Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 Из книги Леонида Смиловицкого

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Вячеслав Сачков



Количество сообщений : 4320
Localisation : Москва / Троицк
Дата регистрации : 2009-05-26

СообщениеТема: Из книги Леонида Смиловицкого   Сб Мар 27, 2010 5:29 pm

Из книги Леонида Смиловицкого "Катастрофа
евреев в Белоруссии, 1941-1944 гг." (Тель-Авив, 2000 г.), с. 129-147

Незначительное количество поляков в партизанских соединениях Белоруссии свидетельствовало о недоверии польского населения Советской власти и нежелание ее восстановления после освобождения от немецкой оккупации. Поляки предпочитали воевать в своих национальных отрядах - батальонах хлопских, отрядах Армии Крайовой и др., оказывая время от времени поддержку белорусам. Как польские, так и советские власти в одинаковой степени считали Западную Белоруссию частью своей законной территории, однако вынуждены были придерживаться межгосударственных договоренностей, подписанных в июле и августе 1941 г. (34). Только в июле 1942--1944 гг. отряды А.К. в Новогрудском округе провели 102 боя против нацистов. Повстанцы А.К. разгромили немецкие гарнизоны в Радуни, Беняконях, Юратишках. В июне 1943 г. они брали штурмом поселок Ивенец, а белорусские партизанские отряды им. Кузнецова, им. Кирова, "За Советскую Родину", по их просьбе, перекрыли дорогу
Воложин-Раков-Ивенец, не допустив немецкое подкрепление. В июле и августе 1943 г. белорусские партизаны и польские повстанцы сдерживали натиск шестидесяти тысяч карателей во время блокады Налибокской пущи и с боями прорывались из окружения. В ходе блокады в Ивенецком районе нацисты сожгли 38 деревень, убили и замучили 462 мирных жителя и более 4 тыс. чел. вывезли в Германию (35).
Поворот во взаимоотношениях польских повстанцев и белорусских партизан произошел после разрыва дипломатических отношений СССР и польским эмигрантским правительством 25 апреля 1943 г. Это было обусловлено приближением Красной Армии к границам Польши до 1 сентября 1939 г. и отказом гарантировать ее целостность после изгнания нацистов.
Поводом послужила трагедия в Катыни
(36). После разрыва СССР был объявлен врагом Польши. В западные области Белоруссии прибыли польские эмиссары из Лондона, которые отстраняли от руководства отрядами А.К. командиров, солидарных с белорусскими партизанами (37).
14 мая 1943 г. в Брестской области партизаны перехватили директивное указание центра партии "Гренадеры" с указанием того, что немцы и белорусы являются врагами поляков. Поляков обязывали готовиться к вооруженному выступлению, собирать оружие, компрометировать белорусов перед немцами. В конце директивы, подписанной одним из руководителей Полесского округа А.К. капитаном Дубинским, отмечалось: "Сливайтесь с партизанами, завоевывайте их авторитет и доверие, а при возможности - уничтожайте" (38).
Польские повстанцы мешали партизанам передвигаться, препятствовали заготовкам продовольствия, устраивали засады. 7 июля 1943 г. в д. Мачульное Волковысского района выстрелом из засады был убит секретарь Брянского подпольного РК ЛКСМБ Иван Климченя (39). В Щучинском районе засады на партизан устраивали легионеры под командованием Криси (Ян Борисевич) и Вагнера (Чеслав Зайнчковский), в рядах которых находилось три тысячи бойцов. Они разыскивали лесные стоянки партизан, убивали связных подпольщиков, сжигали хутора и деревни в партизанской зоне. В
Виленской области в 1943 г. в столкновениях с Армией Крайовой партизаны потеряли 150 чел. убитыми и ранеными, а 100 чел. пропали без вести (40).
Частыми были столкновения с польскими отрядами у партизан бригады им. Щорса. Они сообщали, что отряды А.К. уничтожили в Заславльском и Дзержинском районах 11 белорусских деревень, убив 200 мирных жителей, включая стариков, женщин и детей. В Лидском округе было убито около 1 тыс. 200 чел. В бригаду были засланы лазутчики, которые нанесли большой урон. (41).
Среди бойцов А.К. и группировки "Народные вооруженные силы" (Narodowe Sily Zbrojne) был распространен антисемитизм. Евреи были для них носителями не только национальной и религиозной вражды. К евреям относились, как к "просоветскому элементу", преследовали и убивали.
Весной и летом 1943 г. пострадали евреи в пущах Липичаны, Налибоки, лесах Руденска, Нарочи и Брянска. В докладах Delegatura (представители генерала Сикорского на оккупированной территории Польши), которые направлялись в Лондон, о евреях говорилось, как о врагах польских национальных интересов и грабителях. В докладе от 20 декабря 1942 г. отмечалось, что банды евреев, действуя параллельно с белорусскими партизанами, нападали на крестьянские фермы, грабили, насиловали и убивали мирных жителей, терроризировали население и отличались "особой жестокостью" (42).
"Еврейские бандиты" (bandyci Zydowscy) часто упоминались в докладах A.K. и N.S.Z. при характеристике ситуации в различных местностях и особенно в Восточной Польше (западные районы Белоруссии). Они содержали описание положения в самих гетто и отношение евреев к польско-советскому конфликту. По оценкам этих докладов, 90% обитателей гетто были настроены пробольшевистски(43). В действительности, подобные оценки были преувеличением и служили оправданием борьбы с советскими партизанами. В 1943 г. в Ивенецком районе отряд подхорунжего 27-го уланского полка
Столбцовского соединения А.К. Здислава Нуркевича (псевдоним "Ночь"), который насчитывал 250 чел., терроризировал мирных жителей и нападал на партизан. Были убиты командир партизанского отряда им. Фрунзе И.Г. Иванов, начальник особого отдела П.Н. Губа, несколько бойцов и комиссар отряда им. Фурманова П.П. Данилин, три партизана бригады им. Жукова и др.
В ноябре 1943 г. произошла еще одна трагедия. На этот раз жертвами конфликта между советскими партизанами и уланами Нуркевича стали 10 евреев из отряда Шолома Зорина. В ночь на 18 ноября они заготавливали продукты для партизан в д. Совковщизна Ивенецкого района. Один из крестьян пожаловался Нуркевичу, что "жиды грабят". Легионеры окружили зоринцев и открыли огонь, после чего увели 6 лошадей и 4 повозки партизан. Тех, которые пытался вернуть имущество, разоружили и жестоко избили: Хаиму Сагальчику проломили череп, Ефиму Раскину сломали руку.
Издевательства длились всю ночь, а на утро пленных отвели в лес и стали расстреливать. По счастливой случайности, Абрам Тейф и Лев Черняк уцелели, которые смогли добраться до лагеря 106 отряда. В ответ 1 декабря 1943 г. отряд Нуркевича разоружили (44).
Положение в Западной Белоруссии стало предметом обсуждения на Пленуме ЦК КП(б)Б 22 июня 1943 г. Подпольным формированиям было направлено письмо, в котором говорилось, что существование в Белоруссии различных организаций, руководимых польскими "буржуазно-националистическими" центрами необходимо рассматривать, как незаконное вмешательство в интересы советского государства. Отряды и группы, созданные "польскими реакционными кругами" предписывалось разоружать (45). В августе 1943 г. партизаны бригады им. Ворошилова разоружили отряд А.К. подхорунжего Антона Бужинского (псевдоним "Кмитиц"), партизаны бригады им. Фрунзе - отряд Каспера Милашевского. В декабре 1943 г. в районе Волма-Раков Барановичской области - разбиты и рассеяны 120 польских легионеров, отказавшихся разоружиться и т. д.
Однако самому Нуркевичу удалось тогда избежать ареста (46).
Партизаны заимствовали методы борьбы своего противника, поступая, порой, жестоко по отношению к мирному населению, помогавшему А.К. По свидетельству Марка Тайца, бывшего партизана бригады им. Чкалова, в 1943 г. районе Налибокской пущи действовал отряд легионеров, который казался неуловимым. При ночных проверках хуторов выянилось, что часто мужчины отсутствовали. Командир бригады Фрол Зайцев заявил, что если при повторной проверке мужчины-поляки будут находится вне своих семей, то партизаны расценят это, как попытку сопротивления. Угроза не помогла и хутора вблизи деревень Николаево, Малая и Большая Чапунь Ивенецкого района были сожжены(47). 10 сентября 1943 г. партизаны мстили крестянам д. Ставищи Осиповичского района, по доносу которых накануне были обнаружены и погибли бойцы Штейн, Трифонов и Василенко. Деревню Ставищи сожгли дотла, а жителей от мала до велика, не успевших бежать в лес, расстреляли. На полустанке Деревцы взяли в плен и подвергли мучительным пыткам двух полицейских (48).
Ожесточение между польскими повстанцами и белорусскими партизанами достигло такой степени, что последние стали применять "особую" тактику при приеме пополнения. В бригаде им. Дзержинского новоприбывших, просившихся принять в состав партизан, заставляли копать себе могилу, а затем - стреляли над головами. В рукописной истории бригады было записано, что тому, кто "мужественно мог смотреть смерти в глаза, не терял достоинства, предпочитал принять смерть от рук товарищей, нежели мучиться в позорном рабстве", даровали жизнь и принимали в братскую семью партизан (49).
К началу 1944 г. Красная Армия приблизилась к границам Польши.
Польское эмигрантское правительство сделало вывод о том, что наступил момент, когда 300-тыс. Армия Крайова, выжидавшая "с оружием у ноги", должна поднять восстание. Предполагалось, что Польшу освободят западные союзники, а не советские войска. 4 января 1944 г. Красная Армия пересекла польскую границу 1939 г. под Сарнами, а 11 января последовало заявление ТАСС о том, что судьбу белорусских и украинских земель решил плебисцит 1939 г. Одновременно указывалось, что после окончания войны Польше будут возвращены территории на севере и западе, которые Германия насильно отторгла у нее в свое время и, что новая советско-польская граница будет проходить по линии Керзона.
Польское правительство в Лондоне не согласилось с этим и утвердило в феврале 1944 г. план Бужа (буря), об изгнании из Польши немецких войск до подхода Красной Армии. Одновременно активизировалась борьба с партизанами (50). Главный комендант А.К. генерал Тадеуш Комаровский докладывал в Лондон 1 марта 1944 г., что на первое место выдвинулась "оборона от вражеской советской партизанщины и жидовских коммунистических банд". С января по июль 1944 г. масштабы братоубийственной войны выросли во много раз. Рапорты, отчеты и боевые донесения, оперативные сводки, докладные записки партизанских отрядов и бригад изобиловали примерами такой борьбы. Возьмем один из них: "Отчет о боевой и диверсионной работе партизанских формирований Лидской зоны за февраль - март 1944 г." (51).
В записи от 10 февраля 1944 г. говорилось о столкновении партизан бригады им. Кирова с польскими легионерами в Юратишском районе; 12 февраля четыре партизанских отряда этой же бригады вели бои с отрядами Армии Крайовой в Лидском районе; 18 февраля в засаду поляков попали девять партизан-подрывников отряда "Сибиряк", которые возвращались на свою базу с боевого задания на железной дороге Лида-Молодечно. В ответ 24 февраля отряды "Большевик", "Сибиряк", "Роща", "Александра Невского" и "Чкалова" провели операцию против соединения А.К. в районе Молодечно. В марте 1944 г. нападению А.К. подверглись партизаны из отряда "Балтиец", которые заготавливали продукты питания и бойцы отряда "Октябрьский", атакованные на марше, в результате чего погиб начальник штаба отряда Томашевский (52).
Обращает на себя внимание, что документы партизан, их оперативная переписка, боевые приказы, листовки и воззвания к местному населению изобиловали особой терминологией. В них Армия Крайова определялась, как "банда", "белополяки", "национал-фашисты", "польско-гитлеровские отряды", "последыши генерала Сикорского" и т. д. Это было своего рода наследство враждебных отношениях между СССР и Польшей, существовавших в 1920-е и 1930-е гг. Названная терминология активно пользовалась в период необоснованных массовых репрессий, жертвами которых стали многие поляки, включая тех из них, кто имел советское гражданство. Польское эмигрантское правительство имело все основания не доверять Советскому Союзу и опасаться его вступления в Польшу. Речь шла не только о территориальных потерях, но и о смене всего социально-политического устройства Польши. Вероломство Сталина в полной мере проявилось осенью 1939 г., когда после советской экспансии массовый характер приняли репрессии, аресты и депортации мирного населения (53). Однако, сопротивляясь советскому нажиму, Главное командование Армии Крайовой и его представители на местах допускали крайности, идя на сотрудничество с нацистами. Первые контакты они стали налаживать с лета - осени 1943 г. после разрыва отношений с СССР. В декабре 1943 и феврале 1944 гг. капитан Адольф Пильх (псевдоним "Гура"), командир одного из отрядов А.К. встретился в Столбцах с офицерами СД и вермахта просил об оказании срочной помощи. Ему было выделено 18 тыс. единиц боеприпасов, продовольствие и обмундирование. За восемь месяцев своего существования (сентябрь 1943 г. - август 1944 г. отряд "Гуры" не провел ни одного боя с немцами, тогда как с белорусскими партизанами - 32. Его примеру последовал Анджей Куцнер ("Малый"), пока по приказу штаба округа А.К. его не перебросили в Ошмянский район. Об отношении нацистов к сотрудничеству с "аковцами" мы можем судить по трофейным немецким документам. В феврале 1944 г. оберштурмбанфюрер СС Штраух сообщал в своем рапорте: "Содружество с белопольскими бандитами продолжается.
Отряд в 300 чел. в Ракове и Ивенце оказался очень полезен. Переговоры с бандой Рагнера (Стефана Зайончковского) в одну тысячу человек закончены. Банда Рагнера усмиряет территорию между Неманом и железной дорогой Волковыск-Молодечно, между Мостами и Ивье. Установлена связь с другими польскими бандами" (54).
С оккупантами сотрудничал и командир Наднеманского соединения Лидского округа А.К. поручик Юзев Свида (Вилейская область). Летом 1944 г. в Щучинском районе польские легионеры получили под свой контроль местечки Желудок и Василишки, где они заменили немецкие гарнизоны. Для нужд борьбы с партизанами им были предоставлены 4 автомобиля и 300 тыс. патронов (55). Отдельные подразделения Армии Крайовой проявляли большую жестокость к мирному населению, которое подозревали в симпатиях к партизанам. Легионеры сжигали их дома, угоняли скот, грабили и убивали семьи партизан. В январе 1944 г. они расстреляли жену и ребенка партизана Н. Филиповича, убили и сожгли останки шести членов семьи Д. Величко в Ивенецком районе. В марте 1944 г. "аковцы" сожгли 28 хуторов и деревню Большие Березовцы Василишского района, расстреляв 30 крестьян. В Заславльском и Дзержинском районах они предали огню одиннадцать белорусских деревень, убили двести мирных жителей (56).
Наряду с белорусскими крестьянами, оказывавшими содействие партизанам, легионеры А.К. преследовали евреев. Зимой 1943/1944 г. партизаны отрядов им. Александра Матросова и им. Котовского спасли от "аковцев" более 70 евреев (женщин и детей) - членов семей партизан. Их переправили через Неман и укрыли в партизанской зоне Щучинского района (57).
Армия Крайова настолько подорвала к себе доверие, что когда летом 1944 г. легионеры начали просить о перемирии, сообщали о готовности повернуть оружие против немцев, партизаны не верили и рассматривали это, как военную хитрость. Тем не менее, эти предложения звучали все настойчивее. 27 июня командир партизанского отряда "Искра" в Барановичской области докладывал командованию своей бригады, что получил обращение АК из Новогрудка, в котором, в частности, говорилось, что поляки всегда хотели находиться в дружбе с "кровным и большим славянским народом", что "взаимно пролитая кровь указывает нам дорогу к взаимной договоренности" (58). В Лидском районе предложение о военном союзе было передано командованию бригады им. Кирова, в Белостокской области - секретарю подпольного обкома КП(б) Б. Самутину. Подтверждение намерений польской стороны к отказу от конфронтации и взаимодействию с белорусскими партизанами отмечалось в директивах эмигрантского правительства в Лондоне. В телеграмме от 4 июля 1944 г. указывалось, что по мере приближения фронта командиры А.К. обязаны предлагать военное сотрудничество советской стороне (59). Однако инициатива была упущена.
21 июля 1944 г. в Москве был образован Польский Комитет Национального Освобождения (ПКНО). В январе 1945 г. командующий Армией Крайовой генерал Леопольд Окулицкий (Медведь) объявил о роспуске А.К., а 16 августа 1945 г. в Москве был подписан договор о советско-польской государственной границе, установленной по линии Керзона (61).
К ноябрю 1945 г. правительство БССР и ПКНО достигли соглашения о репатриации польского и еврейского населения в Польшу, как бывших польских граждан. Для многих это была единственная возможность легально покинуть территорию Советского Союза. Всего на 1 декабря 1945 г. по Белорусской ССР изъявили желание и зарегистрировались на выезд 390 тыс. 939 поляков и 3 тыс. 980 евреев (62).

http://www.souz.co.il/clubs/read.html?article=794&Club_ID=1
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://libelli.ru
 
Из книги Леонида Смиловицкого
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Обо всем понемногу :: Русский, немец и поляк-
Перейти: