыхал, подошел ко мне после доклада на активе, представился, - что вот я - муж этой Сони, и больше никаких разговоров я с ним не вела. И даже там, на активе я с ним больше не разговаривала. Только поздоровались и разошлись. Второй раз я его встретила здесь на московском активе, в прошлом году. Тут уже даже не разговаривали, а так просто поклонами обменялись.
Относительно братьев, есть ли у меня братья. Братьев у меня нет Один мой брат погиб летчиком во время империалистической войны. Правда, он тогда ушел добровольцем на фронт. Он был студентом технологического института. Я его не видела с малых лет. Он был совсем малышом, когда я попала в тюрьму, на каторгу и ссылку и все эти годы мы были разлучены. Он погиб и я так его я не видела, взрослым я его вообще не видела..Другой мой брат погиб в 1919 или в 1920 году на гражданском фронте в Красной Армии, погиб командиром отряда. Я с ним тоже не успела встретиться. Я была на восточном фронте, а он был где-то на западном фронте. Встретились с ним всего один раз, когда он ехал на фронт и только. И больше я о нем ничего не знаю.
Относительно мужа моей дочери. О его партийной судьбе я не знаю. Дело его разбиралось по моему 5 дня тому назад в КПК. Ничего не могу оказать сейчас по этому вопросу.

Вопрос: За что разбиралось дело, в чем он обвиняется?

Кирсанова: Он проходил обмен партийных документов. Его фамилия Розенберг. Это тот, что был в Испании. Он оттуда был отозван, получил новое назначение, потом дело стояло об обмене партийных документов. Как решился вопрос, - я об этом сказать сейчас ничего не могу. Знаю от товарищей о той, что вопрос стоял о вступлении его в партию. От товарищей из КПК слыхала, что вопрос должен ставиться о вступлении его в партию. Когда он вступил в партию, где и т.д. Идет проверка партийных документов. Каким образом он попал в СССР, в этом духе.

Вопрос: Партийные документы выдали?

Кирсанова: У него партийные документы старые. Идет обмен партийных документов.
Относительно Медникова, - кто его принял сюда по моей рекомендации. Я его приняла без всякой рекомендации. Рекомендацией для меня служило одно обстоятельство, о котором я здесь говорить не могу, и о котором я могу сообщить или председателю собранию, или секретарю парткома или тов. Мануильскому. Приняла я и я же отсюда уволила и я же его передала в органы НКВД сама...
Теперь, относительно того, почему я в НКВД передала эти характеристики Серебрянского. Я тогда передала эти характеристику тов. Ежову, как секретарю ЦК.
Вопрос с цветами Серебрянскому. Возможно, что я ходила туда с цветами, Такого случая я не помню. Возможно, потому что я была у Серебрянокого во время болезни несколько раз и заезжала с дачи. Возможно, что была с цветами. Один раз мы сидели с Серебрянским тогда не очень долго над подготовкой материалов. Я этого даже не скрывала, что я ходила к нему на квартиру не один раз, чтобы взять у него материалы и взять у него записки. И до сих пор у него были записки по нашим программам.

Титкин: Как реагировал партком на то заявление, которое сделала тов. Кирсанова в связи с разоблачением Чугунова. Я уже в докладе говорил, что партком дал оценку, что это было политическое ротозейство со стороны тов. Кирсановой и грубейшая потеря партийной бдительности. Я со всей большевистской решительностью этот вопрос не поставил, не сделал партийных выводов, не просмотрел все прошлые ошибки в свете новых фактов.

Мануильский: Я должен здесь добавить то, что не сказал тов. Титкин. Товарищи из партийного комитета отправились в кадровый отдел ИККИ и говорили с представителем кадрового отдела, который передал товарищам таким образом, что было согласовано с руководством ИККИ: необходимо поставить вопрос на партийном комитете, эту связь раскритиковать, но организационных выводов в смысле снятия никаких не делать -Партийный комитет понял таким образом, что вообще видимо, никаких организационных выводов в отношении Кирсановой не делать. Для того, чтобы была ясность с самого начала, я должен сказать, что Секретариат ИККИ запоздал со снятием тов. Кирсановой., но в дебатах которые мы развернем, мы это скажем.

Титкин: Второй вопрос - в отношении жены комиссара батареи. Был послан тов. Волков, который вопрос не выяснил. Тов. Кирсанова рассказала тот вопрос. Я считаю, что тов. Кирсанова по этому вопросу выступала тоже не по партийному, т.е. не зная этого человека, только по рекомендации командира батареи, сразу ходатайствовала о поступлении в учебное заведение . Теперь в особенности нужно относиться более бдительно к этому вопросу...
В отношении тов. Фадеевой. Я считаю, что тут ошибка парткома состояла в том, что мы к заявлению тов. Фадеевой подошли не по партийному. Хотя эти факты, которые сообщает тов. Фадеева нам известны, но делать из этого выводы у нас не было никаких оснований. В этом состояла основная, ошибка партийного комитета в отношении Фадеевой. Отсюда ясно, что мы этот вопрос по существу свели к тому, что была ошибка тов. Фадеевой и смазали другую сторону. То, что я делал вывод о серьезнейших партийных преступлениях тов. Кирсановой.

Председатель: На этом мы заседание закончим, завтра соберемся ровно в 5 часов.

Продолжение следует
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Пн Май 23, 2011 8:23 am

http://labas.livejournal.com/908248.html
Игорь Петров (labas) @ 2011-05-22 15:56:00
Метки данной записи: коминтерн, ссср
партсобрание (3)
То, что удалось выяснить об участниках прений (за любую доп. информацию буду признателен):
Якопо - Джузеппе Берти (1901-1979) — член Итальянской компартии с 1921 г. 1926-1930 гг. находился в тюрьме и в ссылке. 1930- 1931 гг. — представитель ИКП при ИККИ. 1931-1934 гг. — член ЦК, Политбюро и Секретариата ЦК ИКП в Париже. 1934-1940 гг. — член узкого руководства ИКП. В 1940 г. выехал в США для работы среди итальянской эмиграции... Избирался в парламент Италии в 1948 и в 1953 гг
Ольднер - по всей видимости, чехословацко-венгерский коммунист Геза Гольдхаммер (Кашшаи) (1894-1961).
Владимиров - будущий глава компартии Болгарии Вылко Червенков (1900-1980), в 1954-м уступил пост Живкову. Червенков возглавлял МЛШ в короткий период между увольнением Кирсановой и окончательным роспуском.
Кириакиди Павел Саввич. В сети находится упоминание, что Павел Саввич Кириакиди был в 1939 году директором московской школы № 593.
Дашевский - в картотеке Коминтерна три Дашевских. Судя по отсылке к китайскому сектору, наиболее вероятно, что это Фу Цинхуа (псевдоним: Яков Михайлович Дашевский) (1904-1970), китайский коммунист, приехавший в Москву в 1925 г. и остававшийся в ней до 1953-го, работая в университете народов Востока, генштабе РККА, ИККИ и Международной Ленинской Школе (биографию указал buchwurm)
Белкин - В картотеке Коминтерна три Белкиных. Наиболее подходящим кажется Иосиф Давидович Белкин (1894-1955), вот его некролог из "Вопросов истории":
... после продолжительной болезни на 61-м году жизни скончался профессор Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, доктор исторических наук Иосиф Давидович Белкин, крупный специалист по истории французского рабочего движения. И. Д. Белкин прошел большой жизненный путь революционера, советского деятеля, ученого. Будучи солдатом царской армии в первую мировую войну, он вошел молодым человеком в революционное движение, в феврале 1918 г. вступил в ряды КПСС... был бойцом и политработником Красной Армии в годы гражданской войны на Украине. С 1921 по 1932 г. И. Д. Белкин работал на ответственных постах в органах ВЧК-ОГПУ... В 1932 - 1935 т. И. Д. Белкин учился в Институте красной профессуры истории, по окончании которого посвятил себя научной и преподавательской деятельности в Московском институте истории и философии, в Международной ленинской школе.
Ланда - В картотеке три женщины с такой фамилией. Вероятно, Ланда Роза Георгиевна, никакой информации о ней я не нашел.
Залман Анна Яковлевна. В книге "Владимирская областная организация КПСС, 1892-1984 годы" упоминается ее другая фамилия Кулькова, с помощью которой находится постановление от 1978 г.:
За заслуги в борьбе за становление и упрочение Советской власти, активную общественную деятельность и в связи с восьмидесятилетием со дня рождения наградить тов. Кулькову Анну Яковлевну орденом Октябрьской Революции. Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. БРЕЖНЕВ.
Сун Шен ? - среди сотен Сунов в коминтерновской картотеке наиболее близкие по звучанию Сунь Жень и Сунь Шань.
Генрихсон Григорий Михайлович. Кроме ФИО информации я не нашел.
Титкин Иван Фролович, в 1922 г. политрук 264 стр. полка, награжден орденом Боевого Красного Знамени. Находится диссертация 1951 г. на соискание звания кандидата ист.наук "Партия большевиков - вдохновитель и организатор разгрома Деникина", кроме того указан в авторском коллективе 4 тома "Истории гражданской войны в СССР" (1957).
Ивановых, Петровых, Фадеевых и Никитиных в картотеке слишком много, чтобы можно было идентифицировать участников собрания.
--------------------------------------------------------------------------------
Якопо: Я слушал вчера внимательно выступление тов.Кирсановой и что меня больше всего поразило,это то,что ее речь была лишена политической основы. Она нам представила свои связи о врагами так, как будто-бы они ее обманывала и она не была их сообщницей. По ее словам выходит так,что она защищала Серебрянского упорно и до последней минуты, хотя она и чувствовала,что Серебрянский был чужой человек.Для меня совершенно не понятно, если она это действительно чувствовала,что Серебрянокий был враждебный элемент или предположим чужой человек,почему она его так долго держала на ответственном участке работы и почему она его защищала. Очевидно Серебрянокий вредил особенно по политической, по учебной линии и его враждебную линию должны были заметить люди,которые действительно стояли на линии партии.
Такая же картина с последним дедом Чугунова.С Чугуновьм тоже Кирсанова была связана несколько лет,она интересовалась внутренними делами китайской компартии, это значит,что по китайскому вопросу у нее была определенная политика и связь с Чугуновым,также как и связь с Серебрянским была не только личной связью, а политической; а сейчас мы узнаем,что этот Чугунов с кем она так долго переписывалась является троцкистом и японским шпионом. Значит эти политические связи шли в определенном направлении. Но что еще характерно,это то что Кирсанова отвечала в своей речи на второе и на третье обвинение, что это относится к делу Чугунова и Серебрянского, что касается первого обвинения, что она препятствовала в проведении в жизнь линии 7-го Конгресса КИ по партийной и учебной работе в школе,то она ничего не оказала. (Кирсанова дает реплику:"Дайте конкретные факты.")
Борьба началась с 1934г.,когда тов.Мануильский приходил не наши производственные совещания в школе и там иллюстрировал директивы Коминтерна относительно нашей работы,то он встретился с большим сопротивлением со стороны Серебрянского, Будвинского и со стороны самой Кираановой. И после VII-го Конгресса не смотря на совершенно ясные указания тов. Димитрова это сопротивление продолжалось и можно привести по этому поводу ряд и ряд фактов. Это значит,что у Кирсановой была политическая линия, но эта линия не была линией партии и Коминтерна. Дело Серебрянского и Чугунова являются очень серьезными сами по себе, но если к этому добавить ее сопротивление линии партии и КИ, то выводы которые мы должны сделать будут еще более серьезными. Естественно мы можем думать,что кадры, которые привлекались в школу, они привлекались не случайно.
Серебрянский, Суница - явные троцкисты, а его представили как сумашедшего. Уразов.Секерская, Будвинский и много других, с которыми пришлось вести борьбу.И сейчас товарищи вопрос стоит в ответственности каждого из нас, что каждый из нас сделал для того,чтобы предупредить партию и КИ. Что у нас дела в Школе были далеко не благополучны и может быть даже были между нами такие, которые это чувствовали но не сказали, а может быть говорили, но не сумела доказать и достаточно не боролись.Теперь относительно нашей партийной организации - всего парткома и тов.Титкина, чувствовали ли она и лично тов.Титкин, что у нас создалось такое положение?
Ходил ли он в РК или в ЦК в говорил ли он там об этом или нет? Если нет, то его вина большая и мы не можем ставить только так вопрос как стоит в резолюции, но нужно ставить вопрос о партийной ответственности тов.Титкина. Относительно Кирсановой, безусловно резолюция парткома об ее исключении из партии правильна.

Ольднер: Выступление тов. Кирсановой на вчерашнем партсобрании абсолютно неудовлетворительно. По трем причинам. Во-первых, потому что это была оправдательная речь, а не обвинительная речь против самое себя, к чему тяжелые отягчающие факты против Кирсановой давали более, чем достаточно повода. Во-вторых, потому что она не дала политического анализа и политической квалификации своих преступлений. И в-третьих, потому что она говорила не по всем важном вопросам, вследствие которых она была снята секретариатом Коминтерна со своего поста директора.
Секретариат Коминтерна принял решение о снятия Кирсановой с поста директора ЛШ на основе трех в высшей степени серьезных констатаций: во-первых, что Кирсанова не обеспечила подготовку и политическое воспитание слушателей ЛШ в духе потребностей и линии Коминтерна и УП конгресса Коминтерна. Во-вторых, что под руководством Кирсановой ЛШ превратилась в сборное место врагов народа. И в-третьих, вследствие ее отношений со шпионом Чугуновым.
Я хочу оказать несколько слов по поводу этих трех вопросов.
По первому вопросу, т.е. что Кирсанова не обеспечила в ЛИ подготовку в духе Коминтерна... Кирсанова требует конкретных фактов. Ну, имеется очень много конкретных фактов. Статьи, письма в учебную часть. В сентябре 1935 г. например я написал в письме в учебную часть: "Производственная конференция в мае прошлого года должна была внести решительный поворот, особенно тов. Мануильский с большим ударением и очень отчетливо высказал там, прежде всего на заседании комиссии, на что должна ориентироваться вся работа в такой специальной школе, какой является ЛШ. Надо наконец после VII конгресса от дискуссий и больших или меньших улучшений перейти к делу в духе этого конгресса".
В ноябре 1935 г. были переданы в учебную часть дальнейшие "Замечания о перестройке работы". Затем вспыхнула борьба из-за "докладной записки", которую руководство Школы передало Секретариату Коминтерна. Были предложены дополнения и изменении, при этом имели место большие дискуссии, и здесь также проявился метод Кирсановой. На одном совещании школьного актива по вопросу о докладной записке против товарищей, критиковавших Кирсанову, выступил некий Турковский. Кирсанова тотчас же взяла слово, приветствовала в длинной речи Турковского, что наконец он становится активным, предложила ему отныне принимать активное участие в работе школы и т.д. На том же совещании он был немедленно предложен и избран в редакционную комиссию докладной записки. С тех пор и вообще Турковский очень активизировался. Предложение Кирсановой было не напрасным.Но этот Турковский сидит сегодня в тюрьме как враг народа...
Я хочу привести несколько примеров, чтобы показать методы и приемы работы Кирсановой:
В Секторе "Н" мы обсуждали 27 апреля 1937 г. итоги учебного года. Вов студенты очень резко критиковали преподавателя Лусенко и констатировали, что он не знает решений VII конгресса Коминтерна, что он не разбирается в вопросах единого и народного Фронта - преподаватель ленинизма! - и т.д. Я составил по этому поводу письменный доклад и дал копию Кирсановой. Что последовало после зтого? Речь идет о том же Лусенко, который был привлечен к ответственности парткомом за распространение среди студентов контрреволюционных анекдотов. Я присутствовал на этом заседании партийной комиссии и поставил между прочим вопрос: От кого Лусенко слышал эти анекдоты? Мне казалось правильным узнать источник. На мой вопрос Кирсанова подала следующую реплику: "От кого же, конечно от контрреволюционеров!" И этим вопрос был урегулирован...
Лишь несколько слов по второму вопросу, поставленному в решении Секретариата Коминтерна, т.е. что школа превратилась в сборное место врагов народа. Конечно, поскольку руководство школы имело такую установку по принципиальным вопросам Коминтерна и его секций, постольку оно опиралось на таких людей, которые были заинтересованы в том, чтобы повредить Коминтерну. При этом недостаточно сказать, что пятьдесят процентов преподавателей проявили себя как враги или в лучшем случае должны были быть исключены. Недостаточно тоже констатировать, что около двадцати обнаружили себя как враги. Надо вопрос поставить и несколько иначе. А именно так: Кто были эти люди? Какие посты занимали они в школе? Это не были какие-нибудь второстепенные люди, а это было непосредственное окружение директора на руководящих постах: Серебрянский, Суница, Сегаль, Будзянский, Рейевич и т.д., имеется длинный список.
И вопрос стоит не так, что было недостаточно сигналов. Их было более, чем достаточно. Я приведу лишь следующие примеры: Разве не было известно, что Серебрянский молчал, когда был убит наш товарищ Киров? Да, это знали. Был поставлен вопрос о пересмотре книги Серебрянского? Да, он был поставлен. Было известно, что Серебрянский рассказывает контрреволюционные анекдоты? Было известно. Или возьмем Сегаля. Факт это или нет, что как только в порядке дня стояли вопросы борьбы против троцкизма, Сегаль сейчас же заболевал? Факт это или нет, что Сегалю, в связи с борьбой против троцкизма, было поручено сделать серию докладов перед школьным активом об истории ВКП(б)? Но он каждый раз заболевал, как только наступал день доклада; и в заключение он не сделал ни одного доклада, и доклады должен был сделать вместо него тов. Титкин.
Кирсанова же не только опиралась на этих людей, но и боролась за них. И они всегда были правы, а товарищи, которые критиковали Кирсанову, были всегда неправы...
Ну, теперь несколько слов по третьему вопросу. Дружеские отношения Кирсановой с организатором шпионов Чугуновым являются конечно ее самым тяжелым преступлением. И она защищала его еще и после того, как решение партии о строгом выговоре и т.д. должны были бы явиться предостережением. Это неверно, что Кирсанова не знала, что это означает. В школе мы каждый день объясняли студентам, что такое бдительность, и Кирсанова тоже очень хорошо знала, что если она борется против тов. Ван Мина, то это есть борьба против Коминтерна и против коммунистической партии Китая...
Тов. Мануильский говорил здесь о том, что Коминтерн опоздал в деле Кирсановой. Я должен сказать по этому поводу, что отдел, с котором я работаю в Коминтерне, несет за это большую ответственность. Мы не представили в распоряжение секретариата Коминтерна своевременно достаточно материала, хотя в первую очередь это было задачей как раз нашего отдела, чтобы на этой основе секретариат мог бы своевременно, без запозданий принять меры. Надо сказать, что мы повинны в этом.
В заключение, теперь надо основательно навести порядок. Секретариат не только принял постановление, но и принял конкретные меры. Он назначил такую авторитетную комиссию, как т.т. Мануильский, Москвин и Флорин, что является гарантией того, что теперь будет наведен порядок и что Ленинская Школа превратится наконец в такую школу, какая нужна Коминтерну и его секциям.

Владимиров: Товарищи, я хочу указать прежде всего на свою ответственность во воем деле Кирсановой. Я являюсь членом парткома и заместителем секретаря Парткома.
Вы слышали вчера доклад тов.Титкина. Речь идет о том, что наша школа, благодаря покрытию врагов народа со стороны Кирсановой, была засорена чуждыми элементами, врагами народа, что наша школа оказалась гнездом этих врагов. Таково было заявление т.Мануильского на заседании партийного комитета . Это основное обвинение против руководства Школы. Я думал, что простой перечень фактов, о которых говорил т.Титкин в докладе, подтверждает это.
Где был партийный комитет? Сумел ли наш партийный комитет взвесить факты, которое изобличали Кирсанову как человека, которому больше доверять нельзя и которого надо устранить из Школы? Сумел ли наш партийный комитет поставить так дело, развернуть так критику в нашей организаций, чтобы мобилизовать всю нашу партийную организацию вот на это дело? Нет, не сумел. Это надо сказать откровенно: не сумел.
Поэтому я был неправ на заседании партийного комитета, когда я заявлял, что партийный комитет не относился примиренчески к ошибкам Кирсановой. Был глубоко неправ.
Когда я вдумался в то, что говорил т.Мануильский, я понял, что я был неправ с этим своим заявлением. Неправ я был также, когда попытался спрятаться за так называемые директивы. Речь шла о том, что будто бы была директива сверху, чтобы не ставить вопрос об оргвыводах по отношению к Кирсановой.
В чем правда? А правда в том, что партийный комитет не находился на необходимой большевистской высоте при решении вопроса о Кирсановой. Когда пришло сообщение об ее связи с Чугуновым , с этим злейшим врагом народа, партийный комитет не понял, что уже чаша переполнена и что Кирсановой больше доверять нельзя. Этого партийный комитет не понял. Для него этот вопрос не послужил действительным сигналом к тому, что партийного доверия к Кирсановой больше иметь нельзя. Я считаю, что это было нашей основной ошибкой, основной слабостью...
Если бы мы правильно оценивали прошлое ошибки Кирсановой, мы долины были бы, в связи с этим заявлением о связях с Чугуновым, пересмотреть весь вопрос в целом, с начала и до конца, начиная со снятия Кирсановой в 1931 г., с Суницы, Серебрянского, Сегаля и т.д. и поставить вопрос в целом. Мы так не поступили, это ясно. Почему?
Я для себя так это дело объясняю. Я скаку прямо, что авторитет Кирсановой для нас, для меня, - я буду говорить о себе лично, - не был уже таким, как он был раньше. Я не скрою, я относился с большим уважением к Кирсановой. За последний год этот авторитет может быть уже не был для меня таким, он был поколеблен. Но с точки зрения деловой, с точки зрения политической он не был разложен до конца. Поэтому получилась у меня половинчатость такая...
Я испытал на себе это неправильное отношение Кирсановой к людям, - этот метод задабривания, этот метод восхваления. Я сторонился, я держался в стороне, я боялся подходить так близко к Кирсановой. И она может сама подтвердить, что я очень редко ходил к ней, ибо я усматривал в этом непартийный подход. Я об этом говорил и на заседании партийного комитета и лично Кирсановой, но я не сделал как полагается: по-большевистски поставить этот вопрос ребром, не развернул, в связисо этим, как полагается, критику этого непартийного метода. А это был метод.
У нас не хватило большевистского мужества - поставить полностью вопрос о Кирсановой и это для меня лично очень большой урок. За эти три дня я очень многое понял. Я не могу не пересмотреть свое отношение к ряду вопросов. Речь идет о том, что были сигналы, об этом идет речь.
Разве правильно мы поступили... после решения партийного комитета о Кирсановой? Речь шла о защите Серебрянского со стороны Кирсановой. Неправильно поступали.
Разве мы правильно поступили, когда поставили вопрос о Фадеевой? Нет, неправильно поступили, потому что превратили вопрос в вопрос о Фадеевой, вместо того, чтобы превратить вопрос в вопрос о Кирсановой...
А Сегаль? Сегаль говорил, что Кирсанова советовала ему, как выступать во время чистки. А как мы отнеслись к этому вопросу? Сегаль гнилой элемент и барин, я не знаю, может быть он враг народа. О Сегале другой разговор. Он в ПК говорил, что Кирсанова его учила, как выступать во время чистки. Ухватились мы за это? Нет. Вот почему л должен был говорить об этом...
Кирсанова аппелирует к партийному собранию - оказать ей в последний раз доверие. Нет, товарищи, не выйдет, почему еще раз? Чтобы были новые Чугуновы? Нет. Нет.
Ведь говорили тут товарищи о том, что Кирсанова получила серьезное предупреждение в 1932 г.. Она этого предупреждения не поняла. Я могу доказать, что была тенденция свести все дело к тому, что Кнорин ее из Школы выжил. Была такая тенденция. Правильно это? Нет, глубоко не правильно.
Значит не поняла предупреждения, значит не оправдала этого высокого доверия. Тов. Мануильский говорил, что нет более высокого доверия, чем доверие партии. Это верно. Но верно и то, что Кирсанова этого доверия не оправдала и она не может получить последней возможности...
Нам надо всей партийной организации говорить, надо помочь, чтобы вскрыть этот корень до конца. Речь идет о том, чтобы очистить школу от кирсановщины. Ибо она нас тут всех заела. Об этом идет речь.

Кириакиди: Мне кажется, что то замечание, которое сделал товарищ, Якобо вначале, заслуживает особого внимания, - заявление о том, что вчерашнее выступление тов .Кирсановой было безусловно неполитическое выступление, непартийное выступление. Само выступление ни в какой степени не сводит концы с концами, а наоборот, у нее есть попытка замазать, прикрыть свои собственные преступные ошибки, и преступную работу, чтобы в какой бы то не было степени сохранить хотя бы малейшее доверие к себе, для того, чтобы оставаться в рядах нашей партии.
Я думаю, что тов.Владимиров очень остро поставил вопрос, что она это доверие потеряла. В самом деле, как это можно понять, как можно увязать концы с концами, когда она говорит, что Серебрянского, врага народа, она чувствовала, чти он - чужак, и чувствуя, что он чужак, оно идет в партийную организацию для того, чтобы отстаивать его в рядах партии...
Тов.Кирсанова, ведь трудновато бывает поверить, чтобы Кирсанова ездила к какому-нибудь из других работников, попробуйте найти другого работника, к которому тов.Кирсанова ездила домой. Однако, она находила возможным часто посещать, под видом обсуждения вопросов Школы, этого Серебрянского. Она старается его защищать вместо того, чтобы разоблачить этого врага. Разоблачение этого врага происходит помимо Кирсановой , хотя она и пытается сказать, что тут была известная доля ее участия. Какая же доля? А эта доля заключается в том, чтобы вводить в заблуждение органы НКВД, приходить к Ежову и передавать ему материалы, документы с положительной характеристикой.
Но товарищи, неужели этот Серебрянский не имел своих собственных ног и рук для того, чтобы самому доставить эти документы Ежову? И вдруг за это берется Кирсанова.
Она говорит, что она не ходатайствовала за него, а просто принесла документы с положительной оценкой. Нет, тут не выходит. Вы ввели органы Наркомвнудела в заблуждение, вы прикрывали врага перед органами НКВД и в частности перед Ежовым.
Вопрос о Чугунове. Вчера она всячески старалась как-то выгородить себя. В чем хотите обвиняйте меня, но я не согласна с тем, что я по существу боролась против линии китаиской коммунистической партии.
Тут логика у вас хромает в этом вопросе. Ведь она прекрасно знала, что Чугунов редактировал эту газету, пиша там свои статьи, направленные в результате против китайской коммунистической партии. Она всячески считала необходимым что делать? Поддерживать с ним переписку под видом партийной критики этого человека. Ведь она умела с некоторыми людьми рвать. Почему она не поставила перед собой вопрос: Чугунов проводит враждебную идеологию в этой газете. Как быть? Разоблачить его конкретно, порвать всякие отношения с ним и поставить ребром вопрос перед соответствующей организацией...
Оказывается, что благодаря именно отсутствию руководства со стороны Кирсановой, в школе имела хождение контрреволюционная идеология. В чем она заключается? Я не случайно поставил ем такой вопрос: Знает ли она о том, что есть перевод контрреволюционный по существу. Она говорит: Не знаю.
Но тов.Кирсанова, вы прекрасно помните дело Луценко. Когда мы выгоняли Луценко из партии, говорили о том, что Луценко ликвидировал Ленинизм и Историю Партии, что он давал преступную литературу, о Луценко разбирали вопрос месяц тому назад, а до сих пор ничего не сделали и эта литература до сих пор имеет хождение, несмотря не категорическое указание, что эту литературу студентам давать нельзя. А благодаря бесконтрольности получается такое положение, что эта литература имеет хождение.
Чтобы провести линию Коминтерна и нашей партии, нужно было ухватиться прежде всего за преподавательский состав и воспитывать преподавательский состав, за перестройку работы с преподавательским составом. Но это только было на словах... Значит, это есть саботаж, объективный или субъективный саботаж в духе перестройки работы Школы.

Дашевский: Товарищи, вчера тов. Кирсанова, говоря о Чугунове, изображала дело таким образом, что Чугунов- это человек, который боролся против руководства кит. компартии. Это совершенно неправильно. Факты показали, что Чугунов и его банда долгое время орудовали на дальнем Востоке. Они вместе с русскими троцкистами проводили по указанию японцев разведывательную контрреволюционную, шпионскую и вредительскую работу на Дальнем Востоке против партии, против страны социализма, в интересах фашизма. Таким образом Чугунов и его банда - это не только враги кит. компартии, китайского народа, но и враги ВКП/б/, советского народа и всего мирового, революционного движения.
Вчера я задал Кирсановой вопрос: Кроме связи с Чугуновым, этим японским шпионом, имела ли она еще связь с другими троцкистами, китайцами, врагами народа. Она на мои вопрос не ответила. Это понятно, потому что факты - упрямая вещь. Если бы она назвала факты, она пошла бы против себя.
Китайские товарищи знает много пактов о ее связи с контрреволюционными троцкистами...
Если говорили о засорении аппарата Школы, то я должен заявить, что китайский сектор был больше засорен врагами народа, нежели другие сектора. Я знав о таких сотрудниках нашего сектора, как троцкист Сенчюк, Мартов , Адуев, Позин, Хабаров, из преподавательского состава такие фамилии, как - Кразин, Кутюмов, Дурчик, Сегаль, Джонсон и др. Эти враги народа работали на нашем секторе. Ясно, что эти враги народа навредили нам очень много. Ясно, что тов.Кирсанова несет полную ответственность за это. Можно было привести несколько таких примеров.
Эти факты говорят о том, что случай с Чугуновым - не случайная ошибка. Эти факты указывает, что она пособничала врагам народа неслучайно, а закономерно. Тут фактов много...
Факты говорят о том, что тов.Кирсанова не оправдала доверия партии, поэтому я считаю, что абсолютно правильны выводы Секретариата ИККИ и орг.выводы партийного комитета, что она должна быть снята с работы в Ленинской Школе, что она не должна иметь места в партии, потому что она не проводила линию партии в жизнь, а наоборот, пособничая врагам народа, она шла против линии партии по существу, хотя формально считалась членом партии...
Товарищи, я думаю, что действительно перед нашей партийной организацией стоит большая задача, о которой говорил в частности тов.Владимиров. А именно - очистить нашу Школу от тех врагов, которые тов.Кирсанова насаждала в Школе. Без этого наш организм не будет здоровым. Для того, чтобы наша Школа могла выполнить свою задачу по подготовке кадров для братских партий, для коммунистического рабочего движения, наша партийная организация должна ускорить работу по очищению своих рядов.

Белкин: Товарищи, нельзя суживать тему и говорить, что в деле Кирсановой мы должны разобрать только вопрос: оставить ее в партии или нет. Если Исполком КИ говорит о том, что он запоздал, то наша организация в первую очередь должна подчеркнуть то, что мы просто проспали. Нужно было, чтобы Исполком Коминтерна подтолкнул нас, чтобы мы это дело разобрали как следует. Это вывод для всей нашей организации, что мы проспали...
Возьмем вопрос о Кирсановой. Мы только говорили относительно Серебрянского и Чугунова, а если говорить относительно Сегаля, - это разве не то же самое? Сегаль говорил, что когда он был больной, Кирсанова приезжала к нему на квартиру. Сегаль был самым приближенным человеком к Кирсановой.
Кто такой Сегаль? Сегаль - враг народа. Он говорил о том, что он Кирсановой рассказывал целый ряд случаев из своей жизни, но почему он не пришел прямо в партийный комитет и не заявил об этом...
Следовательно, здесь идет вопрос не только о двух людях, а вообще об отношениях к контрреволюционерам, к этим лицам, и здесь надо подчеркнуть, что вообще подход к этому вопросу действительно был личный. Кто льстится, к тому отношение хорошее, а у кого видит, что он не совсем тебя одобряет, отодвинет его. И конечно, это приводило к тому, что враг будет влезать, льстить, подходить ближе, чтобы быть впереди.
Здесь преступление Кирсановой не имеет никакого оправдания у нас. Это было абсолютно неполитическое выступление. С таким выступлением ставить вопрос о дальнейшем доверии партии абсолютно нельзя. Это была абсолютная защита себя, а не вскрытие того, что было в политической значимости этого.
Вытаскиваются письма 1933 года. Какое значение оня могут иметь сейчас, что было в 1933 году ? А сейчас. Все-таки связь у нее до последнего времени, связь с врагом народа, человеком, который оказался шпионом, который, как сама тов. Кирсанова говорит, имел целую антипартийную, антисоветскую, контрреволюционную агентуру и она говорит, что она думала, это какие-то интриганы подстроили...
Вы знаете мою вину в отношении провала ......... Я говорил, когда разбирали вопросы февральско-мартовского пленума,что здесь у меня было ложное отношение к сектору, что я благодаря своей вине не говорил относительно того какие обстоятельства и кто еще виноват и т.д. Вы помните, тов.Кирсанова заявила: Я говорила в ЦК, я заявила и т.д. Моя вина в том, что я не ставила вопрос о снятия Белкина. Но тов.Кирсанова не говорила относительно того, что Белкин тоже поставил вопрос...
Когда я поставил вопрос относительно того, что я прошу меня снять и говорил тов.Кирсановой, что я не справлюсь с прорывом, она говорила - будет прорыв, мы все сделаем для того, чтобы этот прорыв ликвидировать. И у нас работа была от прорыва к прорыву. А если работа таким образом разваливается, что дальше уже ехать некуда, то надо было себя прикрыть...
Значит вина моя в этом вопросе, что есть райком, а я туда не пошел. Я готов отвечать, почему я не пошел дальше, чтобы показать, насколько это руководство не оправдывало линии партии и линии ЦК. Мы не пошли в райком и в Коминтерн и это привело к тому положению, которое имеется. Вместо того, чтобы поставить вопрос по-большевистски, мы этот вопрос промазали,проспали, а сейчас его нужно выправлять. Коминтерн нас сдвинул с места, подтолкнул и сказал свое слово, и сейчас нужно сделать выводы, чтобы выправить свою работу.

Сун-Шен: Из выступлений и информации о решениях ИККИ ясно, что Кирсанова потеряла бдительность на сегодняшний день. Это уже давно и это неслучайно, она уже давно потеряла партийную, классовую бдительность. Она не только не признает свои ошибки. Например, после пленума ЦК, полгода тому назад обсуждался вопрос не только о Чугунове. Все мы пригласили Кирсанову на заседание. Все мы, как один выступали и говорили. Она помогала классовым врагам, чуть ли слезы не лила. Она оказывала врагам помощь. Выходит, что она больше заботится о человеке, чем советская власть. Она не признает своих ошибок...
Чугунов был в Ленинской Школе, всегда выступал против партии, против Ван-Мина и т.д., и фактически против ЦК китайской компартии, против линии партии, против Коминтерна. Чугунов - враг народа. Он организует группки против партии, нелегальные собрания. Я не думаю, чтобы всего этого Кирсанова не знала.

Кирсанова: Я этого не знала и вы этого не знаете.

Сун-Шен: Секция знает, а почему вы не знаете. Вы имели связь с врагом, а оторвались от членов партии. Здесь уже перечислялись несколько фамилий врагов народа. Я уверен, что классовые враги пользуются всем этим. С секторами тесной связи нет. Она не принимает самокритику, она не связана с массами. Тов.Владимиров говорил, что партком должен напомнить это в отношении Чугунова, сделать ударение на Чугунове. Это неверно.
В отношении пропаганды, китайский вопрос, проблемы Китая. Давно требовал весь коллектив нашей школы сделать доклад о положении в Китае. Этот вопрос ставится из месяца в месяц и не находит своего разрешения, до сих пор докладчика нет. В отношении этого вопроса и в отношении позиции Кирсановой партком не поставил вопрос.
Я считаю, что решение парткома совершенно правильно. Тов. Кирсанова не заслуживает доверия партии.

Ланда: Если бы тов. Кирсанова имела бы какую нибудь связь с работниками Школы, она могла бы слышать все это, что сегодня говорится. Она могла бы в другой обстановке, в товарищеской обстановке это слышать, о всех этих ошибках . Об этом нас учит мартовский пленум ЦК, что тот, кто руководит бюрократически, тот, кто управляется улюлюйщиной, тот, дает возможность врагу всюду лезть.
У нас такой маленький факт, подтверждающий то, чему учит нас партия. Тов.Кирсанова не считала нужным говорить с членами партии, слушать голос масс, несмотря на то, что ей было дано предупреждение со стороны партийного коллектива Поэтому получилось такое положение. Поэтому всюду сидели враги народа.
Я буду говорить о своем австрийском секторе... У нас сидел враг, сидел Браун, сволочь, враг народа. Разоблачили его с помощью партийного комитета, а не с помощью тов.Кирсановой. Правда, может быть его можно было раньше разоблачить, потому что сигналы были в Отделе Кадров и в партийном комитете у тов.Кирсановой по этим вопросам и конечно, его можно было раньше разоблачить...
Меня сняли с ударничества за то, что я не разоблачила врага, .а тов. Титкина сделали ударником за то, что он поддержал политику Кирсановой в Школе и полностью поддержал.
Почему это так товарищи? Нельзя допустить такого явления в Школе. В чем же была борьба на секторе. Конечно, поздно, это верно, но мы разоблачили и наш актив с полным большевистским здоровым духом выступает против этого.
Вы посмотрите что делает троц­кисты. Чугунов был шпион, Серебрянский - враг народа и т.д. Наши враги действует очень тонко, они создаст своими методами недовольство среди студенчества. Студенты должны были видеть в лице руководящих товарищем образцы большевиков. А что они видят. Возьмите Отдел Кадров. На секторе было нарушение конспирации. Вместо того чтобы на секторе крыть и греть, поставить вопрос по-большевистски, поставить вопрос относительно 4-5 товарищей, у нас на секторе начинают такие факты приводить, которые являются совершенно ложными, совершенно недоказанными. Среди них нет ни одного факта действительного нарушения конспирации...
Некоторые товарищи играют у Кирсановой роль инструмента. Я привожу это для того, чтобы показать, что и наш партком подпал под влияние этих методов зажима самокритики, методов оторванности в работе, которые проводила тов.Кирсанова.

Продолжение следует
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Пн Май 23, 2011 8:31 am

http://labas.livejournal.com/908388.html#cutid1
Игорь Петров (labas) @ 2011-05-22 19:12:00
Метки данной записи: коминтерн, ссср
партсобрание (4)

Генрихсон: Выступление тов.Кирсановой было неискренним выступлением. Для меня совершенно ясная картина после вчерашнего выступления тов.Кирсановой и после решения Исполкома Коминтерна, - то, что тов.Кирсанова вела борьбу против китайской компартии, против руководства Коминтерна.
Чем это можно подтвердить? Товарищ Кирсанова хотела свести все к тому, что ей казалось, что борьба Чугунова против руководства китайской компартии и представителей китайской компартии против Чугунова была беспринципной борьбой, что эта беспринципная борьба выражалась в том, что какие-то интриганы, работающие в газете, мешали работать Чугунову.
А на самом деле не так. Борьба тов.Кирсановой против китайской компартии для меня совершенно ясна. Чем объяснить, что тов.Кирсанова вспоила и вскормила китайских троцкистов. Возьмите таких,как Чугунов, Оглоблин, Хабаров, Фомин и ряд других.
Я неслучайно задал вопрос Кирсановой: не давала ли она рекомендации для вступления Фомина в Ленинградский Восточный Институт. Тов.Кирсанова не помнит, давала она или не давала. А я знаю прекрасно, что приехав сюда, Фомин дает записку тов.Кирсановой на китайском языке, в которой между прочим пишет: тов.Кирсанова, я по вашему совету сейчас работал по аграрным вопросам в Китае.
А кто таком Фомин? Фомин - заядлый троцкист, хотя он пытался доказать, что он по политической неграмотности, по незнанию людей скрывал этих троцкистов. Тов.Кирсанова предлагала сначала Фомину работу в Ленинградском Восточном Институте. Его послали туда преподавателем языка. Ленинградский восточный Институт был засорен японскими шпионами, в том числе был и Фомин...
Беря вопрос о дальнейшем борьбе против линии Коминтерна, нужно увязать этот вопрос с борьбой в самой Школе. Кто окружал тов.Кирсанову, кто были ее приближенными? Враги народа, троцкисты, Серебрянский, Суница, Сегаль. Самые лучшие отношения были у Кирсановой с этими враждебными элементами. Цветы, посещение их квартир и т.д. Об этом говорилось уке, что тов.Кирсанова посещала квартиру Серебрянского с цветами и т.д.
Совершенно естественно, что при таких условиях наша Школа представляла из себя гнездо врагов народа.
Какие же были методы Кирсановой? Оттолкнуть от себя действительно преданных большевиков. Методы безобразные, методы запугивания, методы застращивания и т.д. Возьмите кулуарные разговоры среди членов партии. Этих кулуарных разговоров было очень много, но вряд ли это было правильным методом выращивания новых кадров. Повторяю, что тов.Кирсанова окружала себя врагами народа.
В связи.с выступлением Кирсановой нужно сказать, что нужно исключение по меньшем мере, а может быть, что-нибудь и большее.
Кирсанова пыталась апеллировать партийному собранию: дайте мне возможность оправдать звание члена компартии, но вам партия давала очень много уроков. Возьмите последний урок. Это был урок правда, недостаточный. Но все же вы должны были после него изменить ваши методы работы, расширить критику и самокритику и привлечь партийные и беспартийные массы. Вам был сигнал в отношении Серебрянского, чуждого человека,которого вы пытались защищать перед партией.
Я считаю, что тов.Кирсанова не оправдала доверия линии партии и Коминтерна и решение совершенно правильно.

Петрова: Товарищи, правильно заявление предыдущего товарища, что апелляция т.Кирсановой к собранию не пройдет. Она говорит: "Дайте мне последнее предупреждение. Много было предупреждений со стороны партии и неоднократно были предупреждения в отношении Кирсановой. Никто не вспомнил прошлые ошибки т.Кирсановой, а стоит вспомнить.
1918 год был трудным периодом борьбы нашей партии. Тов. Кирсанова вместе с левыми коммунистами активно боролась против линии партии. Разве это не было предупреждением?
А разве в 1931 году, в связи с письмом тов.Сталина, когда она защищала троцкистов, когда сняли ее с работы, разве это не было вторым предупреждением со стороны партии, я думав, что это были большие ошибки. Надо было это учесть, учесть все это в отношении к тов.Кирсановой.
Когда она вернулась в Школу, тогда она произносила горячие речи о том, что она будет проводить линию партии. А что было на самом деле в жизни? Многие товарищи приводили примеры, показывали даже жизненную картину, говорилось о том,что вокруг тов.Кирсановой группировались такие люди, как Секерская, Серебрянский, Сегаль, Суница и др. Возьмите Серебрянского, она защищала его до самого последнего дня, до его ареста. Она носила тов.Ежову положительную характеристику этого Серебрянского. Вы помните заседание партийного комитета, когда она привела Пятницкого, которым защищал Серебрянского.

Кирсанова: - Он приходил туда по поручению ЦК.

Петрова: - Если бы он не поставил вопрос, не осложнил бы его, иначе было бы решение. Возьмите Сегаля, ведь было известно, что он бундовец, что он был троцкистом, а она его к себе приближала. Т.Кирсанова специально за ним заезжала и возила его на чистку и учила как держать себя во время проверки партийных документов.

Кирсанова: Неправда.

Петрова: Вы сами говорили это, когда рассказывали о деле Сегаля...
Затем нужно посмотреть происхождение тов.Кирсановой, кажется ее происхождение дворянское, хотя я не знаю.
Тов.Кирсанова докладывала, что у нее был муж до 1918г. , меньшевик. Почему т.Кирсанова большевичка в те годы гражданской войны, - Уже тогда была известна роль'меньшевиков и т.Кирсанова живет с меньшевиком до 1917 года. Нельзя жить с человеком, враждебным до 1917 года.

Кирсанова: Правильно, я и не жила.

Петрова: Дальнейшая ее деятельность, то что она свила здесь гнездо врагов и окружила себя врагами, это неслучайно. Неслучайна ее борьба прожив китайской компартии. Все это имеет определенную закономерность и я думаю, что решение нашего парткома, хотя и запоздалое решение, но решение правильное.
Исходя из нашего либерального отношения т.Кирсанова сделала ряд других ошибок. Эти ошибки являются признаком того, что мы неправильно, либерально, не по-большевистски подходили к этому вопросу.

Фадеева: Я хочу говорить о том, что вопрос о т. Кирсановой поставлен не по инициативе нашей партийной организации, хотя мы имели возможность вскрыть этот вопрос сами и помочь тем самым ЦК партии и Исполкому Коминтерна. Тогда и тов.Мануильскому не пришлось бы давать справку о том, что с этим запоздали. Мы этого не сделали несмотря на то, что у нас и материалы были и сигналы были. ..
Теперь о самой т.Кирсановой. Тут говорили товарищи о том, что она неискренна и видимо на протяжении последних полугода она болеет и скрывается. Она все время хочет спрятаться. Как иначе можно квалифицировать это поведение... Почему она с пеной у рта выступает против остальных, которые имеют меньше связи, чем она, а сама от этого дела уходит. Это неслучайно, потому что это один из "методов" работы. Она произносит очень красивые слова,на каждом шагу Сталин ,Ежов, бросает революционные фразы, а на самой деле -извращение линии партии на каждом шагу, и а партийном руководстве и в руководстве отделами, о чем я еще буду говорить.
И вот сейчас она представляет перед нами вид такой,как будто на светлом фоне некоторые темные пятна - Чугунов и Серебрянский. А остальные где?
Тов.Кирсанова опять действует по известному ей и знакомому нам методу. Не нажмешь, не надавишь на т.Кирсанову - ничего не получишь. Этот метод оправдывается и сейчас, как оправдывался до сих пор.
Сна приводила письма к Чугунову. Как будто там все правильно. А что означает объективно эти письма? Они означают, что была попытка учить менее опытного, маскироваться, прикрываться революционной фразеологией для того, чтобы лучше прикрывать себя. Вот что означают объективно эти письма. И тов.Кирсанова очевидно достигала цели, она сама говорила, что газета улучшалась.
Я думаю, что этим делом еще следует заняться и серьезно расследовать вопрос о т.Кирсановой и объективные факты расследовать.
Она не скажет об аресте В., одной из своих приятельниц, которой она посылала на Дальний Восток телеграммы. Почему вы об этом не скажете? Потому, что вы думаете, что это вряд ли кому-нибудь известно. Это не значит, что она хочет исправиться, но это значит, что она хочет увильнуть...
Фактов здесь достаточно, чтобы сделать вывод, что тов. Кирсанова погрязла в личных и деловых связях с врагами народа и в то не просто были дружеские отношения.
Я не согласна с докладом тов.Титкина. Тов.Титкин делал так доклад, как будто т.Кирсанова делала очередную справку, как она это делала полгода, три месяца тому назад. Благодушие, не видела, не понимала и т.д., и никаких выводов отсюда не делали.
Почему так получилось? Корни всего в небольшевистском, антипартийном нутре, в самом существе тов.Кирсановой. Поэтому она не может и исправиться. Поэтому ей не послужит на пользу никакое исключение, потому что она их не воспримет.
Я считаю, что тов.Кирсанова однотипна с теми людьми, которые ее окружали. Она с ними дружила, потому что у них была родственная душа. Я не могу сказать что либо больше, потому что я не знаю, но для меня вполне ясна эта причина, это нутро и отсюда все вытекает.

Кирсанова: Вы неправильно утверждаете, что я дружила с ними.

Фадеева: К этой характеристике дружбы с врагами народа нужно добавить, нужно это дополнить таким поистине безобразным отношением т.Кирсановой к целому ряду честных членов партии. Правильно кто-то говорил: к кому она ходила и с кем она дружила из честных членов партии?Таких нет. Возьмем тов.Ланде, скромного работника на секторе.Тов.Кирсанова прошлый год ее держала все время в черном теле, извращала принцип социалистической оплаты труда. Тов.Ланде получала меньше переводчика, несмотря на то, что работала с полной нагрузкой, как преподаватель. Пожар произошел. У тов. Ланде все погорело. Пособие другим дается, а Ланде нет. Почему? Муж зарабатывает. Это ли партийный подход к оценке нашего труда и к той или к другой помощи.

Кирсанова: Где это вы слышали этот разговор?

Фадеева: Это я знаю, а где я слышала, я скажу, когда меня будет спрашивать партийная организация,

Голос с места: А в письме к Чугунову она подписывает "Ваш горячий друг"...

Фадеева: Возьмем другого, т.Лео Руш, скромный товарищ, член партии с 1919 года. При переходе границы он получил побои, позвоночник у него болел. Пришлось очень много сражаться с т.Кирсановой, для того, чтобы тов. Лео Руш лечили в нашей Школе. У тов.Лео Руш даже начали развиваться не совсем хорошие настроения в Школе на почве лечения. Мы не могли даже послать его на курорт. Я написала специальную заметку в стенгазету. Почему так получалось? Для троцкистов ничего не жалели, а честный товарищ даже вылечиться не мог. Это ли не доказательство ваших личных симпатий.

Кирсанова: Вы знаете, сколько он лечился. Вы говорите неправду, 8 мес. лечили его.

Фадеева: Как лечили, где лечили, все нам известно. Вы привыкли уходить от вопроса и вылезать сухой из воды,но сейчас вам это не удастся...
Теперь относительно тов.Титкина. Я думай, что мало Партком поставил вопрос о тов.Титкине. С тов.Титкиным надо поставить вопрос в партийном порядке, потоку что тов.Титкин является соучастником дел т.Кирсановой. Здесь выступавшие не знали обо всем этом. Они говорили отчасти этим языком. Тов.Титкин действовал очень хитро. Они распределили роли. Он подойдет к каждому, приветливо с ним поговорит, он улыбается всегда. Резолюции согласовываются с самой Кирсановой...
Потом с т.Титкиным говоришь и скользишь. Я вначале к тов. Титкину очень доверчиво подошла и говорила с ним и о положении на секторе, и как идет работа и о настроениях и об отдельных людях говорила. Тов.Титкин улыбнется, пошутит, а дальше ничего. Наконец, я поняла, что т.Титкину нужно привести готового врага народа и сказать: т.Титкин, бей, и тогда он сделает,а вот чтобы поднять самому вопрос на принципиальную высоту, это было очень редко, из всех случаев, когда больше итти некуда.
Я считаю, что т.Титкин недалеко ушел от т.Кирсановой. Я не могу сейчас точно определить степень его вины, но несомненно он несет большую ответственность, чем ту, которую ему записал партком, чтобы снять.
Я думаю, что надо будет поставить вопрос о Титкине в партийном порядке и разобрать это дело.

Залман: У членов комиссии есть такое правильное соображение: у нас записавшихся 29 чел. Вопрос у нас наболел. И еще больше товарищей хотят записаться. Правда, в прениях есть ряд повторений. Есть такое предложение. Сегодняшним собранием мы не ограничимся, но по этому конкретному вопросу сегодняшнего дня, о чем мы сегодня решим, - по атому вопросу дать высказаться еще 3-4 нашим товарищам и членам комиссии, с тем, чтобы продолжить ряд собраний...
Мы в Президиуме обменялись мнениями и считаем это предложением правильным. Надо было бы заслушать критику и самокритику по этому вопросу, заслушать тов.Волкова, Отдела Кадров, Никитина, профсоюзная организация и тов. Карсакову - работница кухни. Нет возражений? Я бы тоже просила дать мне слово в числе этих 4-х товарищей, потому что я являюсь одним из старых членов партийного комитета и во-вторых членом партийного комитета, который разбирал последнее дело. Все это обязывает меня выступить. Нет возражений? Принимается это предложение.

Карсакова: Товарищи, я не буду останавливаться на тех фактах, о которых товарищи уже много говорили, я хочу сказать о столовой. У нас было много недостатков. Было одно время так, что дошли до отравления продуктов, но пришлось во время снять эти продукты и предотвратить отравление. Тов.Кирсанова вместо того.чтобы выступить по-большевистски, разобрать это дело, так она только запугивала рабочих, рабочие боялись выступать против хозяйственника. У нас был пропущен по пьянке сотрудник с участием хозяйственника Егорова, бывшего растратчика. Мне пришлось эти продукты снять. Старались обвинить работников.Тов.Кирсанова об этом знала. Вместо того, чтобы принять меры, только запугивали рабочих, чтобы мы об этом замолчали.
Для меня ясная картина становится, почему делалось покровительство тем, кто тащит, растрачивает, тот является лучшим работником у т.Кирсановой. Мне приходилось наблюдать: машинами шли продукты на дом к т.Кирсановой. Может быть поэтому и было укрывательство т.Кирсановой этого растратчика и бандита. Я его иначе назвать не могу. Она таким путем подкупала рабочих и рабочие молчали. Только сейчас выливается это наружу. Этот вопрос тоже нужно разобрать, куда вывозились от нас продукты. Когда вывозились продукты по назначению это мы тоже знаем. А когда я возила продукты тов.Кирсановой на квартиру, нужно, чтобы т.Кирсанова сказала, за чей счет они ей шли. Поэтому она и молчала против Егорова, когда я выступала и осталась одна в нашей коллективе чуть ли не враг,которого протаскивали. Когда я выступала против Егорова, то т.Кирсанова на меня обрушилась.
Я ставила вопрос насчет дочери. Она как то замяла вопрос Есть такие случаи, что дочь т.Кирсановой имеет связь с заграницей , т.Кирсанова почему то ей сказала почему она ездит заграницу и что она там делает.

Голос с места: Она сказала. Муж этой дочери работал заграницей и она туда с ним ездила.

Карсакова: Тов.Кирсанова никаких мер не приняла, когда были эти сигналы. Она никаких мер не предпринимала, а покрывала тех, кто растаскивает социалистическую собственность, а кто старается как-то укусить нашу власть, - эти лица для нее были самыми хорошими. Это меня больше всего возмущало. Иногда невиновные люди больше всего страдали, а преступники оказались самыми хорошими.
Я не согласна с т.Фадеевой. Тов.Фадеева обвиняла тов.Титкина. Я бы сказала, что тов.Титкин в некоторых случаях был очень прав. Мне пришлось вынести большую бузу на участке и никто не помог мне кроме тов.Титкина. Когда я обращалась к т. Титкину, то он давал всегда точное направление. Обвинять полностью его не следует.Может быть и были какие упущения, но он очень стойкий. Не секрет, что т.Кирсанова на всех давила, что все ее боялись. Мне пришлось к ней притти. Я спрашивала т.Кирсанову, - у нас творятся безобразия, продукты растаскивают и т.д. Она говорит: ты очень много шумишь, нельзя ли тебя перебросить. Я поставила вопрос. Я проработала 12 лет. Вы меня сперва вылечите, а потом будем так говорить. Это был мой ответ т.Кирсановой.

Никитин: Товарищи, решение Коминтерна является совершенно правильным, но главная наша задача заключается,конечно, не в том, чтобы признать, когда нас поправили, когда мы сами не сумели поставить этого вопроса так, как нужно, тогда, когда вы знаете, что для нас основная задача заключается в том, как сейчас, проверяя работу нашу, каждого из нас, и мою, сейчас проанализировать те корни, почему наша организация допустила такое положение, когда мы не выполнили указаний тов. Сталина об овладении большевизмом, когда мы не поняли, не провели практически в жизнь решении мартовского пленума ЦК, когда мы не провели так, как надо решения VII конгресса Коминтерна.
Прежде всего надо поставить вопрос о каждом из нас, дело не в том, что я не заведую учебным отделом, работаю там помощником. Я долго и давно работаю в Школе и конечно, ни в какой степени ответственность с меня не может быть снята за все те преступления и за все те ошибки, прорывы, которые имеются в нашей Школе.
Товарищи, во-первых по вопросу о бдительности. Это то, что является основным качеством каждого большевика, и особенно то, что еще и еще раз неоднократно подчеркивал тов.Сталин.
Но если взять всю сумму вопросов, которые прошли перед вами и в работе т.Кирсановой имеются - Серебрянский и Суница и эти группы, которые мы поздно разоблачили, исключили и т.д., и наконец, дело Чугунова, - конечно, товарищи это ясное дело, что мы, также и я в том числе, не сумели во время разоблачить врага, не сумели со всей большевистской резкостью партийно поставить вопрос о тех или иных господах, которые засоряли нашу Школу, скажем, о Серебрянском, о Сегале, Сунице и т.д.
Но разве это оправдание? Ведь если те или иные споры по организационному вопросу, по постановке учебной работы и т.д. не были подняты на нужную принципиальную высоту и поэтому прошляпили эти вопросы или скажем сейчас,недавно на парткоме стоял вопрос об отчете сектора "Ц"...
Что я сделал? Я не понял этого вопроса. Этого мало сказать, я в достаточной степени работаю в партии и т.д. Я допустил грубейшую политическую ошибку и вместо того, чтобы помочь и г.Кирсановой и нашей парт.организации разоблачить это дело, помочь выяснить это дело, - я взял отдельные частные случаи работы т.Кирсановой в Китайском университете, вопрос, как мы выкорчевываем там подлых контрреволюционных троцкистов и т.д. и этим пытался мотивировать то, что тов.Кирсанова в отношении кит.компартии занимала правильную позиции и т.д.
Конечно, такая постановка является постановкою вредной, непартийной постановкой и с этой точки зрения, если я в этих двух фактах допустил ошибки, о которых я вам сейчас говорю, конечно, если я на этих участках работы Школы, несмотря на то, что работал очень много, пытался решать вопросы так, как требует наша партия, себя не щадил, не жалел, - вы все это прекрасно знаете, - я конечно, политически вопроса не поднимал на ту высоту, на которую надо было его поднять, я не умел организовать коллектив, я не умел как следует этого вопроса поставить перед т.Кирсановой, а сплошь и рядом смазывал и создавал иллюзию, что вопросы решаются, что вопрос продвигается, а на самом деле он не решался и не продвигался.

Кириакиди: Это не иллюзия, а обман.

Никитин: Совершенно правильно, как вы говорите. Практически получался обман...
Теперь что касается наших секторов и наших кадров? Товарищи, если сейчас мы говорим о руководстве по существу, если сейчас мы говорим о кадрах, которые воспитать....

Председатель: Ваше время истекает, говорите ближе по существу вопроса.

Никитин: Я думаю, что вопрос о т.Кирсановой имеет не только ту постановку вопроса, которую мы сейчас развернули и высказались, но этот вопрос тесно связан и с той работой, которая проводилась т.Кирсановой и рядом товарищей, которые с ней работала по подготовке большевистских кадров.
Если вы хотите поставить вопрос персонально по вопросу о тов.Кирсановой....

Голос с места: Вопрос уже стоит.

Никитин: Совершенно правильно, уже стоит вопрос о т.Кирсановой. Тогда здесь нужно сделать определенные выводы, которые сводятся к следующему, я считаю, что коллектив, который говорит о том, что был ряд предупреждений в отношении Кирсановой и тогда, когда ее снимали и вернули на работу, и в ряде наших решении, и наконец, на ряде соответствующих собраний, они были предупреждением т.Кирсановой. И сейчас решение, которое выносится парткомом, я лично считаю правильным.
Теперь по вопросу о том, где я был. Я уже вам сказал,что несомненно, что в той работе, которую я проводил, я тратил все силы, весь свои опыт, но в этом отношении по-большевистски с работой не справился, не сумел ее как следует поставить и тогда, когда товарищи будут разбирать вопрос конкретно обо мне, товарищи, конечно, сделают те выводы, которые я заслужил, которых я достоин.
Что касается негодяя, шпиона Чугунова, - я с ним связи не имел и заявление о том, что этот негодяй не боролся против Коминтерна, я никогда не делал.

Волков: Товарищи, я думаю, что в своем выступлении т.Кирсанова не сказала нашей парт.организации о всех тех связях с врагами народа, которые в действительности она имела. Я приведу вам такой факт. Я работал в Коминтерне 10 лет и она особенно за последний период времени неоднократно мне напоминала: "Вот вы работали 'в Коминтерне 10 лет, вы работали под руководством Абрамова и были шофером Пятницкого". Я говорю; "Да, было такое дело.К онечно, и у нее вполне законно должен был встать вопрос, что я имел связь технического порядка. Но вы т.Кирсанова имели связь политического порядка с этим лицом. И сейчас, когда стоит вопрос о вас, вы не забыли такого случая, какие у вас были взаимоотношения с Пятницким и с Абрамовым. Вн об этом не сказали, а надо было сказать,чтобы парт.организация знала, как стоял вопрос в связи с этими лицами у вас, в том числе с Смолянским и Мадьяром. Я думаю,что интересно было бы парторганизации сказать об этом.
Интересно ли нашей парторганизации связь Кирсановой с врагами народа Суницей, Сегалем, Серебрянским. Суница был разоблачен, будучи на работе у нас в Школе, как враг народа. Но только ли этот период времени имелась эта связь с Суницей и связь Суницы с т.Кирсановой? Я думаю, что она была с ним связана намного раньше до этого времени.

Голос с места: Она знала его по Сибири.

Волков: Она знала его по Сибири и по тому периоду времени, когда т.Кирсанова снималась с Ленинской Школы...
Теперь относительно методов т.Кирсановой.Конечно, тут и на меня возлагается большая ответственность. Какими методами мы проводили свою работу внутри нашего коллектива?
Я в связи с эти хочу привести характерный факт, что мнение свое ты сразу не можешь высказать, а если ты мнение свое высказал, то тебя сразу поправят и говорят: " Тебя надо воспитывать". Был такой случай - Грозберг - она оказалась врагом народа. Я ее вызвал к себе в проводил с ней беседы.Все факты говорили, что она чуждый человек.

Кирсанова: По моему предложению вызывал.

Волков: Правильно т.Кирсанова, я выполняю ваши директивы. Что вы мне скажите, я так и провожу работу.

Кириакиди: Именно так проводишь, так, как она тебе скажет.

Волков: Не как она скажет, а директива проводится сверху. Получилось так, Я докладываю, что этот человек не ' заслуживает никакого политического доверия. Докладываю директору Школы и секретарю парткома. Что же получается. В результате остановились на том, чтобы не разбирать вопрос в партийном порядке, а сократить ее.

Кирсанова: А ты расскажи, в чем тут было дело.

Залман: Дело было в том, что она была враг народа.

Волков: Она пробралась в Советский Союз какими то темными путями, я не знаю, было ли об этом т.Кирсановой известно, или неизвестно, но когда я проводил проверку, мне стало известно об этом. Мы ее выпустили с партийным билетом из нашей организации, да еще оказали ей помощь. Мы дали ей 2-х недельную путевку в дом отдыха,Только иди, потому что мы в тебе сомневаемся.
Теперь вопрос о том, как мы отнеслись к тов.Фадеевой,к человеку, который совершенно не вызывал никаких политических сомнений, кроме того случая, что она когда-то служила в отделе снабжения армии Колчака. Вопрос этот был поставлен и со стороны Фадеевой, был поставлен неясно и неправильно. Надо было прямо и четко сказать когда она поступала. Когда вопрос был проверен и когда у меня свое мнение сложилось, я говорил, что у Фадеевой тут ничего нет; единственно, что она скрыла, не записала этого факта. Пошли в Институт Красной Профессуры, выяснили, что она там этот факт скрыла. Прицепились к этому факту. Пишется вывод... сделать строгий выговор. Я спрашиваю за что? За то, что скрыла,когда поступала в Красную Профессуру и у нас не сообщила об этом факте.

Вопрос: Скрыла,или неясно написано?

Волков: Надо полагать,что этот факт был скрыт. Ну так человек ошибся. Самое большее, что было можно сделать,- указать или поставить на вид, чтобы т.Фадеева этого впредь не делала. Но все-таки предложили партийному комитету записать выговор...
Теперь я хочу остановиться еще на одном очень серьезном вопросе, в котором мне кажется, повинна т.Кирсанова, это положение с разоблаченным врагом народа Раевичем. Тов. Кирсанова начинает сейчас записывать этот вопрос. Очевидно она будет говорить потом, что она боролась и разоблачила этого Раевича. В последний период это было верно, что вы принимали активное участие в его разоблачении. Но после чего, после каких фактов? После таких фактов, когда человеку уже деваться некуда. Это был уже разоблаченный человек. А если возьмете его начало.

Вопрос: кто поставил Раевича заведующим Отдела Кадров?

Волков: Об этом я хочу сказать. Перед этим Раевич был поставлен зав.Отдела Кадров нашей Школы. Было известно, что Раевичу не доверяют ни Секретариат ИККИ, ни ЦК ВКП/б/, т.Кирсановой это было известно. И несмотря на это Раевич длительный период времени сидел в Отделе Кадров нашей Школы и ничего не делал. Его держали и выжидали, а выжидать нечего было.
О Серебрянском тут очень много говорили. Серебрянскому были предъявлены все обвинения, которые можно было предъявить и человека исключили из партии. Казалось бы, нужно было прямо сказать: знаете тов.Серебрянский, уходите не только с работы Школы, но и из нашего общежития, где вы живете. А в результате получилось, что ему дали ответственнейший участок работе. Посылают его с группой на практику и перед тем, как он должен был уехать,органы НКВД арестовали его.
Я хочу рассказать немного о себе. Я работал во главе Отдела Кадров очень недавно. После того, как сняли Горского, я остался сам большой, сам маленький. У него было заявление о том, чтобы освободить. Его отозвали во всяком случае. Мне иногда бывает больше известно, чем бывает известно всему коллективу, но иногда проскальзывают такие вопросы, которых я или прямо не ставил, или не настаивал на которых, что с этим мнением я не согласен, ни с парткомом, ни с Кирсановой, иду в райком и проч. У меня не было такой настойчивости.
Вопрос: Почему? Потому, что шофером работал у Пятницкого, или еще почему?
Волков: Я верил в авторитет Кирсановой. Я считал, что это старый большевик, заслуженный товарищ, имеет орден Ленина и тов.Титкин, я верил, я опирался на этих людей и если они с каким-нибудь мнением приходили, я соглашался.
Заканчивая, я хотел бы спросить т Кирсанову, чтобы она если ей будет еще предоставлено слово, осветила бы этот вопрос ее связей с Пятницким, с Суницей и была ли она в военной оппозиции вместе с Суницей.

Залман: Товарищи, наша парторганизация сегодня понимает всю серьезность положения, в каком находится наша партийная организация. Что касается Кирсановой, так это для всех совершенно ясно,что этому человеку не место в партии. Мне кажется,что и члены парткома и сейчас партийная организация уяснили вопрос о том, что дело не идет о том только, что этот человек потерял бдительность, так. потерял бдительность, а о большем. Кирсанова - чуждый человек.
Наша парт. организация понимает, что дело обстоит серьезнее и наши собственные факты, те факты, которые есть у нас, они об этом говорят. Единственный лишь выступавший Никитин еще не додумался до того, что у нас стоит вопрос о Кирсановой, об исключении ее из членов партии. Это лишь показывает нутро Никитина, которое вся наша организация целиком видит и знает...
Мне думается, надо следующий вопрос поставить; вопрос стоит о том, как нам ликвидировать эти последствия, те безобразия, которые происходили до сих пор со стороны Кирсановой, тот вред, который нанесен самой организации. Как ликвидировать эти последствия?
Сейчас является бесспорным фактом, что Фадеева была уволена не за то, что она напутала в анкете, не придала значения своей службе в Управлении Снабжения в Сибири во время колчаковщины. Не эта причина была, что она плохо справлялась с работой. Об этом надо было разобрать, и об этом, возможно, надо было вынести соответствующее решение, может быть поставить на вид. Не в этом была причина увольнения, а Фадеева была уволена потому, что она подняла вопрос критики, это было ясно

Голос с места: Вам, партийному комитету это было ясно.

Залман: О партийном комитете я буду говорить дальше, это центральный вопрос моего выступления.
Я хочу указать на то, что сами методы как раз в увольнении Фадеевой и в разборе ее дела - это были та методы непартийные. Так поступать по отношению к человеку, который развивает критику, как по отношению к Фадеевой,- это вражеские методы и приемы работы. Это надо с совершенной ясностью и четкостью формулировать...
Я сперва возьму вопрос о Серебрянском. Здесь я хотела привести тот факт, что Кирсанова попросту говоря врет. Напомню такой факт. Надо со всей ясностью всем осознать и записать это дело, что она Серебрянского защищала до последнего момента. Она говорила: "Когда был восстановлен Серебрянский, тогда я была также ошеломлена, как все".
Врете, дорогая т.Кирсанова. Это неправда. Когда вы получили известие о первом его восстановлении, когда посылали меня к телефону проверить Дризуля. Я вам сказала: как же так, он же контрреволюциионер. А вы ответили: я все добивалась, чтобы он был восстановлен. А когда я сказала, что нам придется отвечать,то вы с легкостью барышни повернулись и сказали: "Вместе ответим"...
Сегодня мне совершенно ясно, что критикой ее исправлять нельзя, будет напрасный труд. И в нашей партийной организации
люди говорили: напрасно, критика Кирсановой не поможет...
Дальше дело Сегаля. Перед партийным собранием было ясно,что она знала о Сегале, что она помогапа ему получать билет в Районном Комитете партии. Партийцы требовали,чтобы Кирсанова дала ответ перед собранием. Кирсанова знала о прошлом Сегаля.

Кирсанова: Это неправда.

Залман: Знала тов.Кирсанова.

Кирсанова: Это неправда.

Залман: Какую удобную форму она избрала. Сегаль враг народа, верить ему нельзя поэтому она ничего не знага.Сегаль разоблаченный стал ее разоблачать. Был ли зажим критики со стороны партийного комитета, в этом вопросе бып. Партком замазал этот вопрос. Теперь совершенно ясно. Почему партийный комитет докатился до того,что когда поступило заявление о связи Кирсановой с Чугуновым, он не в силах был этот вопрос решить по партийному, исключить Кирсанову из партии.

Вопрос: А до Райкома доводили?

Залман: До Райкома я довела... Но опять же я прежде всего, ходила разговаривать с тов.Садовниковым, не добиваясь от тов.Садовникова решения того, что нельзя, несмотря, на то,что это жена Ярославского,старая партийка оставлять ее в партии. Мы с тов.Титкиным не показали тов.Садовникову всех преступлений, которые имелись у Кирсановой' в нашей Школе.
Вот товарищи,отсюда вытекает со всей серьезностью наше положение. Кирсанова загнила на корню. Пря обсуждении решения Пленума был зажим самокритики. И начала гнить наша партийная организация. Таково положение вещей.
Теперь о секретаре...Я не согласна с тов. Фадеевой, когда она говорит,что тов.Титкин является соучастником в деле Кирсановой. Это неверно. Во всяком деле, надо отразить действительность. Это утверждение тов. Фадеевой неверно, но у тов.Титкина объективное преступление перед партией. Какое преступление. Вера в Кирсанову.
Разве мы могли верить и допустить,чтобы в высших органах Кирсанову считали за стойкого большевика, преданного партии.
И сегодня каждому должно быть ясно, что такой мысли даже допускать нельзя. Можно ли допустить мысли, что в Коминтерне Димитров мог считать ее, как старую партийку, как преданного члена партии? И нет и никогда, потому что наша партийная организация прекрасно помнит, как Димитров показал нам свое отношение к Кирсановой во время 10-летия школы. Помните наш актив, как Димитров нам показал, какая есть Кирсанова. Она добивалась, чтобы он обязательно выступил и свое слово о ней сказал. Это, чтобы к ее ордену Ленина, который она получила, прибавить еще слово большого человека. Она о себе все время думала. Наша организация знает мнение тов.Димитрова в отношении Кирсановой. Ми это знаем и мы ни на одну минуту в нашей организации, тов.Мануильский, не допустили мысли, чтобы могло быть указание от тов.Димитрова, что не надо ставить вопрос о партийности Кирсановой. Нет, не могло этого быть. Кто тут виноват? Надо сказать с большевистском прямотой и остротой, что мы сами виноваты - партийная организация. Большевизма не хватило. Решение пленума и указание тов.Сталина не поняли. Вот где лежит причина. Критиковали, взирая на лица, шли дальше и превратили это дело в партийное преступление.
Вот наш путь и вот как дело обстоит.

Окончание следует
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Пн Май 23, 2011 9:08 am

http://labas.livejournal.com/908712.html
Игорь Петров (labas) @ 2011-05-22 20:45:00
Метки данной записи: коминтерн, ссср
партсобрание (5)

Поляков: К каждому собранию, тем более партийному собранию,нужно подходить с одной основной точкой зрения, это не только себя закалять большевизмом, но и окружающих учить большевизму .Здесь нуöно было тов.Титкину, когда он делал свой доклад, на этом и построить весь свой доклад и выступления товарищей.
Многие товарищи здесь говорят о том и мне здесь тов.Мануильский сказал эту мысль, что работа основная у вас в секторах, там вам придется учить большевизму людей, чтобы вы отсюда ушли действительно с правильным большевистским решением. И нужно показать это правильное большевистское решение и нужно отвести ряд выступлений, которые были у товарищей.
Я не согласен с рядом товарищей и в частности, с т.т.Владимировым и с т.Белкиным, насчет того, что доверие создается к руководству из следующих элементов. Вот например, доверяет районный комитет партии, на доклады посылают, в ЦК партии, в МК и т.д., поэтому мы доверяли.
Главное, почему, - вот давайте, положа руку на сердце скажем,- почему районный комитет партии доверял. Потому,что партийная организация, вы все доверяли, потому что вы нас обманули, когда ее выбирали в партийный комитет. И ее тогда не раздели так, как вчера ее раздели, до гола. А нужно каждого работника так раздевать,чтобы к нему в душу залезть в большевистскую, перевернуть у него все там и показать его всего...
В отношении Фадеевой. Я считаю, что тут в другую сторону ударяться не следует, что, мол она совсем невиновна. Не выйдет это дело. Мы проверять людей должны. Маленькая зацепка должна иметь для нас большое значение. Правильно сделали, что начали проверять ее. Может быть неправильно сделали в отношении этого решения, бить ее не надо было, но проверять нужно было. Зацепка есть, чтобы обсуждать вопрос о тов.Фадеевой. Реабилитировать ее здесь неправильно. Надо проверить тов.Фадееву, посмотреть как следует.
В отношении Кирсановой. Я считаю, что тов.Кирсанова не только скрывала,но она обманывала партию.

Кирсанова: В чем, тов.Поляков?

Поляков: А вот в чем, тов.Кирсанова, если бы ты на конференции одним словом заикнулась о своем 1917 годе, о том, как вы из вагона вышли со старым мужем, попрощались за руку и после не встречались с ним как с врагом, - едва ли бы районная конференция выбрала вас членом районного комитета партии. Я лично так смотрю на это дело. Это обман. Надо было показать себя всю, Кирсанова. Верно?

Кирсанова: Верно.

Поляков: Надо будет этот вопрос так прямо и квалифицировать, как обман партии.
Мне кажется в тех документов и всего того материала,которые товарищи дали, достаточно для Кирсановой,чтобы ее исключить из партии.
Я сейчас хочу перейти к вопросу о зажиме самокритики. Тов. Залман неправильно говорит насчет того, что Фадеева перегибает палку, когда говорит, что Титкин является соучастником Кирсановой. А я больше ставлю вопрос на партийном комитете. Что такое Титкин без партийного комитета? Ничего. Один он не мог ничего делать. Вы ему помогли. Здесь можно не только дорасти до соучастника, но и какой-то еще юридический термин можно привести, что было попустительство, даже больше - содействие зажима самокритики. А ведь это основной вопрос у нас сейчас в работе большевистской партии - развивать самокритику. Мы без самокритики не можем жить, как без воздуха. Все вы знаете об этом. Кирсанову можно было раньше разоблачить, это вне всякого сомнения, и нужно было сделать, но не сделали...
Затем замечание Кирсановой насчет того, что дайте мне тяжелый участок работы, я с ним справлюсь. Этот участок был самый тяжелый, Кирсанова.

Кирсанова: Я не сказала "тяжелый". Я сказала "трудный, низовой".

Поляков: Очень трудный и здесь, но ты не оправдала доверия.
Вот ты вчера говорила и по моему все обратили внимание: Я готовила себя для работы на Востоке, а не на Западе. И тут создается впечатление и можно с уверенностью сказать, что и кадры ты для Востока готовила, свои кадры, для себя. Ты никак не отделишь одно от другого. Я говорю факты, Кирсанова,т.е. твои же слова привожу, что готовила ты кадры, того же прохвоста Чугунова, Для чего? Для того, что вот я приеду в Китай и буду иметь там его под рукой.

Кирсанова: Я не собиралась ехать в Китай.

Поляков: Как же ты не собиралась, когда ты прямо сказала об этом. Так я одно могу сказать. Тебе не место быть в партии. И последнее замечание насчет партийного комитета. Я бросил реплику, что и сейчас не поняли решения пленума. Ну что, записали резолюцию. Пишут, пишут, 2 страницы написали, и в результате сказали: партком постановляет т.Титкина как не обеспечившего большевистской решительности в деле Кирсановой и не возглавившего партком на последнюю борьбу в этом вопросе,- снять с работы секретаря парткома.
Что это значит? Это значит- оставить его членом парткома, дать ему возможность дальше в партийном комитете работать.Как же так, где же у нас тут логика? Если довести, так довести до конца. А если не хотят доводить до конца, так надо так прямо записать.
Я предлагаю такую формулировку: снять, это безусловно и отвести из членов партийного комитета немедленно.

Голос с места: Распустить партком.

Поляков: Насчет роспуска,- стоит ли это дело делать? У нас парт.комитет есть. Я сейчас этот вопрос не ставлю, потому что я хочу предложить 3 пункт, которым я так формулирую; " Проверить всю деятельность парт.комитета и в разрезе этого решить вопрос,т.е. поставить отчет партийного комитета. Через 3 мес. сделать отчет"...
Нужно,чтобы все время у нас пульсировало это дело, чтобы все время были в райкоме и наоборот. В этой части у нас с Ленинской Школой был небольшой разрыв. К нам Кирсанова приводила как в гости, Титкин по делам.
Сейчас мне кажется, правильно решили насчет того, чтобы сейчас прекратить прения, выслушать тов.Мануильского, решить этот вопрос, а после разовьем самокритику так, что она поможет исправить работу Ленинской Школы.

Мануильский: Здесь было произнесено много, поэтому распространяться не имеет смысла, но есть один основной вопрос,
на который надо обратить внимание и надо ответить сегодня партийной организации. Это вопрос, которым был поставлен парт.комитетом. Вопрос об исключении тов.Кирсановой из партии. Правильно ли это решение или неправильно.

Голоса: Правильно.

Мануильский: Вот на этот вопрос надо ответить. Я думаю, что это решение правильно. Я слушал вчера выступление тов.Кирсановой. Она апеллировала к тому, что партийное собрание должно еще раз оказать вам, тов.Кирсанова доверие, оказать потому, что вы, несмотря на то, что ряд сигналов был, вы не учли эти сигналы,но это послужит вам, дескать уроком на будущее время и вы сейчас возьмете самый тяжелый участок работы.
Я думаю товарищи, что это заявление было сделано т.Кирсановой после того отклика, который мы имели в течение ряда лет. Я думаю, что мы не можем в данный момент оказать этого доверия, потому что ведь в сущности, если бы речь шла только о тех отдельных упущениях, о критике метода преподавания, о механическом перенесении методов ВКП/б/ в братские партии и методов отдельных партий в другие партии, - это все дело такое, которое может быть исправлено.
Что здесь основное, товарищи? Вот это основной вопрос, который вы будете обсуждать и со студентами и с партийным аппаратом.
Основное здесь есть вопрос о том хвосте, которым на протяжении ряда лет тянулся за тов.Кирсановой. А это хвост - большой хвост. Это хвост врагов, это хвост антипартийный, это хвост, который закончился тем, что возглавил этот хвост шпион.
Вот в чем дело тов.Кирсанова, вот в чем опасность. Если вы посмотрите на протяжении ряда лет на развитие этого хвоста, начинает этот хвост тянуться несколько лет тому назад в лице всяких троцкистских элементов, которые проникают в Ленинскую Школу и группируются. Тогда партия делает правильный вывод, снимает тов.Кирсанову из Школы.
Я думаю, что тов.Кирсанова до сих пор, после того,как ее вернули в школу, думает, что она была права, а не партия была права.

Кирсанова: Я этого не думала.

Мануильский: Сняли вас не потому, что против вас Кнорин выступал.Сняли вас потому, что этот хвост в Ленинской Школе троцкистский хвост очень глубоко сидел здесь и нужно было его выкорчевывать. Партия сделала это. Это было то большое предостережение,тов.Кирсанова, из которого нужно было сделать выводы и большие выводы.
Тов.Кирсанова возвращается после этого. Мы ей доверяем. Исполнительный Комитет доверят, ЦК доверяет. Большое доверие вам,тов.Кирсанова было. И лично вам я оказывал это доверие.
Но после того,как вы возвращаетесь в Ленинскую Школу ,начинается целая полоса провалов. Провал за провалом идет. Кто это, враги партии Суница, Серебрянский, Сегаль, Секерская и т.д. Можно прозевать одного, можно прозевать другого. У каждого было кое-что,что было прозевано, у многих партийцев. Но товарищи, когда это тянется изо дня в день в когда это уже превращается из количества в качество, - тут приходиться задуматься.
Ну хорошо, проходит это дело с Серебрянским, с Суницей и т.д. Остается дальневосточное дело Чугунова. Казалось бы после всех этих уроков т.Кирсанова должна была учесть эти уроки и понять, что если между китайской компартией и группою Чугунова идет борьба, - надо посмотреть с большевистской лупой, что там делается.
Тов.Кирсанова все время изображала это, как личный конфликт, что тов. Ван-Мин не ужился с Чугуновым. А между тем за этим скрывалась по существу борьба врагов, шпионов против коммунистической партии.
А как т.Кирсанова защищала Чугунова? Здесь мне передали стенограмму ее речи на политсекретериате, где обсуждался этот вопрос. Вот что тов.Кирсанова говорила. Это было в 1932 году 23 марта;
" По этому пункту я должна сказать во-первых, что целиком и полностью отвечаю за все политическое поведение Чугунова и его группы, потому что ни один шаг, ни одна статья, ни одно слово на собраниях и в резолюциях не делаются Чугуновым, не делал он и не говорил он без моей санкции. Я руководила сектором и в смысле общего руководства, наблюдая за тем, что там делается.... "
Видите товарищи,как Кирсанова в 1932 году солидаризировалась целиком и полностью с Чугуновым.
Товарищи, наступает теперешнее последнее время, когда тов. Ежов растряс наши государственные, партийные, советские, кооперативные и профсоюзные организации, и вот началось тогда вскрытие врагов. Казалось бы, что в этот момент должна была сделать тов.Кирсанова. Тов.Кирсанова должна была, учитывая эту многолетнюю борьбу, сейчас же отмежеваться от группы Чугунова, написать об этом, сказать, написать в ЦК, в Коминтерн, тем более, что были сигналы, да, товарищи, были сигналы..
Первый сигнал: появляется гнусная,подлая, отвратительнейшая статья в редактируемой им газете. Мы, Коминтерн, узнали о ней позже. Когда речь шла об этой статье, как рисуется это тов.Кирсановой? Произошла небольшая опечатка. А мы знаем,что таких опечаток в вашей печати, в советской печати было иного, они делались врагами ежедневно и сознательно, когда раскрылся целый ряд дел, вскрыли, что такая система была...
Товарищи, я спрашиваю, о чем же здесь речь идет? Тов.Кирсанова, не за то, что у тебя в Шкоде были дефекты, не за кирсановщину, о которой говорилось здесь, бьем мы вас, а вот за этот проклятый хвост. Тянется этот хвост на протяжении многих лет и этот хвост по существу оставлен.
Я должен сказать,что мы запоздали с этим решением. Если бы тогда, когда в 1932 году Кирсанова выступала с этими речами, старое руководство Коминтерна заняло бы решительную линию и одернуло бы Кирсанову,- может быть сегодня мы не обсуждали бы вопроса о Кирсановой. Мы пропустили этот случай, старое руководство Коминтерна прозевало этот случаи и дело разворачивалось и дошло до того конца, на котором мы сейчас присутствуем.
Вот товарищи, каждому из нас, когда приходиться выступать по таким делам, каждый из нас делает очень ответственное заявление и делает их не с легким сердцем. Но там, где идет вопрос о здоровьи партии, - там это верховный закон.
Тов.Кирсанова я слушал вас, когда вы говорили: "Тяжело мне говорить". Верно, тяжело говорить, но знаю, видел, что когда исключат, тяжело говорить. Но не это сейчас решает, что вам тяжело. Партии становится легче, когда вычищают грязь, когда партия сейчас выгоняет шпионов, когда партия наводит порядок в своем собственном доме. Тогда партии становится легче.
Вот почему мы должны сказать, что за эти ошибки вы должны ответить перед партией.
Вот почему я лично думаю, товарищи, что т.Кирсанова заслуживает исключения из партии.

Титкин: Товарищи, я считаю, что здесь критика, которая развернулась, совершенно правильная, хотя она и довольно острая и глубокая.
Почему эта критика правильная? Я продумал здесь целый ряд вопросов, которые раньше не связывал и целый ряд фактов, как они представляется в новом свете.
Здесь товарищи говорили относительно связи т.Кирсановой с Чугуновым и тут вопрос стоит так,что эта связь начинается еще с того времени, когда Чугунов был в Школе в 1931 году,что эта связь содействовала Чугунову в его вражеской работе.
Чугунов что из себя представлял тогда? Чугунов был на китайском секторе. Он вел работу так, чтобы кадры, которые мы воспитывали, воспитывали так, чтобы они были против руководства кит.компартии. Нам партия поручает подготавливать кадры. Она отбирает людей из своей страны на это и дает нам воспитывать. Кирсанова предоставила воспитывать кадры на секторе этому мерзавцу шпиону. И не только предоставила, но когда делегация начала разоблачать Чугунова на его этой работе, Кирсанова всегда становилась на сторону Чугунова и готова была его защищать. Это особенно развернулось в Коминтерне, потому что эти вопросы косвенно проходили... У меня другой вопрос. Это вопрос относительно гнезда. Здесь это не просто гнездо, но такое гнездо, которое захватило все важные участки в нашей работе.
Кто у нас несколько лет тому назад возглавлял в Школе так сказать научный совет? Там были Суница, Серебрянский, Сегаль, Рудаш. Это были люди, которые предрешали все вопросы. Это было по существу какое-то неофициальное руководство Школой и они предрешали вопросы, которые должен был решать парт, комитет...
Наша ошибка состоит в том, что мы к этому вопросу не подошли с точки зрения правильной расстановки сил, с точки зрения того, кто группировался тогда вокруг Кирсановой. Если бы вопрос так поставили, то перед вопросом о Кирсановой встал бы не только вопрос о Серебрянском, о Чугунове, но о целом так сказать окружении, целом гнезде. К этому нужно добавить,что это гнездо было организовано так, что оно заправляло у нас.
Несколько слов относительно методов. Почему мы в этом отдельном случае не сумели быстро реагировать. Возьмите вопрос о Чугунове. Это самый последний вопрос. Я приехал из отпуска, когда этот вопрос разбирала комиссия и партком, и в парткоме по существу подготовляли вопрос. Но что получилось. Когда вопрос о Чугунове встал,то т.Кирсанова сказала, что мнение тов. Димитрова такое,что этот вопрос нужно прекратить в Отделе Кадров,поскольку этот вопрос настолько серьезен,что стоит его ставить во всю ширь. Когда секретарь цеха хотел поставить вопрос о т.Кирсановой в связи с дедом Чугунова, т.Кирсанова намекнула, что товарищи, которые хотят ставить доклад, чтобы они согласовали вопрос с т.т.Мануильским и Димитровым. Это использование очень авторитетных наших людей и органов, для того, чтобы ввести в заблуждение.

Кирсанова: А вы бы спросили Димитрова и Мануильского.

Титкин: Вместо того, чтобы это проверить, вместо того, чтобы связаться с т.Мануильским и Димитровым, Москвиным и др., мы считали,что раз т.Кирсанова говорит, - а тов.Кирсанова не может обманывать, она старый большевик, - то поверили этому и связали себе таким образом руки...
Теперь в отношении отдельных людей. Возьмите Грозберг. О Грозберг мы знали,что это человек незаслуживающий доверия, но фактов кроме того,что ее старого мужа арестовали, никаких нет. За эти факты мы ее исключать не могли и в Школе оставлять тоже не могли и мы договорились о том, чтобы просто снять с работы. Ошибка заключалась в том, что мы этот вопрос с себя свалили и Отдел Кадров в этом отношении не помог.
В отношении Лазо. За что Лазо вынесли строгий выговор,за то,что она имела связь с двумя мужьями, которые оказались врагами народа. Один застрелился, а второй арестован. Мы не учли того, что тов.Лазо старый партиец, не имела ничего в прошлом, но факты такие, которые, заставляют задуматься.
Также и с Раевичем, мы настаивали, чтобы не выдавать ему партийного билета, а комиссия его восстановила, а потом его
арестовали,как врага народа.
Отсюда говорить, что мы не боролись против врагов народа, нельзя. Наша вина очень большая, а моя вина,как секретаря парткома,особенно велика.Но когда товарищи хотят сослаться на авторитет тов.Кирсановой, я считаю, что это является производным. Основное это то, что мы не поняли решении мартовского пленума о развитии самокритики ,не поняли,что бдительность - это вопрос основной, что бдительность - это есть защита партии от врагов народа, это борьба против тех, которые прикрывают врагов народа. Третье,что мы не поняли из решений пленума ЦК, это то, что лозунг овладения большевизма является основным лозунгом, и отсюда,то, что мы не довели до конца нашу критику и бдительность, которую партии требует, отсюда то,что мы не сумели сделать надлежащие выводы в отношении Кирсановой.
Я считаю, что решение и дополнительное предложение тов. Полякова совершенно правильно относительно вывода из парткома и снятия с работы секретаря.

Председатель: Слово имеет тов. Кирсанова. 15 минут.

Кирсанова: Я думаю, что я думаю даже короче, чем срок, который вы мне даете, 15 минут. Почему? Потому что критика моих преступлений против партии мне показала всю глубину этих преступлении.
Я могу только об одном еще раз просить: о том, чтобы не исключать меня из партии, чтобы дать мне возможность работать в рядах партии. Не потому, тов.Мануильский, что я справлюсь с работой, хотя бы подобной, или похожей на эту работу. Нет, я в рядах партии могу работать, потому что я - преданный член партии. Преданный.
У меня много хвостов. У меня много преступлений, много. И тов.Мануильский очень прав, когда он говорил, что от всякой мрази надо очищаться. Это верно.
Но я - не мразь. Об этом только я хочу говорить, я ни эта мразь, не та мразь, от которой надо очищаться.
Вы говорите, какую работу вам можно дать после всех этих преступлений в рядах партии.
Товарищи, работы имеется много. Какую работу можно дать? Какую угодно. Рыть канавы, - но только оставить меня в рядах партии.
И почему я еще прошу об этом? Потому.что я боролась с врагами. Боролась. Боролась я с врагами. И этого нельзя зачеркнуть.
Оказались хвосты. Оказались. Преступление мое велико в связи с делом этого гада Чугунова. Велико. И с Серебрянским, и с Суницей и со всеми.
Но я боролась и конкретно. Если взять Суницу, - он долго ютился здесь. Но дошло до меня наконец, что этого типа надо выгнать из партии. Не забывайте, что все-таки это было мое предложение.
Вы сейчас склонны рассматривать это, как маскировку, как какую-то страховку. Это неправильно, товарищи. Неправильно.
Вы очень хорошо понимаете, что очищаться от врагов нужно, и я вижу, какие требования вы предъявляете к члену партии, я их, эти требования, понимаю. Но ведь нельзя же зачеркивать того, кто предложил выгнать Суницу из партии, не ради маскировки какой-то своей враждебной, партии работе.
Меня тогда партийный комитет не поддержал. Не поддержал. Я настаивала на этом. Я неуклонно настаивала на этом.
Возьмите вопрос с этим, как в резолюции написано: Из 24-х человек, выброшенных из Школы, 12 чел.разоблачены.как враги народа.
Товарищи, моя доля в этом была большая. Я представляла эти данные и партийному комитету и соответствующим органам со всей искренностью, со всей последовательностью я боролась против этих лиц.
Я не буду занимать вас долго, возьму только самые острые случаи, которые здесь приводились.
Возьмите Брауна. У меня не было настойчивости, чтобы не допустить его до руководства сектором, Да, этой настойчивости у меня не было, но в первый же день,- и тов.Титкин это знает,- с первых же дней я требовала от партии,чтобы его сняли. Я настаивала на этом. У нас было совещание специальное по этому вопросу. Совещание при авторитетнейших товарищах. Я говорила об этом. Товарищ секретарь Коминтерна согласился, что нельзя Брауна оставлять, я доказывала,что нельзя этому человеку выполнять такую работу. Это было? Было. Товарищи, я очень медлила с этим, что нужно было? Вопрос эадерживается, нужно было перенести в высшую инстанцию и там развивать всю аргументацию против того или иного типа. Вот были такие соображения,что по мнению представителя партии, руководства партии еще можно подождать, еще можно повременить. Это же факт. Я просто не имею возможности показать с документами в руках, что все эти выявленные и разоблаченные, за исключением отдельных типов, все это с моим участием, с моей инициативой во многих случаях...
Я товарищи, во всех этих случаях с 12 чел. исключенных, во всех случаях,за исключением Серебрянского, я принимала самое активное участие и партийное участие. Этого нельзя сбросить со счета.
В отношении Чугунова прав тов.Мануильский, что я здесь, в этом вопросе преступно вела себя. Преступно вела себя до самого последнего момента, до момента, когда мне на заседании, после выступления тов.Мануильского стало ясно.что с этим типом надо покончить,надо рвать. Но я не сделала политических выводов.
Я не буду повторять того, что я говорила, но я говорила об одном: о том, что не поднялась я выше того, что расценивала этот вопрос, как персональную борьбу. Не поднялась я выше, не увидела я там ничего. Это преступление перед партией.
Товарищи, тов.Титкин здесь бросил очень тяжелое обвинение, что я в разговоре с ним намекнула на то, что существует такое мнение, что не надо ставить этот вопрос, Я сказала: Товарищ Титкин, согласуйте этот вопрос. Это я сказала. И Титкин должен был итти согласовывать, Я настаивала на этом. Для чего согласовывать? Для того, - я даже сказала Титкину,- для того,чтобы не поставить перед фактом, что здесь ставится вопрос, который может быть нельзя еще ставить. Это было так. Это совсем не было то, что говорит тов.Титкин.
Я вижу теперь, что мне нельзя было ждать, пока комиссия и Коминтерн разберут этот вопрос. Нельзя было ждать, а наоборот, надо было подвергать во всяком случае тов.Титкина и сказать; ну что же, согласуйте этот вопрос и ставьте. Скорей расчистили бы этот вопрос,или как говорит тов.Поляков, скорее разоблачили бы Кирсанову. Разоблачили бы,конечно. Не с таким запозданием увидели бы это преступление.
Преступление то, что под моим покровительством действовал враг. Но товарищи, под моим покровительством враг не потому, что я была вместе с ним, сообщником его. Я это отвергаю и я докажу,что это обвинение неправильное. Я смотрю прямо в глаза вам, тов.Поляков, и я докажу, что это неправильное ваше подозрение меня в том, что я была сообщником врага. Это неправильно и я отвергаю это обвинение.
Товарищ Поляков говорил: за обман партии, за обмен партийной конференции, партийной организации Краснопресненского района, Кирсанова должна нести ответ.
Товарищи, я не обманывала никого. Ведь есть стенограмма партийной конференции. Посмотрите мое заявление. Здесь кто-то говорит,что тов.Титкин сомневался, сказала ли я о себе хоть что-нибудь, я сказала о себе и начала с того, что Серебрянский не разоблачен мною. С этого начала.

Председатель: Время истекло.

Кирсанова: За 30 лет вы первый раз исключаете меня из партии. Разрешите лишние 5 минут задержать вас.
Я с этого начала. О левом коммунизме я говорила. Мне был после этого задан вопрос: была ли я в троцкистской оппозиции; Я говорила: нет, не была.
В связи именно с другим мужем мне задавали этот вопрос. Я не обманывала никогда партию. Ни в чем, нигде, ни одним словом.
Теперь вопрос о том, что у меня был муж меньшевик и я об этом не сказала.
Товарищи, ну я скажу об этом, что этот муж был в течение нескольких дней моим мужем. И вопрос стоял таким образом тогда, перед Февральской революцией, в ссылке, что я ни на одну минуту политически не колебалась в своей большевистской позиции. И эта случайная связь, совершенно случайная связь, она мне так стоила, - я не знаю, как это назвать, - встала в памяти сегодня только. Даже в памяти ее не осталось, этой случайной связи.
Если говорить о моем партийном облике в этом отношении, то я за эту случайную связь очень жестоко поплатилась тем, что человек, которого я уважала всегда и уважаю, человек, с которым я связана 23 года, - я поставила его в очень тяжелое положение, но политически я никогда не уходила, ни на одну минуту я не колебалась.
Товарищи могут подумать, что эта женщина, которая имеет двух мужей сразу. И этого не было сразу. Товарищи, вопрос быта имеет огромнейшее значение. Я понимаю вашу требовательность и в этом вопросе. Ни на одну минуту я не обманывала тов.Ярославского. Я ему сказала об этой связи и он вместе со мной пережил эту связь. Мне не о чем было говорить, тов.Поляков. Я никого не обманывала. Это случайная связь разделила нас настолько,что во время этого иркутского митинга я говорю, что я последний раз утром подала ему руку, потому что я уже видела, кто он. И тут уже никакого разговора не могло быть. Хотя я уже перед этим не жила и не была с ним. Я вообще не жила с ним. Мне не о чем было говорить. Случайная связь на несколько дней, и я не обманывала никого. Никого не обманывала. И с меньшевиком этим я вела самую ожесточеннейшую борьбу. Ну спросите, есть свидетели, товарищи из Якутской ссылки, которые знают мою борьбу против этого меньшевика. За эту случайную связь я не отвечаю, тем более перед партией.
Товарищи, я считаю, что этот вопрос должен быть исчерпан этим заявлением,потому что была только вражда к этому человеку.
Товарищи, я считаю, что я заслуживаю этои жестокой меры - исключения меня из партии, заслуживала бы всей этой критики, какую я здесь слышала, если бы я не была предана партии, я предана и я за эти месяцы, за последний год прошла такую школу, что я сейчас вооружена для работы так, чтобы быть достойным членом партии.
И в этот момент я прошу, в этот момент, когда я выросла до этого, меня хотят выбросить,как мразь из партии. Это будет неправильно.Неправильно.
Я прошу оставить меня в рядах партии. Сознаю все свои преступления, но никогда борьбы против Коммунистического Интернационала, против китайской коммунистической партии, против других партий, никогда никакой борьбы не вела. Никогда. Это обвинение неправильное.

Богомолов: Разрешите мне одну существенную справку. Я о деле Чугунова узнал 15-го числа, до этого она меня не информировала по этому вопросу. Она мне заявила, что сейчас в Коминтерн подано заявление Ван-Мином по обвинению меня в связи с Чугуновым. Тогда она мне заявила, что по этому вопросу знает и тов.Шкирятов. Когда шла проверка лиц, исключенных из партии, то тов.Кирсанова была оставлена несмотря на то, что она не является членом КПК. Тут же она мне оказала, что этот вопрос на парткоме уже разрешался и что по этому поводу были даны указания из Коминтерна.

Кирсанова: Нет, не говорила я этого.

Богомолов: Что представлял из себя Чугунов, я не знал. Но это заявление было сделано 15-го числа. Я спросил Волкова: ты знаешь об этом факте? Он говорит: Да. Тут стали решать вопрос, как с этим делом поступить. Потом я узнал, что вопрос решен в Секретариате ИККИ днем, а мне было оказано часа в 3. В этот момент тов.Кирсанова звонила тов.Мануильскому по поводу австрийцев, а позже вечером, часов в 12 ночи, я узнал, что вопрос о "хозяйке" решен.

Кирсанова: Товарищи, я об этом говорила. Я сама пришла к т.Титкину и заявила о том, что на меня поступило заявление к тов.Шкирятову. Я об этом говорила тов.Богомолову, говорила о том, что я дала свои объяснения. Говорила после того, как меня оставили на комиссии по аппеляции, что вопрос этот исчерпан. Я изложила вою фактическую сторону, так, как она есть. Товарищ Богомолов, почему я сказала об этом? Товарищ Богомолов,приготовляйте списки всех сотрудников и я вам скажу по отношению к каждому, с чего нужно начать проверку, и мы за это дело засядем. Это было 15-го числа. Мы за это дело засели. Товарищ Богомолов начинает с учебного отдела, минуя меня. Я тов. Богомолова вернула к вопросу о себе и говорю: "Товарищ Богомолов, имейте в виду, что против меня, не меня написано такое-то заявление. Вопрос идет гораздо глубже того, что имела какую-то личную связь с Чугуновым. Здесь вопрос идет о том, что я вела борьбу против китайской коммунистической партии. Я товарищу Богомолову говорила, чтобы он начал с меня, и все существо этого вопроса рассказала ему.
Затем дальше. Когда товарищ Мануильский меня вызвал и заявил мне о том, что создана комиссия, для того, чтобы разобрать этот вопрос, я пришла и передала тов. Титкину о том, что создается комиссия. И тов.Титкин сказал: по разбору вопроса о поддержке вами шпиона. И я рассказала тов.Титкину подробно этот пункт обвинения , выдвинутый против меня. Это я делала для того, чтобы держать секретаря парткома в курсе дела. Меня никто к этому не обязывал. Я могла бы сослаться, что дело будет разбирать комиссия. Я пришла к тов.Титкину и честно ему обо всем рассказала.

Титкин: У меня есть еще маленькое заявление, которое надо сделать. Тов. Кирсанова мне действительно сообщила, что есть на нее заявление в КИ и у тов.Шкирятова, и по целому ряду инстанций, чуть ли не до Сталина эти заявления и т.д.. И несмотря на это и тов.Шкирятов заявил, что она должна работать в тройке. Затем было ее заявление, когда тов.Мануильский ей сообщил, что она снимается с руководства Школы и что вопрос ставится о создании комиссии, после этого мы о тов.Богомоловыи поговорили и реагировали. А через два дня товарищ Мануильский сделал у нас сообщение.

Председатель: У нас есть по делу тов.Кирсановой одно предложение, это - постановление Парткома. Разрешите его зачесть (зачитывается постановление Парткома).
Какие будут другие предложения?
Других предложений нет.
Есть предложение принять это решение за основу.
Голосую. Кто за исключение Кирсановой из партии, прошу поднять руки.
Против нет? - Нет.
Воздержавшихся нет? - Нет.
Принято единогласно.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Пн Май 23, 2011 7:38 pm

http://labas.livejournal.com/908976.html
Игорь Петров (labas) @ 2011-05-23 20:49:00
стихи на случай
Наживы ветер иллюзорный занес меня в Брюссель и бамс! в моей гостиничной уборной лежит газета Нью-Йорк Таймс. Виной оказии безумной мне на глаза попался лист, на коем выступал с колумной один известный колонист. Он освещал в формате вики (обычного профана для) скандалы, каверзы, интриги и тектонические сдвиги на высших этажах Кремля. Еще недавно, мол, мы туго учили раз и навсегда: тандем един как рак и щука, ну то есть не разлей вода. И вот такая икебана: разлад, раздор и фейерверк, хоть с точки зрения профана понятно, кто одержит верх - тот, у которого харизма, напор, зачатки культуризма: бывало, выйдет босиком во всей красе своей натуры - в одном плече мускулатуры как в конкуренте целиком. Но – колонист выводит купно - что нам, профанам, недоступно: объединяет общий срез кремлевских свар такого рода непредсказуемость исхода с непритязательностью средств.

Тому история порукой - вот Лев Давыдыч, многорукий был военмор и бонвиван - расстрельный продиктует список, и тут же валит машинисток на конфискованный диван. Вдруг затемненье. Ветер гонит по небу туч семнадцать штук. Он едет в литерном вагоне на юг. Вокруг цветет урюк. Забыты яростные споры, дискуссии партийных групп, уж тише речь, мутнее взоры, в лучах авроры снятся горы и ледоруб.

Другой пример – Лаврентий Палыч в рабочем кабинете за ночь вершил десятки важных дел: давал стране угля, урану, клепал ракетную программу и кадры на столе вертел. И над бескрайними полями, над пашней в капельках росы летели щепки штабелями, гуляли вдовы с бобылями, и всё стучало как часы. Как беспристрастную оценку, как славный подвигов итог Лаврентий Палыч видит стенку и слышит чпок.

И прислонил, учти, профан, его плешивый хитрован, которого хозяин сытый бывало звал: пляши, Никита. А тот, играя простака, начнет подбрасывать коленки – репертуар от летки-енки до боевого гопака. Пять лет спустя – уже не в силах унять в щеках тревожный зуд, свидетели тех танцев милых, как и примкнувший к ним Шепилов фальцетом лазаря споют. Тогда же сэр Уинстон Черчилль феномен сей увековечил: "У них неважно, черт подрал, кто прав, кто лев, кто бес с рогами: кого несут вперед ногами - тот проиграл".

Здесь колонист зовет эксперта: скажи, эксперт, чья песня спета, кому тут вретище плести, кому на царствие итти? кому с энергией кипучей за счастье родины радеть, кому же (так, на всякий случай) кальсоны теплые поддеть? Без ажитации и злобы эксперт подводит делово сухой баланс: не сглазить чтобы, пусть смело поддевают оба - Господь узнает своего.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Вс Май 29, 2011 12:58 am

http://corporatelie.livejournal.com/18066.html?view=768658#t768658 28 мая, 10:16
Сравнение смертности заключенных в пенитенциарных системах Российской Империи и СССР: вступление
Ну что ж. Понеслась.
Данную работу я пишу уже почти год. Она закончена на 80%. Смею надеяться, из всех статей, которые я опубликовал в своем бледно-эмалевом ЖЖ, данный очерк, который на самом деле будет представлять из себя целую серию статей, будет самым интересным, актуальным и действительно будет обладать, как принято выражаться в горних академических сферах, определенной “научной новизной”. Работа достаточно большая по объему, но будем оптимистично полагать, что все недостатки моего отнюдь несовершенного публицистического слога нивелируются конкретной реальной статистикой, которую мне удалось вытащить на свет Божий.
По крайней мере, я очень на это надеюсь. Ни в коем разе не претендую на закрытие темы, но, на мой взгляд, та информация, которую мне удалось синтезировать из десятков источников, действительно, будет первым шагом к любопытным и доселе еще никем не озвученным в историографии выводам. На данный момент получил обнадеживающие отклики от очень мною уважаемых специалистов,- профессоров Б.Н. Миронова и С.В. Волкова, а также к.и.н. К.М. Александрова, который обещал подсобить с публикацией очерка в одном серьезном академическом журнале.
Безусловно, работа в ЖЖ будет оформлена черте как, без корректного цитирования, оформления и стилистической правки, а также снабженная обильным полемическим фривольным комментарием, где будет активно пролезать моя позиция, которую, безусловно, уберем, если таки удасться работу опубликовать. Публикую я ее в ЖЖ прежде всего для “ловли блох” и всенародного обсуждения.
Как я пришел к изучению этой темы? Все просто.
Около года назад читал достаточно известную в узких кругах монографию Деткова М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России, изданную в 1999 под редакцией ни много ни мало самого министра юстиции РФ. Труд, действительно, капитальный, а Детков,- хороший и грамотный специалист-тюрьмовед старой школы советской историографии с не одним десятком опубликованных работ. Без иронии. Присутствия министра юстиции в редакционном совете отражает некий уровень государственного признания данной работы, как некой официальной точки зрения на вопрос современного государства под названием РФ.
Данная монография содержит очень объемную первую часть про дореволюционную пенитенциарную систему(вторая часть посвящена советской системе) и Ваш покорный наивный слуга пытался найти там сведения о смертности заключенных в Империи 1906 года. И не нашел. Т.е вообще ничего про 1906 год. Да и про остальные года. Про смертность заключенных до революции у Деткова всего один абзац с традиционной советской формулировкой,-
Цитата :
“ Смерть - постоянный спутник тюремного быта, являлась наиболее объективным и беспристрастным выражением существа карательной политики царского правительства”,
далее Детков приводит пример действительно серьезной смертности на этапе/ в пересыльных тюрьмах за 1880 год, 1881 и 1882 года. И все. Больше про смертность в тюремной системе до революции в фундаментальной монографии под редакцией самого министра юстиции государства РФ нет ни слова. Зато много эпитетов, пышных цитат из мемуаров революционеров про несправедливую и ужасную царскую тюрьму. Напротив, про смертность в советской тюрьме обильно цитируется Земсков. Просто в порядке констатирования. Никаких сравнений между смертностью в тюремной системе Империи и СССР в книге нет. Ибо не с чем, по сути, сравнивать. После прочтения этой монографии создается стойкое ощущение, что и до революции, и в СССР в тюрьме было плохо, примерно даже на одном уровне, хотя советский период предстает даже в чем-то более благостным, а все потому что никакой внятной статистики смертности для Имперского периода не приводится. Дана только смертность в советской пенитенциарной системе.
Меня это сразу как-то покоробило и очень сильно насторожило. Как же так,- сказал я себе. Позволю себе смелость и неожиданно процитировать хитрющего полемиста Ленина, c цитатой разбивающий напрочь всю будущую большевистскую пропаганду,-
Цитата :
"В области явлений общественных нет приема более распространенного и более несостоятельного, как выхватывание отдельных фактиков, игра в примеры. Подобрать примеры вообще – не стоит никакого труда, но и значения это не имеет никакого, или чисто отрицательное, ибо все дело в исторической конкретной обстановке отдельных случаев. Факты, если взять их в их целом, в их связи, не только "упрямая", но и безусловно доказательная вещь. Фактики, если они берутся вне целого, вне связи, если они отрывочны и произвольны, являются именно только игрушкой или кое-чем еще похуже. … Вывод отсюда ясен: надо попытаться установить такой фундамент из точных и бесспорных фактов, на который можно бы было опираться, с которым можно было бы сопоставлять любое из тех "общих" или "примерных" рассуждений, которыми так безмерно злоупотребляют в некоторых странах в наши дни. Чтобы это был действительно фундамент, необходимо брать не отдельные факты, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов, без единого исключения, ибо иначе неизбежно возникнет подозрение, и вполне законное подозрение, в том, что факты выбраны или подобраны произвольно, что вместо объективной связи и взаимозависимости исторических явлений в их целом преподносится "субъективная" стряпня для оправдания, может быть, грязного дела. Это ведь бывает... чаще, чем кажется." (Ленин В.И. Статистика и социология. – Полн. собр. соч., т. 30, с, 350-351.)
Итак, казалось бы а причем здесь цитата вождя и тюрьмовед Детков со своим частным примером про смертность заключенных на этапе 1880 года? А причем он именно потому что пример частный.
Тот факт, что Детков почему-то ограничился всего лишь тремя годами, причем не каким-нибудь 1905 годом и не тюрьмой общего устройства или тминным арестом Привислинского края, а именно архаичными 1881 -1883гг., почему-то взяв самый крайний и негативный пример,- одну(!) пересыльную Московскую тюрьму и пересыльные этапные/полуэтапные тюрьмы. Которые к тому моменту еще не были реформированы и являли собой самую лютую составляющую тюремной системы Империи 1880-х. Но штука в том, что в пересыльных тюрьмах и на этапе максимум был 5-10% от общего количества сидящих, характеризовать даже состояние всей системы 1880-х эти данные не могут. Более того, если читатель захотел бы узнать, а сколько же людей умерло, допустим, в исправительно-арестантских отделениях или тюрьмах общего устройства в 1888 году или 1881, из книги Деткова никакой информации не получит. Что уже как-то не очень.
Человек с критическим мышлением начнет моделировать и подвергать сомнению. А почему мне не говорят данные за другие года? Можно ведь допустить теоретическую возможность, что к 1914 году смертность на этапах снизилась? Спешу сообщить, что все-таки снизилась. В 15 раз. Но кому это интересно. Об этом в отечественной историографии вы не прочитаете ВООБЩЕ ни строчки. Ни в одной монографии. Ни в одной статье даже в серьезном академическом “объективном” журнале. Хоть советском, хоть пост-советском. Полное и тотальное забвение этого, согласитесь, по меньшей мере, интересного факта. Почему-то выпукло и рельефно в монографии под редакцией министра РФ есть только факт страшной смертности 1881 года, но нет ни слова про состояние этапной системы 1914 года(правительство увеличило финансирование этапов в 30 раз где-то с 1880 года) и вообще никакой иноформации о смертности для других лет и других мест лишения свободы, где содержалось 90% заключенных Российской Империи.
В результате, никакой общей картины с 1880 по 1917гг. Царская тюремная система отнюдь не ограничивалась 1880-1883 годами, московской пересыльной тюрьмой, этапами и полуэтапами. Это едва ли 1% от общего количества разных мест заключения.
Но зато читатель Деткова получит “фактик” про страшную смертность на этапе в 1881-1883гг. И все. Совершенно ясно, что никакой объективной картины о смертности в царской тюремной системе из таких обрывочных частных примеров не получить. Примерно тоже самое демонстрирует лауреат сталинской премии профессор М.Н.Гернет в своей не менее фундаментальной пятитомной “Истории царской тюрьмы”, хотя его пристрастность можно понять, учитывая время написания работы. Минимум конкретных данных, частные примеры, никакой полной статистики, зато много пламенных прокламаций и сентенций через абзац-
Цитата :
“Такова была царская тюрьма во всех ее разнообразнейших видах в начале XX века. Тюрьма могла ставить себе различные задачи — устрашение, возмездие, изолирование, «нравственное исправление» и пр. Но ее сущность везде — и в холодной, сырой, бревенчатой тюрьме-избе далекой Сибири, и в хорошо оборудованных, выстроенных напоказ тюремных зданиях некоторых центральных городов — оставалась одна и та же: открытое или замаскированное физическое уничтожение заключенных.”, “Царская тюремная медицина сделала все зависящее от нее для распространения болезней и для укорачивания жизни тех, кто имел несчастье попасть в заключение;”
и т.д. и т.п.
Сравнить царскую статистику смертности с современным ему ГУЛАГом у Гернета почему-то не поднялась рука, да и в архивы САНО или УРО Гулага его бы вряд ли кто пустил. Да и зачем. Достаточно поиграть в “фактики”.Иначе говоря, время идет, а публицистические прокламации Гернета(в случае с современниками советских тюрем это “обличение” выглядит ну совсем фарисейски)Короленко, Деткова, Горького, Куприна и многих других формируют мнения последующих поколений о царской тюрьме в однозначно негативном свете, причем cравнений с советской тюрьмой среднестатистический гражданин РФ провести не может,- просто банально потому, что более или менее полные данные о смертности в царской тюрьме никем толком не опубликованы. А это несправедливо, по меньшей мере, противоречит тому самому принципу историзма и всесторонней объективности, за который так все ратуют.
И вот у меня созрела идея. Так дело не пойдет. Нужно дать полную картину. Отрыть архивы ГТУ Российской Империей. Показать динамику смертности во всей совокупности, а не стращать общественность выдернутыми из контекста примерами. А самое главное,- увидеть контекст изменений динамики смертности во ВСЕХ видах заключения, начиная от арестов Привисленского края, заканчивая каторжными тюрьмами и исправительно-арестантскими отделениями.
А изменения были и немаленькие. Иначе говоря, царская тюрьма в 1880, через год после тюремной реформы , это совершенно не та тюрьма, которая была в стране в 1906 году, а тюрьма 1915 года сильно отличалась от тюрьмы образца 1906 года.
Еще интересный момент,- попробуйте почитать учебники или статьи про тюремную реформу 1879 года. Везде, за редким исключением, подчеркивается ее “половинчатый”, “незаконченный” характер в лучшем случае, или вообще констатируется косметический характер проведенных изменений, которые систему царской тюрьмы вообще никак не улучшили. Как была проклятая дыра, так и осталась, что в 1880, что в 1906 году. "Так ли это?",- задал я себе не праздный вопрос.
И начал “копать”. По каждому году, по каждому виду заключения. Зачем? Чтобы четко ответить на несколько вопросов,- понять была ли тюремная реформа 1879 года успешна? Сыграла ли она какую бы то ни было значимую роль в улучшении положения заключенных до революции? Снизилась ли смертность в царской тюрьме? Была ли она успешна или, действительно, никаких успехов не было и реформа провалилась? Данные вопросы совершенно логично привели меня к формулированию основной темы исследования.

Основная тема.
Основная тема данного очерка,- последовательное сравнение смертности в пенитенциарных системах при двух режимах,- в Империи с 1885 по 1917 гг. и СССР 1930- 1953гг.
Выбор временных промежутков определялся следующими соображениями,- общеимперское ГТУ было создано в 1879, несколько лет ушло на постановку и разработку процедур единообразного учета смертности и четко задокументированной статистики, поэтому действительно наиболее достоверные данные о смертности заключенных в Империи можно найти с 1885 года.
Для СССР год 1930,- создание полноценного ГУЛАГа, год привнесения в тюремную систему 20-х, которая по сути была калькой с имперской, чисто советского новаторства и уникальных специфических черт(метод Френкеля в выдаче питания, создания системы лагерей-гигантов, невиданных для Империи и .пр.)
Также периферийно будут рассматриваться смертность в пенитенциарных системах передовых индустриальных европейских стран для определения условного критерия “нормы” и “аномальности” в аспекте смертности заключенных для Империи и СССР.

Актуальность темы.
Если проблема смертности заключенных в советской тюремной системе ГУЛАГа(1930-1953гг) является одной из наиболее подробно изученных в отечественной историографии,- изданы серьезные монографии, написано множество научных статей,- то смертность в пенитенциарной системе поздней Российской Империи, а именно после тюремной реформы 1879 года вообще практически не изучена. И я не преувеличиваю.
Более того, в западной историографии есть только одна работа(!), да и то это не монография, а статья, где очень бегло затрагивается статистика cмертности в дореволюционной тюрьме.
Именно это фатальное упущение, отчасти, и сподвигло меня начать “копать” отчетность дореволюционных тюремных ведомств по первичным и вторичным источникам.
Cоответственно, данный очерк, на мой субъективный взгляд, актуален прежде всего тем, что смертность заключенных в системе исполнения уголовного наказания поздней Империи не изучена. Ну т.е вообще почти никак. Ни Гернет, ни Остроумов, ни Детков, ни любые другие отечественные тюрьмоведы и историки пенитенциарных систем не составили внятную репрезентативную статистику “тюрьмы народов” в конкретно-прикладном цифровом выражении,- так скажем, прямой и реальный результат геноцидной деятельности этой уничтожающей тюрьмы.” Ну например,в 1885 году в абсолютных цифрах умерло 45321231231 заключенных, что будет 50% от общего числа на 1 января 1885” , что в 123455 раз хуже чем в самых справедливых и пролетарских тюрьмах СССР мирного 1931 года”.
Вместо этого,.в общественном сознании циркулирует масса отрывков из публицистики и художественной литературы(Горький, Короленко, Чехов и пр.), а это нехорошо и ненаучно. Образ “чудовищной царской тюрьмы” невероятно прочно укрепился и превратился в практически не разбираемый и не обсуждаемый штамп. Причем я ни в коем разе не упрекаю публицистов(самых честных и не ангажированных из них, вроде Чехова)
На самом деле, в дореволюционной тюремной системе было масса плохого, уродливого и жуткого. Я не раз и не два говорил о том, что тюрьма,- это всегда плохо, совершенно неважно советская или царская. Но это если говорить предельно обще, без анализа деталей, где, как известно, притаился дъявол. А общие утверждения смысла не имеют. Давайте не будем играть в "фактики", а попытаемся взглянуть на конкретные архивные данные.
Тем более любопытным представляется возможность компаративистского сравнения индексов смертности тюремных систем последовательно сменяющих друг друга государств,- Империи и СССР(безусловно, учитывая всю опасность скатиться в некорректную методологию при подобных сравнениях), которые НЕ сосуществовали единовременно, а последовательно сменяли друг друга в историческом процессе.
Ведь почему когда заходит речь о тюремных системах, сразу на первый план выходит такой показатель, как смертность заключенных?
Именно смертность в системе исполнения наказания является фундаментальным показателем условной “благополучности” той или иной пенитенциарной системы.

Основные вопросы очерка:

а) Проанализировать совокупность объективных и субъективных институциональных причин, вызывающих смертность заключенных в рамках пенитенциарной системы Российской Империи 1885-1917гг и СССР 1930-1953гг, соответственно.

б)Насколько оправдано применение словосочетания “нормальная смертность” ” по отношению к двум системам в контексте сравнения со смертностью в развитых индустриальных странах?(т.е само понятие “нормы” обретает лексический смысл только при внятной системе оценочных координат, когда понятно кого и с чем мы сравниваем, чтобы сделать вывод о “норме или “аномальности- в данном случае нас будет интересовать статистика смертности в пенитенциарных системах развитых стран Запада..

в)Насколько Российская Империя и СССР выбивались(и выбивались ли) из общего уровня смертности в системах исполнения наказаний развитых индустриальных стран

г)попытаться выделить специфичные черты, присущие имперской и советской пенитенциарным системам, соответственно, которые и вызывали подобную динамику смертности.

Главная цель очерка.
Главная цель очерка,- выделить своеобразные прецеденты-антирекорды по критерию смертности в рамках пенитенциарных систем СССР и РИ для

а)голодных мирных лет.

б)урожайных/нормальных мирных лет.

В)военных лет.

в)абсолютных и относительных показателях.

Общие методологические замечания.
Почему я вообще постоянно склонен выделять в своих статьях эти самые негативные прецеденты и антирекорды в вопросе смертности заключенных да и вообще в любых других явлениях? Ответ простой,- для ясности.
Дело тут в крайне популярной “псевдообъективитской” методологи, которая получила распространение не только в исторической публицистике, но и в научном академическом сообществе.
Вкратце, совершенно оправдано считается, что добросовестный исследователь стремиться к объективности и беспристрастности, как любят писать в курсовых и кандидатских,- объективность, историзм, всесторонность.
Оставив горние сомнения в самом существовании этой самой некой абсолютной объективности, признаем, что относительная объективность существует и сама установка на не предвзятое, безэмоциональное, не одномерное исследование той или иной темы вполне себе хороша и понятна. Но во всем хороша мера. Зачастую многие и многие авторы, стремясь к этой идеальной объективности, начинают показывать чудеса двоемыслия, двойных или даже тройных стандартов, впадая в какое-то аморальное надчеловеческое. Разделять мораль и науку вроде как бы принято, но это, на мой взгляд. Проблема начинается тогда, когда к объективности(на словах) начинают стремиться черезчур сильно, стараясь быть умнее, беспристрастнее и честнее, чем есть на самом деле.
Штука в том, что деятелю науки хочется казаться объективнее и беспристрастнее, чем он есть на самом деле прежде всего в глазах самого себя и в глазах читателя.
Особенно в исторического апологии распространена концепция, которую в самом общем виде можно охарактеризовать“Ну не надо видеть мир в черно-белом цвете!”. Признавая совершенно здравый посыл данного утверждения, я категорически не приемлю тихой, аккуратненькой подмены понятий, когда в явлениях, которые были совершенно беспрецедентны и чудовищны начинают искать “черно-белое”, “противоречивое”, “взвешенные плюсы и минусы”. Очень многие неглупые люди стоят на, якобы, "объективистиских позициях", пытаются выделять и "плохое" и "хорошее" в каких-нибудь концлагерях . При всей странности и аморальности подобного "объективного подхода",его разделяют масса вполне неглупых соотечественников и самое главное их сентенции выглядят действительно завлекательно и убедительно. Ведь приятней же чувствовать себя выше всех этих наивных “эльфийских” штампов, завываний и расхожих категоричных суждений.
Безусловно, категоричные суждения не есть хорошо и иногда завывания есть не по делу, но опять же дъявол в деталях. Все эти разговоры о трезвом, не предвзятом, объективном отношении к, допустим, массовым расстрелам по национальному признаку или газовым камерам служат для людей неким способом самоутвердиться, мне кажется. То есть человек кажется самому себе намного умнее, беспристрастнее и взрослее, если он пытается видеть мир не в "черно-белом" цвете, как часто любят выражаться и избавляется от “инфантилизма” в суждениях. Порассуждать о сложности, неоднозначности Освенцима очень приятно, сидя у себя дома в тапках с единомышленником.
Хотя от этих людей ускользает один простой нюанс,- искать “позитивный аспект” “вполне понятную логику” в некоторых исторических явлениях,- например, в Руандском Геноциде-, это примерно тоже самое, что утверждать, что нары в Освенциме были сделаны из качественного немецкого дуба, поэтому "не все так плохо" было в нацистских лагерях, как пишут “очернители”, давайте же взглянем "объективно!". При анализе тех или иных “черных страниц истории” да и вообще проблем совершенно необходимо видеть, скажем так, грань допустимого, переступая через которое локальная проблема или даже зверство перерастает в мировой негативный антирекорд, каким и была, в сущности, пенитенциарная система Третьего Рейха. Как интегральное явление.
Cовершенно нормально пытаться относиться объективно к тем или иным явлениям(историческим событиям/периодам и т.д), но совершенно демагогичным и притянутым за уши искать условное “нормальное” и хорошее в мировых антирекордах и негативных глобальных прецедентах.
Суть в том, что даже если оно, это нормальное и было в каких-то там процентных долях от общего плохого cмысла в его выделении нету никакого. В Лихтенштейне полицейский следователь сфальсифицирировал дело, будет ли это равноценно фальсификации десятков тысяч дел на польских шпионов в 1937-1938гг.? Ведь и там, и там- суть явления одна и та же- фальсификация уголовного дела, но детали и главное масштаб явления 1937-1938гг совершенно не сопоставим.
Здесь нам и поможет эта самая концепция “негативного прецедента”, за которую я так ратую. Именно антирекорды за какой-то ряд лет в чем бы то ни было могут сохранить от опасности в выпадение это “трезвое, критическое, спокойное, взвешенное, холодное” отношение к питанию в Вишерском ИТЛ 1933 года, ведь по прейскуранту заключенным полагался джем,- значит не все же было плохо! Толку от таких “объективных суждений” чуть. Естественно, в Бухенвальде светило солнце и людям давали воды или пшенной каши.
На примере изучения Третьего Рейха это видно особенно хорошо,- ведь при Гитлере были великолепнее заводы и мощная индустрия? Бесспорно. Отлично развивалась инженерная и техническая мысль? Конечно. Рядовой немец жил очень и очень неплохо? Вне всякого сомнения.
Историк-объективист, начнет сначала громить “черные мифы”, а затем призовет людей почувствовать себя умней- так давайте же глянем объективно на газовую печь Освенцима. Выделим в ее деятельности как плохое, так и хорошее. Поймем логику действий газовой печи. Трезво, сидя у себя дома на диване, оценим и плюсы и минусы ее деятельности. Попытаемся избегать категоричных суждений, спокойно, рассудительно взвесим и проанализируем так ли уж плохи были камеры, по сравнению с тем фактом, что Вернон Фон Браун в этот самый момент придумывал ракету? Это же так научноJ Ну и пр.пр.пр. Подобных демагогических апологий пруд пруди и далеко не всегда про Рейх, про что угодно.
Но что же такого случилось в тюремной системе нацистской Германии, что заставляет все же как-то особенно плохо относиться к пенитенциарной системе Третьего Рейха? Да все просто,- в лагерях смерти умирало до 50-60% среднесписочного состава. Такой смертности не было никогда и нигде в тюремных системах Европы около двух веков.
Это и есть глобальный негативный прецедент и мировой антирекорд. И несмотря на народный автомобиль Фольксваген, несмотря на мощные заводы Круппа, несмотря на сытого преуспевающего среднестатистического немца 1933-1939гг., данный негативный прецедент отбросил тень на весь Третий Рейх.

Основные методологические принципы очерка.

1)Общий коэффициент смертности, как показатель тенденции и динамики смертности заключенных.
В данном очерке для характеристики той или иной пенитенциарной системы я буду часто обращаться к там называемому общему коэффициенту смертности. Я прекрасно отдаю себе отчет в том ,что общий коэффициент смертности - не самый удачный показатель для по настоящему глубокого, всестороннего и профессионального статистического исследования, так как структура тюремного населения по полу и возрасту изменялась. Поэтому следует оценивать не только общую смертность, но и поло-возрастную смертность. И уж во всяком случае надо иметь данные о поло-возрастной структуре тюремного населения и сопоставлять с ними общий коэффициент смертности. По возможности, эти данные я буду приводить, там где мне их удалось найти. Но с другой стороны, общий коэффициент, тем более посчитанный усреднено в масштабах всей страны(Всех тюрем) очень неплох для характеристики некой определяющей тенденции и может показать именно специфическую разницу между разными тюремными системами в соответственные года.
Так или иначе, данный очерк носит обзорный характер даже в силу своего относительно небольшого формата, поэтому он скорее ставит вопрос, нежели чем закрывает его. По ходу анализа новых данных очерк будет редактироваться.

2)Унифицированные методы подсчета смертности заключенных.
Процитируем дореволюционного тюрьмоведа Бера,-
Цитата :
“Правильно судить о смертности въ тюрьмахъ возможно лишь въ томъ случае, если наблгодешя будутъ производиться впродолженш цЬлаго ряда летъ и при условш применешя одинавоваго метода. Способъ исчислены смертности, который, по мнению известного статистива Энгеля, всего точнеее— тотъ, по которому за основание принимается среднесуточный составь населетя тюрьмы, а не число арестантовъ, прошедгиихъ въ течете года черезъ тюрьму 1).
Этотъ послвдшй способъ исчисления встречается въ ежегодныхъ отчетахъ Главнаго Тюремнаго Управления Российской Империи."
конец цитаты.
В данной работе я попытаюсь дать статистику, рассчитанную по обоим методикам. В любом случае надо помнить, что сверхточной статистики не существует и использовать ее можно как раз таки для характеристики общей тенденции.

3)Сравнение индекса смертности на воле с соответственным индексом смертности среди заключенных.
Еще один важный метод, который часто статистики используют при анализе уровня смертности в той или иной тюремной системе - сравнение цифр смертности на воле и среди тюремного населения.
Как верно пишет статистик Бер в “Тюремном Вестнике” 1899 года,-
”Простое сравнение цифр смерности, наблюдаемыхъ среди арестантовъ, съ цифрами, наблюдаемыми среди свободнаго населетя, всегда ведет к ошибочнымъ выводамъ, ибо среди арестантовъ нетъ техъ возрастовъ, которые въ свободномъ населенш даютъ наибольшую смертность, а именно—детскаго и старчесваго возрастовъ, тавъ кавъ тюремное населеше составляется преимущественно изъ лицъ средняго, наиболее сильнаго возраста, по большей части, отъ 20 до 45 лътъ.
При томъ правильно судить о смерности въ тюрьмахъ возможно лишь въ томъ случае, если наблгодешя будутъ производиться впродолженш цЬлаго ряда летъ и при условш применешя одинавоваго метода. Способъ исчислены смертности, который, по мнению известного статистива Энгеля, всего точнеее— тотъ, по которому за основанье принимается среднесуточный составь населетя тюрьмы, а не число арестантовъ, прошедгиихъ въ течение года черезъ тюрьму

4) Четкое и ясное определение “нормы” и аномальности” в плане смертности заключенных в 1880-1917г.- создание внятной оценочной системы координат.
В основу данного очерка я заложил простой принцип, который делает употребление словосочетания “нормальная смертность” по отношению к смертности в ГУЛАГе или пенитенциарной системе Империи оправданным и легитимным..
Нужно определить критерий “нормы”, а не бросаться словосочетанием нормальная смертность” без внятного определения- а что, собственно, является той самой нормальной смертностью для исследуемого периода.
Т.е употреблять слова “нормальная пенитенциарная система” по отношению к ГУЛАГу можно только после того, как мы увидим, что в 30-е годы смертность в тюрьмах других стран и тюрем предыдущего архаичного режима(РИ) была меньше в
а)относительном,
б)абсолютном соотношении.

Если же эти критерии не соблюдаются, если то называть систему ГУЛАГ(или пенитенциарную систему РИ) нормальной, бессовестно подменяя категорию этой самой нормы не пойми чем(идеологическим посылом, вестимо)- разлюбезная нынче фальсификация истории.
Мое твердое убеждение,- любой анализ двух последовательно сменивших друг друга пенитенциарных систем и их цифровых показателей имеет смысл только а)при разборе преемственности и в подчеркивании отличительных специфических черт двух систем в непрерывном историческом контексте. б) сравнении с аналогичными показателями тюремных систем развитых индустриальных стран “первого эшелона”,- т.е те кто задавал самый условно-лучший пример. Почему условно? Да потому что тюремные реалии XIX-нач.XX века гуманными назвать нельзя по определению, посему неизбежно идет сравнение плохого с очень плохим.

Продолжение следует.

Следующая часть,- список использованной литературы и общий обзор достоверности источников.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Чт Июн 02, 2011 1:18 am

http://corporatelie.livejournal.com/18247.html corporatelie 29 мая, 22:00
Сравнение смертности заключенных в пенитенциарных системах РИ и СССР: источники, структура работы

Общее вступление к работе, - Сравнение смертности заключенных в пенитенциарных системах Российской Империи и СССР: вступление.

Благодарности:
Огромная и искренняя благодарность уважаемому коллеге [info]afanarizm, который самоотверженно помог раздобыть часть материалов из РГБ. Также выражаю благодарность единомышленнику [info]nilsky_nikolay за советы, помощь с источниками, теоретическую возможность корректуры моей безграмотности и вообще поддержку. Без этих людей я бы не получил доступа к большей части материалов.
Также благодарю профессора Б.Н. Миронова за поддержку и очень дельный совет.

Источниковая база исследования.:

По имперскому периоду:

Среди опубликованных официальных материалов первое место по обилию занимают ежегодные (с 1879 года) отчеты Главного тюремного управления.
Мне их удалось обработать почти все с 1885 по 1915гг, т.е более 20 подробнейших статистических отчетов
На мой субъективный взгляд, совершенно уникальные источники. Повторюсь,- современный житель России вообще не может составить себе достоверного мнения о смертности заключенных в пенитенциарной системе Империи, по одной простой, но объективной причине,- эта проблема практически вообще никак не освещена не только советской историографией, но и современной исторической наукой. Просто одна большая лакуна.
Иначе говоря, сколько умерло в тюремной системе Российской Империи с 1885-1917гг. широкой общественности не известно, а свое мнение о царской тюрьме среднестатистической гражданин современной России строит не на документах или архивных данных, а на публицистике и стереотипах. Сразу предупреждаю, что список литературы оформлен не совсем корректно и будет дополняться.

Поэтому считаю крайне важным донести информацию из этих отчетов до как можно более широкого круга читателей.
Встречайте:

Также неоценимым источником по смертности в пенитенциарной системе до революции являются разные документы из внутреведомственного оборота ГТУ, Министерства Юстиции и МВД, значительная часть которых печаталась с 1893 по 1917 год в специальном органе этого ведомства — «Тюремном вестнике». Встречайте: ...

Основной первичный источник: Отчеты по Главному тюремному управлению, 1880-1915г. Петроград

Второстепенные источники:

1.Журнал Министерства юстиции. 1899. №3. с.128-129;

2.Общий обзор статистических сведений о деятельности судебных мест за 1913 год. Пг., 1915.

3.Тюремный Вестник 1885-1915гг., СПБ-Петроград.

4.Статистический ежегодник России. 1914 г. Пг.,
1915. Отд. IV. С. 8-17, 20-23; То же. 1915. Пг., 1916. Отд. IV. С. 1-7, 16-17.

Монографии:
1.Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.). 2-е изд. СПб, 2000. Т. 1.-2

2. Остроумов С.С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. М., 1960.

Детков М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России, М.: "Вердикт-lM", 1999. Под редакцией Министра юстиции РФ Я. В. Крашенинникова - 448с.: ил. ISBN 5-87143-013-9,

3.Гернет М.Н. История царской тюрьмы.В 5 т. 1921

4.. S.G. Wheatcroft.Challenging Traditional Views of Russian History (Palgrave 2002)

Документы:

1. Циркуляр Главного Тюремного Управления о питании общеуголовных арестантов(не каторжных), май 1912г(ЦГАОР(ГА РФ). Ф. 122. Оп. 1. Ч. 1. Делопроизводство 1. Д. 6592. Л. 119

2. Раскладка пищевого и приварочного довольствия арестантов на закладке уссурийского участка Транссибирской железной дороги с 1891 по 1897 гг (РГИА ДВ. Ф. 704, оп. 1, д. 381, л. 10. и Оп. 1, д. 343, л. 52)

Публицистика:
1.Д. Н. Жбанков. "Когда прекратятся телесные наказания в России".


2.С. Максимов "Сибирь и каторга", Москва, 1887

3.Л. Михайлов. Сочинения в трех томах. Том третий. Критика и библиография. <Записки> М., ГИХЛ, 1958

4.Якубович П. Ф. “В мире отверженных. Том 2

4.Локерман А. По царским тюрьмам // Каторга и ссылка. 1926. N 1 (22). С. 163-182

5.Ермаков А.С. «Каторга и ссылка» № 27 , 1926 год

6.Нерчинское землячество Литературная комиссия 19/XII-1934 г. ) Воспоминания эсерки Фиалки-Рачинской- ГАРФ, ф.533, оп.1, д.1095, л.54-65

7/ И.Жуковский-Жук В ДНИ БОРЬБЫ
(Воспоминания и документы о Кутомаре)

8.Кропоткин П. А. Записки революционера. М., 1988. С. 320-368

9.В. Дорошевич Каторга(Сахалин) Сост. И. Г. Харченко. - СПб: Санта, 1994. - 736 с., ил.

10.А. П. Чехов "Остров Сахалин" (1895)

11.Лобас Н.С. Каторга и поселение на острове Сахалин (несколько штрихов из жизни русской штрафной колонии). Б.м., издание В.С. Лобас, 1903

12.Катин-Ярцев В.Н. В тюрьме и ссылке // Каторга и ссылка. 1925, N2 (15). С. 183-211

13.Аптекман, Из воспоминаний землевольца, «Минувшие годы» 1908 г. № 5—6, стр. 297.

14.Витязев П. Памяти Н.Д. Шишмарева. Из воспоминаний // Каторга и ссылка. 1923. N 6. С. 249-261

15.Ядов // Каторга и ссылка. 1923. N 6. С. 154-166

16.Н.А. Морозов Из книги "Повести моей жизни", т. 3 - изд-во АН СССР, 1947 Письма из шлиссельбургской крепости 1897 - 1905 годы

17.Ядов. Тюремные сидельцы // Каторга и ссылка. 1923. N 5. С. 214-229

18.Вера Фигнер. Избранные произведения в 3-х т. М.: Издательство всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев, 1933.

19..Вера Фигнер «Запечатленный труд» М., 1963.

20.Розанов М. М. Соловецкий концлагерь в монастыре. 1922 – 1939 : Факты – Домыслы – «Параши» : Обзор воспоминаний соловчан соловчанами. В 2 кн. и 8 ч. - США : Изд. автора, 1979.,
Кн. 2 (ч. 4-8 ). - 176 с.

По советскому периоду:основные истчоники,
- Архивные документы из внутреведомственного оборота ГУЛАГа, прежде всего САНО(санитарный отдел) и УРО(учетно-распределительный отдел)

Монографии, статьи и сборники документов:

1.ГУЛАГ (Главное управление лагерей), 1918–1960, с. 441-442;

2.Земсков В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект), с. 14;

3.Земсков В.Н. Заключенные в 1930-е годы, с. 63 и др.;

4. Дугин А.Н. Неизвестный ГУЛАГ, с. 51-52 и др.;

5.Дугин А.Н. Говорят архивы: неизвестные страницы ГУЛАГа, с. 99;

6.Петров Н. “История Империи ГУЛАГ”

7.Блюм А. Родиться, жить и умереть в СССР. М., 2005. С. 79 - 80.

8. «ГУЛАГ: Экономика принудительного труда» (Под ред. Л.И. Бородкина, П. Грегори, О.В. Хлевнюка. М., РОССПЭН, 2005. 320 с.)

9. Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. Издательство: РОССПЭН, 2010 год. Твердый переплет, 479 стр.

10.Детков М.Г. Содержание пенитенциарной политики Российского государства и ее реализация в системе исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы в период 1917–1930 годов. М., 1992.

11. В. Цаплин. Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х годов «Вопросы истории». 1991,№4-5. – С. 157-163.

12. Демографическая модернизация России, 1900-2000 / Под ред. А.Г. Вишневского. М.: Новое издательство, 2006. - 608 с. - (Новая история)

13. Верт Н. Террор и беспорядок. Сталинизм как система. М.: РОССПЭН, 2010. 447 с.

14. Пыхалов И.В. Великий оболганный Вождь. Ложь и правда о Сталине. Научно-популярное издание. Издано в авторской редакции. (М.: Яуза-пресс, 2010. - Сталинист)

15. Нахапетов Б.А. К истории санитарной службы ГУЛАГа. Вопросы истории, 2001, № 6.

По смертности в тюремных системах за рубежом:

Различные монографии по смертности заключенных в Европе, отчеты тюремных ведомств США.

1.Forbes T.R. A mortality record for Coldbath Fields prison, London, in 1795-1829. Bull New York Academy of Medicine 1977; 53: 666-670

2.McKelvey.К. American Prisons, 19763.

3.Thorsten Sellin, Slavery and the Penal System, New York, Elsivier, 1976.

4.Engel. „Die Morbiditat u. Mortalitat in den Strafanstalten. „Zeitscbrift des K. P. statist. Bureaus (1865)

5. On the mortality in prisons, and the diseases most frequently fatal to prisoners. By William Baly, M.D., Physician to the Millbank Prison, and lecturer on forensic medicine at St.Barholomew’s hospital. Received November 9th, 1844-Read February 25th, 1845.

6. Todd, W. (2005). Convict Lease System. In The New Georgia Encyclopedia

7. Report of the Board of Inspectors of Convicts for the State of Alabama, cited in John G. Van Deusen, The Black Man in White America (Washington, DC: Associated Publishers, 1938), 124

8. Report of State Health Officer to the governor on Coalburg, First Biennial Report of the Board of Inspectors of Convits to the Governer,from September 1,1894 to Auguast 31,1896[Montgomery,Ala,1896],xvii-xxiv

9.Clare V. Mckanna - Race And Homicide In Nineteenth-Century California
Publisher: University of Nevada Press | 2002-10-01 | 168 pages

О надежности источников:
Среди опубликованных официальных материалов тюремного ведомства Российской Империи первое место по обилию занимают ежегодные (с 1879 года) отчеты Главного тюремного управления, его обзоры и разные документы, значительная часть которых печаталась с 1893 по 1917 год в специальном органе этого ведомства — «Тюремном вестнике».
Закономерный вопрос,- насколько достоверны отчеты ГТУ и офицальная ведомственная тюремная статистика Империи? Ведь каждая статистика имеет свою точность и для того, чтобы делать какие-то выводы нужно выявить степень недуочета и фальсификата/приписок, которые, безусловно, могли быть.
Что касается дореволюционной статистики, как это ни парадоксально, статистика смертности заключенных в РИ велась на очень достойном уровне и там где нам доступны данные независимой критической проверки отчетности смертности в пенитенциарной системе от заинтересованных сторонних лиц(А.Чехов), моя проверка отчетности псковской тюрьмы у нас в архиве, проверка позднейших исследователей(С.Виткрофт), архивы ГТУ представляются вполне достоверными. Профессор Б.Н. Миронов после моего вопроса о степени достоверности источников тюремного ведомства Империи высказался в следующем ключе,- цифры смертности в отчетах сами по себе в абсолютном исчислении фиксировались вполне дотошно. Проблема была в определении общего числа заключенных, а не в количестве, собственно, умерших, которые фиксировались более или менее достоверно.
Любопытен и показателен пример критической проверки отчетов ГТУ со стороны Антона Павловича Чехова, который докзаывает тезис Миронова. Чехов установил, что в отчете ГТУ за 1889 год был занижен именно процент смертности, а не абсолютное число для Сахалина. Причем не по злому умыслу, а просто банально потому, что фиксировать движение заключенных было сложно.
Согласимся с Чеховым( А.Чехов, Остров Сахалин), , что процент смертности в отчетах занижен. Его исчислили к 15 тысячам каторжных и поселенцев с семьями, когда их в 1890 году было, по Чехову, лишь 10 тысяч. Но и с этой поправкой выходит, что из тысячи людей (без солдат, туземцев и вольных) за год умирало около 20 человек. Всего по отчету за 1889 год на Сахалине было зарегестрировано 194 умерших, по 16 человек в месяц, или через день по одному на весь остров с шестью тысячами каторжников в тюрьмах и десятками поселенческих пунктов с сотнями семейств.
Дотошный Чехов, записав канцелярские цифры смертности, объехал все сахалинские церкви. Отпевали покойников только по справкам медицинского персонала о причинах смерти. Они и указывались в метрических записях. Воспользовавшись случаем, Чехов заодно выписал и обработал данные о смертности по книгам за десять лет. И удивителен факт,- незначительные расхождения нашлись только в причинах, а не в итогах смертности. Т.е отчеты ГТУ, по крайней мере, за 1889 год в такой отдаленной колонии как Сахалин проходят в аспекте абсолютных показателей “проверку на точность” успешно.
Цифра за 1889 год в 194 умерших вполне точная и достаточная, чтобы по ней «сравнить век нынешний и век минувший» и не дать ей порасти быльем.( Розанов М. М. Соловецкий концлагерь в монастыре. 1922 – 1939 : Факты – Домыслы – «Параши» : Обзор воспоминаний соловчан соловчанами. В 2 кн. и 8 ч. - США : Изд. автора, 1979.,
Кн. 2 (ч. 4-8 ). - 176 с.)
Более того, я осмелюсь предположить, что cтатистика смертности заключенных до революции более достоверна и полна (но, естественно, не на 100% достоверна),чем отчетность ГУЛАГа прежде всего потому, что “белое пятно” в смертности заключенных ГУЛАГа 1930-1953гг.,- смертность заключенных на пересылке(этапе)- совершенно четко и ясно зафиксирована царской ведомственной статистикой и вполне коррелирует/ бьется с итоговыми цифрами. Определенный недоучет/ фальсификации, бесспорно, допустить можно, но как-то поколебать порядок цифр они не могут. Основную тенденцию и негативные прецеденты даже по зафиксированной офицальной статистике можно установить как в имперской пенитенциарной системы, так и в ГУЛАГ СССР .
Еще один немаловажный нюанс-, заключенных в Империи в указанный период в среднем было в 15-20 раз меньше, чем в СССР, соответственно, и статистический учет был поставлен более дотошный,- такие массивы заключенных куда легче контролировать.
До революции фальсифицировать статистику смертности было крайне нелегко из–за целого ряда причин: надзорной деятельности попечительских комитетов прежде всего.
Именно поэтому вполне авторитетный западный историк профессор С.Виткрофт считает отчеты ГТУ и сопутствующую ведомственную статистику вполне надежной, ибо он вычислял общее движение заключенных в масштабах всей страны и они вполне согласуются со статистикой смертности.
Самое занятное, что советская статистика смертности заключенных на этапах научному сообществу не известна до сих пор. Совершенно очевидно одно,- в лагерную статистику умершие на пересылке в 1930-1953гг. не попадали, а по многочисленным сохранившимся свидетельствам советских заключенных смертность при перевозке была крайне высокой. Как, кстати, и в Империи. Самым страшным местом в плане смертности там были долгое время(вплоть до 1890-х годов) именно пересыльные тюрьмы.
В документах Гулага, в отличие от дореволюционной тюремной статистики не удается обнаружить сводных материалов о смертности на этапах, в отчетности о движении лагерного населения обращает на себя внимание разница между численностью заключенных, отправленных из лагерей в другие лагеря и прибывших из лагерей в другие лагеря. В 1938 г. она составляла 38 тысяч.
(Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. Издательство: РОССПЭН, 2010 год. Твердый переплет, 479 стр.)
Так что при сравнении смертности в тюрьмах и лагерях СССР с аналогичной статистикой Имперской тюремной системы 1880-1917гг. необходимо помнить, что критерий сопоставимости в случае статистики ГУЛАГ СССР уже нарушен неполнотой включенных в цифры данных- т.е. в имперскую статистику смертности смертность на этапах входит, а вот в статистику смертности советской системы,- нет.
Однако насколько опубликованные данные достойны доверия? Цит. По Демографическая модернизация России, 1900-2000 / Под ред. А.Г. Вишневского. М.: Новое издательство, 2006. - 608 с. - (Новая история)
Цитата :
“Доступная сейчас статистика смертности заключенных поражает какой-то фрагментарностью . Почему у того же Земскова нет данных за ряд лет? Неужели не велся учет или не сохранились архивы? А если сохранились, почему к ним нет доступа? Откуда берутся огромные разночтения и несовпадения цифр? Например, согласно одному источнику, в лагерях и колониях в 1940 году умерло 44,6 тыс. человек, а согласно другому — только в лагерях — 46,7 тыс. Наряду с приведенными в известном документе ОУРЗ ГУЛага о числе умерших в лагерях, колониях и тюрьмах в 1935-1938 годах, имеются и другие уточненные данные позднейших исследователей— похожие, но не совпадающие: 1935 год — 31,6 тыс., 1936-й — 25,0 тыс.; 1937-й — 31,1 тыс.; 1938-й — 108,6 тыс. (ГУЛАГ 2000: 441-442). О какой точности можно говорить при таких несовпадениях? «Точная информация» никак не выглядит убедительной, скорее всего, В. Земсков да и другие исследователи работали с неполными или фальсифицированными данными.”
Конец цитаты
Цитата :
Например, к исходу 1938 г. на Дальстрое числилось 117 630 заключенных. В 1939 г. было завезено 70 953 человека и «фактически освобождено» 26 176 заключенных. Следовательно, количество заключенных должно было бы увеличиться почти на 45 тыс. и составлять примерно 162 630 человек. Однако в действительности среднесписочная численность заключенных по Дальстрою в 1939 г. определяется в 121 915 человек [ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 36, д. 99, л. 10]. Следовательно, убыло почти 41 тыс. заключенных, то есть более 25% их возможного общего количества."
конец цитаты.
Куда делись эти заключенные архивы ответа не дают.
Цитата :
"Еще одна странная особенность архивных сводок 1930-х годов: в них указывается огромное число побегов . Например, в 1934 году в лагерях умерло 26,3 тыс. человек, а бежало из них 83,5 тыс., и хотя часть бежавших была поймана, число безвозвратно бежавших составило 36,7 тыс., т.е. значительно больше числа умерших. Просто решето какое-то, а не ГУЛАГ. А в сводках фигурирует еще какая-то «прочая убыль» — помимо умерших, бежавших, освобожденных и переведенных в другие места заключения. В 1938 году, например, она составила 8,8 тыс. человек, в 1939-м — 6,2 тыс. Не была ли эта странная убыль — от побегов и «прочая» — просто маскировкой убыли от огромной смертности, что естественным образом и предположили исследователи (Максудов 1995; Wheatcroft 1996)."
Конец цитаты.
Но в рамках этого очерка я не хочу заниматься спекуляцией и называть цифры с потолка. Есть конкретика и архивные документы, не люблю бравировать предположениями,- будем все выводы основывать именно на архивных данных, учитывая их неполноту.
Приходиться оперировать лишь тем, что известно научному сообществу и что удалось накопать.

Структура исследования

I.Вступление, обоснование актуальности изучаемой проблемы, общие методолгические замечания, список использованных источников, вольные рассуждения и ranting.

2.Обзор “фона” для сравнеия с РИ,- смертности заключенных в пенитенциарных системах самых развитых стран XIX века,- Франции, Англии, Пруссии, США, задающего условный “критерий качества” в плане смертности для Российской Империи

3.Краткий очерк о сути тюремной реформы 1879 года в Российской Империи, для того чтобы яснее представлять ее роль в снижении смертности заключенных в 1880-1917г.

4.Статистической очерк о смертности в пенитенциарной системе Империи 1885-1915гг. на основе первичных и вторичных источников, прежде всего отчетов ГТУ с 1885 по 1915гг.: основные виды заключения, статистика, поло-возрастной состав, смертность в разных видах тюрем и местах лишения свободы(включая Царство Польское, без Финляндии), анализ динамики и причин повышения и снижения смертности.

5.Статистический очерк о смертности в пенитенциарной системе СССР 1930-1953гг.: основные виды заключения, статистика, поло-возрастной состав, смертность в разных типологических видах заключения(лагеря, колонии, тюрьмы), анализ динамики и причин повышения и снижения смертности.

6.Очерк о смертности в пенитенциарных системах 1930-е годов:Англия, Франция, Германия, США.(пока мало данных, не написан)

7.Cобственно, сравнение смертности в тюремных системах РИ и СССР: общие замечания, итоговые таблицы.-

а)Сравнение смертности РИ 1885-1917гг со смертностью в западных пенитенциарных системах, характеристика тенденции, за 32 года.

б).Сравнение индексов смертности систем исполнения уголовного наказания.Российской Империи(1885-1917гг)- за 35 лет, и СССР с 1930-1953гг., за 23 года.

8.Выводы и Итоги.

Пока вот так. Очень буду признателен за ЛЮБУЮ информацию по смертности в западных странах в 30-е годы XX века.
Прежде чем говорить более детально о статистике смертности в пенитенциарной системе Российской Империи мне бы хотелось дать очень краткий обзорный очерк проблемы смертности в тюрьмах индустриальных мировых лидеров(США,Германии, Англии, Франции) в середине XIX- нач. XX века. Зачем? Для того чтобы соответствовать выбранной методологии,- установить как раз таки условные “критерий нормы” и “критерий аномальности” для данного периода(1880-1917гг) самых развитых и богатых стран мира, дабы не демагогировать почем зря.

Продолжение следует.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Сб Июн 11, 2011 10:59 pm

http://corporatelie.livejournal.com/19329.html
corporatelie 6 июня, 11:59
Сравнение смертности заключенных в пенитенциарных системах РИ и СССР :Тюремная реформа 1879г. ч.II

Тюремная реформа 1879 года:общий обзор ситуации в пенитенцарной системе в исследуемый период для более четкого осознания динамики смертности заключенных., ч.II
Администрацией Александровской тюрьмы в Иркутской области с 1880-х принимались самые энергичные меры к расширению арестантских работ. Заключённых использовали как наёмную рабочую силу на Иркутском и Усть-Кутском солеваренных заводах, а также Николаевском железоделательном. Зарплату заключенные получали наравне с вольнонаемными рабочими. Кроме того, заключённые централа шили арестантскую одежду и обувь для всех мест заключения Иркутской губернии и Якутии. При Александровском централе была сельскохозяйственная ферма, где тоже использовали арестантов. Ферма являлась в своём роде опытным хозяйством, в котором весь ход работ находился под контролем Главного тюремного управления. Заведовал фермой один из помощников смотрителя централа. При нём было 6 надзирателей. Заключённые занимались разведением скота и птицы.
В самой тюрьме было несколько мастерских, где каторжане занимались пошивом одежды и постельных принадлежностей, а также делали мебель. В 1911 году тюрьма получила большой заказ управления Забайкальской железной дороги на пошив матрацев для вагонов. В том же году в тюремной столярной мастерской выполнили заказ иркутского городского самоуправления на изготовление мебели для учебных заведений.
Большие объёмы производства требовали и больших площадей под мастерские. С этой целью тюремная администрация пожертвовала двумя этажами правого крыла здания тюрьмы.

Мастерская по выделке обуви в Александровском централе. На фото заключенные и администрация тюрьмы...

Однако все мастерские разместить в камерах не удалось, поэтому часть оборудования оставили прямо в коридорах. В камерах были сапожная, слесарная, кузнечная, портняжная, переплётная мастерские. В коридоре второго этажа установили 170 швейных машин.
Осенью 1910 года при Александровской центральной каторжной тюрьме была открыта специальная мастерская по изготовлению художественных изделий – картин, шкатулок, письменных приборов. Мастерство тюремных умельцев было настолько высоким, что им поручали расписывать даже открытки. Изделия арестантов пускали на продажу. С этой целью администрация тюрьмы заключила договор с одним из магазинов в Иркутске. Для поделок тюремных мастеров в магазине отвели целый стенд-прилавок. По воспоминаниям современников, оригинальные поделки пользовались у иркутян постоянным спросом.
В Иркутск возили на реализацию и швейные изделия, выпускавшиеся в стенах тюрьмы. Однако с расширением производства в централе сразу же столкнулись с проблемой доставки готовой продукции в торговые точки. При тюрьме содержался специальный обоз, доставлявший товары в Иркутск. Когда поступали срочные заказы, обоз уже не справлялся со своей задачей, и тогда приходилось нанимать частных извозчиков с достаточно высокой платой – от 18 до 25 копеек за пуд. Неудобства, связанные с гужевой доставкой товаров, послужили основанием для возбуждения в 1912 году ходатайства о приобретении для тюрьмы грузового автомобиля.
В начале ХХ века в ряде мест заключения Саратовской губернии было налажено швейное производство. За опытом и инструкциями в организации дела даже обращались начальники других тюрем. Порой изделия арестантов демонстрирова­лись на выставках достижения тюремного производства, охотно приобрета­лись населением.
Однако в период первой русской революции 1905-1907 годов и вызванного ею повсемест­ного роста безработицы наблюдается спад и тюремного производства. Но с 1908 года положение в хозяйственном секторе страны начинает выправляться. В условиях нового промышленного подъёма ГТУ требует наладить эффек­тивную оплату труда арестантов. После вычета накладных расходов (за до­полнительную охрану арестантов на внешних объектах, за доставку их к месту труда) остальное шло на улучшение питания работавших. Предпри­нимателям даже было разрешено ещё и премировать арестантов за хорошие итоги (до 5 % от договорной оплаты).
В отношении вовлечения заключенных в трудовую деятельность существенный прогресс достигнут все же был,- доля работавших заключенных за 1879 - 1913 гг. увеличилась вдвое.
В целом, можно констатировать, что в конце XIX века при тюрьмах были созданы современные по тем временам производственные мастерские, образованы библиотеки с обширным книжным фондом. Осуществлялось обучение грамоте.
Поощрение деятельности органов гражданского контроля за тюремной системы и администрации — попечительских тюремных комитетов.
В момент создания Попечительского о тюрьмах общества в начале XIX века перед властями стояли примерно те же самые проблемы, что и сегодня: нехватка зданий, переполнение, антисанитария, жестокость тюремщиков, отсутствие школ, изношенность оборудования, крайняя жестокость применяемых спецсредств. Известно, например, что каждое третье заболевание в тюрьме было связано с воспалительными процессами после использования всевозможных колодок и наручников. Естественно, перед инициаторами создания Общества встал вопрос о гуманизации тюремной системы.
Надо сказать, что Попечительское о тюрьмах общество по тогдашней традиции носило общественно-государственный характер. Первым президентом этого общества стал сам Александр Голицын, вторым его президентом был оберполицмейстер Петербурга, третьим — министр юстиции России. Хотя во главе попечительских обществ и стояли официальные лица, их членами были лица частные — крупные предприниматели, священнослужители, писатели, общественные деятели. Со временем попечительские о тюрьмах общества приобрели достаточно мощную и разветвленную структуру. Просуществовали общества до 1893 года, потом их преобразовали в тюремно-благотворительные комитеты, большинство функций у них было изъято и они стали чем-то вроде сегодняшних попечительских структур.
До 1893 года на попечительские о тюрьмах общества были возложены следующие задачи: организация здравоохранения в тюрьмах, организация духовного окормления, распределение гуманитарной помощи, организация материально-вещевого снабжения, организация школ и т.д. По сути дела эти общественно-государственные структуры взяли на себя значительную часть функций тюремной администрации. К слову сказать, сегодня у нас в 140-миллионной России Главное управление исполнения наказания имеет штат почти тысячу человек. А в начале ХХ века в 160 миллионной России штат центрального аппарата Главного тюремного управления составлял всего 160 человек. Как мы видим, численность госаппарата была невелика, а помощь общественности была крайне существенна.

В значении гражданского контроля до революции следует выделить четыре аспекта.
Во-первых, огромную роль в тюремных делах и в области исполнения уголовного наказания играли государственно-общественные структуры.
Во-вторых, не было закрытых от общества сфер, любая проблема, даже связанная с охраной заключенных, с режимными вопросами, была открыта для общественности.
Третья особенность — активнейшее участие религиозных деятелей. В состав Попечительских о тюрьмах обществ обязательно входили представители церкви, священники и миряне, которые занимались религиозным просвещением заключенных. Четвертая особенность заключалась в том, что, несмотря на свой государственно-общественный характер, попечители не стеснялись критиковать государство. Причём критика государства была достаточно резкой. Как следует из отчетов Главного тюремного управления, только в 80-е годы под давлением общественности, посещающей тюрьмы, было отменено 15 циркуляров. Например, именно из-за возмущения общественности был отменен циркуляр, предусматривающий в качестве иных возможностей наказания телесное воздействие на человека. В этой связи любопытно было бы узнать, сколько обществ по поддержке политических заключённых, скажем, Кулойлага было создано в 30-е и какие такие, например, оперприказы ГУЛАГ НКВД были отменены в 30-е под давлением обычного трудового народа?

Отмена бесчеловечных пережитков архаичной феодальной тюремной системы прошедших веков в соответствии с подписанными общеевропейскими конвенциями и стандартами выразилась в постепенной отмене и законодательном запрещении:

а) телесных наказаний;

б) действий, унижающих человеческое достоинство (бритье половины головы для каторжных, приковывание к тачке и т.д.);

в) ликвидация архаичных, устаревших и жестоких мест лишения свободы: смирительных и рабочих домов.

Карийская трагедия 1889 года вызвала общественный резонанс, под влиянием которого в 1893 году были полностью запрещены любые физические наказания для женщин.
Далее, Законом 24 апреля 1884 года вместе с отменой рабочих и смирительных домов были отменены и правила о замене их розгами (ст.78 и 80 Уложения), а Законом 25 ноября 1885 года отменено телесное наказание как замена тюрьмы и ареста, так что наказание розгами от 30 до 40 ударов сохранялось только как наказание, назначаемое судом по ст.952 Уложения для бродяг, не помнящих родства, за ложное показание перед судом Законом от 12 июня был отменено и это постановление, вместе с общеуголовной ссылкой в Сибирь.

По новому Уголовному Уложению 1903 года телесное наказание сохранялось:

1. как дисциплинарная мера для переведенных в разряд оштрафованных и для содержащихся в дисциплинарных батальонах по законам воинским;

2. как наказание за преступные деяния, подсудные волостному суду, и притом лишь для лиц, не освобожденных от наказаний телесных (см. выше);

3. как наказание и дисциплинарная мера по Уставу о ссыльных;

4. как дисциплинарная мера по отношению к находящимся в арестантских отделениях по Уставу о содержащихся под стражей.

Закон 2 июня 1903 года отменил тягчайшие виды телесных наказаний для ссыльных, ссыльно-каторжных и ссыльно-поселенцев, а именно бритье головы и наказание лозами, плетьми и приковывание к тележке. Уничтожив страшные плети, закон сохранил для каторжан и ссыльных телесные наказания в очень мучительной форме: ручные и ножные оковы на долгое время, от одного до двух лет, и розги — до 100 ударов.

Процесс заковки каторжанина в кандалы...

Наконец, высочайшим манифестом 11 августа 1904 года были отменены телесные наказания для корабельных служителей, малолетних ремесленников, штрафованных солдат и моряков, инородцев и для всех крестьян.
Исходя из приведенных фактов, можно совершенно точно констатировать: общее движение дореволюционного законодательства неуклонно шло к полной отмене всякого рода телесных наказаний, причем темпами, сопоставимыми с общевропейскими.

В рамках снижения смертности заключенных нужно отметить:

а) приоритетная реформа самой архаичной и убийственной составной части пенитенциарной системы Империи — пересыльно-этапной системы;

б) содержание в отдельных камерах, занятие трудом для профилактики эпидемий и мышечных болезней (см. выше);

в) улучшение казенного вещевого и пайкового довольствия, улучшение санитарно-гигиенических норм, поддержка попечительского надзора.

Приоритетная реформа самой архаичной и убийственной составной части пенитенциарной системы Империи — пересыльно-этапной системы.
Самым страшным и негативным явлением в дореволюционной пенитенциарной системе, безусловно, оставалась даже не каторга, а именно процесс этапирования и пересыльная система империи 1850-х и 1860-х годов, которая была представлена так называемыми этапами и полуэтапами.
Вообще, повышенная смертность в местах лишения свободы в 1880-х годах, особенно на этапах, сильно тревожила правительство и общество. Не пересчитать гневных статей и обличительных тирад о смертях за решеткой. Наличие гражданской активности провоцировало правительство действовать. Но не стоит делать из правительства Империи совсем уж черных прагматиков и ретроградов.
Надо сказать, что, вопреки расхожим стереотипам, среди высших государственных чиновников находилось вполне честные и сострадательные люди, которые не боялись называть вещи своими именами. Так, статс-секретарь Грот писал в 1877 году Министру внутренних дел следующее: "Обеспечивая строжайшую изоляцию политических преступников не только от внешнего мира, но и от общей массы заключенных, правительство организацией режима ставило их на грань физического уничтожения. Пример тому мы находим в организации тюремного быта политических заключенных в Новобелгородской тюрьме. […] этот надзор стремится к одной лишь цели замыкания накрепко в тесные камеры преступников, частью закованных в кандалы, представляя им затем оставаться по целым дням почти без занятий, наедине с самим собою.
Отсюда те гибельные последствия, которые ведут заключенных медленным путем к болезням, а нередко и преждевременной смерти. Из тринадцати человек политических преступников, поступивших в тюрьму в начале 1875 года, двое уже умерли, причем один предварительно сошел с ума, а из наличного состава одиннадцать заключенных двое обнаруживают несомненные признаки умопомешательства и пятеро, кроме того, страдают анемиею, предвестницей близости грудной чахотки”.
Гражданская активность в совокупности с деятельностью наиболее ответственных и человечных представителей власти оказала решающее значение в решение проблемы повышенной смертности в тюрьме.
Безусловно, смертность на этапах в 1860-1880-е годы была крайне высокой (самой высокой по системе), поэтому практика этапирования стала излюбленной болевой точкой, куда била революционная социалистическая критика. Правительство, в свою очередь, увеличило расходы на этапирование с 1879 по 1910 год примерно в 25 раз, а смертность в результате реформирования этапной системы снизилась к 1910 году в 15 раз.

Улучшение казенного вещевого и пайкового довольствия, улучшение санитарно-гигиенических норм, поощрение благотворительности
До реформы в Империи заключенных кормили на основании Табеля о довольствии ссыльнокаторжных мужчин и женщин пищею» составленного на основании высочайше утвержденного 31 июля 1871 года положения о провиантском и приварочном довольствии войск.
Общий порядок снабжения продовольствием арестантов во всей Империи был установлен в 1886 году министром внутренних дел из расчета по 10 копеек на арестанта. В зависимости от рыночной ситуации эта сумма могла быть увеличена. Например, в некоторых местностях Забайкалья заключенным, выдавалось по 20 копеек кормовых.
Много это или мало для тех лет? Вот что пишет об этом политический з/к “по-имперски”, истинный враг режима и самодержавия, народник-революционер Б.Ф. Якубович (арестован в Петербурге 15 ноября 1884, приговорён к смертной казни, заменённой 18 годами каторги; отбывал на Карийской каторге и в Акатуе; с 1895 на поселении в Кургане), которого прозвали могиканином российского народничества, поскольку в этом время политических в Империи было менее 1% от общего числа, и вообще само понятие питание политических заключенных коррелировало с питанием общеуголовных (его свидетельства приводятся здесь): «Кормовых выдается на человека почти по всей Сибири 10 копеек в сутки, привилегированным 15 копеек. В Западной Сибири, где все так дешево, где коврига пшеничного хлеба стоит 5 копеек, кринка молока 3 копейки, денег этих за глаза довольно, и арестанты прямо благоденствуют. Многие из них и на воле лучше не питались. Но с переездом в пределы Енисейской и особенно Иркутской губернии провизия все становится дороже и дороже: фунт мяса стоит 10 копеек, фунт черного хлеба 3-4 копейки, и я помню один этап, где можно было достать хлеб только по 6 копеек фунт. А иному нужно до четырех фунтов одного хлеба (1614 гр.!), чтобы насытиться (Губа не дура была у народников все-таки, что бы народник Якубович сказал, окажись он на пайке государства, которое пришло на смену разрушенному — 500 гр. хлеба ему явно бы не хватило. – прим. моё. corporatelie). В партиях начинается буквальный голод, тем более что отчаяние еще сильнее развивает картежную игру. Появляются почти совсем голые "жиганы", и приходится быть беспомощным свидетелем ужасной расплаты за промот казенных вещей... Говорят, что это был исключительный, голодный год (1892 год, царь-голод - прим. мое. corporatelie), когда все было так дорого, а вообще кормовых денег хватает за глаза, особенно когда арестанты соединяются группами человека в три-четыре, питаясь сообща. Но, во-первых, не каждый может подыскать себе группу, а главное, такое неравномерное распределение кормовых, без соображения с местными ценами на продукты, решительно никогда не гарантирует арестантов от рыночных случайностей. Например, в некоторых местностях Забайкалья, где цены не выше иркутских, выдавалось по 20 копеек кормовых.» ( Цитата по Якубович П. Ф. “В мире отверженных. Том 2.)

Убийца министра народного просвещения Боголепова террорист Карпович пьет чай с эсерками Спиридоновой и Измайлович в Акатуйской каторжной тюрьме.1900-е...

Более поздними Уставами о содержащихся под стражей (1908 год) и, в мае 1912 года, циркуляром Главного тюремного управления были определены новые суточные нормы питания на человека. Расходы по пищевому довольствию арестантов относились на счет казенных ассигнований. Устанавливалась единообразная пищевая табель для арестантов с учетом содержания белков, жиров и углеводов. Местной администрации разрешалось разнообразить рацион арестантов, но в пределах сумм, предусмотренных «пищевою табелью». Если же арестанты работали, питание производилось усиленное — всем полагалась 50% надбавка к пайку.
Также утверждались отдельные улучшенные пайки для больных и беременных женщин (содержали молоко, белый хлеб и пр.). По ст. 970 Устава уголовного судопроизводства беременность и роды во время отбытия наказания лишением свободы служат основанием для освобождения от работ, а кормление грудью — для облегчения таковых, насколько это необходимо для предупреждения вреда самой матери или младенцу. (Ср. также Устав о содержащихся под стражей, ст. 182, 213; Устав о ссыльных, ст. 297, 464.)
Важную роль в улучшении питания заключенных играла благотворительность. В ежемесячных отчётах начальников тюремных замков была выведена статья «Подано в пользу арестантов». Подсчитано, что в 1830-х гг. ежемесячно жертвовались на заключённых Саратовской губернии тонны хлеба, сотни килограммов свежей говядины, свинины, птицы, свежие яйца, сотни вёдер кваса и квашеной капусты (которые давали чувство сытости и так же были необходимы для профилактики цинги), свежего молока, овощей и т.п. (подсчитано по ГАВО. Ф. 290. Оп. 1. Д. 73. Л. 2, 14 и др.; там же. Д. 157. Л. 52 л.; Д. 164. 42 л.; Д. 165. 31 л.; Д. 167. л. 26, 30; Д. 168. 42 л.).
Требования правительства указывать сведения о подаяниях свидетельствуют, что это были не единовременные акции. Религиозное подаяние «падшим» не могло предписываться государственными законами, а было моральной традицией общества. Это позволяло снижать статьи расхода по обеспечению арестантов, что иногда приводило к финансовым аномалиям. В результате только в Саратовской губернии в 1838 году официально ежедневное содержание одного лишённого свободы стоило не 2, а 0,04-0,2 копейки. А «сбережённые» (и немалые) средства из выданных казённых сумм на питание не тратились на бытовое улучшение заключённых, но передавались губернаторам. Так, в мае 1838 года в Кузнецкий тюремный замок Саратовской губернии поступило от казначейства месячное содержание для арестантов в сумме 47 руб. 32 коп., а возвращено губернатору «оставшихся денег от экономии — 59 руб. 46 коп.»! Конечно, такой случай был единичным. Типичными же были повсеместные и постоянные возвраты губернаторам «сэкономленных» на питании арестантов немалых денежных сумм.
Вообще, в империи существовало много нюансов с питанием заключенных и много индивидуальных оперативных указов о довольствии заключенных отдельных тюрем. Подробнее о питании можно почитать здесь,- .....
Как итог можно обобщить тенденцию: с 1870 по 1917 год очевидны улучшения в пайке заключенных и ссыльнокаторжных, выразившиеся прежде всего в более разнообразном казенном перечне обязательных продуктов питания, полагавшихся заключенному в день, более того, политические заключенные до революции, как правило, питались значительно лучше общеуголовных, а общеуголовные питались куда лучше, чем заключенные в 1930-1953гг.

Вещевое довольствие
К концу ХГХ века наблюдается повсеместная обеспечен­ность тюремного населения специальной одеждой. Таковую носили все, кроме заключённых в крепости и осуждённых за долги. Причём в инструк­циях оговаривалось, что если осуждённые в крепость или за долги не имеют возможности обновить своё платье, то им выдаётся тюремная одежда. С по­явлением в годы первой русской революции среди заключённых большого количества представителей интеллигенции и дворянства центр разрешил последним пользоваться собственными носовыми платками и нательным бельём (неярких раскрасок). В целом же финансирование мест лишения свободы по остаточному принципу заставляло тюремное ведомство требо­вать бережного отношения к спецодежде, обязательного вторичного ис­пользования ношеной одежды и постельного белья.

Выводы и итоги
Образ жестокой и чудовищной царской тюрьмы очень прочно вошел в публицистику и научную литературу тех лет и автоматически ретранслировался, пусть с косметическими изменениями, в научную литературу сегодняшнего дня. Признавая тот факт, что в дореволюционной тюремной системе 1870-х годов действительно было очень много плохого, архаичного и жуткого — в тюрьмах всех времен и народов очень редко сыщешь что-либо хорошее, — справедливости ради хочу заметить, что на общеевропейском, и уж тем более на американском фоне 1890-х годов, даже архаичная и действительно жестокая к уголовным тюрьма последних лет царствования Александра II не выглядит чем-то из ряда вон выходящим. Cтоит отметить совершенное игнорирование позитивных и я бы даже сказал феноменальных успехов тюремной реформы в 1896-1907гг. отечественной современной историографией. Бездумно повторяются штампы Гернета, а фактология просто никому неизвестна.
После тюремной реформы 1879 года Российская тюрьма и вовсе постепенно обретает цивилизованный облик, причем крайне стремительными темпами. К началу XX века (особенно в 1898-1907 годах) успех реформы был ошеломляющим на общемировом фоне, но об этом еще разговор впереди.
Безусловно, это не отменяет многочисленных злоупотреблений, произвола со стороны тюремной администрации и других негативных явлений, существовавших в тюремной системе вплоть до 1917 года. Произвол со стороны администрации в отдельных тюрьмах, халатность врачей, ветхость и даже убийственная сущность некоторых отдельно взятых тюрем, казнокрадство и прочее, что является вечным спутником любой тюремной системы во все времена — всё это было и в Российской Империи (как и в СССР и в РФ). Но не стоит забывать, что все относительно, и количество условного "плохого" в рамках тюремной системы крайне сильно варьировалось между этими режимами.
Практическим итогом реформы 1879г. стало кардинальное изменение системы пенитенциарного управления за счет его централизации, которая была проведе­на как на министерском уровне (создание ГТУ в 1879 году), так и на местном (создание губернских тюремных инспекций и тюремных отделений гу­бернских правлений с 1890 года). В реализации тюремной реформы четко вы­деляются два этапа. На первом этапе (1879—1895 гг.) главенствующую роль в управлении стало играть МВД, на втором (1895—1903 гг.) — Министерство юстиции. Первый этап, в свою очередь, можно разделить на два периода: 1) до 1890 года: создание ГТУ и подчинение ему существующих на местах пенитенциарных учреждений и 2) 1890—1895 годы: период образования на местах новых, специализированных органов управления тюремной систе­мой — тюремной инспекции и тюремного отделения губернского правле­ния. Границей между этапами стало 13 декабря 1895 года, когда руководство пенитенциарной системой было отдано Министерству юстиции с перепод­чинением ему ГТУ и местных губернских тюремных инспекций.
Практически полностью в исследуемый период обновилась подзакон­ная нормативно-правовая база — издана серия циркуляров Главного тю­ремного управления (ГТУ) для местных властей. Основное внимание ГТУ было нацелено на решение проблемы оптимизации внутренней организа­ции мест заключения — их структуры, финансирования, правил взаимоот­ношений региональных инстанций с центром и т.п.
В результате проведения масштабной работы по правовому обеспече­нию тюремной реформы, к 1870-м годам XIX века стало возможным перейти к модернизации организационно-управленческих основ существования пенитенциарной системы.
Можно с уверенностью констатировать, что тюремная система Российской Империи пореформенного периода находилась в общеевропейском тренде тех лет и соответствовала, а иногда и превосходила по многим показателям самые развитые и благополучные страны мира. Прежде всего речь, безусловно, идёт о центральном показателе благополучия любой пенитенциарной системе — смертности.
Вот мы и подходим, собственно, к самому интересному, к основной теме данного очерка — статистике смертности в пенитенциарной системе Империи в 1880-1917 годах.
Хочу напомнить, что предыдущие две статьи о смертности в тюрьмах индустриальных стран, а также эта обзорная статья об основных вехах тюремной реформы 1879 года, написаны для того, чтобы у читателя сложилась какая-то оценочная система координат для восприятия показателей смертности Империи в историческом контексте эпохи, а также осознание специфики развития мирового пенитенциарного дела в исследуемый период.

Продожение следует
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Пн Сен 05, 2011 4:47 pm

http://labas.livejournal.com/924404.html
Игорь Петров (labas) @ 2011-09-01 23:16:00
семнадцать теорий о 1937 г.
В 1951 г. в Англии вышла примечательная книжка под названием "RUSSIAN PURGE and The Extraction of Confession". В качестве авторов фигурировали Ф.Бек и В.Годин. Под этими псевдонимами скрывались Константин Феодосьевич Штеппа, бывший советский демонолог и редактор нацистской киевской газеты "Новое украинское слово" и Фриц Хоутерманс, немецкий физик, в 1935 г. из-за своих прокоммунистических взглядов приехавший работать в СССР, поселившийся в Харькове, там же и арестованный в декабре 1937 г. (В 1940 г. его выдали Германии, а в 1941-м он написал статью "К вопросу о вызове цепной ядерной реакции", в которой - еще до открытия плутония - предсказал существование трансурановых элементов и их использование для производства энергии. Статья, впрочем, не оказала влияния на немецкий атомный проект.)
Помимо прочего в книге приводятся различные теории, с помощью которых в СССР (в тюрьме и на воле) пытались объяснить репрессии:

1. Официальная теория.
Авторы оговариваются, что на самом деле их две: то, что рассказывается публике и то, что реально думают партийные боссы, поясняя, что знаний о второй у них немного.
Фундаментальными догматами большевизма являются
а) коммунизм - это закономерная и высшая ступень развития человечества
б) путь к мировому коммунизму и мировой революции лежит через приход пролетариата к власти и диктатуру пролетариата
в) главная задача победившего в одной стране пролетариата - укреплять свою власть и при любых обстоятельствах удерживать ее
Последняя цель оправдывает любые средства ее достижения. И хотя официальная теория отрицает систематический и массовый характер арестов, она признает возможность отдельных фактов беззакония, но настаивает, что это необходимое зло - "нельзя сделать омлет, не разбив яиц".

2. Теория "фашистов".
Наивная теория, превалирующая среди ортодоксальных коммунистов: в НКВД и в высшие партийные органы проникли фашисты, с целью разрушить советскую систему изнутри.

3. Теория рабочей силы.
Тоже распространена среди лояльных коммунистов. Для развития промышленности на огромной территории СССР нужна рабочая сила, а найти достаточно добровольцев, стремящихся работать в таких условиях непросто. народные массы не стремятся к самопожертвованию. Поэтому государству приходится принимать решительные меры. Без них строительство Беломорканала или канала Москва-Волга было бы невозможно.

4. Теория Иова.
Репрессии объясняются причинами, которые неизвестны ни арестованным, ни следователям. Возможно, в высших партийных кругах, но лишь в них, эти причины известны. Советский гражданин должен верить партийным лидерам, у которых есть основания не разглашать действительные причины репрессий.

5. Теория социальной профилактики.
Широко распространена особенно среди работников НКВД. В то время как уголовный кодекс в буржуазных странах наказывает лишь за криминальные проступки, юное растущее советское государство, которому постоянно угрожают снаружи и изнутри, вынуждено защищать себя и против потенциальных преступлений, нарушений закона и "преступного мировоззрения". Наказания за потенциальные преступления столь же оправданы как и наказания за действительные. Более того, лучше предотвратить болезнь, чем ее лечить.

6. Теория снежного кома.
Была популярна в тюрьме и объясняет масштаб репрессий масштабом доносительства. Изначально репрессии не были запланированы в таком объеме, но в процессе следствия автоматически втягивается все более и более широкие слои населения.

7. Теория плана и встречного плана.
В экономической жизни СССР большую роль играет планирование. Когда какой-то организации сверху спускается план, зачастую она выступает со встречным планом, еще более амбициозным. Так как очищение страны от политических врагов такая же часть советской жизни как, к примеру, производство стали, здесь сработал тот же метод и началась многоходовая игра в "план/встречный план" между верхушкой НКВД и их подчиненными.

8. Теория возмездия.
Каждый политзаключенный в советских тюрьмах в чем-то виноват и должен искупить эту вину. Его арест - удар судьбы, напоминающий ему об этом, пускай обвинения и не имеют ничего общего с его действительным грехом.

9. Теория пятен на солнце.
Никакой метафорики, объясняла ежовские репрессии увеличением количества пятен на солнце. Авторы связывают ее с Иваном Наумовичем Дубовым, с их слов, возглавлявшим международную лигу безбожников. На самом деле И.Н.Дубовой был военным, а речь идет об его отце, Науме Ипатьевиче Дубовом, действительно входившем в Центральный Совет Союза воинствующих безбожников. Дубового-младшего расстреляли в 1938-м, Дубовой-старший умер в 1941-м в казахстанской ссылке.

10. Теория сынов Израиля в пустыне.
Моисей и 40 лет в пустыне. Дореволюционное время это Египет, страна обетованная - социализм, но достигнут ее только те, кто натерпелся достаточно лишений, блуждая по пустыне.

11. Теория мальчика для битья.
Была рассказана авторам священником, напомнившем об Ионе, брошенном в море не потому, что он был более виноват, чем его товарищи, а потому что выбор пал на него. При советской власти люди так настрадались, что власти нужны козлы отпущения, на которых можно направлять народный гнев.

12. Теория партийной борьбы.
Любима бывшими меньшевиками, бухаринцами и троцкистами. У Сталина, пришедшего к власти после смерти Ленина, не было собственных убеждений, он стремился лишь к консолидации собственной власти, в политических же вопросах он вполне приспособленченски метался из одной крайности в другую. После голода начала 30-х он понял, что единственным выбором является ликвидация советской системы как таковой и введение тоталитарно-фашистского режима. Так как в лоб объявить о ликвидации компартии было невозможно, он занялся систематической ликвидацией его членов, заменяя их людьми, которых объединяли уже не идеалы, а лишь жажда власти, которую он им давал.

13. Бонапартистская теория.
Вариация предыдущей, подчеркивающая личные амбиции Сталина, его стремление к собственному возвеличиванию, его национально-патриотические чувства, хотя он был чужаком в этой стране как когда-то Бонапарт. Порой ему приписывали даже монархические притязания.

14. Теория мании преследования цезаря.
Обсуждалась лишь шепотом. Когда в руках одного человека концентрируется невероятная власть, у деспота зачастую начинается мания преследования, он не доверяет даже ближайшему окружению. Поэтому, чтобы деспот чувствовал себя в безопасности предпринимаются самые фантастические меры предосторожности. Предполагалось, что Ежов умело играл на боязни Сталина перед покушениями и эксплуатировал ее.

15. Теория неоабсолютизма.
Изложена профессором истории, сравнивающим советское государство с азиатскими империями античности и средневековья. У азиатских деспотий и современного советского государства есть общая черта - в основе власти правящей группы не владение средствами производства, а контроль за ниами, осуществляемый на должностной основе. Сначала этот контроль осуществляла "старая гвардия", которая зачастую была неспособна решать поставленные задачи и жила старыми заслугами. Когда подросло новое, более квалифицированное, поколение управленцев, время "старой гвардии" прошло.
Теория неоабсолютизма объясняет ежовщину восстанием низших партийных слоев против высших, поддержанным Сталиным, который решил опереться на низшие партийные слои и народные массы для удержания власти.

16. Теория социального конвейера.
Социалистическое общество осталось кастовым. Появление и продвижение новых членов каст требовало ликвидации прежних. С точки зрения центральной власти, предыдущее поколение, контролируя социалистическую собственность, вовсю пользовалось соотв. материальными благами, но не имело никаких преимуществ перед последующим. Его удаление позволило сохранить бюрократическую систему нетронутой: новое поколение просто заняло кабинеты, дома и кресла прежнего.

17. Азиатская теория.
Распространена среди иностранцев. Монголо-татарское иго, варварское правление бояр и царский гнет не могли пройти для России бесследно. Россия никогда не знала политических свобод, поэтому современный социализм, продукт западного ума, не привел в России к свободе и демократии, а лишь к жестокости и насилию, т.е. азиатским формам, связанным не с характеристиками социальной системы, а с чертами национального характера русских.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Вс Сен 11, 2011 5:25 am

http://nilsky-nikolay.livejournal.com/357975.html#comments
наблюдизмЫ и размЫшлизмЫ 10 сентября, 21:00
Мучает меня вопрос
А вот ежели тех, кто оправдывает сталинские репрессии тем, что
Цитата :
"это не война против своего народа, а единственный способ в сжатые сроки достигнуть нужных результатов",
тупо приговорить к расстрелу, поскольку это единственный способ в сжатые сроки провести десталинизацию и модернизацию, они правда поймут и простят или и тут останутся недовольны?
=================================
Замечательная и примечательная дискуссия последовала, поскольку Николай очень сильный дискутант, и в ЖЖ к нему приходят тоже неслабые...
cheers
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Вс Сен 11, 2011 6:10 am

raskol 2011-09-10 17:13
Меня всегда удивляла эта способность разума. Делать рассуждения в том духе, что по другому было нельзя. А от высказываний типа, что было замучено дескать не 25 млн, а всегото миллионов пять - у меня сжимаются кулаки.

nilsky_nikolay 2011-09-10 17:19
Я сейчас даже не о миллионах. А о том, что будет, ежели какому-нибудь такому заявленцу сказать: давай мы тебя расстреляем; ну, пожалуйста; нам и стране это будет очень хорошо и полезно. Вот согласится ли заявленец или нет? Он, конечно, начнёт брызгать слюной и бить себя щеками по плечам, что "идея нынче не та", но ведь речь-то не об идеях (все мы прекрасно понимаем, что многие сгинувшие репрессированные или просто расстрелянные тоже не сильно разделяли щенячие восторги большевизма), а о банальной практике управления государством. Согласны они на такой механизм по отношению к себе или нет?...
Вот я верю в человеков. Я уверен, что всякие там хихисторианы и вассерманы готовы пожертвовать собой на благо страны. Что они также согласны гордо поднять голову в момент расстрела, как согласны с расстрелами кого-то другого.

idealist_t 2011-09-10 17:53
Жертвенность, наверняка, присуща многим людям. Но для этого они должны иметь идею, ради которой стоит жертвовать и ради которой они сами кем угодно пожертвуют. Можно ли идею модернизации причислить к такого рода идеям? Сомневаюсь и вот почему.
Она не встроена в общий процесс общественного преобразования (оздоровления, спасения и т.д.) То есть это узкая идея.
Оправдание репрессий, как я понимаю, обычно относят к началу 30-х, когда началась индустриализация и коллектевизация. 37-39 очень трудно привязать к каким-то рациональным вопросам строительства страны. И тогда похожий вопрос: можно ли индустриализацию и кол.-ию считать "жертвенной" идеей. Можно, и вот почему.
1) Жертвы, на которые были обречены многие люди, не следуют из корысти верхов.
2) В той или иной форме эти жертвы были поддержаны народом - нельзя заставить всех.
3) Идея была встроена в строительство лучшей жизни - коммунизма.
Другое дело, говорить, что жертвы эти есть нечто хорошее, справедливо и т.п. - это безжалостность. Оправданность историей и согласие тогдашнего общества на жертвы не устраняет трагедии. Ошибка, как я понимаю, многих оправдателй не в том, что они ошибаются в важности или неизбежности каких-то событий, а в том, что они незаметно превращают эти события то ли в праздник, то ли в нормальную работу - в нечто чуть ли не обыденное, разумное и бесстрастное. (И делают это со страстью Smile Поэтому я бы лучше задал бы твой вопрос иначе: будете ли вы праздновать, когда вас станут убивать ради нового будущего.

access07 2011-09-10 19:26
ИМХО эти люди почему-то всегда себя видят исключительно в роли товарища Сталина или несгибаемых исполнителей суровых приговоров. Почему - не совсем понятно.

pavel_ 2011-09-11 11:47
Не совсем так. Они просто думают, что при Сталине расстреливали только плохих. А они - хорошие.

nilsky_nikolay 2011-09-11 11:54
Да, так точнееSmile
========================
Twisted Evil
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Вс Сен 11, 2011 6:13 am

http://www.izvestia.ru/news/375076 Известия 23 мая 2011, 09:39
Александр Мелихов Терапия успехом
Либеральные идеологи не раз дивились: почему народ ужасным авторитарным модернизаторам - вроде Петра или Сталина - прощает если не все, то очень многое, а либеральным всякое лыко ставит в строку?
Все разговоры о нации рабов - самоутешительные сказки: таких наций не бывает. Человек всегда испытывает неприязнь к тем, кому вынужден подчиняться не по доброй воле. Люди охотно повинуются тирану лишь до тех пор, пока видят в нем орудие своих целей.
Реформаторы же, которые не ставят перед народом великих целей, не поддерживают в нем абсолютно необходимое каждому народу ощущение собственной исключительности, но всего лишь предлагают ему уподобиться некоей норме, сделаться в лучшем случае двенадцатым в дюжине лидеров, - они экзистенциальную защиту разрушают. Ибо представление о собственной дюжинности пагубно как для личности, так и для народа. За какие же коврижки народ станет прощать хоть малейшие неудобства планировщикам, которые, перестраивая дом, оставят хозяев без крыши воодушевляющих мечтаний? Пускай страдания не столь уж невыносимы, но зато они вовсе не имеют высокого оправдания. При ослабленной экзистенциальной защите каждая неудача (а любой реальный путь бывает переполнен неудачами) порождает не нормальную досаду, но - отчаяние, способное погубить даже самое успешное дело.
И единственная терапия от подобного отчаяния - терапия успехами. Хотя бы небольшими. Воображаемыми. Хотя бы не собственными, а тех, с кем униженный и оскорбленный себя отождествляет, - вплоть до любимой футбольной команды. Или тем более успехами его страны, эмоциональное слияние с которой являет собою главный слой его экзистенциальной защиты.
Но что делать, если в исцелении нуждается именно страна? К счастью, всегда остается множество аристократических личностей, исполненных верой в свое дело, готовых творить подвиги во имя своей мечты и тем поддерживать воодушевление остальных. Аристократических натур полным-полно среди учителей, врачей, библиотекарей, инженеров, ученых, военных, спортсменов - я долго не находил среди них лишь менеджеров, они казались мне мелкотравчатыми прагматиками, бесполезными в делах исторического масштаба. Но вот недавно мне пришлось пообщаться со студентами нового финансово-экономического института, и предубеждения социального расизма меня оставили. Прелестные девушки-экономистки так же стремились послужить чему-то прекрасному и бессмертному, как физики и лирики нашей молодости.
Похоже, все-таки есть на кого оставить Россию!

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
andmak
Admin


Количество сообщений : 1197
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Вс Сен 11, 2011 12:15 pm

Nenez84 пишет:
http://www.izvestia.ru/news/375076 Известия 23 мая 2011, 09:39
Александр Мелихов Терапия успехом
Либеральные идеологи не раз дивились: почему народ ужасным авторитарным модернизаторам - вроде Петра или Сталина - прощает если не все, то очень многое, а либеральным всякое лыко ставит в строку?
...И единственная терапия от подобного отчаяния - терапия успехами. Хотя бы небольшими. Воображаемыми...
В этой идее (как всегда плохо поданой и оформленной) есть что-то очень верное...
Сколько слов сказано было про "культ личности Сталина", но толкового, нужного для понимания - пшик. Хотя многое лежит на поверхности, надо только уметь разглядеть. Выскажу свой взгляд: в основе "культа" лежат два фактора. Первый - сознание большинством народа отчаянности положения как страны, так и лично себя и своей семьи. Отсутствие надежды на лучшуюю жизнь и возможное прозябание или даже гибель в будущем - бесперспективность (ну, вот как сейчас у нас) - это стартовая основа "культа". Когда человек, лидер предлагает общее для всех решение, путь для народа и страны (открывает надежду) и шаг за шагом показывает УСПЕШНОСТЬ в целом этого движения, то основная масса народа инстинктивно сплачивается вокруг этого лидера. Так поступает любая микро и макро социальная группа в период заметного, большого напряжения и мобилизации. Как бы и что бы не думали о Сталине, какие бы не предъявляли ему личные или семейные обиды и претензии, но в такой обстановке ОБЩИЙ НАРОДНЫЙ ПОТОК увлекает человека за собой и практически исключает "поперечные" мысли и действия.
Второй фактор - длительное психологиеское и психическое напряжение, которое испытывают народные массы в ходе "рывка". Простому человеку, живущему в условиях нищеты и тяжелой работы - но видящему, что затрачиваемые усилия идут "в общий котел" и со временем должны дать результат, должны открыть дорогу к "светлому будущему" - просто к лучшей и более достойной жизни - необходима в таких условиях регулярная психологическая и моральная разрядка. Она организуется властью, которая "структурирует" ход времени - разбивает тяжелый труд, жизнь на определенные периоды, в конце которых подводятся реальные или виртуальные итоги, ФИКСИРУЕТСЯ В СОЗНАНИИ РЯДОВОГО ЧЕЛОВЕКА ПРОГРЕССИВНОЕ ДВИЖЕНИЕ СТРАНЫ И НАРОДА К НАМЕЧЕННЫМ ЦЕЛЯМ - течению времени придается характер цикличности. Получается в некотором смысле формирование восприятия времени, похожее на религиозное, как, например, в Православии - литургическое время. Можно сказать, что этим способом отдельным повседневным действиям людей придается ОБЩИЙ ВЫСОКИЙ СМЫСЛ! Возникают сильнейшие чувства единения людей и возбуждающая энергия преодоления любых препятствий. В этом именно смысле (и только в этом!) можно говорить о "религиозном поклонении" вождям (например, Сталину). Ничего похожего на пошлое эпигонство хрущевцев насчет "культа личности", который якобы коварно "создавал и разжигал" сам Сталин, в этом явлении нет и быть не может.
(Сталин прекрасно отдавал себе отчет в происхождении этих форм народной активности, не зря же известна его фраза сыну Василию: "...Ты думаешь, ты Сталин? Или - я Сталин? Нет! - И, показывая на собственный портрет, висевший на стене, сказал: это он - Сталин!")
Позднейшие поколения просто не понимают "предков" и придумывают объяснения в меру собственной глупости, неинформированности и испорченности...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Вс Сен 11, 2011 12:30 pm

andmak пишет:
Nenez84 пишет:
http://www.izvestia.ru/news/375076 Известия 23 мая 2011, 09:39
Александр Мелихов Терапия успехом
Либеральные идеологи не раз дивились: почему народ ужасным авторитарным модернизаторам - вроде Петра или Сталина - прощает если не все, то очень многое, а либеральным всякое лыко ставит в строку?
...И единственная терапия от подобного отчаяния - терапия успехами. Хотя бы небольшими. Воображаемыми...
В этой идее (как всегда плохо поданой и оформленной) есть что-то очень верное... ...
Как успешно прошла ярмарка, были какие-нибудь известные личности?
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Сталинские репрессии. Великая ложь XX века   Сегодня в 7:11 pm

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Сталинские репрессии. Великая ложь XX века
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 16 из 18На страницу : Предыдущий  1 ... 9 ... 15, 16, 17, 18  Следующий
 Похожие темы
-
» Сонопакс, 6-ая больница
» Комментарии к фотографиям
» Индивидуальное или домашнее обучение.
» Чем может "грозить" неаттестация в 1 классе?
» Гимны (России и не только)

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Общий форум :: Публикации :: Книжная полка-
Перейти: