Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 Война Германии против СССР

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : 1, 2  Следующий
АвторСообщение
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Война Германии против СССР   Пн Май 10, 2010 6:49 am

http://flot.com/publications/books/shelf/germanyvsussr/index.htm
Война Германии против Советского Союза 1941-1945
Документальная экспозиция. Под редакцией Рейнгарда Рюрупа

Документальная экспозиция подготовлена к 50-летию со дня нападения на Советский Союз и открыта 15 июня 1991 года в зале «Топография террора» возле Мартин-Гропиус-Бау, Штресеманнштрассе 110, 1000 Берлин 61.
Устроитель: Berliner Festspiele GmbH Интендант: Dr. Ulrich Eckhardt По поручению сената Берлина для «Топографии террора»
Идея и концепция: Prof. Dr. Reinhard Rurup, Dr. Peter Jahn
Научное руководство: Prof. Dr. Reinhard Rurup Научные сотрудники: Dr. Gabriele Camphausen, Frank Dingel, Thomas Friedrich, Klaus Hesse, Dr. Peter Jahn, Andreas Sander
Оформление выставки: Margret Schmitt, Ausstellungsburo Gross
Монтаж выставки: Museumstechnik GmbH
Фоторепродукции: Margret Nissen, Wolfgang Schackla и др.
Организационная работа: Dr. Andreas Nachama, Susanne Stahr
Секретариат выставки: Margot Frey
Сотрудники: Katja Lucke, Axel Drieschner
За научную консультацию мы выражаем благодарность: полковнику Николаю Брылову, Подольск; генералу проф. Анатолию Хоркову, Москва; Prof. Dr. Wilhelm Deist, Frei­burg; Dr. Jurgen Forster, Freiburg; генералу проф. Юрию Киршину, Москва; доктору исторических наук Аркадию Крупенникову, Красногорск; Dr. Norbert Muller, Potsdam; Dr. Rolf-Dieter Muller, Freiburg; Gerhard Schoenberner, Berlin; полковнику Юрию Семину, Москва; Сергею Случу, Москва; Dr. Gerd R. Ueberschar, Freiburg; Dr. Bernd Wegner, Freiburg; Dr. Hans-Heinrich Wilhelm, Berlin
Немецкий оригинальный вариант каталога «Война про­тив Советского Союза 1941-1945» опубликован в 1991 году в издательстве Аргон, Берлин (1-е и 2-е издания).

Содержание
Введение

1. Возникновение образа врага
1.1 От «русской угрозы» к антибольшевизму
1.2 «Еврейский большевизм» в национал-социалистической пропаганде

2. Подготовка войны
2.1 Пакт Гитлера-Сталина
2.2 Немецкий план нападения
2.3 Берлинские адреса

3. Захватническая война
3.1 Ход боевых действий, июнь 1941 - ноябрь 1942 гг.
3.2 Война против крупных городов - Ленинград
3.3 Союзники и соединения добровольцев

4. Немецкий оккупационный режим

5. Обеспечение немецкого господства и политика истребления
5.1 Советские военнопленные до весны 1942 г.
5.2 Уничтожение евреев
5.3 «Борьба с бандитизмом»

6. Коллаборационизм и партизанское движение

7. Быт немецких и советских солдат

8. Советское общество в годы войны

9. Немецкий «фронт на родине»
9.1 Пропаганда, террор и сопротивление
9.2 Советские военнопленные в Германии
9.3 Советские граждане на принудительных работах

10. Контрудар Советского Союза
10.1 Ход боевых действий с ноября 1942 г. по декабрь 1944 г.
10.2 «Выжженная земля»
10.3 Советская победа: освобождение и завоевание

11. Поражение
11.1 Немецкие военнопленные в Советском Союзе
11.2 Немецкое население и Советская Армия

12. Отношение к наследию
12.1 Первые послевоенные годы
12.2 Новая конфронтация и старые образы врага
12.3 Необходимость помнить

Приложение
Перечень использованных архивов и собраний
Литература
Источники текстов
____________________________________________
Все тексты читабельны!!!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Пн Май 10, 2010 7:07 am

http://flot.com/publications/books/shelf/germanyvsussr/24.htm
..... Тут кто-то заорал, перекрывая шум: «Тихо!» Мы увидели невзрачного грязного солдата, на форме два железных креста и золотой Немецкий крест. На рукаве у него была нашивка с четырьмя маленькими металли­ческими танками, что означало, что он под­бил 4 танка в ближнем бою. «Я хочу вам кое-что сказать» - кричал он, и в вагоне электрички наступила тишина. «Даже если вы не хотите слушать! Прекратите нытье! Мы должны выиграть эту войну, мы не должны терять мужества. Если победят другие - рус­ские, поляки, французы, чехи и хоть на один процент сделают с нашим народом то, что мы шесть лет подряд творили с ними, то через несколько недель не останется в живых ни одного немца. Это говорит вам тот, кто шесть лет сам был в оккупированных странах!» В поезде стало так тихо, что было бы слышно, как упала шпилька.......
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Пн Май 10, 2010 8:02 am

Вот еще довольно ценная, хотя и косвенная, штука для подтверждения того, что в Бресте не было "совместного парада" советских и германских войск:
___________________________________________
http://flot.com/publications/books/shelf/germanyvsussr/4.htm

Подпись под фотографией:
26 Посещение немецкими военными советского танко­вого полка под Брестом 20. 9. 1939 г. После вступления советских войск на польскую террито­рию 17. 9. 1939 г. соединения обеих держав встретились на германо-советской демаркационной линии. В тогдаш­нем комментарии к фотографии среди прочего написано: «Немецкие солдаты нанесли ответный визит в один из танковых полков на передовой линии Красной Армии после посещения русским политическим комиссаром генерала Гудериана. Переговоры велись в товарищеской обстановке».
Встретились.... посетили.... ответный визит.... bounce
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Ср Май 12, 2010 8:28 am

http://agasfer.livejournal.com/1108296.html
agasfer @ 2007-06-17 16:42:00
Запоздалое, к Минувшему Д-Дню: Wahrheit Maht Frei
Не люблю, когда растекаются мыслями по древу. Для меня "автар жжот!" это когда мысль умна, коротка, и обоснована одновременно:
Три года войны с Советами обескровили Германию и истощили ее людские ресурсы. Потери 1941-43 сыграли важную роль в войне на Западе, потому что число дивизий, которые Гитлер мог держать во Франции, было значительно сокращено из-за нужд Восточного фронта.
Потери германской армии в России (...) не позволили немцам держать более 50 дивизий на Западе (...) Во Франции, Бельгии и Голландии имелось 53 немецких дивизий, из которых 7 были учебными и не имели боевой значимости. Среди прочих, 15 были стационарны, т.к. не имели транспорта, и были частично укомплектованы польскими, украинскими и русскими рекрутами сомнительного качества, и 20 были новыми дивизиями, сформированными из резервистов-перестарков, персонала Люфтваффе, и остатков частей, разбитых в России. Только 4 пехотных дивизии имели боевой опыт как цельные боевые части, и все 4 понесли тяжелые потери в России и находились в стадии доукомплектования. Имелось 3 парашютно-десантных дивизии хорошего качества1, и 11 танковых и моторизованных (панцергренадерских) дивизий. Из их числа 3 дивизии были вновь сформированными, и никогда не участвовали в бою как одно целое. Остальные 8 восстанавливались после тяжелых потерь, понесенных в России в конце 43го-начале 44го (...)

Таким образом, британские и американские армии, высадившиеся во Франции почти через год после сражений под Курском, Богодуховым и на Миусе, напрямую выиграли от жертв, на которые пошла русская армия в предыдущие 3 года.
Афтар, труд которого посвящен собственно качественному тактическому превосходству Вермахта и Ваффен СС над КА летом 43го, далее совершенно правильно расстовляет точки над i:
Тактическое превосходство, однако, само по себя не являлось планом достижения оперативного или стратегичесого успеха в войне с противником, готовым жертвовать людьми и территорией чтобы выиграть время, пока истощение противника и улучшение структуры и качества управления его армии начнут играть свою роль. Поражение Германии в России являются чистой иллюстрацией именно этого факта. Совершенно несомненно, что русская армия значительно улучшилась за время войны. Однако, это улучшение (...) не стало решающим фактором для победы. В сущности, решающую роль сыграло численное преимущество в людях и механизмах, и способность русских продолжать драться даже после тяжелейших потерь. Война была проиграна Германией еще до того, как улучшение русской армии достигло той точки, когда ее главные наступательные единицы, танковые и механизированные корпуса, сравнялись или превзошли немецкие танковые части...
Джордж М. Найп-мл.
Эта достаточно неприятная истина, что мы победили не умением, а числом, помноженным на способности идти на верную смерть несмотря ни на что, упорно не признается с 2х сторон. Одна сторона--назовем ее чисто условно "патриоты"-- не желает признать тактичесое превосходство противника; для нее сам факт нашей победы является неоспоримым доказательством нашего качественного превосходства. Другая сторона--назовем ее условно "демократы"--не желает признать необходимость железной диктатуры Сталина и большевиков для победы; для них Сталин и большевики были только помехой, и их военная некомпетентность и пренебрежение к человеческой жизни привели к "ненужным потерям." Иначе, народ выйграл бы войну сам, одной дубиной своего народного гнева. Поэтому, "демократы" охотно признают наши жертвы и даже готовы их преувеличить. Таким образом, одни отрицают сам факт наших потерь и их значение для истощения противника, другие отрицают их необходимость для победы.
Спорить с "патриотами" не так уж сложно, т к Кривошеев давно лежит в сети, а немецкие потери никогда не были секретом. Спорить с "демократами" несколько сложнее, т к во-1х, и военная некомпетентность, и пренебрежение имели место быть, и несомненно какая-то часть жертв была напрасной, а во-2х подобный спор неизбежно переходит в некое виртуальное пространство, "что было бы если бы..." Поэтому, если "партиота" обычно можно убедить голыми фактами и цифрами, то "демократа" редко убеждает даже пример сдачи демократической Франции; он предпочитает гордо удалиться в свой замок из слоновой кости2. Мне бы, однако, хотелось, чтобы доказывался тезис, а не его опровержение. Поэтому, пусть мне приведут пример, где армия свободного, демократического государства сколько-нибудь долго с энтузиазмом воюет при соотношении потерь 1:8, как мы это делали под Курском, тогда я поверю "демократам."
Здесь бы хорого упомянуть исследование, которое цитирует Найп, авторы которого на основании 75 сражений с немцами на западе пришли к удивительному выводу: немцы всегда наносили противнику потери в среднем 1.5 раза больше, чем несли сами, и это было справедливо всегда, наступали ли они или оборонялись.
_________________________
1)В том числе 1я ПДД, полгода державшая союзников под Кассино.
2)Интересно, что эту же точку зрения разделяют монархисты, у которых, видимо, начисто отшибло память. Иначе они бы вспомнили, насколько бездарно русская царская армия воевала против японцев в 1904м и против немцев в ПМВ.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Пн Май 17, 2010 1:01 am

http://fat-yankey.livejournal.com/95463.html
Книга бревна May. 14th, 2010|12:07
Вынося из комментов
Есть очень распространённое мнение, что во время Войны положение с горючим в СССР было заметно получше, чем в Германии. Типа СССР добывал многия нефти в обоих Баку (даже в самый тощий год - 18 млн.тонн), а у немцев было только маленькое Плоешти в далёкой Румынии (даже в самый жирный год не более 6 млн.тонн).
По поводу добычи всё верно. А вот по поводу горючего... В подготовленном после войны докладе начальника тыла Красной армии приводятся такие данные по расходу горючего во время войны:

1941 - 1680 тыс.т (второе полугодие)
1942 - 2662 тыс.т
1943 - 3261 тыс.т
1944 - 3846 тыс.т
1945 - 1910 тыс.т (первые пять месяцев)

В книжке "промышленность Германии в годы Второй мировой войны" даются такие цифры по расходу горючего Вермахтом:

1940 - 3005 тыс.т
1941 - 4567 тыс.т
1942 - 4410 тыс.т
1943 - 4762 тыс.т

Цифры не совсем сравнимые, расход по СССР дан без флота, а по немцам - с флотом. Но флот дает невеликую добавку, и можно смело утверждать, что расход горючего за войну в вооружёных силах СССР и в Вермахте был примерно одинаков (в СССР, при этом, чуть меньше). А добыча нефти в СССР была в разы больше.
Почему так? Причина двояка. Во-первых нефтепереработка в СССР шла в основном по старым, докрекинговым, технологиям и выход бензина был невелик. Во-вторых немцы не были столь зависимы от румынской нефти, как это принято считать. В 1941 году значительную часть потребления составил расход запасов, захваченных в европейских странах, а к 1943 году вышли на полную мощность заводы синтетического горючего, которые далее и давали основную массу немецкого бензина. Реальные проблемы с обеспеченностью моторным топливом у немцев начались после того, как американцы разбомбили эти заводы, т.е. уже в конце 1944 г.
Такие дела, да.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Пн Май 17, 2010 11:30 pm

http://www.echo.msk.ru/programs/victory/679671-echo.phtml Эхо Москвы 17.05.2010 21:07
Тема : Последние дни Третьего Рейха
Передача : Цена Победы
Ведущие : Виталий Дымарский, Дмитрий Захаров
Гости : Елена Съянова, историк, писатель
__________________________________
Есть таки интересные моменты... Cool
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Ср Май 26, 2010 6:46 am

http://www.rus-obr.ru/ru-web/6680 Русский Обозреватель 25/05/2010 - 20:19
Автор Русский обозреватель Генерал Куликов: СССР дважды не использовал шанс ликвидировать Гитлера
Советский Союз как минимум дважды имел возможность физически устранить Адольфа Гитлера, но Сталин не позволил это сделать, опасаясь заключения сепаратного мира Германии с союзниками, сообщил во вторник президент Клуба военачальников генерал армии Анатолий Куликов.
"Мало кому известно, что еще в 1941 году руководством Советского Союза было принято решение об уничтожении Гитлера. Сначала это планировалось сделать в России, в Москве, в случае захвата немецкими войсками столицы. Позже был разработан план по уничтожению Гитлера в его Ставке, но неожиданно в 1943 году Сталин принимает решение не делать этого, опасаясь, что после ликвидации Гитлера его окружение заключит сепаратный мир с Англией и США без участия России. Факты ведения таких переговоров имеются", - сказал Куликов.
Вторая возможность ликвидировать Гитлера, по его словам, у СССР была в 1944 году.
"Уже был подготовлен детальный план его устранения, но снова последовал неожиданный отказ Сталина. И это несмотря на то, что уже имелся подготовленный для этой акции человек, который умышленно сдался в плен и пользовался большим доверием у немцев. Эта операция имела все шансы на успех", - сказал Куликов на научно-практической конференции "Малоизвестные страницы Великой Победы", прошедшей под его руководством в Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил РФ.
Он также рассказал, что расходы Советского Союза на один день ведения Великой Отечественной войны составляли около 300 миллионов рублей.
"Стоимость одного дня войны в 1943 году составляла 324,1 миллиона рублей, в 1944 - 350 миллионов рублей, в 1945 - 352 миллиона рублей. За 1941 и 1942 годы такие данные отсутствуют", - уточнил Куликов.
Куликов также привел интересные данные о ветеринарной службе Красной Армии.
"На фронтах и в тылу в интересах действующей армии использовались более 60 тысяч собак, 250 гужевых и 100 ослиных рот, на Дону - свыше 100 тысяч быков, а в 14-й армии на севере при выполнении боевых задач использовались около 40 тысяч оленей", - сказал он.
Также Куликов сообщил, что в ходе боевых действий с передовой в лечебные учреждения "были эвакуированы около 16 миллионов раненых, 23% из которых были вылечены и возвращены в строй".
Куликов отметил, что в распоряжении Клуба военачальников имеется большое количество малоизвестных широкой общественности фактов о Великой Отечественной войне.
"Мы планируем подготовить к изданию 500-600-страничный сборник этих материалов и представить его широкой публике", - отметил генерал.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Вт Июн 01, 2010 7:36 am

http://www.poteryww2.narod.ru/index.html
Немецкие потери во второй мировой войне

Посвящается 65-летию нашей Великой Победы

Настоящая статья представляет собой попытку осветить один из самых больших идеологических секретов современности, потери Германии в развязанной ею второй мировой войне. Для достижения необходимой надёжности оценок сделаем это несколькими способами. При этом расчёты по одному способу могут подтвердить или опровергнуть результаты предыдущих расчётов или уточнить исходные данные для них. В последнем случае расчёты придётся повторить. Разумеется, я постараюсь подробно осветить ход своих рассуждений и вычислений.

Гарибян Игорь Людвигович.
17 сентября 2009 года.
Вариант, исправленный по состоянию на 2.04.2010.

Содержание:
Оценка немецких потерь по данным немецкого военного учёта.
Оценка немецких потерь по официальным заявлениям немецкой стороны времён войны, военным и послевоенным немецким документам.
Оценка немецких потерь по дневнику Гальдера.
Оценка немецких потерь по данным немецкой статистики.
Оценка немецких потерь по данным советского военного учёта и военного учёта союзников СССР.
Оценка немецких потерь прямым подсчётом.
Оценка немецких потерь по женскому перевесу.
Оценка немецких потерь балансовым методом.
Оценка потерь немецкой армии по структуре пленных.
Оценка потерь немецкой армии по таблице ротации соединений.
Выводы.
Литература.


Критические замечания посетителей сайта и ответы на них.
Ссылки на интернетресурсы.
Файлы для скачивания.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ненец-84
Admin


Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Вт Июн 01, 2010 8:26 am

http://labas.livejournal.com/845323.html
Игорь Петров (labas) @ 2010-05-31 14:56:00
клаус или сотворение мира за восемь дней (1)
Петер Клейст, бывший сотрудник Риббентропа и Розенберга, рассказал в конце 40-х (сначала в газетных статьях, а затем в книге мемуаров "Между Гитлером и Сталиным" ) об одном в высшей степени любопытном эпизоде своего пребывания в Стокгольме в конце 1942г.

Примечательный разговор состоялся с меня 6 декабря 1942 г. с одним известным шведом, который ничтоже сумняшеся предложил: "Объявите в Германии формальную капитуляцию по отношению к Западу, чтобы затем вместе сражаться на Восточном фронте". Я возразил, что ему должно быть известно, насколько далека от немецких реалий подобная мысль, не говоря уже о том, что ни английской, ни американской армий, которым можно было бы сдаться, пока на континенте нет. Кроме того представлялось сомнительным, что эту частную инициативу шведа поддержит хотя бы одно-единственное американское или английское официальное лицо.
И тут случилось нечто удивительное: в восточной стене, которая казалась мне абсолютно непроницаемой, вдруг обнаружилась дверь, или, если точнее, приоткрылось крошечное оконце. Один мой немецкий знакомец в Стокгольме, которого я попросил о помощи, с сожалением сообщил, что информации или связей с Западом у него нет, но: "Есть один человек, знакомство с которым может оказаться весьма интересным и полезным. У него прекрасные связи в советском посольстве в Стокгольме, и он уже несколько раз передавал нам поразительно точные данные. Беседа с ним, которую для безопасности можно устроить конспиративно, Вам не повредит. Я гарантирую, что этот человек будет соблюдать конфиденциальность. В Вашем молчании я не сомневаюсь, так как это в Ваших же интересах."
Мысль выйти на контакт с мадам Коллонтай увлекла меня. Эта женщина, дочь царского флигель-адъютанта, во время Октябрьской революции пошла на баррикады, будучи женой коммунистического матроса, она писала книги о свободной любви, стала одной из ближайших сподвижниц Ленина и получила пост посла СССР в Стокгольме. Говорили, что она находится в оппозиции к Сталину, но имеющиеся в ее распоряжении материалы о том, как Сталин пришел к власти, защищают ее от диктатора.
Информация о предполагаемом посреднике, Эдгаре Клаусе, была довольно противоречива. Он родился в Восточной Европе, одинаково плохо говорил по-русски и по-немецки, занимался предпринимательством в Латвии, Литве и Германии, а затем бросил якорь в Швеции. Он был женат на шведке русского происхождения и абсолютно точно имел контакты как с мадам Коллонтай, так и с первым советником посольства Семеновым... Хотя восточное направление не лежало в центре моих интересов, я принял предложение своего знакомца и 14 декабря мы встретились с соблюдением всех мер предосторожности. Один знакомый швед уступил мне (я придумал вполне убедительный предлог) на выходные свой загородный домик. Он стоял на Солсидане, на крутом гранитном утесе над морем. Не успела закипеть вода для чая, как появился мой знакомец вместе с Клаусом, приземистым темноволосым мужчиной, безупречно одетым и обладавшим хорошими манерами. После вежливой беседы на общие темы атмосфера стала более радушной, и Клаус начал осыпать нас новостями о политике и военной стратегии Советского Союза:
"Я всего лишь предприниматель и не интересуюсь политикой. Но у меня создалось впечатление, что советская сторона готова искать компромисс с Германией, чтобы как можно быстрее закончить эту кровопролитную войну. Поэтому я хочу ковать железо, пока горячо, и принять на себя посреднические функции. Я могу в любой момент свести Вас с людьми из советского посольства."
Быстрый разгон, который взял Клаус, живо напомнил мне о моем первом разговоре с советским уполномоченным Астаховым в 1939 году в Берлине, который сделал тогда предложение, приведшее впоследствии к заключению советско-германского пакта. Но тогда я действовал официально, сейчас же я на свой страх и риск ввязался в авантюру, личные и политические последствия которой я не мог предвидеть. Я поправил Клауса, пояснив, что вступил в разговор с ним исключительно по собственной инициативе и не ищу контакта с Советами ни сам, ни по заданию каких-либо немецких ведомств. Клаус пожал плечами и сказал, что очень сожалеет, тем не менее его предложение остается в силе:
"Я гарантирую Вам, что если Германия согласится на границы 1939 года, то уже через восемь дней может воцариться мир."
Во время дальнейшей беседы Клаус поведал, что встречался зимой 1917-18 г.г. в Самаре со Сталиным, Троцким и Масленниковым, когда те трое прятались в отеле «Националь», которым управлял директор-австриец. Он также рассказал про переводчика Сталина, маленького светловолосого Павлова, о котором ходили слухи, что он, мол, незаконный сын Сталина. Клаус пояснил, что мать Павлова происходит из волжских немецких колонистов, и ее девичья фамилия Шмидт, и что своим прекрасным знанием немецкого Павлов обязан долгому пребыванию в Гере, где жил под фамилией Шмидт... После долгой беседы, во время которой Клаус почти непрерывно описывал свои приключения во время большевистской революции, мы расстались, поблагодарив друг друга за интересное времяпровождение и разными путями вернулись в Стокгольм.

Немногие доверенные лица, с которыми я обсуждал итоги моей поездки после возвращения в Германию, убеждали меня не бросать затею на полпути. Фон Тротт из МИДа, которого я встречал и в Стокгольме, рассказал, что, хотя он немало общался со шведами и немецкими эмигрантами самых разных убеждений и получал от них множество чистосердечных, но абсурдных советов, о возможности контакта с вражеским лагерем никто доселе не упоминал: "Поэтому мы должны воспользоваться даже этим, столь призрачным шансом".
Граф Шуленбург, бывший посол в Москве, так оценил ситуацию: "Очевидно, что у Клауса есть связь с советским посольством, он доказал это, в том числе предоставлением безошибочной информации. Стокгольмскую миссию возглавляет Коллонтай, которая занимает довольно высокое место в советской иерархии и может быть посему использована Кремлем для выполнения заданий особой важности. Если утверждение Клауса о том, что Советы желают войти в контакт с Германией ложно, это выяснится при первой же проверке. Если же оно истинно, то нужно всерьез задуматься, чего хочет добиться Сталин. Он может преследовать две цели: или он действительно хочет закончить войну с Германией, вернуть статус кво и заняться восстановлением или, не доверяя западным союзникам, он затевает игру, чтобы шантажировать их угрозой германо-советского соглашения. Если верно второе предположение, то Германия оказывается втянутой в опасную аферу, которая, однако, может угрожать и Советскому Союзу, если Гитлер решится обернуть против Кремля его же оружие. Впрочем, представляется сомнительным, что Гитлер пойдет на такой тонкий дипломатический трюк в ситуации, когда он упустил гораздо более выгодные шансы политической борьбы против большевизма".
Мы сошлись на мнении, что канал связи через Клауса надо сохранить и аккуратно зондировать, чтобы использовать малейшую возможность удержать Красную Армию хоть на какой-нибудь границе перед вратами Европы. По службе я занимался переселением ингерманландцев и решением эстонско-шведских проблем, что дало мне возможность в июне 1943-го еще раз отправиться через Хельсинки в Стокгольм, не запрашивая на это специального разрешения. Я остановился не в обычном дипломатическом отеле «Гранд», а направился в более скромный и спокойный "Странд-Отель". Уже в день моего приезда, 18 июня, на пороге моей комнаты возник Клаус. На удивленный вопрос, откуда он узнал мое имя и адрес, Клаус с усмешкой авгура ответил: "Вас это удивило, но мое сообщение удивит Вас еще больше. Ваш друг Александров сейчас в Стокгольме. Завтра он отбывает в Лондон, но 7 июля вернется, чтобы встретиться с Вами".
Мой ответ его несколько отрезвил: "У меня нет друга по фамилии Александров, кроме того у меня нет ни желания, ни задания вести переговоры с Вашим приятелем. Я прибыл сюда с гуманитарной миссией. Если я и разговаривал с Вами, то лишь как частное лицо, интересующееся Востоком."
Клаус парировал: "Вы безусловно выступаете как частное лицо, равно как и Александров, который абсолютно случайно встретится здесь со своим старым московским знакомым. Вы же должны признать, что знакомы с шефом европейского отдела наркомата иностранных дел. Вспомните, на одном из приемов которые Советы давали в известном Вам морозовском особняке на Спиридоновке, вы даже познакомились с его женой."
Я действительно шапочно знал Александрова, но никогда не упоминал его имени, да даже и сам позабыл об этом незаметном и осмотрительном человечке. Что ж, после того как Клаус назвал его имя, с детскими шуточками можно было кончать. Эти сугубо частные сведения он мог получить лишь из первых рук. Дело приняло серьезный оборот.
"Дорогой господин Клаус", - отвечал я, - "если частное лицо Александров желает встреться с частным лицом Клейстом, чтобы непринужденно поболтать о прежних временах, что в этом плохого. После этого, правда, нам придется открыть тут в Стокгольме ресторан, как тем трем парням из "Ниночки". Потому что вряд ли Александрову захочется вернуться в Москву, где с ним разделаются точно так же, как со мной в Берлине. Но шутки в сторону! Если Александров готов со мной встретиться здесь, значит, он действует по заданию Кремля. И пойдет на это, лишь в том случае, если я, в свою очередь, буду представлять правительство Рейха. Но учтите, я не обладаю подобными полномочиями."
Клаус снова понимающе улыбнулся, но не отступил. Пришлось сделать хорошую мину при опасной игре. Я попросил подать еду и напитки и мы присели над "sakuska", к чему он как житель Восточной Европы был привычен: "Я не хочу расспрашивать Вас о методах Ваших контактов с Советами, пусть это останется Вашей тайной. Но мне было бы любопытно, если бы Вы смогли объяснить, чем руководствуется Кремль, обращаясь к Германии с предложением о переговорах сейчас, когда немецкие армии повсюду отступают. Если Вы сможете доходчиво донести это до меня, можно будет продолжить разговор".

Клаус достал из кармана несколько листков с русским текстом и извинился, что он не политик, поэтому должен опираться на шпаргалки, которые сделаны во время двух продолжительных диалогов с сотрудниками советского посольства. "Советы, – утверждал Клаус, - не хотят сражаться за интересы Англии и Америки ни один лишний день, ни одну минуту – ni odnu minutu – дольше, чем необходимо. Из-за своей идеологической зашоренности и интриг капиталистических государств Гитлер оказался втянутым в войну, которая застала Кремль в самом разгаре индустриализации. Да, Советский Союз может, расходуя последние ресурсы и пользуясь поставками из США, противостоять немецким войскам, возможно, даже разбить их в смертельной битве. Но над трупом уничтоженной Германии изможденный, кровоточащий Советский Союз окажется один на один против сильного и ничуть не пострадавшего Запада. До сегодняшнего дня англо-американцы не сделали никаких четких заявлений о военных целях, территориальных разграничениях, мирных планах и т.д. Их отношение к Германии тоже можно критиковать. С Рудольфом Гессом в Англии обращаются не как с плененным военным преступником, а как с джентльменом. На все вопросы русских по поводу будущего Гесса, Англия дает туманные ответы. Вся тяжесть войны лежит на плечах Востока. О втором фронте в Европе нет и речи. Высадка в Африке, больше похожа на фланговую операцию против СССР, чем на атаку стран Оси. Открытием второго фронта ее назвать нельзя. Второй фронт должен брать врага в клещи, а не щекотать с краю. От официальных лиц и штабных офицеров все чаще слышно про открытие второго фронта на Балканах. Кремлю это крайне нежелательно. Если этот план начнет осуществляться, Москва в ответ вынуждена будет пригрозить оккупацией Японии или даже пойти на нее. Высадка на Балканах отрежет Советам путь к их главным европейским военным целям – проливам.
Как первое ясное предупреждение, 150 тяжелых бомбардировщиков, доставленных из США, не отправились на западный фронт, где они очень бы пригодились, а оставлены Дальневосточной Армии. В Сибири сейчас формируется 400 новых дивизий. 200 из них будут задействованы против Германии, так что к зиме против Германии будут сражаться 600 дивизий численностью 8-10 тысяч каждая. Оставшиеся 200 дивизий отойдут Дальневосточной Армии, которая получит абсолютное превосходство в живой силе против любой другой находящейся там армии.
И в Персии компромисс с Англией достигнут лишь с большим трудом. Поэтому утешения Рузвельта и Черчилля Сталин не может принимать всерьез. Германия же сейчас владеет многими тысячами квадратных километров территории, которую Красная Армия пядь за пядью должна отвоевывать, теряя при этом людей, технику и время. Эти территории сейчас объект торга в немецких руках, благодаря чему соглашение может быть достигнуто немедленно."
"И что случится тогда?" - прервал я Клауса.
"Тогда имеются две гарантии сохранения мира. Первая – стоящая перед Советским Союзом необходимость залечить раны, восстановить разрушенное войной и продолжать индустриализацию. Вторая – экономическая помощь, которую при этом может оказывать Германия. Ведь если Германия будет уничтожена, Советский Союз попадет в зависимость от американской помощи, в которой ему в любой момент могут отказать."
На мое замечания о догме мировой революции, Клаус возразил: "Бессмысленно убеждать Вас в том, что это лишь пустая идеология. От догмы мировой революции как шага, следующего за нынешним переходным периодом сталинского "социализма в одной, отдельно взятой стране" никто не откажется. Кремль не может этого сделать хотя бы из-за своей пятой колонны во всем мире. Но мировую революцию следует понимать как логичное следствие распада империализма, являющегося конечной стадией капитализма. Ее нельзя совершить, она должна произойти сама. В любом случае государственник Сталин не станет наносить ущерб собственной стране незрелыми идеологическими прожектами. Приближению мировой революции скорее послужит то, что капиталистические страны сражаются друг с другом, взаимно ослабляя себя, вместо того, чтобы нанести удар в сердце пролетарской мировой революции."
После долгих рассуждений военного характера Клаус добрался до темы, по которой у него были весьма подробные записи: "Европа все еще считает себя пупом мира. Особенно для Германии европейские поля сражений и европейские цели очень важны. Советский же Союз с 1917 года все дальше удаляется от своих европейских позиций. Потеря царских владений в Польше и Прибалтике и перенос столицы из Петербурга в Москву стал первым толчком. Развитие индустрии вокруг Москвы и в Донбассе – вторым. Третьим же, решающим, стало возведение новых индустриальных гигантов по типу Кузнецка по ту сторону Урала плюс сельскохозяйственное развитие Туркестана и других азиатских территорий. Теперь Советский Союз гораздо ближе азиатскому миру, даже Дальнему Востоку, чем европейскому сознанию. Сталин сам рожден за Кавказским хребтом, он знает Сибирь еще с дореволюционных времен, так как семь раз направлялся туда не по собственной воле. Западная Европа ему практически чужда. Западная Европа – старый континент со своими укоренившимися привычками, со своеобычными народами, их лишь с большим трудом и огромным терпением можно втиснуть в советскую концепцию, которая до окончательной победы мировой революции должна быть ориентирована на Москву.
Гораздо лучше и многообещающе выглядят шансы Москвы на дальневосточном плацдарме. Китайская революция разгромила тысячелетнюю китайскую культуру, обобществила былые ценности. Японское вторжение уничтожает последние еще сохранившиеся традиции, семейные связи и имущественные отношения, чем вдохновляет национальное сопротивление окончательно порвать с прошлым. Миллионы индивидуумов, которые в отличие от европейцев не приучены к особости статуса, попадают в руки тех, кто умеет работать с массами. Но работать с ними будет вовсе не проповедующий свободу англо-американский демократ, сам помогающий рушить старые стены, а человек в Кремле.
Так называемые знатоки Китая не понимают, что там происходит. Они влюблены в Китай и слепы как все влюбленные. Они полагаются на старую нерушимую с их точки зрения твердь китайской культуры и не замечают, как эта твердь исчезает. Когда советские эмиссары Карахан, Бородин и Блюхер прокололись с китайской революцией, когда она не превратилась в пролетарскую по рецепту Маркса и Ленина, Москва повела очень дальновидную политику: в Москве и Ленинграде были основаны дальневосточные университеты, в которых сейчас год за годом учатся тысячи китайцев, индусов, бирманцев, яванцев, получая в дополнение к образованию политические установки. В их учебном плане не только учение Маркса и Ленина, но и тактика гражданской войны, саботажа и шпионажа, указания по учреждению независимых организаций, нелегальных типографий и т.д. Прилежные воспитанники мировой революции уже сегодня ведут партизанскую войну с Японией. При этом они получают оружие от Америки и Англии, которые в их близорукой наивности прилежно кормят московского дракона. Там, в Китае, решится судьба следующего столетия, там, в Китае, будет идти борьба за мировое господство, для Китая кремлевский хозяин будет экономить силы и порох. Именно поэтому Александров готов к разговору с Вами".

Я должен честно признать, что ожерелье причин было нанизано вполне убедительно. Разумеется, мысль в Москве вполне могла работать в этом направлении. Казалось невероятным, что Клаус сам выдумал все приведенные им аргументы. К тому же некоторые названные им имена и события прямо указывали на советские источники информации. Если Александров действительно находился в Стокгольме и был готов встречаться со мной, становилось ясно, что с частной авантюрой покончено. Вряд ли Александрова заинтересует встреча с оппозиционером, к какой бы группировке он ни относился. Нет, он ищет человека, имеющего прямой выход на Вольфсшанце. Дальнейшая самодеятельность была не только бессмысленной и опасной, но и невозможной. Оставалось лишь два пути: с минимумом потерь выйти из игры или стать тупым орудием большой политики и помочь Кремлю установить желаемый контакт. Непростой выбор. Часами бродил я той ночью по ярко освещенному Стокгольму. Мне пришли на ум слова Шекспира:
The time is out of joint: O cursed spite,
That ever I was born to set it right.
Не излишне ли я самонадеян, поверяя свою скромную судьбу такими мерками, подумал я. Но ведь на карте стоит много больше, чем во время той семейной ссоры в датском королевстве. Если существует хоть мимолетная тень малейшей надежды на то, чтобы закончить войну и оградить Европу от советского нашествия, есть ли у меня вообще выбор? Могу ли я сейчас выйти из игры и спокойно поехать домой, радуясь, что вышел невредимым из опаснейшей аферы. И пусть дни сами текут своим чередом до того момента, когда русские окажутся на берегах Эльбы?
На следующее утро я полетел в Берлин, чтобы "покаяться", но не успел выйти из машины в Темпельхофе, как был арестован. Меня ждал чиновник из СД, чтобы согласно приказу доставить меня к своему шефу – обергруппенфюреру СС Кальтенбруннеру. По пути я узнал о причине столь повышенного внимания к моей персоне. Мой собеседник Клаус, желая узнать, действительно ли я тот самый человек, которому следует передать предложение Александрова, отправился к немецкому военному атташе в Стокгольме, где изложил свое сообщение повторно. Военный атташе доложил своему шефу – Канарису, а Канарис – Гитлеру. Но его версия гласила: еврей Клаус утверждает, что в Стокгольме находится еврей Александров, который ждет немецкого переговорщика. Если через четыре дня переговорщик не объявится, Александров отправится в Лондон, чтобы окончательно договориться там о совместной работе Кремля с западными державами. У Гитлера случился припадок бешенства, и он приказал немедленно привлечь к ответственности всех связанных с этой "грязной еврейской провокацией". Военный атташе из Стокгольма телеграфом проинформировал Берлин о моем прибытии, как и о том, что я могу дать вполне аутентичную справку о происшествии.
Так меня арестовали. Я был не слишком сильно удивлен этому повороту событий. Тот, кто сует пальцы меж шестеренок политической махины, не должен жаловаться, особенно во время войны и в государстве, в котором действует гестапо. Дворец на Вильгельмштрассе, в который меня доставили, как и многие здания своего рода потерял после учрежденской перестройки свой былой шарм. Лишь отдельные комнаты все еще хранили старую классическую культуру. В одном из таких небольших овальных залов меня ожидал Кальтенбруннер, сидевший за широким столом вместе с двумя сотрудниками. Он усадил меня напротив и потребовал подробного рассказа обо всем. Его характерное тяжелое лицо не предвещало ничего доброго, но в глазах светилась искра интеллекта. Если он не принадлежал к типу упрямых начальников, которым недоступна деловая аргументация, лучшим выходом было выложить все карты на стол.
Я начал рассказывать, как случай столкнул меня с человеком, которого я будучи примерным чиновником вроде бы должен был избегать. Но так как формальная корректность в этом случае показалась мне бегством от ответственности, я ввязался в это приключение. Я рассказал обо всем произошедшем, Кальтенбруннер слушал внимательно. Из его промежуточных вопросов я понял, что дело его заинтересовало. Мне передали пачку "Честерфильда". Как я знаю из богатой практики допросов после 45-го, это еще ничего не значит. Но то, что адъютант обошел стол, чтобы дать мне прикурить, я принял за хороший знак. Речь теперь шла не о моих грехах и раскаянии, а об обстоятельствах дела. Когда я закончил, Кальтенбруннер отвел меня в соседнюю комнату и сказал с глазу на глаз: "У меня создалось впечатление, что вы говорите правду, ведь если русские действительно захотели бы нас прощупать, то они бы придали всей истории вид случайного и ничего не значащего свидания двух старых знакомых, что и следует из Вашего описания. Доложенная фюреру версия ультимативного требования о вступлении в переговоры – полная чушь. Вы можете объяснить, откуда взялось это сообщение? И что, Клаус и Александров действительно евреи?"
"Александров – чистокровный русак и точно не еврей. Клаус, как мне кажется, тоже не еврей, хотя я до сего момента меньше задумывался о его родословной, чем о подлинности его сообщения. Почему Канарис доложил именно так, я не знаю. Или кто-то хотел дискредитировать затею как "еврейскую провокацию" или кто-то надеялся достигнуть этим преувеличением быстрой реакции на самом верху".
"В любом случае, - продолжил Кальтенбруннер, - вся история так запятнана в глазах фюрера, что сейчас никто не решится заговорить о ней снова. Не докладывайте пока ничего министру иностранных дел. Я сам извещу Риббентропа, когда дело слегка порастет травой, и Вам не будет угрожать опасность. Отпускаю Вас под домашний арест. Вам сообщат, когда вы снова получите возможность свободно передвигаться.
Под домашним арестом я просидел 14 дней, впрочем, меня по-дружески предупредили, чтобы я держал язык за зубами и не вредил себе сомнительными телефонными беседами и визитами. Что ж, обжегшийся на молоке дует на воду.

Клейст (к его рассказу мы еще вернемся) был не единственным участником той истории, оставившим мемуары. Оба упомянутых советских дипломата сделали завидную карьеру - Владимир Семенов занимал посты замминистра иностранных дел и посла в ФРГ и написал книгу "От Сталина до Горбачева". Андрей Александров-Агентов был ближайшим помощником Брежнева и написал книгу "От Коллонтай до Горбачева" (свежесть и броскость заголовков, очевидно, не входит в число дипломатических добродетелей). Оба, впрочем, были типичными "людьми правды" (по А.Терехову), поэтому их мемуары столь же информативны как передовицы одноименной газеты.
Помощник и жена резидента советской разведки в Стокгольме Зоя Рыбкина позже стала знаменитой советской писательницей Зоей Воскресенской и незадолго до смерти рассказала о стокгольмских буднях в книге "Теперь я могу сказать правду". Ее тогдашние подчиненные - Владимир и Евдокия Петровы - в 1954-м попросили политического убежища в Австралии и чуть позже издали книгу "Империя страха". В 80-х биографию Эдгара Клауса подробно, насколько позволяли западные источники, осветила Ингеборг Фляйшхауэр в книге "Шанс сепаратного мира". Наконец, в 90-х бывший разведчик Александр Славин (Славинас) сначала в немецких газетах, а затем в изданной небольшим тиражом в Израиле книге "Гибель Помпеи" дал свою трактовку этого неоднозначного эпизода
.

(продолжение следует)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Вт Июн 08, 2010 9:31 am

http://www.lebed.com/2010/art5701.htm Независимый Бостонский Альманах "Лебедь" № 615, 06 июня 2010 г.
Вилен Люлечник СТАЛИН. ТАЙНЫЙ «СЦЕНАРИЙ» НАЧАЛА ВОЙНЫ
Размышления о книге Якова Верховского и Валентины Тырмос.
Москва. Олма – Пресс.
Вилен Люлечник - полковник в отставке, кадидат исторических наук, доцент, член Союза писателей России.


В руках у меня книга двух израильских авторов, название которой вынесено в заголовок статьи. В ней речь о тайном сценарии начала Великой Отечественной войны, который был разработан Сталиным и осуществлён на практике, правда с большими и трагическими отклонениями от первоначального замысла, но с ожидаемым им результатом. Вообще, сторого говоря, чтобы взяться за написание подобной книги требовалось мужество, ибо многие выводы этих авторов явно противоречат тому, что сейчас утверждают некоторые «горе – геродоты» - начиная от роли, сыгранной некоторыми канонизированными разведчиками в годы Второй мировой войны, и кончая оценкой Сталина, как политика и стратега. Авторы, будучи учёными в другой области, о чём я писал в резензии на их исследование под названием «Жизнь, поставленная на перфокарту», досконально ознакомились со многими фундаментальными работами в области истории войн и военного искусства и абсолютно не выглядят дилетантами в этой области. Впрочем, давайте обратимся к тому, о чём они нам поведали. Естественно, метод цитирования является единственно приемлемым, чтобы в рамках газетной публикации довести содержание почти 600 – страничной книги, написанной в своей большей части в своеобразном стиле - жанре дневника, до читателей, которым эти факты не были известны

СОВЕТСКАЯ РАЗВЕДКА.
По моему мнению, материалы о деятельности советской разведки в предвоенные и военные годы, являются самыми интересными в книге. Авторы приводят сведения, с которыми большнство читателей вообще не знакомы. В 1937 году разведке был нанесён существенный ущерб. Но к 1940 году она была восстановлена и считалась самой мощной в мире. Директор ЦРУ США Аллен Даллес в своё время писал: «Информация, которую посредством секретных операций смогли добывать советские разведчики во время Второй мировой войны, содействовала военным усилиям Советов и представляла такого рода материал, который являлся предметом мечтаний для разведки любой страны». Разведку вело каждое ведомство, которое имело выход за рубеж. Но основные разведывательные и контразведывательные организации входили в состав самых мощных министерств – наркоматов – НКВД и Обороны. Как сообщают авторы, их финансовые возможности были неограниченными, разведывательная сеть охватывала 45 стран, в которых действовали 300 легальных и нелегальных резидентур.
Стратегическая разведка была детищем Берия. Именно он, после 1937 года, восстановил её мощь. Одно из первых донесений о возможном нападении Германии на СССР Берия передал Сталину ещё в июле 1940 года, почти за 5 месяцев до того зимнего вечера, 18 декабря 1940 г.,когда Адольф Гитлер подписал свою директиву № 21 – «План Барбаросса». На СССР работало много высокопоставленных чинов Третьего рейха, понимавших пагубность того пути, который избрал Гитлер. Как отмечают авторы, в грозовые предвоенные дни советская военная разведка со своими задачами справилась. Уже несколько месяцев, начиная с июля 1940 года, она информировала Кремль о том, что Гитлер отказался от вторжения на Британские острова и занят подготовкой к нападению на Россию. Самым интересым в этом разделе исследования является структура и данные о составе участников организаций, работавших на СССР. В то время Европа была буквально покрыта сетью советских резидентур, работавших самостоятельно, часто не подозревавших о существовании своих коллег. Но и мы о них почти ничего не знали. Вернее, знали о том, что существовала мощная организация «Красная капелла» и её руководители Треппер и Гуревич. Но всё дело в том, как нам сообщают авторы, такой организации просто не было. Все разведывательные сообщества получили объединяющее их название «Красной Капеллы» от Гейдриха, сентиментального палача, любившего музыку. Он и женевскую резидентуру Радо, по числу работавших радиостанций, назвал «Красное трио».
Весьма своеобразно оценивают авторы деятельность разведчиков, которые, по известной нам версии, руководили «Красной Капеллой». «Судьбы советских шпионов Треппера и Гуревича, - отмечают Верховский и Тырмос, - сложатся трагически. В них будет всё – головокружительные шпионские удачи и страшные провалы, пытки в гестапо, побеги и, может быть, предательство...Но, наверное, самым невероятным из всех этих событий будет роковая связь Гуревича с гибелью всей «Красной Капеллы». Леопольд Треппер и Леонид Гуревич были арестованы в ноябре 1942 г. во Франции. Оба они в течение долгого времени вели достаточно спорные радиоигры с Москвой. Трепперу впоследствии удалось бежать, а Гуревич оставался в заключении в парижском отделении в Гестапо почти до конца войны...». Так что обвинения, предъявленные им по прибытии в СССР, не были уж совсем беспочвенными. Думаю, что авторы имели все основания сделать подобные выводы.
Кроме «Красной Капеллы» существовала и т. н. «Чёрная капелла», объединявшая противников Гитлера. Это тоже была система организаций и отдельных личностей, которые выступали против политики фюрера, ведущей Германию в пропасть. В ней состояли весьма важные чины – начальник Абвера Канарис, бывший посол в СССР Шуленбург и многие другие деятели рейха. Достаточно отметить, что после покушения на Гитлера, которое они и организовали 20 июля 1944 года, были арестованы 7 тысяч человек, принадлежавших к «Чёрной Капелле». «Красная Капелла» работала прямо на Москву, «Чёрная Капелла» - на Запад, через Ватикан.
С «Чёрной Капеллой» связана и деятельность выдающегося разведчика в Японии Рихарда Зорге. Сталин знал о нём. Сообщения его читал. Успех его деятельности во многом связан с германским послом в Японии Ойгеном Отто, который принадлежал тоже к «Чёрной Капелле». В советской и иной печати сообщали, что сведения из германского посольства Зорге добывал благодаря любовной связи с женой посла. Но авторы книги вполне справедиво отвергают эту версию. «Нет, дружба супругов Отт и Зорге имела очень глубокую основу. Иначе как могло случиться, что профессиональный разведчик Ойген Отт в течение многих лет терпел рядом с собой советского шпиона, да ещё, по слухам, любовника собственной жены? В это трудно поверить, но германский посол генерал – майор Ойген Отт все эти годы фактически представлял собой «немецкую ветвь» шпионской сети советской венной разведки в Токио», - подчёркивают они. Именно он назначил Зорге пресс – атташе германского посольства и знакомил его со всеми присланными из Берлина секретными документами. Кстати, и в Москве в германском посольстве был советский агент, само здание и жилища сотрудников были нашпигованы прослушивающей аппаратурой, а вся диппочта регулярно вскрывалась советской разведкой почти во всех посольствах.
В этих операциях активное участие принимал Кузнецов, тот самый, который затем действовал под видом немецкого офицера в Белоруссии. По сей день он остаётся личностью загадочной, видимо, мы никогда не узнаем о нём всю правду. На советскую разведку работала и т. н. «Кембриджская Пятёрка», которой руководил Ким Филби. В этой «Пятерке» был шотландец Гай Френсис де Монси Бёрджес, сын вице – адмирала королевского флота, и анлийский аристократ Энтони Фредерик Блант – троюрдный брат королевы Британии. Авторы книги сообщают, что по некоторым данным в это время на советсую развелку работал ди Кортелаццо – родной племяник министра иностранных дел Италии графа Голеаццо Чиано. Естественно, разведывательной деятельностью занимались все военные атташе советских полпредств, как правило, возглавлявших резидентуры в странах пребывания. В Китае с декабря 1940 года резидентуру возглавлял будущий маршал и герой Сталингрда В.Чуйков. Генерал – майор И. Суслопаров возглавлял легальную резидентуру во Франции. Впоследствии он будет советским представителем при Ставке Д. Эйзенхауэра и от имени советского командования подпишет первый акт о капитуляции Германии в Реймсе. Загадочной оказалась судьба генерала А. Самохина по кличке «Софокл». Он стоял во главе легальной резидентуры в Югославии, водил знакомство со своим германским коллегой. После прибытия в Москву состоял при Генеральном штабе. По заданию Сталина подготовил доклад о соотношении сил Германии и СССР во время войны, в котором был сделан вывод о бесперспективном положении Рейха в этом противостоянии. Но он просился на фронт. И тут произошло самое загадочное. Самохин был назначен командующим армией и вопреки всем правилам, вылетел на самолёте НКВД, и с собой ему было приказано прихватить тот самый совершенно секретный доклад о соотношении сил воюющих сторон, что вообще – то было строго запрещено. Но самолёт почему – то приземлился на немецкой стороне, якобы, в результате ошибки пилота. Самохин попал в плен, не успев уничтожить доклад, так как пилот ударил его по голове и он потерял сознание. Доклад, естественно, попал к немцам. Видимо, советское руководство на это рассчитывало, желая дать понять Гитлеру, что вести дальше войну бессмысленно. Для этого не жаль было пожертвовать и генералом. В плену с ним обошлись гуманно. Дискутировали по поводу этого доклада. Бывший его германский коллега по Югославии пригласил его даже на обед к себе домой. Он пережил войну. А после освобождения из плена был восстановлен в армии и благополучно дожил до старости. Это тоже неразгаданая до сей поры загадка истории.
Авторы сообщают ещё много интересного о разведывательной деятельности Советов накануне войны. Так что информации о предстоящем нападении Германии на СССР было более чем достаточно. И тем не менее Сталин, по мнению многих исследователей, не считал её «достоверной» и боялся «спровоцировать» нападение Гитлера на СССР. Некоторые считают его человеком недальновидным, деятельность которого и привела к катастрофе 41 – го года. И тут начинается самое главное. Авторы выдвигают совершенно необычную версию начального периода войны, давая несколько иную оценку Сталину. И, самое главное, аргументируют её весьма основательно

СТАЛИН БЛЕФУЕТ
Мнение авторов весьма своеобразно. С ними многие могут не соглашаться. Так оно, вероятно, и есть. Но изученные ими документы и приведённые факты заставляют задуматься над многими событиями того смутного времени И уж, конечно, все они отвергают совершенно бессмыссленный вывод о том, что война выиграна не благодаря Сталину, а вопреки ему. Иначе говоря, отвергается один из основополагающих выводов военно – исторической антрополгии о роли и месте личности в войне. Вполне обосновано авторы отмечают, что «Сталин, несомненно, был человеком талантливым. Он упорно и много работал над собой, много читал, был сведущ во многих вопросах управления государством и всегда с особым интересом относился к изучению стратегии и тактики войны. Недаром Молотов впоследствии утверждал, что Сталин не только знал военное дело но и «вкус к нему имел». Война, кровавая по своей сути, была близка душе Сталина». Далее Я. Верховский и В. Тырмос не оставляют без внимания тот факт, что именно поэтому Сталин так часто встречался с военными специалистами, не зря часто принимал участие в манёврах и присутствовал на испытаниях военной техники, недаром он так любил всю жизнь носить военную форму. «Сталин, - пишут авторы, - внимательно следил за всеми публикациями по вопросам военной теории, стратегии и военного искусства. В сталинской библиотеке сохранились исчерканные синим карандашом книги, нелёгкие для понимания дилетанта труды немецких военных теоретиков Клаузевица, Мольтке, Бисмарка, работы советских теоретиков военной науки Бориса Шапошникова и Михаила Фрунзе, и даже книги расстрелянных военачальников Тухачевского, Якира, Уборевича...». Мало того, достоверным является факт правки некоторых работ Тухачевского Сталиным.
При чтении рецензируемой книги, создаётся впечатление, что и её авторы перечитали все труды, побывавшие в руках диктатора. Собственно говоря, такого же мнения о нём были все полководцы Отечественной. «Сталин, по мнению многих выдающихся современников, вместе с присущей ему беспредельной жестокостью, цинизмом и полным отсутствием морали, обладал исключительным природным талантом быстро схватывать и правильно оценивать стратегическую ситуацию...». В потверждение приводится мнение британского премьера. «Он ( Сталин ), - говорил Черчилль, - обладал глубокой, лишённой всякой паники, логической и осмысленной мудростью. Он был непревзойдённым мастером находить в трудную минуту выход из самого безвыходного положения...» Эти качества в нём отмечал и Рузвельт. По свидетельству современников, вождь говорил тихо и очень медленно, но при этом исключительно чётко формулировал свои мысли. Редкие речи Сталина производили неизгладимое впечатление на слушателей. Сам он не стеснялся учиться у других и был самым прилежным учеником выдающегося военного теоретика маршала Б. Шапошникова.
Согласимся, что нужно обладать изрядной долей мужества, чтобы сегодня писать такое о Сталине. И это правда, точно такая же, как и то, что он был величайшим тираном мира.
Сталин отлично представлял себе, что войны не избежать и знал, когда она начнётся. Ему сообщили, что 29 апреля 1941 года Гитлер выступил в Спортпалассе перед выпускниками военных училищ и в своей речи говорил о предстоящей войне с Россией. 5 мая этого же года перед выпускниками военных академий в Кремле выступил Сталин. 4 мая он уже был назначен главой советского правительства. Но об этом пока не объявляли. Это сделают 6 мая. Стенограмма выступления Сталина не велась. И о содержании его речи говорили разное. Одни – о том, что войны с Германией в ближайшее время не будет. А в дневнике зампредсовнаркома Малышева речь идёт о войне, как о решённом деле. Мне самому было непонятно, почему существуют раличные мнения по поводу речи Сталина. И вот авторы внесли, наконец, хоть какую – то ясность в этот вопрос. Оказывается, Сталин выступал дважды. Первая его речь была перед общей аудиторией, перед которой он открыто о войне не говорил. Но затем разошлись по банкетным залам. В один – выпускники и преподаватали. В другой – высшее военное и политическое руководство страны. Вот там он и сказал о войне, как о ближайшей перспективе. И эту часть его речи зафиксировал Малышев в дневнике, вопреки запрету вести какие – либо записи. И это сейчас единственный достоверный источник, в котором содержится лишь часть речи нового главы правительства. Но о сценарии начального периода войны вождь не сказал ничего. Не доверяя донесениям разведки, утверждают авторы, Сталин блефовал. Он отлично понимал, что большая часть сообщений более чем достоверна. В том, что война с Германией неизбежна - он был уверен абсолютно. Но вождь понимал, что если он нанесёт удар по Гитлеру первым, то он западными лидерами будет оценен как агрессор. А в будущей войне ему нужны будут союзники и их помощь. Поэтому он предпочитал, чтобы Гитлер напал раньше. И СССР станет таким образом, жертвой агрессии со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому он и приказал, считать все донесения разведчиков относить к разряду «дезинформации».
Во – первых, в этом случае исключался союз Британии и Рейха против СССР. Не забудем, что в это время в Англии уже прилетел Гесс. А с его прибытием прекратились бомбардировки Лондона. Это говорило обо многом. Да и донесения «Кембриджской пятерки» вызывали тревогу. Дело могло дойти до примирения Англии с Рейхом.
Во – вторых, в случае нападения Гитлера, Сталину была бы обеспечена помощь по программе ленд – лиза, а без неё выстоять было невозможно. Не забудем, что война велась не только с Германией, а со всей Европой, с её огромным промышленным и военным потенциалом. Так что без союзников победить Гитлера было бы трудно. Вот почему будущих партнёров по коалиции нужно было убедить, что фюрер – агрессор, угрожающий не только России, но и всему миру. Следовательно, отступление в начале войны входило в расчёты Сталина и планировалось им. Поэтому основные силы он держал далеко от границы. Имея 300 дивизий, к 22 июня 1941 года на Западе страны было не более 120 – 140 соединений. В потверждение своей версии авторы приводят аргументы, которые так просто отвергнуть нельзя. Отвергая все донесения о подготовке вторжения Гитлера в СССР, не приводя войская в боевую готовность, он готовил мировое общественное мнение к тому, что Россия может стать жертвой агрессии. «Сталин стремился к тому, чтобы весь мир знал и видел, кто развязал войну...Гитлеровцы... провоцировали нас, мы на провокации не поддавались, зато получили в союзники США, Великобританию и мировое общественное мнение». Эти слова известного аналитика Рыбкиной авторы приводят в книге.
Во время проведения Большой военной игры с командующими округами в Кремле, в январе 1941 года, одной из составляющих сложившейся обстановки было допущение прорыва войск противника на территорию СССР на глубину до 150 км. «Синими» при этом командовал Жуков. «Красными» - генерал Павлов, командующий Белорусским особым военным округом, который должен был принять на себя главный удар. И он в этой штабной игре на карте потерпел поражение точно так же, как в реальности в июне 1941 года, за что в июле был расстрелян.
Молотов впоследствии утверждал, что отступление входило в планы сталинского сценария начала войны. Ещё один штрих. Вождь приказал руководителю Белоруссии прекратить работы по осушению болот, так как они являются естественным препятствием для продвижени немецких танков и машин. В - третьих, понимая необходимость отступления, Сталин ещё до войны начал готовить эвакуацию заводов и фабрик. За Уралом строились дублёры этих предприятий с расчётом того, что они примут базовые предприятия и удвоят, утроят за короткий срок свои мощности. Так оно и получилось. Около 3 тысяч крупнейших предприятий переместили за Урал. Такого в истории не бывало. Молотов затем будет вспоминать; «Мы знали, что война не за горами, что мы слабей Германии, что нам придётся отступать. Весь вопрос был в том, докуда нам придётся отступать – до Смоленска или до Москвы, это перед войной мы обсуждали». Естественно, Сталин понимал, что это будет сопряжено с огромными жертвами.
Но для него это была лишь статистика. Вождя подобные вещи не волновали. К войне он готовился усиленно. По мобилизационному плану на 1941 год численность военнослужащих при проведении мобилизации должна была достигнуть почти 9 миллионов человек, в армии должно было быть более 61 тысячи орудий, около 37 тысяч танков, почти 11 тысяч бронеавтомобилей и около 33 тысяч самолётов. И уже в мае месяце 1941 года под видом Больших учебных сборов (БУС) было призвано почти миллион человек, проведены досрочные выпуски в военно–учебных заведениях. Кстати, выпускники академий, приглашённых в Кремль 5 мая 1941 года, тоже были выпущены досрочно.
Предположительные потери на первый год войны, сообщают авторы, оценивались почти в 4 млн. человек. При этом Сталин исключил возможность ведения войны на два фронта, заключив в марте 1941 года Пакт о нейтралитете с Японией. «Сталинский «Сценарий», - отмечают авторы, - вберёт в себя весь опыт Отечественной войны 1812 года, все компоненты противостояния Чудовищу, принесшие России историческую победу. Говорят, что плакат «Родина – мать зовёт» ( художника Тоидзе В. Л. ) и песня Александрова - Лебедева–Кумача «Священная война»...были подготовлены заранеее...Будущая война...должна будет стать отечественной войной, такой же героической и такой же победной, какой была Отечественная война 1812 года».
Не зря же вождь столько часов беседовал с академиком Тарле, величайшим специалистом по истории Отечетсвенной войны 1812 года С этих же позиций следует рассматривать назначение Сталина Председателем Совета Народных Комиссаров. При подписании Договора с Германией сгодился и генсек, который никакой государственной должности не занимал. В будущей коалиции должен был быть официальный лидер, глава правительства, равный по статусу Рузвельту и Черчиллю. И ещё авторы опровергают ряд мифов. К примеру о том, что Сталин при объявлении войны так растерялся, что не захотел выступить с обращением к народу. Они показывают несостоятельность подобных слухов. Дело в том, что о нападении на СССР объявили в Германии Министр иностранных дел, а в Румынии – заместитель Антонеску Михай. Поэтому заявление об этом событии в СССР сделали на таком же уровне. Но когда война пошла не совсем точно по сценарию, то выступил Сталин. Кстати, об Отечественной войне против агрессора заявил в своём выступлении Молотов, а не Ярославский в статье в «Известиях» 23 июня. Не уезжал Сталин в ночь на 22 июня на дачу. Он находился в Кремле и немного отдохнул в своей кремлёвской квартире. Не потверждается ничем, что он бросил руководсво страной и скрылся на несколько дней на дачу в Зубалово. Каждый его шаг, каждое действие задокументировано. При этом нужно учесть, что регистрация посещений велась только в Кремле А на Старой площади, в здании, ЦК, регистрации посещений не было. Итак, по мнению авторов книги, хорошо знавший историю Сталин, решил использовать опыт Петра Первого и Александра Первого, которые разгромили Карла ХII и Наполеона. Поэтому он и не ввёл в действие план прикрытия, а заменил его директивой о приведении войск в боевую готовность, и не сосредоточил все войска у госграницы, не дав возможности их разгромить передовые части вермахта в приграничном сражении.
«Большая Игра, которую Сталин вёл с Гитлером все последние дни, и которая, на первый взгляд, выявила тактическую победу Гитлера, как оказалось, закончилась СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПОБЕДОЙ Сталина. Мировое общественное мнение, в лице одного из самых видных своих представителей – британского премьера Черчилля, публично признала факт германской агрессии». А это означало бесперспективность германской авантюры. Поражение на границе не привело тирана в шоковое состояние и не испугало вождя. Потери были большими. Но ведь Россия могла поставить в строй 35 миллионов человек. И действительно, через армию в годы войны прошли 34 миллион граждан страны.
Со многим в книге можно согласиться, многое можно отвергать, но факты и документы, приведённые авторами, заставляют задуматься и отказаться от стереотипов, которые мы принимали за истину. Книга, естественно, вызовёт интерес у тех, кому не безразлична история той великой войны и трагедия Холокоста.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Вс Июн 20, 2010 6:28 am

http://hranitel-slov.livejournal.com/31648.html?mode=reply
hranitel_slov June 15th, 20:32
и еще про мценск
.................
В 10,30 выйдя из Шеино группа Эбербаха начинает свое движение на северовосток. К обеду группа под командованием ст.л. Вольшлегера возглавляющего 6 роту 35 танкового полка не встречая сопротивления, выходит на юго-восточную окраину города и без боя берет мост в направлении Новосиля. Подготовленный к взрыву мост уничтожен не был, что позволяет немецким танкам практически сразу беспрепятственно оказаться в центре города и перерезать шоссе Орел-Тула в 12.00. / при этом по немецким данным захвачено 2 батареи БМ-13 "Катюша" / Вольшлегер рвется на запад, где на встречу ему атакуют несколько Т-34. 2 советских танка расстреляны, один горит, около шести прорвалось \ видимо по шоссе в сторону Тулы\

немцы у захваченных установок..........
=======================================
Вот тебе и на, всегда считал, что "Катюши" в немецкие руки никогда не попадали... Rolling Eyes
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Вс Июн 20, 2010 6:34 am

..... После перехода бригады через железнодорожный мост генерал-майор Лелюшенко приказал разыскать, а затем вытащить или уничтожить застрявшие где-то в городе две миномётные установки бм-13.и направляет для этого отряд/взвод Т-34 11 тбр (в истории 1 гв тбр [4 тбр], сказано что это был отряд из ее состава).
По одной версии Власенко Н.П. политрук 11 тбр прорвавшись на танке к установкам Бм-13вызвал огонь на себя, в следствии чего установки были разрушены / в оперативном журнале 4й танковой дивизии немцев об этом не упоминается? фотографии установок бм-13 и расположенных рядом зданий существенных разрушений не имеют, кста у меня вопрос, а чем вызвали огонь на себя, антены на танках отсутствуют//
Власенко 11тбр + 3 танка 4 тбр- Луговой, Капотов, Евтушенко.

/С ним были направлены машины Лугового, Капотова и Евтушенко. До полудня 11 октября четыре танка простояли в саду, на окраине Мценска, ожидая результатов разведки. Однако для танкистов время это не пропало даром. Ведя тщательное наблюдение за городом, сержант Капотов заметил сосредоточение немцев в здании школы. Его внимание привлекла группа немецких офицеров, расположившихся на открытом балконе школы. через некоторое время немецкие артиллеристы нащупали расположение советских танков и открыли сосредоточенный огонь по саду. Надо было менять боевую позицию, а разведчиков всё не было. Немецкие снаряды накрыли один танк — тот, что был выделен из другой бригады, — он загорелся, и экипаж, не успев выбраться, погиб Наконец, явились разведчики и указали место расположения установок. Это было недалеко, в пятистах метрах от сада. Было решено прорваться в город и пушечным огнём уничтожить установки, так как разведчики доложили, что машины уже покалечены и вытаскивать их не имеет смысла. Решение принято. Танк Капотова первым ворвался в город, за ним машина Евтушенко. Оба одновременно открыли огонь по установкам, и после нескольких залпов боевая задача была выполнена. Танки Капотова, Лугового и Евтушенко благополучно вернулись в бригаду

Днем 11 октября экипажи Лугового, Капотова и Евтушенко участвовали в специальной вылазке в занятый немцами Мценск, чтобы вытащить оставшуюся там реактивную артиллерийскую установку. Сначала туда пошли танки 11-й бригады, но они не вернулись, были сожжены гитлеровцами. Танки нашей бригады прошли незаметно садами и огородами. Но и им не удалось выполнить задачу. Смельчаки ограничились тем, что разбили реактивную установку, чтобы она не досталась противнику"
http://ta-1g.narod.ru/mem/liv/livsh_12.html
Вполне возможно имело место 2 попытки - сначала экипажами 11 тбр, затем 4 тбр // в наличии ок 10 машин,видимо вторые были более успешны. //
=================================
Понятно - хрен тевтонам Razz
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Вт Июн 29, 2010 1:06 am

http://www.echo.msk.ru/programs/victory/690603-echo.phtml Эхо Москвы 28.06.2010 21:07
Тема : Последние дни Третьего рейха. Правительственный квартал Берлина
Передача : Цена Победы
Ведущие : Виталий Дымарский, Дмитрий Захаров
Гости : Константин Залесский
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Вт Июл 06, 2010 12:57 am

http://echo.msk.ru/programs/victory/692643-echo.phtml Эхо Москвы 05.07.2010 21:07
Тема : Обитатели бункера. Последние дни
Передача : Цена Победы
Ведущие : Виталий Дымарский, Дмитрий Захаров
Гости : Константин Залесский
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Вт Июл 13, 2010 11:24 pm

http://www.duel.ru/201028/?28_5_2 Дуэль N 28 (58) 13 ИЮЛЯ 2010 Г.
Р.Б. Жданович КРАСНОРЕЧИВОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО
В дни, когда за спиной войск Юго-Западного фронта уже замкнулось окружение, 17 сентября 1941 года последние подразделения Красной Армии, а 18 сентября последние отряды ополченцев оставили столицу Украины. 19.09.41 в неё вступили германские войска. Первый месяц оккупации Киево-Печерская Лавра, на территории которой находился советский антирелигиозный музей, имела свободный режим, в жилых зданиях оставались обитатели. В конце октября Лавра начинает обживаться немецкими оккупантами, на её территории вводится пропускной режим. Утром 3 ноября памятники Лавры осматривает президент Словацкого государства Тисо, приглашенный немцами в столицу Советской Украины. А днем, между 14 и 15 часами, на территории Лавры произошло 4 мощных взрыва, в том числе и под Успенским собором (некоторые свидетели услышали не один взрыв, а серию), превратив его в груду кирпича. Германское радио сообщило, что собор взорван управляемой по радио из Москвы миной с целью убийства президента дружественного Германии государства.
Неделей раньше сработала серия мин, оставленных минерами НКВД под фешенебельными зданиями Крещатика, которые, как предполагалось, будут облюбованы оккупационными властями. И утверждение о подрыве памятника XI века коммунистами, которые вели борьбу с православием, казалось более чем обоснованным.
Государственная пропаганда СССР говорила противоположное. Но с 1980-х годов сказанное ею перестало котироваться, а антисоветские клише, используемые яковлевскими пропагандистами в годы перестройки, как правило, были именно те клише, что создавались в службе Й. Геббельса. И в 1990-х подрыв Успенского собора советскими диверсантами назывался в публикациях как самоочевидный.
Однако в те же годы в поле зрения ученых попал документ, позволяющий взглянуть на старую советскую версию по-иному. Об этом пишет в очерке 1999 года Николай Петровский, сборник статей которого напечатан издательством «Крафт» тиражом 1 тыс. экз. [Н.В. Петровский «По следам утраченных шедевров», М., 2007, с.41 и дал.]. В 1990-х родственники немецких ветеранов войны предоставили, а киевские ученые мизерным тиражом (доступным той науке постсоветских лет, что не подпитывается соросовскими и цэрэушными грантами) опубликовали альбом фотографий занятого Киева, сделанных в 1941 одним из батальонов войск СС. Группа из 23 фотографий показывает Киево-Печерскую Лавру до и после взрыва собора.
Снимки выдают профессионального фотографа, пользующегося профессиональной аппаратурой, заранее готовившегося к акту: подобравшего ракурсы, сделавшего пробные снимки, учтя время суток (освещение), запечатлев после этого собор - в последние минуты перед гибелью, явно приготовившись к известному времени съемки, а после - сразу запечатлев Лавру в её новом обличье.
Эти фотоматериалы практически неизвестны в науке, журналистские тексты - просто игнорируют сей источник. Между тем, материал, показывая тщательную, проведенную заранее подготовку к фотосъемке, свидетельствует, что советское обвинение во взрыве собора, предъявленное немецким оккупантам, было справедливым.



Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Пн Июл 19, 2010 7:01 am

К посту Тема: Re: Война Германии против СССР Вт Июн 01, 2010 2:26
================================
Продолжение

http://labas.livejournal.com/854070.html#cutid1
Игорь Петров (labas) @ 2010-07-18 22:41:00
клаус или сотворение мира за восемь дней (2)
Отрывочные сведения о биографии Клауса до 1939 г., опубликованные И.Фляйшхаэур, основываются большей частью на протоколах его допросов, которые проводили шведские органы безопасности и рассказах друзей и близких стокгольмского периода:
Йозеф Клаус (возможно, Эдгар его второе имя) родился в 1879 г. в Риге в семье управляющего поместьем Ицика Клауса, переселившегося из штетла Бауск в Ригу и принявшего протестантство. В Риге юный Клаус закончил реальную гимназию, после чего отправился в Казанский университет изучать геологию. Эта наука, однако, не стала его призванием, после защиты диплома он поступил на службу в банк, сначала в Самаре, затем в столице, затем в родной Риге. В 1915-м вместе с прибалтийскими немцами и немецкоговорящими евреями Клаус был депортирован и снова оказался в Самаре, где устроился в Красный Крест, много ездил по лагерям военнопленных, революция застала его в Иркутске. После заключения Брест-Литовского мира он занимался организацией возвращения военнопленных немцев на родину, при этом, с его собственных слов, встречался с лидерами большевиков Сталиным, Куйбышевым, Кагановичем, Микояном и др. Осенью 1918 г. Клаус неожиданно появляется в Риге, где получает чуть ли не из рук как раз покидавшего город Людендорффа немецкий военный паспорт. После прихода в Ригу большевиков Клаус внезапно оказывается секретарем датского консульства и в этом качестве неоднократно посещает Берлин. Вскоре он окончательно переселяется в Германию, где, по некоторым сведениям изучает юриспруденцию, но параллельно с этим активно занимается коммерцией, так что к началу 30-х уже владеет несколькими домами в Берлине, а также виллой в Травемюнде. Тогда же он, наконец, получает немецкое гражданство. Сразу после прихода к власти нацистов Клаус продает всю свою немецкую недвижимость и перебирается в Словению, где вкладывает средства в железорудные шахты. В 1938 г. он снова возвращается в Ригу, лишившись по не до конца ясным причинам немецкого гражданства. С так называемым «нансеновским паспортом» (для людей без гражданства) 60-летний коммерсант перебирается в сентябре 1939 г. в Каунас, где и происходит завязка интересующей нас истории.
Существуют две версии дальнейших событий. Вот немецкая:
Сам Клаус утверждал, что занимался в Риге и Каунасе кинобизнесом: продажей прав на немецкие, русские и польские фильмы, что, возможно, было лишь прикрытием для шпионской деятельности под крылом абвера. Сотрудник консульства в Каунасе Куршат позже подтвердил, что «Клаус ... был агентом военного атташе в Ковно», но при этом находился «под подозрением, что является и русским агентом». В составленном в феврале 1940 г. немецкой полицией безопасности «Списке агентов ГПУ в Латвии» фигурирует «Клаус Эдгар, род. 28.10.79 в Риге, крещеный еврей, коммунист... Работает на французскую и советскую разведку». Подозрениям кроме кудрявой биографии Клауса способствовала и его убежденность в том, что война с СССР не принесет Германии ничего хорошего, слабо коррелировавшая с линией партии. Тем не менее в январе 1940-го каунасское консульство выдало Клаусу немецкий загранпаспорт, а затем, в марте 1941 г. т.н. «паспорт переселенца» (который получали этнические немцы, желавшие после присоединения Литвы к СССР уехать в рейх). С этим паспортом Клаус 30 марта 1941 г. и отправился в Берлин. Там его принял сотрудник абвера фон Лоссов, который организовал несколько встреч Клауса с высокими чинами армии и разведки. Во время этих встреч Клаус как знаток советского государства и строя отвечал на вопросы типа «является ли СССР колоссом на глиняных ногах?», «существует ли вероятность того, что после немецкого вторжения Сталина свергнут?». «Не существует», - утверждал Клаус. Главным его собеседником был Канарис, который, однако, не называл свое настоящее имя. Среди военных Клаус вроде бы узнал Манштейна и Браухича. После того, как вермахт занял Югославию, Клаус испросил у своих высоких покровителей разрешение добраться до Марибора, чтобы узнать в каком состоянии находятся его железорудные шахты, но дальше Вены его не пропустили. По возвращении в Берлин его снова пригласили к Канарису, который поинтересовался, знает ли Клаус каких-нибудь советских деятелей за границей и может ли установить контакт с ними. «Если бы я попал в Стокгольм, я бы смог найти подходы к Коллонтай», - пообещал Клаус. 21 мая 1941 г., получив необходимые средства и познакомившись со своим связным – служащим немецкого посольства в Стокгольме Бенингом, Клаус отбыл в Швецию. Более, чем вовремя, потому что уже через два дня гестапо разослало циркуляр под названием «Евреи как переселенцы из балтийских стран», первый пункт которого гласил:
Цитата :
Еврей Эдгар Клаус, род.28.10.79 в Риге, своими мошенническими махинациями причинил вред известному количеству переселенцев из Литвы. Уже многие годы он известен как аферист и мошенник, без права на то пользующийся титулами «консул в отставке» и «доктор». К. владеет немецким загранпаспортом и зарегистрирован как переселенец. Следует предполагать, что он уже находится на территории Рейха.
При обнаружении его следует арестовать и отправить соотв. телефонограмму. К. невысок, полноват, темноволос, носит большие темные роговые очки.
Альтернативную версию каунасских будней Клауса излагает в своих мемуарах "Гибель Помпеи" советский контрразведчик Александр Славинас:
Цитата :
[В конце 1940 г.] в Каунас прибывает на несколько дней военный атташе Германии в СССР генерал-майор Кестринг. Мне поручается анализировать все материалы о наблюдении за Кестрингом, во время его пребывания в Каунасе. К моему удивлению, выясняется, ... Кестринг встречался с немецким коммерсантом Эдгаром Клаусом. Они, по-видимому, хорошо знакомы, ибо провели вдвоем на берегу Немана около трех часов, гуляя и осматривая берега реки.
Тщательный осмотр местности, где прогуливались Кестринг и Клаус, показал, что никаких военных объектов вблизи нет и никакого интереса с военной точки зрения эта местность не представляет. Мне кажется, что Кестринг и Клаус беседовали на темы, которые не должны были стать известными советской разведке.
Гладков, однако, с такой оценкой прогулок Кестринга и Клауса не соглашается и выдвигает свою версию - Клаус и Кестринг хотели скрыть содержание своей беседы не от советской разведки, а от гестапо. Поэтому мы начинаем усиленно заниматься Клаусом. Я получаю разрешение познакомиться с Клаусом и по возможности установить с ним личные отношения.
[Cлавин и работавшая на него агент «Вероника» знакомятся с Клаусом в ресторане. Затем «Вероника» несколько раз «случайно» встречается с Клаусом и беседует с ним, после чего обнаруживает за собой слежку. Вскоре с ней изъявляет желание побеседовать один из членов немецкой комиссии по репатриации (на самом деле, сотрудник гестапо), который подробно расспрашивает ее о Клаусе, просит разговаривать с ним на политические темы и конспектировать его «антипатриотические» высказывания. После этого Славин организовывает конспиративную встречу с Клаусом]
Цитата :
Я сообщил Клаусу, что НКГБ располагает данными, что гестапо интересуется им, и по поручению НКГБ хотел бы предупредить его об этом. Клаус поблагодарил меня за информацию, но заметил, что в данное время гестапо интересуется всеми немцами, в особенности, теми, кто не являются членами национал-социалистической партии, поэтому Клаус просит меня о дополнительной информации. Я возразил, что мне хотелось бы знать, что сам Клаус думает о причинах, которые побудили гестапо интересоваться им.
- Возможно, - заметил я, - вы выступаете против договора о ненападении, заключенного с СССР, а гестапо стоит на страже соглашений и договоров между правительством рейха и СССР.
Хотя я старался произнести эту фразу без иронии, ибо она, эта фраза, была обязательной частью того задания, которое я получил по согласованию с НКГБ СССР, Клаус громко рассмеялся.
- Гитлер готовится к войне против СССР, - заявил Клаус, - я и многочисленные мои друзья в высших сферах Германии не хотим этой войны, ибо она будет несчастьем для наших стран и гибелью для Германии.
Я, конечно, попросил привести факты, но Клаус опять вернулся к теме гестапо и просил предъявить ему материалы, которыми мы располагаем о действиях гестапо против него. Тогда я вынул из портфеля, лежавшего на столе, фотографию майора, беседовавшего с "Вероникой", и положил ее на стол. Эффект превзошел все ожидания.
- Это Вагнер! - воскликнул Клаус. - Штурмбанфюрер Вагнер СС мой заклятый враг!...
- Я знаю, - продолжал Клаус, что Вагнер давно охотится за мной, он уже перекопал все метрики моих дедушек, ища еврейскую кровь, мой телефон и моя почта у него на крючке, его люди ходят за мной по пятам, он действует по приказу самого Гейдриха и, охотясь за мной, преследует более крупную дичь.
- Какую? - спросил я, но Клаус умолк и постарался перевести беседу на другую тему...
И я сделал Клаусу следующее предложение - НКГБ помогает Клаусу закрепить свое положение в немецких официальных кругах, а Клаус помогает НКГБ в борьбе против тех кругов в Германии, которые стремятся развязать войну против СССР вопреки политике рейха.
Немного подумав, Клаус заявил, что в принципе он согласен с моим предложением и, судя по формулировке моего предложения, оно, по-видимому, согласовано с соответствующими инстанциями в Москве, но его согласие обуславливается договоренностью о том, что никаких материалов в письменном виде он, Клаус, давать не будет. На этом первая встреча с Клаусом закончилась. Отчет о встрече с Клаусом был направлен в НКГБ СССР, и вскоре оттуда поступила шифровка, в которой было сказано, что все дальнейшие встречи и контакты с Клаусом запрещаются, так как он, несомненно, является агентом гестапо и встречи с ним могут быть использованы в провокационных целях.
После длительных уговоров Гладков, наконец, соглашается позвонить по ВЧ наркому В. Н. Меркулову. Разговор происходит в моем присутствии. Поступает устное указание - встречи продолжать, отчеты посылать только лично ему, Меркулову.
Через неделю в условленное время Клаус опять у меня дома.
Мы сразу же переходим к деловому разговору. Клаус сообщает: "Генерал Кестринг обратился в соответствующие военные инстанции против недооценки Красной армии. Со слов Кестринга, фельдмаршал фон Рундштедт также критически относится к данным о развале Красной армии и советского государства при первых ударах немецкой армии. В то же время с таким мнением выступать небезопасно, т. к. генеральный штаб сухопутных войск придерживается мнения, что с Россией можно покончить в течение 10 недель. Желание советского руководства избежать войны так сильно, что ему, Кестрингу, не представляло никакого труда объяснить русским инстанциям в Москве, что усовершенствование железнодорожной сети в Польше, на дорогах к советской границе, предпринимается для переброски резервов на случай осуществления вторжения в Англию.
Не представляло Кестрингу никакого труда и дать русским разъяснения по поводу передислокации дивизий к границе СССР.
"Создается впечатление, говорил мне Кестринг, - продолжал Клаус, - что русские не в состоянии объективно оценить обстановку, не видят, или не хотят видеть наших военных приготовлений".
"Мы приближаемся к трагедии, - закончил Клаус, - ни руководство Германии, ни руководство Советского Союза не в состоянии трезво и объективно оценить поступающую информацию и принимает желаемое за действительность. Гитлер видит развал Красной армии, а Сталин верит Гитлеру и надеется, что немецкая армия увязнет в десантных операциях против Англии".
Далее, отвечая на мои вопросы, Клаус рассказал, что находится в приятельских отношения с Петером Кляйстом, главным экспертом Риббентропа по СССР. "Я знаю еще многих Кляйстов, - продолжал Клаус, - генерала Эвальда фон Кляйст-Шменцина, его сына Генриха; в частном кругу иногда встречаюсь с адмиралом Канарисом, а я к абверу никакого отношения не имею и ни на одну разведку не работаю, конечно, за исключением советской".
[Славин предлагает следующую игру. Клаус сам составляет материалы о своих антинацистских высказываниях, «Вероника» передает их Вагнеру, затем «Веронику» разоблачают как советского агента, что бросает тень на Вагнера и укрепляет позиции Клауса. ]
Цитата :
Через некоторое время "Вероника" передает Вагнеру заявление о том, что Клаус ругает Гитлера и нацистов, какие он рассказывает анекдоты о фюрере, и что в его жилах, наверное, течет еврейская кровь или остатки этой крови. Вагнер в восторге.
В восторге и Клаус. От своих друзей в Берлине он узнает, что в гестапо поступил рапорт Вагнера с требованием отозвать Клауса из Литвы и начать расследование о его антипатриотической деятельности.
Гладков доволен, потому что в процессе подготовки контрудара против Вагнера Клаус заваливает нас материалами, которые с интересом читают в НКВД СССР. Конечно, все сведения, которые устно передает мне Клаус, перед их направлением в Москву тщательно редактируются. Гладков иногда просиживает по нескольку часов, ставя точки, многоточия и, а это, конечно, главное, вычеркивая все, что касается Сталина. По установленному, неписаному строжайшему правилу отрицательные замечания разрешается записывать лишь следующей фразой: "...затем Икс допустил клеветнические высказывания о товарище И. В. Сталине". Слово "товарищ" конечно, пишется полностью, а не какая-нибудь буква "т." с точкой или "тов." с точкой.
Положительные замечания, или хвалебные, разрешается записывать следующей фразой: "...затем Икс одобрил политическую линию, проводимую товарищем И. В. Сталиным". Указание о точкой формулировке для положительных высказываний было принято после того, как некоторые работники органов НКВД, в особенности в кавказских республиках, начали проводить в агентурных донесениях хвалебные оды Сталину на многих листах.
Гладков решает, что Клаусу вообще не следует говорить о Сталине.
Но Клаус этого не знает и рассказывает мне о переговорах между Сталиным и Риббентропом, о секретных соглашениях между СССР и Германией от 23 августа 1939 года, в которых говорилось о том, что "северная граница Литвы должна представлять границу сфер влияния между Германией и СССР", затем об изменении этого секретного соглашения, когда взамен территории Польши от Буга, которая признавалась как сфера влияния Германии, Литва была признана немцами сферой влияния СССР.
- Не беспокойтесь, - говорил мне Клаус, - немцы не вступят в Литву. Гитлер не нарушит секретного протокола, приложенного к "Договору о дружбе между СССР и Германией". Не нарушит, пока не сочтет, что час для вторжения в СССР наступил.
Для того, чтобы убедить нас, что Гитлер приступил к подготовке плана нападения на СССР, Клаус приводит многочисленные высказывания своих друзей в Берлине, куда он регулярно ездит.
В апреле 1941 года Клаусу удалось присутствовать на праздновании дня рождения генерала фон Зекта. Из бесед с присутствовавшими там генералами Клаус вынес заключение, что нападение на СССР произойдет 15 мая 1941 года. Такое сообщение было направлено в НКГБ СССР. В память об этом праздновании Клаус привез мне вторую часть книги фон Зекта "Из моей жизни". Гладков, который побывал в Москве, привез мне в память о 75-летии Зекта устный выговор за "некритическое отношение к сообщениям агентуры".
[Приезжает проверяющий из Москвы, который пытается отстранить Славина от работы с Клаусом. Гладков призывает Славина не лезть на рожон. «Cообщения Клауса противоречат политическим установкам ЦК», поэтому не ровен час Славина объявят английским шпионом. Славин отказывается. Тем временем начинается операция по компрометации Вагнера. Милиция застает его in flagranti на квартире у «Вероники». Пьяный Вагнер начинает буянить, милиция вызывает работников консульства. Вскоре Вагнера отзывают в Берлин. Теперь гестапо убеждено, что «Вероника» - советский агент.]
Цитата :
Все донесения Клауса, записанные мною, мне приказано отдавать не лично в руки Гладкова, а через начальника секретариата Маскина.
Очередное донесение, кажется мне, однако, настолько важным, что я нарушаю этот приказ и прихожу к Гладкову.
- Клаус сообщает, - докладываю я, - что в воскресенье, 22 июня фашистская Германия совершит нападение на СССР. При том, Клаус ссылается на сведения, полученные и от немецких генералов и от помощника Риббентропа Петера Кляйста.
Гладков читает мое сообщение, поднимает трубку ВЧ и звонит в Москву. Через несколько секунд он читает все записанное мною наркому госбезопасности СССР В. Н. Меркулову.
- Он здесь, в кабинете, - говорит Гладков и передает мне трубку.
- Еще раз повторите все, что вам сказал К., - говорит Меркулов.
Я повторяю все, сказанное Клаусом.
- Учтите, это очень ответственное сообщение, я сейчас доложу ваше сообщение товарищу Берия. Никуда не уходите, возможно, он сам захочет говорить с вами.
Но Меркулов не кладет трубку, а, тяжело дыша в нее, спрашивает:
- А что еще сказал Клаус, может, что-нибудь незначительное?
Я думаю мгновение и говорю:
- Ничего такого, он только погладил мою собаку и сказал по-немецки:“Du armer Hund“.
Меркулов спокойно, но громким голосом, почти кричит в трубку: Вот это самое главное в вашем сообщении. Гладков удивленно смотря на меня тихо шепчет:
- Наркому про собаку... Ну и мальчишка!
Под утро 18 июня меня вызывает Гладков. На проводе - Меркулов. Он приказывает мне:
- Немедленно встретьтесь с К., сообщите ему, что его информация передана, но в Москве не верят, что Германия нарушит мирный договор. Это не в интересах Германии. Поняли?
- Так точно, - отвечаю я и хочу положить трубку, но Меркулов продолжает разговор:
- Как жизнь в Каунасе? Работает ли столовая, в которой мы ели дирижабли?
- Цеппелины, - поправляю я Меркулова.
- Да, цеппелины, - соглашается Меркулов и добавляет, - вы, кажется, бывали в Стокгольме, вот договоритесь с К. о встрече там, на всякий случай, и условьтесь о пароле, если на встречу придет другой товарищ.
- Все понял,- отвечаю я, и Меркулов спокойно говорит:
- До свидания.
Я еще мгновение держу в руках трубку, но уже раздается телефонный зуммер.
На следующий день я звоню Клаусу по телефону, произношу условную фразу, и через несколько часов Клаус опять у меня дома.
Я в точности выполняю полученное приказание. Клаус внимательно слушает меня и говорит:
- Тот, для кого предназначены слова, полученные вами из Москвы, уже принял другое решение.
Затем мы договариваемся о пароле для встречи в Стокгольме.

Информация об авторе мемуаров довольно скудна. Словарь «Разведка и контрразведка в лицах» сообщает нам:
Цитата :
СЛАВИН Александр (?-?). Советский военный разведчик и контрразведчик. Родился в буржуазной Литве. Высшее образование получил в Сорбонне (Франция). Свободно владел несколькими иностранными языками. Участвовал в работе подпольной комсомольской организации. В 1940 году после присоединения Литвы к СССР был взят на работу в советскую внешнюю разведку. Был в спецкомнадировке в Анкаре (Турция). После Великой Отечественной войны продолжал службу во внешней разведке.
Данные литовских историков чуть более подробны:
Цитата :
Родился в 1916 г. в семье купца. С юности сочувствовал коммунистом, участвовал в организации подпольных типографий. В 1934-м вступил в компартию и поступил в Каунасский университет. Затем уехал учиться в Лондон, но часто возвращался в Литву, привозя нелегальную литературу, за что однажды был арестован. С 20 июня 1940г. работал в НКВД ЛССР, вскоре стал начальником отдела контрразведки, принимал прибывших в Каунас высших офицеров, среди них и заместителя Берии Меркулова [выделение мое - ИП], вербовал агентов. После начала войны переведен в Армению, в 1943г. в Москву, в 1945 г. снова в Литву. В конце 1945 г. специальная группа НКВД под руководством Славина была отправлена в Германию. Там чекисты, переодевшись в одежду английских военных, похищали бежавших от Советов литовцев - так в Литву насильственно был переправлен генерал П. Кубилюнас. В силу пока невыясненных обстоятельств (из-за компрометирующего материала) в 1947 г. Славин был отозван из Германии и уволен из КГБ. В 1947-1953 гг. Славин работал начальником отдела репатриации при Совмине ЛССР, затем [неожиданный поворот! - ИП] директором вильнюсского мясокомбината, затем перебрался в Москву. В 1987 г. переехал в ФРГ, где жила его дочь. Несколько статей [в т.ч. сокращенная версия истории о вербовке Клауса] печатались в 1989-91 г.г. в газете „Die Zeit“.
Как это часто бывает с мемуарами, написанными значительно позже описываемых событий, воспоминания Славина представляют собой конгломерат из подлинных фактов и вымышленных, зачастую основанных на послезнании, деталей.
Не вызывает сомнений, что А.Я.Славин действительно работал в контрразведке едва провозглашенной ЛССР, а его начальником был П.А.Гладков. Факт личного знакомства с Меркуловым тоже подтверждается. Достоверно выглядят рассказ о выходе на Клауса и согласии последнего сотрудничать с советской разведкой. Бросается в глаза, что Клаус и в изображении Клейста, и в изображении Славина ведет себя очень похоже: рассказывает о своих знакомствах в высших сферах противника: «встречался зимой 1917-18 г.г. в Самаре со Сталиным, Троцким и Масленниковым», «в приятельских отношения с Петером Кляйстом... в частном кругу иногда встречаюсь с адмиралом Канарисом».
С другой стороны, «игра с гестапо» и обстоятельства дискредитации Вагнера больше похожи на сюжет фильма Рижской киностудии. К этому следует добавить, что в реальности гестапо вовсе не отступилось от Клауса, а наоборот, как мы видели выше, подготовило ордер на его арест. Обвиняя, правда, не в шпионских грехах, а в банальном мошенничестве. Сведений о гестаповце Вагнере, работавшем на немцев в Каунасе, мне найти не удалось. Возможно, здесь, как и в случае с упоминанием Клейста, у Славина сработал эффект послезнания: Вагнером звали сотрудника немецкого посольства в Стокгольме, с которым Клаус конфликтовал позже, в 1943-44 г.г.
Наконец, история о дате начала войны. По немецким данным, Клаус покинул Каунас 30 марта и больше туда не возвращался. Можно, конечно, предположить, что он вовсе не пытался в апреле 1941-го добраться до Словении, а еще раз съездил в Каунас, чтобы рассказать советским разведчикам о том, что узнал «на праздновании дня рождения генерала фон Зекта». Генерал, к слову, действительно родился 22 апреля, вот только умер в 1936 году, что вызывает некоторые сомнения в его личном присутствии на данном мероприятии. Впрочем, возможно, это был мемориальный вечер в честь 75-летия со дня рождения покойного генерала. Как бы то ни было, второй разговор с упоминанием точной даты начала войны и вовсе нереален: Клаус никак не мог быть в Каунасе в середине июня, т.к. с 22 мая находился в Стокгольме.
Подводя итог: крещеный еврей, несостоявшийся геолог и коммерсант с задатками авантюриста Эдгар Клаус был одержим сверхидеей предотвращения войны между Германий и СССР. Он вошел в контакт и с абвером, и с советской разведкой, чтобы снабжать их информацией, которая, по его убеждению, могла бы воспрепятствовать войне. Утром 22 июня, когда Клаус проснулся в стокгольмской гостинице Карлтон и включил свежеприобретенный радиоприемник марки "Люксор", он узнал, что его усилия были тщетны.

(продолжение следует)

Благодарю за помощь проект Мааян, предоставивший текст главы из книги А.Славина, и concretum, помогавшего при переводе с литовского биографии Славина.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Пн Сен 06, 2010 1:13 am

http://dr-guillotin.livejournal.com/88603.html#cutid1
Доктор Гильотен (dr_guillotin) @ 2010-09-02 11:10:00
Метки данной записи: 1942, 1945, война, книги
Про Широкорада
Иногда спрашивают: почему в в.и.-кругах недолюбливают А.Б.Широкорада? А не любят его за халтуру и копипасту вкупе с завываниями. Слайды см., например, тут. Широкорад не хочет работать с первичными источниками даже по "своей" теме т.е. артиллерии.
Вчера имел возможность лично убедиться в этом. В мае этого года вышла статья А.Б.Широкорада НЕПРОСТАЯ СУДЬБА ОРУДИЙ ОСОБОЙ МОЩНОСТИ. В ней он написал следующее: "305-мм гаубицы впервые после 1917 года были использованы в боях на Карельском перешейке в июне 1944-го".. У меня на руках есть документальное опровержение этого утверждения. По крайней мере один дивизион 305-мм орудий начал боевые действия уже летом 1942 г. Это 331 ОАД ОМ РГК вооруженный 305-мм гаубицами обр. 1915 г.. В августе 1942 г. он поддерживал наступление 33-й армии. Это позиционное сражение на московском неправлении, которое в отличии от эпопеи Ефремова(на которую без устали гоняют шкурку обиженные начальством душки-военные) мало кто знает. Война там для артиллеристов 305-мм орудий была не сахар. Немцы их за день-два вычислили артразведкой и начали гвоздить по позициям своей артиллерией. За грузовиками, подвозяшщими снаряды, гонялись "мессешмитты". После завершения августовских боев в полосе 33-й армии дивизион отправился под Ржев и участвовал в сентябрьских боях за город. Цели у него были вида "шелковая фабрика", "пятикупольная церковь". За один из дней было расстреляно по Ржеву аж 60 двенадцатидюймовых "чемоданов". Меня как бы не удивляет, что немцы вспоминали Ржев как шквал огня советской артиллерии. В 1943 г. 331 ОАД ОМ воевал в 10-й гвардейской армии (Смоленская операция). За 15-17 сентября 1943 г. расстрелял около сотни 305-мм снарядов.
А у Широкорада с 1944 г., ага. Более того, на незнании фактов Александр Борисыч начинает строить выводы с завываниями вида "И давайте скажем правду - у нас имелся избыток некомпетентных генералов"(та же статья).
При этом все вышеописанное лежит на поверхности. Никаких глубоких раскопок в ЦАМО для получения этой информации мне не потребовалось. Минимальные усилия, практически все рассекречено(чрезвычайные происшествия забанены, да). Я лично предпочел бы прочитать в метро печатную работу по теме, а не возиться в фоновом режиме к текущим исследованиям с темой тяжелых орудий. Заказ описи-заказ дела-получение-ксерокс итд. по кругу. Но у нас горе - историку артиллерии ходить в архив западло. И я не только Широкорада имею в виду ЕВПОЧЯ.
Соответственно в крайней книге А.Б.Широкорада Артиллерия в Великой Отечественной войне внятных данных по использованию тяжелых орудий в той же Берлинской операции попросту нет. Более того, просматривая книгу в магазине я обнаружил там табличку по расходу боеприпасов 5 уд.А в боях за Берлин. Я приводил эти данные на страницах "Берлина 45-го". Месье Широкорад поставил ссылку на меня? Нет, он поставил архивную ссылку на ЦАМО фонд-опись. Причем я на 99,99% уверен, что его росписи в листе выдачи этого дела нет. Ничего стыдного в ссылках на печатные издания нет. Зачем понтоваться-то архивной работой? Если бы он реально работал, не писал бы про 305-мм первый раз на Карельском перешейке.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Пн Окт 25, 2010 2:26 am

Цитата :
http://www.ozon.ru/context/detail/id/5141128/
Кристофер Эйлсби
План Барбаросса. Вторжение фашистских войск на территорию СССР. 1941
Images of Barbarossa: The German Invasion of Russia, 1941
Серия: Хроника войны
Издательство: Центрполиграф, 2010 г.
Твердый переплет, 224 стр.
ISBN 978-5-227-01969-1
Тираж: 4000 экз.
Формат: 84x108/16 (~205х290 мм)
Цена 341 руб.
«Россия - это страна, в которую легко войти, но очень трудно из нее выйти», 10 июня 2010 г.
автор книги уместно цитирует военного теоретика наполеоновского периода Антуана Жомини. Об этом собственно и книга - как же так опять получилось? Историки стран вероятного противника совершенно не праздно интересуются этими проблемами, как думается. Но эта книжка, как и многие в подобном формате – фотоальбом с развернутым комментарием событий. И оригинальное название вполне этому подходу соответствует: «Images of Barbarossa». Очень удачное сочетание: три сотни достаточно редких фотографий и вполне связное, хотя и чуждое отечественной историографии изложение событий. Почему моя оценка «кол»? Потому что текст содержит вполне определенный и не совсем близкий российскому читателю идеологический посыл. А так, можно и «пять» поставить, за интерес к теме и за очередное знакомство с западными подходами к изучению вопроса. Как описывал сходный процесс Дж.Кьеза, читаю эти книжки и ненавижу, читаю и ненавижуSmile
Что особо привлекло внимание и заинтересовало. Роль советско-финской войны: немцы, наблюдая, как не изучив территорию предстоящей кампании, неверно оценив силы противника и его боевой дух, не подготовившись к ведению зимней войны, Советы проиграли, сделали выводы о слабости Красной Армии и сами повторили те же ошибки. В книге масса странных выводов и намеков на основании косвенных умозаключений. Так, например, солдаты «Лейбштандарта» обнаружили под Клеванью санитарную машину и изуродованные трупы своих товарищей. Видимо это и явилось причиной немыслимых жестокостей СС на Восточном фронте. Бред какой-то. Или: красные любили сделать вид, что сдаются, подойти поближе и открыть огонь. Какое коварство! Между строк читается, что ясно дело, пленных приходилось расстреливать на всякий случай. Опять известная песня: Гудериан, Фон Бок, Гот, Манштейн, фон Рундштедт- гении, цвет офицерства, талантливые авторы блицкрига. Гитлер во всем виноват! Дурак, ефрейтор, фанатик. Не считал важным брать Москву! Если бы не его приказы, Вермахт бы Советы смял, однозначно. И в том же духе. Особо отмечается готовность русских умирать, но не сдаваться. Бесконечные попытки Красной армии контратаковать характеризуются как самоубийственный фанатизм. Потери в первые недели составили 1:29. Делается вывод о страхе перед НКВД и политруками. Не понять им русского человека, ужас и недоумение автора видны сквозь строчки. Какими приемами достигается эффект не оправдания, но как бы понимания действий Вермахта? А вот такими: на одной странице комментарии о том, что немецкие хирурги лечили и русских раненых и тут же сообщается, что немцы боялись плена после того, как стали находить изуродованные тела своих товарищей.
Главные причины поражения немцев обозначены следующим образом: пыль летом, грязь осенью и снег зимой. Успехи «Барбароссы» описываются с восхищением, провал блицкрига - с удивлением, упорное сопротивление Советов с недоумением. Хочется напомнить слова Жукова в интервью Симонову: они истекли кровью, их ресурс просто закончился. "Русская грязь" -вообще самое часто повторяемое устойчивое выражение в книге. Можно подумать, что Красная армия в это время отдыхала на курорте. Партизанское движение, оказывается, выросло из групп мародеров, занимавшихся грабежом после выхода из окружения (здесь автор ссылается на другого умника - Алана Кларка). По намекам Эйлсби, именно партизаны, с их жестокостью по отношению к захватчикам, и сделали войну столь варварской - немцы были вынуждены отвечать массовыми репрессиями. То есть трагедии, скажем, Хатыни, сожженной вместе со всем населением за нападение партизан на немецкого офицера-олимпийца, можно было бы избежать, будь эти русские чуть более цивилизованной нацией. Интересно, что многие столь актуальные у нас темы практически игнорируются: оборона Брестской крепости, танковое сражение под Дубно, судьба 2-ой ударной армии, ржевская трагедия и др. Без карт, все события в кучу, боевые операции изложены очень поверхностно. Война в книге показана исключительно глазами немцев. Но есть проблески объективности. В конце описываются операции по уничтожению мирного населения на оккупированных территориях и помещается фотография бородатого русского дядьки с автоматом, который в общем-то и выиграл войну.
В итоге приведу давно услышанное краткое мнение нашего рядового ветерана о плане «Барбаросса»: «Напав на нас, немцы думали, что победят. А мы так совсем не думали».
Владислав (все отзывы), Хабаровск, 41 год
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Вт Окт 26, 2010 10:20 am

Эхо Москвы Понедельник, 25.10.2010: Ростислав Алиев
http://echo.msk.ru/programs/victory/720391-echo.phtml Дата : 25.10.2010 22:12
Тема : Брестская крепость
Передача : Цена Победы
Ведущие : Виталий Дымарский
Гости : Ростислав Алиев
- автор двух книг - «Штурм Брестской крепости» и сборника статей под названием «Брестская крепость».
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Вт Окт 26, 2010 10:31 am

...............................
В. ДЫМАРСКИЙ: Кстати говоря… извините, здесь я вас перебью буквально на несколько слов. Здесь надо сказать, что вообще в истории Брестской крепости было два штурма. Ну, во всяком случае, того времени… это известная вещь, что первый штурм Брестской крепости был в 39-м году немцами. Потому что Брестская крепость в 39-м году – это была территория Польши. Правильно?

Р. АЛИЕВ: Да, да.

В. ДЫМАРСКИЙ: И наступление немцев на Польши, завоевание Польши тоже, так сказать, в этот процесс входил и штурм Брестской крепости. А 41-й год – это уже второй штурм Брестской крепости немецкими войсками. И кстати говоря, Брестская крепость, по-моему, служила еще и местом пленения польских офицеров.

Р. АЛИЕВ: Насчет офицеров не знаю. Знаю, что нам находилась спецтюрьма, которую охранял 32-й батальон, где в камерах действительно были солдаты польской армии.

В. ДЫМАРСКИЙ: Потому что там еще по составу своему тех людей, которые там находились в тот момент, там было достаточно намешено всего.

Р. АЛИЕВ: Да-да. Там еще были заключенные.

В. ДЫМАРСКИЙ: Наши?

Р. АЛИЕВ: Нет, имеются в виду поляки.

В. ДЫМАРСКИЙ: Поляки. Ну да, да, это мы сказали. А, в смысле из гражданских тоже, да?

Р. АЛИЕВ: Нет, имеется в виду, что на тот период Польского государства не существовало, то есть я не знаю, юридически кем были эти люди.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну да.

Р. АЛИЕВ: По поводу польской обороны я могу сказать, что у меня, в общем-то, главный вопрос по обороне 39-года вот такой. Не понятно, почему после того, как в 39-м году поляке достаточно эффективно обороняли крепость от немецких войск, к 41-му году она не рассматривалась как оборонительный объект. Вот это мне не понятно. Какое объяснение этому дать, не знаю. Потому что надо знать примерно ее стратегическое положение…
..........................
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Чт Окт 28, 2010 12:46 am

http://www.aif-nn.ru/society/article/37954
Галина МУБАРАКШИНА Коллекционеры ушедшей войны Они ищут ордена и оружие, чтобы... продать
Статья из номера: Аргументы и Факты - Нижний Новгород №43 от 26 октября 10
Опубликовано: 27 октября 10 (13:16)

Нравится
У них не пылятся на полках учебники истории, не валяются бесхозные географические карты. Они отлично знают, в какой области России началась Великая Отечественная; в каком месте, с точностью до километра, шли самые ожесточённые бои за Родину; какое оружие использовали наши и фашистские войска. Нет, они не патриоты. Они копатели.

«Клуб по интересам»
Их нельзя называть изыскателями, тем более археологами, хотя они не менее скрупулёзно исследуют исторические места, порой забираясь туда, куда простому исследователю просто не доехать. Они копатели и даже копальщики. Коллекционеры, очень увлечённые люди, но не историей, а добром, которое её хранит. Основные объекты их интереса - оружие и амуниция времён Второй и даже Первой мировой войны, в том числе редкие медали и ордена. В Интернете, в особенности на специальных сайтах, сообществом копальщиков выделяется особая группа - «чёрные копатели». Так одни «корыстные археологи» стараются отмежевать от себя других, ещё менее совестливых, разоряющих могилы ради наживы, которую простые копатели достают в ходе собственных раскопок.
О том, как бытуют нижегородские копатели, мне рассказал Алексей Смирнов, сотрудник одного из нижегородских вузов. Имя и фамилию мы изменили по его просьбе: рассказывать о копателях всю правду чревато… Сразу же задаю вопрос: почему?
Цитата :
- Потому, что копателей всегда покрывают сотрудники государственных структур, - просто объясняет мужчина. - А среди них тоже немало «коллекционеров»…
Каждое воскресенье, с 10 утра и до вечера, на пересечении Большой Покровской и Октябрьской, в небольшом скверике устраивается встреча нижегородского общества коллекционеров. Среди нумизматов, филателистов, коллекционеров значков, стеклянных пузырьков и прочей дребедени стоят люди, чьи коллекции гораздо более металлические, тротиловые и огнестрельные, чем любая редкая пластинка.
Цитата :
- В обществе копателей, как и любом другом «клубе по интересам», большинство людей друг друга знает очень хорошо, - говорит Смирнов. - Это удобно, потому что приобрести что-то или сбыть здесь гораздо выгоднее. Да и самой свежей информации получишь в разы больше, чем на любом форуме или в группе vkontakte.
На встречу «общества» когда-то пришёл и сам Алексей, будучи ещё парнишкой. Сначала он собирал значки, но потом увлёкся более серьёзными «игрушками». Теми, что могли заколоть или порезать.

Раскопки по учебнику
Конечно, в эту «касту» пускают не каждого. Да и кто станет показывать армейский штык-нож или немецкую каску первому встречному. Так и нашего Алексея пару раз отфутболили, когда он проявил слишком сильный интерес к приобретению оружия. Коллекции коллекциями, а по статье 222 УК РФ («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств») не всякий знакомый «отмажет»…
Цитата :
- Как всякий настоящий коллекционер, я покупал кучу разных книг по интересному мне предмету. Дорогущие издания про оружие всех времён и народов очень быстро заполнили квартиру… -
говорит он.
Среди них был и двухтомник под авторством Александра Борисовича Жука. Это издание есть у любого уважающего себя собирателя оружия по двум причинам.
Во-первых, добрый Жук советских времён очень детально, подробно описал всё оружие, что можно было найти на территории Евразии, начиная чуть ли не с палки-копалки и заканчивая самым современным во времена СССР.
Во-вторых, потому, что дорогой автор все ножи, мушкеты и ТТ пронумеровал. А значит, заключить сделку по телефону, назвав номер страницы в «Телефонном справочнике» и, соответственно, номер оружия, было делом удобным, а главное, безопасным.
Цитата :
- Отправляясь в экспедиции, копатели очень тщательно исследуют историческую территорию, - добавляет Алексей. - Для этого лучше брать источники, выпущенные сразу после войны. Там информация была самой свежей и достоверной. Ведь в послевоенном СССР никто не мог предположить, что по картам будут отыскивать не пропавших солдат, а их ордена…

Память на продажу
Одни из самых «качественных» - находки «из болота». Да ещё, наверное, те, что добыты с заброшенных складов. Бывает, что нож или пистолет в чехле, добытый из зелёной жижи, сохраняется ничуть не хуже, чем тот, что ещё в масле был вынесен со склада.
Цитата :
- Одни покупатели ценят хорошее состояние вещей, - объясняет мужчина. - Им, бывает, приносят обезвреженные мины, на которых даже краска не облупилась. А некоторые коллекционеры втридорога покупают немецкую каску, изъеденную ржавчиной, с дырами от пуль. Есть и редкие находки типа пули в пуле. Они ценятся всеми.
Как ни странно, на рынке копателей из вещей Великой Отечественной войны в ходу только немецкое барахло: офицерские значки и гильзы от патронов со значком СС, «маузеры», солдатские медальоны…
Цитата :
- Русское продаётся плохо, - говорит Смирнов. - Если только какой-нибудь орден типа Красной Звезды или медаль «Золотая звезда».
У кого при таких словах не встанет комок в горле…
Цитата :
- Да, это рынок, и больше ничего, - объясняет мужчина. - Может быть, когда-то раньше совесть, память, живой дед-ветеран задушили бы эту жабу коллекционерства. А сейчас купить можно всё. И, в принципе, неважно, каким путём оно было добыто.
Он ещё рассказывал про ложки и мины, которые за 60 лет врастают в деревья, про времянки, которые копатели устраивают почти на каждом шагу - ведь в земле так много костей… А думалось уже совсем о другом. О Михалкове, Катыни, «Мы из будущего» и картах копателей. Пусть о войне мы не знаем всей правды - в истории много тёмных мест. Но если через 10 лет Михалков и копатели будут всем, что останется нашим детям?

НА ЗАМЕТКУ
Сейчас в Интернете очень много форумов, принадлежащих копателям. Некоторые из них периодически прикрывают: не за бессовестность «раскопщиков», а за нелегальные сделки купли-продажи. На всех сайтах можно узнать не только почём купить миноискатель, куда лучше ехать и как найти попутчика на «коп», но и как обезвредить мину, восстановить проржавевшее оружие и т.д. Есть у копальщиков и свои специальные термины: хабарк, жбонь, шмурдяк.
Цитата :
- В поход обычно отправляются группами, - говорит Смирнов. - В Украину, Беларусь, Волгоград и Смоленск на машине скопом ехать дешевле. А в лесу вместе, конечно, безопаснее. Ведь раскопки подразумевают лагерь и ночёвку…
На вопрос, когда обычно наступает сезон копальщиков, Алексей пожимает плечами: да всегда. Отличается только набор инструментов и техника извлечения «клада» из земли.
Цитата :
- Зимой, к примеру, часто ездят на болота, - рассказывает он. - Из замёрзшей жижи при помощи бензопил вырезают куски. Из них насосом выкачивают воду и «смотрят на просвет».
В целом самое удобное для раскопок время - осень и весна, когда трава старая, гнилая, а почва - мягкая. Комарья ещё или уже нет. Просто рай для «чёрного археолога»
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Вт Ноя 30, 2010 12:07 am

http://echo.msk.ru/programs/victory/729689-echo.phtml Эхо Москвы 29.11.2010 22:10
Тема : Кто Вы, фон Риббентроп?
Передача : Цена Победы
Ведущие : Виталий Дымарский
Гости : Василий Молодяков

В.ДЫМАРСКИЙ: Здравствуйте. Я приветствую аудиторию радиостанции «Эхо Москвы» и телеканала RTVi. Это очередная программа из цикла «Цена победы», и я – ее ведущий Виталий Дымарский. Сегодня у нас тема, которая, по-моему, ни разу не была. У нас вообще за 5 лет пребывания этой программы в эфире как-то мы больше обращались к событиям, к явлениям, связанным со Второй мировой войной. Но чтобы, вот, одного человека, одну личность разбирать, у нас, по-моему, еще такого не было, ну, не считая портретной галереи Елены Сьяновой, которая была на первом этапе нашей программы. А сегодня тот случай, когда мы решили посвятить целую программу одному из деятелей Третьего Рейха, одному из самых, правда, заметных деятелей Третьего Рейха, министру иностранных дел Фон Риббентропу. И побудил или подтолкнул нас к обсуждению этой темы мой сегодняшний гость Василий Молодяков, доктор политических наук, который... Василий, разрешите мне? Во-первых, здравствуйте.

В.МОЛОДЯКОВ: Здравствуйте.

В.ДЫМАРСКИЙ: И мне гость передал как раз книжку, он – автор этой книги, я ее покажу нашим телезрителям. Это именно книжка «Риббентроп». И когда мы перед эфиром разговаривали с Василием, я спросил: «А почему, собственно говоря, появилась эта книжка?» Объяснение было очень простым и очень, на мой взгляд, аргументированным, что, как ни странно, такой, полный, хороший, со многими фактами биографии Фон Риббентропа нет, или не было, вернее, до тех пор, пока вы ее не написали. Правильно?

В.МОЛОДЯКОВ: Да.

В.ДЫМАРСКИЙ: Хотя, мне кажется, что, казалось бы, что уже все самые заметные фигуры, ну, вообще Второй мировой войны уже описаны в истории или в историографии. А почему не было вот такой биографии Риббентропа?

В.МОЛОДЯКОВ: Ну, если честно, я на этот вопрос сам ответа не знаю, но факт остается фактом, что на немецком языке нет ни одной биографии Риббентропа, как это ни странно. Есть только исследования западногерманского историка Вольфганга Михалки «Риббентроп и внешняя политика Третьего рейха». Но он охватывает всего 8-летний период с 1933-го по 1940-й год, исследование очень интересное. Но что весьма примечательно, не переведенное на английский язык, а английский язык – это латынь современной науки.

О Риббентропе написано всего 5 книг на английском языке и, как говорится, одна другой краше. Первая вышла еще в 1938 году, когда он только стал министром иностранных дел. Написал ее некий Георг фон Гюнтер, причем, по-английски. Есть основание предполагать, что это псевдоним. Книжка безумно увлекательная, читается как шпионский роман, но, к сожалению, не имеет ничего общего с действительностью. Там расписаны подвиги секретного агента Иоахима фон Риббентропа в годы Первой мировой войны в США, в Турции и так далее. Фантастический совершенно шпионский триллер, такой Джеймс Бонд.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, у него, в общем-то, и биография такая, достаточно авантюрная.

В.МОЛОДЯКОВ: Ну, биография намного проще. Всю Первую мировую войну провел на фронте.

В.ДЫМАРСКИЙ: Он и за океан уезжал, и воевал.

В.МОЛОДЯКОВ: Да. Ну, и даже видел Анну Павлову в Нью-Йорке, и воевал. Но из этого, значит, слепили нечто фантастическое. Потом 2 книжки вышли в годы войны. Одну написал некий Дуглас Гленн, есть основание предполагать, что это псевдоним. И этот самый Дуглас Гленн всю авантюрную часть переписал из книжки Гюнтера. И вообще, может быть, даже Гленн и Гюнтер – одно лицо. А более поздняя биография воссоздана по газетам.
Вторую биографию (уже третью по счету) написал Пауль Шварц, бывший германский дипломат, бывший генеральный консул в Нью-Йорке, уволенный в 1933 году из германского МИД за свое неарийское происхождение. Он был знаком с Риббентропом в 20-е годы, он покупал у него шампанское. Риббентроп, как известно, торговал шампанским. Его тесть Хенкелль не взял его партнером в свою фирму по производству шампанского, но сделал его своим, как сейчас выражаются, эксклюзивным дистрибьютором.
Но самое интересное в книжке вот этого самого Шварца то, что он пишет о предках Риббентропа. Потом просто воссоздает историю рода. Нет никаких сенсаций, ну, просто, вот, история такой обычной семьи, причем дворянской, но не титулованной. Я думаю, откуда взялась приставка «фон» мы еще поговорим – это для понимания личности Риббентропа очень важный момент.
И 2 книги появляются только на рубеже 80-х и 90-х годов, что удивительно. Одну из них написал Джон Вейтс, германский еврей, эмигрировавший в США. Он получил известность как дизайнер мужского нижнего белья. Реклама книги была построена на том, что родители Вейтса в 20-е годы принадлежали к тому же социальному кругу, что и сам Риббентроп – это круг берлинских коммерсантов. Ну, скажу одно, что Вейтс не цитирует в своей книге никаких дипломатических документов. Я думаю, что для биографии министра иностранных дел это исчерпывающая характеристика.
Еще одна книга, которая была шумно прославлена как окончательная биография Риббентропа, дескать, точка поставлена – это книга британского журналиста Майкла Блока. Ну, она, во-первых, очень недоброжелательна по отношению к Риббентропу – ну, это еще полдела. Блок – он с дипломатическими документами знакомился, но как я мог неоднократно убедиться, Блок очень сильно перевирает многие источники. Сознательно, не сознательно – я не знаю. То есть, конечно, я сначала прочитал книгу Блока, я нахожу у него цитаты из каких-то источников, допустим, из каких-то мемуаров, думаю «О, как интересно». Значит, заказываю оригинал, читаю, а там совсем не то.

В.ДЫМАРСКИЙ: Василий, а, может быть, вот такая книжная, что ли, судьба Риббентропа – она в какой-то степени похожа на его реальную судьбу? В том смысле, что он же всегда, как бы, выделялся в нацистской верхушке тем, что он был немножко не такой, как все.

В.МОЛОДЯКОВ: Совершенно верно. Парадокс вообще всей жизни Риббентропа, что он всегда был чужим. И это относится не только к его нацистскому периоду. Он – выходец из, скажем так, служилого, но не титулованного дворянства, его предки на протяжении нескольких столетий были военными. Сам он принимал участие добровольцем в Первой мировой войне, несмотря на то, что еще до войны ему ампутировали одну точку (он, кстати, скрыл этот факт, когда пошел добровольцем на фронт в 1914 году), ну а потом, соответственно, Германия проиграла Вторую мировую войну, никаких перспектив для военной карьеры у него не было и он занялся коммерцией.
В общем-то, это был такой, совершенный буржуа по своим привычкам, по своему мировоззрению. Человек очень умеренный, но ему безумно хотелось быть «фоном». Дело в том, что один из его предков, ну, достаточно дальних получил титул и Риббентропы разделились на 2 ветви – на Риббентропов и фон Риббентропов. Наш герой принадлежал к нетитулованной ветви, он очень хотел быть «фоном». Ну, ему хотелось, понимаете? Что ж мы будем, как говорится, его за это строго судить? В Веймарской Германии, в республиканской дворянство уже не играло роли, то есть оно не давало каких-либо преимуществ, но приставки «фон», «дер», «цу» и так далее были просто частью фамилии. И Риббентроп в 1920 году стал фон Риббентропом, когда его формально усыновила бездетная тетка, причем, то ли двоюродная, то ли троюродная, которая наследовала этот титул от их общего титулованного предка, который относился где-то к началу XIX века. То есть с точки зрения германского дворянства это было дворянство более чем сомнительное, и настоящие дворяне относились к Риббентропу как к выскочке. В то же время его родственники по линии жены Хенкелли, торговцы шампанским тоже относились к нему иронически, тесть называл его «наш титулованный родственничек», дескать, был ты Риббентропом, так и будь Риббентропом и не лезь во дворянство. И вот это вот несоответствие амбиций реальной ситуации, оно свою роль играло. И это все потом дало себя знать, когда Риббентроп стал членом нацистской партии, что, во-первых, он для нацистов был буржуй, во-вторых, он был примазавшийся. То есть он стал членом нацистской партии только в 1932 году, незадолго до прихода нацистов к власти и, конечно, старые партийные товарищи, которые еще в начале 20-х годов в мюнхенских пивных дрались с коммунистами, били друг друга скамейками и пивными кружками, которые считали себя настоящими героями борьбы за новую Германию, для них Риббентроп был дважды чужим.

В.ДЫМАРСКИЙ: Но тем не менее, вот если повернуться уже к политической его биографии, тем не менее, он делает головокружительную карьеру внутри уже нацистской верхушки, если хотите. Я даже не хочу говорить «партийной» - там не только партийная. Он занимал высокий государственный пост. И в то же время был чужим, как вы сказали. Был кто-то один покровитель?..

В.МОЛОДЯКОВ: Да, конечно.

В.ДЫМАРСКИЙ: ...или он какие-то невероятные собственные таланты проявил на внешнеполитическом фронте?

В.МОЛОДЯКОВ: Нет, был один покровитель. И вы, наверное, легко можете догадаться, кто это. Этот покровитель был Гитлер. Это был верховный арбитр, и просто Риббентроп Гитлеру понравился. Он понравился ему по-человечески, потому что примерно с 1932 года Гитлер стал бывать в доме Риббентропа в Далеме. Гитлеру там нравилось.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, его туда, кстати говоря, по-моему, привел Гиммлер, да? В дом к Риббентропу.

В.МОЛОДЯКОВ: Я сейчас уже кто именно привел не помню.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, не важно, да.

В.МОЛОДЯКОВ: Нет. Привел, по-моему, все-таки, не Гиммлер. Но это уже не так важно. И Гитлеру очень понравилось в этом доме. Ну, это был такой уютный, хлебосольный буржуазный дом, где на стенах висели картины французских импрессионистов, где подавали хорошее шампанское, хотя Гитлер не пил, где за Гитлером очень трогательно, почти, как говорят, с материнской нежностью ухаживала фрау Анна Элизабет фон Риббентроп, жена Иоахима. Злые языки потом вообще утверждали, что она учила фюрера правильно пользоваться ножом, вилкой и так далее.
Риббентроп много охотно рассказывал ему о своей жизни в Канаде, в США, где Гитлер никогда не был. Риббентроп много ездил по Европе. У них с Гитлером, кстати, возможно, была еще такая, общая страсть, не страсть, склонность, не склонность – они одними из первых оценили значение авиации, причем, в политике.
Известно, что в 1932 году во время предвыборной кампании перед выборами президента Германии, в которых Гитлер участвовал и которые он проиграл Гинденбургу, Гитлер облетел всю Германию на самолете. То есть это была вот такая новинка, такая, как сказали бы сейчас, фишка. Мильх, будущий фельдмаршал, а тогда коммерческий директор «Люфтганзы», предоставил ему то ли бесплатно, то ли по символической цене самолет. И Гитлер облетал германские города.

В.ДЫМАРСКИЙ: Мильх – это, вот, тот самый...

В.МОЛОДЯКОВ: Который потом стал маршалом авиации.

В.ДЫМАРСКИЙ: ...тот самый еврей, про которого Геринг, по-моему, сказал, что «я здесь сам решаю, кто у меня еврей, а кто нет».

В.МОЛОДЯКОВ: Совершенно верно. А в биографии Риббентропа был такой интересный эпизод, еще когда он торговал шампанским. Значит, до 1 января 1924 года в Веймарской Германии действовало эмбарго на ввоз импортного алкоголя. И, значит, 1 января оно снималось и, естественно, германские дилеры, германские торговцы устремились за границу. И сэр Уокер, владелец и производитель знаменитого виски «Джонни Уокер» объявил, как бы сейчас это сказали, что тендер. Кто будет его эксклюзивным дистрибьютором в Германии. Представители какой-то очень солидной фирмы поехали туда, и отправился Риббентроп. Когда Риббентроп прибыл в Лондон (а имение Уокера было где-то под Глазго), он узнал, что конкуренты из какой-то очень солидной фирмы выехали туда на поезде – это 1924-й год, подчеркиваю.
Что делает Риббентроп? Он арендует самолет, какой-то такой кукурузник, и приземляется прямо в имении сэра Уокера перед его домом, опередив своих конкурентов, выходит и говорит. Риббентроп весьма прилично говорил по-английски, говорят «Я такой-то, такой-то» (ну, естественно, он был с необходимыми рекомендательными письмами и все такое). Говорит: «Я хочу быть вашим дистрибьютором». Уокер был настолько поражен вот таким неординарным бизнес-ходом для того времени, что сделал его своим дистрибьютором.

В.ДЫМАРСКИЙ: Я бы сказал, что это даже пиар-ход такой, скорее, а не бизнес-ход.

В.МОЛОДЯКОВ: Что касается пиар-хода, который одновременно является бизнес-ходом, это ж Пауль Шварц, которого я упоминал, приводит в своих мемуарах такую картинку. Значит, в 1926 году Шварца назначили генеральным консулом в Коломбо, на Цейлон. И этот скромный германский дипломат захотел перевезти туда свой винный погреб – вот такие были у германских веймарских дипломатов привычки. Риббентроп, который был его знакомым, организовал ему переправку полностью винного погреба из Берлина в Коломбо (ну, прямо кажем, не ближний свет), и как вспоминал Шварц, не только что ни одна бутылочка не разбилась, как все было упаковано, но Риббентроп еще приложил бесплатно по одной бутылке в качестве образца всего того, что было в его каталоге. И как он говорит, примерно через год уже фирма Риббентропа работала на Цейлоне.

В.ДЫМАРСКИЙ: Но опять, все-таки, возвращаясь к его политической и идейной, если хотите, биографии. Вот, его вступление в партию в 1932 году – все-таки, еще нацисты не у власти, да? То есть, все-таки, это еще... Я бы не сказал, что это, знаете как, присоседиться к победителям и к правящей партии. Это понятно, да? Там, многие чиновники и не чиновники бегут в правящую партию для того, чтобы. Но здесь еще нацисты не у власти и, в общем-то, неизвестно, будут ли они у власти. Что его побудило вступить в партию? Некая идейная убежденность? Какие-то личные связи с нацистами? Что? Почему? Или он был провидцем и понимал, что он идет, так сказать, к будущим властителям страны?

В.МОЛОДЯКОВ: И то, и другое, и третье, и пятое, и десятое. То есть Риббентроп в чем-то симпатизировал взглядам нацистов, в чем-то не симпатизировал, например (и это я хочу особо подчеркнуть), Риббентроп не был юдофобом. У него было очень много евреев среди и его деловых партнеров, и просто знакомых и друзей. Идейным юдофобом он не был никогда, даже в бытность свою...

В.ДЫМАРСКИЙ: Именно он не был юдофобом? Или он не поддерживал всю расовую теорию нацистов?

В.МОЛОДЯКОВ: Я подозреваю, что он вообще не поддерживал расовую теорию нацистов. Вообще, Риббентроп не был фанатиком. Он увлекался многими своими идеями, скажем так, геополитического характера и склонен был, конечно, ну, к фантазиям, не к фантазиям, но, в общем, фанатиком он не был – этим он, конечно, принципиально отличался от таких людей как Геббельс или Розенберг, или Гиммлер (почему он и был чужим в этой среде). Скорее, Риббентроп видел то, что Германия постепенно погружается в хаос, видел не он один. Ну, вот, например, летом 1932 года на Лозанской конференции по репарациям тогдашний канцлер Франц фон Папен, будущий гитлеровский вице-канцлер сказал французскому премьеру Эрио и английскому премьеру Макдональду, что «давайте, дескать, мне нужен какой-то политический бонус в виде отмены положений Версальского договора о виновности Германии, потому что мое правительство будет последним буржуазным правительством Германии. Следующее правительство будет либо односторонне нацистским, либо нацистским плюс наиболее крайние националисты, либо в Германии произойдет коммунистическая революция».
Риббентроп, конечно, был несравненно ближе к фон Папену, чем к Гитлеру. Он видел, что буржуазная Веймарская Германия, ну и под воздействием, конечно, мирового экономического кризиса, что ей постепенно приходит конец, что что-то будет. Будет либо коммунистическая революция (эта перспектива его совершенно не радовала), либо будет германская нацистская националистическая диктатура, которая представлялась ему, ну, скажем так, явно не худшим вариантом. Тем более, что Риббентроп, о чем он откровенно писал о своих мемуарах, написанных уже в Нюрнберге в тюремной камере, он был просто заворожен Гитлером. То есть вот это вот надо учитывать. Понимаете, Риббентроп не был фанатиком нацистской идеологии, Риббентроп не был таким уж верным винтиком нацистского режима. Но Риббентроп был очарован Гитлером. Вот это, понимаете, была его...

В.ДЫМАРСКИЙ: И, видимо, Гитлер был очарован Риббентропом. Потому что, все-таки, назначить человека, ну, как вы сказали, чужого на такую должность, министр иностранных дел, то есть отдать ему всю внешнюю политику, это нужно очень хорошо относиться к человеку или у этого человека должны быть какие-то особые заслуги. Особых заслуг, как я понимаю, не было.

В.МОЛОДЯКОВ: Вы знаете, тут тоже, как говорится, и первое, и второе, и третье.

В.ДЫМАРСКИЙ: Еще раз приветствуем нашу аудиторию, как аудиторию радийную, так и телевизионную. Программа «Цена победы», я – ее ведущий Виталий Дымарский. Я напомню, что в гостях у нас доктор политических наук Василий Молодяков и говорим мы сегодня о фигуре Иоахима фон Риббентропа, министра иностранных дел Третьего Рейха.
Мы остановились на том, почему... Сначала мы говорили о том, почему Риббентроп, собственно говоря, выбрал нацистскую партию, почему он в нее вступил, еще до того как нацисты пришли к власти, а теперь мы пытаемся, вот, перед нашим небольшим перерывом, Василий, вы начали нам объяснять, почему, собственно говоря, все-таки, Гитлер, несмотря на то, что... Я все время повторяю ваши слова – что Риббентроп был для всех чужим. Но, вот, несмотря на вот эту чужесть, почему, все-таки, Гитлер выбрал его для назначения на столь высокий пост министра иностранных дел?

В.МОЛОДЯКОВ: Ну, во-первых, Риббентроп не был дипломатом – это один из первых мотивов. Гитлер не доверял своим дипломатам, потому что, все-таки, к моменту назначения Риббентропа министром...

В.ДЫМАРСКИЙ: Гитлер и военным своим не очень доверял.

В.МОЛОДЯКОВ: Да, совершенно верно. А это, напомню, февраль 1938 года. Министерство иностранных дел гитлеровское через 5 лет после его прихода к власти так и не было нацифицировано, оно принципиально не отличалось от Министерства иностранных дел Веймарской Германии. Ну, скажем так. Его чуть-чуть почистили, из мало-мальски видных дипломатов оттуда, ну, с некоторым скандалом ушли только двое. Один из них – это титулованный аристократ Притвиц, по-моему, он «фон» и там, может быть, еще были и «цу», и «дер» какие-то Гафрон, который был послом в США. Он был идейным противником нацистов. И Пауль Шварц, генеральный консул в Нью-Йорке, которого я уже упоминал, которого уволили за то, что он еврей.
То есть, естественно, кто-то умирал естественным путем, кто-то выходил на пенсию, происходила естественная ротация кадров. Министерство так и не было нацифицировано, Гитлер карьерным дипломатам не верил, собственно, что и стало побудительным мотивом создания еще в 1934 году так называемого Бюро Риббентропа. Это был такой, как сейчас говорят, небольшой мозговой центр, который поставлял внешнеполитическую информацию лично фюреру. Это при том, что еще был внешнеполитический отдел в нацистской партии и вообще внешней политикой в Третьем Рейхе, как говорится, не занимался только ленивый. Розенберг пытался трудиться на этой ниве, Геринг, министр авиации и премьер Пруссии, глава Рейхстага, так сказать, человеческое лицо Рейха. Гауляйтер, глава зарубежных организаций нацистской партии Вильгельм Боле. Геббельс как министр пропаганды. А Гитлер, надо сказать, верный принципу «разделяй и властвуй», он вот эту вот всю многоголосицу некую поощрял.

В.ДЫМАРСКИЙ: Василий, извините, у меня один вопрос уточняющий. Правильно ли я вспоминаю, что у Риббентропа помимо поста министра иностранных дел была еще должность или функция «Советник Гитлера по внешнеполитическим вопросам»? Или это была неофициальная?

В.МОЛОДЯКОВ: Да, эта должность была такой, полуофициальной. Скажем так, это была должность для внутреннего употребления. Для внешнего употребления еще до назначения министром иностранных дел Риббентроп был назначен специальным уполномоченным по проблемам разоружения, хотя Германия к тому времени уже ушла с женевских переговоров по разоружению, ему был присвоен ранг чрезвычайного и полномочного посла, а потом он был официально сделан послом в Великобритании в 1936 году. Ну, надо сказать, на этой должности Риббентроп показал себя отвратительным дипломатом и вообще, надо сказать, дипломат в традиционном понимании этого слова он был просто отвратительный.
Ну, он начал с того, что приехал в Лондон и еще до вручения верительных грамот начал делать заявления политического характера. В общем, то, что по этикету и протоколу делать не полагалось, именно поэтому в Лондоне у него так все плохо получилось. Зато потом, когда надо было общаться с советскими дипломатами и дипломатами нового типа, когда надо было общаться с Молотовым, у него получалось все отлично. То есть Риббентроп был, конечно, не дипломат, он был политик. Более того, он был геополитик, и это был, действительно, некий дипломат нового типа, который уже соответствовал новым реалиям.
И Гитлер этим тоже руководствовался, когда освободил от должности министра иностранных дел, старого, заслуженного, консервативного дипломата Константина фон Нейрата. Его, выражаясь языком разговорным, отфутболили на чердак, назначили начальником какого-то там тайного совета, который ни разу не собирался, а потом сделали протектором Богемии и Моравии. Риббентропа назначили министром иностранных дел, и, вот, он до смерти Гитлера занимал этот пост непрерывно.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да, но при этом... Ну, может, мы еще об этом поговорим. Но при этом в своем завещании и когда Гитлер перед смертью составил, ну, так сказать, написал проект состава будущего правительства уже после себя, то Риббентроп там уже не фигурировал.

В.МОЛОДЯКОВ: Ну, это было понятно, потому что человек с такой репутацией как у Риббентропа, вести переговоры с западными союзниками не мог. Вернее, западные союзники отказались бы иметь дело с любой германской властью, в которой бы присутствовал Риббентроп и некоторые другие наиболее одиозные деятели режима. Поэтому министр финансов Шверин фон Крозиг, который занимал свой пост с 1932 года, а до того был, по-моему, еще стипендиатом фонда Сессила Ротци и так далее, он казался более подходящей фигурой в качестве министра иностранных дел некоего переходного правительства. После Гитлера.

В.ДЫМАРСКИЙ: После Гитлера. Давайте, все-таки, еще уйдем туда, в 30-е годы. Скажите, пожалуйста, вот, много советников у Гитлера по внешнеполитическим вопросам. Вернее, много советов – даже не столько советников, сколько советов, если столько людей занималось внешней политикой, как вы сказали (и Геббельс, и Геринг, и кто только не занимался). Риббентроп вот в этой группе людей был центральной фигурой? Он собирал все эти мнения, обобщал? Или, все-таки, окончательный вывод, выслушивая всех, в том числе и Риббентропа, делал Гитлер?

В.МОЛОДЯКОВ: Именно так. Риббентроп ничего не обобщал, он был одним из многих. Его мнение не было самым веским, но Риббентроп давал самые толковые советы. В 1935 году Гитлер послал Риббентропа в Лондон.

В.ДЫМАРСКИЙ: Извините, я даже думаю, что, может быть, не самые толковые, но те, которые больше всего нравились Гитлеру.

В.МОЛОДЯКОВ: Нет, не совсем. Скажем так, советы и оценки Риббентропа до определенного момента сбывались чаще всего. Значит, в 1935 году Гитлер отправил Риббентропа в Лондон в надежде как-то нормализовать, урегулировать отношения с Англией, добиться какого-то соглашения. Ну, дипломаты на это смотрели так, иронически. Посол в Лондоне фон Хёш за глаза называл его «наш болван» (Риббентропа). Ну, дескать, ну что? Ну, провалится окончательно товарищ – одной фигурой будет меньше. И Риббентроп заключает морское соглашение с Англией (это уже после того как Германия отказалась от всех военных статей Версальского договора) о том, что Германия признает соотношение флотов с Англией как 100 к 35-ти. 100 британских, 35 германских. Риббентроп это соглашение подписывает в течение, ну, буквально нескольких недель, если не дней, и с триумфом возвращается в Берлин. Дипломаты, как говорится, умылись.
Потом Гитлер вводит войска в Рейнскую область (это, напоминаю, март 1936 года), фюреру говорят «Ах, фюрер, этого нельзя делать – это будет война», потому что по Локарнским соглашениям введение любых войск на западный берег Рейна – это состояние войны. То есть если вводит Германия, Франция, Бельгия, Англия должны объявить войну Германии. Ну, соответственно, подразумевалось, что если Франция туда тоже введет свои войска, другие участники Локарнских соглашений объявляют войну Франции.
Риббентроп говорит: «Ничего не будет, войны не будет. Пошумят – перестанут». Действительно, пошумели – перестали. Были гневные заявления Фландена, французского премьера, Идена, министра иностранных дел. И ничего, и войны нет. Совет Лиги нации собирается в Лондоне, Гитлер опять отправляет туда Риббентропа, все опять злорадно потирают руки «Ну, дескать, Риббентроп провалится окончательно, покажет себя полным болваном». Риббентроп четко озвучивает позицию фюрера, тем более, что Гитлер предложил заменить Локарнский пакт новым соглашением, и ничего не происходит – кризис разрядился, все нормально. И Гитлер уже начинает к Риббентропу прислушиваться. Потому что все ему в один голос говорили – посол фон Хёш, военный атташе в Лондоне Гейер фон Швеппенбург – все говорили, что будет война обязательно. А войны нет, все разрядилось.
Да, потом Риббентроп готовит и заключает антикоминтерновский пакт, который очень Гитлеру понравился, тем более, что пакт был очень неконкретный. Как говорили подписавшие его японцы, он подписан разведенной тушью. Потом Испания, в отношение которой, кстати, Риббентроп занимал достаточно умеренную позицию. И, наконец, Гитлер понимает, что наступает 1938-й год, ему надо переходить к активным действиям, ему нужно менять министра иностранных дел (фон Нейрату 65 лет, это человек другого поколения, другой школы), и Гитлер неожиданно для всех назначает на этот пост Риббентропа.
И тут как раз наступает очень интересная картина, что в ближайших действиях Гитлера 1938 года, в его внешнеполитических акциях Риббентроп не играет никакой активной роли. То есть аншлюс Австрии полностью подготовлен Гитлером и Герингом без участия Риббентропа. Более того, сам аншлюс проходит, когда Риббентроп находился в Лондоне. Он, уже будучи назначенным министром, поехал вручать свои отзывные грамоты в качестве посла. Аншлюс происходит как раз в это время, Риббентроп поражен не меньше англичан, ему приходится выслушивать очень такие, неприятные всякие речи, а он сказать ничего не может. Он только может говорить, что фюрер всегда прав и давайте жить дружно – вот, 2 такие мантры повторяет.
Потом подготовка Мюнхенского соглашения, в котором, в общем-то, тоже роль Риббентропа была сугубо техническая, поскольку там все решали Гитлер и военные. Ну и партийные круги, которые поддерживали Судецких немцев. И по-настоящему Риббентроп-то развернулся только в 1939 году в связи сначала с переговорами об укреплении Антикоминтерновского пакта, о превращении отношений с Италией и Японией в полноценный военно-политический союз – эти переговоры заканчиваются провалом, то есть союз не получился. И пакт Молотова-Риббентропа.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, давайте, может быть, даже остаток нашего времени, отведенного на Риббентропа, посвятим именно этому куску, поскольку он для нас, конечно, самый важный. В какой степени Риббентроп был автором, если хотите, вообще восточной политики, вообще политики Третьего Рейха по отношению к Советскому Союзу?

В.МОЛОДЯКОВ: В значительной степени. Но, опять-таки, если мы будем брать период до окончательного утверждения Гитлером плана Барбаросса, то есть до декабря 1940 года.

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть 1939-1940-й?

В.МОЛОДЯКОВ: Да. У Риббентропа – вот это я хочу особенно подчеркнуть, вопреки тому, что многие о нем писали – у Риббентропа были свои внешнеполитические и геополитические идеи. Его главной идеей с 1938 года становится, все-таки, идея евразийского блока. При том, что, будучи, естественно, идейным противником коммунизма, будучи автором антикоминтерновского пакта, Риббентроп, тем не менее, не исключал участия в нем Советского Союза, ходила такая шутка, что, дескать, когда-нибудь и Сталин присоединится к антикоминтерновскому пакту. К этому подталкивала география. Просто взгляните, как говорится, на карту – на ней все написано.
Кроме того, конечно, на Риббентропа оказал влияние отец германской евразийской геополитики Карл Хаусхофер. Когда после войны уже Хаусхофера допрашивали арестовавшие его американцы, он так, нехотя сказал: «Да, я учил Риббентропа читать карту». Его спросили следователи: «А, простите, что вы имеете под этим в виду?» И Карл Хаусхофер сказал: «Я учил его базовым политическим принципам». То есть влияние Хаусхофера на Риббентропа – оно прямое. В аппарате Риббентропа еще со времени Бюро Риббентроп работал Альберт Хаусхофер, сын геополитика. Ну, вот, несмотря на то, что жена Хаусхофера была, скажем так, не вполне арийской национальности, тем не менее Гитлер целовал ей руку.
То есть связь была прямая, скажем так. С самим Карлом Хаусхофером Риббентроп, видимо, встречался не часто, поскольку Хаусхофер практически безвыездно жил в Мюнхене, но связь, безусловно, была.
Скажем так. Гитлер позволял Риббентропу играть, ну, достаточно самостоятельную роль во внешней политике, когда это соответствовало его общим замыслам. До начала 1938 года, да, в общем-то, и позже Гитлер никогда не оставлял надежд на какой-то союз с Англией, на какие-то нормальные с ней отношения. И после англо-германского морского соглашения он послал Риббентропа в Лондон в надежде, что Риббентроп сможет добиться союза с Англией. Риббентроп союза с Англией не добился, Гитлер его из Лондона отозвал и Гитлер дал Риббентропу новое направление работы – это союз с Италией и Японией.
Этот союз не состоялся в 1939 году из-за позиции Японии. Вот тут мне хотелось бы привести как раз один факт, на мой взгляд, не очень известный, что 20 апреля 1939 года после празднования 50-летия Гитлера (торжественного в отеле «Адлон» уже в ночь), Риббентроп разговаривал с японскими послами в Берлине и Риме, Осима и Сиратори. Причем, с обоими у него были дружеские отношения, и он им сказал: «Господа, если Токио будет тянуть дальше, нам придется заключать союз с Москвой». Апрель 1939 года, ну вообще еще ни о каком союзе с Москвой не может быть и речи.
Значит, после этой беседы Осима – он был военным атташе и как раз в период заключения антикоминтерновского пакта потом стал послом – сказал: «Сиратори, пойдем выпьем». Сиратори ему сказал: «Нет, Осима, пить сейчас не время. Господин фон Риббентроп сказал нам очень важную информацию, ее надо немедленно телеграфировать в Токио». Осима сказал: «Это все ерунда, это обычный немецкий блеф». Сиратори сказал: «Нет, об этом надо доложить». Он доложил, но никто не поверил.
И, понимаете, уже тогда Риббентроп... Естественно, Риббентроп сказал это не просто так, а с санкции Гитлера или уж хотя бы, ну... Гитлер ему, что называется, подмигнул, Гитлер был не против этого. Он дал это понять. И, конечно, Риббентроп был принципиальным автором этого пакта с германской стороны и вообще всей, ну, кто скажет в кавычках, а я скажу без кавычек. Может быть, дружба и в кавычках, но советско-германское партнерство (будем называть вещи своими именами) во многом было обязано своим существованием усилиям Риббентропа. Конечно, не одного только Риббентропа, но Риббентроп внес в это очень конкретный и значимый вклад.

В.ДЫМАРСКИЙ: Но когда вы говорите о советско-германском партнерстве, вы, опять же, имеете в виду 1939-1940 год?

В.МОЛОДЯКОВ: Да.

В.ДЫМАРСКИЙ: Не то партнерство, которое там в 30-е годы было?

В.МОЛОДЯКОВ: Нет-нет, конечно. Именно вот этот период.

В.ДЫМАРСКИЙ: Тогда просто не было Риббентропа.

В.МОЛОДЯКОВ: Конечно.

В.ДЫМАРСКИЙ: Тогда и нацистов еще не было.

В.МОЛОДЯКОВ: Конечно. Я имею в виду именно этот период, этот, как говорил Гитлер, новый Рапалльский этап. Он говорил Риббентропу, и потом Риббентроп озвучил эту фразу в беседах с советскими дипломатами, что фюрер хочет создать новый Рапалльский этап в советско-германских отношениях. Как мы помним, в 1922 году был подписан в итальянском городе Рапалла советско-германский договор, который нормализовал отношения, с которого, действительно, началась новая эра советско-германских отношений. Сама по себе тема безумно увлекательная и которая, может быть, тоже (ну, тут у нас нет документальных доказательств) где-то у Риббентропа, что называется, в подкорке сидело. То есть он, во всяком случае, знал...

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть повлияло на его позицию.

В.МОЛОДЯКОВ: Я думаю, что да. Скажем так, он знал, что, все-таки, Россия и Германия могут быть не только врагами и что, оказывается, с большевиками, в общем-то, можно иметь дело.

В.ДЫМАРСКИЙ: Понятно. Хорошо. Тогда еще один вопрос. Вы не случайно, видимо, говорите, что до 1940 года, до разработки плана Барбаросса.

В.МОЛОДЯКОВ: До принятия.

В.ДЫМАРСКИЙ: До принятия плана Барбаросса. Вот, почему до этого момента? Он был не согласен с планом Барбаросса?

В.МОЛОДЯКОВ: Ну, как считают историки (причем, как говорится, это не просто мнение, вывод многих историков, что Риббентроп был поставлен в известность о плане Барбаросса примерно в конце апреля 1941 года.

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть он не знал о его существовании?

В.МОЛОДЯКОВ: Да. Как это может ни показаться странным. Тем не менее, у Гитлера... Все, так сказать, линии, все нити сходились к нему. Есть такая информация, что о плане Барбаросса не знал даже Рудольф Гесс, заместитель фюрера по партии. Ну а с другой стороны, ему и не положено было знать.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, Гесс же в 1940 году был в Англии.

В.МОЛОДЯКОВ: В мае 1941-го, 10-го, по-моему, мая. Говорят – это есть материалы прослушки, потому что англичане слушали все, что он там говорил, бормотал даже в Москве. Услышав по радио о нападении Германии на Советский Союз, он сказал: «Неужели они, все-таки, напали».
Риббентроп был против нападения на Советский Союз и он в связи с этим предпринял очень интересный демарш. Уже узнав о том, что Гитлер директиву Барбаросса подписал тогда, когда ему Гитлер об этом сказал (это примерно конец апреля 1941 года, как считают историки, вот, например, израильский историк Габриэль Городецкий), Риббентроп попытался... Вот, опять: Риббентроп возражать фюреру не мог. Вот, в чем трагедия этого человека? Он не мог сказать фюреру «Нет», не мог хлопнуть дверью, хотя он утверждал, что он периодически это пытался сделать. Но в то же время отказаться от каких-то своих амбиций, от каких-то своих идей не мог, и Риббентроп в мае-июне 1941 года разрабатывает очень такой, экстравагантный вариант – это кампания в Ираке.
В Ираке происходит военный переворот, к власти приходит Гайлани, прогермански настроенный политик, крупный иракский политик и Риббентроп начинает усиленно предлагать вот там вот нанести удар. В Ираке нефть, Ирак очень сильно ослабит позиции англичан и он откровенно пытается оттянуть войну от Советского Союза.

В.ДЫМАРСКИЙ: Даже так... Это май 1941 года, конечно.

В.МОЛОДЯКОВ: Вот. И есть интересный факт из воспоминаний нашего дипломата.

В.ДЫМАРСКИЙ: Но. Я прошу прощения. Ну, хорошо, он пытается оттянуть, то есть он некими своими методами, да? То есть он в открытую не заявляет о своем несогласии, там, о том, что...

В.МОЛОДЯКОВ: Знаете, Риббентроп позднее утверждал в своих мемуарах, что он неоднократно высказывался против в частных беседах с Гитлером, но проверить это я не могу. Но вот такой факт из воспоминаний нашего известного дипломата Валентина Михайловича Бережкова о поведении...

В.ДЫМАРСКИЙ: Переводчик Сталина.

В.МОЛОДЯКОВ: Да. О поведении Риббентропа при объявлении войны Советскому Союзу. Значит, рано утром 22 июня посол в Берлине Деканозов вызван к Риббентропу, Бережков тогда первый секретарь посольства, сопровождает Деканозова в качестве переводчика. Он говорит, что у Риббентропа лицо было покрыто красными пятнами, руки дрожали, голос дрожал, говорит, видимо, он сильно выпил для храбрости, что вообще, кстати, на Риббентропа не похоже. Он зачитывает дрожащим голосом ноту об объявлении войны, Деканозов выражает решительный протест, Бережков переводит, Деканозов разворачивается, уходит к дверям. Бережков идет, естественно, за ним, Риббентроп бежит за ними, чуть ли не там вприпрыжку, и говорит Бережкову: «Передайте в Москве (ну, поскольку человек понимал, кто понимает, по-немецки), передайте в Москве, что я был против этой войны».
То есть понимаете? Не верить этому у меня, честно говоря, оснований нет. Эта сцена описана в мемуарах Бережкова, опубликованных еще в 1964 году и в разных версиях его мемуаров она повторяется без каких-либо изменений. Бережков, конечно, делает вывод: «Ну, может быть, этот нацистский преступник уже предвидел свой бесславный конец, то-сё». Не знаю. Но Риббентроп, во всяком случае, будучи человеком неглупым, он понимал, чем это Германии грозит. То есть он понимал, что это окончательный крах евразийской геополитики, что евразийского блока не будет. Ну, то есть что, скажем так (ну, может быть, немножко высокопарно покажется), делу его жизни наступил крах.

В.ДЫМАРСКИЙ: Хорошо. А после 22 июня 1941 года? Вообще, Германия ведет войну ну фактически на 2 фронта – там 2-й фронт открывается позднее, но, тем не менее, понятно, что там все... В чем, вообще, роль МИДа и вообще, и Риббентропа в частности?

В.МОЛОДЯКОВ: Сначала в торжественном подписании договоров с сателлитными государствами, а потом в попытках найти компромиссный мир с Западом или с Востоком. То есть с началом, скажем так, с началом войны против Советского Союза, соответственно в которую втягиваются гитлеровские сателлиты, роль МИДа падает. Еще какую-то роль, но очень слабую играет посольство в США, играют связи с США, откуда отозван посол. Вообще, тут надо сказать, конечно, на американском направлении Риббентроп, как говорится, сильно недобдел – он очень недооценивал и потенциал Штатов, и вообще их важность, и переоценивал изоляционистские настроения в США.

В.ДЫМАРСКИЙ: Германия объявила войну США?

В.МОЛОДЯКОВ: Да. И, вот, после того как 11 декабря 1941 года Германия объявляет войну США, роль МИДа, ну, такая, знаете, такая канцелярия для какого-то приема нот. Уже все, уже никакой внешней политики нет.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, там, насколько я помню, Риббентроп пытался вмешаться в румынские какие-то проблемы с Антонеску, да?

В.МОЛОДЯКОВ: Он пытался, но его уже там, по большому счету, никто не слушал, потому что все определялось военной необходимостью. То есть армия и служба безопасности, у которых, как мы знаем, были очень непростые отношения, там уже все решали они. То есть там все чаще послами и посланниками назначают эсесовцев. Ну, то есть...

В.ДЫМАРСКИЙ: Хотя, по-моему, один из первых актов Риббентропа на посту министра иностранных дел – это то, что он весь аппарат и штат МИДа, по-моему, ввел в СС.

В.МОЛОДЯКОВ: Ну, как говорится, не весь и не сразу. Сам он имел звание, кажется, то ли группенфюрера, то ли обергруппенфюрера СС. Но, скажем так, эсесовцем Риббентроп не был. Хотя, он потом ввел форму для дипломатов и так далее, ввел обязательное гитлеровское приветствие «Хайль, Гитлер», которое, кстати, и в дипломатической переписке стало появляться – вместо «Искренне ваш» там писали «Хайль, Гитлер». Но, в общем, он как раз старался, чтобы МИД при нем, все-таки, был хоть сколько-то самостоятельным.

В.ДЫМАРСКИЙ: Василий, у нас там 2 минуты остается. Я бы хотел 2 вопроса за эти 2 минуты. Первый вопрос – это Нюрнберг. Все-таки, почему Риббентроп заслужил там высшей меры наказания? Что ему вменялось уж такого в вину? Потому что, все-таки, многие даже нацистские преступники, сидевшие на скамье подсудимых, не получили высшей меры.

В.МОЛОДЯКОВ: Да.

В.ДЫМАРСКИЙ: И последнее – это, безусловно, вот эти последние слова Риббентропа перед казнью, когда он произнес там несколько слов, но фактически геополитического значения.

В.МОЛОДЯКОВ: Что касается Нюрнберга, скажем так: за него некому было заступиться. Вот это, пожалуй...

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, адвокаты же были?

В.МОЛОДЯКОВ: Нет, я имею в виду с точки зрения геополитики. Хотя, конечно, Риббентроп, как известно, категорически отказался говорить о секретных протоколах. Вот, дали они с Молотовым друг другу слово, что протоколы останутся в секрете, что не было никаких протоколов...

В.ДЫМАРСКИЙ: Но насколько я знаю, в Нюрнберге была договоренность между союзниками, что этот вопрос вообще не поднимается.

В.МОЛОДЯКОВ: Вот. Адвокаты Гесса пытались этот вопрос поднимать и задавали этот вопрос Риббентропу как свидетелю, потому что подсудимые выступали еще и свидетелями по делам других подсудимых. Риббентроп отказался об этом говорить. В общем-то, за него, как говорится, некому было заступиться и не на чем было сыграть в его оправдание... Ну, конечно, чисто умозрительно мог заступиться за него Советский Союз, но он заступиться за него не мог.

В.ДЫМАРСКИЙ: Не мог, да. Полминуты, последние слова.

В.МОЛОДЯКОВ: Боже, защити Германию. Мое последнее желание, чтобы Германия сохранила свое единство, и чтобы Восток и Запад договорились об этом между собой.

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть вот это вот удивительная вещь, перед смертью, опять же, свою геополитическую идею Востока и Запада, союза Востока и Запада.

В.МОЛОДЯКОВ: И очень символично, что он пошел на виселицу первым, поскольку Геринг, который должен был идти перед ним, принял яд в камере.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да.

В.МОЛОДЯКОВ: И с этими словами Риббентроп ушел в мир иной.

В.ДЫМАРСКИЙ: Это был Василий Молодяков, доктор политических наук. Спасибо. До встречи через неделю.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Пн Мар 28, 2011 6:50 am

http://www.echo.msk.ru/programs/victory/760218-echo.phtml Эхо Москвы 26.03.2011 21:08
Тема : Танки по ленд-лизу
Передача : Цена Победы
Ведущие : Виталий Дымарский
Гости : Михаил Барятинский

В.ДЫМАРСКИЙ: Здравствуйте, это очередная программа «Цена победы», и я ее ведущий Виталий Дымарский. Представлю нашего сегодняшнего гостя. Михаил Барятинский, историк танкостроения (так наши продюсеры, Михаил, вас назвали). Красиво.

М.БАРЯТИНСКИЙ: В общем, правильно. Здравствуйте.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да. И, действительно, Михаил уже не первый раз у нас на программе, и каждое его появление связано обязательно с танками – вот так вот получилось.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Историк танкостроения.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да. Потому что его специализация. Но если, вот, в предыдущие разы вы говорили о конкретных моделях танков, то сегодня у нас такая, немного более обобщающая, я бы сказал, программа под названием «Танки по ленд-лизу». Михаил сегодня нам расскажет, а я его буду спрашивать об этом, о тех поставках танковой техники, бронетанковой техники, скорее, которую Советский Союз получил по известной программе ленд-лиз, которая действовала с 1941 года фактически, с самого начала Великой Отечественной войны.
.................................
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Пн Мар 28, 2011 7:03 am

...
В.ДЫМАРСКИЙ: Есть ли статистика потерь в боях техники по ленд-лизу и нашей? Ну, вряд ли такое разделение есть, да?

М.БАРЯТИНСКИЙ: Нет, такой статистики нет. Но, в целом, она была не...

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, собственно говоря, вот эти 10 тысяч, то, что мы получили...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Ну, собственно, их мы там за небольшим, я думаю, к 1945 году...

В.ДЫМАРСКИЙ: Сколько там осталось, да?

М.БАРЯТИНСКИЙ: В общей сложности, да, наверное, тысячи полторы было в строю, не больше. Остальное все было потеряно, естественно. Нет, ну, в принципе, есть статистика, которая совпадает, она такая, в общем, подсчитанная из соотношения потерянных немецких и потерянных советских, и союзных танков на всех фронтах. Среднее соотношение, скажем, к Тиграм и Пантерам, это один к пяти. То есть что наших танков нужно было за Пантеру отдать 5 штук в среднем танковом бою, что ленд-лизовских, что на нашем фронте, что на западном. Без разницы.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, здесь, конечно, очень много просят нас все сравнить характеристики. Но поскольку танков много, что сравнивать, да?

М.БАРЯТИНСКИЙ: Нет, понимаете, в чем дело? Сравнивать характеристики – это, в общем, дело такое, неблагодарное. Потому что, ну, можно, конечно, сравнить... Ну вот, например, традиционно, опять-таки, достаточно распространенное мнение, что Матильда – плохой танк. Ну вот если сравнивать характеристики, то, в общем, как бы, у нее броня была, у Матильды как у КВ. Вот это вот как, хорошо или плохо? Легкий танк Валлентайн имел броню лобовую 60 мм, что в 1,5 раза больше, чем у Т-34. Понимаете? Вот тут... Само по себе сравнение характеристик – оно мало, что дает. Почему мало что дает? Потому что, например, вот, говорят, что Шерман был вооружен 76-миллиметровой пушкой.
...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Пн Мар 28, 2011 7:09 am

alex_borisov 27.03.2011 | 21:32
А Вы бы выбрали Шерман? (#)

1. Без лендлиза не выстояли - это и без слов Жукова становится ясно, стоит только плотно посмотреть список поставок. (кстати, круто в СССР придумали поставленное продовольствие сравнивать с произведенным ПО ВЕСУ! Шоколад и тушенка равны брюкве и картошке? Smile Если по калориям смотреть, то совсем скучно коммунистам становится, бледнеют они)

2. Я тоже слышал про комфорт импортных танков, но про бой? Вот отзывы фронтовиков:

"С 5-й Танковой армией мы гнали остатки немецкой армии аж до самой Румынии, до города Сороки. Солярку подвозили на У-2, они заправлялись и перли дальше. Мне довелось в 1944 году выполнять одно задание в ходе Корсунь-Шевченковской операции. Наша армия перешла в наступление. Распутица, вся техника стояла, - а Т-34 шел. Эта машина превосходила все остальные модели. А вот американские танки М-4 были очень неустойчивые, особенно на поворотах. Мы совершали марш по Будапешту, а они переворачиваются. Центр тяжести был выше, и они падали. А следом идет наш тягач Т-34 без башни и поднимает их, у него есть специальные тросы."

http://www.iremember.ru/svyazisti/kozlov-anatoliy-venediktovich/stranitsa-8.html

"На территории Венгрии. Наш 20-й танковый полк 3-й бригады пошел в атаку на немецкую оборону, напоролся на тигров. Это «шерман». М4А2 пушка 75-мм. Один загорелся, второй третий, а остальные просто бросали танки и убегали. Потому что «тигры» просто расстреливали танки. А я стоял на броневике в тылу. Копна была, а рядом сгоревший ИС-2 с сорванной башней. Немцы заметили, всадили 3 снаряда в него, даже дымок поднялся. А я стою за копной на броневике, для танка броневик, как фанера. А наша атака захлебнулась. Промчался на броневике, редкие деревья вдоль по дороге, по мне не было сделано ни одного выстрела. А в пространстве прямо группа зайцев. С двух сторон стрельба. То в одну сторону бросаются, то в другую. Дичи расплодилось много - все охотники на войне."

"- Ваше мнение о Т-34.

Самая лучшая машина, в то время лучше не было. Главное, что пушку усилили. А на английские и американские танки мы просто боялись садиться. Нам в корпус их два раза прислали, но видно кто-то из командования отказался их получать. Я посидел в одном «Шермане»: там мягко и удобно, голову точно не расшибешь, но воевать нет. "

http://www.iremember.ru/tankisti/kalinenok-marat-aleksandrovich/stranitsa-8.html


"Полк был вооружен "лэнд-лизовскими" танками: рота танков "Шерман", рота танков "Валлентайн", рота танков " Генерал Грант" Штат полка - 35 танков.

Танкисты неплохо относились к танкам "Шерман" с "мягкой" броней, а остальные машины презирали, и фраза "Сгорел на Валентине" (в смысле на танке "Валлентайн") слышалась часто, полк все время нес серьезные потери."

http://www.iremember.ru/mediki/lesin-grigoriy-isaakovich/stranitsa-14.html

"– В 1943 г. мы получили установки на «Студебеккерах» и «Джемси» с 16 ракетами. Я должен сказать, что «Джемси» быстро вышли из строя, а вот «Студебеккеры» – прекрасные машины, я с удивлением наблюдал за тем, как машина сама себя вытаскивает во время марша через Пинские болота. Вы понимаете, надо было построить гать и пройти через болота на этих тяжелых машинах, которые постоянно застревали. Но «Студебеккер» имел устройство, которое позволяло зацепиться за что-либо, и машина сама себя вытаскивала. Это было удивительное зрелище, после чего у меня появилось глубокое уважение к американской технике. Вот то, какие они присылали танки, они по отношению к нашим были слабые, к примеру, «Шерман», ну, неважные. Все-таки в области танкостроения мы сумели превзойти все страны мира. Я хорошо знаю немецкую технику: я открывал огонь по «Фердинандам», «Пантерам», – хорошая техника, но все равно она уступала по ТТХ нашим танкам. "

http://www.iremember.ru/gmch-katiushi/novikov-uriy-nikolaevich.html

"Группу танкистов на грузовых машинах отправили на ближайшую ж/д станцию в тыл, где на путях стояли два эшелона с танками "Шерман", которые мы получили вместо наших подбитых в боях за Вильнюс "Валентайнов". Пошли на Паневежис, и под Радвилишкис нас ждал встречный бой с немецкими танками в чистом поле...

А у этих "шерманов" броня ужасная... Потом бои за Шауляй. Мой танк отправили днем в разведку... "

http://www.iremember.ru/tankisti/elyash-mikhail-naumovich/stranitsa-2.html

"На время отдыха или подготовки к предстоящим боям танк становился настоящим домом для экипажа. Обитаемость и комфорт «тридцатьчетверок» были на минимально необходимом уровне. «Забота об экипаже ограничивалась только самым примитивным» -- утверждает Ария. Действительно Т-34 был очень жесткой на ходу машиной. В момент начала движения и торможения ушибы были неизбежны. Танкистов от травм спасали только танкошлёмы (именно так произносили название этого головного убора ветераны - А.Д.). Без него в танке делать было нечего. Он же спасал голову от ожогов при возгорании танка. Контрастирующая со спартанской обстановкой «тридцатьчетверки» комфортность «иномарок» - американских и английских танков ? вызывали у танкистов восхищение: «американские танки М4А2 «Шерман» я посмотрел: бог ты мой - санаторий! Сядешь туда, - чтобы головой не ударится все кожей обшито! А во время войны еще и аптечка, в аптечке презервативы, «сульфидин» - все есть!» - делится своими впечатлениями А.В. Боднарь. - «Но для войны не пригодны. Потому что эти два дизельных двигателя, эти земляные очистители топлива, эти узкие гусеницы - все то было не для России».- заключает он. «Горели они, как факелы» - говорит С.Л. Ария. Единственный иностранный танк, о котором некоторые, но не все, танкисты отзываются с уважением - «Валентайн». «Очень удачная машина, низенькая с мощной пушкой. Из трех танков, что под Каменец-Подольском (весна 1944 года) нас выручили, один даже дошел до Праги!» вспоминает Н.Я. Железнов. "

http://www.iremember.ru/dopolnitelnie-materiali/artem-drabkin-i-grigoriy-pernavskiy-ekipazh-mashini-boevoy/stranitsa-5.html

***Интересно, правда? Этот "Валентины" хвалит, ничего не поймёшь...

"Получили новую матчасть - «Шермана». Как мы не хотели садиться на эти танки! Броня у них не наклонная. У Т-34 фрикционы - он может крутиться на месте. А у них сателлиты, разворачивался он как автомобиль, по кругу. Короткоствольная 75-мм пушка была слабенькой. Из положительных моментов можно отметить наличие зенитного пулемета. Внутри танка очень комфортно - все покрашено белой краской, ручки никелированные, сиденья обтянуты кожей. Резинометаллические гусеницы очень тихие. На нем можно было именно подкрасться к противнику. У меня такой случай был в Прибалтике.

Мы шли по дороге через поле обрамленное лесом. Перед населенным пунктом нас обстреляли. У немцев в обороне стояла САУ и противотанковое орудие. Отошли чуть-чуть назад и по кромке леса, давя кустарник на малом газу вышли им во фланг. Я шел пешком с четырьмя автоматчиками, а танк сзади. Вышли немцам во фланг, подкрались метров на триста. Автоматчикам приказал занять оборону, чтобы никого не подпустить, а сам вернулся к танку. Бронебойным сожгли самоходку, а потом уничтожили орудие. Немецкая пехота разбежалась. Таким образом открыли дорогу.

Воевали мы на «шерманах» не долго и уже к осени 44-го года нам их заменили на Т-34-85.

- С ленд-лизовской техникой подарки приходили?

- Никогда не получали. После Парада Победы нам дали американские посылки из расчета одну на офицера, а солдатам - одну на двоих. В ней были виски, галеты, шоколад. Мне достался свитер, женские чулки."

http://www.uvao.ru/uvao/ru/pages/print/o_85750

"На территории базы рядами стояли после ремонта латаные «лендлизовские» танки - «Черчилли», «Шерманы», «Валлентайны». Нам сказали - вот на них и будете воевать. Я попал в экипаж танка «Валлентайн». Командовал моим танком москвич Егоров, механиком - водителем был Пешиков. Около двух недель мы обкатывали эту технику под Москвой, провели несколько боевых стрельб. В конце февраля наши танки погрузили на платформы, и в составе маршевой танковой роты я прибыл в Венгрию. Разгружались на станции Папа. Только что закончилась Балатонская операция и все танковые части принимавшие в ней участие, были полностью обескровлены. Нас распределили в 60-й отдельный гвардейский танковый полк, в 62-й гвардейский ТБ. Командовал батальоном подполковник Тарадайно, замполитом был майор Резниченко. В батальоне было три роты. Первая рота -«Шерманы» М4А5 и даже М4А7, вторая рота воевала на танках «Матильда», и третья рота была вооружена исключительно танками «Валентайн». Полк был придан кавкорпусу Плиева

Г.К. -Как Вы лично оцениваете танк «Валлентайн»?

В.Б.П. - Я на него не жалуюсь. По крайней мере, зависти к воевавшим на Т-34 или на ИСах у нас не было. Мы любили свои «Валлентайны». «Валлентайн» - это фактически легкий танк, и никто от нас не требовал идти в лобовые атаки на немецкие «тигры» и «пантеры». Вооружение и броня танка были слабыми, но это был танк, созданный для поддержки пехоты и выполнявший только свои специфические задачи. Пушка 40 -мм стрелявшая двухфунтовыми снарядами, плечевой подъемный механизм орудия, спаренный с пушкой пулемет в башне. Дизельный мотор иногда подводил, но тем не менее… Никто не называл наш танк «братской могилой». Хорошая «кварцевая» радиостанция. Очень комфортабельный танк. Низкая посадка машины. Зенитный пулемет. В общем - нормальный был танк."

"Высокое расположение центра тяжести было серьезным недостатком Шермана. Танк часто опрокидывался на бок, как матрешка. Вот благодаря этому недостатку я, возможно, и остался жив. Воевали мы в Венгрии, в декабре 1944 года. Веду я батальон, и ,на повороте, мой механик-водитель ударяет машину о пешеходный бордюр. Да так, что танк перевернулся. Конечно, мы покалечились, но остались живы. А остальные четыре мои танка прошли вперед и там их сожгли.

- Считается достоинством то, что Шерман изнутри был очень хорошо выкрашен. Так ли это?

- Хорошо - это не то слово! Прекрасно! Для нас тогда это было нечто. Как сейчас говорят - евроремонт! Это была какая-то евро-квартира! Во-первых, прекрасно покрашено. Во-вторых, сидения удобные, обтянуты были каким-то замечательным особым кожзаменителем. Если танк твой повредило, то стоило буквально на несколько минут оставить танк без присмотра, как пехота весь кожзаменитель обрезала. А всё потому, что из него шили замечательные сапоги! Просто загляденье!"

http://www.iremember.ru/tankisti/loza-dmitriy-fedorovich.html

"Практику вождения и тактику проходили на Т-26 и БТ-7, а стреляли из танков, на которых обучались. Сначала из «матильд» и «валентайнов», а потом из Т-34. Честно говоря, мы боялись, что нас могут выпустить на иностранных танках: «Матильда», «Валентайн», «Шерман» – это гробы. Правда, броня у них была вязкая и не давала осколков, зато механик-водитель сидел отдельно, и если ты башню повернул, а в это время тебя подбили, то водитель уже никогда из танка не выберется. Наши танки – самые лучшие. Т-34 – замечательный танк."

http://www.iremember.ru/tankisti/burtsev-aleksandr-sergeevich-leytenant-komandir-tanka-t-34-85.html

"- Какие снаряды у вас были в танке?

- Бронебойные и осколочные. Других не было. Причем, осколочных была примерно одна треть, а остальные - бронебойные.

- Вообще это зависело от танка, наверное. Скажем, на наших тяжелых танках ИС было наоборот.

- Правильно. Но у ИС такая "дура" здоровая, что одного попадания было достаточно. Когда мы входили в Вену, придали нам батарею тяжелых ИСУ-152, три штуки. Они меня так сдерживали! Я на Шермане мог по шоссе до 70 км/ч ехать, а они еле шли. И вот был в Вене такой случай, я его в книге описал. Уже в городе немцы нас контратаковали несколькими Пантерами. Пантера - танк тяжелый. Я приказал выдвинуть ИСУ и открыть огонь по немецким танкам: "Ну-ка, плюнь!" И он плюнул! А, надо сказать, улицы в Вене узкие, дома высокие, а посмотреть на бой ИСУ с Пантерой хотелось многим, и они остались на улице. ИСУ как ахнула, Пантеру смешало с землей, башню оторвало, метров 400-500 дистанция была. Но в результате выстрела сверху посыпалось битое стекло. В Вене много старых окон с витражами было и все это посыпалось на наши головы. И вот я себя по сей день казню, что не доглядел! Столько раненных оказалось! Хорошо еще мы в шлемофонах были, но руки и плечи очень сильно порезало. Такой печальный был у меня опыт, когда я первый раз в городе воевал. Мы еще говорили "Умный в город не пойдет, умный город обойдет". Но здесь у меня был четкий приказ ворваться в город."

http://www.iremember.ru/tankisti/loza-dmitriy-fedorovich/stranitsa-5.html
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Война Германии против СССР   Сегодня в 4:53 pm

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Война Германии против СССР
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 2На страницу : 1, 2  Следующий
 Похожие темы
-
» Сонопакс, 6-ая больница
» Комментарии к фотографиям
» Индивидуальное или домашнее обучение.
» Чем может "грозить" неаттестация в 1 классе?
» Гимны (России и не только)

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Обо всем понемногу :: Суета вокруг истории-
Перейти: