Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2
АвторСообщение
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Сб Июн 26, 2010 7:19 am

varjag_2007 24 Июн, 2010 15:30
До этого в каждой из этих областей действовали разведка, контрразведка, органы сыска, погранслужба, фискальные органы буржуазной Польши. У каждой из этих организаций в каждой области был аппарат тайных агентов-осведомителей количеством в сотни и тысячи человек. Как известно, картотека польской агентуры была захвачена немцами. Работать как перевербовками, так и «под чужим флагом» немцы умели
А помните, я как раз об этом вам писала как-то, цитируя из старой (советского периода) книги одного из украинских чекистов-писателей?

nazar_rus 24 Июн, 2010 16:28
О, по польским спецслужбам - в яблочко. А теперь представте, что творилось на Украине, начиная с 1917 года (немецкая и польская оккупации) плюс еще то, что польская "двуйка" НАПРАВЛЕННО работала по украине и Зап. Белоруссии. После такого репрессии как "польсикй шпион" уже не вызывает никакой улыбки. В польской разведке не лаптем щи хлебали, а дело было поставлено ну очень серьезно.
И так - по любой разведке любого серьезного государства (особенно с учетом интервенции в годы Гражданской войны).
А вообще - классный комент.

houwang 26 Июн, 2010 05:29
Кстати, поляки очень нехило работали по Германии! У немцев словосочетание "польский шпион" не вызывали никаких улыбок! Ни до 39-го года, ни позже.

nazar_rus 26 Июн, 2010 06:35
Да, в польской "двуйке" серьезные профи работали.

(Анонимно) 24 Июн, 2010 17:03
Lerouge
Кому действительно интересно,
почитайте
Букаф, конечно, много, но с фактологией и логикой у автора всё в порядке, темы "репрессий", расстрельных лимитов, заговоров и пр. рассмотрены подробно.

ihistorian 24 Июн, 2010 17:13
Re: Lerouge
Это у меня есть вроде. Я к Кремлеву тепло в целом отношусь. Он хороший популяризатор. Однако, вершина исторической публицистики - Мухин)) У него чутье гения.

valentin_aleksy 24 Июн, 2010 18:55
Благодарю за хорошие слова. Я просто оставлял комментарий и не ожидал, что к нему будет такое внимание. Даже как-то было неудобно, что нарушил жанр комментария и написал многовато. Ну, теперь уж назвался груздем - полезай в кузов. Тему репрессий 1937 года нужно буквально вытягивать из трясины. В этой теме трудно не запутаться. Кто-то этим пользуется. А большинство просто дезинформировано. Для историков здесь необъятное поле деятельности.
Насчет постановления Политбюро о мастере: Почти уверен, что было еще одно, где-то в середине 30-х годов, и в нем конкретно звучало насчет пренебрежения мастером: "рассматривать как контрреволюционное преступление". Поискал сейчас в сети - навскидку не нашел. Но вот доберусь до своих архивных Авгиевых конюшен - постараюсь найти и сообщить. (А также и мой запрос в ФСБ РФ от 1994 года, о котором я как-то тоже писал в одном из комментариев в Вашем Журнале).

ihistorian 24 Июн, 2010 19:32
Середину 1930-х гг. я пока по постановлениям правительства не смотрел, буду иметь ввиду.

ihistorian 24 Июн, 2010 19:34
В этой теме пока невозможно сделать серьезные выводы - основные архивные источники недоступны.

(Анонимно) 25 Июн, 2010 13:01
"К 1937 году построение «фундамента социализма», принятие новой конституции стало свидетельством именно затухания этой группы противоречий. То есть на этом направлении враг был побежден. ... но внутри страны этого страшного врага уже не было. И поэтому на первый план вышли противоречия среди победителей – противоречия уже самого социалистического общества.
После 1917 была еще одна революция - "коллективизация и индустриализация". И был еще один враг - кулаки. "Кулацкую операцию" 1937-38 вполне можно рассматривать как "расстрел пленных".
Соображения о дифференциации доходов ОЧЕНЬ правильные и важные - для понимания атмосферы, для объяснения ХОДА, но не замысла репрессий, не для понимания политики "широкого руководства", сознательно пошедшего на "кровопускание".
БЕССПОРЕН ФАКТ, что в середине 1937 ЦК ВКП ("широкое руководство") приняло решение о СРОЧНОЙ чистке НАСЕЛЕНИЯ.
Однако консенсус внутри ЦК не был полным - разные группы руководства (ЦК) по-разному видели главного противника. Ход репрессий и сопутствующие изменения в высших эшелонах (например, усиление и падение Ежова) отражали меняющийся баланс сил. Объективные условия и атмосфера в обществе, о которых говорит и В.М. Сидоров, придали репрессиям особый размах и "колорит".

ВОПРОСЫ:
- что именно толкнуло ЦК на СРОЧНУЮ чистку?
- куда "тянули одеяло" разные группы в руководстве?
Иван
PS Не уверен, упоминались ли здесь книжки Наумова ( напр}.
Что Вы о них думаете?

jescid 25 Июн, 2010 19:57
Комментарий интересный, но…
> комментарий от бывшего работника спецслужб
Не слишком бывший, м.б…

1

2

Охранитель.
Сложно поверить, что бывший кадровый советский военный будет защищать текущую власть, которая, дескать, просто не в курсе и почти за народ.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Сб Июн 26, 2010 7:33 am

Прямо скажу, задели меня комментарии по польской линии, учитывая, что мой дедушка-поляк погиб именно в 1937г.
Жалко, что сканер отволок на работу - нужно будет несколько сканов сделать к выполняемому мною реферату, тогда первая часть будет именно по "национальным репрессиям" - думаю, что вывешу уже во вторник.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
andmak
Admin


Количество сообщений : 1197
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Сб Июн 26, 2010 8:15 am

В дополнение темы считаю уместным повторить здесь рассказы моего дяди (который, кажется, я когда-то уже приводил) о причинах разрастания "репрессий" в армии в 1937-38 гг.
Он, тогда молодой, но энергичный студент, связанный с оборонной тематикой, рассказывал, что с середины 30-х годов в армию пошла существенно более подготовленная молодежь - младшие командиры. Старые командирские кадры (младший состав имеется ввиду), имевшие зачастую 4-х классное образование и пролетарское происхождение, выказывали ярую ревность и боязнь потерять свое положение. И именно им во многом были обязаны "репрессии" в армии на местах среди комсостава (при Хрущеве приводили примеры по воспоминаниям кого-то из военных, как в полку оставалось неарестованными пару-тройку офицеров). То есть - он также свидетельствовал о сильной социальной напряженности внутри вполне советских слоев населения! То же можно увидеть и на примере развития литературы, кино, культурной сферы - острейшая борьба и конкуренция.
Укажу на еще один очевидный момент, который историки, в силу своей "гуманитарности", не привыкли формулировать в рациональном и сжатом виде. Резкий взлет экономического и государственного потенциала в 3-е гг. вызвал еще более резкий рост численности правящего класса, слоев. Естественно встал вопрос о сохранении контроля над властью со стороны "старой гвардии", которая в любом случае, автоматически оказывалась под сильнейшим давлением "новых кадров". А с другой стороны - "новые" конечно же стремились занять положение, соответствующее их возможностям и вкладу в реальное управление страной. Острейшие противоречия и неустранимый (мирными средствами) конфликт!
(Отмечу в заключение интересный факт из истории евреев: по Брокгаузу в конце 19-го века в Европейских странах - за исключением Балкан и Восточной Европы - в каждой стране был примерно один и тот же процент евреев по отношению к остальному населению - 0,8%! Это можно интерпретировать как такое положение, при котором для контролирования основных позиций современного на тот момент европейского государства и для самовоспроизводства было необходиом именно такая цифра. А что касается Советской России в 30-е годы, то естественно за 5-10 лет увеличить численность "старой гвардии" в два-три разабыло нереально!)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Вс Июн 27, 2010 1:56 am

ihistorian
valentin_aleksy 24 Июн, 2010 08:28
Каждый, кто честно пытается проникнуть в тайну репрессий 1937 года, сталкивается с тремя трудностями: 1)Идеалистически-субъективистский подход к объяснению крупных социальных движений, стремление «объяснить» такие движения умыслом вождя, либо заговорщическими замыслами его противников. 2)Трудность понимания реальной социальной обстановки именно того периода. 3)Путаница или даже объективная невозможность выделения ОБОСТРЕНИЯ репрессий в 1937 году от общего фона закономерной и естественной работы репрессивного аппарата.
По пункту третьему: этот репрессивный аппарат не только в 1937 году, но и десятилетиями действовал в условиях: 1)Постоянной и очень острой тайной войны против всемирной коалиции спецслужб. К сожалению, этот момент непосвященным непонятен. Например, мало кто осознает то положение, которое сложилось в западных областях Белоруссии и Украины после прихода туда советских войск в 1940 году. До этого в каждой из этих областей действовали разведка, контрразведка, органы сыска, погранслужба, фискальные органы буржуазной Польши. У каждой из этих организаций в каждой области был аппарат тайных агентов-осведомителей количеством в сотни и тысячи человек. Как известно, картотека польской агентуры была захвачена немцами. Работать как перевербовками, так и «под чужим флагом» немцы умели. Остальное можно дофантазировать. 2)Исключительно острого классового противоборства, начавшегося летом 1917 года буквально со «сгона с земли» целого социального слоя помещиков, дошедшего до гражданской войны и только постепенно затухавшего в дальнейшем. К 1937 году построение «фундамента социализма», принятие новой конституции стало свидетельством именно затухания этой группы противоречий. То есть на этом направлении враг был побежден. Внутри общества сложилась новая социально-политическая ситуация. Хотя вовне (смотри пункт первый») был по-прежнему «Ганнибал у ворот!», но внутри страны этого страшного врага уже не было. И поэтому на первый план вышли противоречия среди победителей – противоречия уже самого социалистического общества. Эти противоречия сейчас у большинства проскальзывают мимо сознания. Но придется мне написать о них отдельный комментарий, так как этот становится по объему великоватым.

valentin_aleksy 24 Июн, 2010 08:30
Итак, само социалистическое общество именно в интересующий нас период стало стремительно дифференцироваться. Степень этой дифференциации трудно себе вообразить даже нам, жившим при социализме в хрущевско-брежневские времена. Вот данные по заработкам в промышленности на 1940 год и на 1984 год:
В 1940 году больше всех зарабатывали инженерно-технические работники – 696 рублей в месяц. За ними с очень большим отрывом следовали администраторы (служащие) со средним месячным заработком в 360 рублей. Средняя месячная зарплата рабочего составляла 324 рубля.
Так было при «диктатуре пролетариата». Интересно сопоставить эти данные с порядками, которые воцарились в «общенародном государстве».
В 1984 году на первом месте по зарплате в промышленности уже были администраторы (служащие) с показателем 220 рублей в месяц. «Получка» рабочих составила 205 рублей в месяц. А ИТР оказались оттесненными на третье место с результатом 160 рублей.
Дифференциация в 30-е годы, противоположная привычной нам картине, не могла проходить безболезненно. У меня сейчас под рукой нет постановления Политбюро ВКП(б) о повышении роли мастера на производстве. Ограничусь утверждением, что такое постановление где-то в середине тридцатых годов принималось. Им уравниловка и третирование мастера (известное нам в «застой» посылание мастера за водкой под угрозой прекращения работы) – такие вещи объявлялись «контрреволюционным преступлением». Кстати, и «ударные бригады» ударяли, между прочим, и по рабочей среде – в них объединялись молодые, энергичные, желающие заработать побольше, игнорируя обычное «нытье» середнячков.
Не могло безболезненно стать так, чтобы появился слой, который «тяжелее блокнотика ничего не поднимает», но вознаграждается значительно больше вкалывающего ломом и лопатой. В Китае хунвейбины объявляли «контрой» еще и каждого, кто играл в шахматы. Тот же самый механизм в весьма схожих условиях приводил к репрессиям в весьма разных странах. У нас бесчинств и расправ на улицах не было. Но мордобоев в отношении специалистов на производствах, сталкиваний их под вагонетки и буквально шквала доносов на «новую буржуазию» хватило, чтобы речь пошла о крупном социальном движении. И если мы договоримся именно вот ЭТО рассматривать как «необоснованные репрессии 1937 года», то нам станет понятна и логика высшего военно-политического руководства страны, и логика чекистов (которые были как правило из семей небогатых, которые симпатизировали слоям «обиженным»), и логика «преступников», и логика доносчиков. И станет понятно, почему данное социальное движение (оно маскировалось еще и под «борьбу против бюрократии») нельзя было остановить иначе, как волной обратных репрессий.
Здесь вполне уместен вопрос, могло ли такое повториться, скажем в 1985-1986 годах, когда руководство СССР объявило об «ускорении социально-экономического развития»? Мой ответ: не могло! Почему? – Вследствие СОСТОЯНИЯ нашего общества в тот период. Берусь это проиллюстрировать одним личным опытом. В тот период я как-то неудачно подвернулся под руку руководству и был вопреки моей основной линии работы направлен на металлургический завод разобраться со случаем умышленного разъединения конвейера с ущербом в десятки тысяч тогдашних рублей. Я выбрал такой кабинет, что в него можно было войти с территории предприятия и выйти за территорию, минуя проходную. Приступил к опросу очевидцев, причем ставил непременное условие: после беседы каждый, минуя проходную, шел сразу домой. Через две-три беседы по заводу разнеслось: КГБ ВСЕХ арестовывает! Виновного мне привели сразу, и он тут же все признал и написал. Мотивом его действий было желание поскорее выпить. Именно поэтому он выбил палицу и разъединил конвейер в надежде, что теперь работу «отменят», и он пойдет в гастроном. Когда я вернулся к руководству с объяснениями виновного, то оказалось, что руководству уже звонили. Весь завод стал ходатайствовать за эту пьянь, чтобы его не судили. О государственных интересах на десятки тысяч рублей никто не вспомнил. Естественно, что при ТАКОМ настрое общества никакого повторения событий 1937 года было невозможно.
...........................
delkin 24 Июн, 2010 15:35
Старания ваши вызывают только уважение. Но результаты немного обескураживают. Да, вы верно говорите, что историк строит свои выводы строго на исторических источниках. Но не упоминаете о том, что анализ источников должен носить критический характер. И главным вопросом (ну это уже моё личное мнение) должен быть вопрос - почему?
Например, вы пишете:
Цитата :
«На происшедших открытых процессах были осуждены всего лишь несколько десятков, хотя и очень известных, руководителей. И «Правда» отнюдь не поддерживала атмосферу «охоты на ведьм»! Информационные кампании были очень скоротечны, практически ограничиваясь днями судебных процессов».
Если задать вопрос - почему, то станет понятна и роль газеты "Правда" в развивающейся трагедии. А именно - роль информационного фильтра. Люди (простые люди - я имею в виду) до 20 съезда КПСС не знали о размахе террора. Правда жёстко фильтровалась (простите за каламбур). Почему? Потому что любая власть боится возмездия, даже если её деяния не столь страшны, как деяния Сталина. И поэтому - на открытых процессах осуждаются десятки... (всего лишь!) Поэтому - «Правда» не поддерживала... Поэтому - кампании скоротечны...
Разумеется, народ должен знать, что о нём заботятся. Разумеется, он не должен догадываться о том, кто на самом деле уничтожает этот народ, и поэтому возникает целая система громоотводов - бюрократия, враги внешние и главное - внутренние, пресловутые "враги народа".
И оставив попытки докопаться до корня, вы делаете поверхностный вывод о том, что Сталин не был заинтересован... Кажется, софистикой это называется? Уж, извините. Я бы ответил на этот вопрос иначе. Сталин был заинтересован, чтобы никто, кроме людей вовлечённых, т.е. НКВД, не имел полной информации ни об истинной сути репрессий (любая ложь, что угодно!), ни об их размахе, ни о том, кто вообще руководит процессом. Это война идеологическая. И Сталин её выиграл блестяще. Ваши выводы - тому лишнее подтверждение.

ihistorian 24 Июн, 2010 15:46
ни об истинной сути репрессий ///
В этом и есть загадка 1937 г. - сегодня никто не может обоснованно определить суть Большого террора.

ihistorian 24 Июн, 2010 15:50
И главным вопросом (ну это уже моё личное мнение) должен быть вопрос - почему?///
Именно. Если исследователь прошлого пытается ответить лишь на этот вопрос, - это и есть честный историк. Если он подменяет проблему определения причин марализаторством, - мы видим перед собой пропагандиста.

delkin 24 Июн, 2010 15:57
Надеюсь, не на меня намёк? Я не морализатор. Smile
Суть Большого террора знаете кто очень хорошо презентовал? Как ни странно, Джордж Оруэлл, "Скотный двор" и "1984".

ihistorian 24 Июн, 2010 15:56
он не должен догадываться о том, кто на самом деле уничтожает этот народ///
И кто же уничтожал "этот народ"? И кто в "этот народ", по-Вашему входил? Не те, которые и сегодня живут в "этой стране"?

delkin 24 Июн, 2010 16:07
Напрасно вы играете известной цитатой. Я от "этого народа" и от "этой страны" себя не отделяю. Это всего лишь местоимение.
Сталин уничтожал свой народ, как Гитлер уничтожал чужие народы и, опять же, свой. Возможно, Сталин этого не понимал, но мы сейчас не должны закрывать глаза на конечную цену его правления.

ihistorian 24 Июн, 2010 16:32
Какова же была конечная цель Сталина? Совсем народ изничтожить?

delkin 24 Июн, 2010 16:45
Я говорил о "конечной цене", а не о "конечной цели". Первое мы можем сейчас определить, с большей или меньшей степенью приближения. Второе - на порядок более сложный вопрос. Но изучение разных режимов древности подталкивает к довольно простому ответу - сохранение власти как самоцель. Мы знаем в истории демократические режимы (относительно, конечно), знаем и деспотические. По большому счёту, любой режим стремится к самосохранению. Это закон природы и закон человеческого общества, как порождения природы. Я не вижу какой-то особой уникальности сталинизма в этом разрезе.

ihistorian 24 Июн, 2010 17:06
Самосохранение - это нормально, это банальность. А как Вы вообще цену правлений считаете?

delkin 25 Июн, 2010 07:52
Извините, а у вас своё мнение есть? Я довольно много участвовал в разного рода исторических обсуждениях и в вашей тактике не вижу ничего нового - ничем себя не обнаружить и задать побольше вопросов. Если честно, мне это не очень интересно. Хотелось бы видеть ваши аргументы. А если вопросы - то не уводящие в сторону, а предметные.

ihistorian 25 Июн, 2010 15:39
Уважаемый, мы беседуем не на скамейке в парке, где только что познакомились, - а на страницах моего блога, где моего мнения высказано уже более, чем в 300 постах. Это, по-вашему, "ничем себя не обнаружить"? В том числе и в данном посте было высказано мое мнение. А вот вашу логику я пока понять не смог - потому и спрашиваю...

delkin 25 Июн, 2010 16:14
Хорошо, извините. Тогда я попробую с самого начала. В стартовом сообщении темы вы анализируете информационные потоки газеты "Правда" и на этом основании делаете выводы о незаинтересованности Сталина в репрессиях против простых людей. У меня сразу несколько вопросов.
Прежде всего: как вы определяете достоверность этого источника, т.е. газеты "Правда" - фактологическую достоверность, т.е. соответствие сведений, приводимых в газете о репрессиях (иные вопросы меня не интересуют), реальному положению дел?
Далее: по вашему мнению, мог ли И. Сталин напрямую влиять на эти публикации и как это происходило?
Ну, и напоследок: я считаю, что сталинский режим зауряден в смысле целей и самоцелей. А вы как думаете? Что же отличает сталинизм от других аналогичных и неаналогичных режимов?

ihistorian 25 Июн, 2010 18:28
/// как вы определяете достоверность этого источника, т.е. газеты "Правда" - фактологическую достоверность, т.е. соответствие сведений, приводимых в газете о репрессиях (иные вопросы меня не интересуют), реальному положению дел?///
На основании анализа основных тем «Правды» в январе-августе 1937 г. я сделал предположение о целях информационной политики центрального руководства. «Правда» для этого – важнейший источник.

///Далее: по вашему мнению, мог ли И. Сталин напрямую влиять на эти публикации и как это происходило?///
У меня нет сейчас доказательств, но думаю не ошибусь, если предположу, что Сталин лично определял информационную политику «Правды», хотя это не значит, что он читал газеты ДО выхода номера. Ставил цели и задачи редакции, а потом смотрел реализацию, вмешивался по необходимости.

///Ну, и напоследок: я считаю, что сталинский режим зауряден в смысле целей и самоцелей. А вы как думаете? Что же отличает сталинизм от других аналогичных и неаналогичных режимов?///
Заурядность – термин не научный. Цель сталинской власти в разные годы была разной. Если в общем и коротко: развитие страны в интересах большинства. Заурядно это или нет, - решайте сами.

obivatel_ua 24 Июн, 2010 19:49
Моя теория следующая:
Врезультате революции и последующей гражданской к власти в стране, республик и наместах пришли пассионарные личности, склонные к насилию и убийствам (человека убить, что муху прихлопнуть). Такие красные командиры заняли руководящие должности, в их окружении были их же сотоварищи по прежним чисткам битвам (аналогичным образом в САСШ создавался институт власти на местах -- я про институт шерифов). Но жизнь на месте не стоит: снизу по служебной лестнице поднимаются-растут специалисты с соответствующим образованием, опытом работы. Естественной их реакцией было защитить свои места и места своего окружения, благо власть в их руках, громкие имена "героев гражданской".
Так что со Сталиным, или без -- страна от репрессий не ушла бы далеко: репрессии-то не прекращались и не прекратились бы никогда, если только... если только не удавить всех этих героев гражданской, или хотя бы, выбить из их рук репрессивный аппарат и удавить только недовольных этим "ущемлением".
Именно так: революционные репрессии будут продолжаться пока революция не сожрёт своих детей.
Так что не Сталин начал репрессии: он их прекратил.
ПС. Пришёл сюда по наводке varjag_2007.

someonecurious 25 Июн, 2010 06:15
"Кентавр власти" Н. Макиавелли
Цитата :
Власть держится на силе и согласии. Своей силе и согласии общества эту власть терпеть, причем "согласие" вовсе не означает горячего одобрения - вполне достаточно доброжелательного безразличия. Или даже равнодушного пофигизма...
Поэтому комментарий читателя: "Поднятие руки [на собрании-митинге и т.п. - S.] не означает одобрение политики власти" - не верен. Именно это оно и означает.
Рискну высказать свое соображение. Лично мне ситуация 37-38 гг. с ее всплеском подозрительности и доносительства здорово напоминает "государево слово и дело" 18 века. Русские второй раз за свою историю наступили на те же самые грабли. Террор - реакция цепная, т.е. самоподдерживающаяся, ее легко запустить, а вот остановить бывает сложно...
Есть у огнеборцев такой метод борьбы с лесными пожарами - встречный пал. Лично я согласен с т.з. Ю. Жукова: именно так - "встречным палом" контррепрессий - Сталину и его команде удалось остановить то, что раскрутила часть "красных бояр".

diewolpertinger 25 Июн, 2010 11:51
Цитата :
Сталин не был заинтересован в репрессиях против рядовых граждан. Там – в гуще рядовых граждан были корни его силы. Обрубить эти корни, т.е. лишить Вождя поддержки в народе, и могли быть призваны массовые репрессии против рядовых граждан. Возможно, не случайно удар наносился по самым неустойчивым, только склоняющимся к примирению с властью бывшим кулакам, церковникам, «бывшим» и т.д
Необоснованно.
Власть Сталина опиралась не на граждан, а на партию и НКВД.
Потому-то сталинские репрессии были направлены не против партийцев и нквд-шников, а как раз против рядовых граждан.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Пн Июн 28, 2010 7:12 am

uldorthecursed 28 Июн, 2010 11:43
> "Кулацкую операцию" 1937-38 вполне можно рассматривать как "расстрел пленных".
Как расстрел сбежавших из плена. Кулаков, живших в местах высылки, никто не трогал -- репрессиям подверглись только те, кто самовольно вернулся домой или вообще перебрался в город.
Это, кстати, опровергает миф о том, что институт прописки не давал перемещаться по стране и выбирать место жительства...

> БЕССПОРЕН ФАКТ, что в середине 1937 ЦК ВКП ("широкое руководство") приняло решение о СРОЧНОЙ чистке НАСЕЛЕНИЯ.
Маленькое уточнение: о чистке криминогенных слоев населения.
Репрессии по приказу 0047 осуществлялись "по анкетным данным" -- по наличию в документах органов НКВД фактов, указывающих на склонность к неоднократному нарушению законов. Естественно, "контрреволюция" сюда тоже была отнесена -- но, между прочим, не сразу, а в процессе расширения кампании. Только вот инициатива повышения "лимитов" (установленных верхних пределов допустимого числа репрессированных) шла не из ЦК, а именно от местных властей.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Вт Июл 06, 2010 7:16 pm

http://a-dyukov.livejournal.com/770241.html
Александр Дюков (a_dyukov) 2010-07-06 22:16:00
Метки данной записи: книги
Принципы составления росспэновской серии "История сталинизма" становятся все более и более загадочными. Зашел я давеча в магазин и увидел, что в серии вышла целая уйма книг, к истории сталинизма если и имеющее отношение, то весьма косвенное:
- В.П. Булдаков, Красная смута: Природа и последствия революционного насилия
- Чехословацкий кризис 1967-1969 гг. в документах ЦК КПСС
- 1968 год. «Пражская весна» (Историческая ретроспектива)
Нет, я понимаю, что В.П. Булдаков - замечательный ученый, а сборники по Чехословакии-1968 очень познавательны - но уж если вы серию заявили про сталинизм, так не публикуйте в ней книги не по теме!
А последняя книга серии меня вообще убила.
А. Грациози, "Советский Союз в 209 цитатах"
Аннотация: "В книге итальянского историка А. Грациози подборка цитат из различных документов, высказываний советских политических деятелей, ученых, писателей, диссидентов складывается в краткий очерк истории Советского Союза. Цитаты сопровождаются развернутыми примечаниями, включающими биографические сведения об их авторах и упоминающихся в них лицах, а также дающими представление об историческом контексте того или иного высказывания".
Это уже вообще за гранью разумного. Книга для детей-дебилов и иностранцев.
А между тем давно анонсированные в серии книги Таннберга и Илмъярва до сих пор не издали.

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Сб Авг 14, 2010 10:28 am

http://ihistorian.livejournal.com/120799.html?thread=2424543#t2424543
ihistorian @ 2010-08-13 20:16:00
Антисталинизм как форма психического расстройства
Уважаемый valentin_aleksy оставил у меня интересный комментарий, который достоин того, чтобы вынести его в отдельный пост.
Цитата :
«Во многих случаях антисталинизм является формой психического расстройства. Причем это можно встретить, например, и в среде сотрудников чекистских органов. Вот случай: Товарищ «Щ» по взглядам выраженный антисталинист. К концу рабочего дня выясняется, что я с начальником должен поехать на самую окраину города. Начальник вызывает автомашину. И тут мы вспоминаем, что «Щ» живет как раз на той окраине города, что добираться туда долго и трудно. Конечно, решаем его порадовать и подвезти домой. Я иду и сообщаю «Щ» об оказии. Он напрягается и ставит вопрос: «Почему руководство хочет, чтобы я на полчаса раньше ушел с работы?» Я млею. Дело заканчивается тем, что в тот раз «Щ» так и остался ночевать на работе.
Антисталинист – человек, поверивший, будто по воле одного руководящего злодея были уничтожены миллионы, десятки миллионов людей. В представлениях антисталиниста его предки жили в постоянном страхе, либо они были ни за что ни про что репрессированы, унижены, задавлены. Жить с такой «наследственностью» уже трудновато. А тут еще сознание и подсознание вполне правомерно подсказывает: если ТАКОЕ было возможно тогда, то почему ЭТО не может повториться сейчас? В результате у антисталиниста почти не бывает того обыденного настроения, с которым обыватель лениво хлебает картофельный суп в постирочный день. Нет, антисталинист знает, что белье в комоде, а за комодом «жучки» или демоны из политсыска. У некоторых расстройство принимает паталогические формы. Мне известен один, имевший родственников в Австралии. Он считал, что КГБ никогда не простит ему «связей с заграницей», и оборудовал на кровати большой чугунок, в который всегда на ночь засовывал голову, дабы чекисты не читали его мыслей во сне.
То есть антисталинист постоянно чувствует себя преследуемым. Его не успокоишь тем, что Сталин уже умер. Антисталинист знает, что «система» жива. Обычный человек, просто старается выкрутиться, если он, например, пойман на превышении скорости на дороге. У антисталиниста же такой инцидент станет событием, он поведет себя непредсказуемо. Или, будучи неправым, закатит скандал сотрудникам ГИБДД. Или, наоборот, станет лебезить и «сунет» раз в пять больше того, что в таких случаях обычно «полагается». Особенно антисталинист «плывет» при задержаниях. Тут надо понимать: живем в такое время и в таком обществе, что вообще «от сумы да от тюрьмы не зарекайся». А нередко стечение обстоятельств таково, что временного задержания миновать трудно. Меня, например, задерживали в октябре 1993 года и потом по стечению обстоятельств один раз в Казахстане. И вот что интересно: я ни к каким связям и к рассказам о своей прошлой оперативной работе не прибегал. Но на поведение сотрудников милиции не могу пожаловаться. В рамках тех обстоятельств они вели себя так, как должны были себя вести. Первые минуты две они атаковали словесно, употребляя разные слова из блатного языка. Например, спрашивали: «Эй, рулевой, у тебя кто разводящий?» Здесь хочу посоветовать молодым людям: в таких случаях надо просто вести себя прилично и естественно. Если не поняли вопроса, то не надо строить из себя «крутого», а надо просто переспросить на культурном нормальном языке. Через одну-две минуты словесная агрессия проходит, начинается вполне нормальный разговор. И вместо «обезьянника» Вас оставляют в своей собственной автомашине под простое обещание, что я до утра не уеду. И даже ключи от автомашины оставляют: ведь ночью холодно – и придется заводить двигатель для обогрева.
Комплекс антисталиниста нередко оказывается роковым для его обладателя. Вот история раскрытия американского агента из числа работников атомного объекта в самом начале 50 годов. Эту историю я знаю от чекиста ещё тех времен полковника Лугинина. На объекте была какая-то мелкая групповая кража. По сему случаю пришлось Лугинину допросить и этого человека. Во время допроса Лугинин подошёл к окну и равнодушно посмотрел во двор, где шофёр управления накачивал автомобильную камеру. Очевидно, перекачал, потому что камера лопнула с громким хлопком. Лугинин повернулся к допрашиваемому и увидел, что тот мгновенно посерел, затрясся и стал хрипеть, что всё расскажет. И действительно всё рассказал, представил полученные через тайники от американцев деньги, инструкции, способы связи и так далее. Как потом выяснилось, он принял хлопок от лопнувшей камеры за выстрел, которым чекисты только что вот тут же во дворе кого-то «шлёпнули» под равнодушные взгляды таких, как Лугинин. Конечно, жить с такими комплексами очень тяжело. А насчёт лечения… Лучше это предупреждать. Потому что уже заболевшим информирование мало помогает. Заболевшим лучше помогать фразой типа: Да не нужен ты там такой никому!"
Обращаю внимание: автор не считает всех антисталинистов такими!
И я не считаю всех антисталинистов психами и идиотами. Ведь по данным моего опроса значительная часть современных сталинистов были либералами и антисталинистами когда-то… Возможно, что какая-то часть антисталинистов сегодня проходит этот путь превращения в сталиниста. Этот путь труден и долог в условиях тотального давления антисталинской пропаганды. Ведь надо самостоятельно разобраться во многих вопросах…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Сб Авг 14, 2010 9:28 pm

http://kl-acc.livejournal.com/142306.html
Леонид Кроль (kl_acc) @ 2010-08-15 00:56:00
фуражка, кепка, каска. треугольник огня
Как посорились Юрий Михайлович с генералом Громовым наверняка знают многие. Кажется, даже я знал, но так давно, что забыл. не из -за какого-то же пожара им мириться. А генерал -полковнику Шойгу идет каска, для съемок. видимо ее носит майор -порученец, заодно проходя практику перед повышением. Новостей про пожары мало, первые недели - какие новости? жить почти нельзя, но ведь авось погаснет. да и кто в праве эти новости распространять?
Я было думал почитать энтомолога политического закулисья А. Морозова, но потом сообразил, что вряд ли кто пишет. Все ведь озабочены властью, и хоть бы и потереться о нее, шкуркой ли, рядом постоять, на цыпочках, или хоть критиковать, как в басне, знать силен голосок, раз так громко лает. а тут - власть молчит, ну и что тут тявкнешь? Вот и придумываю новости.
А то ведь, казалось бы, пару тысяч поливальных машин, хоть и загореться могут, но ведь и прикрыть умельцы бы справились. ну или там другая какая московская техника. Мне тут иностранцы пишут прочувственные письма - мол как там горите, живы ли? нравится ли дышать? Им бедным невдомек, что у нас всем и всегда все нравится. ну или у кого активная жизненная позиция, то сначала не нравится. а потом с ведром и багром, легкие сухие ожоги одного глаза и героизм в другом, - медаль на грудь за отвагу и счастья и рассказов до следующего пожара.
Один мой давний клиент, дослужившийся до немалого чина, вырос без отца. В сорок первом тот ушел в ополчение, заливать собою еще тот пожар, ту давнюю безответственность, растерянность и бездарность власти. Но не повезло. Был осужден и расстрелян особым трибуналом, той тройкой, которой вполне хватило согласия на это. Мой же знакомый достал это расстрельное дело, оно оказалось очень коротким. Вина была несомненна и состояла в том, что николай, так звали отца, а по отчеству его кроме трибунала никто назвать и не успел, сказал другу: "А ведь победить этих гадов будет непросто".
И как же оказался прав! Победить этих гадов, будет непросто. Многое изменилось с тех пор, но остались три константы государственности. Первая: в основе управления лежит мелочная раздражительность первого лица, не терпящего ничьей непрошенной инициативы. И один управляя всем. он не управляет ничем, кроме той или иной нефтянки и решения о том, кого посадить, а кого еще потерпеть.
И второе: неплеменной человеческий скот, никому не интересен. ну как рой мошкары вокруг большой лампы, и каждую особь жаль еще меньше, чем дерево. А их - кто же будет считать. так что, подышав мелкими отравляющими шлаками, ну проживет десять процентов населения на пять лет меньше каждый. и это очень мягко говоря. Ну умрет вскоре всего три процента, а это ведь всего-то тысяч триста.
Ну и третье. Не просто - каждый лишний, а "не повезло" и "авось" - выдаются за закон русской рулетки. Случайность как счастья так и несчастья, "смотри вверх, держи руки по швам и не шляйся по пожарам - без тебя разберутся".
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Вс Май 29, 2011 1:56 am

http://nilsky-nikolay.livejournal.com/301928.html#cutid1 26 мая, 22:50
Об экономических предпосылках подъёма сельского хозяйства Н.Н.Суханов
Доклад, сделанный 4 декабря 1928 года в Аграрном институте
Если бы два года тому назад меня спросили, какая стоит перед нами основная и очередная проблема нашего народнохозяйственного и социалистического строительства, то я ответил бы категорически: это развитие и форсирование нашего хлебного экспорта. В резолюции июльского Пленума ЦК было достаточно охарактеризовано значение этого фактора, и я думаю, нет никакого основания останавливаться на характеристике значения хлебного экспорта для нашей валюты и для осуществления генеральной линии нашей экономической политики — для индустриализации.
Два года тому назад проблема хлебного экспорта в качестве центральной и очередной проблемы ставилась, однако в условиях гораздо более благоприятных, чем теперь. С тех пор мы шагнули назад. Сейчас условия менее благоприятны. Мы испытываем трудности не в осуществлении хлебного экспорта, а трудности в нашем внутреннем хлебоснабжении. Нам приходится решать предварительно более элементарные задачи — раньше, чем перейти к реализации экспорта наших сельскохозяйственных продуктов. Между тем, хлебный экспорт остается все же необходимым условием и фактором нашего хозяйственного прогресса и социалистического строительства.
Сейчас нам приходится в качестве центральной и очередной проблемы, а вместе с тем проблемы более элементарной, поставить проблему нашего внутреннего хлебоснабжения. Надо выяснить, откуда проистекают трудности в наших хлебозаготовках, трудности в нашем внутреннем сельскохозяйственном рынке.
Вы мне позволите, однако, сейчас же, немедленно отмахнуться от некоторых объяснений, которые даются этому явлению, — ну, например, от спячки нашего хлебозаготовительного торгового аппарата. Всем вам известно, что не тогда начинаются трудности, когда засыпает хлебозаготовительный аппарат, а наоборот, у нас начинаются крики относительно спячки хлебозаготовительного аппарата тогда, когда начинаются хлебозаготовительные трудности. Аппарату же нашему при нашем столь внушительном руководстве заснуть ни при каких условиях нет решительно никакой возможности. Я также думаю, что не следует останавливаться и на другом объяснении наших трудностей в области хлебоснабжения; не стоит останавливаться на таком факторе, как козни кулака. Я никак не могу примириться с мыслью, что жалкие 3% могут противопоставить себя действенно, с успехом, всей мощи нашего государственного аппарата. Это во-первых. А с другой стороны наше понятие кулака становится на свое место только в условиях благоприятной конъюнктуры. Когда же условия неблагоприятны, то понятие кулака расширяется почти до безграничности: оно начинает охватывать такие элементы нашей деревни, о которых вы читали в сегодня напечатанной речи главы нашего правительства. Когда начинаются трудности, кулаком начинает называться и тот крестьянин, который практикует элементарные улучшения в своей агрокультуре, и тот, который заводит радиоаппарат.
И спячку аппарата, и козни кулака, и тому подобные объяснения, взятые с поверхности явления, можно сейчас не подвергать обсуждению. Надо остановиться на более фундаментальных факторах, которые действительно порождают наши затруднения. В чем они заключаются? Вот более фундаментальное объяснение — по линии взаимного сопротивления: затруднения происходят потому, что мы мало производим. Однако, как бы мы мало ни производили, такой ответ еще совершенно не решает вопроса. Во-первых, надо установить, насколько мало мы производим и действительно ли отсюда проистекают наши затруднения. А во-вторых, если мы мало производим, то надо выяснить, почему же именно мы недопроизводим. Только в том случае, если мы поставим здесь правильный диагноз, мы можем нащупать и правильные пути для исцеления.
Причины, обычно привлекаемые к объяснению этого факта, таковы. Во-первых, революция уничтожила сельскохозяйственные предприятия, бывшие товарными по преимуществу. Это помещичьи и крупные кулацкие хозяйства. Их ликвидация выдвигается в качестве одного из важнейших факторов понимания товарности советской деревни. Однако этот аргумент надо существенно ограничить. Конечно, помещичье хозяйство было несравненно «товарнее» крестьянского. Но что это значит? Значит ли это, что оно больше производило? Нет, оно на той же площади производило меньше: как известно, помещичьи земли были распаханы меньше крестьянских; в них была большая доля экстенсивных угодий. Помещичье хозяйство было «товарнее» потому, что оно на той же площади потребляло меньше (в натуре), то есть оно кормило меньшее число производителей. Теперь на той же площади производится не меньше, но кормится больше. Потому та же площадь дает теперь меньше товарной продукции. Смысл сказанного заключается в том, что дело совсем не в факте ликвидации хозяйств с большим коэффициентом товарности, а в хлебном балансе района или всей страны.
Почти то же самое можно сказать и об измельчании крестьянского хозяйства. Несомненно, измельчание хозяйства роковым образом отражается на производительности труда. Два измельченных хозяйства, появившиеся на территории одного более крупного, несомненно, производят огромную растрату своего труда, и живого труда, и в виде средств производства. Сомнений тут нет. Но сказать, что та же территория стала производить значительно меньше, я думаю, было бы неправильно. Несомненно, падение сбора здесь налицо. Но все же измельчание хозяйств также нужно считать второстепенным фактом. И если бы мы искали причины наших хозяйственных затруднений и объяснения нашего недопроизводства именно в этом популярном аргументе, это было бы совершенно неправильно.
Может быть, объяснит дело следующий фактор — урожай, исходящий от господа бога? Всем вам известно, что этим фактором объяснить положение дел с недопроизводством хлеба также совершенно невозможно. Напротив, в последние годы мы имеем совершенно исключительное явление — не три урожая подряд, а вот уже четыре урожая. Приписывать наше производство господу богу также нет никакой возможности.
Надо искать дальше. И вот в качестве причины, не объясняющей явление в конечном счете, но причины ближайшей, мы видим падение посевной площади. Эволюция посевной площади за последние годы вам прекрасно известна. До 1926 года посевная площадь под зерновыми культурами росла. В 1927 году она стала стабильной или имела некоторое уменьшение — 1,9% и в 1928 году она дала уменьшение на 2,3%. Вот уже два года посевные площади под зерновыми хлебами у нас сокращаются. В этом можно и должно с полным основанием видеть причины нашего недопроизводства хлеба. Возникает вопрос — почему данное сокращение посевной площади под зерновыми хлебами имеет место? Надо объяснить этот фактор для того, чтобы иметь возможность должным образом на него реагировать.
Мыслимы две причины: во-первых, крестьянство лишено ресурсов, необходимых для расширения посевной площади: крестьянство не может расширять дальше посевную площадь. Другая теоретически мыслимая причина в том, что крестьянство не видит в этом хозяйственного расчета, что крестьянство не хочет расширять посевную площадь.
Первая причина, как вы понимаете, совершенно фиктивна. Слово «деградация» применительно к теперешнему состоянию посевных площадей и сельского хозяйства является термином нелегальным, может быть, с некоторым тому основанием. Я готов уступить это понятие и констатировать, что сокращение посевных площадей отнюдь не знаменует собою деградацию, Действительно, нет никаких сомнений, что материальные возможности крестьянства за последние годы улучшились. Мы знаем, что у крестьянства появились новые ресурсы, у него стало больше тягловой силы, больше машин, всякого удобрения, у него стало больше рабочей силы. Крестьянство может расширять посевную площадь и в 1926— 27-28 гг.
Если это не так, стало быть оно не хочет этого делать. Стало быть, при наличии всех материальных возможностей и средств производства у него нет для этого хозяйственного расчета. Если так, то явление сокращения посевной площади может быть действительно не стоит называть деградацией. Но нужно изыскать какое-то другое понятие, которое бы объясняло сокращение посевных площадей. Такое понятие можно заимствовать из практики капиталистического, особенно синдикатского хозяйства. Это не деградация, это, если угодно, нормирование производства. Крестьянство, сознательно планируя в пределах своего индивидуального хозяйства, определяет количество продукта, которое ему выгодно выпустить на рынок.
Итак, причина нашего недопроизводства заключается в том, что крестьянство утратило стимул, утратило хозяйственный расчет к расширению зернового хозяйства. Исчез фактор, совершенно необходимый для расширения всякого производства вообще.
Когда мы говорим о нашем сельскохозяйственном недопроизводстве, то мы интересуемся крестьянским хозяйством, как товарным хозяйством. Мы не интересуемся в данном случае, сколько крестьянство производит и сколько оно потребляет как натуральное хозяйство. Мы интересуемся тем, сколько оно вывозит на рынок. Во всех этих наших рассуждениях мы имеем дело с крестьянином как с товаропроизводителем. А всякий товаропроизводитель, если не с сотворения мира, то с начала товарного хозяйства действовал по хорошо известной вам формуле Т — Д — Т. То есть крестьянин производит свой товар только для того, чтобы получить взамен другой товар, им не производимый. И он производит и реализует на рынке именно столько товара, сколько он рассчитывает получить эквивалентно для своего собственного хозяйства или личного потребления. Если перед ним товарная масса в неограниченном размере, то, естественно, что крестьянин, как всякий товаропроизводитель, должен форсировать свое производство для того, чтобы получить из этой массы максимум ценностей. Если Т, имеющееся на рынке, равно Т, какое он сам производит, то ему расширять свое производство пет никакого смысла. Если же Т2 меньше, чем T1, то есть, если товара на рынке он может получить меньше, чем он производит, то ясно, что он не только не может расширять свою продукцию, но неизбежно должен сокращать ее до уровня Т2.
Эти простые элементарные рассуждения, казалось бы, всем прекрасно известны. Столь компетентное собрание, как настоящее, может даже претендовать на меня, зачем я занимаю его столь элементарными вещами. Но я думаю, что у меня есть некоторые оправдания для этого «открытия Америки». Ибо недостаточно знать, что Америка существует, необходимо уметь туда ездить. Необходимо каждому шкиперу снова и снова учиться плавать в эту хорошо известную, давно открытую Америку. Я хочу сказать: основные законы товарного хозяйства вам, несомненно, хорошо известны: но проблема заключается в том, какое употребление делается из знания этих элементарных и непреложных законов товарного хозяйства.
Посмотрим, как обстоит дело в нашей действительности. Посмотрим, прежде всего, как обстоит дело с соотношением между товаром, производимым крестьянином, и тем товаром, который ему наше народное хозяйство и наша промышленность могут предложить.
Вот у меня перед глазами данные контрольных цифр нашего НКТ. Чтобы не утомлять ваше внимание, я приведу только сальдо нашего промтоварного баланса за четыре последние года (включая 1928—29). Оказывается, что за все эти годы имел место систематический товарный дефицит, то есть покупательные средства крестьянина превышали наличие промтоваров, предлагаемых деревне. Превышали на след. величины, то есть дефицит выражался в следующих цифрах: 390, 478, 154 и 39. Цифры показывают за последние 3 года систематическое и очень резкое падение товарного дефицита. Правда, эти цифры нельзя считать достоверными. Ибо, по последним подсчетам, ВСНХ снизил для последних двух лет цифры промпродукции с 7 800 до 7 500 и с 8 580 до 8 000 млн рублей. Фактически товарный дефицит выражается за последние годы отнюдь не в цифрах 154 и 39, а выражается в цифрах 450 и 600 млн рублей. Но я вообще думаю, что точно установить цифры товарного дефицита, спроса и предложения нет никакой возможности. Поэтому будут ли они несколько меньше или несколько больше, это не должно иметь значения.
Но вот тут и интересно посмотреть, какое употребление у нас делается из общеизвестной формулы простого товарного хозяйства товар — деньги — товар. То есть, не настаивая на той или иной цифре товарного дефицита, мы должны взглянуть на метод, которым он исчисляется. В этом сказывается мера понимания дела некоторыми нашими хозорганами.
Вот что мы читаем в контрольных цифрах Наркомторга:
Цитата :
«Если в 1927—28 г. баланс на рынке промтоваров сложился довольно благоприятно, дав небольшой нереализованный излишек покупательного фонда, то в предстоящем 1928—29 г. возможно дальнейшее сближение покупательного фонда, спроса и предложения».
Действительно, если (по первоначальным расчетам) в прошлом году дефицит составил только 39, то, вероятно, на будущий год будет ноль. То есть по НКТ в будущем году никакого товарного дефицита уже не будет, и товарный голод будет изжит. Тем самым, с точки зрения всего вышеизложенного (формулы Т — Д — Т) все наши хозяйственные затруднения будут ликвидированы.
Но, товарищи, хотя в НКТорге и читали Маркса, все же употребление формуле товар — деньги — товар дается неожиданное и совершенно неправильное. Покупательный фонд в деревне здесь исчисляется в деньгах. Если кому-нибудь будет интересно, я оглашу эти цифры. Покупательный фонд деревни, в контрольных цифрах НКТ, состоит из денег, полученных за реализованные сельскохозяйственные продукты, из денег, реализованных за промыслы и т. д. Так исчисляется этот покупательный Фонд. Но разве, спрашиваю я вас, деньги действительно есть покупательный фонд деревни? Разве среднее Д этой формулы товар — деньги — товар действительно есть покупательный фонд деревни? Нет, по выражению К. Маркса, деньги в данном случае есть не что иное, как «мимолетное объектированное отражение товарных цен», а вовсе не покупательный фонд деревни. Нам говорят, что товарный голод изживается, потому что Д сближается с Т вторым. Но, помилуйте, как же в простом товарном хозяйстве это Д может не сближаться с Т вторым? Крестьянство, сколько бы оно не производило, реализует, то есть, обращает в Д — в деньги — столько товара, сколько ему нужно денег для того, чтобы купить Т второе. Если сегодня крестьянин увидит, что им реализовано слишком много, он, конечно, на будущий год реализует меньше, то есть добудет денег меньше. Если не хватает на рынке товара, он будет с каждым годом добывать денег все меньше и меньше, и это Д никак не может не сближаться с Т. Вывод, который делается НТК, а за ним и другими нашими хозяйственными органами, совершенно бессодержателен. Длительного и резкого разрыва между Д и Т2 вообще никогда в простом товарном хозяйстве быть не может.
Покупательный фонд деревни — это не есть Д, это есть Т первое. Все, что крестьянин произвел, вся стоимость его товара, есть его покупательный фонд. И нас должно интересовать сближение не Д и Т второго, а Т первого и Т второго. Т первое гораздо больше Д, потому что крестьянство не реализует всего производимого продукта. Следовательно, товарный дефицит гораздо больше, чем он исчислен. Но главное не в этом. Главное в том, изживается ли он и как именно? И здесь ответ может быть только один: если сегодня крестьянину нет смысла продавать, то завтра ему не будет смысла и производить продукт. Другими словами, Т первое должно в свою очередь сближаться с Д, также как Д должно сближаться с Т вторым, то есть резкий и длительный разрыв не только между Д и Т вторым, но и между Т первым и Т вторым совершенно немыслим. И если мы имеем Т2 меньше T1, то дефицит может изживаться только за счет падения T1, то есть за счет падения сельского хозяйства.
Цифры НКТ дают представление о благополучии. Но это благополучие только бухгалтерское. Оно скрывает за собой глубочайший экономический кризис. Скрывает для тех, кто не умеет сделать надлежащего употребления из формулы Т—Д—Т.
Итак, при наличии товарного дефицита и разрыва между Ti и Т2 наши агрономические мероприятия никак не могут быть приведены в движение; рассчитывать на какое бы то ни было увеличение продукции при наличии товарного дефицита нет никакой возможности.
Правда, не нужно понимать дело так, что вопрос заключается только в одном голом недостатке промышленных товаров,— имеются и еще факторы, которые даже при наличии товаров могли бы испортить положение дел. Мы знаем, что у нас имеются даже случаи затоваривания. Наличие промышленных товаров в деревне еще не знаменует собою непременную реализацию сельскохозяйственных продуктов. Но это имеет значение совершенно второстепенное. Вот в каких случаях это возможно. Это возможно, во-первых, в случае ни с чем несообразных цен. Само собой разумеется, что определенной политикой цен можно вообще любой продукт, например, хлеб, совершенно прогнать с рынка. Политикой цен можно заставить все наличные хлебо-фуражные ресурсы перегонять в мясо. Но можно сделать и наоборот — и продажа хлеба будет выгодна, а мяса убыточна. Однако политика цен действует только в пределах наличия на рынке промтовара. Без его наличия никакой политикой цен добиться надлежащего эффекта невозможно. При данном количестве товара, предлагаемого в деревне, без его увеличения — повышение цен есть не что иное, как преступная порча валюты, о чем подробности можно легко почерпнуть в отделе о денежном обращении у того же К. Маркса. Второй случай, когда возможно затоваривание, когда товароснабжение деревни не даст надлежащего эффекта,— это случай совершенно невыносимого их качества.
Итак, никакой рост сельскохозяйственной зерновой продукции невозможен, никакие меры агротехнического характера, направленные к подъему сельского хозяйства, не могут быть действительными до тех пор, пока каждая единица, произведенного в деревне сельскохозяйственного продукта, не будет на рынке встречать ответной единицы промтоваров.
Итак, дело исторически и теоретически обстоит следующим образом. В 1921 году был введен нэп. Крестьянство стало получать промышленные продукты не за счет государственного снабжения, а стало производить товары со специальной целью — получить промышленный товар, который ему нужен. В силу имманентных законов товарного хозяйства крестьянство стало развивать свои производительные силы в меру своих возможностей. Оно стало увеличивать свою посевную площадь, по возможности подходя к старому довоенному уровню.

Из ответов на вопросы, поступившие после доклада.
Мой доклад базировался на трех китах. Он состоял из трех основных положений. Во-первых, крестьянское, как и всякое другое товарное хозяйство не может реализовывать и производить товар, если на рынке нет соответствующего товарного эквивалента. Во-вторых, мы имеем в нашей экономической действительности товарный дефицит, то есть отсутствие на рынке этого необходимого товарного эквивалента, в силу чего крестьянское хозяйство не будет сначала реализовывать, а затем расширять свою продукцию. И в-третьих, этот товарный дефицит, как необходимое условие сельскохозяйственного подъема, может быть бесспорно уничтожен только за счет импорта товаров из-за границы. Таковы три центральные положения моего доклада.
Данные мероприятия, состоящие из стимулов сельскохозяйственного производителя, не являются сами по себе рычагом классовой политики. Эти мероприятия сами по себе вовсе не направлены к тому, чтобы бороться с кулаком, но в распоряжении современного государства имеются десятки средств для ущемления кулака. Почему из каждого экономического мероприятия непременно надо делать орудие классовой борьбы в деревне?
Я перед собой поставил проблему относительно того, как стимулировать развитие товарной продукции деревни, а то, что слои до сих пор не окрестьянились, слои, не дающие на рынок товара, это меня пока не интересует. Но мне надо, чтобы эти мельчайшие крестьянские хозяйства, еще не способные воспроизводить для рынка, понемногу получали бы такую возможность. Когда они будут такую возможность получать, они будут уже товаропроизводителями, связанными с обществом, они будут работать по формуле товар — деньги — товар.
То, что я предложил, я предлагал на основе определенных экономических, хотя, может быть, и ошибочных предпосылок, а отнюдь не в качестве фокуса, и не в качестве попытки обойти нашу экономическую действительность, а пойти ей навстречу. И я предлагаю действительно осуществление этих мероприятий в пределах монополии внешней торговли, и в таких формах, которые не подрывали бы, а были бы фактором нашей генеральной линии — индустриализации.
Мне остается выразить только горячее пожелание, чтобы поскольку данные мероприятия отвергнуты и считаются неприемлемыми, чтобы жизнь не заставила искать решения всех изложенных проблем на путях, которые могут нас отвести далеко от социализма.

Наверное, не стоит удивляться дальнейшей судьбе Николая Николаевича.

В июле 1930 года арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности. «Сухановщина» была объявлена опаснее «Чаяновщины». В результате фальсифицированного процесса по делу так называемого «Союзного бюро ЦК меньшевиков» (март 1931) был приговорён к 10 годам тюрьмы. На суде, признав себя виновным, изложил свои взгляды на сталинский политический курс: отказ от НЭПа «бьёт по социализму и благосостоянию народа», «колхозное движение и вся хлебозаготовительная кампания 1929—1930 гг. неизбежно будут иметь катастрофическое значение для всего нашего народного хозяйства». Отбывал наказание в Верхне-Уральском изоляторе.
В марте 1935 года, после ряда заявлений Суханова с требованием пересмотреть приговор, Президиум ЦИК СССР заменил оставшийся ему срок заключения ссылкой в Тобольск, где он работал экономистом, а затем учителем немецкого языка.
19 сентября 1937 года снова арестован по ложному обвинению в связях с немецкой разведкой, в чём «признался» в ноябре 1938 года под пытками и под угрозой «поставить в аналогичное положение» его жену — Г. К. Суханову-Флаксерман.
29 июня 1940 года приговорён к расстрелу трибуналом Сибирского военного округа. Расстрелян в тот же день в тюрьме города Омск. Захоронен во дворе тюрьмы.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Вт Июн 28, 2011 7:54 am

http://www.dissercat.com/content/kadrovaya-revolyutsiya-v-partiinoi-nomenklature-na-urale-v-1936-1938-gg
А. А. Колдушко "Кадровая революция в партийной номенклатуре на Урале в 1936-1938 гг." (Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук, Пермь: ПГТУ, 2006

1. Введение.
2. Партийная номенклатура на Урале накануне «Большого террора».
2.1. Общая характеристика региональной партийной номенклатуры (структура, состав, организация, управление) в 1920 - первой половине 1930-х гг.
2.2. Генезис репрессивной политики против партийной номенклатуры: социальные и институциональные аспекты.
3. Изменения партийной номенклатуры на Урале в процессе репрессий.
3.1. Репрессии против партийной номенклатуры в 1937 - 1938 гг.
3.2. Новая региональная партийная номенклатура 1938
4.3аключение.
5. Источники и литература.

Введение:
Актуальность темы исследования. В истории советской номенклатуры особое значение приобретают моменты разлома - этапы кадровых революций, в процессе которых становятся явственными внутренние механизмы ее формирования, способы деятельности, скрытые стороны ее существования. Кадровые обновления составляют необходимый элемент политических процессов и в современном обществе. Утверждение властной вертикали в последние годы сопровождается существенными изменениями в кадровом составе государственных учреждений.

Советская номенклатура обладает своей собственной долгой историей, не завершенной и в настоящее время. Современная политическая элита унаследовала от нее не только кадры, но и образцы поведения, а с ними принципы функционирования и символические практики отправления власти.

В этом отношении исключительный научный интерес и историческую ценность представляет исследование проблемы состава, структуры, поведения региональной партийной номенклатуры в период массовых репрессий 1936-1938 гг. В течение трех лет произошло коренное обновление партийных кадров на всех ступенях властной пирамиды. Несмотря на обилие книг, посвященных этим событиям, остаются нерешенными множество вопросов, касающихся социальных причин, повлекших за собой политическую и жизненную катастрофу для тысяч крупных, средних и мелких функционеров, верно служивших режиму, а также социальных техник, при помощи которых происходила ротация кадров, и ее социальных последствий.

Недостаточная изученность темы определила объект и предмет исследования, постановку целей и задач диссертационной работы.

Степень разработанности проблемы.

Тема ротации партийных кадров в 1936 - 1938 гг. в отечественной литературе последнего пятидесятилетия изучалась в контексте большого террора. Исследовательские подходы к ней в советскую эпоху во многом определялись политической конъюнктурой. Амплитуда оценок двигалась между двумя крайними точками. В «Кратком курсе истории ВКП(б)» кадровая революция изображалась как изгнание кучки преступников из руководящих кресел, встреченное одобрением народных масс

1. В докладе Хрущева на XX съезде КПСС весь большой террор изображался как уничтожение старых партийных кадров, преданных делу социализма: «Именно в этот период . сложилась практика массовых репрессий по государственной линии сначала против противников ленинизма - троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев, давно уже политически разбитых партией, а затем и против многих честных коммунистов, против тех кадров партии, которые вынесли на своих плечах гражданскую войну, первые, самые трудные годы индустриализации и коллективизации, которые активно боролись против троцкистов и правых, за ленинскую линию партии»

2. После XX съезда набрал силу процесс политической реабилитации высокопоставленных номенклатурных деятелей. Историки Урала опубликовали первые биографические очерки, выдержанные в агиографическом жанре, о знаменитых партийцах: И.А. Наговицыне, М.Н. Уфимцеве, В.К. Блюхере, секретаре Свердловского обкома ВКП (б) И.Д. Кабакове и др.3 Конец карьеры героев очерков и статей обозначался ритуальной формулой: «Пал жертвой клеветы и репрессий в период культа личности Сталина». В последующий период, охарактеризовавшийся почти полным исключением из литературы темы репрессий против номенклатуры; из новых изданий биографических очерков исчезли всякие упоминания о дальнейшей судьбе видных партийцев.

Собственно историческое изучение проблемы репрессий против номенклатуры в отечественной историографии начинается с конца 1980-х гг. Спектр изучения проблемы на сегодняшний день представлен в различных
Цитата :
1 См.: Краткий курс истории ВКП(б). М., 1938.

2 Доклад Первого секретаря ЦК КПСС тов. Хрущева Н.С. XX съезду КПСС «О культе личности и его последствиях» // Известия ЦК КПСС. 1989. №3. С. 128-170.

3 Романов В.Я. Иван Кабаков. Свердловск, 1965; Плотников И.Ф. Десять тысяч героев: Легендарный рейд Уральских партизан во главе с Блюхером В.К. M., 1976
и др. теоретических интерпретациях: от обоснования репрессий против партийной номенклатуры в рамках марксистского подхода до совершенно экзотических, обосновывающих репрессии против номенклатуры желанием Сталина изгнать из нее евреев

1. Сегодня представляется возможным выделить в историографии проблемы несколько направлений, или школ.

Традиционным для осмысления проблемы было направление, которое условно можно назвать марксистским, основывающееся на постулате классовой борьбы. В связи с этим, важно отметить, что основные современные исторические интерпретации восходят к версиям, пущенным в оборот современниками, а порой и участниками изучаемых событий. Впервые комментарий к проводимой репрессивной политике был дан самим Сталиным.

Для Сталина террор был продолжением классовой борьбы в новых условиях, а его направленность была ориентирована на представителей уходящих с исторической арены бывших эксплуататорских классов (помещиков, капиталистов, кулаков. «"Правда" в своих статьях о процессе зиновьевцев и троцкистов провалилась с треском, - писал он своим ближайшим соратникам из Сочи в сентябре 1936 года. -<.> Она все свела к личному моменту, к тому, что есть люди злые, желающие захватить власть, и люди добрые, стоящие у власти, и этой мелкотравчатой мешаниной кормили публику. <.> Платформа была у этих мерзавцев. Суть их платформы - разгром социализма в СССР и восстановление капитализма»

2. Для Троцкого Большой террор - это ответ переродившейся обуржуазивающейся коммунистической бюрократии на социальный протест «низов», сохранивших верность идеалам социализма: «Над народом поднялась самодержавная бюрократия. В ее руках власть и распоряжение богатствами страны. Она пользуется неимоверными привилегиями, которые растут из года в
Цитата :
1 Мануйлов В. Причины и цели сталинских чисток//Молодая гвардия. 2002. №10.

2 Сталин - Кагановичу, Молотову. 6.09.1936 г.//Сталин и Каганович. Переписка. 1931-1936 гг. М., 2001. С.664-665.
год. Положение правящей касты ложное в своей основе. <.> Реальная действительность дает, однако, о себе знать на каждом шагу, компрометирует официальную ложь и, наоборот, реабилитирует критику оппозиции. Отсюда необходимость прибегать к все более острым средствам для доказательства непогрешимости бюрократии». Однако далее он отступает от канонов классовой борьбы: «Наряду с пролетарскими революционерами правящая каста избавляется от «.плохих администраторов, действительных или мнимых виновников хозяйственных неудач, наконец, чиновников, неосторожных в обращении с общественными деньгами»

1. Таким образом, Сталин, и Троцкий интерпретировали новое явление привычными марксистскими формулами, переводя его на язык классовой борьбы. Однако вопросы, в чем причины социального явления, приключившейся с партийными кадрами, в чем источник их массового перерождения оставались открытыми.

Изучение проблемы репрессий против номенклатуры в русле этого направления было продолжено западными историками с 1950-х гг., отечественными - с 1980-х гг. Взгляды Троцкого о бюрократическом перерождении правящей верхушки оказали влияние на дальнейшую эволюцию развиваемой концепции, послужили своего рода переходным мостом к теории «нового класса» М. Джиласа, которая дала толчок дальнейшим теоретическим интерпретациям

2. В конце 1980-х гг. обсуждение темы репрессий в отечественной историографии марксистского направления существенно изменилось под влиянием политических причин. Появились самостоятельные исследования на основе нового круга источников, главным образом, из числа возвращенных из спецхранов текстов политических оппонентов Сталина. Проблема репрессий была включена в более глобальную тему - судьбу социализма в СССР. «Говоря о сталинизме, часто разделяют принудительную коллективизацию, фор
Цитата :
1 Троцкий Л.Д. Преступления Сталина. М., 1994. С. 39-40, 70.
В русле марксистского направления выдержаны работы В.З. Роговина, З.И. Файнбурга и др. В.З. Роговин определял «ежовщину» как превентивную гражданскую войну против большевиков-ленинцев, боровшихся за сохранение и упрочение завоеваний Октябрьской революции: «Главным противоречием великой чистки было противоречие между ее функциональной задачей - защитой интересов правящего слоя, его монополии на власть, и ее главным объектом - представителями того же правящего слоя, которые по мере упро
Цитата :
1 Лапкин В., Пантин В. Что такое сталинизм//Осмыслить культ Сталина. М., 1989. С. 333.

2 Бутенко А.П. Откуда и куда идем: Взгляд философа на историю советского общества. Л., 1990; Медведев Р.А. О Сталине и сталинизме. М., 1990; Волкогонов Д.А. Сталин. М., 1998 и др.

3 См., например, Гордон Л., Клопов Э. Что это было? М., 1989; Баталов Э. Культ личности и общественное сознание//Суровая драма народа. М., 1989
чения тоталитарно-бюрократического режима прозревали и превращались в новую потенциальную оппозицию сталинизму». Похожий тезис был высказан З.И. Файнбургом: «Репрессии были направлены, прежде всего, и главным образом против истинных и честных коммунистов. Именно они составляли главную угрозу "культу личности"».

Такая позиция в полной мере соответствовала языку марксистской диалектики. Номенклатура в данном контексте выступает как класс, внутри которого ведется поиск еще двух антагонистических классов (большевики-ленинцы и сталинские выдвиженцы). Однако такое деление неизбежно приводит к методологическому противоречию. Тем не менее, несмотря на политизированность оценок изучаемой проблемы, недоступность многих архивных документов и материалов, достижениями историков школы «классовой борьбы» было введение темы репрессий против номенклатуры в научный оборот, формулирование проблемного поля для дальнейших исследований, поиск методологической основы изучаемого явления.

Существенное влияние на эволюцию взглядов в отношении исследуемой проблемы оказала концепция тоталитаризма. Эта позиция впервые была предложена в работе «Истоки тоталитаризма» X. Арендт4. В дальнейшем подход, предложенный X. Арендт, был систематизирован и превращен в абстрактную модель К. Фридрихом и 3. Бжезинским5, состоящую из знаменитых шести пунктов. С этой концепцией связаны имена М. Фейнсода, JI. Шапиро, А. Улама и др.6 Сторонники этой концепции говорят о том, что тоталитарный подход позволяет «наиболее адекватно увязать все явления и процессы. Во-первых, он фиксирует основополагающую роль власти . .Во вторых, учитывает тот факт, что с началом XX века не только в России, но и в других странах в исторический процесс были вовлечены огромные массы. <.> В
Цитата :
1 Малиа М. Советская трагедия. История социализма а России. 1917-1991. М., 2002.

2 Роговин В.З. 1937. М., 1996. С. 196.

3 ФайнбургЗ.И. Не сотвори себе кумира. М., 1991. С.152.

4 Арендт X. Истоки тоталитаризма. М., 1996.

5 Fridrich С.J., Brzezinski Z.K. Totalitarian Dictatorship and Autocracy. Cambridge, 1956.

6 Фейнсод M. Смоленск под властью Советов. Смоленск, 1995; Шапиро Л. Коммунистическая партия Советского Союза. М., 1979
и др. третьих, тоталитарный подход подчеркивает не только роль власти в развязывании перманентного террора но и учитывает факт соучастия народа в осуществлении политики массовых репрессий»

1. Первоначально исследование проблемы в рамках концепции тоталитаризма велось в комплексных исследованиях, посвященных изучению истории советского общества, властных отношений, политических репрессий, впервые опубликованных на Западе. Среди них - работы А. Авторханова, Р. Конквеста, Б. Вольфа и др.

2 В настоящее время в рамках концепции тоталитаризма работает новосибирский историк И.В. Павлова3.

Концепция тоталитаризма, суть которого в самом общем виде понимается как огосударствление всех сфер общественной жизни: экономики, политических институтов, духовной жизни, объясняет общие механизмы функционирования власти и общества. «Кадровая революция» 1937-1938 гг. рассматривается в контексте этой концепции как способ унификации власти правящей элитой по идеологическим критериям. Жертвы репрессий (а в данном случае - это номенклатура) совершенно не подпадают под указанный критерий. Для того чтобы обосновать репрессии против номенклатуры с позиций тоталитаризма, необходимо искать «сомнительные» факты биографии руководящих работников, «чуждое» социальное или этническое происхождение и др. Тем не менее, мы не можем отрицать того, что репрессии не были самоцелью, а были направлены на изменение социальной структуры номенклатуры. Точка зрения историков, (3. Бжезинский, С. Хантингтон, К. Фридрих, М. Восленский и др.)4, интерпретирующих советское общество в качестве тоталитарного, определяет его господствующий класс как монолитную, гомогенную структуру, в рамках которой отсутствует какое-либо подобие корпоративистских образований. Этот тезис нельзя не подвергнуть сомнению.
Цитата :
1 Павлова И.В. Власть и общество в СССР в 1930-е гг.//Вопросы истории. 2001. №10. С. 53.

2 Авторханов А. Технология власти. Франкфурт-на-Майне, 1976; Conquest R. The Great Terror. London, 1965; Wolfe B. Communist Totalitatianism: Keys to the Soviet System. Boston, 1961.

3 Павлова И.В. Механизм власти и строительство сталинского социализма. Новосибирск, 2001.

4 См., например: Восленский М. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М., 1991.
Как видим, объяснить процессы, происходящие внутри номенклатуры, с помощью концепции тоталитаризма, крайне сложно. Тоталитарная модель рассматривает советское общество в статике, как определенную сложившуюся структуру. В результате мы не можем определить ни источник, ни механизмы возникновения изменений в обществе, поэтому эвристический потенциал данной концепции ограничен.

Кроме того, теория тоталитаризма является слишком идеологизированной. Так, А.К. Соколов отмечает, что данный подход заключает в себе «идеологическую заданность и моральные императивы, . от которых объективный исследователь в своем научном анализе должен воздерживаться»1. В целом для историков тоталитарного направления тема репрессий против номенклатуры является периферийной, эта проблема рассматривается лишь в общем контексте репрессий.

Другим направлением, в рамках которого исследуется история номенклатуры в конце 1930-х гг., является этатистское. Главной идеей, объясняющей любое исторические событие, в данном случае является мысль о безусловном главенстве политических принципов над всеми критериями общественного существования. Именно политика, с его точки зрения, организует и предопределяет стратегию внутреннего и внешнего бытия общества.

2 3 К этому направлению можно отнести работы Ю.Н. Жукова, В. Мануйлова и др. Так, Ю.Н. Жуков считает репрессии своего рода защитной реакцией Сталина в ответ на готовящийся заговор, отмечает, что Сталин готовил курс на демократизацию страны и планировал провести свободные выборы на альтернативной основе, что он стремился удалить от власти партийную номенклатуру, продолжавшую жить иллюзиями мировой революции и др.

1 Теория заговора, которой придерживается автор, сама по себе достаточно архаична, имеет скорее мистический характер, чем собственно исторический. Для серьезного исторического исследования, как полагаем, применение ее довольно
Цитата :
1 Соколов А.К. Курс советской истории. 1917-1940. М., 1999. С. 220.

2 Жуков Ю.Н. Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг. М., 2003.

3 Мануйлов В. Указ. соч.
сомнительно. Безусловно, такая позиция является дискуссионной, со многими положениями работ согласиться сложно. Альтернативная интерпретация репрессий против номенклатуры как ответ Сталина на противодействие номенклатуры позволяет взглянуть на причины «Большого террора» под иным углом. Тем не менее, историками этатистского направления были введены в научный оборот новые, ранее не публиковавшиеся архивные документы.

В последние годы сложилась элитологическая школа, связанная с именами О. В. Гаман-Голутвиной, В.П. Мохова, В.П. Пашина и Ю. П. Свириден-ко, Т.П. Коржихиной и IO.IO. Фигатнера, О. Березкиной, Д.В. Бадовского, О.В.Наумова и С.Г. Филиппова и др. Эти исследователи рассматривают номенклатуру как особую социальную группу, выделившуюся в процессе становления советского строя. Внутри школы непрестанно ведется продуктивная дискуссия, касающаяся ее состава, механизмов рекрутирования и ротации, а также способы принятия решений и техники урегулирования внутренних конфликтов. Большая часть исследований посвящена генезису советской номенклатуры. В последние годы были опубликованы работы, в которых рассмотрены процессы зарождения и формирования номенклатурной системы2, эволюции номенклатуры в целом3, анализ социальных характеристик4, способы ее регулирования5 и др. Сюжеты 1936 - 1938 гг. остаются мало изученными
6. Исключение составляют фундаментальные исследования В. Хлевнюка
Цитата :

1 Жуков Ю.Н. Указ. соч.

2 Свириденко Ю. П., Пашин В.П. Коммунистическая номенклатура: истоки, сущность, содержание. М., 1995; Коржихина Т.П., Фигатнер 10.10. Советская номенклатура: становление, механизмы дейст-вия//Вопросы истории. 1993. №7. С. 25-38; Ткаченко В.Д. Формирование политической элиты советского государства в 20-е гг.//Историки размышляют. М., 2000. Вып.2. С.96-126 и др.

3 Гаман-Голутвина О. В. Политические элиты России. Вехи исторической эволюции. M., 1998; Коргушок Ю.Г. Политическая элита современной России с точки зрения социального представительства//Полис. 2001. №1. С.30-48; Бадовский Д.В. Трансформация политической элиты России - «от организации профессиональных революционеров» к «партии власти»//Полис. 1994. №6. С. 42-58.

4 См., например: Березкина О. Революционная элита переходного периода (1921-1927)//Свободная мысль. 1997. №11, С. 56-79; Наумов O.B., Филиппов С.Г. Руководящий партийный работник в 1924 и 1937 гг. Попытка сравнительного анализа//Социальная история: Ежегодник 1997 г. М., 1998. С. 123-136.

5 Пашин В.П., Свириденко Ю.П. Кадры коммунистической номенклатуры: методы подбора и воспитания. М., 1998.

6 См., например: Перебинос Ю.А. Региональная номенклатура на Европейском Севере России в 1930-е гг.//Региональная политика и проблемы развития Европейского Севера: взгляд из XX в XXI век. Архангельск, 1999. С. 150-155.

1. Главным достижением исследователей этого направления было создание теоретической модели функционирования номенклатуры, обоснования репрессий против нее как механизма разрушения клановых связей.

Региональный аспект. Тема «кадровой революции» на Урале стала предметом изучения пермских, екатеринбургских, курганских, челябинских л историков также с 1980-х гг. В их работах основное внимание уделяется политическим аспектам большого террора. Социальный состав номенклатуры остается по-прежнему мало исследованным. Исключение составляет статья М. А. Ивановой , в которой изучаются изменения в кадровом составе районных партийных, советских учреждений в 1937-1938 гг.

Таким образом, в отечественной историографии сложилось исследовательское поле, позволившее выделить тему большой номенклатурной ротации в особый исторический сюжет. Оформились, в том числе, и под воздействием западной историографии, основные подходы к ее изучению. Сложился исследовательский инструментарий, в особенности развитый в элитологи-ческой школе. Выявлены основные источники и получены достоверные результаты. Прирост исторического знания влечет за собой расширение проблематики исследований, появление все новых и новых спорных вопросов. Представляется, что решение последних возможно при детальном рассмотрении социальных процессов на местах, в областных и районных звеньях партийного аппарата. До сих пор большинство исследователей проявляло повышенный интерес к ситуации, сложившей в 1936 - 1938 гг. в центре, на
Цитата :
1 Хлевнюк О.В. 1937-й: Сталин, НКВД, и советское общество. М., 1992; Он же. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996.

2 Кириллов В.М. История репрессий в Нижнетагильском регионе Урала, 1920-е-начало 50-х гг. т. 1. Нижний Тагил, 1996; Базаров А. Дурелом или господа колхозники. Кн.2. Курган, 1997; Иванова М.А. Сталинская «кадровая революция» 1937-1938 годов: региональный аспект (по материалам Прикамья)//1 Астафьевские чтения (17-18 мая 2002 года). Пермь, 2003; Шабапин В.В. «Закулисная политика» (К истории внутрипартийных конфликтов на Урале в 1920-х гг.)//Пермская элита: становление, развитие, современное состояние. Пермь, 2003; Прикамье: история политических репрессий и ГУЛАГа (1917-1989): хроники/сост. Л. А. Обухов. Пермь, 2004; Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929-1953 гг.). Екатеринбург-Пермь, 2003; Славко Т.И. Кулацкая ссылка на Урале. М., 1995; Станковская Г.Ф. Как делали «врагов народа»//Годы террора. Пермь, 1998; 1937-й на Урале. Свердловск, 1990; Лейбович О.Л. Большой террор 1930-х годов/Я! олитические репрессии в Прикамье. 1918-1980 гг.: Сборник документов и материалов. Пермь, 2004. С. 148-152 и др.

3 Иванова М.А. Сталинская «кадровая революция» 1937 - 1938 годов: региональный аспект (по материалам Прикамья)//! Астафьевские чтения (17-18 мая 2002 года). Пермь, 2003.
вершине партийной пирамиды. Усилиями исследователей элитологической школы был показан механизм репрессий против номенклатуры, даны теоретические основания. Сейчас задача состоит в том, чтобы, во-первых, проверить имеющуюся теоретическую конструкцию эмпирическим материалом; во-вторых, спуститься на несколько этажей ниже и рассмотреть, как происходила большая чистка на периферии, в том числе и в Свердловской области, в которую до октября 1938 г. входила территория нынешнего Пермского края.

Социальные аспекты кадровой революции 1937 - 1938 гг., ее место в социальной истории советского общества изучены недостаточно. Именно под этим углом зрения представляется целесообразным рассмотреть уже известные исторические сюжеты.

Объектом данного исследования стала региональная партийная номенклатура Пермской и Свердловской областей в период 1936-1938 гг. Под региональной партийной номенклатурой понимается список наиболее важных партийных руководящих работников, входящих в номенклатуру обкома и райкомов ВКП (б).

Предметом исследования является эволюция структуры и состава партийной номенклатуры Пермской и Свердловской областей, вызванная большим террором.

Хронологические рамки исследования охватывают 1936-1938 гг., что вызвано самим характером исследования. Чтобы исследовать эволюцию региональной номенклатуры, необходимо сопоставить материалы, касающиеся ее исходного (формирование номенклатуры в 1920-е - первую половину 1930-х гг.) и результирующего (1938-го - первой половины 1941 г.) состояния.

Территориальные рамки. В данном исследовании историческая проблема рассматривается на материалах современной Свердловской области и Пермского края. Особенностью географического фактора исследования является изменение административно-территориального деления в исследуемый период. С 1934 по 1938 г. территория современного Пермского края находилась в составе Свердловской области. В октябре 1938 г. была организована Пермская область. В связи с этим, территориальные рамки исследования ограничиваются теми районами, которые входят в состав современной Свердловской области и Пермского края.

Цель диссертационного исследования. Исследовать процесс изменения региональной партийной номенклатуры Свердловской и Пермской области в ходе политических репрессий 1936-1938 гг. Задачи:

1. Рассмотреть исходное состояние номенклатуры накануне большого террора;

2. Выяснить на основе выявленных источников причины репрессий;

3. Реконструировать процесс подготовки репрессий против региональной партийной номенклатуры Свердловской и Пермской области и технику ее проведения;

4. Определить динамику состава, структуры партийной номенклатуры Свердловской и Пермской области в ходе большого террора;

5. Выявить изменение социальных характеристик региональной партийной номенклатуры Свердловской и Пермской области после завершения репрессий.

Методология исследования. Методологической основой исследования является концепция модернизации в том ее виде, в котором она сформу

1 2 лирована в работах В.А. Красильщикова , А.Г. Вишневского , И.В. Побережникова3, О.Л. Лейбовича4. Концепция модернизации позволяет установить смысл изучаемых перемен в большой исторической перспективе, охватывающей переход российского общества от традиционных укладов жизни к его современному - индустриальному состоянию. Номенклатура является ис
Цитата :

1. Красильщиков В.А. Вдогонку за прошедшим веком. М., 1998.

2 Вишневский А.Г. Серп и рубль: Консервативная модернизация в СССР. М., 1998.

3 Побережников И.В. Переход от традиционного к индустриальному обществу. М., 2006.

4 Лейбович О.Л. Реформа и модернизация в 1953-1964 гг. Пермь, 1993; Он же. Модернизация в России. К методологии изучения современной отечественной истории. Пермь, 1996.
торически сложившейся формой существования бюрократии, формирующейся в особую социальную силу именно в этих исторических условиях1. Возможность применения концепции модернизации для изучения кадровой революции тридцатых годов определяется тем, что доминирующей тенденцией в развитии советского общества в указанный период являлась индустриализация страны, сопровождающаяся соответствующими социокультурными процессами.

Концепция модернизации предполагает выявление социальной стороны изучаемых явлений, учет культурной составляющей изучаемых событий. Она уделяет особое внимание социальной динамике. В рамках теории модернизации допустимо пользоваться социологическим категориальным аппаратом, разработанным для изучения социальных конфликтов, складывающихся в обществе по поводу инновационных технологий, в том числе в сфере политики, производства, управления, быта - публичной и частной жизни во всех ее проявлениях.

На основе указанной методологии были применены следующие исследовательские принципы:

Подход к кадровой революции как к процессу, вызванному социальными причинами, не сводимыми к сталинскому произволу.

Особое внимание к конфликтной составляющей указанного процесса: ее сторонам, участникам, способам разрешения.

Изучение номенклатурных работников - их публичного поведения, личных судеб - в контексте их принадлежности к особой социальной группе.

Подбор источников, позволяющих реконструировать социальные стороны изучаемых событий.

Концепция модернизации допускает использование специальных исследовательских техник для изучения исторического процесса, первоначально разработанных в социологической науке. Имеется в виду case study, предполагающая выделение из множества событий, или биографий, одну или не
Цитата :
1 См. Вебер М. Избранное. М., 1994.
сколько наиболее представительных, ее (их) возможно полную реконструкцию на основании доступных источников, генерализацию выводов с учетом уникальности данного события. Впервые эта техника в исторических исследованиях была применена школой Анналов (Jle Гофф) для реконструкции средневековой истории. В изучении истории XX века такой метод применяется отечественными специалистами, работающими в жанре микроистории (С.В. Журавлев, А.К. Соколов, Е.А. Осокина и др.). Используются также категории политологического дискурса, например, понятие «клиентела» и «клиентарные отношения». Клиентарными отношениями, как правило, называют отношения внутри властвующего слоя, связанные с организацией и отправлением государственной власти

1. Клиентелой называют форму персональной или коллективной зависимости, исходящей из неравномерного распределения ресурсов власти

2. Характерными чертами патрон-клиентных отношений являются их преимущественно личностный, частный и неформальный характер, неравенство в обладании властными ресурсами и существенное неравенство социальных статусов, а также взаимные обязательства и заинтересованность.

Источники исследования. Подбор источников обусловлен целью и задачами исследования. В диссертации использован большой массив документального материала как опубликованного, так и неопубликованного.

Среди опубликованных источников в работе использовались материалы, содержащиеся в сборниках документов «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», «Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам», а также в стенографических отчетах съездов РКП(б)-ВКП(б) и пленумов ее Центрального комитета. Ряд стенографических отчетов о пленумах ЦК ВКП(б), использовавшихся в работе, был опубликован в конце 1980-х-1990-х гг. в журналах «Известия ЦК КПСС», «Вопросы истории», «Исторический архив» и др. В диссертации были использо
Цитата :
1 Афанасьев M.H. Клиентелизм и российская государственность. М., 1997. С. 18.

2 Афанасьев М. H. Клиентела в России вчера и сегодня// Полис. 1994. № 1. С.121.
ваны также документы центральных партийных органов, сосредоточенные в сборниках документов, изданных в конце 1990-х-начале 2000 гг.1 Принципы публикации документов отражают меняющие политические условия. Изданные в семидесятые годы сборники документов содержат большие лакуны, не оговоренные составителями. Отсутствует исторический комментарий. В эти сборники, как правило, вошли только опубликованные в прежние годы тексты. В изданиях 80-90-х гг., осуществленных авторитетными научными центрами, эти недостатки устранены. Большинство документов опубликовано впервые; они снабжены обширными и точными комментариями. К сожалению, в сборниках документах слабо представлены материалы, имеющие отношение к уральской региональной тематике. Исключение составляет сборник «Политические репрессии в Прикамье. 1918-1980-е гг.».

Опубликованные статистические источники включают главным образом статистико-информационные сборники региональных партийных органов. К примеру, опубликованный в 1930-м году сборник «Пермская парторганизация в цифрах. К VIII окружной партийной конференции», а также «Пермская областная организация в цифрах. 1917-1973» и др.

Отдельную группу опубликованных источников составляют периодические издания: как центральные - журнал «Большевик», газета «Правда» и др., так и региональные - газеты «Уральский рабочий», «Звезда», а также районные и многотиражные газеты, выходившие в 1936-1938 гг. Особенность этого вида источников, выполненных в большевистской стилистике, заключается в их пристрастности. Газетные публикации, рассчитанные на пропагандистский эффект, искажали или умалчивали факты, переписывали новейшую политическую историю, подменяя информацию набором агитационных приемов.
Цитата :
1 Большевистское руководство. Переписка. 1928-1941: Документы. М.,1996; Общество и власть: 1930-е годы. М., 1998; Сталинское Политбюро в 30-е годы: Сборник документов. М.,1995; Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. М., 2000; ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 1917-1960. М., 2000 и др.

2 Пермская парторганизация в цифрах: К VIII окружной партийной конференции. Пермь, 1930; Пермская областная организация КПСС в цифрах. 1917-1973. Пермь, 1974; Идеям партии верны. Т. 1. Свердловская областная организация КПСС в цифрах. 1903-1982. Свердловск, 1983
Основным массивом документов, используемых в диссертации, являются документы, содержащиеся в архивах. Можно согласиться с мнением И.С. Нарского, что «наиболее достоверная информация содержится в партийной и государственной документации конфиденциального характера, переписке местных политических организаций с центральным руководством, местных и центральных органов власти»1. Широко использовались документы региональных архивов: Центра документации общественных организаций Свердловской области, Государственного архива административных органов Свердловской области, Государственного общественно-политического архива Пермской области, Государственного архива Пермской области. Всего было просмотрено около 800 дел, содержащихся в 43 фондах указанных архивов.

Представляется важным отразить классификацию архивных документов и материалов. Так, выделяется несколько групп:

1. Протоколы и стенограммы партийных заседаний (конференций, пленумов, бюро) - областных, городских, районных и первичных. Особенность использования этой группы источников заключается в ее максимальной информативности. Особый интерес вызывают неправленые стенограммы партийных заседаний, которые обладают большей степенью достоверности.

2. Другая группа источников - переписка партийных комитетов. Она включает в себя докладные записки, справки, информации, телеграммы и др. Направленность переписки различна: как «горизонтальная» (между партийными комитетами разных уровней), так и «вертикальная» (между партийными комитетами и советскими, хозяйственными и иными органами). Позволяет установить интенсивность и характер взаимодействий внутри партийных комитетов, а также с различными инстанциями.
Цитата :
1 Нарский И.С. Русская провинциальная партийность. Часть 1.Челябинск, 1995. С.27.
3. Статистические материалы аккумулируют количественные данные по различным отраслям партийной жизни. Особый интерес представляют отчеты о количественном и качественном составе руководящих партийных работников, что позволяет выяснить динамику социальных процессов.

4. Особую группу составляют источники, сосредоточенные в архивно-следственных делах на руководящих партийных работников Свердловской области. Особый интерес комплекса документов архивно-следственного дела представляют протоколы допросов, заявления, свидетельские показания, обвинительные заключения, приговоры. Специфика указанных документов заключается в том, что большинство из них сфальсифицировано. Так, на вопрос одного из обвиняемых: «Зачем вам нужна ложь? следователь НКВД Боярский отвечал, что это нужно партии, органам НКВД, нужно истории.»1.

5. Личные листки руководящих партийных работников, находящиеся в соответствующих личных делах, содержат информацию по основным параметрам анкетных данных, что позволило установить динамику социального портрета номенклатуры.

Следует отметить, что при анализе социальных характеристик номенклатуры возникали трудности, связанные с отсутствием сопоставимых параметров номенклатуры за исследуемый период. Кроме того, в связи с тем, что до 1938 года Пермская область входила в состав сначала Уральской, а потом Свердловской области, возникали трудности с анализом указанных параметров. Вместе с тем, анализ структуры, отраслевого состава номенклатуры был затруднен в связи с недостатком соответствующих документальных материалов.

В диссертации использовались также документальные источники, сосредоточенные в электронной базе данных. Так, на основе данных архивно
Цитата :
1 ГОПАПО. Ф. 641/1. On. 1. Д. 16213. Л. 153.
следственных дел Государственного общественно-политического архива Пермской области сотрудниками общества «Мемориал» была создана база данных1, включающая данные по следующим параметрам: стандартные анкетные данные (фамилия, имя, отчество, пол, дата рождения, место рождения, адрес до ареста, гражданство, национальность, состав семьи, партийность, социальное положение, образование, профессия, место работы), а также сведения о дате ареста, обвинении, осуждении, приговоре и др.

Научная новизна исследования заключается в том, что, во-первых, введен в оборот новый источниковый материал, включающий в себя протоколы и стенограммы партийных заседаний, переписку партийных комитетов, статистические материалы, а также документы архивно-следственных дел на руководящих партийных работников Свердловской области. Вместе с тем, было рассмотрено исходное состояние номенклатуры накануне большого террора; был реконструирован процесс подготовки репрессий против региональной партийной номенклатуры Свердловской и Пермской области и техника ее проведения; определена динамика состава, структуры партийной номенклатуры Свердловской и Пермской области в ходе большого террора; было выявлено изменение социальных характеристик региональной партийной номенклатуры Свердловской и Пермской области после завершения репрессий.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования содержащихся в работе выводов, обобщений, фактического материала при подготовке обобщающих трудов по истории номенклатуры, а также по истории региона. Положения диссертации могут также быть использованы в преподавании учебных и специальных курсов по истории Отечества, истории Урала.

Апробация работы. Автор принял участие в международном проекте «Большой террор 1937-1938 гг. в советской провинции», организованном ка

1 База данных включает все архивно-следственные дела, находящиеся в Государственном архиве Пермской области - 34287 дел. федрой восточно-европейской истории Рур-университета г. Бохума (Германия), по итогам которого была издана коллективная монография «.Включен в операцию». Массовый террор в Прикамье в 1937-38 гг.1 Автором была проведена работа в рамках реализации проекта «Социальные сдвиги в правящих группах региональной номенклатуры 1021-1991 гг. На материалах Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа», победившего в региональном конкурсе РГНФ. Апробация работы была проведена также в статьях, тезисах, в выступлениях автора на международных и всероссийских научно-практических конференциях: «Формирование гуманитарной среды и внеучебная работа в вузе, техникуме, школе», «Власть и властные отношения в современном мире» и др.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.
Заключение:
Основные выводы диссертационного исследования получены в результате статистической обработки учетных данных. Это позволило установить, по какому принципу в действительности производились репрессии, не следуя за информацией, вписанной следователями в обвинительные заключения.

С точки зрения реализации модернизационного прорыва, результаты кадровой революции 1936-1938 гг. оказались ничтожными: произошло разрушение старых патрон-клиентских связей, исчезли местные «вельможи» с их окружением. Однако новая номенклатура, пришедшая им на смену, фактически стала строить новую модель патернализма. Единственным достоинством сталинской номенклатуры было отсутствие «корней» и того символического капитала в виде революционных заслуг, которым владела прежняя партийная номенклатура.

Заключение

Формирование номенклатурной системы власти, наиболее полно и четко реализованное в партийной сфере управления, прежде всего, было направлено на создание работоспособного аппарата для реализации модерниза-ционных задач.

Номенклатурный аппарат, появившийся в начале 1920-х гг., представлял собой структурную модель управления партией и государством. Звенья модели управления, существовавшие в центральных партийных органах, почти полностью копировались и в регионах: властная пирамида, возглавляемая вождем; внешние проявления «парадности и шумихи», соответствовавшие столичным политическим ритуалам; безусловная трансляция партийных решений, принятых центром и др.

В Уральском регионе главной фигурой на протяжении 7 лет был Иван Дмитриевич Кабаков, чей авторитет был непререкаем. Вокруг Кабакова образовалась клиентела, состоявшая из ближайшего окружения: крупных должностных лиц в партийных, советских (в т.ч. карательных) и хозяйственных учреждениях. По такому образцу был организован партийный аппарат по всей стране. Основу партийного аппарата составлял слой «закаленных» партийцев, выдвинувшихся на властные позиции в годы Гражданской войны, не имевших специального, а чаще даже среднего образования.

Клановые формы социальной организации, сложившиеся в регионах, дополняли и корректировали функциональное строение властных аппаратов, более того, они адаптировали партийную политику к партикулярным интересам их участников, редактировали решения ЦК в соответствии с собственным пониманием политических задач, а также местными обычаями и традициями отправления власти. Система клиентелистских отношений изначально укрепляла режим, добавляя ему дополнительную устойчивость. Личная лояльность, в которой присутствовали взаимное доверие и уверенность в реализации неслужебных интересов, превращала формальное подчинение (партайную дисциплину) в естественные иерархические отношения, традиционалистские по своему происхождению.

В конце 1920-х гг. номенклатурная система стала «буксовать»: в ней стали обнаруживаться сначала сбои, а затем и кризисные явления. Партийная номенклатура, которая должна была обеспечить модернизационный прорыв, в силу ряда причин («овельможивание» местных руководящих партийных работников, расстановка «своих» людей на ключевых постах, не всегда компетентных в управлении и др.) существенно затрудняла исполнение важных государственных задач, называемых генеральной линией партии. Местные партийные кланы, опиравшиеся на своих патронов в высшем руководстве, в своих социальных притязаниях нарушили меру, обеспечивавшую единство политической воли на основе уважения «исторических» прав региональной номенклатуры. Невыполнение народнохозяйственных планов, рост аварийности и травматизма на производстве, массовые перебои со снабжением населения основными продуктами питания можно считать видимыми симптомами кризиса системы управления.

Высшим руководством неоднократно предпринимались попытки обновления партийных кадров, шла перманентная их ротация. С этой целью проводились широкомасштабные внутрипартийные кампании по проверке (1935 г.), обмену (1936 г.) партийных документов, на места отправлялись грозные постановления, предупреждающие о недопустимости практики кооптации, о борьбе с бюрократизмом, о развертывании критики и самокритики и т.д. Однако, результат был близким к нулю: местные вожди перемещали собственный резерв с партийной работы на советскую, хозяйственную и наоборот, делая очередную рокировку, используя каналы горизонтальной мобильности, что не давало возможности проникновения в номенклатуру новых людей. Говоря словами Троцкого, происходило перерождение революционной элиты: личные цели аппаратчиков стали преобладать над государственными.

Партийные управленцы в ходе реализации первой пятилетки продемонстрировали собственную хозяйственную некомпетентность. Высшим руководством цель модернизационного проекта была определена в формуле: «.мы не хотим оказаться битыми. Нет, не хотим! Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут»1. В некоторых регионах ситуация была критической: к примеру, в 1937 г. в Коми-Пермяцком округе разразился жесточайший продовольственный кризис, сопровождавшийся огромными очередями за хлебом.

Общая неудача модернизационного проекта верховной властью была поделена на частные неудачи отдельных исполнителей. Однако номенклатурная система и не могла справиться с возложенной на нее задачей, поскольку сам принцип ее построения был не способен к самокоррекции: изменяться сами руководящие партийные работники не желали - критика снизу воспринималась как покушение на власть, а потому жестко подавлялась; а существование патрон-клиентских связей не давало возможности прямого обновления кадров. Собственно и сама центральная власть грешила этими недостатками, но речи об обновлении ее самой и быть не могло. Так, общая проблема обновления властного режима, неспособного к масштабным государственным преобразованиям, была решена как серия частных задач.

Ответственность за провал модернизационных планов была возложена на руководителей местных партийных организаций. Поскольку механизм трансляции партийных решений из центра в регионы стал давать сбои и попытки стимуляции номенклатуры уставными методами не имели необходимого результата, по мнению верховной власти, единственно возможным выходом стала необходимость использования чрезвычайных мер.

Если в 1930 г. в статье «Головокружение от успехов»2 Сталин говорил о «головотяпских настроениях» в рядах некоторых членов партии, то к сере
Цитата :
1 Сталин И.В. Сочинения. Т. 8. С. 38.

2 Правда. 1930. 2 марта.
дине 1930-х гг. в номенклатурной системе появляется инородный элемент -враги народа, которые изнутри разрушают основы советского государства и самой номенклатурной организации. Такая лингвистическая операция не была случайной: она оправдывала использование террористических методов номенклатурной чистки. Партийный руководитель, выходец из рабочей или крестьянской (середняцкой или бедняцкой) среды, из категории «социально близких» Советской власти переводился не в категорию «социально дальних», но в разряд лиц, стоящих вне системы - вражеских шпионов и агентов - троцкистов. Это значит, что на него не распространялись легализованные конституционные меры. Его следовало не воспитывать, или поправлять, даже не наказывать, а уничтожать, выкорчевывать целыми гнездами.

Главным исполнителем большой чистки партии от «враждебных элементов» стал народный комиссариат внутренних дел СССР, возглавляемый Н.И. Ежовым. Технически операция по истреблению партийной номенклатуры была выполнена достаточно быстро, всего в течение полутора лет, причем наибольшее количество арестов партийной номенклатуры совпало с пиком массовых операций (кулацкой, польской и др.) - лето-осень 1937 г.

Репрессии против «начальства» вместе с тем выполняли функцию социального клапана: они уменьшали социальную напряженность, указывая массам на конкретных виновников их бедственного положения, удовлетворяя их тягу к социальной справедливости. Социальные функции террора были ослаблены тем, что он постоянно выходил из предписанных рамок. Идея «всеобщего заговора», разоблаченного органами НКВД, не могла не коснуться и других социальных групп. В одном из архивно-следственных дел сообщалось: «.аппаратом управления [НКВД] вскрыта на Урале большая повстанческая организация, созданная по принципу формирования воинских частей, что эта организация делится на корпуса, полки, роты, взводы, со штабом организации в Свердловске.»1. Как видим, «штаб» в данном случае
Цитата :
1 ГОПАПО.Ф. 641/1. Оп. 1.Д. 10443. Л. 106.
это первые лица области и района, а база, из которой рекрутировался состав полков, рот и взводов - население.

Итак, слой неэффективно работавших управленцев был уничтожен. Возникает вопрос: кто же должен прийти им на смену? В соответствии с логикой решения модернизационных задач, в ряды партийной номенклатуры должны были прийти специалисты-хозяйственники. Однако большой террор значительно уменьшил и без того небольшой слой технической интеллигенции, поэтому новой номенклатурой стали выходцы с низовой производственной работы, а также с производственно-партийной - секретари парткомов крупных заводов, парторги ЦК ВКП(б) и др.

Несмотря на масштабную по своим методам и последствиям чистку, принцип функционирования партийной номенклатуры и реализации власти остался прежним. Изменения произошли скорее в психологии руководящих работников, в стиле общения и внешних презентационных практиках.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Чт Июн 30, 2011 6:50 am

http://ursa-tm.ru/forum/index.php?/topic/13745-%d0%b3%d0%be%d1%81%d1%82%d0%b8%d0%bd%d0%b0%d1%8f-144/page__st__2200
#2212 VladimirT Отправлено Сегодня, 15:30
Тезисно и имхо.
Голод 20-22 годов был вызван:
1. Разрушением крестьянского хозяйства вледствие гражданской войны.
2. Отсутствием зернового рынка.
3. Разрушением хозяйственных связей (тоже вследствие войны)
4. Засухой.
Все это усугубилось политикой большевиков по реквизиции зерна с целью обеспечения экспорта. Но утверждать, что целью большевиков был именно голод - дебилизм.
В период 24-29 годов (времена НЭПа) голода не было, несмотря на то, что в разных районах страны засухи случались чуть ли не ежегодно (например - Западно-сибирская засуха 26-го года). Однако восстановление хозяйственных связей и зернового рынка позволяли нивелировать последствия этих засух при минимальном участии государства, - за счет механизма зерновых спекуляций.
С 29-го года НЭП (а с ним и свободный рынок зерна) был отменен и началась коллективизация (во многом принудительная). Наиболее эффективные хозяйства де-факто разграблялись, а наиболее эффективные хозяйственники-крестьяне - лишались прав и выселялись. Это быстро привело к тому, что:
1. Разрушилось крестьянское хозяйство в своей традиционной форме, а новые формы хозяйствования еще не вышли на уровень своей максимальной производительности.
2. Исчез зерновой рынок (вместе с НЭПом).
3. Нарушились хозяйственные связи (инфраструктура оказалась не готова к системе концентрированных зерновых перевозок, потребовалось срочное восстановление централизованного элеваторного хозяйства, полностью разрушенного еще в период Гражданской).
Все это сильно нарушало устойчивость зернового хозяйства, и когда произошло:
4. Засуха.
- начался голод. Он усугубился политикой советского правительства по принудительной реквизиции зерна для обеспечения индустриализации. Но утверждать, что целью советского правительства был именно голод - дебилизм.
Умчался работать. Всем до вечера.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Вт Мар 27, 2012 11:39 am

http://www.svobodanews.ru/content/transcript/24528096.html Радио Свобода 26.03.2012 22:00
Михаил Соколов Как сталинский режим пришел к 1937 году?

Михаил Соколов: В этом году исполняется 75 лет событиям 1937-го года – Большому террору. Сегодня гости нашей передачи - французские историки, участники проходившей в Москве конференции "История сталинизма. Принудительный труд в СССР. Экономика, политика, память" – это Николя Верт, научный сотрудник Национального Центра научных исследований, автор книг "История советского государства" и "Террор и беспорядок. Сталинизм как система" и директор Центра по изучению России, Кавказа и Центральной Европы Школы высших социальных исследований Ален Блюм, рекомендовал бы его книги "Бюрократическая анархия. Статистика и власть при Сталине" и "Родиться, жить и умереть в СССР".
Я бы начал наш разговор с даты - 90-летия, которое мы отмечали в прошлом году, это 1921 год, год подавления кронштадтского, тамбовского, западносибирского восстания против большевиков. Он был ознаменован и политическим решением, отказом от военного коммунизма и началом перехода к новой экономической политике. Казалось, что правящая от имени пролетариата новая бюрократия из партии коммунистов нашла некий способ сосуществования с крестьянским большинством населения России. Хочется понять ваш взгляд, почему этот компромисс оказался столь непрочным и недолгим?

Николя Верт: Это было, конечно, отступление, Ленин сам его признавал. Вопрос был, насколько он должен быть длительным или нет. В этом смысле Ленин не дал однозначного ответа. Конечно, была фундаментальная проблема – это проблема развития страны, развития экономики, крестьянства и вопрос, конечно, дальнейшей индустриализации страны. Было несколько возможных решений. Мы знаем, был бухаринский путь развития, который предусматривал медленную трансформацию в сторону развития сельского хозяйства. И были более радикальные формы, в том числе Троцкого, Преображенского. Сталин в конце концов взял курс на резкое наступление, революцию сверху так называемую в 1929 году.

Михаил Соколов: Господин Блюм, я хотел вас спросить как специалиста по демографии и статистике: что говорят объективные данные об этом 10-летнем периоде, может быть меньше - 8-летнем периоде, насколько он был успешен для развития России и Советского Союза?

Ален Блюм: Я думаю, что все демографические данные, которые можно оценить в этом периоде, и смертности, и рождаемости, показывают, что этот период был очень положительный. Улучшение условий жизни, смертность очень быстро уменьшается, и т рождаемость - это немножко сложнее, но ясно, что это период улучшения и стабилизации социальной ситуации на основе демографических данных.

Михаил Соколов: Как можно понять, чем эта стабильная и успешная ситуация не удовлетворяла большевиков? Они хотели довольно быстро реализовать тот утопический план, который у них был? То есть это было связано с какими-то личными амбициями, у Сталина или людей из его окружения был какой-то проект или были некие объективные причины, которые подталкивали к такой радикализации?

Николя Верт: Я думаю, было и то, и другое. Но тем не менее, по сути дела была проблема модернизации, пути модернизации России в сложном мире, в сложном европейском контексте, начиная особенно с конца 20-х годов. Это, конечно, не оправдывает тот путь, но тем не менее, этот вопрос стоял. И стоял он не только в 20-х годах, а стоял в начале века в других формах. Это был, конечно, основной вопрос выхода из некоторой отсталости. Тот путь, который выбран, был очень тяжелым и огромное число жертв. Но тем не менее, это было главное стратегическое решение, я думаю, от этого трудно уйти.

Михаил Соколов: Я хотел понять: индустриализация сегодня некоторыми авторами подается как насущная, нужная в СССР модернизация, проведенная с немалыми и неизбежными жертвами. Ссылаются на то, что это повторение опыта, например, Петра Первого и так далее. Опять же, если бы большевики не были бы носителями радикальной культуры или у них победило бы менее агрессивное по отношению к крестьянству крыло, существовал какой-то более мягкий вариант, как вы думаете?

Ален Блюм: Трудно переделать историю, но я думаю, что точно эта модель, которая начиналась в начале 30-х, была очень радикальной. Все, что начиналось в 20-е, если бы это продолжилось, ясно, что развивалось бы мягче. Я думаю, все-таки этот вопрос модернизации - общий вопрос. Ясно, что это зависит от политической модели, которая тогда развивалась, борьбы за власть. Это была система, где власть всегда должна защищать себя. Борьба за власть использовала такую модель, чтобы выиграть, люди, которые выиграли, использовали такую модель. Если бы другие люди выиграли, ясно, что могла бы быть другая модель. Это была бы модернизация, но другой тип модернизации.

Михаил Соколов: Играло ли роль психологическое состояние большевистской верхушки? У меня есть ощущение, что на каком-то этапе действительно этот страх, о котором вы сказали, он был очень важен. В каком-то смысле были ли это отношения оккупанта и покоренной крестьянской страны?

Николя Верт: Нет, конечно, страх был, безусловно. То есть мы теперь знаем, насколько в принятии решения 10 съезда в марте 1921 года сыграла эта боязнь у крестьянского огромного восстания в Тамбове и не только в Тамбове, и насколько был инструментом голод 1921-22 года тоже для смирения крестьянства. И конечно же, тут это очень интересно, потому что меняется в некотором смысле парадигма тоталитарной системы, которая считает, что общество совсем усмиренное.
На самом деле архивная революция последних 20 лет показала, насколько вся картина более сложная. Действительно это страшное насилие исходило не только из идеологии, там, конечно, была большая составляющая идеологии, но тоже исходила из очень резкого ощущения правящей верхушки, что она находилась в стране, которая плохо контролируется, особенно огромный крестьянский массив. Это играло огромную роль. Левин говорил об «обществе зыбучих песков». Конечно, эта составляющая очень важна, я думаю, чтобы понять суть этого насилия в 30-е и потом 40-е годы и так далее.

Михаил Соколов: Просто в обществе 20 годов, как мне кажется, просматриваются некие группы бывших народников, эсеров, меньшевиков, людей тоже достаточно радикальной и революционной культуры, может быть меньше, конечно, чем большевики, многие из которых выступали за обобществление земли, за какие-то серьезные реформы в сельском хозяйстве, эксперименты.
В принципе, кажется со стороны сейчас, что какой-то компромисс с этими группами мог повести Россию и Советский Союз по более эволюционному пути, может быть даже вполне возникновению чего-то похожего на послевоенную титовскую Югославию.
Опять же здесь, какую роль сыграла личность Сталина как человека, принимавшего основные решения? Почему другие группы в большевистском руководстве, которые тоже имели отношение к принятию решений, все-таки Сталин в этот момент не был полновластным правителем, в каком-то смысле он был модератором в борьбе этих групп, почему им здесь ему удалось навязать именно этот самый жестокий сценарий?

Ален Блюм: Я думаю, что есть два аспекта, которые важны, чтобы понимать это. Это личность Сталина и как он думал, что такое власть, как сохранить власть. Ясно, что Сталин смог изменить модель в стране, чтобы сохранить власть. И тогда личность Сталина – это тоже структура власти, это все-таки нужно было, чтобы сохранить власть, выбрать радикальную модель против других, которые имеют власть. Чтобы выиграть против Бухарина, нужно выбрать совсем другой путь.

Михаил Соколов: Чтобы выиграть у Троцкого, нужно было выбрать более мягкий вариант, как казалось сначала.

Ален Блюм: Я думаю, есть историки, которые говорят по-другому, для меня идеология Сталина не очень крепкая, он может изменить идеологию. Его идеология – против Троцкого так, а против Бухарина по другому, и так далее.
Суть власти, которая идет в этом направлении и которая верит, что человек как Сталин, которого использовала эта структура власти, он так и делал, и он выбрал радикальные меры. А потом, когда он радикальные меры выбрал, невозможно было выйти из системы насилия. Он начинал с насилия и очень сложно выйти из этой системы.

Михаил Соколов: Николя, какое ваше мнение? Все-таки попытки цивилизации большевизма в 20-е годы вот этими группами, о которых я говорил, они принимались, они пытались действовать изнутри через Госплан, через бюрократические структуры, как специалисты, а, тем не менее, все закончилось процессами против интеллигентов, Шахтинским делом, делом меньшевиков 1931 года, делом мифической «ТКП» Кондратьева-Чаянова, то есть все эти попытки диалога специалистов и социалистов с большевиками пришли к печальному финалу.

Николя Верт: Все три точки зрения в 20-е годы крайне интересны. Потому что была такая попытка профессионализации власти.
На самом деле Ален очень интересно показал в своей книжке, что эти процессы до 1937-го года фактически в области статистики были. И даже конфликт между Орджоникидзе и Сталиным в 1937, в самом начале, перед его самоубийством или убийством, конечно, этот конфликт между технократией, которая еще существовала, это не закончилось в 1929 или 1931 году.
Потому что даже среди большевистского руководства было две тенденции – тенденция профессионализма, тенденция бюрократии как государственная структура и партийность, волюнтаризм сталинский и так далее. Противоречия существовали довольно долго - до середины 30-х. Конечно, в конце концов, была победа сталинского направления. Хотя эта проблема существовала в других формах в течение всего сталинского периода, и послевоенного. Например, в области судопроизводства, прокуратуры, как показал Питер Соломон, показывает, что какая-то стабилизация, профессионализация. Даже репрессии в области, не говорю по линии НКВД, но по линии суда, прокуратуры всегда существовали. Эти две линии всегда были.

Михаил Соколов: Если говорить о переломном моменте, о годах великого перелома, опять же хочется понять, получить какие-то объяснения. Насколько связаны эти две линии - индустриализация и коллективизация? Они вроде бы неразрывно сливаются сейчас. А возможна ли была индустриализация без раскрестьянивания, без коллективизации?

Николя Верт: Индустриализация по сталинскому варианту нет, конечно. Надо было откуда-то выкачивать средства, и это нас приводит к тому, какая индустриализация. То есть это именно сталинская модель индустриализация, экстенсивная, на человеческих костях.

Михаил Соколов: Плюс - военно-промышленный комплекс, естественно.

Николя Верт: Форма освоения природных богатств Севера и таких краев, куда никто самовольно не поехал бы. Это вопрос, который обсуждался на конференции, принудительного труда, модели принудительной индустриализации, освоения, колонизации огромных пространств и для этого надо было, конечно, людей подневольных, это в основном были крестьяне на первом этапе, начало ГУЛАГа, раскулачивание. Это, конечно, экспорт золота, древесины, чтобы получить с Запада технологию.
Но что интересно, если подумать, то эта экстенсивная модель развития продолжалась в других формах, но до самого конца Советского Союза. То есть именно никогда Советский Союз в 70-е, в кризисный момент с середины 70-х до середины 80-х не смог перейти на интенсивную модель. То есть тут преемственность сталинизма крайне важна в других формах.
Вы были обречены на определенный тип развития, который начался где-то в начале 30-х. Конечно, террор потом спустился намного, но модель развития, которая была выбрана, то есть экстенсивная, на экстенсивное употребление вот этой рабочей силы, на экстенсивное освоение природных ресурсов, она имела пагубный результат, даже, наверное, до сегодняшнего времени.

Михаил Соколов: Ален, вы дополните что-то?

Ален Блюм: Я хочу сказать, что это видно во многих сторонах развития этой страны. Один хороший пример – демографический пример. Ясно, что эта экстенсивная модель вначале может быть эффективна, иметь быстрые результаты. Но эта модель не позволяет изменить направление, адаптироваться к изменению. Это модель XIX века. И когда Сталин начинал эту модель, он уже опоздал. После войны смертность быстро уменьшалась, снова она была очень высока во время голода, террора. Но потом они не могли адаптироваться к новым условиям жизни, к новым технологиям. Это объясняет, почему ситуация до конца Советского Союза и сейчас, почему смертность высока в России до сегодняшних дней. Потому что эта модель не может адаптироваться в измененных экономических, социальных условиях.

Михаил Соколов: Все-таки хочется понять, был ли какой-то ясный план у Сталина этой социальной инженерии на переходе от НЭПа собственно к этому развитому сталинизму. Можно ли увидеть что-то ясное и понятное? Если вспомнить поездку Сталина в Сибирь, там была, насколько я понимаю, простая для начала идея: взять у крестьянства хлеб и направить на нужды строительства, той модернизации, как теперь выражаются, а в результате получилась достаточно стройная система принудительного труда, гигантская высылка крестьянства и империя ГУЛАГа. Был ли план?

Николя Верт: Знаете, события развивались так бурно и быстро, конечно, определенного плана, начиная с 1928-го года, не было. Я помню, что писал покойный Виктор Петрович Данилов в предисловии к одному из томов "Трагедия советской деревни", он очень четко обозначил, что все правители принимали решения, не думая вперед надолго. Я думаю, такое было. Нельзя сказать, что он не знал, но все последствия не планировались. Это так же, как для самого плана, который пересматривался каждый месяц, тот же пятилетний план, если считать все варианты, их было очень много.
С другой стороны, культура цифры была очень сильна. Если смотрим раскулачивание, когда комиссия Молотова стала работать в самом начале 1930-го года, то уже эти лимиты, сколько выслать - 60 тысяч семей второй категории и так далее, на самом деле все это перевыполнялось в ходе дела с огромными людскими потерями. Самый пример - это первичные депортации кулаков, не знали, куда их деть, просто выбрасывали посредине Сибири, тайги. Никакого экономического результата в первое время не было, все осознавали это, все понимали.
Например, в сентябре 1930-го года признавали, что только 4% кулаков трудоиспользуются куда-то. Потом в течение 31-32-го года и в дальнейшие урегулировалось в ГПУ и стали более рационально, по их мнению, всех этих людей трудоиспользовать, переходя просто от депортирования в никуда, направляли в определенные угольные шахты, в какие-то новые артели, колхозы и так далее. На самом деле все это развивалось таким путем.

Михаил Соколов: Можно ли говорить о том, что экономика и создание всей этой системы принудительного труда фактически шла за политикой?

Ален Блюм: Я думаю, что все-таки есть два направления. Можно думать, что есть модель развития, а потом можно думать, что есть политическая модель, которая основана на репрессиях. Все-таки первый шаг всегда был страх и репрессии. Почему депортировали людей, не депортировали всех, депортировали тех, которые кажутся опасными. И потом используют их в экономической модели. Для депортации после войны это ясно и даже до войны в Прибалтике.
Когда начали депортировать в 1941-м году эстонцев, депортировали элиту - это не было для развития советской страны, это было, потому что боялись, что эти люди будут против Советского Союза. После войны, когда депортировали крестьян, все-таки сельское хозяйство в Прибалтике было хорошее в этот период. И было ясно, что модель, которая развивалась после раскулачивания, была неуспешна, все-таки решили поставить такую модель не потому, что это было эффективно экономически, потому что боялись, потому что было сопротивление в этих странах, боялись бандитов или партизан. Первый шаг всегда политический и репрессии. А второй шаг – используем эти ресурсы. Поэтому, я думаю, что это более политически в начале, чем какая-то экономическая идеология.

Михаил Соколов: Господин Верт, ревизионистские историки пытаются доказать, что идеология была не так важна, а получается, что все-таки первична для коммунистического руководства, по крайней мере, в этот период была идеология, то есть решения принимались, исходя из политических схем. Так я понимаю?

Николя Верт: Да, в принципе. Знаете, это вопрос ревизионистской школы, я думаю, в спорах между тоталитарной и ревизионистской были погрешности, ошибки и у той, и другой. У тоталитарной, потому что считали, что общество смиренное, никто не двигается. Ревизионисты недооценивали идеологию и степень насилия.
Конечно, политические решения были основные, но это не значит, что это только идеология. Потому что политика отличается от идеологии. Политически принимается в совокупности со многими проблемами и со многими решениями, которые могут иметь не только идеологическое начало, но и самые разные, и личность, и оценка ситуации на определенный момент, разные факторы играют. Чистая идея, что это идеократия, которая насаждалась сверху, но я думаю, что намного все сложнее.
Но тем не менее, я согласен с Аленом, когда он говорит, что политика репрессивная сыграла большую роль. Я очень рад, что у нас сблизились точки зрения, потому что когда-то, когда я выпустил "Черную книгу коммунизма", Ален считал, что я немножко переборщил, слишком много там репрессий было. Теперь у нас очень сблизились позиции.

Михаил Соколов: То есть еще одно из последствий архивной революции. Факты агитируют сами за себя. Как тогда объяснить появление периода вот этого мягкого сталинизма с 1934-го по 1936-й, почти два года? Какова была объективная необходимость вот этого отступления, когда «жить стало лучше, стало веселее»?

Ален Блюм: Это большая загадка, конечно, мы знаем, что масса была споров, старались понять такую короткую оттепель. Олег Хлевнюк очень, я думаю, ясно показал в своих книгах в середине 90-х, почему надо было маленькую передышку после страшного кризиса.
Был огромный кризис на рубеже 1932- 33-го года. То есть это действительно самый драматический момент этого времени – голод, голодомор и политический кризис, кризис доверия. Мы знаем через переписку руководителей, насколько серьезный был кризис. Насколько мы знаем, эта очень короткая передышка была кратковременная. На самом деле все заново сыграло с 36-го года, когда стала напряженная международная обстановка с войной в Испании и понятие о ближайшем конфликте международном. И конечно, Большой террор, который положил конец этой короткой передышке.

Михаил Соколов: Какую роль сыграл голод? Вы занимаетесь демографией. Как вы видите ситуцию: это был сознательный элемент управления, нечто, похожее на Холокост, геноцид или здесь нечто другое, большую роль сыграли хаотические решения, и это больше похоже на репрессии против социального слоя, крестьянства?

Ален Блюм: Я не очень люблю такие игры словами – геноцид, не геноцид.

Михаил Соколов: По крайней мере, в Украине говорится, что это геноцид.

Ален Блюм: Когда я говорю, что не нравится, я думаю, что спор другой. Я думаю, Николя тоже изучал это, я думаю, что не делали голод сознательно, чтобы убить Украину. Голод в других регионах был и так далее. Но то, что во время голода думали: хорошо, это будет ослаблять украинцев – это другое. Голод был результат коллективизации. То, что коллективизация была особенно в этих регионах, потому что это были богатые регионы - это ясно. Но потом то, что Сталин и другие использовали это - это тоже ясно. Они использовали эту ситуацию, чтобы развязать борьбу против украинцев. Но использовали только. Я думаю, что сравнение с холокостом невозможно. Холокост - это уничтожение всех евреев. Результат такой: в Восточной Европе, в Центральной Европе был еврейский мир тогда, до сегодняшних дней этого мира нет. Украина есть. Поэтому это два процесса, которые очень разные. Голод был страшный, голод убил 6 миллионов в Советском Союзе - это ужасно. Число людей убитых голодом такое же, как и во время холокоста. Но это не те же самые процессы.

Михаил Соколов: Николя, ваш взгляд на голодомор и голод в Советском Союзе? Все-таки это был инструмент социального управления или такая катастрофа?

Николя Верт: Не только катастрофа. Это очень сложный вопрос, потому что голод был в разных регионах. Сложно суммировать, потому что сейчас идет очень интересная историографическая полемика между украинскими и российскими историками, как мы знаем. То есть вопрос есть такой: были ли только региональные варианты голода Казахстан, Россия, Поволжье, Украина или же украинский голод радикально отличался своей сущностью. Это очень трудно ответить быстро. Мне кажется, что на Украине была очень своеобразная ситуация, но она связана с национальным вопросом. Можно так сказать, что в Казахстане был голод в относительных цифрах намного хуже, чем на Украине, там треть населения умерла в голоде, а на Украине лишь 12-13%. Но процесс был совсем другой.
В Казахстане - это сложная колониальная провинция, Сталин не интересовался с политической точки зрения Казахстаном. Там проходили очень сложные процессы, это началось с коллективизации, инвентаризации полукочевых, кочевых. Но в политическом плане это никого не интересовало. А Украина - это был политический большой вопрос, это мы знаем из переписки Сталина и Кагановича и так далее, которая была опубликована. То есть в определенный момент, с лета 1932-го года, я с этой точки зрения согласен со всем, что писала Андреа Грациози по этому поводу, из общего голода Советского Союза стал выделяться по политическим мотивам, по политическим причинам украинский голод.
Но с другой стороны, конечно же, Алан совсем прав, когда они говорит, что процессы Холокоста и голодомора очень разные. Тем не менее, конечная цель голода на Украине – это сломать сопротивление крестьянства, которое считалось Сталиным хребтом национального вопроса.
Что интересно, я сейчас пишу статью о проблеме помощи голодающим, то есть все забрали и как только все забрали, начали с 7 февраля 1933-го года выпускать маленькую помощь. Что значит эта помощь, почему эта помощь? Это очень интересно, когда смотришь в деталях эту помощь. Потому что на самом деле она показывает суть этого. Надо было показать крестьянину, что государство сильнее. Помощь была ориентировочна, она очень слабая была, но она была очень ориентировочна, получали в первую трактористы, потом весь персонал. Проблема была в том, что надо было новый урожай делать с 1933-го года, сломали ужасным образом сопротивление крестьянства, а потом начали потихонечку выдавать тем, кто социально нужные люди. Опять-таки показывает огромную разницу с холокостом. Это было направлено на слом национально-крестьянского сопротивления, которое было действительно реальным, последним, можно сказать, сильным сопротивлением сталинскому режиму.

Михаил Соколов: Мы подходим опять к дате 75-летия, хотя можно сказать, что Большой террор начался скорее не в 1937-м, а в конце 1936-го года. Хочется услышать современный взгляд на эту ситуацию.
Как понять логику Сталина и его команды, зачем нужно было уничтожить более полумиллиона человек в течение двух лет в ситуации, когда сопротивление крестьянства сломлено, понятно, что 1921-й год не повторится, в городах тоже ситуация не как в 1918-м году, никакой реальной оппозиции вроде бы не существует, и тем не менее, происходит такая катастрофа Большого террора?

Николя Верт: Историография показала за последнее время много нового переосмысления Большого террора. Раньше, когда писали 20 лет тому назад, это были в основном репрессии против элиты. Сейчас мы знаем, что было два пути Большого террора – политический, чистки аппарата, чистки профессионально-бюрократического аппарата, который сомневался, не принял полностью весь спектр сталинизма, и социальная инженерия.
Опять-таки возвращаемся к ощущению верхушки сталинской о том, что не добили врага, еще есть беспорядок. Это ощущение было очень сильное, несмотря на то, что да, сломали крестьянское сопротивление. Но тем не менее, идея соцвредных элементов, которые еще существуют, их надо определено и окончательно добить раз и навсегда, как писал Ежов в преамбуле знаменитого страшного приказа НКВД 00447.
И конечно же, эта идея пятой колонны была сильна у руководства. Опять-таки Олег Витальевич Хлевнюк показал, насколько важна была эта идея где-то это с конца 1936-го года в сталинском менталитете.
Испанские события наложили большой отпечаток на эту идею «пятой колонны». Это была последняя решительная акция, опять-таки проводилась, когда было раскулачивание. Не надо забывать, что примерно 20% спецпереселенцев просто удрали из спецпоселков. Был хаос и решили, в их представлении, что вроде враги повсюду и надо от них окончательного избавиться – это часть Большого террора. А другая часть, конечно, политические чистки. Было такое слияние этих двух репрессивных страшных актов.

Михаил Соколов: Как эти чистки и Большой террор, на ваш взгляд, повлияли на настроения населения перед войной, как это повлияло на то, что происходило, в конце концов, с режимом в начале войны?

Ален Блюм: Как сказал Николя, Большой террор - это процесс, все, что происходило во время Большого террора, уже происходило намного меньше и в предыдущий период. Чистки были, депортации были и так далее. Сам террор – это что-то экстремальный способ, который все это использует вместе в течение двух лет. Концентрирует все, что было сделано до того.
Все-таки мне трудно ответить прямо на вопрос, но, по-моему, это влияло очень сильно на настроение населения. Все люди, например, даже элиты и не элиты, были те, которые были затронуты политическими репрессиями, а другие нет, у каждого был какой-то знакомый, которого террор убил или арестовал. Большой террор показывает, до какой степени могут идти репрессии.
Думаю, что после Большого террора люди начали бояться всегда. Поэтому настроение поменялось в этот период, было ясно, что все могут быть жертвой этого режима. И тогда это влияет очень сильно на настроение всего населения, и крестьян, и народа, и элиты. Это сломало общество очень сильно до войны. Я думаю, что это объясняет во многом, сколько жертв было с советской стороны во время войны. Общество не было готово к этому.

Михаил Соколов: Какие темы вы сейчас считаете «белыми пятнами», которые необходимо заполнить информацией?

Ален Блюм: Об этом периоде сложно сказать. Я думаю, что сейчас все важные темы были в каком-то смысле изучены. Более понимают внутренние механизмы власти, внутренние механизмы общества, идут глубже. Во-первых, механизм власти, кто сделал и для чего. Пока не очень ясно настроение населения, почему люди верили в сталинизм. Много вещей нужно понимать. Я думаю, что это все-таки главное направление новых исследований, чем общие вопросы. Сейчас было много прогресса, успехов в изучении, и нельзя сказать, что эту часть истории не знают – это не так.

Николя Верт: Я согласен, конечно. Мы видим, это была четвертая конференция, и все отмечали, что все-таки мы идем, много было сделано за эти годы. Я бы сказал, что, например, судя по нашим молодым специалистам, аспирантам, они много работают по периоду войны, очень много интересного можно еще найти. Послевоенный сталинизм - тоже интересный период. Есть Елена Юрьевна Зубкова, очень сильную школу она создала. Я думаю, что действительно сегодня - историографический фронт: это уже больше война и послевоенный сталинизм и хрущевское время.

Ален Блюм: Все-таки хочу дать пример: удивительно, во Франции почти нет «белых пятен» французской истории.

Михаил Соколов: Были ли пятна?

Ален Блюм: Колониальные войны - все-таки еще есть пятна.
Выходящая сейчас серия книг о «Сталинизме» дает очень положительный эффект не только для русских исследователей, но и для иностранных. Это показывает, что «белые пятна» уже не такие уж белые, может быть, серые.

Николя Верт: Вышло сто книг – это просто невероятно!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Ср Янв 16, 2013 12:03 am

http://kouzdra.livejournal.com/1327900.html
kouzdra 2013-01-15 22:42:00
Про порядок и Сталина:
Я не так давно осознал две фичи 1922-1940: первая - это то, что я бы назвал "государственной шизофренией":

например когда одновременно, например, НКВД ловит-трясет всякими своеобразными методами самой различной степени грубости обладателей валюты, почте выдается негласное распоряжение валютные переводы из-за границы в случае если клиент вовсе упирается и не хочет брать рублями - выдавать наличной валютой, а Торгсин принимает эту самую валюту у граждан СССР в уплату за товары.

Второе - это повторяющийся из раза в раз паттерн более или менее массовых действий - возникает какая-то проблема, требующая решения, выбирается метод решения (практически на полном серьезе по анекдоту про Сталина и актера - "... Расстрелять. - А может, Иосиф Виссарионович, просто усы сбрить? Можно и усы сбрить"), рассылаются директивы, причем сразу имеется в виду, что на половине мест прохалявят, на второй перегнут палку а и там и там в половине случаев "проинтерпретируют творчески" и начнут делать что-то не очень похожее на то, что велено, потому надо давать задание "с запасом" (чтобы не ленились и хотя бы план выполнили), одновременно пытаться присматривать за перегибами (а то вообще черте что будет) - потому внимание к "сигналам с мест" и "письмам трудящихся" (а как еще присматривать?).

Далее по ходу кампании - если фигня какая-то выходит, резко сворачивать и бить особенно зарвавшихся и попавших под горячую руку, если нормально - ну могло превратиться в практику или свернуться по исчерпании функции.

Это на сам деле очень полезно иметь в виду, читая документы и историков, пишущих про то время: скажем массовые операции НКВД (главная часть т.н. "Большого Террора") вещь хотя мало известная широкой публике, но сама по себе хорошо документированная и изученая - именно в силу обилия директивных указаний, приказов, переписки etc.

С в общем-то вполне ясными намерениями, вполне хорошо видимыми из документов (хотя это тот как раз случай, когда вместо сбрития усов расстреляли).

Единственное что мне было непонятно - это ее финал: под конец там система была просто запружена документами (теми самыми пресловутыми "расстрельными списками"), лежавшими по 2-3 месяца, КПЗ - арестованными, по которым нет никакого решения etc. А потом сняли Ежова, Берия чуть не первым приказом приказал все остановить, тех, кого расстрелять не успели либо выпустили, либо посадили, пересмотрели многие дела, ну и зачистили НКВД (пресловутая "бериевская реабилитация").

Часто из этого делают вывод, что это были случайные эксцессы на местах (ага - полтора года), но строгий но справедливый заметил и поправил. Что противоречит всем документам. Знал конечно и основные решения принимались при его участии.

А щас осознал, что это просто обычный совершенно алгоритм чуть не любой кампании - нетривиальны тут масштабы, но образ действий и финал совершенно обычные. Не единственно возможные - но типовые вполне.

А второй момент - понял откуда берутся совершенно взаимоисключающие ангажированные версии истории периода - причем если не вовсе бульварные - то вполне подтвержденные фактами и документами:

А очень просто - надо доказывать, что Сталин кровавый тиран - вот приказы НКВД, квоты на расстрелы и прочее.

Надо доказать, что это была ужасная ошибка, которую исправили - вот бериевская реабилитация.

Надо доказать, что в 33 году гражданин в госучреждении мог легально получить валюту - вот приказ о валютных переводах.

Надо доказать, что тогда всех адски насчет валюты трясли - вот вам разнарядки НКВД, сколько вытрясти и сообщения о методах (поскольку как я грю - в Москве знали чего ждать от своих архаровцев и за самодеятельностью в меру возможностей приглядывали).

Надо доказать, что в отличие от времен ужасного брежневского режима в Торгсин мог свободно прийти гражданин и купить что-то на валюту (точнее поменять на чеки, но это детали) - вот приказы соответствующего периода

Надо доказать что делать это в Торгсине гражданам было запрещено - вот приказы, предшествовавшие этим.

И так практически по любому сколько-нибудь серьезному вопросу.

Понятно что нарезать (и подтвердить документально) при таком разнообразии мероприятий можно практически что угодно.

Какие выводы - видимо простые - если хотите понять про какие то реалии, что это было - как минимум иметь эти особенности в виду и рассматривать обязательно всю кампанию в целом (как минимум - а лучше поинтересоваться и смежными областями и периодом).

Второе - если историк этого не сделал и попался на фигурной нарезке материала (подловить обычно просто и увы это массовая весьма практика) - ...

Кстати, сильно подозреваю, что тоже самое примерно с другой стилистикой и возможно в меньшей степени применимо почти к любому государству.
==================================================
Ни поклонники, ни ненавистники Вождя народов этого делать не будут НИКОГДА. Имхо, разумеется. Ибо "никогда не говори "никогда"! Basketball
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Ср Янв 16, 2013 6:56 am

sansanich 15 января 2013, 19:43:06
Кстати именно в "сталиносрачах" можно наблюдать телеологию во всей её красе. Ежели человек решил что И.В.С - гений всех времён и народов, то все факты будут плотно подогнаны под "хитрый план товарища Сталина", если же человек решил что И.В.С. - кровавый тиран, то опять таки все факты будут подбираться под данное утверждение. И дальше уже скорей вопрос умения работать с литературой - кто кого закидает ссылками на разного рода редко упоминаемые источники (зачастую весьма сомнительные).
Без "телеологии" очень интересно imho рассматривать и то время в котором мы сейчас находимся. Почему-то очень много народу абсолютно серъёзно упорно считает что миром правит "тайная ложа" (госдеп, путин лично, про "классических мудрецов" промолчу), а не "явная лажа".. Хотя конечно быть жертвой случайного стечения обстоятельств, как бы не так почётно - как оказаться жертвой многолетнего заговора тайных (и не очень) обсчеств.

sansanich 16 января 2013, 06:08:55
Вообще описываемая ситуация, когда сложную систему колбасит туда-сюда вроде как описывается "теорией катастроф" (грубо говоря состояние неустойчивого равновесия - этакая "складка бифуркации"), другое дело что в равновесном состоянии ни одно государство находится не может. Ну и в итоге имеем те самые случаи нарушения симметрии..
Что, кстати, опять таки забавно - ежели вспомнить тот самый марксизмъ - то он прямо отрицает роль личности в истории. В то время как и ярые "сталинисты", и "борцы со сталинизмом" этот тезис, мягко говоря, не признают.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Ср Янв 16, 2013 7:10 am

sanitareugen 16 января 2013, 05:50:40
По-моему, всё проще. Кто смотрел, что происходило в Англии или, скажем, в Германии (в это время, а впрочем, и не в это) - видел столь же развитой бардак.
И дело не в особенностях идеологии, а в том, что это - реальный мир. Не красиво выстроенная идейная концепция, с позиций которой рассматривает мир историк, а реальный мир. В котором "проблемы решаются по мере их поступления". А поступают проблемы - не спросясь, и даже не соглашаясь постоять в очереди, пока разберутся с предыдущей. Поэтому принимаются "тактические решения", закрывающие данную проблему, хотя они могут помешать решению других проблем, а в "стройную теорию" они и вовсе невпихуемы.
Но историк решать реальные проблемы не обязан. Он, собственно, может и не знать, о том, что такие проблемы были. А если вдруг и знает - то считает их легкоразрешимыми ("предвидеть надо было!" - восклицает он с высоты своего послезнания, "раньше-то умели решать!" - сетует он, не зная, что раньше данную проблему не решили, а законсервировали, а сейчас консервная банка вздулась и вот-вот лопнет, "отчего не поручили компетентным людям?" - гневно обличает он, не задумываясь, что компетенция растёт из осознания ошибок, а не божий дар). При это у него есть Концепция. Которой он объясняет всё, что происходило. А то, что не вписывается - значит, это был Коварный План (ну, или Мудрый Замысел, смотря по его отношению к объекту). Получается стройно и доказующе проницательность историка.
Жаль, к реальности отношения не имеет.

semonsemenich 16 января 2013, 12:26:50
Террор начался в 18-ом году. Даже известно, что послужило формальным поводом. Он действительно в последствии накатывался волнами. Но и особо травоядных периодов не наблюдалось. Отдельные кампании отложились в общественном сознании не столько по масштабам репрессий (кто из обывателей тогда мог эти масштабы оценить?), сколько по неожиданности мотивов. Скажем, 37-й год так печально запомнился, потому как "вдарили по своим". Во время гражданской войны террор был совершенно жутким. Но он как бы был предсказуем народом и понятен по целям. А вот невинный "Филосовский пароход" резанул и остался в памяти определённых кругов потому, что пришёлся на время, когда "вроде бы всё уже улеглось". То же касается и восприятия коллективизации: вроде как землицу уже оприходовали, пахать/сеять начали и вдруг-"кулаки"...(Тит Бородин, в "Поднятой целине". Красный партизан)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Ср Фев 06, 2013 6:00 am

http://www.stoletie.ru/versia/plenum_anti-terror_263.htm 06.02.2013
Пленум «анти-террор» Александр Елисеев
В январе 1938 г. прошёл пленум ЦК ВКП (б), который может считаться поворотным

На пленуме Центрального комитета Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) впервые был подвергнут критике пресловутый «Большой террор», жертвами которого стали сотни тысяч людей – коммунистов и беспартийных, руководящих работников и рядовых граждан.

1. Рыба гниёт с головы

Для начала упор был сделан не на самих репрессиях, но на необоснованных исключениях из ВКП (б), которые приняли характер разгрома партийных организаций. Доклад на эту тему («Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии») делал Г.М. Маленков – партийный функционер, который даже не входил тогда в состав ЦК. Здесь во всей полноте проявился кадровый подход Сталина, частенько любящего нарушать устоявшуюся партийную иерархию. И то, что доклад был поручен столь малотитулованному функционеру, было несомненным вызовом старым партийным бонзам. (Показательно, что пленум выдвинул на пост руководителя Госплана 35-летнего Н.А. Вознесенского).

Доклад Маленкова был посвящен партийным чисткам, однако он поднял и вопрос о репрессиях. Особенно досталось первому секретарю ЦК Компартии Азербайджана М.Д. Багирову. Маленков обрушился на него с обвинениями: «Ты расстреливаешь людей списками, даже фамилий не знаешь». Далее между двумя функционерами даже возникла перепалка:

Цитата :
«Маленков. ЦК КП(б) Азербайджана 5 ноября 1937 г. на одном заседании механически подтвердил исключение из партии 279 человек, и по городу Баку 142 человека.

Багиров. Может быть, кто-либо из них арестован?

Маленков. Я дам справку, сколько из них сидит. Сперва ты дай справку, а потом я.

Багиров. Сперва ты скажи, ты докладчик.

Маленков. Если угодно, я назову цифру. У меня имеется шифровка из ЦК Азербайджана».
Впрочем, во время своего выступления Багиров поблагодарил Маленкова за «правильную» и «своевременную» критику. При этом он всё свалил на «органы»:
Цитата :
«Окопавшиеся в аппарате АзНКВД враги сознательно путали документы. Тов. Ежов теперь взялся за основательную чистку аппарата АзНКВД».
Однако переложить вину на чекистов не получилось. В постановлении пленума ЦК отмечалось:
Цитата :
«Всем известно, что многие наши партийные руководители оказались политически-близорукими делягами, позволили врагам народа и карьеристам обойти себя и легкомысленно отдали на откуп второстепенным работникам разрешение вопросов, касающихся судеб членов партии, преступно устранившись от руководства этим делом». Оказывается, «обкомы, крайкомы, ЦК нацкомпартий и их руководители не только не исправляют антипартийную, чуждую большевизму практику в деле исключения коммунистов из партии, но часто сами, своим неправильным руководством, насаждают формальное и бездушно-бюрократическое отношение к членам партии и тем самым создают благоприятную обстановку для карьеристов-коммунистов и замаскированных врагов партии. Не было ни одного случая, чтобы обкомы, крайкомы, ЦК нацкомпартий, разобравшись в деле, осудили практику огульного, валового подхода к членам партии, привлекли к ответственности руководителей местных партийных организаций за необоснованное и неправильное исключение коммунистов из партии. Руководители партийных организаций наивно считают, что исправление ошибок в отношении неправильно исключенных может подорвать авторитет партии и повредить делу разоблачения врагов народа, не понимая, что каждый случаи неправильного исключения из партии - на руку врагам партии».
На самом пленуме были обозначены две группы, виновные в «перегибах». К первой отнесли «коммунистов-карьеристов», ко второй – «искусно замаскированных врагов», которые специально нагнетали атмосферу, пытаясь выбить из обоймы «честных партийцев». В последнем случае отдавалась дань «шпиономании», достигшей своего апогея в предшествующем 1937 году.

Здесь следует обратить внимание на то, что в «огульном, валовом подходе» обвинялись все региональные структуры ВКП (б). Иными словами, жесточайшей критике подвергся местный партийный аппарат как таковой. По сути дела, Сталин и другие устроители пленума указали на партократию, как на главного виновника «Большого террора». Это потом всю вину попытаются свалить на руководство органов НКВД – прежде всего, на Н.И. Ежова и Л.П. Берию. (Кстати, особенно настойчиво такой подход будет задействован во времена «хрущевской оттепели».) А тогда начали с головы, с которой, как известно, и начинает гнить рыба.

2. «Регионалы» против Сталина

Исторической наукой накоплено множество фактов, которые позволяют сделать вывод о том, что «Большой террор» был инициирован не «органами», и даже не Сталиным. Этим террором наша страна обязана региональной партийной бюрократии, упорно не желавшей проводить какие-либо преобразования и мечтавшей о консервации системы, сложившейся во времена гражданской войны и НЭПа. Важнейшей ее особенностью являлась монополия партийного аппарата на власть. В регионах – областях, краях и республиках – возникли мощные центры политического могущества. Региональные «бароны» вели себя как вожди, копируя Сталина. Их бюсты и портреты распространялись в огромных количествах, их именами назывались улицы, предприятия и радиостанции.

Самыми сильными из региональных князьков были – первый секретарь ЦК Компартии Украины С.В. Косиор, первый секретарь Западно-Сибирского крайкома Р.И. Эйхе, первый секретарь Центрально-Черноземного крайкома В.М. Варейкис и др.

Вначале регионалы были за Сталина, поддерживая его в борьбе против левых и правых «уклонистов», чьи проекты пугали партократов. Однако, Сталин тоже был сторонником реформ – только уже в национал-большевистском духе. Его планы не устраивали регионалов, которые попытались сместить Иосифа Виссарионовича с поста генсека на XVII съезде ВКП (б). Тогда при выборах в ЦК Сталин получили триста голосов против.

Сместить Сталина не удалось, а генсек и не подумал отказаться от своих реформаторских планах. Он задумал провести в стране альтернативные выборы в Верховный Совет. На них кандидаты от партийных организаций должны были соревноваться с кандидатами от общественных организаций и беспартийными. Сохранились даже фотокопии опытных избирательных бюллетеней, в которых значились фамилии нескольких кандидатов, претендующих на победу в одном из округов. (С данными фотокопиями можно ознакомиться в интереснейшей монографии Ю.Н. Жукова «Иной Сталин».) Понятно, что такие выборы никак не входили в планы региональных партократов. Вот почему они стали нагнетать истерию, заявляя о наличии в стране огромного количества активных противников «советской власти» и «врагов народа». Таким образом, партократы пытались доказать, что свободные выборы будут только на руку обширному антисоветскому подполью, которое пользуется поддержкой иностранных держав.

Напротив, Сталин и его ближайшее окружение (В.М. Молотов, А.А. Жданов, А.А. Андреев и др.) делали упор не на борьбу с «врагами», а на необходимости совершенствования механизмов управления. И для того, чтобы убедиться в этом, достаточно прочитать материалы февральско-мартовского (1937 года) пленума ЦК. Высказывания Сталина и его сподвижников отличаются умеренностью, в то время как регионалы говорили, прежде всего, о «врагах». В конце концов, партийные князьки, регионалы сумели навязать стране широкомасштабные репрессии.

Так, инициатором создания знаменитых карающих «троек» выступил Эйхе. Регионалы же постоянно присылали в Кремль запрос на увеличение репрессивных «квот».

И Сталин оказался в очень двусмысленном положении. Общество было донельзя наэлектризовано и объято шпиономанией (сказались и последствия недавней революционной горячки). Противиться репрессиям в этой обстановке означало подставить себя под удар и получить открытое обвинение в контрреволюционности. Поэтому сталинская группа активно включилась в террор, стараясь направить его против регионалов, в первую очередь. Само собой, о свободных выборах пришлось забыть.

Очень скоро «Большой террор» стал пожирать собственных инициаторов и вдохновителей. В октябре 1937 года был снят со своей должности и арестован Варейкис (последний его пост – первый секретарь Дальневосточного крайкома). В том же годы пали и другие видные регионалы М.М. Хатаевич (Днепропетровский обком), А.И. Икрамов (КП Узбекистана), П.Б. Шеболдаев (Курский обком) и др. А вот прямая атака на самого сильного «регионала» - Косиора – захлебнулась. В августе 1937 года на Украину прибыла руководящая группа в составе Молотова, Н.С. Хрущева и Н.И. Ежова. Группу сопровождал контингент спецвойск НКВД. Прибыв на заседание пленума ЦК ВКП (б), посланцы из Москвы потребовали снять со своего поста Косиора. Однако сталинская группа явно переоценила свои силы. Пленум взбунтовался и отверг требования Москвы.

3. Главная мишень пленума

Тогда Сталин решил действовать хитрее и тоньше. Он на время оставил в покое враждебных ему членов Политбюро, расправляясь с функционерами меньшего масштаба. А потом нанёс удар по первому секретарю Куйбышевского обкома, кандидату в члены Политбюро П. П. Постышеву. На январском пленуме его не просто подвергли критике, но и устроили что-то вроде перекрестного допроса, который длился полчаса.

Сам Постышев был деятелем из породы «старых большевиков» (член партии с 1904 года), которые сильно забронзовели после того, как получили власть над огромной страной. Вершиной карьеры Постышева был пост секретаря ЦК Компартии Украины. Туда его пристроил Сталин, заодно обеспечив кадровую поддержку в лице 5000 функционеров из Москвы. Тем самым Иосиф Виссарионович создавал противовес могущественному Косиору, претендовавшему на безраздельную власть в республике. О том, насколько большое значение придавалось миссии Постышева говорит тот факт, что он являлся кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП (б) – не будучи главой партийной организации.

С именем этого партийного деятеля был связан один громкий скандал, получивший огласку и сильно навредивший самому Постышеву.

Его жена занимала видный пост секретаря парткома Украинской ассоциации марксистско-ленинских институтов. Партийная челядь, естественно, бегала перед ней на задних лапках. А вот простая женщина, рядовой коммунист П.Т. Николаенко осмелилась покритиковать всесильную жену всесильного босса. Расправа со стороны разгневанной супруги последовала незамедлительно – Николаенко исключили из партии. Причем само исключение произошло в январе 1936 года, но путем подчисток в документации холопы Постышева датировали его сентябрем 1935 года. Николаенко не успокоилась, пошла искать правду. И она таки нашла ее, Комитет партийного контроля восстановил «настырную» женщину в рядах ВКП (б). Однако региональным князькам все было нипочем, в Киеве просто отказались отдавать назад партбилет. Волынку тянули до 1937 года.

Сталин предал это дело гласности, выразив своё восхищение твёрдостью Николаенко. Он уделил ей особое внимание на февральско-мартовском пленуме ЦК в 1937 году, представив ее поступок как образец принципиальности и смелости «маленького человека», не побоявшегося бросить вызов могущественным партийным бонзам. (Любопытно, что здесь вождь поступил подобно Ивану Грозному, который в своем известном обращении из Александровой слободы «клал гнев» на бояр, выражая при этом благосклонность к «низам».)

И вот пришло время, когда уже сам Постышев, травивший Николаенко, отвечал перед членами ЦК. Поначалу он настаивал на своём:
Цитата :
«Я подсчитал, и выходит, что 12 лет сидели враги. Например, у нас в облисполкоме, вплоть до технических работников, сидели самые матерые враги, которые признались в своей вредительской работе. Начиная с председателя облисполкома, с его заместителя, консультантов, секретарей - все враги. Все отделы исполкома были засорены врагами. Возьмите облпотребсоюз. Там сидел враг Вермул.
Возьмите по торговой линии - там тоже сидели враги. Теперь возьмите председателей райисполкомов - все враги. 66 председателей райисполкомов - все враги.
Подавляющее большинство вторых секретарей, я уже не говорю о первых - враги, и не просто враги, но там много сидело шпионов: поляки, латыши, они подбирали всякую махровую сволочь... как по партийной, так и по советской линии. Уполномоченный КПК Френкель - тоже враг, и оба его заместителя - шпионы. Возьмите советский контроль – враги».
Участники сталинской группы (Маленков, А.И. Микоян, Н.А. Булганин, Л.П. Берия) выражали откровенное сомнение в данных, приведенных Постышевым, требуя их проверки. А сам Сталин охарактеризовал происходящее в Куйбышевской области следующим образом:
Цитата :
«Это расстрел организации. К себе они мягко относятся, а районные организации они расстреливают... Это значит поднять партийные массы против ЦК».
При этом Косиор, Эйхе и др. отмалчивались. Они не были склонны обвинять Постышева, однако то, что он делал, являлось перегибом даже с их точки зрения.

Верхом абсурда стал поиск фашистской символики на школьных тетрадках, проводимый лично Постышевым. Куйбышевский персек видел их даже в изображениях ромашек. Контуры свастик виделись ему даже внутри любительской колбасы.

К тому же у Косиора был «зуб» на Постышева – еще с украинских времен, когда тот составлял ему «противовес». То есть, Сталин нашёл фигуру, идеальную для начала чистки на самом-самом верху. Регионалы отдали Постышева на съедение. В январе его сместили со всех постов, исключили из партии. А 22 февраля он был арестован.

Падение Постышева создало необходимый прецедент. При этом Сталин прибегнул к известному аппаратному манёвру. Он соблазнил регионалов высокими государственными постами. Так, Эйхе стал наркомом земледелия еще в октябре 1937 года. А Косиор в январе 1938 года получил сразу два важных поста – первого заместителя председателя Совнаркома СССР и председателя Комитета советского контроля. Здесь Сталин использовал тенденцию к сращиванию партийного и государственного аппарата. Не исключено также, что «регионалы» ухватились за государственные посты с тем, чтобы получить дополнительные административно-политические рычаги для смещения Сталина. Однако они жестоко просчитались – работа в госаппарате ослабила их связь с партийным аппаратом.

Этим воспользовался Сталин, который нанёс два молниеносных убийственных удара. В апреле 1938 года был арестован Эйхе, в июне – Косиор.

Волна «Большого террора» накрыла Политбюро, после чего он пошёл на спад. Теперь перед партией и страной встала задача нормализовать ситуацию, исправив, насколько это было возможно, последствия массовых репрессий.
===========================================
Туповатый сталинодрочер Шурка: читали мы "Иной Сталин", не волнуйся, только выводы из квазиунофантазий насчет "регионалов" не разделяем - извини rendeer
Надо чего-нибудь напЕЙсать в качестве какбэ "Анти-Дюринга"... Basketball Basketball Basketball
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Сб Фев 09, 2013 9:03 pm

http://nilsky-nikolay.livejournal.com/588886.html#comments
nilsky (nilsky_nikolay) 2013-02-09 20:41:00
«Что? Вы не знаете, кто такой Сталин?»
"Было ли какое-нибудь вредительство в Наркомторге? В планировании использования товаров, в чем меня и Л. Б. Залкинда обвиняли? Не только не было, но и быть не могло. Ведь планы завоза промышленных товаров рассматривались с подробными обоснованиями на заседаниях коллегии Наркомторга. В заседаниях коллегии принимали участие ответственные и опытные партийные работники и эксперты от разных ведомств — ВСНХ, Наркомфина, крупнейших хозяйственных объединений, например, Текстильного Синдиката. Председательствовал на Коллегии А. И. Микоян, который критически, даже придирчиво просматривал каждую цифру, прежде чем согласиться на ее утверждение. О каком вредительстве в такой обстановке могла бы идти речь? Разве все, кроме меня, были слепцы? Да, я пользовался доверием Коллегии, Наркома и всех ответственных работников, меня знавших (включая Ф. Э. Дзержинского, с которым я непосредственно работал в комиссии СТО по государственным фондам, где он был председатель, а я при нем управляющим делами). Но это доверие было завоевано обоснованностью и убедительностью докладов, которые я делал, а также многими годами работы в советском государственном аппарате, начиная с его первоначальной организации, наконец, «советской политической линией», которую я проводил сперва в рядах меньшевистской партии, а затем, порвав с ней в 1920 г., когда убедился, что не смогу повернуть ее на советский путь.

В следственном деле есть показания, написанные моей рукой, в которых перечисляются вредительские акты с указанием номеров, «исходящих» из Наркомторга. Но ведь в тюрьме я ни одного документа не видел и их мне никто не показывал. Эти номера взяты «с потолка» и рассчитаны на то, что их никто не будет проверять. Но был один факт прямого нарушения мною правительственного постановления о забронировании товарных контингентов для Магнитостроя и Кузнецкстроя. И этот факт усиленно использовался следствием как центральный обвинительный материал против меня и доказательство раскрытого вредительства. Но как я совершил это нарушение? Народный комиссар торговли А. И. Микоян вызвал меня и передал устное распоряжение И. В. Сталина снять эти товарные контингенты с Магнитостроя и Кузнецкстроя и, вопреки постановлению СТО, передать их Москве. Я колебался. Но А. И. Микоян сказал: «Что? Вы не знаете, кто такой Сталин?». Нет, я знал. И, конечно, выполнил его распоряжение. А через несколько дней в «Правде» появилась заметка о том, что Якубович не выполняет постановлений правительства и самовольно дает товарным фондам, предназначенным для Магнитостроя, другое направление. Я принес эту заметку т. Микояну. Он обещал поговорить со Сталиным. Не знаю, говорил ли. Когда меня спустя немного времени арестовали, то следователи обвинили меня во вредительстве, разоблаченном «Правдой». Я предлагал спросить Микояна, спросить Сталина. Но следователи надо мною хохотали. Вот в этом «вредительстве» я тоже «сознался»."

(Из письма Михаила Якубовича Генеральному Прокурору СССР о процессе меньшевиков в 1931 г., 5 мая 1967 г.. Взято из этой книги, которую всячески рекомендую.)
--------------------------------------------------------------------
http://urss.ru/cgi-bin/db.pl?lang=Ru&blang=ru&page=Book&id=165701
Ясный Н. (Наум).
Советские экономисты 1920-х годов. Долг памяти.
2012. Твердый переплет. 344 с. 699 руб.
ISBN 978-5-7749-0679-6
===========================================
Может быть и правдой, может и враньем. Cool
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Вт Фев 12, 2013 6:26 am

Нет, всё-таки еще раз совершенно уверенно и убежденно заявляю, что антисталинодрочеры по своему кретинизму совершенно не уступают сталинодрочерам:

http://katyn.editboard.com/t174p90-topic
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nenez84



Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Пн Мар 18, 2013 8:02 am

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/sigurd_shmidt_v_kremle_oshhushhalas_podavlennost__474.htm
Сигурд Шмидт: «В Кремле ощущалась подавленность...» Валерий Бурт
75 лет назад, 17 марта 1938 года, состоялась встреча Сталина с участниками экспедиции на Северный полюс
В числе других на прием был приглашен известный исследователь, руководивший спасением полярников - Отто Юльевич Шмидт с женой и двумя сыновьями. Одному из них - Сигурду Оттовичу будет суждено стать видным ученым, академиком РАО, автором многих научных трудов. В беседе с нашим корреспондентом он рассказывает о той исторической встрече.

- Упомянутый прием в Кремле был для меня уже вторым, - уточняет Сигурд Оттович. - Первый состоялся 25 июня 1937-го по случаю возвращения участников первой экспедиции на Северный полюс во главе с моим отцом.

- Тогда давайте начнем с первого банкета…

- Он проходил в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца. Перед сценой стоял стол президиума для членов и кандидатов в члены Политбюро и главных гостей. Для остальных были накрыты столы с указанием номера и места. Поскольку прием был в честь экспедиции, возглавлявшецся отцом, то ему предложили расположиться за главным столом, между Сталиным и Молотовым, а его родным - супруге Шмидта Вере Федоровне, их сыну Владимиру и мне – за ближайшим. Сервировки, подобной кремлевской, я прежде никогда не видел. Особенно запомнил сосуд с розовыми черешнями, на которые потом усердно налегал.
Сталин, как я заметил, пил красное вино, Ворошилов - водку, перед ним на тарелке был куб масла, и после каждой стопки он съедал кусок – видимо для того, чтобы не опьянеть. Остальные – Каганович, Молотов, Маленков почти не запомнились.
Тамадой был Ворошилов, говоривший с живостью, но незамысловато, согласно клише тех лет, однако фразу о том, что Шмидт – «блестящий человек» произнес искренне и темпераментно.

- Банкет проходил после нескольких судебных процессов, в том числе, над Тухачевским и другими видными военачальниками. Возможно, кое-то из присутствующих на приеме уже ощущал нависшую над ним опасность?

- Внешне никакой напряженности не ощущалось, хотя, может быть, в силу юного возраста, к тому же возбужденный и взволнованный всем увиденным, я на это не обратил внимания. Впрочем… Вскоре трагическая участь постигла наркома финансов Гринько и маршала Егорова, с которыми отец тепло попрощался после банкета.

- Как вел себя вождь?

- Он внимательно следил за всем происходящим, слушал выступающих – чтецов, музыкантов, певцов, танцовщиков. Но, кажется, ему понравились только куклы Образцова, которые «декламировали» куплеты о подвиге полярников. Кстати, Сергей Владимирович был единственным участником обоих концертов в Кремле.
Прежде чем рассказать о встрече 17 марта 1938 года, надо вернуться к экспедиции Папанина. Полярники были сняты с льдины 19 февраля, а в это время в Колонном зале проходил очередной судебный процесс - над участниками «правотроцкистского антисоветского блока». И, наверное, в связи с этим Сталин был очень «занят». Поэтому полярники вынуждены были задержаться в Таллине, ожидая команды вернуться на родину.
Наконец был вынесен приговор и спустя несколько дней после расстрела осужденных состоялся банкет в том же зале Кремля. Он, видимо, замышлялся, как очередная демонстрация победоносного движения советского народа во главе со Сталиным к светлому будущему, которому не могут помешать никакие «враги народа».

- Вождь изменился по сравнению с июнем тридцать седьмого? Я имею виду, конечно, внешне.

- Он поседел, причем как-то странно - продольными полосами. В остальном же остался прежним. Больше всего мне запомнились глаза – желтовато-карие, недобрые и вспомнилось верное определение Крестинского, которое я слышал когда-то в семье дипломата Штейна, очень близкой нам с мамой, о том, что много горя принесет (или много зла сделает) этот «человек с тигриными глазами»…
Главными гостями на мартовской встрече в Кремле были папанинцы, а не Шмидт, оттого брату и мне предложили места за столом номер 17, третьем от стола президиума, в одном из рядов. Моей соседкой оказалась Клавдия Ивановна Николаева - видный в то время функционер, член ЦК партии и Президиума Верховного Совета СССР, секретарь ВЦСПС.
Вскоре после начала банкета Шмидту предложили быть тамадой, и когда провозгласили тост за ленинский комсомол и его руководителя Косарева, отец порадовался, что комсомольцами являются и присутствующие здесь его сыновья. Николаева сказала, что нам обоим следовало бы подойти к Сталину, сдвинуть бокалы с ним и подошедшим к нему Косаревым.
Однако я не решился и отсоветовал брату. Стыдно стало оказаться неловким, неумелым в разговоре… Тогда, вероятно, сработало интуитивное чувство самосохранения, но была и скромность: чтобы не подумали, что полез чокаться со Сталиным не за свои, а за чужие заслуги.
По сравнению с первым банкетом в Кремле ощущалась большая напряженность и, я бы сказал, подавленность. Я, как и некоторые мои сверстники, быстро повзрослев, стал более чутко воспринимать нюансы речи и поведения, овладевать даром интуиции, понимать, кому можно доверять, а кому нет.
К этому времени я перестал вести записи – небезопасными казались выражение своих мыслей, упоминания о людях, с которыми встречался и которых мог наблюдать. И свои впечатления от приема в тридцать седьмом, на всякий случай, я из дневника вырезал. Там шла речь о моем удивлении от внешнего облика наркома внутренних дел Ежова – он показался мне симпатичным, даже обаятельным человеком. Я убрал и свое восприятие облика начальника Политуправления Главного Северного морского пути Бергавинова, который очень хорошо относился к отцу. Вскоре он был объявлен организатором террористического акта против Сталина.

- Ежов был участником и второй встречи?

- Да. Если раньше он был, может, более других спокоен за свою судьбу, то в тридцать восьмом изменился до неузнаваемости. По сути дела, стал другим человеком. Лицо Ежова, прежде живое и пышущее здоровьем, стало серым, глаза потухли, Даже некогда пышные волосы слежались. Видимо, дела его были уже плохи…
Вообще, знакомых лиц по газетам и кинохроникам стало меньше. Зато стало больше крепких мужчин, которые двигались по залу. Когда за соседним столом некто раскрасневшийся стал говорить слишком громко, к нему подошел один из таких людей и сказал так, чтобы мы слышали, что его ожидает машина, и ловко вывел из-за стола.

- Наверное, самое пристальное внимание было приковано к Сталину?

- Конечно, и самым запоминающимся моментом стало его выступление – весьма необычное, очень свободное. Однако сначала напряженную и даже утомляющую размеренность мероприятия нарушил известный летчик Чкалов, который, изрядно подвыпив, подошел к столу президиума и хрипловатым голосом провозгласил готовность отдать жизнь за вождя, призывая поддержать всех такое стремление. Его порыв вызвал аплодисменты, кажется, все встали. И тогда поднялся сам Сталин и начал говорить. Почти сразу установилась полнейшая тишина.
Он похвалил Чкалова и сказал, что «там, на Западе, во Франции, в Германии, в Англии, в Америке, героев не создают… А мы говорим: героям нет цены, стоят они миллиарды! За то, чтобы мы, советские люди, усвоили наконец новую меру ценности людей, чтобы людей ценили не на рубли и не на доллары!»
Затем Сталин вернулся к Чкалову и заметил, что «надо жить как можно дольше, а не умирать, что, конечно, тяжко, но не так уж трудно. Есть же у нас самоубийцы, которые умирают, но далеко не герои». И провозгласил тост: «Я пью за тех, которые хотят жить как можно дольше, за победу нашего дела!» Грянули овации.
Но Чкалов не угомонился, и, под возгласы одобрения, воскликнул: «Никто из присутствующих здесь не захочет пережить Сталина, никто от нас Сталина не отнимет… Мы готовы отдать ему легкие, сердце, ногу…» На что вождь иронически ответил: «Мне 58 лет, товарищу Чкалову 33. Я вам советую, дорогие товарищи, не ставить себе задачу умереть за кого-либо…»
После банкета были танцы. В центре внимания оказалась восхитительно красивая и изящная певица Большого театра Вера Александровна Давыдова, участвовавшая до этого в концертной программе. Ее кавалером был один из первых Героев Советского Союза летчик Маврикий Трофимович Слепнев. Сталин как бы руководил танцами, направлял их, делал движения, напоминающие хлопки. Он, как, впрочем, и другие мужчины, не сводил глаз с певицы. Танец Давыдовой, действительно был воплощением и чарующего женского обаяния, и искусства. Возможно, с того дня и зародилась легенда об особой близости певицы с вождем...
Великолепной танцевальной парой были жена Ежова – Евгения Соломоновна, словно сошедшая с полотна Рубенса и широкоплечий, с чубчиком, русский красавец Алексей Иванович Назаров, недавно ставший председателем Комитета по делам искусств при СНК СССР. Тогда, конечно, никто не предполагал, что дни этой женщины сочтены…

- Сигурд Оттович, как известно, ваш отец избежал репрессий…

- Формально это так, но угроза ареста стала реальной для Шмидта с конца тридцатых годов. На том мартовском банкете Сталин упрекнул отца, что он хотел приступить к операции по спасению полярников в конце марта:
Цитата :
«А мы говорили: нет уж, начинайте сейчас… Товарищ Шмидт, у вас там ледоколы застряли на Севере, там, где им застревать не следовало!»
В Главсевморпути массовые аресты начались в 1937 году, и Шмидта обвиняли в том, что он не только препятствует разоблачению «вредительских элементов», но даже покровительствует им, представляет к наградам. От руководства ведомством его освободили в декабре 1938-го, предложив стать первым вице-президентом Академию наук СССР. Но попытки расправиться с отцом продолжались: на одном из собраний Вышинский обвинял отца в том, что из-за его попустительства недостаточно разоблачаются «враги народа». Вскоре отец был снят и с этого поста и сосредоточился на научной работе. Лишь в последние годы жизни, когда он был уже тяжело болен, его имя вновь стало на слуху…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."   Сегодня в 9:08 pm

Вернуться к началу Перейти вниз
 
О.Хлевнюк "Хозяин. Сталин...."
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 2 из 2На страницу : Предыдущий  1, 2
 Похожие темы
-
» Чем может "грозить" неаттестация в 1 классе?
» SOS!!! Неужели у нас "это"???
» Шипящие и буква "С"
» Когда происходит "взросление " у некоторых детишек , происходит ли вообще
» О манипулировании (ветка Пыжуни из темы "Это работает")

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Общий форум :: Публикации :: Книжная полка-
Перейти: