Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 Советско-финские войны: разные мнения

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2, 3  Следующий
АвторСообщение
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Вс Апр 18, 2010 3:46 am

О.МАННИНЕН: Во время Зимней войны Финляндия потеряла в сражениях 23 тысячи павшими. В общей сложности, порядка 26 тысяч человек, это включая гражданское население. Со стороны СССР обычно приводится цифра 130 тысяч. Сюда включаются все умершие от ран впоследствии – не только павшие в сражениях, но и раненые и впоследствии умершие. Это, наверняка, самые точные цифры, которые мы можем найти в российских архивах, 130 тысяч.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Вт Апр 20, 2010 2:18 am

http://www.aroundspb.ru/finnish/sepp/sepp0.php
Финляндия как оккупант в 1941-1944 годах.
Хельге Сеппяля.
--------------------------------------------------------------------------------
Журнал "Север" ISSN 0131-6222
1995
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Чт Апр 22, 2010 8:33 am

http://scepsis.ru/library/id_2683.html

Бьярне Стенквист Чёрная месть белых
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Сб Июл 10, 2010 10:25 pm

http://fat-yankey.livejournal.com/97506.html
Книга бревна- И.Куртуков [Jul. 6th, 2010|10]
В этот день, 65 лет назад
6 июля 1945 года Норвегия объявила войну Японии. Ну, то есть было заявлено, что де факто состояние войны имело место с 7 декабря 1941 года, но для формального объявления требовалось, чтобы правительство вернулось в страну из изгнания и созвало парламент. Вернулись, созвали, объявили. Это была предпоследняя декларация войны во Вторую мировую. Последняя была сделана от имени СССР, через месяц с хвостиком. Один лётчик королевских норвежских ВМС даже реально воевал против Японии в составе 1841-й истребительной эскадрильи авианосца "Формидебл" в июне-августе 1945 г. Какие были основания у норвежского правительства заявлять о "де-факто" состоянии войны с Японией с 7 декабря 1941 года - бог весть.
Но бывают и обратные ситуации. После капитуляции Франции англичане атаковали французский флот в Мерс-эль-Кебире и Дакаре, разоружили эскадру в Александрии, корабли в Портсмуте и Плимуте. В Мерс-эдь-Кебире погибло почти 1300 французских моряков. Однако, состояния войны не наступило. Через год, в июне 1941 г. англичане вторгаются в Сирию и Ливан. После месяца боёв французы теряют обе территории, 6000 убитыми и ранеными и ещё 30,000 пленными. Часть французских судов укрывается от боёв в турецком порту Александретта, где турки задерживают их как суда воюющей стороны. Правительство Французского государства делает заявление:
...................
Оказывается, никакого состояния войны не случилось. Ни де юре, ни де факто. Поэтому французские суда нельзя рассматривать как суда воюющей стороны. Такое весёлое состояние дел между Францией и Англией - "ни мира ни войны", - продолжалось до самой высадки союзников в Мароко и Алжире.
Чтобы развязать войну нужно большое желание хотя бы одной стороны (лучше обоих). Если такого желания ни у одной из сторон нет, то даже вполне себе полноценные военные действия к состоянию войны не приводят. С другой стороны, когда такое желание есть, оказывается достаточно какого-нибудь взрыва "Мэна" или выстрелов в Майниле ...


Последний раз редактировалось: Nenez84 (Сб Июл 10, 2010 10:27 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Сб Июл 10, 2010 10:27 pm

http://fat-yankey.livejournal.com/97686.html
Книга бревна- И.Куртуков [Jul. 7th, 2010|12:23]
Продолжая тему
Продолжая тему курьезных состояний войны. В сентябре 1944 к болгарской границе вышла Красная армия. Болгария к этому моменту уже успела обьявить войну Великобритании и США, но с СССР пока не воевала.
2 сентября в Болгарии происходит смена правительств. Новое правительство Муравиева провозглашает курс на демократические реформы, и по ходу этих реформ аннулирует свои подписи под Троственным и Антикоминтерновским пактами. Более того, 5 сентября новое правительство обьявляет войну Германии. В этот же день Болгарии обьявляет войну Советский Союз. Смелая Болгария оказывается в состоянии войны практически со всем миром - и с Обьединенными Нациями, и с Осью.
Продлилось это, правда, недолго, меньше недели, аккурат до капитуляции Болгарии.

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
zdrager



Количество сообщений : 2503
Дата регистрации : 2008-03-10

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Сб Июл 10, 2010 11:12 pm

Nenez84 пишет:

Болгария к этому моменту уже успела обьявить войну Великобритании и США

Где-то встречалось в качестве реального исторического анекдота сообщение о том, что в Пентагоне после объявления войны Болгарией случилась кратковременная (пока искали и листали географический справочник) паника. Никто там не знал, кто это такой Америке войну объявил и чем это может угрожать.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Ср Июл 21, 2010 1:04 am

Через пару-тройку дней выдам скан книШки лучшего русского финнолога Барышникова!!! Начну с "Пять финских мифов" по советско-финским войнам. Basketball
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Rus-Loh



Количество сообщений : 1302
Возраст : 54
Localisation : Ярославль
Дата регистрации : 2007-09-11

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Ср Июл 21, 2010 1:21 am

Nenez84 пишет:
Через пару-тройку дней выдам скан книШки лучшего русского финнолога Барышникова!!! Начну с "Пять финских мифов" по советско-финским войнам. Basketball

Какого именно?
Их два - отец и сын.
Отец - человек приличный, а сынок - либераст.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Ср Июл 21, 2010 2:45 am

Rus-Loh пишет:
Nenez84 пишет:
Через пару-тройку дней выдам скан книШки лучшего русского финнолога Барышникова!!! Начну с "Пять финских мифов" по советско-финским войнам. Basketball
Какого именно?
Их два - отец и сын.
Отец - человек приличный, а сынок - либераст.
Неприличных не держим! Сам отец - Николай Иванович. Ни грамма либерастизма. Поливает некоторых за памятники (обелиски) Маннергеймам Mad
Называется "Финляндия. Из истории военного времени. 1939-1944" СПб, Наука, 2010г., 410 стр., 1000 экз.
Шедевр!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Пн Авг 16, 2010 6:42 am

Так и жду до сих пор, когда меня научат тексты выкладывать... Ну и вы ждите Twisted Evil
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Пн Авг 16, 2010 6:47 am

http://ihistorian.livejournal.com/123104.html
ihistorian @ 2010-08-15 17:34:00
Метки данной записи: внешняя политика, ссылки историка
Интервью с вождем. Советско-финляндская война
Мой френд Анатолий Гусев нашел превосходную форму ознакомления читателя с мнением самого Сталина на советско-финскую войну. Он взял речь Сталина на совещании начальствующего состава по обобщению опыта боевых действий против Финляндии 17 апреля 1940 года и составил ... свое интервью вождя. Итак, вопросы Гусева, ответы - точные цитаты Сталина.

Интервью с вождем. Советско-финляндская война http://gusev-a-v.livejournal.com/19545.html?thread=37209
gusev_a_v August 9th, 8:34

Сейчас во многих исторических и околоисторических трудах, когда дают оценку деятельности И.В. Сталина, часто используют слово «хотел». Например: «Сталин хотел сделать Финляндию советской республикой». А откуда известно чего он хотел или не хотел? Ниоткуда! Так, взбрехнулось... Сталина уже нет и что он хотел или не хотел мы уже никогда не узнаем. Зато узнать, что он говорил можно легко. Но широкой публике мнение Сталина по многим ключевым вопросам, по которым идут сейчас в исторических кругах жаркие баталии, неизвестны. Не читают. Ленятся. Цикл «Интервью с вождем» - это мои вопросы и подлинные ответы И.В. Сталина. Ответы я брал из различных его выступлений, докладов, писем и т. д. Интервью о советско-финляндской войне, в частности, сделано на основе выступления И.В. Сталина на совещании начальствующего состава по обобщению опыта боевых действий против Финляндии 17 апреля 1940 года.
Обращаю внимание читателей, что по-сути данное "интервью" и есть указанное выступление. Я лишь разделил его вопросами и некоторые абзацы поменял местами. В Остальном же это подлинная речь Сталина И.В. без каких либо искажений.

- Иосиф Виссарионович, в настоящее время историки-антисоветчики подают советско-финляндскую войну, как неспровоцированную агрессию СССР против маленькой Финляндии. Зачем вообще была нужна это война? Нельзя ли было вообще обойтись без войны?
- Мне кажется, что нельзя было. Невозможно было обойтись без войны. Война была необходима, так как мирные переговоры с Финляндией не дали результатов, а безопасность Ленинграда надо было обеспечить безусловно, ибо его безопасность есть безопасность нашего Отечества. Не только потому, что Ленинград представляет процентов 30-35 оборонной промышленности нашей страны и, стало быть, от целостности и сохранности Ленинграда зависит судьба нашей страны, но и потому, что Ленинград есть вторая столица нашей страны. Прорваться к Ленинграду, занять его и образовать там, скажем, буржуазное правительство, белогвардейское — это значит дать довольно серьезную базу для гражданской войны внутри страны против Советской власти.
Вот вам оборонное и политическое значение Ленинграда как центра промышленного и как второй столицы нашей страны. Вот почему безопасность Ленинграда — есть безопасность нашей страны. Ясно, что коль скоро переговоры мирные с Финляндией не привели к результатам, надо было объявить войну, чтобы при помощи военной силы организовать, утвердить и закрепить безопасность Ленинграда и, стало быть, безопасность нашей страны.

- - Вы говорите о безопасности Ленинграда, но известно, что в СССР уже было сформировано марионеточное финское правительство. Как это понимать?
-Перед финнами мы с начала войны поставили два вопроса — выбирайте из двух одно: либо идите на большие уступки, либо мы вас распылим и вы получите правительство Куусинена, которое будет потрошить ваше правительство. Так мы сказали финской буржуазии. Они предпочли пойти на уступки, чтобы не было народного правительства. Пожалуйста. Дело полюбовное, мы на эти условия пошли, потому что получили довольно серьезные уступки, которые полностью обеспечивают Ленинград и с севера, и с юга, и с запада, и которые ставят под угрозу все жизненные центры Финляндии. Теперь угроза Гельсингфорсу смотрит с двух сторон — Выборг и Ханко. Стало быть, большой план большой войны не был осуществлен, и война кончилась через 3 месяца и 12 дней, только потому, что наша армия хорошо поработала и потому, что наш политический бум, поставленный перед Финляндией, оказался правильным. Либо вы, господа финские буржуа, идите на уступки, либо мы вам даем правительство Куусинена, которое вас распотрошит, и они предпочли первое.

-То есть, перед войсками не ставилась задача полной оккупации Финляндии?
-Как известно, войска были размещены на фронте в виде 5 основных колонн. Одна, наиболее серьезная, колонна наших войск на Карельском перешейке. Другая колонна наших войск и направление этой колонны было Северное побережье Ладожского озера с основным направлением на Сердоболью. Третья колонна, меньшая, направлением на Улебо. Четвертая колонна с направлением на Торнео и пятая колонна — с севера на юг на Петсамо.Правильно ли было такое размещение войск на фронте? Я думаю, что правильно. Чего хотели добиться этим размещением наших войск на фронте?
Если взять Карельский перешеек, то первая задача такая. Ведь на войне надо рассчитывать не только на хорошее, но и на плохое, а еще лучше предусмотреть худшее. Наибольшая колонна наших войск была на Карельском перешейке для того, чтобы создать невозможность для возникновения всяких случайностей против Ленинграда со стороны финнов.
Мы знали, что финнов поддерживают Франция, Англия, исподтишка поддерживают немцы, шведы, норвежцы, поддерживает Америка, поддерживает Канада. Знаем хорошо. Надо в войне предусмотреть всякие возможности, особенно не упускать из виду наиболее худших возможностей. Вот исходя из этого, надо было здесь создать большую колонну — на Карельском перешейке — что могло прежде всего обеспечить Ленинград от всяких возможных случайностей.
Во-вторых, эта колонна войск нужна была для того, чтобы разведать штыком состояние Финляндии на Карельском перешейке. Ее положение сил, ее оборону — две цели.
В-третьих, создать плацдарм для того, чтобы, когда подвезем побольше войск, они имели плацдарм для прыжка вперед и продвижения дальше. И в-четвертых, взять Выборг, если удастся.
Во всяком случае, расположение войск на Карельском перешейке преследовало три цели: создать серьезный заслон против всяких возможностей и случайностей против Ленинграда; во-вторых, устроить разведку территории и тыла Финляндии, что очень нужно было нам; и в-третьих — создать плацдарм для прыжка, куда войска будут подвезены.
Следующий участок, севернее Ладожского озера. Наши войска преследовали две цели, тоже цель разведки, собственно, три цели, цель разведки войсковой, я говорю о разведке штыковой, это очень серьезная и наиболее верная разведка из всех видов разведки. Создание плацдарма для того, чтобы с подвозом войск выйти в тыл линии Маннергейма. Вторая основная цель — создание плацдарма и выхода в тыл, если это удастся.
Третья группа имела такую же цель — разведка территорий, населения, создание плацдарма...
Четвертая группа в сторону Торнео, нужно разведать в этом направлении, создать плацдарм для войск, который потом подвезут.
Пятая группа — Петсамовская. Разведка — создание плацдармов, сделать удар по городу. Все эти группировки преследовали одну конкретную цель — заставить финнов разбить свои силы. Резерв у нас больше, чем у них, ослабить направление — напор на Карельском перешейке — в конце прорвать Карельский перешеек и пройти севернее — к Финскому заливу.
Группа севернее Ладоги ставила перед собой задачу — взять Сердоболь, зайти в тыл. Группа Улебовская — занять Улебо. Группа Кондопожская — выйти на Торнео, группа Петсамовская — соединиться с группой Кондопожской.

-Командиры не знали, что им даны столь ограниченные цели? Мы не раскрывали карты, что у нас имеется другая цель — создать плацдарм, произвести разведку. Если бы мы все карты раскрыли, то мы расхолодили бы наши армейские части. Задача была такая.

-Сейчас много пишут, что вы рассчитывали на быструю победоносную войну...
- Мы не ставили такой серьезной задачи, потому что война в Финляндии очень трудная. Мы знаем из истории нашей армии, нашей страны, что Финляндия завоевывалась 4 раза... Мы попытались ее пятый раз потрясти. Мы знали, что Петр I воевал 21 год, чтобы отбить у Швеции всю Финляндию. Финляндия была тогда провинцией у Швеции, именно тот район, который мы теперь получили, район Кохтла-Ярве и Петсамо. Это не в счет, весь Карельский перешеек до Выборга, включая Выборгский залив, причем Петр не получил тогда полуостров Ханко, но он воевал 21 год.
Мы знали, что после Петра I войну за расширение влияния России в Финляндии вела его дочь Елизавета Петровна 2 года. Кое-чего она добилась, расширила, но Гельсингфорс оставался в руках Финляндии. Мы знали, что Екатерина II два года вела войну и ничего особенного не добилась.
Мы знали, наконец, что Александр I два года вел войну и завоевал Финляндию, отвоевал все области. Точно такие же истории происходили с войсками русских тогда, как теперь: окружали, брали в плен, штабы уводили, финнов окружали, брали в плен — то же, что и было. Всю эту штуку мы знали и считали, что, возможно, война с Финляндией продлится до августа или сентября 1940 года, вот почему мы на всякий случай учитывали не только благоприятное, но и худшее, и занялись с самого начала войны подготовкой плацдармов в пяти направлениях. Если бы война продлилась и если бы в войну вмешалось какое-либо соседнее государство, мы имели в виду поставить по этим направлениям, где уже имеются готовые плацдармы 62 дивизий пехоты и 10 в резерве, 72 всего, чтобы отбить охоту вмешиваться в это дело. Но до этого дело не дошло. У нас было всего 50 дивизий. Резерв так и остался резервом — 10 дивизий, но это потому, что наши войска хорошо поработали, разбили финнов и прижали финнов.

- Ваши критики утверждают, что для войны было крайне неудачно выбрано время...
- Нет. Партия и правительство поступили совершенно правильно, не откладывая этого дела и, зная, что мы не вполне еще готовы к войне в финских условиях, начали активные военные действия именно в конце ноября — в начале декабря. Все это зависело не только от нас, а, скорее всего, от международной обстановки. Там, на Западе, три самых больших державы вцепились друг другу в горло — когда же решать вопрос о Ленинграде, если не в таких условиях, когда руки заняты и нам представляется благоприятная обстановка для того, чтобы их в этот момент ударить?
Было бы большой глупостью, политической близорукостью упустить момент и не попытаться поскорее, пока идет там война на Западе, поставить и решить вопрос о безопасности Ленинграда. Отсрочить это дело месяца на два означало бы отсрочить это дело лет на 20, потому что ведь всего не предусмотришь в политике. Воевать-то они там воюют, но война какая-то слабая: то ли воюют, то ли в карты играют.
Вдруг они возьмут и помирятся, что не исключено. Стало быть, благоприятная обстановка для того, чтобы поставить вопрос об обороне Ленинграда и обеспечении безопасности государства, был бы упущен. Это было бы большой ошибкой.
Вот почему наше правительство и партия поступили правильно, не отклонив это дело и открыв военные действия непосредственно после перерыва переговоров с Финляндией.

- Если все было правильно спланировано, то почему начало военной компании оказалось неудачным?
-Потому, что наши войска и командный состав наших войск не сумели приспособиться к условиям войны в Финляндии.

-А что помешало?
- Мне кажется, что им особенно помешало — это созданная предыдущая кампания психологии в войсках и командном составе — шапками закидаем. Нам страшно повредила польская кампания, она избаловала нас. Писались целые статьи и говорились речи, что наша Красная Армия непобедима, что нет ей равной, что у нее все есть, нет никаких нехваток, не было и не существует, что наша армия непобедима. Вообще в истории не бывало непобедимых армий. Самые лучшие армии, которые были и там, и сям, терпели поражения. У нас товарищи хвастались, что наша армия непобедима, что мы всех можем шапками закидать, нет никаких нехваток. В практике нет такой армии и не будет.
Это помешало нашей армии сразу понять свои недостатки и перестроиться, перестроиться применительно к условиям Финляндии. Наша армия не поняла, не сразу поняла, что война в Польше это была военная прогулка, а не война. Она не поняла и не уяснила, что в Финляндии не будет военной прогулки, а будет настоящая война. Потребовалось время для того, чтобы наша армия поняла это, почувствовала и чтобы она стала приспосабливаться к условиям войны в Финляндии, чтобы она стала перестраиваться.
Это больше всего помешало нашим войскам сразу, с ходу приспособиться к основным условиям войны в Финляндии, понять, что она шла не на военную прогулку, чтобы на “ура” брать, а на войну. Вот с этой психологией, что наша армия непобедима, с хвастовством, которые страшно развиты у нас, — это самые невежественные люди, т. е. большие хвастуны, — надо покончить. С этим хвастовством надо раз и навсегда покончить. Надо вдолбить нашим людям правила о том, что непобедимой армии не бывает. Надо вдолбить слова Ленина о том, что разбитые армии или потерпевшие поражения армии очень хорошо дерутся потом. Надо вдолбить нашим людям, начиная с командного состава и кончая рядовым, что война — это игра с некоторыми неизвестными, что там, в войне, могут быть и поражения. И поэтому надо учиться не только наступать, но и отступать. Надо запомнить самое важное — философию Ленина. Она не превзойдена, и хорошо было бы, чтобы наши большевики усвоили эту философию, которая в корне противоречит обывательской философии, будто бы наша армия непобедима, имеет все и может все победить. С этой психологией — шапками закидаем — надо покончить, если хотите, чтобы наша армия стала действительно современной армией. Ведь имейте в виду, что за все существование Советской власти мы настоящей современной войны еще не вели.

- Вы говорите только о польской компании, дескать она, расслабила военачальников. Но ведь был Хасан, Халхин-Гол..
-Мелкие эпизоды в Манчжурии, у озера Хасан или в Монголии — это чепуха, это не война — это отдельные эпизоды на пятачке, строго ограниченном. Япония боялась развязать войну, мы тоже этого не хотели, и некоторая проба сил на пятачке показала, что Япония провалилась. У них было 2-3 дивизии и у нас 2-3 дивизии в Монголии, столько же на Хасане. Настоящей, серьезной войны наша армия еще не вела.

-Но была ведь еще гражданская война!
-Гражданская война — это не настоящая война, потому что это была война без артиллерии, без авиации, без танков, без минометов. Без всего этого какая же это серьезная война? Это была особая война, не современная. Мы были плохо вооружены, плохо одеты, плохо питавшиеся, но все-таки разбили врага, у которого было намного больше вооружения, который был намного лучше вооружен, потому что тут в основном играл роль дух.

-Однако сейчас вас упрекают, что вы слишком благоволили командирам, прошедшим «школу гражданской войны», которые этак с саблей наголо... Это помешало нашим войскам?
- Помешали, по-моему, культ традиции и опыта гражданской войны. Как у нас расценивают комсостав: а ты участвовал в гражданской войне? Нет, не участвовал. Пошел вон. А тот участвовал? Участвовал. Давай его сюда, у него большой опыт и прочее.
Я должен сказать, конечно, опыт гражданской войны очень ценен, традиции гражданской войны тоже ценны, но они совершенно недостаточны. Вот именно культ традиции и опыта гражданской войны, с которыми надо покончить, и помешал нашему командному составу сразу перестроиться на новый лад, на рельсы современной войны.
Не последний человек у нас товарищ командир — первый; если хотите, по части гражданской войны опыт у него большой, он уважаемый, честный человек, а вот до сих пор не может перестроиться на новый современный лад. Он не понимает, что нельзя сразу вести атаку, без артиллерийской обработки. Он иногда ведет полки на “ура”. Если так вести войну, значит, загубить дело, все равно, будут ли это кадры, или нет, первый класс, все равно загубить. Если противник сидит в окопах, имеет артиллерию, танки, то он, бесспорно, разгромит.
Такие же недостатки были в 7-й армии — непонимание того, что артиллерия решает дело. Все эти разговоры о том, что жалеть нужно снаряды, нужны ли самозарядные винтовки, что они берут много патронов, зачем нужен автомат, который столько патронов берет, все эти разговоры, что нужно стрелять только по цели, — все это старое, это область и традиции гражданской войны. Это не содержит ничего современного.
Откуда все эти разговоры? Разговоры не только там велись, разговоры и здесь велись. Гражданские люди — я, Молотов — кое-что находили по части военных вопросов. Невоенные люди специально спорили с руководителями военных ведомств, переспорили их и заставили признать, что ведем современную войну с финнами, которых обучают современной войне три государства: обучала Германия, обучает Франция, обучает Англия. Взять современную войну при наличии укрепленных районов и вместе с тем ставить вопрос о том, что только по целям надо стрелять — значит, несусветная мудрость.
Разговоры о том, почему прекратили производство автоматов Дегтярева. У него было только 25 зарядов. Глупо, но все-таки прекратили. Почему? Я не могу сказать.
Почему минометов нет? Это не новое дело. В эпоху империалистической войны немцы спасались от западных и восточных войск — наших и французских — главным образом минами: людей мало — мин много. 24 года прошло, почему у вас до сих пор нет минометов? Ни ответа, ни привета.

- Это я у вас хочу спросить почему у РККА не оказалось необходимого вооружения: миноискателей, минометов, автоматов?
- Потому что у всех в головах царили традиции гражданской войны: мы обходились без мин, без автоматов, что наша артиллерия, наши люди замечательные, герои и все прочее, мы напрем и понесем. Эти речи напоминают мне краснокожих в Америке, которые против винтовок выступали с дубинами и хотели победить американцев дубинами, — винтовку победить дубиной — и всех их перебили.
Вот этот культ традиции и опыта гражданской войны развит у людей и отнял у них психологическую возможность побыстрей перестроиться на новые методы современной войны. Надо сказать, что все-таки недели через 2-3-4 стали перестраиваться: сначала 13-я армия, Штерну тоже удалось перестроиться, тоже не без скрипа. Хорошо повел себя тов. Фролов, 14-я армия. Хуже всех пошло у т. Ковалева. Так как он хороший боец, так как он хороший герой гражданской войны и добился славы в эпоху гражданской войны, то ему очень трудно освободиться от опыта гражданской войны, который совершенно недостаточен. Традиции и опыт гражданской войны совершенно недостаточны, и кто их считает достаточными, наверняка погибнет. Командир, считающий, что он может воевать и побеждать, опираясь только на опыт гражданской войны, погибнет как командир. Он должен этот опыт и ценность гражданской войны дополнить обязательно... дополнить опытом войны современной. А что такое современная война — интересный вопрос, чего она требует? Она требует массовой артиллерии. В современной войне артиллерия это Бог, судя по артиллерии. Кто хочет перестроиться на новый современный лад, должен понять — артиллерия решает судьбу войны, массовая артиллерия. И поэтому разговоры, что нужно стрелять по цели, а не по площади, жалеть снаряды, это несусветная глупость, которая может загубить дело. Если нужно в день дать 400—500 снарядов, чтобы разбить тыл противника, передовой край противника разбить, чтобы он не был спокоен, чтобы он не мог спать, нужно не жалеть снарядов и патронов. Как пишут финские солдаты, что они на протяжении 4 месяцев не могли выспаться, только в день перемирия выспались. Вот что значит артиллерия. Артиллерия — первое дело.
Второе — авиация, массовая авиация, не сотни, а тысячи самолетов. И вот, кто хочет вести войну по-современному и победить в современной войне, тот не может говорить, что нужно экономить бомбы. Чепуха, товарищи, побольше бомб нужно давать противнику для того, чтобы оглушить его, перевернуть вверх дном его города, тогда добьемся победы. Больше снарядов, больше патронов давать, меньше людей будет потеряно. Будете жалеть патроны и снаряды — будет больше потерь. Надо выбирать. Давать больше снарядов и патронов, или жалеть свою армию, сохранять силы, давать минимум убитых, или не жалеть бомбы, снаряды.
Дальше — танки, третье, тоже решающее, нужны массовые танки не сотни, а тысячи. Танки, защищенные броней — это все. Если танки будут толстокожими, они будут чудеса творить при нашей артиллерии, при нашей пехоте. Нужно давать больше снарядов и патронов для противника, жалеть своих людей, сохранять силы армии.
Минометы — четвертое, нет современной войны без минометов, массовых минометов. Все корпуса, все роты, батальоны, полки должны иметь минометы 6-тидюймовые обязательно, 8-мидюймовые. Это страшно нужно для современной войны. Это очень эффективные минометы и очень дешевая артиллерия. Замечательная штука миномет. Не жалеть мин, вот лозунг, жалеть своих людей. Если жалеть бомбы и снаряды — не жалеть людей, меньше людей будет. Если хотите, чтобы у нас война была с малой кровью, — не жалейте мин.
Дальше — автоматизация ручного оружия.

- Но многие нынешние историки утверждают что именно вы и были тем ретроградом, который препятствовал широкому внедрению автоматического стрелкового оружия...
- До сих пор идут споры: нужны ли нам самозарядные винтовки с десятизарядным магазином? Люди, которые живут традициями гражданской войны, — дураки, хотя они и хорошие люди, когда говорят: а зачем нам самозарядная винтовка? А возьмите нашу старую винтовку пятизарядную и самозарядную винтовку с десятью зарядами. Ведь мы знаем, что — целься, поворачивай, стреляй, попадется мишень — опять целься, поворачивай, стреляй. А возьмите бойца, у которого десятизарядная винтовка, он в три раза больше пуль выпустит, чем человек с нашей винтовкой. Боец с самозарядной винтовкой равняется трем бойцам. Как же после этого не переходить на самозарядную винтовку, ведь это полуавтомат. Это страшно необходимо, война показала это в войсках армии. Для разведки нашей, для ночных боев, в тыл напасть, поднять шум, такой ужас создается в тылу ночью и такая паника — мое почтение. Наши солдаты не такие уж трусы, но они бегали от автоматов. Как же это дело не использовать.
Значит — пехота, ручное оружие с полуавтоматом-винтовкой и автоматический пистолет — обязательны.

- Еще один упрек: советские солдаты безынициативны потому что боятся проявить инициативу. Инициатива в РККА — наказуема?
-У нашего бойца не хватает инициативы. Он индивидуально мало развит. Он плохо обучен, а когда человек не знает дела, откуда он может проявить инициативу, и поэтому он плохо дисциплинирован. Таких бойцов новых надо создать, не тех митюх, которые шли в гражданскую войну. Нам нужен новый боец. Его нужно и можно создать: инициативного, индивидуально развитого, дисциплинированного.

- Но в армии, порой, насаждается: «За Родину, за Сталина!»
- Для современной войны нам нужны политически стойкие и знающие военное дело политработники. Недостаточно того, что политработник на словах будет твердить “партия Ленина-Сталина”, все равно что аллилуя-аллилуя. Этого мало, этого теперь недостаточно. Он должен быть политически стойким, политически образованным и культурным, он должен знать военное дело. Без этого мы не будем иметь хорошего бойца, хорошо налаженного снабжения, хорошо организованного пополнения для армии.
Вот все те условия, которые требуются для того, чтобы вести современную войну нам — советским людям, и чтобы победить в этой войне.

- Почему же оказалось, что финны подготовлены к современной войне лучше?
- Вот многие из вас видели ее подвижность, дисциплину, видели, как она применяет всякие фокусы, и некоторая зависть сквозила к финской армии. Вопрос: можно ли ее назвать вполне современной армией? По-моему, нельзя. С точки зрения обороны укрепленных рубежей, она, финская армия, более или менее удовлетворительная, но она все-таки несовременная, потому что она очень пассивна в обороне и она смотрит на линию обороны укрепленного района, как магометане на аллаха. Дурачки, сидят в дотах и не выходят, считают, что с дотами не справятся, сидят и чай попивают. Это не то отношение к линии обороны, какое нужно современной армии. Современная армия не может относиться к линии обороны, как бы она ни была прочна, пассивно.
Вот эта пассивность в обороне и вот это пассивное отношение к оборонительным линиям, оно характеризует финскую армию как не вполне современную для обороны, когда она сидит за камнями. Финская армия показала себя, что она не вполне современна, и потому, что слишком религиозно относится к непревзойденности своих укрепленных районов. А наступление финнов гроша ломаного не стоит. Вот 3 месяца боев, помните вы хоть один случай серьезного массового наступления со стороны финской армии? Этого не бывало. Они не решались даже на контратаку, хотя они сидели в районах, где имеются у них доты, где все пространство вымерено, как на полигоне, они могут закрыть глаза и стрелять, ибо все пространство у них вымерено, вычерчено, и все-таки они очень редко шли на контратаку, и я не знаю ни одного случая, чтобы в контратаках они не провалились. Что касается какого-либо серьезного наступления для прорыва нашего фронта, для занятия какого-либо рубежа, ни одного такого факта вы не увидите. Финская армия не способна к большим наступательным действиям. В этой армии главный недостаток — она не способна к большим наступательным действиям, в обороне она пассивна и очень скупа на контратаку, причем контратаку она организует крайне неуклюже и всегда она уходила с потерями после контратаки. Вот главный недостаток финской армии. Она создана и воспитана не для наступления, а для обороны, причем обороны не активной, а пассивной.
Оборона с глубокой фетишизированной верой, верой в неуязвимый край. Я не могу назвать такую армию современной.
На что она способна, и чему завидовали отдельные товарищи? На небольшие выступления, на окружение с заходом в тыл, на завалы, свои условия знают, и только. Все эти завалы можно свести к фокусам. Фокус — хорошее дело: хитрость, смекалка и прочее. Но на фокусе прожить невозможно. Раз обманул — зашел в тыл, второй раз обманул, а третий раз не обманешь. Не может армия отыграться на одних фокусах, она должна быть армией настоящей. Если она этого не имеет, она неполноценна. Вот вам оценка финской армии. Я беру тактические стороны, не касаясь того, что она слаба, что артиллерии у нее мало. Не потому, что она бедна, ничего подобного. Но она только теперь стала понимать, что без артиллерии война должна быть проиграна. Не говорю о другом недостатке — у них мало авиации. Не потому, что у них не было денег для авиации. У них довольно много капитала, у них развиты целлюлозные фабрики, которые дают порох, а порох стоит дорого. У них больше целлюлозных фабрик, чем у нас, вдвое больше: мы даем 500 тысяч тонн в год целлюлозы, от них получили теперь заводы, которые дадут 100 тысяч тонн в год, а вдвое больше осталось у них. Это богатая страна. Если у них нет авиации — это потому, что они не поняли силу и значение авиации. Вот вам тоже недостаток.
Армия, которая воспитана не для наступления, а для пассивной обороны; армия, которая не имеет серьезной артиллерии; армия, которая не имеет серьезной авиации, хотя имеет все возможности для этого; армия, которая ведет хорошо партизанские наступления — заходит в тыл, завалы делает и все прочее — не могу я такую армию назвать армией.

- Стоит ли считать большим достижение победу над такой армией?
- Финнов победить — не Бог весть какая задача. Конечно, мы должны были финнов победить. Мы победили не только финнов, мы победили еще их европейских учителей — немецкую оборонительную технику победили, английскую оборонительную технику победили, французскую оборонительную технику победили. Не только финнов победили, но и технику передовых государств Европы. Не только технику передовых государств Европы, мы победили их тактику, их стратегию. Вся оборона Финляндии и война велась по указке, по наущению, по совету Англии и Франции, а еще раньше немцы здорово им помогали, и наполовину оборонительная линия в Финляндии по их совету построена. Итог об этом говорит.
Мы разбили не только финнов — эта задача не такая большая. Главное в нашей победе состоит в том, что мы разбили технику, тактику и стратегию передовых государств Европы, представители которых являлись учителями финнов. В этом основная наша победа

Следующее интервью - готовится....

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Пн Авг 16, 2010 8:35 pm

http://haspar-arnery.livejournal.com/2009/05/04/
May. 4th, 2009 at 1:40
"Граница 1918" видео
Можно только удивляться, как этот фильм остался практически незамеченным в виртуальном пространстве Рунета. Ведь фильм «Граница 1918», довольно активно рекламировали в СМИ и он шел в широком прокате. Но вот отзывов зрителей на него я практически не видел. А ведь картина интересная, и затрагивающая многие важные вопросы.
Первые сорок минут «Границы» создают ощущение ремейка советского сериала «Государственная граница». Боевой 1918 год. Молодой финский офицер – красавец, аристократ, студент и ветеран Гражданской войны хочет вернутся к мирной жизни и любимой невесте. Но покой ему естественно только снится и из заснеженного Хельсинки по личному приказу Маннергейма попадает в Курортный район Ленинградской области, обустраивать советско-финскую границу по реке Сестре. Разумеется, границы там никакой нет, несознательный народ ходит туда-обратно без всяких паспортов, пограничники – деревенские оболтусы, а красавица-секретарша (она же и местная учительница) – засланный казачек, у которой укрылись брат и жених, воевавшие на стороне красных.
В соответствие с законами жанра молодой начальник заставы постепенно разрешает создавшиеся проблемы. Проявляя корректность и гуманизм (в том плане, что русских из приграничных домов выкидывать силой конечно можно, но сжигать дома депортированных, это уже беспредел) он наводит порядок на вверенном ему участке государственной границе, вводит проверку документов и финский язык, как обязательный разговорный (эстонцам и латышам этот фильм надо смотреть и учится!), строит небольшой концлагерь для нелегальных эмигрантов, борется с контрабандой и влюбляет в себя секретаршу-шпионку. На русской стороне у него появляется друг – русский майор, аристократ, живущий, по-видимому, в ювелирной лавке и изнывающий под игом холопов заставивших его сторожить границу проклятой совдепии. Власть хамов, представлена в виде надзирающего над ним мрачного комиссара, с наклеенными черными усами Ролана Быкова из фильма «Айболит 66». Правда, страдающий майор-интеллигент («таких, к сожалению, всех вывели за годы становления советской власти» замечает один из немногих рецензентов фильма) утешает себя контрабандой, полным пофигизмом касательно служебных обязанностей и передачей секретных сведений финскому коллеге.
От пересказа дальнейшего развития событий я воздержусь в интересах тех, кто еще не смотрел фильм.
«Граница» - полезная картина, хотя бы потому, что в ней нет крупных исторических ляпов. Она дает минимальное представление и гражданской войне в Финляндии, о русско-финских отношениях и о том какой в конечном итоге это бред – границы между народами. В «Границе» отлично показано, как вслед за пограничным шлагбаумом последовательно появляется бюрократия, унижения, раскол между людьми, ложь, а в дальнейшем лагеря и расстрелы. И жертвами новых законов становятся не только простые люди, но и те, кто устанавливает новый правила. Русский фельдфебель на финской службе вынужден отказаться от родного языка («теперь мы говорим по-фински, даже дома, такие настали времена»), а затем расстреливать своих родственников. Командир заставы теряет свою возлюбленную, следуя установленным им же правилам игры. Его заместитель, не выдерживает волны насилия, который он же и вызвал и пытается покончить с собой. Недаром, самый положительный персонаж фильма, учительница, говорит, что ее идеал это мир без границ. Но в обществе разодранном национальными и классовыми противоречиями это невозможно и в конечном итоге героиня погибает, стоя между двумя своими возлюбленными, который олицетворяют разные принципы, разные Финляндии.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Вс Авг 29, 2010 11:09 pm

http://www.regnum.ru/news/1319818.html ИА РЕГНУМ 01:27 30.08.2010
Владимир Барышников: Маннергейм такой же "спаситель Ленинграда", как и Гитлер
В центре Санкт-Петербурга располагается гостиница "Маршал", названная в честь финского маршала К. Г. Э. Маннергейма, в фойе которой стоит его бюст. В Государственном Эрмитаже в середине 2000-х годов прошла выставка, посвященная финскому маршалу: она открылась в годовщину дня снятия блокады Ленинграда, а закрылась в день Победы 9 мая. Заведующий кафедрой истории нового и новейшего времени исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, доктор исторических наук, профессор Владимир Барышников, много времени проработавший в архивах России, Германии, Финляндии и других стран, удивляется мифологизации личности Маннергейма. Корреспондент ИА REGNUM Новости поговорил с ним на эту тему.
* * *
....Существует странная тенденция в общественной мысли превратить Маннергейма в героя России, хотя он им не был. Да, он был офицером российской армии. Да, он был царским генералом. Но таких генералов было много, и говорить о том, что у него были какие-то выдающиеся достижения в русский период его жизни, нельзя. Он участвовал в русско-японской войне, был одним из организаторов и руководителем исследовательской экспедиции в Китай, участвовал в Первой мировой войне, но он не был блестящим генералом, который одержал выдающиеся победы на полях сражений. Точно также нельзя сравнивать Маннергейма с крупными русскими учеными-путешественниками и исследователями Монголии или, например, Тибета.
Он, конечно, в какой-то степени является героем Финляндии, да и то не всей. Там к нему относятся тоже неоднозначно. Неслучайно уже в XXI веке памятник генералу в городе Тампере был вымазан краской и на нем написали по-фински слово "Мясник", то есть палач...
Но особенно меня удивляет, когда в годовщину дня рождения Маннергейма в его честь был произведен выстрел из пушки в Петропавловской крепости. Попытки установления в нашем городе мемориальных досок, скульптурных портретов, выставок, издание целых серий книг типа - "Маннергейм и лошади", "Маннергейм и женщины", "Маннергейм в Польше", "Маннергейм в Петербурге", появление о нем книги даже в серии "Жизнь замечательных людей" (ЖЗЛ) - это для России все-таки перебор.

ИА REGNUM: Почему маршала трудно назвать героем России?
Любимый мотив тех, кто пытается изобразить Маннергейма неким "патриотом" России, это представить его в качестве "спасителя" Ленинграда в самые сложные для нашего города время - годы блокады. Мол, тогда он отдал приказ финским войскам остановиться у стен Ленинграда и не штурмовать город, поскольку-де когда-то сам ранее жил в нашем городе и его просто "обожал". Крайне романтический, весьма благородный, но совершенно вымышленный сюжет! Однако именно теперь его нам усиленно преподносят как историческую сенсацию и, как любая сенсация, она легко ложится на массовое сознание. Не первый год раздается из разных средств массовой информации России о том, что Маннергейм "спас" Ленинград в годы войны и поэтому ему нужно в нашем городе создавать разнообразные мемориалы и увековечить его в нашей памяти, как заслуженного "героя" России.
Это все удивительно, поскольку о крайне жестокой или точнее, может быть, самой жестокой войне в истории человечества, спустя только десятилетия, оказывается, могут возникать литературные образы романтиков из конкретных исторических персонажей, которые, видимо, не понимали и не видели ужасов мировой трагедии, но руководили при этом армиями или даже целыми государствами, воюя в одном строю вместе с нацистами. Очевидно, что все-таки нормальные, здравомыслящие люди должны понимать: война есть война, и здесь решения диктуются не эмоциями и сантиментами, а конкретной обстановкой. И если говорить, что Маннергейм спас Ленинград, тогда и Гитлер спас Ленинград! Вот они вдвоем и "спасали" город 900 дней с 1941 по 1944 год.

ИА REGNUM: В российской и зарубежной литературе можно встретить утверждение, что финские войска остановились на старой госгранице 1939 года и финское командование хотело лишь "просто" вернуть то, что потеряла Финляндия в годы "зимней войны" 1939-1940 гг.
Это тоже самый настоящий миф. Финские войска отнюдь не остановились, они продолжали наступать, и лучше всего это заметно, если вспомнить, что первые финские солдаты пересекли бывшую государственную границу в Карелии, а вовсе не на Карельском перешейке. Финская армия дошла до реки Свирь, а это совсем не Финляндия. Финны дошли до Онежского озера, что тоже далеко не Финляндия. Был захвачен Петрозаводск - столица Карелии. Больше того, карельские города были переименованы - не переведены на финский язык русские названия этих городов, а им были даны новые (!!!) финские наименования. Петрозаводск, например, получил свое новое имя - Яанислинне (Крепость на Онего). А о чем это говорит? Это говорит прежде всего о том, что финское руководство хотело эти территории сохранить у себя.

ИА REGNUM: А вокруг Ленинграда?
31 августа 1941 года финские войска вышли к бывшей границе между Финляндией и СССР на Карельском перешейке и сразу же стали ее переходить. Но тут они натолкнулись на глубоко эшелонированную линию укреплений - на так называемый Карельский укрепрайон (КАУР). По мощности эти укрепления можно сравнить с Лужским оборонительным рубежом на южных подступах к Ленинграду, который сходу пытались взять немецкие войска, и не смогли. Чтобы прорвать КАУР, финскому командованию были нужны колоссальные силы, как людские, так и технические. Немцы обходили Лужский укрепрайон, наступая через Кингисепп, а финнам оставалось перемалывать свою армию, пытаясь взять советские укрепления. Потери были серьезные, их можно сравнить с потерями Финляндии периода "зимней войны", и Маннергейму надо было делать выводы. Тем временем немцы подошли к Пулково, Урицку, Лигово, то есть в предместья Ленинграда, и здесь встали - на Пулковских высотах завязались ожесточенные бои, прорваться к городу с юга немцы не могли. Финны точно также не могли прорваться с севера, и обе армии остановились.

ИА REGNUM: То есть не Маннергейм спас Ленинград...
... А защитники города, которые Маннергейма не пустили. Сопротивление советских войск на ближних подступах к Ленинграду значительно возросло по сравнению с тем, что было в самом начале войны.

ИА REGNUM: А потом финские войска три года стояли на подступах к Ленинграду, держали блокаду и "спасительно" способствовали гибели сотен тысяч мирных жителей.
Давайте по порядку. Немецкий план агрессии, план "Барбаросса", был сорван, хотя финская армия, кстати, на завершающей фазе наступления на Ленинград значительно больше сделала из того плана, чем германская группа армий "Север". По плану, финские и немецкие войска должны были встретиться на реке Свирь. Финны выполнили эту задачу, а вот немцы - нет. Если бы это все же случилось, никакой Дороги жизни просто бы не было. Но немецкие войска в ожесточенных боях были остановлены за Тихвином, а затем их отбросили за Волхов. Там фронт стабилизировался. Таким образом, Тихвинская оборонительно-наступательная операция стала одной из первых крупных побед советских войск 1941 года, побед, которые, собственно, окончательно и сорвали все первоначальные замыслы германского командования. В историческом плане эту победу можно поставить в один ряд с битвами 1941 года под Москвой и Ростовом-на-Дону, когда были остановлены ударные группировки немецкого командования "Центр" и "Юг".
Но и после этого в рейхе все равно продолжали планировать новые операции и стремились одержать общую победу в войне. Там готовились к новым наступлениям. Однако все основные силы вермахта тогда были брошены на юг - к Волге и на Кавказ, но про Ленинград тоже не забыли. Ставилась задача - начать здесь решительное наступление летом, а потом срок был уже перенесен на осень 1942 года, с финнами же велись переговоры, чтобы это наступление было совместным. Но не вышло, так как одновременно советские войска Ленинградского и Волховского фронтов тоже пытались прорвать блокаду, и здесь шли изнурительные бои, которые фактически закончились тем, что ударная группировка немецких войск была обескровлена и к осени 1942-го года не могла выполнить поставленных перед ней задач. Самостоятельно идти на штурм Ленинграда Финляндия не могла, и новый штурм не состоялся. Но тогда же с территории Финляндии была предпринята попытка перекрыть Дорогу жизни.

ИА REGNUM: Это осень 1942 года.
Да. Это была попытка 22 октября высадить десант в стратегически важном месте, на острове Сухо, расположенном в юго-восточной части Ладожского озера. Речь шла о том, чтобы захватить этот остров. Захват же его позволял заблокировать нормальное функционирование Дороги жизни, если не сказать больше, - прервать единственную более или менее надежную связь Ленинграда со всей страной: и все это могло случиться после успешного проведения этой операции. Это могло произойти на пороге очередной блокадной зимы. Саму десантную операцию готовили немцы, но с Карельского перешейка из района нынешнего Приозерска и из северного Приладожья, из Сортавала, то есть из районов, занятых финскими войсками. Операция провалилась благодаря мужеству и стойкости советских солдат, но готовилась-то она и началась на финской территории! Естественно, все происходило по согласованию с главнокомандующим войсками Финляндии маршалом Маннергеймом. Какая же это была гуманность в отношении жителей города, где он когда-то проживал?!

ИА REGNUM: Когда финны задумались о выходе из войны?
Война не статична, все меняется. После Сталинграда финны поняли, что Германия может и проиграть войну, и тогда участь Финляндии плачевна. Начались попытки выйти из войны, но Финляндия в этом совсем не оригинальна - то же самое делали и венгры, и румыны, и итальянцы. Думать о штурме Ленинграда в 1943 году было уже нереально, к тому же в это время блокада была прорвана.
Финляндия колеблется, но военная угроза городу с её стороны сохраняется. И ярким тому примером служит следующее: последний авианалет на Ленинград был совершен в апреле 1944 года с финской территории. В ночь с 3 на 4 апреля из района города Йоэнсуу через Ладожское озеро на Ленинград двинулись 35 финских бомбардировщиков, но эта массированная атака была прервана, так как советская система ПВО работала очень хорошо и самолеты просто не допустили к городу. На подступах они были остановлены, и сбросив свои бомбы, улетели. Кстати, Ленинград в течение трех лет находился в блокаде, но серьезных разрушений не произошло, так как по периметру города были установлены очень современные по тем временам радиолокационные станции авиационного наблюдения. Они улавливали самолеты, когда те только начинали взлетать. Именно поэтому Ленинград избежал ковровых бомбардировок, хотя немецкая авиация стерла с лица земли Белград, английский город Ковентри и много других городов Европы. Но под Ленинградом финны, как и немцы, не смогли прорваться к городу с воздуха. Между прочим, первые налеты на Ленинград в июне 1941 года тоже совершались с финской территории. Немецкая авиация не была в состоянии долететь до Ленинграда с границы, с аэродромов Восточной Пруссии, поэтому немецкие самолеты делали посадку на финской территории, и в ночь на 22 июня первые 32 немецких бомбардировщика "Ю-88" оказались в воздушном пространстве над Ленинградом. А 23 июня именно в небе над Карельским перешейком был уже сбит первый немецкий самолет, один из 18 бомбардировщиков, взлетевших поздно вечером с территории Финляндии и пытавшихся прорваться к городу с севера. Однако эти самолеты оказались прямо над артиллерийскими позициями 2-го корпуса ПВО. В результате сразу же один из самолетов этой группы был сбит огнем зенитной батареи, находившейся в районе станции Дибуны, остальные же бомбардировщики, беспорядочно сбросив свой груз, быстро взяли обратный курс к территории Финляндии. Тогда появились, возможно, первые в войне немецкие пленные - летчики, которые прилетали к нам с финской территории.

ИА REGNUM: Существует версия, согласно которой Англия и США оказывали по дипломатическим каналам сильное давление на финское руководство, требуя не штурмовать Ленинград.
Финляндия пыталась соблюдать хорошие отношения с бывшими своими партнерами, но в новых условиях, когда она фактически вошла в союз с нацистской Германией, дружеских отношений со странами западной демократии не складывалось. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль стремился оказывать давление на финское руководство, и даже сохранились два личных письма - от Черчилля Маннергейму и ответ маршала. В послание Черчилля действительно была просьба приостановить наступление финских войск в России и не захватывать территории, которые лежат за пределами старой государственной границы между Финляндией и СССР, но Маннергейм отверг увещевания английского премьера, и Англия объявила войну Финляндии.

ИА REGNUM: Если в архивах сохранились подтверждения активности Финляндии в войне против СССР и, в частности, в блокаде Ленинграда, почему вообще встает вопрос о "спасителе Маннергейме"?
Потому что удобно создавать псевдоисторические мифы и сенсации... Они пользуются спросом. А в 1941-ом Маннергейм интеллигентно отверг предложение Черчилля. Он ему написал
Цитата :
"лично, секретно и в частном порядке", что "не в состоянии прекратить осуществляющиеся сейчас военные операции прежде, чем наши войска не достигнут рубежей, которые, по моему мнению, обеспечат нам необходимую безопасность".
Так финские войска продолжали зажимать кольцо блокады Ленинграда...
Что касается Соединенных Штатов Америки, то американцы пытались всю войну влиять на финское руководство, однако не очень успешно. В августе 1941 года Сталин предложил финнам остановиться на старой госгранице, вернуть свои территории и выйти из войны. США выступили посредниками, но ответ Финляндии был парадоксален.
Финские историки не любят вспоминать ноту, которая была направлена в американское представительство в Хельсинки в ноябре 1941 года, то есть чуть ли не через три (!) месяца после первого обращения посредников. И эта нота действительно убийственна для тех, кто пытается создавать идеализированный облик Финляндии и ее роли во Второй мировой войне. В ней, в частности, говорится:
Цитата :
"Финляндия, основываясь на естественном желании обеспечить свою безопасность, стремится обезвредить и занять наступательные позиции противника и за пределами границы 1939 года. На основе тех же самых взглядов для Финляндии было бы необходимо в интересах действенной обороны приступить к принятию таких мер еще в 1939-1940 гг..., если бы только силы Финляндии тогда бы были для этого достаточны".
Получается, что еще в период "зимней войны" финны хотели захватить Карелию, выйти к Онежскому озеру и т.д...
А в 1943-м году начались уже реальные переговоры с советским руководством об условиях выхода Финляндии из войны и опять при посредничестве США. Но здесь в Хельсинки решили проявить определенную честность в отношениях с Германией. Параллельно с американцами они откровенно рассказали об идее переговоров с СССР Риббентропу. Такая двойная политика - показатель того, что Финляндия не думала выходить из войны, а просто прощупывала варианты дальнейшего развития событий. Более того, в 1944 году был подписан пакт Риббентропа - Рюти, в котором финский президент обещал продолжать войну и ни на какие переговоры с противником не идти. После этого дипломатические отношения США и Финляндии были разорваны, но дальше Соединенные Штаты не пошли, войну финнам не объявили. Видимо, уже тогда США рассматривали Финляндию как возможную зону своего влияния в Северной Европе и стремились не доводить отношения с финским руководством до последнего предела.

ИА REGNUM: Тем временем, стремясь расширить за границы 1939 года пределы "Великой Финляндии", финская армия продолжала держать блокаду Ленинграда, в котором тысячи людей умирали от голода.
Да, но в 1944 году в войсках ситуация изменилась. Финская армия была гигантской в масштабах этой слабо населенной страны. На фронте находился практически весь мужской ресурс экономики государства. Первоначально, в 1941 году, предполагалось, что начавшаяся война закончится очень быстро. В пропаганде звучал термин "летняя война": мол, была "зимняя война", сейчас пройдет "летняя война", которая будет короткой, победоносной и быстро закончится блистательной победой. Поскольку быстро не получилось, в стране начались серьезные экономические проблемы. Надо было возвращать мужское население в тыл для работы, ведь крепкие здоровые мужчины оказались на фронте, а не на производстве. Финляндия не процветала: уже в 1941 году не все было идеально в экономике, в 1942 году как-то продержаться позволили германские поставки продовольствия, а к 1943 году страна оказывалась все ближе к голоду. Поэтому началась демобилизация, больше того, к работам стали привлекать советское население. Это не только те, кто проживал на захваченной территории советской Карелии. Финское правительство получило разрешение у Германии ввести в страну с оккупированных немецкими войсками районов Ленинградской области и Эстонии почти 70 тысяч советских граждан. Большинство из них, около 64 тысяч, были ингерманландцы - жители Ленинградской области, через эстонские лагеря они были переброшены в Финляндию.

ИА REGNUM: Как рабы?
Как рабочая сила. Западная часть Ленинградской области обезлюдела в результате этой переброски... Потом этих людей вернули из Финляндии, и они попали под молох сталинских репрессий как побывавшие в плену.

ИА REGNUM: Вернемся к Маннергейму, который в 1944 году, как считается, уже "спас" Финляндию от поражения в войне СССР.
Это снова миф. На этот раз миф о том, что якобы финские войска остановили советских солдат в 1944 году. Абстрактно можно и так рассуждать, но надо учитывать контекст общей военной обстановки. В 1944 году советская армия прорвала на Карельском перешейке новую мощную линию укреплений финнов "ВКТ" - новую так называемую "линию Маннергейма" - за одну неделю. Между прочим, в период "зимней войны" три месяца прорывали, а тут - за неделю! А на десятый день советские войска взяли Выборг. Известный шведский военный историк Гунар Оселиус мне как-то сказал, что
Цитата :
"это наступление можно сравнить с наступлением американской армии в Ираке в период проведения так называемой операции "Буря в пустыне". В обеих наступательных операциях, как говорят, можно было не учитывать сопротивление противника".

ИА REGNUM: Почему?
Потому что его реально не было. Солдаты просто начали разбегаться. За 14 дней отступления из финской армии дезертировали 24 тысячи солдат, что составляло 4,5 процента всех финских войск и было равнозначно по численности двум (!!) пехотным дивизиям. А после взятия Выборга финны попросили о помощи немцев, которые направили туда 122-ю пехотную дивизию, плюс 303-ю бригаду штурмовых орудий, плюс оснастили финнов пятью тысячами фаустпатронов, перебросили, наконец, авиацию. 70 самолетов 5-го немецкого воздушного флота буквально "зависли" над наступающими советскими войсками. В этой ситуации сопротивление финской армии возросло, и теперь уже Москве надо было выбирать: наступать и перемалывать свои войска, чтобы идти на Хельсинки или...? А нужен ли вообще Хельсинки? Сталин дал командующему Ленинградским фронтом Говорову установку:
Цитата :
"Ваша задача не Хельсинки, а Берлин. Переводите войска на немецкое направление..."
Ленинград для финнов и немцев в 1941 году - это стратегический объект, а Хельсинки для СССР в 1944 - периферийное направление войны, поэтому советские войска перешли к обороне и дальше двигаться не стали. К тому же финны в это время опять поставили вопрос о переговорах и об условиях выхода из войны... В конечном итоге эти переговоры вскоре и произошли.

ИА REGNUM: Получается, что как военачальник Маннергейм проигрывал советским генералам и тактические, и стратегические операции?
Во время войны Маннергейм уже был очень пожилым человеком - в 1942 году ему было 75 лет! Его менталитет и обучение военному искусству - из XIX века. Говорить о том, что он великий стратег и тактик современной войны нельзя. У него был штаб, в который входили генералы и офицеры, он к ним прислушивался, так что сводить войну на финском направлении к одному образу Маннергейма неверно. В принятии решений участвовали многие - начальник генштаба финской армии генерал Хейнрикс, начальник оперативного управления генштаба генерал Туомпо, командующий артиллерией генерал Ненонен, начальник разведки полковник Паасонен. Были и боевые генералы, такие как генерал Пааво Талвела, которого в его оперативных способностях можно где-то сравнить с Жуковым и т.д.

ИА REGNUM: Мемуары Маннергейма для многих становятся источником знаний о той войне...
Он писал мемуары в Швейцарии, после войны, когда его соратников уже осудили. Писать всю правду, которую он знал, было бы не совсем корректно, поэтому часть мемуаров, касающаяся Второй мировой войны, очень и очень обтекаема. Здесь мало личных оценок и взглядов. Больше того: именно эту часть мемуаров, скорее всего, писал не он, а находившееся в то время вместе с ним в санатории "Вальмонт" в Монтре бывшие его подчиненные Паасонен и Хейнрикс.

ИА REGNUM: К тому же часть мемуаров он уничтожил.
Нет, это тоже миф. Уничтожено другое - определенные документы его Ставки, материалы разведки и другие важные первоисточники, которые могли бы серьезно дискредитировать финское военное и политическое руководство в их связях с Третьем рейхом. Эти документы были перевезены в Швецию и там пропали... Операция по вывозу за границу ценнейших военных документов периода Второй мировой войны вошла в историю как операция "Стелла Поларис". Кроме того, после заключения перемирия с Советским Союзом в 1944 году государственные деятели Финляндии начали уничтожать документы, о чем сами потом и написали. Например, начальник цензуры Кусто Вилкуна прямо пишет в мемуарах, что были телефонные звонки с требованием уничтожить самые важные документы, но он это сделать отказался, а другие уничтожали.

ИА REGNUM: Когда Маннергейм писал мемуары, он думал о том, каким он останется в истории?
Конечно. Но мемуары - это не история. Мемуары носят очень субъективный характер. Нередко автор стремится изобразить себя в как можно более приятном облике, уже зная, что произошло после тех или иных событий, которые он описывает. Если бы это были дневники или переписка, мы бы говорили о свидетельствах времени, но в воспоминаниях мемуарист может что-то досочинить, скрыть, приукрасить. Мемуары Маннергейма являются в данном случае ярким тому образцом, на что, кстати, обращали уже внимание исследователи. Об этом еще в конце 1950-х годов писал, например, американский профессор Чарльз Лундин. Мы же со своей стороны, можем сказать, что и у отечественных мемуаристов не всегда содержится "чистая правда". Ведь есть же в мемуарах маршала Жукова фраза о том, что он очень сожалел, что не встретился на фронте с полковником Леонидом Ильичем Брежневым, когда оказался в районе Новороссийска. Хотя понятно, что для члена Ставки Верховного Командования этот полковник никакой роли не играл. Но когда писались мемуары, Брежнев был руководителем СССР, поэтому надо было, как тогда считали, о нем писать.

ИА REGNUM: А сейчас в Финляндии открыты все документы об ее участии во Второй мировой войне?
В Финляндии существует такой порядок - все государственные документы по этому периоду должны быть открыты. Документы, которые представляют фонды известных военных или политических деятелей, хранящиеся в государственных архивах, можно также посмотреть, но только с разрешения ближайших родственников этого человека. В результате,чуть ли до наших дней исследователи не могли, например, посмотреть документы министра иностранных дел этой страны Эркко. Но, как мне кажется, открытия в финских архивах еще возможны. Так, в частности, в Хельсинки в 1945-1946 гг. проходил судебный процесс над финскими главными военными преступниками. Он не был международным, как Нюрнбергский, а являлся сугубо национальным, то есть следствие и судебные заседания вели сами финны. Документы этого судебного процесса представляются очень интересными. Это и материалы допросов обвиняемых, и показания свидетелей, и подборка дел, содержащих важнейшие государственные документы, дипломатическая переписка и т.д.
Поскольку, в отличие от многотомно изданной на различных языках серии документов Нюренбергского трибунала, в Финляндии материалы хельсинского процесса не опубликованы, то их еще предстоит, вероятно, более внимательно изучить в архивах. Я смотрел ряд фондов этого судебного процесса, они, несомненно, заслуживают пристального внимания. В архиве финского МИДа, например, есть целая подборка документов следствия, связанных с анализом внешней политики Финляндии в военный период. Единственное, что до сих пор я не смог обнаружить в этом фонде, - это документы о наиболее щепетильных моментах внешней политики Финляндии, относящихся к началу войны. Например, о деятельности финских СС. Документов мне не показали.

ИА REGNUM: Отказали?
Нет. Они просто отсутствуют, как мне сказали. Хотя в описи есть. Что же касается военных аспектов, то здесь нередко ответ архивиста стандартен: это "Стелла Поларис", мол, все тогда погибло. Любопытно, что меньше всего интересных документов, как не парадоксально, в фонде дел маршала Маннергейма. Но, наверное, научные открытия и здесь когда-нибудь могут произойти...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Вс Сен 05, 2010 12:18 am

http://www.echo.msk.ru/programs/code/708052-echo.phtml Эхо Москвы 04.09.2010 19:07
Передача : Код доступа
Ведущие : Юлия Латынина, журналист
.................
Теперь как лгут? Собственно, самый простой вид лжи – это тотальная ложь, это, вот, когда на черное говорят «белое». Ну, вот, в 1939 году СССР уличили в том, что он сбрасывает бомбы на Хельсинки, а нарком иностранных дел Молотов заявил, что СССР сбрасывает не бомбы, а продовольствие. Кстати, словосочетание «коктейль Молотова», якобы, пошло именно от этого заявления наркома.
..................
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Пт Ноя 26, 2010 8:14 am

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/tragicheskij_itog_2010-11-26.htm Информационное агентство СТОЛЕТИЕ 26.11.2010
Трагический итог Артем Ивановский
Неизвестные страницы «Зимней войны»
В ноябре 1939-го началась советско-финская война, известная в истории под названием «зимней». Несмотря на прошедшие десятилетия, по сей день однозначной исторической оценки этого события все еще нет. Причем существующие точки зрения являются, по сути, взаимоисключающими.
Ряд авторов, придерживаясь канонов советской исторической науки, рассматривают «Зимнюю войну», как вынужденнные, ответные действия на «вооруженные провокации финской военщины» - так называемый «Майнильский инцидент». Другие оценивают «Зимнюю войну» как преступление тоталитарного сталинского режима, агрессию «коммунистической империи» против маленькой Финляндии с целью ее оккупации. Наконец, не так давно появилась еще одна версия, согласно которой «Зимняя война» была «ошибкой». Скажем, историк А.М. Носков сформулировал ее следующим образом:
Цитата :
«Стремление быстрее использовать скованность Берлина советско-германским соглашением, в том числе секретным, по которому Финляндия относилась к сфере влияния СССР, явно толкало Сталина к поспешным, недостаточно продуманным и опрометчивым шагам».
Однако в приведенные выше мнения историков не вписываются некоторые, весьма существенные факты.
Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что Финляндия последовательно и целенаправленно готовилась к войне с Россией.
Финские стратеги считали военный конфликт неизбежным. Причем разработанный в Генеральном штабе Финляндии сценарий предусматривал именно вступление советских войск на финскую территорию. Исходя из этого сценария, еще в 1927 году, задолго до будущей войны, началось строительство мощного, глубоко эшелонированного укрепленного района, получившего наименование «линия Маннергейма». Россия в 20-е годы еще не оправилась от последствий Гражданской войны и экономической разрухи, поэтому никакой угрозы для Финляндии не представляла. Какими же соображениями была обусловлена убежденность финского руководства в предопределенности будущего вооруженного конфликта?
В то время Финляндия контролировала выход в Балтийское море, фактически владея Финским заливом. Излишне говорить о том, какое основополагающее стратегическое значение имел этот выход для России. Более того, с началом Второй мировой войны и ясным осознанием советским руководством угрозы приближающейся смертельной схватки с фашистской Германией, значение Балтийского ТВД возросло на порядок. Насколько острой была данная проблема, подчеркивал в своих воспоминаниях адмирал Н.Г. Кузнецов (в то время нарком ВМФ СССР):
Цитата :
«Как только началась война в Европе, наше правительство стало заботиться об укреплении западной границы. И.В. Сталин не доверял Гитлеру, поэтому в сентябре 1939 года начались переговоры с правительствами Эстонии, Латвии и Литвы о размещении на их территории сухопутных и военно-морских баз. Все это было очень важно для Балтийского флота, который долгое время оставался запертым в Кронштадтской гавани. Однако обстановка на северном берегу Финского залива оставалась напряженной. Все попытки достигнуть договоренностей с Финляндией не увенчались успехом».
Как известно, Сталин предложил Финляндии заключить договор о территориальном обмене: финская сторона передает СССР Карельский перешеек, Аландские острова и полуостров Ханко, получая взамен вдвое большую территорию в Советской Карелии. Финляндия ответила категорическим отказом.
Выход к морю - вот подлинная причина войны, ее основной побудительный мотив, оставшийся неизменным со времен Ивана Грозного и Петра I.
И как некогда шведы и ливонцы, финны готовы были с оружием в руках отстаивать эти ключевые в стратегическом отношении территории.
В истории «Зимней войны» далеко не все ясно. Уместно задать вопрос: являлись ли неизбежными тяжелые наши поражения на первом ее этапе? И какими причинами они были вызваны? Думается, ответ следует искать отнюдь не в традиционном объяснении «неподготовленности», «необученности», «слабости» нашей армии. Дело в том, что еще до своего начала «Зимняя война» стала предметом «подковерной» борьбы и острых разногласий в советском военно-политическом руководстве, которые роковым образом повлияли на ее планирование и ход.
Примерно за месяц до советско-финского конфликта Главный военный совет Красной Армии (ГВС РККА) принял к рассмотрению подготовленный Генеральным штабом план войны с Финляндией. Поскольку его разработкой руководил начальник Генштаба Б.М. Шапошников, документ этот был назван «планом Шапошникова». В своем докладе перед ГВС РККА Шапошников говорил о необходимости основательной подготовки армии к войне в зимних условиях (вплоть до оснащения войск лыжами), невозможности наступательных действий без предварительных мощных ударов авиацией и артиллерией по линии Маннергейма «до полного разрушения» и не исключал вариант затягивания конфликта. Против такого плана войны немедленно выступила одна из сильнейших в советском руководстве групп влияния во главе с наркомом обороны СССР К.Е. Ворошиловым и секретарем ЦК КВП(б) А.А. Ждановым. Используя явное неудовольствие Сталина, они рассчитывали добиться смещения Шапошникова с тем, чтобы поставить на должность начальника Генерального штаба «своего» человека. Кроме того, здесь примешивались и мотивы личного характера: Ворошилов терпеть не мог Шапошникова. В своей речи он обвинил начальника Генштаба в
Цитата :
«пораженчестве», «переоценке мелкобуржуазного противника» и «недооценке возможностей Красной Армии, умеющей драться по-большевистски».
На Карельском перешейке, доказывал Ворошилов, достаточно дорог, чтобы обойтись без лыж, а вся война займет не больше двух недель, поэтому специальная зимняя подготовка и обмундирование не потребуются. Все это вполне соответствовало тогдашнему представлению Сталина о войне, которое выражалось популярным в то время четверостишием:
Цитата :
И на вражьей земле
Мы врага разгромим
Малой кровью
Могучим ударом!
«План Шапошникова» был отвергнут. По приказу Ворошилова новый документ был разработан командующим Ленинградским военным округом командармом 2-го ранга К.А. Мерецковым. Интересно, что ворошиловский план составлялся на основе заведомо неверных данных. В представленной Ворошилову генштабистами оценке противника было сказано:
Цитата :
«Материальная часть финской армии преимущественно довоенных образцов старой русской армии, частично модернизированная на военных заводах Финляндии... К действиям крупными соединениями (дивизия, корпус) финские войска не подготовлены и достаточной практики не имеют». И дальше: «Среди резервистов старших возрастов настроение подавленное, имеются случаи дезертирства и разговоров о том, что с Красной Армией воевать не по плечу... Рабочие массы и беднейшие слои крестьянства выражают скрытое недовольство политикой правительства, требуют улучшения отношений с СССР и угрожают расправой тем, кто ведет политику, враждебную Советскому Союзу».
Что и говорить, Ворошилов находился в предвкушении быстрого триумфа над «мелкобуржуазным противником».
Реальный ход боевых действий опрокинул все расчеты не только Ворошилова, но и Сталина. За четыре недели войны нашим войскам удалось достичь только предполья линии Маннергейма, углубившись всего на 35-40 километров на финскую территорию. Как отмечал в своих мемуарах К.А. Мерецков:
Цитата :
«Сталин сердился: почему не продвигаемся? Неэффективные военные действия, подчеркивал он, могут сказаться на нашей политике. На нас смотрит весь мир. Если застрянем надолго перед таким слабым противником, то тем самым стимулируем антисоветские усилия империалистических кругов».
Ворошилов и Жданов решили любой ценой добиться быстрого перелома в войне. 21 декабря 1939 года предстояло отметить шестидесятилетний юбилей товарища Сталина. Именно к этой «красной дате» было приурочено событие, впоследствии тщательно ретушировавшееся официальной советской историей. Речь идет о первом штурме линии Маннергейма. Причину сооружения стены молчания вокруг этого события только через шестьдесят лет разъяснил на страницах журнала «Военная мысль» историк П.П. Чевела в статье «Итоги и уроки советско-финской войны»:
Цитата :
«Разведывательные данные о состоянии созданных финнами оборонительных рубежей (линии Маннергейма) оказались неполными и недостоверными. Истинное состояние финской обороны, начертание основных укрепленных полос выяснилось только после месяца ожесточенных боев».
В преддверии сталинского юбилея Ворошилов направил в войска директиву с категорическим требованием:
Цитата :
«Прорвать оборону противника не позднее 20 декабря».
Поскольку передовые части Красной Армии вышли к линии Маннергейма только 13 декабря, заниматься разведкой было уже некогда. Наступающие войска попадали на минные поля, накрывались кинжальным огнем замаскированных финских дотов и за неделю кровопролитных боев не смогли продвинуться ни на шаг. Советское радио и газеты все это время сообщали о «боях местного значения». Подробности произошедшей трагедии стали известны лишь десятилетия спустя.
Накануне нового, 1940 года, в Кремле состоялось совещание с участием высшего военного руководства. Линия фронта замерла, и потому на повестке дня стоял только один вопрос: что делать? Гнев Сталина обрушился на Ворошилова. Тот перекладывал всю вину на Мерецкова, который разработал провальный план войны. В свою очередь Сталин понимал, что нарком обороны — слишком близкая к нему самому фигура и выставлять его главным виновником нельзя. В итоге Мерецков был отстранен от командования действовавшей против Финляндии 7-й армией. Как всегда в трудных случаях, Сталин обратился за советом к Шапошникову. Начальник Генштаба выступил с предложением, одинаково поразившим всех присутствующих. По его мнению, дальнейшее продолжение войны было нецелесообразно. Продолжать — значит идти на риск еще большего затягивания боевых действий, что повлечет за собой весьма тяжелые военно-политические последствия. Согласно расчетам Генштаба, повторный штурм линии Маннергейма потребует не менее полутора месяцев подготовки, а ведь основная цель войны заключалась в одержании быстрой победы. После долгого молчания Сталин произнес знаменитую фразу:
Цитата :
«Уходить с побитой мордой? Нет, нужно победить!»
Интересно отметить, что Шапошников как в воду глядел: в начале января 1940 года финское правительство при посредничестве Стокгольма обратилась к Советскому Союзу с предложением начать мирные переговоры.
Но подготовка к новому штурму линии Маннергейма уже шла полным ходом. По существу, она основывалась на рекомендациях отвергнутого перед войной «плана Шапошникова». Нельзя исключать, что если бы с первых дней война велась в соответствии с предложениями Шапошникова, то победа была бы достигнута намного быстрее и с куда меньшими потерями.
К 28 февраля 1940 года Красная Армия завершила прорыв всех трех рубежей линии Маннергейма и далее развивала наступление на Выборг, вглубь финской территории. Путь на Хельсинки был открыт. В этот момент произошло неожиданное: Сталин остановил армию и принял решение заключить мир. Полемика вокруг этого события не утихает до сих пор. Наиболее общепринятая версия гласит, что в конфликт на стороне Финляндии намеревались вмешаться Великобритания и Франция. Некоторые историки идут по этому пути еще дальше, утверждая, что «Зимняя война» в действительности велась между СССР и Западом. При этом как-то упускается из виду тот факт, что западные державы находились в состоянии войны с Германией, и одновременное вступление в еще одну войну едва ли отвечало их интересам и элементарным законам стратегии. Несомненно, предложения начальников Генеральных штабов Британии Э. Айронсайда и Франции М. Гамелена о высадке союзных войск в Норвегии основательно рассматривались в Лондоне и Париже. Но эти меры являлись частью так называемой «периферийной стратегии», которая предполагала распыление сил Германии по второстепенным направлениям (фактическим подтверждением тому стала гитлеровская операция «Везерубюнг», в ходе которой немецкий флот понес неоправданно большие потери). В отношении же России фундаментальным принципом британской политики являлось создание условий для военного столкновения Сталина с Гитлером. А подобный сценарий исключал возможность войны Запада против России.
Факт состоял в том, что Лондон оказал жесткое информационно-дипломатическое давление на Сталина, побуждая его к миру с Финляндией, что вполне соответствовало традиционной британской игре в «европейское равновесие». Сам Сталин изначально придерживался идеи об «изолированном» характере советско-финского конфликта и, строя свою внешнюю политику на лавировании между двумя блоками «империалистических» держав, стремился избежать излишнего обострения отношений с Западом, что диктовалось возраставшей опасностью со стороны Германии и ее союзников по «оси».
Поскольку финны пошли на требуемые территориальные уступки, Сталин посчитал цели войны достигнутыми.
Последствия «Зимней войны» для нашей страны получились незапланированно тяжелыми и далеко идущими. Стала очевидной необходимость проведения военной реформы с учетом горьких уроков этой войны. Заметим, что до начала Великой Отечественной Красная Армия оказалась не в состоянии залечить полученные в Финляндии раны, прежде всего, в плане возникшего некомплекта старших и особенно младших командиров (в ходе «Зимней войны погибли 4046 старших и более 10 тысяч младших офицеров).
Однако главным, роковым последствием стало решение Гитлера напасть на нашу страну, принятое под впечатлением неудачных действий Красной Армии. В этом состоит трагический итог «Зимней войны».
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
zdrager



Количество сообщений : 2503
Дата регистрации : 2008-03-10

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Пт Ноя 26, 2010 9:33 pm

Артем Ивановский пишет:

Как известно, Сталин предложил Финляндии заключить договор о территориальном обмене: финская сторона передает СССР Карельский перешеек, Аландские острова и полуостров Ханко, получая взамен вдвое большую территорию в Советской Карелии.

В этом месте надо бы добавить "как известно Артему Ивановскому". Потому что другим известно, что речь шла не о передаче Карельского першейка, а лишь его кусочка, Аландские острова никогда не предполагалось передать СССР, а на последнем этапе переговоров про них вообще ничего не говорилось.

Артем Ивановский пишет:

Выход к морю - вот подлинная причина войны, ее основной побудительный мотив,

Защита Финского залива и Ленинграда - вот причина. Выход к морую был уже осуществлен к тому времени благодаря сговорчивости прибалтов. Южный берег Балтийского моря был уже в распоряжении СССР.

Артем Ивановский пишет:

меры являлись частью так называемой «периферийной стратегии», которая предполагала распыление сил Германии по второстепенным направлениям (фактическим подтверждением тому стала гитлеровская операция «Везерубюнг», в ходе которой немецкий флот понес неоправданно большие потери).

ЭТо они уже и Везерюбунг (захват Норвегии) считают поражением Германии? Смелые оценки.

Артем Ивановский пишет:

Факт состоял в том, что Лондон оказал жесткое информационно-дипломатическое давление на Сталина, побуждая его к миру с Финляндией

Модная тема - Лондонский обком правит миром. И Сталин танцевал под его дудку. Хехе.

Артем Ивановский пишет:

Однако главным, роковым последствием стало решение Гитлера напасть на нашу страну, принятое под впечатлением неудачных действий Красной Армии.

Гитлеру об этом успели сказать?

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Вт Сен 20, 2011 2:42 pm

http://numer140466.livejournal.com/103907.html#comments @ 2011-09-08 22:28:00
Книжная выставка. Как мы ходили туда
Я и ув. ecoross1 решили сходить на международную книжную выставку в ВДНХ.
Давненько там не был. Удивило обилие разного рода аттракционов, которые по понятным причинам утром в рабочий день не работали. Они и обилие разного рода торговых точек изрядно портили внешний вид ВДНХ. Ошеломили цены на мототакси. 200 р за киломтер хода - это даже для РЖД было бы стыдно.
Найти павильон № 75, где проходила выставка оказалось не так просто в силу строго стохастической системы нумерации. Чтобы догадаться, что он находится в стороне от аллеи между павильонами № 68 и 71 нужно быть гигантом мат.логики.
Пока ходили туда-сюда меня удивило количество надписей "белорусская..." при отсутствии надписей про что-нибудь украинское или там казахское. От себя добавлю, что интересен вопрос, зачем выносить слово "белорусская" в название. По мнению рекламщиков синоним качества что ли? Возможно, этим и объясняется то, что украинские продукты продают без соответсвтующих надписей. Ecoross предположил, что белорусские товары только нам и нужны, а украинцы де могут и в Европу уехать. Хотя это не отвечает на вопрос "почему в России не так заметны украинские товары". Ну правда же, не в Европу же они сбывают!
Впрочем, это опять лирика. Зашли наконец в павильон, стоило нам это по 150 р. Не знаю, как ecoross1, а вот я ничуть не жалею.
У стендов АСТ и ЭКСМО происходила какая-то перманентная движуха. Выступали какие-то авторы, толпился какой-то народ. К слову, ЭКСМО явно потеряло совесть. Мело того, что фактически ничего нового из ВИ-серии они не привезли (оно и не удивительно, когда в редакции остались исключительно "специально обученные люди"(с)), но и продавали, к примеру, книжку про СБ и Ар-2 Маслова за 460 р. ЕМНИП, столько примерно она на прилавках стоит! Поубивал бы. Отправил бы лично макулатуру собирать.
Пошатавшись набрели на какое-то издательство, которое очень показывало очень прилично оформленные классические книжки и, кроме того, переиздало книгу будущих командиров. Ув. ecoross1 приобрёл. Я высказал идею, что хорошо б они ещё догадались "Артиллерию 1938 года" с теми самыми иллюстрациями переиздать. Благо тут же лежала "Книга джунглей" Киплинга с явно не современными картинками (так не умеют и уже давно). Побродив чуть далее зашёл на стенд Издательства "Знания-Сила", где бы удивлён вопросом, знаю ли я такой журнал. Года два не читал (у нас тут его не продают) и взял на пробу свежий номер. Весьма дорого, надо сказать. 70 рублей. С другой стороны, уже 2 года назад, покупал его я за 85, что ли, рублей.
На некоторое время потеряв своего спутника был найден им, проходя(и не замечая их) мимо стенда, где сидел ув. Баир Иринчеев, он же karhu1977.
Представлял он три своих альбома. Первый - сборник фотографий и карт к его книжкам по Финской войне. Издан хорошо, своих 900 р стоит безусловно. Учитывая, что не сильно дороже купить негде (вроде бы есть в фаланстере, но даже там за 1800 р!), надо брать обязательно.
Второй - сборник отографий, посвященных гибели дворцов окрестностей Петербурга в ходе ВОВ. Показывал фотографии немецкой пьянки в готических конюшнях. Это постмодернизм какой-то! Но, учитывая обильные финансовые расходы, решил пока на него не тратится, тем более, что это не моя тема.
Наконец, был ещё альбом про финское наступление 1941 года. Но по тем же причинам я его покупать тоже не стал.
Также были ещё несколько книжек, из интересных запомнилась вовместная с белоруссами книжка по художествам "культуртрегеров" в Белоруссии. Стоила 250 р всего и, кажется, очень ценная, много документов из белорусского архива. Но, опять же, по финансовым причинам, брать не стал.
С автором беседовали долго. Услышали очень много интересного, надеюсь, что не много забуду при изложении.
Итак. Кое-что о Финской армии или "почему эти нищеброды воевали так успешно?"
1. У них был хорошо подготовленный комсостав. Практически все офицеры выше капитана прошли через 27 егерский батальон Рейхсвера, успев повоевать против наших в ПМВ в Прибалтике. При этом влияние немцев на офицерский корпус сохранялось весь межвоенный период. И поэтому опасения насчёт того, что финны, как и в ПМВ вновь "если что" позавут оккупационный корпус, для СССР были вполне обоснованы. Кстати, Маннергейм был сильно возмущен призванием этого самого корпуса, что произошло, фактически, сразу после обретения независимости и сопровождалось, фактически, признанием вассалитета по отношению к Германии. Вообще Гражданская война в Финляндии весьма некрасива. В частности, белофинны отметились массовыми расстрелами русских по этническому признаку в Выборге. По оценкам Баира до 4000 казней. Плюс некрасивая история получилась в Тампере. Окруженные красные сопротивлялись, а в это время их забрасывали листовками, подписанными Маннергеймом с словами о том, что он лично обещает жизнь сдавшимся без всяких условий. В итоге, красные финны сложили оружие. И их тут же начали расстреливать пачками. В итоге всего этого потери в боях, если я не забыл, за всю войну 7000 человек. Общие потери Финляндии от Гражданской войны 40 000 человек. Если учесть, что тогда было в Финляндии порядка 3 млн людей, то количество жертв перешагивает процент. Это весьма немало.
2. После войны финны хорошо готовились к войне именно в условиях Финляндии. Вундерваффелем в зимних боях стали волокуши, на которые могли положить и раненного и миномет (кстати, финны к 1941 получили свои 120 мм миномёта - ср. с немцами) и боеприпасы. Это позволяло финнам успешно маневрировать в лесу. Но этого мало. Вот настала ночь и... да, да, те самые -30, о которых стенал Владимир Богданович. Тут-то на помощь и приходит палатка на полувзвоз. Палатка была 10-гранная, с местом для печки по середине. Туда помещалось 12 челоек, которые ложились на лапник, естественно, одетыми, ногами к печке, головой к брезенту. Это позволяло даже в лютый мороз поддерживать температуру +5. Были и хитрости. Спать над обыло в шапке. А то к утру можно примезнуть волосами к полотну. Печка была предметом лютой зависти у зольдатенов из 163 пд. В 1941 они отчаянно мёрзли в карельских лесах, тем более. что в отличие от финнов, у них с одеждой было худо. К тому же, снова в отличие от финнов, которым алкоголь не полагался (алкоголь+финны+оружие=страшное разрушение вокруг), у них не мало оказалось заначено с предыдущих походов. Тут-то и начался взаимовыгодный обмен. Один ветеран рассказывал Баиру, что как-то немцы притащили ящик коньяка и попытались обменять на печку. Рассудительные финны заявили, что выпьют всё это быстро, а вот что будут делать потом? В общем, обмен не состоялся.
Наконец, третий вундерваффель - это полевая кухня, которую можно ставить на лыжи(?) Скажете, ерунда? Поминая "сосисочную битву" никакая это не ерунда.
Плюс, у них хорошо было с подготовкой личного состава. Даже призывники из "шюцкора" и на лыжах ходить умели и стрелять умели и зачастую в армию с своей же винтовокой приходили (правда, если верно понимаю, это уже резервисты). Ну и грамотность поголовная. А значит, можно заставить читать наставление и убыстрить процесс обучения.
3. Финны войны совершенно не ожидали и считали все угрозы Молотова простым давлением. А в это время в замке шефа...в смысле, в финской армии проходили учебные сборы=скрытая мобилиация. При этом в армии не особо надеялись на мир, активно проводили учения, готовили опорные пункты, отрабатывали круговую оборону, контратаки в случае прорывов. Вскоре это всё пригодилось.
4. Финны начали готовиться к той войне рано. Например, их наставление по зимней войне - это 1929 год. Наши выпустили своё, фактически, передрав у финнов, в 1940. Немцы, как не трудно догадаться, выпустили своё, содрав у нас в 1942. При этом подготовка не ограничивалась описанием, как выживать зимой. Финны готовили и интересные наставления по саперному делу, в частности, описывая создание в фронтовых условиях ПТ-мин из подручных материалов. С деревянным корпусом. Тех самых, которыми мы не слабо удивили фрицев в ВОВ. Только у нас, конечно, заводское производстово. Ув. ecoross1, впрочем, с ссылкой на какого-то сапёра (кстати, уточни фамилию) усомнился в действенности подобных эрзацев. Дерево быстро гнеёт, взрыватель нужно делать заводским, иначе ничего хорошего не получится, а взрыватель и есть самая сложная часть.
Также там описывались камнемёты и т.д.
Пойду помоюсь, а то душ закроют. Потом напишу продолжение.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Вт Сен 20, 2011 2:45 pm

karhu1977 2011-09-08 06:48
спасибо за интересную дискуссию и умные вопросы. Вопросы, которые фактически являются научными вопросами к достойной докторской диссертации.
Маленький комментарий:
Цитата :
Финны готовили и интересные наставления по саперному делу, в частности, описывая создание в фронтовых условиях ПТ-мин из подручных материалов. С деревянным корпусом. Тех самых, которыми мы не слабо удивили фрицев в ВОВ. Только у нас, конечно, заводское производстово. Ув. ecoross1, впрочем, с ссылкой на какого-то сапёра (кстати, уточни фамилию) усомнился в действенности подобных эрзацев. Дерево быстро гнеёт, взрыватель нужно делать заводским, иначе ничего хорошего не получится, а взрыватель и есть самая сложная часть.
В условиях советско-финской войны гниение было не особо актуальным, так как все ограничилось парой месяцев. Один уважаемый красный поисковик из Питера утверждал, что в месте прорыва Линии Маннергейма они нашли такую финскую мину, привязанную к двухметровой палке - чтобы было сподручнее под гусеницу танка двигать. Фотографий и других доказательных материалов предоставить рассказчик не смог, но авторитет этого поисковика заставил поверить.

supermipter 2011-09-08 06:52
==Вообще Гражданская война в Финляндии весьма некрасива. В частности, белофинны отметились массовыми расстрелами русских по этническому признаку в Выборге.==
А что здесь некрасивого? Это желание финского народа. Даже коммунисты(финские) выступали за лишение русских гражданских прав.
==Если учесть, что тогда было в Финляндии порядка 3 млн людей, то количество жертв перешагивает процент. Это весьма немало.==
Сравните с потерями в российской ГВ .

karhu1977 2011-09-08 07:45
в России мы не знаем финской гражданской и не понимаем, почему это до сих пор такая травма для нации.
==Вообще Гражданская война в Финляндии весьма некрасива. В частности, белофинны отметились массовыми расстрелами русских по этническому признаку в Выборге.==
А большинство современных питерцев восхищается белыми финнами.
Что я могу сказать. Нужно писать взвешенную книгу на русском и все это рассказывать и объяснять. Несмотря на то, что по результатам финской гражданской и мести победителей - мои личные симпатии на стороне проигравших.

supermipter 2011-09-08 08:19
==в России мы не знаем финской гражданской и не понимаем, почему это до сих пор такая травма для нации.==
Почему они не усвоили замечательной пословицы "Лес рубят щепки летят"?
Мы недавно тут обсуждали, и пришли к конценсусу с хозяином журнала что русскому народу сейчас все по**й. Можно человечину заготавливать, можно по тысяче человек в день убивать-все по**й.

usiewicz 2011-09-08 09:51
> А большинство современных питерцев восхищается белыми финнами.
Большинству современных питерцев не мешало бы посмотреть финское кино "Граница, 1918-й" в качестве прививки. Видел положительные разультаты.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
zdrager



Количество сообщений : 2503
Дата регистрации : 2008-03-10

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Вт Сен 20, 2011 3:59 pm

usiewicz пишет:

А большинство современных питерцев восхищается белыми финнами.

Херня. Большинство современных питерцев воспринимает Карельский перешеек вполне утилитарно - отобрали его у фиников (именно так - фиников) и хорошо.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Rus-Loh



Количество сообщений : 1302
Возраст : 54
Localisation : Ярославль
Дата регистрации : 2007-09-11

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Чт Сен 22, 2011 10:42 am

Цитата :
karhu1977 2011-09-08 07:45
в России мы не знаем финской гражданской и не понимаем, почему это до сих пор такая травма для нации.
Вообще Гражданская война в Финляндии весьма некрасива. В частности, белофинны отметились массовыми расстрелами русских по этническому признаку в Выборге.
А большинство современных питерцев восхищается белыми финнами.
Что я могу сказать. Нужно писать взвешенную книгу на русском и все это рассказывать и объяснять.

Такая книжка давно есть.
В.М.Холодковский
"Революция в Финляндии и германская интервенция"
М. "Наука", 1967
387 стр.

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Rus-Loh



Количество сообщений : 1302
Возраст : 54
Localisation : Ярославль
Дата регистрации : 2007-09-11

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Чт Сен 22, 2011 10:49 am

Цитата :
supermipter 2011-09-08 06:52
Если учесть, что тогда было в Финляндии порядка 3 млн людей, то количество жертв перешагивает процент. Это весьма немало.
Сравните с потерями в российской ГВ.

Можно и сравнить...
Непосредственно в боях и от полученных ранений в 1918-1920 г. погибло... ок. 350 000 человек (с обеих сторон).
Это за два с половиной года.
Еще примерно столько же - от взаимного террора (в котором белые красным ничуть не уступали, к слову сказать).
Еще ок. 10 млн. - жертвы тифа и гриппа "испанки" (сей грипп вообще за зиму 1918-1919 года унес жизней больше, чем четыре года Мировой войны).
Так что свирепость финской гражданской войны наши стандарты куда как превосходит...

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
zdrager



Количество сообщений : 2503
Дата регистрации : 2008-03-10

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Чт Окт 13, 2011 5:50 pm


Про начало Советско-финской войны. Мой обзор источников

http://zdrager.livejournal.com/

(шесть последних записей)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Чт Янв 12, 2012 1:55 pm

"Перспективы", "Фонд исторической перспективы" «Вестник МГИМО», №1, 2010
Опубликовано на портале 11/03/2010
Юрий Никифоров, Руслан Субханкулов Освещение истории советско-финляндской войны 1939—1940гг. в отечественной историографии
Цитата :
Никифоров Юрий Александрович – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, Субханкулов Руслан Фанзилевич – соискатель кафедры истории Военного университета МО РФ.
После запретов советского периода и волны перестроечных «сенсаций» в отечественной науке постепенно сложились условия для ликвидации «белых пятен» в истории Второй мировой войны. Одной из ее малоизученных и дискуссионных страниц долго являлась «Зимняя война» между СССР и Финляндией. К настоящему моменту в научный оборот введено большое число источников, позволивших вывести изучение этой темы на качественно новый уровень. Изменению интерпретаций причин и итогов конфликта посвящена предлагаемая статья.

До начала 1990-х гг. история советско-финляндской войны относилась к числу тем, изучение которых было крайне затруднено. В советской историографии, по сути, не было специальных работ, где исследовались бы причины войны. Вне поля зрения историков также оставались вопросы, связанные с ее итогами: проблема присоединения Финляндии к агрессивной коалиции, возглавляемой Германией, для участия в нападении на СССР летом 1941 г., вопрос о влиянии результатов войны на определение Гитлером сроков агрессии, и т.п. Объективной предпосылкой такого положения дел было ограничение доступа к документам, имевшим отношение к тем событиям. Распространенные в литературе оценки и представления соответствовали общей оценке причин и итогов войны, данной советским руководством в официальных документах и выступлениях.

В советское время почти на протяжении полувека в историографии господствовало представление, согласно которому советско-финляндская война 1939—1940 гг. была спровоцирована финской стороной. При описании причин ее возникновения указывалось в первую очередь на враждебную политику финских правящих кругов в отношении СССР, зависимость Финляндии от стран Запада (обоих противоборствующих блоков), навязавших ей роль «военного плацдарма империалистических государств». Ответственность за возникновение войны возлагалась, таким образом, на державы Запада, «спровоцировавшие» Финляндию на военное выступление против СССР, а также «реакционные круги» самой Финляндии [1].

Подобные оценки, однако, были характерны в первую очередь для публицистической литературы, предназначавшейся для массового читателя. На фоне нормализации и укрепления добросо­седских отношений между Финляндией и СССР к концу 1950-х гг. они постепенно ушли в тень, и о событиях «зимней войны» в этой ситуации вспоминали все реже. Более того, война, как пра­вило, называлась не войной, а «вооруженным конф­ликтом». До 1980-х гг. историки, в сущности, из­бегали подробно исследовать позицию руковод­ства СССР и политику, которую оно проводило на международной арене в конце 1930-х гг., в том числе в отношении Финляндии. Это относится к ра­ботам таких известных историков, как Е. А. Амбарцумов, В. Г. Федоров, Ю. Комиссаров (Ю. С. Де­рябин), В. В. Похлебкин и др.[2]

Что касается итогов войны, то официальная их оценка со стороны Советского Союза давалась прежде всего через призму задачи обеспечения бе­зопасности Ленинграда [3], и вошла в советскую историографию Второй мировой войны как общепринятая. Сразу после окончания Второй ми­ровой войны известный политический деятель О. Куусинен в ряде публицистических по характе­ру работ обосновал тезис о том, что Финляндия являлась сателлитом гитлеровской Германии [4]. Его статьи, равно как и статьи ряда других авторов [5], были полемически заострены против утверждений о наличии причинно-следственной связи между со­ветско-финляндской войной 1939—1940 гг. и решением финского руководства присоединиться к гитлеровскому «походу на Восток».

В финской же историографии в течение деся­тилетий после войны господствовала теория «бревна в стремительном потоке» [6], согласно ко­торой Финляндия вступила в войну с СССР в 1941 г. в силу «советской угрозы», т.е. против своего желания, и лишь «прибегнула к помощи» на­цистской Германии [7]. Эта концепция, по-видимо­му, являлась общей для западной историографии периода «холодной войны», о чем свидетель­ствует воспроизведение соответствующих оценок и интерпретаций как в немецкой, так и англоязыч­ной послевоенной литературе [8]. На критику теории «сплавного бревна» и доказательству того, что в 1940—1941 гг. существовала зависимость Фин­ляндии от Германии, и были направлены усилия тех советских историков, кто до конца 1980-х гг. так или иначе занимался исследованием вопроса [9]. Наиболее последовательное обоснование ложности этой теории было дано в трудах петер­бургских историков Н. И. Барышникова, В. Н. Ба­рышникова, В. Г. Федорова [10].

На новом этапе развития отечественной исто­риографии сложились предпосылки для более углубленного изучения истории Второй мировой войны и ликвидации ряда «белых пятен». События 1939—1941 гг. привлекли особое внимание исто­риков и широкой общественности, поскольку были изучены в недостаточной степени и, помимо всего прочего, служили предметом злободнев­ных политических дискуссий. В конце 1980-х гг. официально было признано существование се­кретного протокола к советско-германскому до­говору о ненападении от 23 августа 1939 г. Это дало толчок к переоценке целого ряда событий конца 1930-х—1941 гг., в том числе событий «зимней войны», признанной «одной из самых закрытых» ранее тем для исследования [11]. К сожалению, в пе­риод «перестройки» освещение в историко-публицистической литературе ранее закрытых для ши­рокого обсуждения тем велось под очевидным влиянием общественно-политической ситуации. Всевозможные исторические «сенсации» и исто­рия в целом использовались в идеологической кам­пании по подрыву легитимности советского государства [12]. Это негативным образом сказывалось на качестве публиковавшихся материалов на исто­рические темы: изложение непростых, дискус­сионных и малоисследованных вопросов зача­стую было поверхностным, анализ и объяснение подменялись эмоциональными оценками, выводы авторов при нарочитой категоричности оказы­вались слабо аргументированными. В то же вре­мя специалисты-историки не имели возможности для того, чтобы в новых условиях «гласности» не­медленно предложить обществу основанные на не­предвзятом изучении только что рассекреченных документов исследования, для проведения кото­рых требовалось время.

В печати появилось много статей о ходе войны и событиях, ей предшествовавших [13], авторы ко­торых спешили удовлетворить интерес читающей публики к «белым пятнам» советской истории. По мнению В. Н. Барышникова, переломным с точки зрения оценок советско-финляндской войны был 1989 год [14]. Именно тогда появились работы, в которых признавалось, что инициатива начала войны исходила от СССР. Кроме того, началось из­дание ранее секретных документов, а также не публиковавшихся мемуаров видных госу­дарственных деятелей СССР, в частности, Н.С.Хру­щева и А. Коллонтай [15]. К настоящему моменту в научный оборот введено значительное число источников, позволивших вывести изучение «зим­ней войны» на качественно новый уровень [16].

С этого времени является общепризнанным, что советско-финляндская война была начата Совет­ским Союзом. Так называемые пограничные про­вокации финской стороны, в том числе выстрелы в Майнила 26 ноября 1939 г., не могут рассмат­риваться как причина войны, поскольку решение о ее начале принималось в Москве под влиянием срыва советско-финляндских переговоров осени 1939 г. Пограничные же инциденты использова­лись советским руководством для усиления дип­ломатического давления на Финляндию и - как в случае с происшествием в Майнила - повод для развязывания конфликта.

Наиболее непримиримая критика сталинской внешней политики опиралась на широкий круг представлений, согласно которым СССР проводил экспансионистский внешнеполитический курс, и сотрудничество с соседними государствами вовсе не входило в программу действий советского руководства, ставившего целью их подчинение и включение в состав СССР [17]. Получило распро­странение также мнение о «ненужности» советско-финляндской войны, которая расценивалась как ошибка советского руководства, повлекшая за со­бой негативные для СССР последствия [18].

Представление о «ненужности» и «случайнос­ти» советско-финляндского конфликта подразу­мевает отрицание традиционного для отечест­венных историков взгляда, связывающего воз­никновение войны с проблемой необходимости обеспечения безопасности Ленинграда в условиях начавшейся Второй мировой войны в Европе, близостью прохождения советско-финской гра­ницы и возможностью вовлечения Финляндии в коалицию враждебных СССР государств. Тем не менее, М. И. Семиряга писал, что «главным фактором, предопределившим... советско-фин­ляндский конфликт, был характер политической обстановки в регионе Северной Европы, особен­но двусторонних отношений между СССР и Фин­ляндией. ...Разумеется, сама Финляндия не мог­ла напасть на Советский Союз, однако советское руководство не исключало, что какая-нибудь держава Запада могла даже без ее согласия ис­пользовать территорию в агрессивных целях» [19].

Более радикальная позиция, которую с полным основанием можно характеризовать как реви­зионистскую по отношению к советской исто­риографии, представлена в работах К. Александ­рова, Б. Соколова, П. Аптекаря и ряда других ав­торов, носящих скорее публицистический, не­жели научный характер. Возникновение советско-финляндской войны непосредственно связывается здесь с «экспансионистским внешнеполитичес­ким курсом» СССР в целях «разжигания мировой революции» [20]. Известные факты интерпрети­руются прежде всего исходя из общего пред­ставления о намерении сталинского руководст­ва совершить нападение на сопредельные стра­ны, чтобы «освободить Европу от ига капитализ­ма», а дипломатические инициативы СССР, нацеленные на изменение границы с Финляндией - как лишь одно из средств, использованных Сталиным для создания условий, при которых ста­нет возможной оккупация и «советизация» Фин­ляндии. Советская же риторика об угрозе «безо­пасности Ленинграда»-лишь предлог для пере­носа границы «дальше на запад» [21].

В середине 1990-х гг. к этой точке зрения скло­нился и М. И. Семиряга, заявивший в ходе дискус­сии на страницах журнала «Родина», что для опре­деления характера «зимней войны» «не обяза­тельно анализировать переговоры осени 1939 г. Для этого нужно просто знать общую концепцию мирового коммунистического движения Коминтерна и сталинскую концепцию -великодержав­ные претензии на те регионы, которые раньше вхо­дили в состав Российской империи. А цели были - присоединить в целом всю Финляндию. И ни к чему разговоры о 35 километрах до Ле­нинграда, 25 километрах до Ленинграда...» [22].

Как справедливо отметил В. Н. Барышников, те­зис об экспансионистских целях руководства СССР в 1930-е гг. не основан на анализе советской внешней политики в 1920-х—1930-е гг. либо каких-то ранее секретных документах этого периода. Главным доказательством наличия этих целей служит в первую очередь сама «зимняя война», которая интерпретируется как попытка «советиза­ции» Финляндии, а также ряд других внешнепо­литических акций СССР, предпринятых в 1939— 1940 гг. (вступление РККА на территорию Поль­ши 17 сентября 1939 г., включение в состав СССР прибалтийских государств летом 1940 г.), а также соответствующее истолкование содержания до­говора о ненападении с Германией 23 августа 1939 г. и секретных протоколов к нему. Характер­ной особенностью подхода к источникам на­званной группы авторов можно считать недове­рие к зафиксированной в советских официальных документах (заявлениях советского правительства, стенограммах двусторонних переговоров и т.п.) позиции. Как правило, давая комментарий к тем или иным цитатам из источников, эти историки имеют в виду, что официальная позиция совет­ского руководства (или лично Сталина) была исключительно лицемерной и конъюнктурной, приз­ванной облегчить достижение подлинных недекларируемых целей достижения мирового гос­подства. Характерным представляется также тот факт, что сталинский экспансионизм связывается в данном случае то с доктриной мировой рево­люции и деятельностью Коминтерна, то с «великодержавными амбициями» и претензиями на гео­политическое наследство Российской империи, что, казалось бы, трудно согласовать. Представляется, эта неопределенность в первую очередь связана с трудностью обоснования того и другого вари­анта с опорой на источники.

Широкие экспансионистские цели, по сути, просто приписываются советскому руководству. М. И. Мельтюхов, например, рассматривает исто­рию возникновения «зимней войны» как один из эпизодов глобальной борьбы великих держав за расширение своего влияния в мире. Его подход отличает признание независимости этой борьбы от характера существующего в той или иной стране политического режима и господствующих социально-экономических отношений. Вой­на, считает Мельтюхов, просто «один из методов взаимоотношений государств на международ­ной арене» [23]. Советскому Союзу Мельтюхов при­писывает цель «глобального переустройства си­стемы международных отношений» и, соответ­ственно, заинтересованность в возникновении новой мировой войны [24].

Противная точка зрения в первую очередь ис­ходит из признания существования реальной военной угрозы для СССР в 1930-е гг., и озабо­ченность руководства СССР проблемой обеспе­чения и укрепления безопасности страны рассмат­ривается как обоснованная. «Для Советского Союза ситуация вокруг Финляндии была тесно свя­зана с проблемой безопасности СССР, особенно если учесть, что от нее до Ленинграда было всего 32 км, - указывает, например, академик А. О. Чубарьян. - Руководство СССР постоянно беспокоила активность Германии в этой стране, а также тес­ные связи финской элиты с Великобританией и Францией» [25].

Ревизионистская точка зрения, как уже гово­рилось, в первую очередь была представлена в пе­риодических изданиях конца 1980-х—первой по­ловины 1990-х гг. Исторические исследования конца 1990-х и более позднего периода содержали более развернутое изложение обстоятельств, приведших к войне, учитывавшее целый ряд факторов, никак не сводимых исключительно к идео­логической индоктринированности советского руководства.

Обоснованием заинтересованности руковод­ства Советского Союза в первую очередь в обес­печении безопасности своих границ служит исто­рия переговоров СССР с Финляндией в 1939 г. Тер­риториальные уступки, которых советское пра­вительство добивалось от Финляндии, должны были, так или иначе, улучшить геостратегическое положение Ленинграда. Эта позиция была сфор­мулирована Сталиным в ходе переговоров четко и недвусмысленно: «Мы просим, чтобы расстоя­ние от Ленинграда до линии границы было бы семьдесят километров. Таковы наши минимальные требования, и вы не должны думать, что мы уменьшим их. Мы не можем передвинуть Ленинград, поэтому линия границы должна быть перенесена» [26]. В 1996 г. стала известной ранее засек­реченная стенограмма совещания высшего ко­мандного состава Красной Армии, проходивше­го в ЦК ВКП(б) 14—17 апреля 1940 г., на котором Сталин, подводя итоги войны, высказался сле­дующим образом: «Война была необходима, так как мирные переговоры с Финляндией не дали ре­зультатов, а безопасность Ленинграда надо было обеспечить безусловно, ибо его безопасность есть безопасность нашего Отечества» [27]. Таким об­разом, эти и другие имеющиеся в распоряжении историков источники отражают в первую оче­редь прагматический характер мотивации ста­линских действий, не связанных напрямую с реализацией каких-либо идеологических доктрин.

История советско-финляндских переговоров 1938—1939 гг. подробно рассмотрена в работах В. Н. Барышникова, М. И. Мельтюхова, В. Я. Сиполса, А. О. Чубарьяна, А. В. Шубина, и др. Как представляется, содержание переговоров сви­детельствует о намерении Москвы добиться улуч­шения своих позиций на Балтике, и оккупация Финляндии не входила в намерения советского ру­ководства. Убедившись в невозможности до­биться от Финляндии уступок дипломатическим путем, советское руководство приняло решение начать войну [28]. А. В. Шубин, в частности, подчер­кивает, что ссылки на нейтралитет Финляндии как на обстоятельство, гарантировавшее ее неучастие во враждебной Советскому Союзу коалиции, не­состоятельны. Нейтралитет малых стран, как по­казал опыт европейской войны, не являлся пре­пятствием для германской агрессии. Поэтому у Сталина были основания опасаться высадки экспедиционного корпуса противника в Финлян­дии и прохода его через ее территорию для уда­ра по Ленинграду [29].

Что касается ссылок при реконструкции причин конфликта на коминтерновскую идеологию или сталинское великодержавие, считает А. В. Шубин, то содержание советско-финских переговоров осенью 1939 г. свидетельствует о том, что эти об­щие мотивы не играли существенной роли при ре­шении вопроса, быть или не быть войне. «.Если бы Сталин держал в голове только интересы «ми­рового коммунистического движения», - пишет он, - ему не следовало торговаться из-за киломе­тров границы. Все равно все потом достанется ком­мунистам. И войну вести не следует - агрессивная война подрывает авторитет коммунистического движения. /.../ Другое дело – великодержавные претензии. Но торговаться из-за километров опять глупо. А Сталин - нате - торговался, теряя драгоценное время, оставшееся до зимы» [30].

Содержание советских предложений о переносе границы также свидетельствует в пользу данной точки зрения. Советские требования, обращает внимание А. О. Чубарьян, имели длительное исто­рическое прошлое. Например, накануне Первой мировой войны российский Генеральный штаб подготовил меморандум, где угроза нападения Германии с использованием территории Фин­ляндии охарактеризована примерно так же, как она виделась спустя четверть века Сталину и Ген­штабу Красной Армии. В 1920 г. во время перего­воров о заключении Тартуского мира советская де­легация просила финнов уступить часть терри­тории на Карельском перешейке к северу от Ле­нинграда и некоторые острова в Финском заливе [31].

Эту аргументацию нельзя не признать доста­точно убедительной: действительно, содержа­ние переговоров, в ходе которых советская сто­рона настойчиво добивалась именно переноса гра­ницы, неоднократно корректируя свои предло­жения («торговалась») в надежде на то, что фин­ны пойдут на компромисс, свидетельствует о том, что для советского руководства в тот период на первом плане стояла задача не реализации ка­ких-либо идеологических доктрин, а достижение улучшения своих геостратегических позиций в преддверии участия в мировой войне.

Этому не противоречит даже признание одной из целей войны со стороны Советского Союза приведение к власти в Финляндии «народного правительства» во главе сО. Куусиненом, как по­лагает, например, М. И. Мельтюхов, считая, что это «вообще бы сняло бы вопрос о границах» [32]. Дело в том, что идея создания «правительства О. Куусинена» была импровизацией советской стороны, к которой решено было прибегнуть тогда, когда советско-финские переговоры зашли в тупик и ста­линское руководство склонилось к силовому ва­рианту разрешения конфликта [33]. Представляется, что до осени 1939 г. советское руководство не предполагало нападать на Финляндию, и тем более не имело в виду ее оккупацию. Только срыв переговоров осени 1939 г. подтолкнул Ста­лина к решению начать в войну. Конечно, в Крем­ле могли прорабатывать вариант, при котором Красная Армия сумеет в короткий срок решить по­ставленную задачу разгрома финской армии и, возможно, занять Хельсинки. Тем не менее, окон­чательное решение относительно судьбы Фин­ляндии вряд ли могло быть принято до успешно­го окончания военных действий. Во всяком случае, материалов, на основе которых можно судить о наличии в Кремле совершенно определенных планов относительно будущего Финляндии, на се­годняшний день недостаточно, чтобы сделать окончательный вывод по этому вопросу. Это стоит подчеркнуть, поскольку в историографии се­годня можно встретить совершенно необосно­ванные утверждения, будто российские историки «практически все единодушны в том, что стрем­ление Советского правительства заключалось в присоединении Финляндии и образовании на ее территории социалистического государства или даже союзной республики» [34]. Как мы видели, от­ношение историков к данной проблеме далеко не столь однозначно.

До начала 1990-х гг. изучение истории форми­рования и функционирования «Терийокского пра­вительства» («правительства Куусинена») было крайне затруднено, так как историки могли ис­пользовать, по сути, только опубликованные со­ветской печатью официальные документы. Лишь после распада СССР появились предпосылки для научного исследования всего комплекса проб­лем, связанных с целями правительства Советского Союза в войне против Финляндии. В том числе в центре внимания оказалась и история «прави­тельства Куусинена». Наиболее серьезным ис­следованием по данной теме на сегодняшний день является монография Н. И. и В. Н. Барышниковых [35]. Обобщая накопленный современной наукой материал, авторы приводят дополни­тельные подтверждения относительно того, что инициатива создания «правительства» исходила исключительно с советской стороны, раскрывают методы контроля Кремля за деятельностью его членов и конкретизируют круг лиц, стоявших за реализацией этой идеи. Авторы подчерки­вают, что его главной целью было содействие реа­лизации общего плана «зимней войны» [36]. Преж­де всего, провозглашение «правительства» в Терийоках было направлено на раскол финского об­щества, его дезорганизацию в войне против СССР. В документах «правительства Куусинена» подчеркивалось, что «Финляндская Демократи­ческая Республика как государство не советско­го типа не может входить в состав Советского Союза» [37]. Что же касается перспектив этого «пра­вительства», то они должны были зависеть от под­держки его действий населением Финляндии.

Оценивая создание «правительства Куусине­на» как крупную политическую ошибку [38], Н. И. и В. Н. Барышниковы убедительно показы­вают, что создание «народного правительства» не являлось плодом какого-то долго вынаши­вавшегося замысла. Этот шаг, наряду с решением начать войну с Финляндией, был недостаточно подготовлен, и его практическая реализация была далека от совершенства.

Отметим, что во многих работах история воз­никновения советско-финляндской войны сво­дится исключительно к сюжету переговорного процесса, а затем противостояния СССР и Фин­ляндии. Однако влияние на ход переговоров, а значит и на решение вопроса, быть или не быть войне, оказывали другие державы. По нашему мнению, рассмотрение советско-финляндской войны в широком контексте развития ситуации в Европе в ходе предвоенного кризиса позволя­ет учесть при выявлении причин конфликта ряд других, не всегда попадающих в поле зрения факторов, что дает возможность нарисовать бо­лее панорамную и объективную картину, не сво­димую в целом к двусторонним отношениям СССР и Финляндии (даже с учетом позиции Гер­мании и наличия секретного протокола к советско-германскому договору от 23 августа 1939 г.). А. Г. Донгаров еще в 1990 г. обращал внимание на то, что «истинные, фундаментальные причины лежали за рамками отношений между двумя странами. Взятые сами по себе, пусть далеко не идеальные, советско-финляндские отноше­ния не подразумевали неизбежности вооружен­ного конфликта» [39].

Для специалистов ясно, что научная рекон­струкция причин советско-финляндского конф­ликта невозможна без учета общего фона евро­пейской политики, оказывавшего существенное влияние на советско-финляндские отношения. Источники напряженности в советско-финских отношениях были связаны с общим обострением ситуации в Европе, состоянием отношений СССР с Германией и Англией. Конфликт интересов ве­ликих держав вовлекал в свою орбиту все боль­шее число малых стран, судьба которых начина­ла зависеть от хода глобального противоборст­ва. Агрессия Германии в Европе на фоне прово­димой Англией и Францией политики «умиро­творения» подвели Европу к новой мировой вой­не. Что касается Советского Союза, то он не мог всерьез рассчитывать остаться в стороне от конф­ликта, потенциально несшего угрозу его госу­дарственной независимости и существованию населявших его народов [40]. В. С. Христофоров, например, подчеркивает: «Представляется оче­видным, что события Зимней войны надо рассматривать прежде всего не в двустороннем формате - виноват или только СССР или только Финляндия, как это было типично для советской историогра­фии или для финской, а взглянуть на события шире, проанализировав политические позиции, за­нятые всеми державами, так называемыми «малыми» и «великими», взаимоисключающие ин­тересы которых столкнулись в условиях начав­шейся Второй мировой войны на северном флан­ге Европы» [41].

Начало войны между Германией и англо-фран­цузской коалицией, а также советско-герман­ский договор о ненападении 1939 г. можно рас­сматривать, прежде всего, как непосредственные предпосылки возникновения «зимней войны». В результате нападения Германии на Польшу, объявления Англией и Францией войны Германии, а также достигнутого урегулирования советско-германских отношений создалась ситуация, в ко­торой стало возможным принятие решения в Кремле о применении военной силы для реше­ния вопроса о переносе границы. Наличие этих предпосылок не означало, однако, неизбежности возникновения советско-финляндской войны - ее непосредственные причины связаны, с одной стороны, с интенцией советского руководства добиться улучшения геостратегических позиций в Балтийском регионе в целях укрепления собственной безопасности, а с другой стороны - с по­зицией правительства Финляндии, избравшей вариант жесткого противостояния и отвержения советских требований.

Говоря об оценке итогов «зимней войны», то для исторической публицистики первой поло­вины 1990-х гг. была характерна общая оценка со­ветско-финляндской войны как ненужной аван­тюры, результаты которой в целом носили в первую очередь негативный характер для нашей страны [42]. Достигнутая Красной Армией победа в войне не­редко характеризовалась как «пиррова» (М. И. Семиряга, Б. В. Соколов), некоторое авторы даже считали возможным говорить о «поражении» со­ветской внешнеполитической стратегии и т.п. [43]

Подобные оценки выступали как базис для рассмотрения более частных сюжетов. В част­ности, одним из наиболее часто называемых последствий войны является оказанное ее ходом и итогами влияние на позицию Германии и ее по­литику в отношении СССР. Как правило, утверж­далось наличие непосредственной связи между ходом советско-финляндской войны и политикой Германии в отношении Советского Союза после ее окончания. Например, Г. Л. Розанов в моно­графии «Сталин—Гитлер», изданной в 1991 г., писал, что ход и исход войны «существенно по­влияли» на решения, принимаемые в Берлине от­носительно СССР [44].

Г. Л. Розанов показал, что в период советско-финляндской войны Германия заняла позицию «формального нейтралитета при тайной под­держке Финляндии», поскольку ее интересам больше всего соответствовал затяжной конфликт, ослаблявший СССР и обострявший его отношения с Англией и США [45]. В Берлине пристально следи­ли за ходом войны, и приняли решение о сокра­щении сроков подготовки войны против СССР в виду выявившейся слабости Красной Армии. Та­ким образом, считал Г. Л. Розанов, одним из ре­зультатов «зимней войны» стала «корректировка расписания актов агрессии», сделанная Гитлером, что дало основание историку оценить «финскую авантюру Сталина» как ошибку и преступление [46].

Слабость Красной Армии, выявившаяся якобы в ходе советско-финляндской войны, расценива­лась, в свою очередь, как причина того, что Со­ветский Союз перестал рассматриваться как на­дежный союзник в Лондоне и Париже. «Финская кампания Красной Армии, - писал, например, в «Военно-историческом журнале» А. М. Носков, - как бы на миг высветила тот дисбаланс военной мощи в пользу фашистской Германии, который воз­ник в результате раскола антифашистских сил как в каждой из европейских стран, так и в Евро­пе в целом. Советский Союз уже не стал рассма­триваться как серьезный фактор силы или на­дежный союзник в наступившей войне» [47]. Война, указывает Носков, привела к еще большей изо­ляции Советского Союза на международной аре­не, «западные державы стали занимать открыто враждебную позицию в отношении СССР, рас­сматривая его как потенциального противника». С этим согласен П. Б. Липатов: «Война с Финлян­дией и бомбардировки городов осложнили меж­дународное положение Советского Союза» [48].

А. М. Носков также полагал, что понесенные в «зимней войне» потери потребовали передышки для Красной Армии, вызвали необходимость пе­рестройки и переоснащения. Это будто бы по­рождало у советского руководства страх и не­уверенность, что и стало причиной для проведе­ния политики «умиротворения» Гитлера. Что ка­сается Германии, то в Берлине появилась уве­ренность, что СССР не сможет оказать помощи Франции и Англии [49].

Подобным образом рассуждал и М. И. Семиряга. По его мнению, общая оценка боеспособ­ности Красной Армии, сделанная в европейских столицах, была низкой. Военные атташе «весьма критически отзывались о профессионализме со­ветских командиров всех рангов, их неумении ор­ганизовать взаимодействие на поле боя, беззаботности относительно жизни и здоровья крас­ноармейцев. ...Отмечался крайне низкий уро­вень воинской дисциплины в Красной Армии». На основании этих донесений в столицах запад­ных держав делали вывод об общей слабости СССР в военном отношении. В Лондоне и Париже счи­тали, что Советский Союз не может рассматриваться как серьезный партнер в возможных переговорах о военном сотрудничестве, а в Берлине господ­ствовало мнение, будто СССР-колосс на глиняных ногах, с которым нетрудно будет справиться в пред­стоящем военном столкновении [50].

Этот тезис охотно был подхвачен теми авто­рами, для которых был характерен обвинительный уклон при освещении внешней и внутренней по­литики СССР периода 1930-х гг. «Обнаружившая­ся в советско-финляндской войне бездарность со­ветского командования укрепила решимость Гит­лера воевать с СССР», - утверждал, например, на страницах газеты «Ленинская правда» В. Холодковский [51].

В самом деле, что касается Германии, то имеются свидетельства в пользу того, что в немецких ру­ководящих кругах после советско-финлянд­ского конфликта стали склоняться к мысли о воз­можности достижения легкой победы над Совет­ским Союзом [52]. Однако известны документы и про­тивоположного характера: например, 8 марта 1940 г. Гитлер в письме Муссолини дал такую оценку итогов «зимней войны»: «Принимая во вни­мание возможности снабжения, никакая сила в мире не смогла бы, или если бы и смогла, то толь­ко после долгих приготовлений достичь таких результатов при морозе в 30—40 градусов и на такой местности, каких достигли русские...» [53]. Так что во­прос этот, в сущности, не подвергался серьезному исследованию в отечественной историографии, и кочующие из работы в работу утверждения нуж­даются в документальном подтверждении. Тем бо­лее, не совсем ясно, насколько справедлив тезис об ускорении подготовки Германии к нападению на СССР в связи с «зимней войной», поскольку из­вестно, что принципиальное решение о начале под­готовки к реализации замысла похода на Восток было принято Гитлером летом 1940 г., после пора­жения Франции, и зависело в первую очередь от развития событий на западном фронте [54].

А. М. Носков высказал также предположение, что руководство Германии принимало решение о подготовке операции «Везерюбунг» по захвату плацдарма в Северной Европе под впечатлением от слабости Красной Армии. Это предположение не находит никакой опоры в источниках. Напро­тив, если обратиться к давно известным истори­кам документам, связанным с планированием и подготовкой нацистами операции «Везерюбунг», то станет очевидным, что захват Норвегии был тесным образом связан с общей стратегичес­кой концепцией Гитлера и его планами ведения Второй мировой войны, согласно которым создание плацдарма в Северной Европе должно было «облегчить выполнение задач в войне про­тив России» [55]; непосредственное же осуществ­ление этих планов весной 1940 г увязывалось с хо­дом военного противоборства с Англией [56]. Дру­гое дело, что советско-финляндская война зимой 1939 г. стала рассматриваться в Лондоне как удобный предлог для установления контроля над портами Скандинавии в целях воспрепят­ствовать транспортировке сырья в Германию. Активность Британии в этом регионе, в частности, захват германского транспорта «Альтмарк» в норвежских территориальных водах, убедила Гитле­ра в серьезности угрозы. К таким выводам давно пришли и зарубежные исследователи, в частности, специально исследовавший этот вопрос Э. Зимке [57]. Только в таком ракурсе «зимнюю войну» можно рассматривать как один из факторов, повлиявших на принятие Гитлером решения осуществить пре­вентивный захват Норвегии именно в этот период.

Еще один тезис, активно использовавшийся в публицистике 1990-х гг. - заимствованное из за­падной литературы периода «холодной войны» утверждение о том, что Финляндия, не будь «зим­ней войны», осталась бы нейтральной в будущем советско-германском конфликте. Данная точка зрения ранее высказывалась, прежде всего, в финской историографии. «Если бы не «зимняя вой­на», в которой мы потеряли десятую часть терри­тории, Финляндия, быть может, не стала бы со­юзницей Гитлера в сорок первом, предпочтя нейт­ралитет «шведского варианта», финская армия двинулась в то лето только забирать отобран­ное», - утверждал финский историк Ю. Невакиви [58]. Обращает на себя внимание использованное Ю. Невакиви сослагательное наклонение - рос­сийские авторы, хотя и не исследовали специ­альным образом данный вопрос, высказывались гораздо более решительно, причем зачастую такие заявления делались людьми, далекими от истории по роду своих профессиональных занятий [59].

Ответственность за участие Финляндии в на­падении на СССР и блокаду Ленинграда возлага­ется, таким образом, на Сталина и его прибли­женных. В. Холодковский прямо обвинял советское руководство в том, что оно своим необоснованным аннексионизмом «помешало Финляндии быть нейтральной». «Не будь советско-финляндской войны, - писал он, - Финляндия была бы нейт­ральной, и это достаточно обеспечивало бы безопасность Ленинграда» [60]. Аналогичным об­разом рассуждает К. Александров: «Агрессия 1939 года стала решающим фактором открытого выступления Финляндии в 1941 году против СССР, приведшего к блокаде Ленинграда и миллионам умерших от голода» [61]. Им вторил П. Аптекарь: «...своими собственными руками был создан еще один противник в войне, до начала которой оста­вался лишь один год, три месяца и девять дней» [62]. В 2004 г. увидела в свет монография П. Аптекаря, в которой автор воспроизвел соответствующие те­зисы: «Финляндия из вероятного противника пос­ле этой войны превратилась в обязательного при нападении любого государства на нашу страну» [63]. П. Б. Липатов также указывал на связь меж­ду зимней войной и нападением Финляндии на СССР в 1941 г. [64]

Отметим, что названные историки, несмотря на категоричность своих утверждений, так и не предложили сколько-нибудь аргументиро­ванного обоснования наличия причинно-следст­венной связи между советско-финляндской вой­ной и нападением Финляндии на СССР в 1941 г. П. Аптекарь, например, ограничивается цитатой из сочинения М. Старинова «Записки диверсанта», где последний писал: «В результате кровопро­литной непопулярной войны граница была отодвинута на запад, но Финляндия из англо­-французского блока перешла в гитлеровский ла­герь, а это привело позже к гибели сотен тысяч ле­нинградцев во время блокады, которой не было бы, если бы мы не воевали с Финляндией» [65]. Для пущей убедительности Аптекарь сообщает, что М. Старинов - участник этой войны, а также двух гражданских (в России и Испании) и Великой Отечественной войны [66]. Историку, однако, ясно, что ссылки на чье-либо авторитетное мнение для корректного обоснования недостаточно. Так­же неубедительной выглядит чересчур прямоли­нейная попытка связать Зимнюю войну и жертвы блокадного Ленинграда: эта трагедия была обус­ловлена целым рядом факторов, в первую очередь неудачным для РККА ходом вооруженной борь­бы на фронтах Великой Отечественной войны в 1941 г., и само по себе участие или неучастие Финляндии в войне против СССР не могло пре­допределить ее исход.

Б. Соколов, чья книжка в значительной степе­ни основана на монографии П. Аптекаря и по­вторяет его выводы и оценки [67], столь же катего­ричен: «Если бы не «зимняя война», Финляндия на­верняка сохранила бы нейтралитет в советско-германском конфликте» [68]. (Отметим, что эту точ­ку зрения Соколов излагал еще в 1990 г., опираясь на мнение американского историка Ч. Лундина [69]). Основанием для такого вывода для Соколова служит «тактика финнов в 1941—1944 годах», ко­торые, якобы, «отвоевав» потерянные в 1940 г. зем­ли, «прекратили активные боевые действия» и «не стали» атаковать Ленинград с Карельского перешейка [70]. Этот довод, однако, выдает незна­ние Соколовым перипетий событий на этом участ­ке фронта в 1941—1944 гг. Проведенные россий­скими и финскими историками исследования по­казывают, что «остановка» наступления финнов на Ленинград была вызвана целым комплексом причин, среди которых некие «благородные» мо­тивы финских политиков отсутствуют [71].

Решение же вопроса о причинности в истории, как представляется, в значительной мере связа­но с установлением мотивов действующих лиц. Поражение Финляндии в войне с СССР создало предпосылки, условия для нарастания в стране ре­ваншистских настроений. Однако никакой пре­допределенности после марта 1940 г. в выборе правящих кругов Финляндии в пользу нападения на СССР вместе с Гитлером не могло быть (равно, как не могло быть предопределенности блокады Ленинграда в 1941 г.). Только исследование внут­ренней и внешней политики Финляндии после 12 марта 1940 г. могло бы дать обоснованный ответ на вопрос, в какой мере на этот выбор повлияли итоги «зимней войны», а в какой мере - иные фак­торы. Ни один из вышеназванных авторов такого исследования не предлагает, ограничиваясь, в сущности, априорной констатацией.

Более взвешенный и сбалансированный подход к оценке итогов советско-финляндской войны характерен для исторических исследований, поя­вившихся со второй половины 1990-х гг., особен­но принадлежащих перу специалистов-историков.

В предисловии ко второй книге совместного российско-финляндского труда «Зимняя война 1939—1940», являющегося наиболее серьезным вкладом последних лет в историографию темы, академик А.О. Чубарьян подчеркивает, что воен­но-политические последствия войны для СССР были весьма противоречивы: цена достигнутых целей оказалась высокой, международному авто­ритету страны и престижу Красной Армии был на­несен немалый ущерб [72]. В то же время авторы тру­да подчеркивают, что главным результатом вой­ны было обеспечение Советским Союзом своих непосредственных стратегических интересов. Гра­ница, установленная по Московскому мирному до­говору, приблизительно соответствовала грани­це Петра I (определенной Ништадским миром 1721 г.). Советское правительство не выдвинуло требований, которые касались бы вопросов, свя­занных с составом правительства Финляндии, ограничением ее суверенитета, «страна сохранила независимость и демократический строй» [73]. На по­следнее обстоятельство справедливо указывает и В. Н. Барышников: «Неправильно было бы утверждать, будто бы «зимняя война» закончилась разгромом Финляндии. Совершенно очевидным являлось то, что финский народ выстоял, а это для малой нации стало весомым итогом войны» [74], -пишет он. Эта оценка в определенной степени сог­ласуется с выработанной финской историографией формулой «победа в поражении», которая отражает подход, согласно которому итоги зимней вой­ны не вписываются в обычное противопоставле­ние «поражение или победа» [75].

Говоря о непосредственных результатах войны, историки подчеркивают, что приобретения Со­ветского Союза были больше того, на что он рас­считывал осенью 1939 г., предлагая Финляндии компромиссные варианты, и этот итог вполне мог удовлетворить руководство СССР [76]. Отмеча­ется, что на довоенных переговорах СССР пред­лагал финнам, помимо всего прочего, матери­альную компенсацию за передаваемые террито­рии, что должно было составить огромную сумму, теперь же финской стороне были выдвинуты ма­териальные претензии в возмещение за выве­зенное с потерянной территории оборудование и порчу имущества [77]. «Главным итогом войны является то, что Советский Союз победил, - заклю­чает М. А. Бикмеев. - Несмотря на многочисленные потери и имеющиеся значительные недостатки в организации и ведении боевых действий входе кампании, на первом этапе Второй мировой вой­ны Советский Союз действовал успешно» [78]. Б. Г. Со­ловьев также указывает, что утверждение, будто со­ветско-финляндская война показала слабость Красной Армии, далеко не однозначно. Советские войска смогли прорвать мощную линию Маннергейма и продвинулись на 25—200 км на запад, финская же армия была разгромлена [79].

В период «перестройки» высказывалось сомне­ние в оборонном значении переноса границы. Хотя граница была передвинута, писал Г. Л. Розанов, это не помешало во время Великой Отечественной войны установлению блокады Ленинграда. Мур­манская железная дорога также была перерезана [80]. Б. В. Соколов, приводя слова адмирала Н. Г. Куз­нецова о том, что гарнизон Ханко не мог влиять на ход боевых действий на северо-западном участке советско-германского фронта, делает вывод: «Выходит, что не так важны оказались те «страте­гические» пункты, якобы из-за которых Советский Союз пошел на войну с Финляндией...» [81]. Очевид­но, что подобные утверждения невозможно обос­новать: видимым результатом передвижки грани­цы на Карельском перешейке стало то, что летом 1941 г. финские войска смогли выйти к старой го­сударственной границе только к сентябрю.

В новейшей литературе довольно много вни­мания уделяется влиянию хода и итогов войны на реорганизацию и перевооружение РККА, по­вышение ее боеготовности. Для отечественной историографии оценка войны как «поучительной школы» для Красной Ар­мии, безусловно, полезной и необходимой перед грядущим столкновением с более серьезным про­тивником в лице Германии и ее союзников, была в целом традиционна [82], однако в период конца 1980-х—начала 1990-х гг. к этому аспекту последствий войны внимание историков и публи­цистов было очевидным образом ослаблено. Иск­лючение составляет, пожалуй, диссертационное исследование В. В. Золотарева [83], результаты ко­торого, к сожалению, не были в полной мере освоены историографией. Соответствующие ис­следования получили новый импульс с публикацией значительного числа архивных докумен­тов, показывающих, что по итогам войны руко­водством страны были предприняты масштаб­ные меры для повышения боеспособности Крас­ной Армии и укрепления ее командных кадров [84].

Эти документы позволили обосновать тезис о том, что приобретенный в войне с Финляндией опыт был необходим для дальнейшего совер­шенствования вооруженных сил советского государства [85]. Этот процесс, наряду с упомянутой ра­ботой В. В. Золотарева, получил освещение в ряде новейших работ российских историков [86].

Интерес представляет изучение использования приобретенного РККА опыта в 1939—1940 гг. в ходе Великой Отечественной войны. Эта тема пока исследована только в ряде аспектов: в част­ности, в работах Д. А. Журавлева показано, каким образом знания и практический опыт «Зимней вой­ны» повлияли на создание эффективной системы эвакуации раненых и больных воинов на Ка­рельском, Ленинградском и Волховском фронтах в 1941—1944 гг. [87]

В свете этих и других исследований историков исключительно умозрительным выглядит утверж­дение Б. Соколова о неком «комплексе неполно­ценности», приобретенном Красной Армией в ре­зультате советско-финляндской войны. Что каса­ется упреков Соколова в адрес советского воен­ного руководства, якобы неверно оценившего боеспособность Красной Армии и продолжавше­го готовить войска к «наступательной войне» вместо того, чтобы перестроить подготовку в «оборонительном» духе [88], то они и вовсе неле­пы и выдают незнакомство автора с современной военно-исторической литературой, рассматри­вающей проблемы подготовки СССР к вероятной войне с Германией [89].

Заслуживает упоминания также точка зрения Ю. М. Килина, обратившего внимание на значение экономического потенциала отошедших к СССР районов Финляндии, который, «прежде всего пе­редовое в технологическом отношении производство высококачественной целлюлозы, а также электроэнергии для военных предприятий Ле­нинграда, был особенно важен для материально-технической подготовки СССР к мировой войне, учитывая фактор времени» [90]. Мнение Ю. М. Килина, однако, не нашло поддержки у специалистов [91].

Авторы труда «Зимняя война 1939—1940» об­ращают внимание на то обстоятельство, что вой­на не была локальным конфликтом Финляндии и СССР, а являлась частью Второй мировой вой­ны, исходя из чего следует рассматривать ее причины и результаты. В результате войны СССР дос­тиг своих стратегических целей, но приобрел го­тового к реваншу соседа. В то же время в книге подчеркивается, что сближение Финляндии с Гер­манией было связано с изменением ситуации в Ев­ропе после поражения Франции - в начале Фин­ляндия стремилась получить дипломатическую поддержку, а затем уже возникло стремление к пе­ресмотру условий советско-финляндского мир­ного договора от 12 марта 1940 г. [92] Таким образом, поражение войск англо-французской коалиции в Норвегии, а затем во Франции создали решаю­щие предпосылки для постепенного сближения Финляндии с Германией.

Современные исследователи, в то же время, отвергают «случайность» присоединения Фин­ляндии к агрессивной коалиции, сложившейся против СССР во главе с Германией. В. Н. Барыш­ников, в частности, на солидной источниковой базе обосновал, что нападение на СССР в июне 1941 г. стало плодом избранной финляндским руководством сознательной политической и военной линии [93]. В его монографии показано, каким образом после «зимней войны» в финляндском руководстве возобладали реваншистские настроения. Советско-финляндская война предстает как одна из предпосылок того, что уже к лету 1940 г. политика Фин­ляндии приобретает ярко выраженную прогер­манскую направленность [94]. Наряду с итогами со­ветско-финляндской войны свою роль сыграли и другие факторы: изменение военно-политичес­кой ситуации в Европе в результате побед вермахта на западе, ошибочная линия советской диплома­тии на воспрепятствование создания союза се­верных стран, воспринимавшаяся в Хельсинки как доказательство растущей «советской угрозы» [95], и др. Таким образом, нападение Финляндии на СССР не выглядит предопределенным резуль­татами «зимней войны» 1939—1941 гг.

Подводя итог историографического осмысления этого вопроса, следует отметить, что надежные данные о том, какой была бы позиция Финляндии при условии, если бы советско-финляндская война не состоялась, в сущности, отсутствуют. Авторы, критиковавшие решение Сталина начать войну с Фин­ляндией, основывали свою оценку в первую очередь на допущении, что Финляндия при ином развитии событий осталась бы нейтральной, а также на оцен­ке результатов войны как неудачных для СССР. Очевидно, однако, что, несмотря на констатацию связи между «зимней войной» и усилением в Хельсинки реваншистских политических сил в 1940— 1941 гг., нет достаточных оснований утверждать, что Финляндия не стала бы сателлитом Германии и в том случае, если бы «зимняя война» вообще не со­стоялась. Этот вопрос является, по меньшей мере, спорным. (Авторы труда «Зимняя война», например, говорят о том, что война подтолкнула Финляндию к союзу с Германией [96]).

Кроме того, ретроспективная оценка не учи­тывает вероятный сценарий (из которого могли ис­ходить политики в Кремле), по которому резуль­татом войны могло стать безусловное поражение Финляндии и приход к власти сил, гарантиро­вавших ее неприсоединение к любому вероятному агрессору. Можно спорить, насколько высока была ставка и насколько, соответственно, оправ­дан был риск, связанный с развязыванием воен­ных действий против Финляндии. И.В. Сталин и его окружение посчитали, что вовлечение Фин­ляндии во враждебную Советскому Союзу коа­лицию будет представлять настолько серьезную угрозу для СССР, что пренебрегли неизбежными рисками, связанными с непредсказуемостью ре­зультатов войны (или же переоценили возмож­ности Красной Армии). Тем не менее, с данной точ­ки зрения принятое ими решение выглядит ра­циональным.


Примечания:

[1] См., напр.: Амбарцумов Е. А. Советско-финляндские отношения. М., 1956; Новейшая история (1918—1939 гг.): курс лекций, прочитанных в Высшей партийной школе при ЦК ВКП(б). М., 1948. С. 562; Федоров В. Г. Финляндия и империалистические державы накануне второй мировой войны // Новая и новейшая история. 1964. № 6; и др.

[2] См., напр.: Амбарцумов Е. А. Советско-финляндские отношения. М., 1956; Федоров В. Г. Финляндия и империалистические державы накануне мировой войны // Новая и новейшая история. 1964. № 6; Бартеньев Т., Комиссаров Ю. Тридцать лет добрососедства. М., 1976; Похлебкин В. В. СССР—Финляндия. 260 лет отношений (1713—1973). М., 1975. Обзор советской исто­риографии см.: Барышников В. Н. От прохладного мира к зимней войне. СПб., 1997. С. 39—41.

[3] См., напр.: Внешняя политика правительства // Правда. 1940. 30 марта.

[4] Куусинен О. Финляндия - вассал гитлеровской Германии: стенограмма публичной лекции. М., 1944; Куусинен О. Что раскрыл процесс финских сообщников Гитлера // Новое время. 1946. № 3.

[5] Ильинский Я.С. Финляндия. М., 1947; Рысаков П. Советско-финляндские отношения. М., 1948; Архипов Д. И. Финляндия. М., 1952.

[6] Это выражение было заимствовано финскими историками из мемуаров германского посланника В. Блюхера, писавшего, что «Финляндия попала в круговорот большой политики, подобно сплавному бревну, оказавшемуся во власти бурной финской реки» (Цит. по: Барышников В. Н. Вступление Финляндии во Вторую мировую войну. СПб., 2005. С. 37.

[7] Обзор финской историографии по этому вопросу см.: Барышников В. Н. Вступление Финляндии во Вторую мировую войну. Спб-2005. С-35—55

[8] «Финляндии пришлось объявить войну Советскому Союзу» 26 июня 1941 г. после «агрессивных действий русских» - пишет, например, автор одного из наиболее серьезных на Западе трудов по военно-морской тематике Ю. Майстер. См.: Майстер Ю. Восточный фронт. Война на море 1941—1945 гг. Пер. с нем. М., 2005. С. 47. (Первое издание этой книги увидело свет в 1957 г.).

[9] Суни Л. В. Начало германо-финского сближения // Вопросы истории. Петрозаводск, 1970; Вайну Х. М. Буржуазная и социал-демократическая историография о внешней политике Финляндии во время второй мировой войны //Скандинавский сборник. XXVIII. Таллинн, 1983; Вайну Х. М. Финляндия в плане «Барбаросса»: Автореф. дисс... к.и.н. М., 1973.

[10] Барышников Н. И. На защите Ленинграда. Обеспечение безопасности и оборона города с севера в годы второй мировой вой­ны. Л., 1978; Барышников Н. И., Барышников В. Н. Финляндия во второй мировой войне. Л., 1985; Барышников Н. И., Барышников В. Н., Федоров В. Г. Финляндия во второй мировой войне. Л., 1989.

[11] Вопросы истории. 1993. № 2. С. 178.

[12] Некоторые исследователи так характеризуют этот период: «Среди исследователей в первой половине 1990-х годов укрепились штатные идеологи и пропагандисты либерализма, прибегавшие к замаскированному под науку шарлатанству с целью огуль­ного очернения и поругания советской истории» (Историография сталинизма. Сб. статей под ред. Н. А. Симония. М., 2007. С. Cool.

[13] Напр.: Барышников В. Н. Советско-финляндская война 1939—1940 гг. // Новая и новейшая история. 1989. № 4; Носков А. Не­знаменитая война // Красная звезда. 1989. 30 ноября; Орлов А. С. Можно ли было избежать конфликта? // Родина. 1989. № 8; Петров В. Была такая война //Аргументы и факты. 1988. № 39; Семиряга М. И. На той войне незнаменитой //Выборгский ком­мунист. 1989. 29, 30 ноября; Чудаков М. Реквием карельских болот// Комсомольская правда. 1989.12,14 ноября; и др.

[14] Барышников В. Н. Изучение советско-финляндской войны в отечественной историографии ХХ века //От войны к миру: СССР и Финляндия 1939—1944 гг.: Сб. статей. СПб., 2006.

[15] См., напр.: Коллонтай А. «Семь выстрелов» зимой 1939 года // Международная жизнь. 1989. № 12; Мемуары Никиты Сергеевича Хрущева // Вопросы истории. 1990. № 7.

[16] Зимняя война 1939—1940. Кн. 2. И. В. Сталин и финская кампания. Стенограмма совещания при ЦК ВКП(б). М.,1998; Тайны и уроки Зимней войны 1939—1940. По документам рассекреченных архивов. СПб.,2000; Зимняя война 1939—1940 гг. Иссле­дования, документы, комментарии. К 70-летию советско-финляндской войны. М.,2009; Зимняя война (документы о совет­ско-финляндских отношениях 1939—1940 гг. // Международная жизнь. 1989.№ 8,12; Правительство Куусинена: эпизод советско-финляндской войны 1939—1940 гг. // Вестник МИД СССР. 1989. № 22; Советско-финляндская война // Военно-исторический журнал. 1990. № 1; и др.


[17] См., напр.: Холодковский В. Эта зимняя война //Ленинская правда. 1990. 4, 5, 6 января.


[18] Семиряга М. И. Ненужная война // Архивы раскрывают тайны...: Международные вопросы: события и люди. М., 1991; Но­вобранец В. А. Накануне войны // Знамя. 1990. № 6. С. 171.


[19] Семиряга М. И. Политическая подоплека «зимней войны» //Советско-финская война 1939—1940 гг. Хрестоматия / Ред.-сост. А. Е. Тарас. Мн., 1999. С. 35—36.


[20] Александров К. Красная агрессия //Советско-финская война 1939—1940 гг. / Ред.-сост. А. Е.Тарас. Мн., 1999. С. 59,62—64; Хо­лодковский В. Эта зимняя война //Ленинская правда. 1990. 5 января. С. 3; Вторая мировая: иной взгляд. Историческая пуб­лицистика журнала «Посев». М., 2008. С. 136.


[21] Соколов Б. В. Тайны финской войны. М., 2000. С. 8—14.


[22] Граниты финские, граниты вековые... Мирная дискуссия о финской войне // Родина. 1995. № 12. С. 36.


[23] Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941. М., 2000. С. 18.


[24] Мельтюхов М. И. Указ. соч. С. 38, 93,138.


[25] Чубарьян А. О. Канун трагедии: Сталин и международный кризис: сентябрь 1939 г.—июнь 1941 г. М., 2008. С. 186; См. также: Барышников В. Н. Безопасность Ленинграда: к вопросу о времени принятия в Москве решения о начале войны против Фин­ляндии //Университетские Петербургские чтения. СПб., 2003. С. 275; Носков А. Война, которой могло не быть? //Труд 1989. 30 ноября. С. 4.


[26] Цит. по: Таннер В. Зимняя война. Дипломатическое противостояние Советского Союза и Финляндии. 1939—1940/ Пер. с англ. М., 2003. С. 42.


[27] Зимняя война 1939—1940. М., 1998. Кн. 2. С. 272.


[28] Чубарьян А. О. Указ. соч. С. 187—188.


[29] Шубин А. В. Мир на краю бездны. От глобального кризиса к мировой войне: 1929—1941 годы. М., 2004. С. 387.


[30] Шубин А. В. Указ. соч. С. 390.


[31] Чубарьян А. О. Указ. соч. С. 188—189.


[32] Мельтюхов М. И. Народный фронт для Финляндии? // Отечественная история. 1993. № 3. С. 100.


[33] Барышников Н. И., Барышников В. Н. Рождение и крах «терийокского правительства» (1939—1940). СПб—Хельсинки, 2003. С. 30—57, 242.


[34] Бушуева Т. С. Проблемы источниковедения и историографии Зимней войны //Зимняя война 1939—1940 гг. Исследования, до­кументы, комментарии. М., 2009. С. 72.


[35] Рецензию см.: Никифоров Ю. А., Киселев О. Н. Рождение и крах «терийокского правительства» // Военно-исторический жур­нал. 2006. № 3. С. 60—62.


[36] Барышников Н. И., Барышников В. Н. Рождение и крах «терийокского правительства» (1939—1940). СПб—Хельсинки, 2003. С. 30—57, 241—242.


[37] Зимняя война. Кн. 1. Политическая история. М., 1999. С. 178.


[38] Барышников Н. И., Барышников В. Н. Указ. соч. С. 246.


[39] Донгаров А. Г. Война, которой могло не быть //Вопросы истории. 1990. № 5. С. 45.


[40] См., напр.: Зимняя война 1939—1940. Кн. 1. Политическая история. М., 1999. С. 30—33; Барышников В. Н. СССР и Финляндия в 1920—1930-е годы: к проблеме начала «зимней войны» // От войны к миру: СССР и Финляндия 1939—1944 гг.: Сб. статей. СПб., 2006. С. 12; Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз в борьбе за Европу: 1939—1941 гг. М., 2002. С. 120—121; От войны к миру: СССР и Финляндия в 1939—1940 гг.: Сб. статей. СПб., 2006. С. 170.


[41] Христофоров В. С. Исторические уроки Зимней войны // Зимняя война 1939—1940 гг. Исследования, документы, коммента­рии. М., 2009. С. 50.


[42] Александров К. Красная агрессия //Советско-финская война 1939—1940 гг. Хрестоматия / Ред.-сост. А. Е.Тарас. Мн., 1999. С. 6; Аптекарь П. Оправданы ли жертвы? (О потерях в советско-финляндской войне) // Военно-исторический журнал. 1992. № 3. С. 43—45


[43] Семиряга М. И. О чем не упомянул Сталин, подводя итоги «зимней войны» с Финляндией // Красная звезда. 1997.19 апреля; Александров К. Красная агрессия //Советско-финская война 1939—1940 гг. Хрестоматия / Ред.-сост. А. Е.Тарас. Мн., 1999. С. 81.


[44] Розанов Г. Л. Сталин—Гитлер. Документальный очерк советско-германских дипломатических отношений 1939—1941 гг. М., 1991. С. 130.


[45] Розанов Г. Л. Указ. соч. С. 130—132.


[46] Розанов Г. Л. Указ. соч. С. 139—140.


[47] Носков А. М. Северный узел межгосударственных противоречий // Военно-исторический журнал. 1990. № 7. С. 10.


[48] Липатов П. Б. Зимняя война. М., 1996. С. 46.


[49] Носков А. М. Указ. соч. С. 16.


[50] Семиряга М. И. Политическая подоплека «зимней войны» //Советско-финская война 1939—1940 гг. Хрестоматия. Ред.-сост. А. Е.Тарас. Мн., 1999. С. 48; см. также: Липатов П. Б. Указ. соч. С. 46.


[51] Холодковский В. Эта зимняя война // Ленинская правда. 1990. 6 января. С. 3.


[52] Барышников В. Н. Вступление Финляндии во Вторую мировую войну. СПб., М., 2005. С. 60.


[53] Documents on German Foreign Policy 1918—1945. Ser. D. Vol. 8. P. 877. Цит. по: Бугаев А. День «N». Неправда Виктора Суворо­ва. М., 2007. С. 108.


[54] Документы о германском планировании агрессии против СССР см.: Дашичев В. И. Стратегия Гитлера: путь к катастрофе. В 4-х т. М., 2005.


[55] Из выступления адмирала Редера на разборе военно-стратегических игр, посвященных отработке морской стратегии Гер­мании в будущей войне (12.04.1938 г.). См.: Дашичев В. И. Стратегия Гитлера - путь к катастрофе. В 4-х т. Т. 2. М., 2005. С. 82.


[56] Дашичев В. И. Указ. соч. С. 96—128.


[57] Зимке Э. Немецкая оккупация Северной Европы. 1940—1945. М., 2005. С. 19—40.


[58] Цит. по: Чудаков А. Реквием карельских болот// Комсомольская правда. 1989.12—14 ноября.


[59] См., напр.: Эфиров С. А. Белые пятна. Воображаемый диалог о пределах гласности //Социологические исследования. 1988. № 6. С. 73.


[60] Холодковский В. Эта зимняя война //Ленинская правда. 1990. 6 января. С. 3.


[61] Александров К. Красная агрессия //Советско-финская война 1939—1940 гг. Хрестоматия / Ред.-сост. А. Е.Тарас. Мн., 1999. С. 81; см. также: Александров К. 30 ноября 1939 года: итоги и выводы // Посев. 1999. № 11.


[62] Аптекарь П. Оправданы ли жертвы? (О потерях в советско-финляндской войне) //Военно-исторический журнал. 1992. № 3. С. 43—45.


[63] Аптекарь П. Советско-финские войны. М., 2004. С. 359; также см. С. 338.


[64] Липатов П. Б. Зимняя война //Советско-финская война 1939—1945 гг. Мн., 1999. С. 175.


[65] Старинов М. Записки диверсанта. М., 1997. С. 148.


[66] Аптекарь П. Указ. соч. С. 359.


[67] Хотя и появилась в печати раньше - автор в предисловии специальным образом оговаривает, что использовал рукопись П. Ап­текаря при подготовке собственного сочинения.


[68] Соколов Б. В. Тайны финской войны. М., 2000. С. 366—367.


[69] Соколов Б. Правда о Великой Отечественной войне. СПб., 1998. С. 65. Впервые опубл.: Историки отвечают на вопросы / Сост. А. В. Поликарпов. М., 1990. Вып. 2.


[70] Соколов Б. В. Тайны финской войны. М., 2000. С. 367.


[71] См.: Барышников Н. И. Пять мифов в военной истории Финляндии 1940—1944 гг. СПб., 2007. С. 53—76.


[72] Зимняя война 1939—1940. М., 1999. Кн. 2. С. 4—5.


[73] Зимняя война 1939—1940 гг. Кн. 1. Политическая история. М., 1998. С. 362—364.


[74] Барышников В. Н. Вступление Финляндии во Вторую мировую войну. СПб., 2005. С. 61.


[75] См.: Чубарьян А. О. Канун трагедии: Сталин и международный кризис: сентябрь 1939—июнь 1941 года. М., 2008. С. 222—223.


[76] Барышников В. Н. Советско-финляндские отношения в 1940—1941 гг. и вступление Финляндии во Вторую мировую войну // От войны к миру: СССР и Финляндия в 1939—1944 гг. СПб., 2006. С. 217.


[77] Пыхалов И. В. Великая оболганная война. М., 2005. С. 180—181.


[78] Бикмеев М.А. Советско-финляндская война 1939—1940. Факты, события, люди и безвозвратные потери Башкортостана. Уфа, 1999. С. 81, 84.


[79] Соловьев Б. Г. 22 июня 1941 года. (Как готовилась война против СССР). М., 2004. С. 102.


[80] Розанов Г. Л. Сталин—Гитлер. Документальный очерк советско-германских дипломатических отношений 1939—1941 гг. М., 1991. С. 137.


[81] Соколов Б. В. Тайны финской войны. М., 2000. С. 366. Словечко «якобы», использованное Б. Соколовым, призвано подчерк­нуть, что истинной целью войны со стороны СССР было не занятие «стратегических пунктов», важных для обороны страны, а захват и «советизация» Финляндии.


[82] Носков А. М. Северный узел межгосударственных противоречий // Военно-исторический журнал. 1990. № 7.


[83] Золотарев В. В. Влияние советско-финляндской войны на строительство Вооруженных Сил СССР и развитие военного искус­ства. Дисс... к.и.н. М., 1993.

[84] Зимняя война 1939—1940. Кн. 2. И. В. Сталин и финская кампания (стенограмма совещания при ЦК ВКП(б). М., 1999; Акт о приеме наркомата обороны Союза ССР тов. Тимошенко С. К. от тов. Ворошилова К. Е. // Известия ЦК КПСС, 1990, № 1; «Зим­няя война»: работа над ошибками (апрель—май 1940 г.). Материалы комиссий Главного военного совета Красной Армии по обобщению опыта финской кампании. М., СПб., 2004.

[85] Соловьев Б. Г. Указ. соч. С. 103; Пыхалов И. В. Указ. соч. С. 182; Бикмеев М. А. Указ. соч. С. 82—83.

[86] Аверченко С. В. Изучение опыта советско-финляндской войны в техническо-эксплутационной службе ВВС Красной Армии в 1940—1941 гг. // Военно-исторический журнал. 2005. № 9. С. 36—41; Цамутали А. К. Использование опыта, приобретенного командным составом Красной армии во время советско-финляндской войны 1939—1940 гг. в Великой Отечественной вой­не 1941—1945 гг. // Россия и Финляндия в XX веке. СПб., 1997; Петров П. В. Уроки советско-финляндской войны на море (По ма­териалам совещания командно-начальствующего состава ВМФ в Ленинграде 13—14 марта 1940 г.) // Санкт-Петербург и стра­ны Северной Европы: Материалы ежегодной научной конференции. СПб., 2001.

[87] Журавлев Д. А. Использование опыта советско-финляндской войны 1939—1940 гг. по эвакуации раненых и больных в усло­виях Великой Отечественной войны // От войны к миру. СССР и Финляндия в 1939—1944 гг. СПб., 2006. С. 289—294.

[88] Соколов Б. В. Указ. соч. С. 394—395, 398.

[89] В первую очередь следует указать труд «Великая Отечественная война 1941—1945. Военно-исторические очерки» (Кн. 1. М., 1998).

[90] Килин Ю. Карелия в политике советского государства. М., 1990. С. 237.

[91] См.: Барышников Н. И. Проблема Петсамо в советско-финляндских отношениях (1939—1944 гг.) // Война в Арктике (1939—1945 гг.) Архангельск, 2001. С. 23.

[92] Зимняя война 1939—1940. Кн. 1. Политическая история. М., 1998. С. 371—372.

[93] Барышников В. Н. Вступление Финляндии во Вторую мировую войну. 1940—1941 гг. СПб., 2005.

[94] Барышников В. Н. Указ. соч. С. 220—221.

[95] Барышников В. Н. Советско-финляндские отношения в 1940—1941 гг. и вступление Финляндии во Вторую мировую войну // От войны к миру. СССР и Финляндия в 1939—1944 гг. СПб., 2006. С. 217.

[96] Зимняя война 1939—1940. Кн. 1. Политическая история. М., 1999. С. 375.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Сб Мар 10, 2012 4:48 am

http://wolfschanze.livejournal.com/1107619.html#comments
Н.Аничкин 2012-03-04 14:32:00
Кстати
Приобрел тут на днях крайне занимательную книжечку. "Чудовищные злодеяния финско-фашистских захватчиков на территории Карело-Финской СССР", 1945 г. издания.
Так вот, читая ее, как-то начинаешь задумываться о возложении венков Карлу Густаву...
--------------------------------------------------------------------------
uldorthecursed 4 марта 2012, 12:49:27
А у питомцев Карла Густава это традиционное -- еще с 1918-19919 годов.
Еще весной 1919-го они в Олонце расстреляли военный госпиталь -- три десятка раненых и врача.
А Крест Маннергейма вручали вот за такое: http://petrredsea.livejournal.com/9329.html -- впрочем, ты, наверное, это уже видел...

realizator71 4 марта 2012, 12:57:39
Те, кто нами правит, на погибших давно уже положили. У них в Финляндии домики и прочие прибамбасы.

proseka199 4 марта 2012, 13:02:43
Слава богу, никогда таких поползновений у меня не было :-)))
http://www.specnaz.ru/istoriya/184/
<...>
Пристроив на зеленогорских дачах английских корсаров, финны сумели неплохо наладить и взаимодействие с британцами на сухопутном фронте. В апреле 1919-го их «Олонецкая добровольческая армия» начала наступление на Петрозаводск, к которому одновременно с севера двинулись англо-канадские части. Лишь проведя общую мобилизацию и бросив на фронт все, что можно, наступление предшественников НАТО удалось отразить, а к 8 июля «Олонецкую армию» выбили из Карелии окончательно.
Не оставляли маннергеймовцы и попыток прорваться к Петрограду, за помощь во взятии которого командующий Северо-Западной белой армией генерал Юденич обещал удовлетворить все территориальные претензии финнов. Одновременно с движением на Петроград эстонских и белогвардейских отрядов в июне и сентябре 1919 года на Токсово наступал «Северо-Ингерманландский добровольческий полк». Данная экспедиция обосновывалась необходимостью освободить от русского гнета местное «коренное население» — так называемых ингерманландских финнов. Однако те особенно освобождаться не жаждали, да и вообще не являлись коренными жителями, поскольку были заселены сюда шведами в начале XVII века. Не получив ожидаемой поддержки «освободители» были разбиты и вышвырнуты обратно.Правда их командир, полковник Эльфенгрен, оказался настолько упрямым, что в 1925 году вернулся на российскую территорию для подготовки очередной заварушки, но был своевременно поставлен к стенке.
Следует признать, что главные силы Маннергейма на Петроград все же не пошли, предпочитая спокойно грабить Карелию. Естественно, гуманные соображения тут не причем. На самом деле финский главком просто не хотел иметь дело с частями 7-й Красной Армии, которая ввиду финской угрозы сосредоточила свои основные силы именно на севере, а не против Юденича. На 5 мая 1919 года из 16 тысяч ее активных штыков здесь находилось 8900, из 406 пулеметов — 213, а из 170 орудий — даже 125, то есть почти 80% всей армейской артиллерии (Широкорад А. Северные войны России. М., 2001).
Не рискнув лезть под их жерла, оккупанты с особым садизмом вымещали злобу на пленных и мирных жителях. Автор нескольких книг о советско-финских войнах, петербургский историк Виктор Степаков собрал настоящую коллекцию зверств, достойных самого крутого штатовского триллера. Например, в деревне Кимасозеро майор Талвела забил палкой 70-летнюю старуху Никитину, а внука ее соседки колотил по голове до тех пор, пока тот не свихнулся от боли. В деревне Юшкозеро унтер-офицер Карвонен отрубил топором голову пленному Лейконену. Одновременно его приятели сперва отрезали милиционеру Тарасову пальцы на обеих руках, а потом отрезали нос, уши и выкололи глаза. Солдаты из отряда «Алоярви» распиливали всех не понравившихся им местных жителей специальной двуручной пилой, а вбивание в глаза и уши пленных винтовочных патронов вообще было любимой забавой финских военнослужащих, как и варка отрезанных голов пленных. По свидетельству магистра политологии Хельсинкского университета Йохана Бэкмана, газета «Суомен Кувалехти» до сих пор относит этот специфический обряд к разряду милых армейских шуток.
Лишь к июлю 1920 года после изгнания британско-канадских и американских интервентов, этот беспредел был прекращен, а все оккупированные финнами территории, кроме Петсамо с его богатыми никелевыми рудниками, освобождены. Мирный договор, заключенный в Тарту (Юрьеве) 14 октября 1920 года, закрепил установившиеся границы, но вскоре боевые действия вспыхнули по новой.
<...>

stannum99 9 марта 2012, 12:11:46
"Падение Кимас-озера" Геннадия Фиша - пожалуй лучшая книжка о тех годах, написано по воспоминаниям участников рейда http://helion-ltd.ru/kimas-lake-falling/

wolfschanze 9 марта 2012, 12:13:57
давно уже, сканировал я как-то сборник Разгром белофинских интервентов в Карелии в 1918-1922 гг. http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=465527

prorub 4 марта 2012, 15:13:34
Три года (05-08) проработал по вахте в Карелии, в посёлке Ладва-Ветка. Там финнов помнят уже на генетическом уровне. Любой житель, от бабульки до пацана вым расскажет, как в 41м финны приехали туда на велосипедах. Первое, что они сделали, собрали всех мужиков, от 15 до 60 лет и заставили их строить лагерь: огородили пустырь колючей проволокой. Потом их всех туда загнали, где они все благополучно и вымерли, от холода и голода. За попытку похвалить Маннергейма там на третьем-четвёртом слове бьют по морде.

stannum99 9 марта 2012, 11:54:19
Я из Петрозаводска - все так и есть. В Прионежье в оккупации русские могли находится в одном качестве - в концлагере, на воле не оставляли никого без различия возраста и пола. Это называлась "зона вакуум", среди тех кто не успел уйти погибло больше половины.

devil_ans 5 марта 2012, 11:27:03
Вот же совпадение, я буквально позавчера нашёл эту книгу в сети.
Ссылка для интересующихся: http://elibrary.karelia.ru/book.shtml?id=2450
Для чтения нужна регистрация, но там ещё есть интересного.

tambovwolf 6 марта 2012, 17:46:31
Финны в Карелии лютовали что в Гражданскую, что в последующие войны

stannum99 9 марта 2012, 11:48:47
У нас вообще все достаточно жестко было и в гражданскую и в отечественную, в плен не сдавались и не брали, разве что для допроса. Старики у нас финнов крайне не любят, ну и несколько раз доводилось с финскими ветеранами говорить - взаимная ненависть очень даже заметна.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Пн Дек 24, 2012 3:53 pm

http://vyborg-press.ru/pblogs/degurniy_arhivarius/2012/06/22/velikiiy_finskiiy__mif_1941_goda_ Газета №46/22.06.2012
Баир Иринчеев, историк, Санкт-Петербург Великий финский миф 1941 года
Уже в 1960-е годы в Финляндии начала формироваться официальная версия исторических событий 1939-1944 годов. Официальная версия игнорировала просчеты и ошибки финского руководства в эти роковые для страны годы. Эта версия также оправдывала или замалчивала сотрудничество Финляндии с нацистской Германией. В то же самое время в Советском Союзе тоже сформировалась официальная точка зрения на войны с Финляндией. В рамках официальной советской версии вся вина за войну 1939-1940 годов и войну 1941-1944 годов безусловно возлагалась на Финляндию.

В рамках этой статьи мы вкратце разберем один из мифов финской официальной истории, который был столь удачно вброшен в русскоязычную околоисторическую литературу в годы перестройки и по-прежнему часто звучит в разговорах и прессе. Финская официальная версия событий утверждает, что армия Финляндии в 1941 году остановилась на линии границы 1920 года (так называемой «старой границы») и далее на территорию Советского Союза не наступала. Утверждение это сильно укоренилось в литературе и общественном сознании в России и Финляндии, однако это утверждение является лживым. Летом 1941 года финская армия, согласно немецкому плану «Барбаросса» наступала на нескольких направлениях, и первый удар был нанесен финнами в северном Приладожье на стыке между 21-й и 7-й Армиями. В результате успешного наступления финские части вышли к старой границе уже в конце августа 1941 года и перешли ее. В Карелии финская армия и немецкие части продвинулись до Свири, зайдя за границу 1920 года на несколько десятков и сотен километров. Финны заняли Олонец, Петрозаводск, Медвежьегорск, форсировали Свирь и создали крупный плацдарм на ее южном берегу. На южном берегу Онежского озера финская армия вторглась в пределы современной Вологодской области. Навстречу финнам вдоль южного берега Ладоги наступали немецкие части из района Кириши — Тихвин. Немецкие и финские войска должны были встретиться на Свири, замкнув смертельное кольцо окружения вокруг Ленинграда. Если бы планы немецкого и финского командования осуществились, то не было бы зимой 1941-1942 годов Дороги Жизни. Это означало бы падение Ленинграда и гибель оборонявших его войск и мирного населения города. Однако этим планам не было дано осуществиться — в ноябре Волховский фронт нанес контрудар, 9 декабря 1941 года был освобожден Тихвин, и немцев отогнали на несколько десятков километров за реку Волхов на запад. Смертельная угроза Ленинграду была ликвидирована. На Карельском перешейке крупномасштабное наступление финны начали только в середине августа 1941 года и блестяще осуществили свои довоенные планы — советская оборона была рассечена в центре перешейка (район шлюза Гремучего), через Выборгский залив был переброшен десант. В результате двух недель тяжелейших боев создалась угроза окружения советской группировки на западе Карельского перешейка, где 115-я, 43-я и 123-я стрелковые дивизии обороняли Выборг. Отход из Выборга на бывшую Линию Маннергейма начался слишком поздно, в результате чего три советских дивизии оказались в окружении под Выборгом (в районе современных станций Матросово и Свекловичное). В результате этой операции путь для финнов на Сестрорецк, Белоостров и Ленинград был открыт. Финны вышли к линии старой границы — реке Сестре — уже к 1 сентября 1941 года. Фотографии финских солдат, поящих своих коней из реки Сестры, облетели все финские газеты. Казалось бы, цель войны финнами достигнута и армию можно начать распускать по домам, но этого не случилось. Финны не остановились на старой границе на Карельском перешейке. Маннергейм, главнокомандующий финской армией, отдал приказ о продолжении наступления на Ленинград на Карельском перешейке за линию старой границы 1920 года. Этот приказ вызвал бунты в нескольких финских полках, но в целом армия повиновалась и перешла реку Сестру. Приказ не объяснял, насколько далеко пойдет финская армия в своем наступлении — до Ленинграда, дальше, ближе? Целью этого наступления было спрямление линии фронта на Карельском перешейке, но финским солдатам, которым было нужно за это умирать, никто целей наступления не объяснил. Финские части продвинулись вглубь советской территории на расстояние до 30 километров. Остановились только перед основной полосой укрепления Карельского укрепрайона. Единственным местом, где финны не перешли старую границу на Карельском перешейке, стал участок длиной около 2 километров от берега Финского залива до горы Хатсиланмяки (район нынешней транспортной развязки, где расходятся дороги в Курортный район, на трассу Скандинавия и в Белоостров). После этого наступления финская армия остановилась и приступила к строительству оборонительных сооружений. Дальше на Ленинград финны наступление не продолжали, несмотря на два официальных требования со стороны немцев. Маннергейм мотивировал свой отказ нехваткой тяжелой артиллерии и пикирующих бомбардировщиков, необходимых для прорыва долговременной советской обороны Карельского укрепрайона. Одновременно с этим дипломатичный финский маршал приглашал немецкие части на Карельский перешеек, если немцам было так необходимо, чтобы кто-то наступал на Ленинград с севера. Из всего вышенаписанного читатель может видеть, что утверждение о том, что финны остановили свое наступление в 1941 году на старой границе и дальше не пошли — является ложью.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Советско-финские войны: разные мнения   Сегодня в 4:50 pm

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Советско-финские войны: разные мнения
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 2 из 3На страницу : Предыдущий  1, 2, 3  Следующий

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Обо всем понемногу :: Суета вокруг истории-
Перейти: