Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 Об особом месте и значении Смоленска в 1941 г.

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Вячеслав Сачков



Количество сообщений : 4320
Localisation : Москва / Троицк
Дата регистрации : 2009-05-26

СообщениеТема: Об особом месте и значении Смоленска в 1941 г.   Вс Июл 12, 2009 10:01 pm

Для восстановления исторической истины имеет ключевое значение вопрос о непосредственных исполнителях расстрела поляков под Смоленском в 1941 г. В условиях отсутствия документов и иных убедительных свидетельств приходится выдвигать исследовательские гипотезы, проверка которых позволяет развивать изучение этого вопроса.
Для начала перечислю ряд основополагающих фактов.
Смоленск занимал ключевое место в гитлеровских планах агрессии против СССР. Как известно, крупнейшие города страны, старую и действующую столицы, Москву и Ленинград, предполагалось затопить. Моря на их территории должны были занять очень большую площадь. Столицей восточных территорий, присоединенных к рейху, должен был стать Смоленск. В городе и области в течение нескольких лет располагались штабы группы армий "Центр", самих армий, айнзатцгруппы Б и многих других оккупационных структур. Там же на базе центра связи, сооружавшегося в предвоенный период, происходило строительство ставки Гитлера и центра связи восточных территорий.
Не случаен поэтому особенно большой интерес к этому городу зарубежных разведок. В частности, в нем еще с предвоенного времени располагалась резиденция польской разведки. После оккупации города нацистами там разместился центр НТСНП (НТС, зондеркоманды Р абвера), поблизости от него, в поселке Осинторф, в конце года активно началась деятельность по формированию русских коллаборационистских войск ("армии Власова"), там же в 1943 г. был принят и опубликован Манифест Власова.
Вопрос о создании коллаборационистских воинских частей является совсем не таким простым, как его обычно представляют.
До начала ВОВ Гитлер был категорическим противником таких проектов. По его представлениям, допустимым было участие представителей порабощаемых народов только в структурах абвера (полк "Бранденбург-800") и в формированиях полиции порядка и вспомогательной (гражданской) полиции (оди). А создание строевых частей исключалось. Только в августе 1941 г. он впервые дал согласие на формирование части французских добровольцев для направления на Восточный фронт.
Между тем, Смоленская битва, в результате которой оказалась оккупированной Смоленская область, по признанию в т. ч. и немецких историков, сорвала гитлеровский план "молниеносной войны". Не Московская битва - это было уже другое, а именно Смоленская. Дело в том, что по территории к западу от Смоленской области армия оккупантов двигалась темпами, предусматривавшимися планом "Барбаросса", прошла, как и предполагалось заранее, всего за 2 недели. При продвижении далее теми же темпами максимум за такой же срок можно было подойти к стенам Москвы, а при благоприятном развитии событий даже и взять столицу. Но ко времени вступления гитлеровцев в пределы Смоленской области (первая половина июля) направление главного удара еще не было четко определено. Продвижение осуществлялось одновременно, как известно, по трем направлениям - север (Ленинград и северо-запад), центр - Москва и юг (Молдавия, Украина, Причерноморье, а главная цель - каспийские нефтепромыслы, ключом к овладению которых выступал Сталинград). До того момента выбор генерального направления между центром и югом еще не был сделан, но как только произошло успешное вторжение в пределы Смоленской области, предпочтение было отдано центральному направлению. Возможно, это было ошибкой, судя по успехам продвижения гитлеровских войск в южном направлении в 1942 г., но, может быть, и нет. Так или иначе, но это обстоятельство важно упомянуть.
Таким образом, у Гитлера в Берлине и у военного руководства группы армий "Центр" в Смоленске происходит формирование существенно разных представлений о дальнейшем ходе военных действий. Гитлер не сомневается в том, что и дальнейшее продвижение будет происходить столь же стремительно, как оно шло раньше, а генералы на местах сражений все более убеждаются на практике в том, что впредь продвижение будет идти все медленнее и труднее - при росте потерь техники и живой силы и при других т. п. издержках. В самом деле, если на оккупацию области ушло целых два с половиной месяца, в результате чего удалось только выйти на границы с Московской и Тульской областями, то дальнейшее продвижение должно было происходить явно гораздо медленнее и трудней, а на носу уже была зима, что критически усложняло ведение военных действий для европейцев, непривычных к российским морозам. Генералы действовавших на Восточном фронте поэтому уже в августе пришли к пониманию необходимости срочного создания коллаборационистских сил, против чего тогда еще продолжал категорически выступать Гитлер.
Выше упоминался абверовский полк "Бранденбург-800". Он начал формироваться с 1938 г. из немцев, свободно владевших языками стран, против которых планировалась агрессия. Далее в полк начали принимать представителей народов СССР (русских, украинцев, белорусов и др.), готовя их для выполнения разведывательно-диверсионных акций. Параллельно с тем активную подготовку кадров из эмигрантов и перебежчиков начали школы абвера в Варшаве и Кракове.
По первоначальному замыслу, "брандербуржцы" и не вступившие в полк выпускники школ абвера должны были быть использованы как диверсанты лишь однажды - в самые первые недели после начала ВОВ. В дальнейшем предполагалось использовать их в качестве организаторов и руководителей гражданской администрации на оккупированных территориях, вербовщиков и преподавателей школ абвера и СД и т. п.
Особую важную роль в планах агрессии отводили также участникам зондеркоманды Р абвера (НТСНП, РОВС), представлявшим собой организованную активную часть антисоветской антикоммунистической эмиграции. В подавляющем большинстве они были сугубо гражданскими людьми, и использование их в качестве диверсантов и т. п. не предусматривалось. Их главное предназначение виделось в формировании нового культурного истеблишмента на оккупированных территориях. При этом очень важное место отводилось православной церкви. Был разработан специальный проект "Православной миссии для освобождаемого Востока", который был достаточно успешно впоследствии осуществлен. Само собой подразумевалось притом, что агенты абверкоманды Р не должны были чураться кровавого палачества, доносительства, провокаторства, что также было впоследствии с успехом реализовано на практике.
27 июня 1941 г. по инициативе отдела I Ц штаба группы армий «Север» началось формирование русского учебно-разведывательного батальона – фронтовой разведывательной части для сбора разведданных о противнике во фронтовой полосе. Командиром батальона стал офицер Абвера в чине майора Б.А. Смысловский («Регенау») – бывший начальник штаба Восточного отдела РОВС. Часть комплектовалась за счёт перебежчиков и добровольцев из числа военнопленных, командные должности занимали эмигранты, преимущественно чины РОВС. Структурно батальон подчинялся реферату I-X (разведка сухопутных сил) штаба «Валли» – органа управления «Абвер-заграница» на Восточном фронте. В 1941–1942 гг. на базе батальона было сформировано 12 аналогичных подразделений, сведённых в 1001-й гренадерский полк Абвера ( http://www.gameforums.ru/showthreaded.php?Cat=8&Board=history&Number=641143&page=14&view=expanded&sb=5&o=&vc=1 ).
Важно теперь оговориться о том, что создание органов гражданской администрации на оккупируемых территориях происходило не тотчас же по занятии соответствующих городов и областей. В течение первых нескольких недель управление на них производилось исключительно военными, а затем уже начинали формироваться гражданские управленческие структуры. Конечно же, эта администрация была марионеточной, имела исключительно бутафорский характер.
Наконец, о пленных. Известно, что гитлеровцами наибольшее количество пленных было получено в первые месяцы войны, по октябрь включительно. При этом особенно тяжелой оказалась участь взятых в плен в июне - августе. Наступление оккупационных войск в то время было массированным: широко использовалась авиация, танки, другая техника. С воздуха разбрасывалось большое количество листовок, представлявших собой пропуска в плен. Добровольно сдавшимся с предъявлением пропусков обещались более благоприятные условия содержания. Но практически до конца июля - начала августа это было простым обманом. По общему правилу, пленных или не кормили вовсе, или, если кормили, то самым скудным образом, не каждый день и очень понемногу, никакой медицинской помощи не оказывалось. "Излишки" пленных попросту расстреливались. Только в конце июля было принято положение о перебежчиках, которое начало выполняться практически лишь с августа. Согласно этому положению, перебежчику полагалось 600 граммов хлеба в день, менее скученное, отдельное содержание от остальных и освобождение при наличии достаточных оснований.
В настоящее время в публицистике фигурирует множество спекуляций на тему плена. Во-первых, сильно (на многие сотни тысяч) преувеличивается количество пленных, в т. ч. сдавшихся добровольно, во-вторых, вдвое преувеличивается численность выпущенных, в-третьих, замалчивается продолжительность и другие важные обстоятельства выпуска. Освобождали, конечно же, вовсе не из соображений гуманности. Вот уж каких-каких, а этих соображений точно не было. В самую первую очередь отпускали тех, кто представлял наибольшую пользу для власти. Так, в лагеря военнопленных во множестве попадали гражданские, занимавшиеся, например, рытьем окопов и строительством других оборонительных сооружений. Отпустить их представлялось безболезненным. Кроме того, важную роль играл фактор национальности. Приказом об освобождении предписывалось освобождать украинцев, белорусов, кавказцев и представителей других нерусских народов. Русские подлежали освобождению в порядке особого редкого исключения. Наконец, освобождение производилось в течение немногих недель в два приема - в июле-августе и в сентябре-октябре. Всего было выпущено около 300 тысяч пленных, или менее десятой части содержавшихся в лагерях.
Отсюда понятно, что отпускали в самую первую очередь отвечавших определенным требованиям, главнейшим из которых являлась, разумеется, лояльность к оккупационной власти.
Конечно же, выбор для освобождения происходил по полному произволу охранников лагерей. Нередкими бывали, в частности, случаи выкупа женщинами пленных за мешок муки, килограмм-другой сала "мужей", удавалось скрывать национальность (когда русские выдавали себя за украинцев или белорусов), но главным для той кампании было то, что у русских пленных, открыто выказывавших ненависть к нацизму, никаких шансов на освобождение не оставалось. Таким образом, отпускали по огромному преимуществу почти готовых коллаборационистов, многие из которых сразу же принимались на службу в полицию и т. п. органы .
Оккупировав Белоруссию, гитлеровцы начали сознавать огромную трудность управления громадными малозаселенными территориями, покрытыми громадными лесами, понимать, что обойтись исключительно арийскими силами невозможно. Поняли, что необходимо создавать и развивать колониальную администрацию, коллаборационистские карательные структуры, максимально разыгрывая при этом националистические карты.
К первым опытам такой практики относятся массовые убийства в Литве, Латвии и во Львове в июне - июле. В Прибалтике националисты занялись геноцидом евреев еще до прихода в соответствующие города айнзатцкоманд. Современными историками этот феномен определяется местной инициативой. Я считаю такую оценку ошибочной. В действительности организации националистов, легализовавшиеся при оккупации, создавались в Прибалтике абвером со всей основательностью задолго до прихода гитлеровских войск. Отсюда организаторская роль германских нацистов в исполнении геноцида прибалтийскими националистами просматривается вполне ясно. Похожее было и во Львове, где украинское подразделение полка "Бранденбург-800" "Нахтигапь" осуществляло массовые казни поляков и евреев.
Однако практику массового геноцида требовалось распространить на всю оккупированную территорию и реализовать постоянно в продолжение очень долгого времени. Для этого следовало создать и применять соответственно многочисленные коллаборационистские структуры.
Здесь важно еще отметить следующее обстоятельство. "Технически" геноцид совсем не так прост, как это представляется с первого взгляда. Во время Второй мировой войны он начался по сути только после нападения Германии на СССР. Концлагеря в Германии стали создаваться, как известно, еще с 1933 г. Но в довоенный период массовые казни в них не практиковались. С конца 30-х гг. концлагеря начали строиться также в Чехословакии и Польше, туда стали свозить евреев и антифашистов не только из этих стран, но также из Германии и из других оккупированных государств Европы. Только в Освенциме, Люблинском лагере и Белжеце с 1939 по конец 1940 г. погибло 18 тыс. чел. Но массовые казни тогда постоянно и планомерно еще не применялись. Люди гибли от голода, непосильного труда, кошмарных условий содержания. А это - другое. Как таковое, практика геноцида в генерал-губернаторстве началась еще в сентябре 1939 г., когда в день оккупации Перемышля было казнено 600 евреев, а на следующий день - еще 250. По всей видимости, это было делом айнзатцкоманды или охранных войск СС, которые тогда формировались путем призыва из польских фольсдойчей (шлензаков). Следующей значительной акцией была казнь гитлеровскими нацистами 3300 (по другим сведениям, 3500) представителей польской интеллектуальной элиты в апреле 1940 г. Конечно, цифры весьма немаленькие, но они не идут еще ни в какое сравнение с размахом геноцида в годы ВОВ, когда за день уничтожалось на одном только месте массовых казней (в Бабьем Яру и т. п.) по нескольку десятков тысяч людей. Для осуществления этого требовались абсолютно другие "технологии", соответствующие готовые команды исполнителей и др. т. п., что было невозможно практически создать в одночасье.
В этой связи надо упомянуть еще геноцид в Хорватии. Как известно, усташский переворот произошел там незадолго до начала ВОВ, в апреле 1941 г. Повсюду начались кошмарные кровавые погромы, но численность жертв по отдельным населенным пунктам первоначально составляла порядка нескольких сотен. Счет жертв на тысячи в день начался с июня, когда была создана система концлагерей Ясеновац.
Так или иначе, но остается фактом, что в свою настоящую полную силу геноцид на оккупируемой территории СССР развернулся не сразу же повсеместно, а только с конца лета - начала осени 1941 г. Этому предшествовало несколько буквально единичных акций в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии, однако систематичности геноцид еще не приобрел.
Показательны в этом отношении данные по г. Смоленску и Смоленской обл., которая примечательна тем, что в ней в период оккупации находилось (и, соответственно, было уничтожено) наибольшее количество евреев (по переписи 1939 г. было 33 тыс., казнено за время оккупации - 18 тыс.) и действовало наибольшее число гетто - 15. Аналогично с цыганами. На замечательном сайте "Бабьи Яры России" - http://www.holomemory.ru/?region=2 (пользуясь случаем, выражаю глубокую благодарность его создателям) приводится добротная подробная хроника уничтожения евреев во время оккупации. Согласно этой хронике, общее количество уничтоженных евреев в июле 1941 г. составляло несколько десятков, с августа счет пошел на сотни, а с конца октября 1941 г. (Рудня, 21 октября, 1000-1200 чел.) начали убивать от тысячи за день.
Массовое убийство пленных началось ненамного раньше. В том же Смоленске в ночь с 15 на 16 ноября было расстреляно в центре города 5 тысяч пленных.
Обычно такие акции называются делом рук немцев. Это совсем не верно. В действительности массовые казни выполнялись, по огромному преимуществу, руками специально созданных карательных команд из представителей народов оккупированного СССР. Руководство ими осуществляли, конечно, немцы, но непосредственно расстреливали, увы, наши единокровники.


Последний раз редактировалось: Вячеслав Сачков (Пн Июл 13, 2009 2:15 pm), всего редактировалось 6 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://libelli.ru
Вячеслав Сачков



Количество сообщений : 4320
Localisation : Москва / Троицк
Дата регистрации : 2009-05-26

СообщениеТема: Re: Об особом месте и значении Смоленска в 1941 г.   Вс Июл 12, 2009 10:56 pm

Итак. На самое начало войны таких команд еще нет. Точнее, имеются созданные абвером малочисленные структуры преимущественно из фольксдойчей, силами которых полномасштабный геноцид осуществлять еще практически нельзя. С сентября - октября команды карателей появляются во всех областях и приступают к планомерному систематическому массовому убийству. Следовательно, к тому времени, за период с конца июня по конец сентября, успевают создать соответствующие отряды.
Смоленск был оккупирован гитлеровцами 13 июля. До того руководство группы армий "Центр" находилось в Минске, а перемещение в Смоленск началось с сентября. В августе на Восточный фронт стали прибывать части французских добровольцев. В т. ч. в село Печи близ белорусского города Борисова. Одновременно туда же переместилась из Минска и абверкоманда (школа абвера) 103 с позывным "Сатурн", известная также под названием Катынской школы абвера, поскольку несколько позднее в течение некоторого времени она располагалась непосредственно в поселке Катынь.
Приказ Гитлера имел также то большое практическое значение, что он открывал дорогу для движения на Восточный фронт большому количеству русских эмигрантов во Франции, которым было затруднительно попасть на оккупированную территорию СССР другими путями. Вермахт предпочитал использовать в качестве переводчиков немцев, получивших соответствующую подготовку в Германии. На эту службу принимались также и представители русскоязычной диаспоры в Германии, но эмигрантам, жившим в других странах, попасть на нее было много труднее. Во Франции для этого требовалось представить рекомендацию РОВС (Российского общевоинского союза) - крайне правой прогерманской организации, имевшей очень дурную репутацию даже среди многих правых эмигрантских организаций этой страны.
Многие считали допустимым связываться с ней только на самый крайний случай. Поэтому первый поток эмигрантов на службу в вермахт, с самого начала ВОВ, шел из Польши, Чехословакии и Югославии, и шли они, как правило, непосредственно в войска, как правило, в подразделения военной разведки, т. е. абвера.
Но сам по себе абвер имел более сложную структуру. Помимо отдела фронтовой разведки и разведки в советском тылу (сотые номера подразделений), он имел также отдел диверсий (двухсотые номера), контрразведки (трехсотые) и научно-технического шпионажа (сто пятидесятые). Работа трехсотых и отчасти двухсотых номеров практически почти полностью дублировала деятельность СД. Так, контрразведка сводилась практически к провокации - засылке в подполье, лагеря военнопленных и в партизанские отряды провокаторов, к созданию лжепартизанских отрядов, а также к организации команд карателей. При этом, конечно, большую роль играла идеологическая подготовка. Выпускники школ абвера по направлениям 200 и 300 занимались, в сущности, тем же самым, чем и выпускники школ пропагандистов СД. В зависимости от конкретных обстоятельств времени и места они могли также менять руководство, служа СД или абверу. Практическая разница в их подготовке была только в том, что в школах пропагандистов главный упор делался на политическое воспитание, а в школах абвера - на обучение провокаторским приемам.
Приказ Гитлера, далее, развязал руки эмигрантам и их непосредственным немецким военным руководителям, которые горели желанием приступить к созданию коллаборационистских воинских структур. Самый первый опыт такого рода был предпринят в г. Велиже Смоленской обл., который был взят немецкими войсками 14 июля. Во время боев за этот город немцами было взято до 4 тыс. пленных, многие из которых сдались добровольно. В Велиже разместился штаб 9-й армии вермахта. Его начальник, полковник К. Векман, как только узнал о приказе Гитлера, приступил к созданию "русского добровольческого отряда из военнопленных и перебежчиков во главе с выпускником Николаевского кавалерийского училища ротмистром (капитаном) А.П. Заустинским (Заусцинским). Его активным помощником был член Российского Обще-Воинского Союза (РОВС) ротмистр Карцев. Формирование русской штурмовой группы (по немецки Angriffgruppe) «Белый крест» в составе нескольких рот на базе 9-й моторизованной роты капитана Г. Титьена (18-й пехотный полк 6-й пехотной дивизии VI армейского корпуса 9-й армии) было завершено к 24.08.1941 г. Позднее она была увеличена до батальона" ( http://gorod.velizh.ru/1941.php ).
На самом деле в цитированной истории создания «Белого креста» все было не настолько радужно и беспроблеммно. Роту в полном составе удалось создать только к февралю 1942 г. Но, как только ее формирование завершилось, 57 ее бойцов перешли к партизанам. После этого «Белый крест» пришлось воссоздавать, по существу, заново. К 24 августа 1941 г. была сформирована, таким образом, не строевая, а, фактически, учебная рота по образцу и подобию белорусского штурмового взвода (в котором состояло 52 чел.) полка "Бранденбург-800". Первоначально, следовательно, имелось в виду, по всей видимости, использовать ее в абверовских (т. е. разведывательно-диверсионно-карательных), а не в собственно боевых целях.
Вскоре затем, 22 августа, в составе группы из 10 человек добровольно сдался в плен под Туровом Гомельской обл. командир 436-го стрелкового полка майор И.Н. Кононов, который сразу же заявил о желании воевать с большевизмом на стороне Германии. На допросе в армейском разведотделе абвера в штабе 4-й армии 6 сентября 1941 г. перебежчик вновь повторил желание сформировать добровольческий казачий полк и принять с ним участие в боях. Этим предложением заинтересовался командующий войсками безопасности тыла (т. е. охранными войсками СС) группы армий “Центр” генерал М. фон Шенкендорф.
По свидетельству бывшего полковника власовской армии В.В. Позднякова, "10 сентября 1941 г. Шенкендорф получил санкцию на создание донского казачьего полка во главе с Кононовым, хотя официальное разрешение Главного командования сухопутных сил на создание отдельных казачьих сотен по борьбе с партизанами в тыловых районах Восточного фронта последовало 6 октября 1941 г. Действия Кононова курировал представитель абвера лейтенант граф Г.А. Риттберг.
Не позднее сентября 1941 г. Кононов начал отбирать добровольцев из шталагов №313 (Витебск), №341 (Могилев), дулагов №127 (Орша), № 220 (Гомель), №240 (Смоленск) и других лагерей военнопленных. К 28 октября 1941 г. казачья добровольческая часть под № 102 во главе с Кононовым завершила формирование в Могилеве" ( http://cossac-awards.narod.ru/5DKP_1.html ).
Прежде всего замечу, что точным названием "казачьей добровольческой части под № 102" было абвергруппа 102. Далее обратим внимание на дату выдачи разрешения на создание отдельных казачьих сотен по борьбе с партизанами в тыловых районах Восточного фронта - 6 октября. В этот самый день 1-й кавалерийский полк СС из состава частей, находившихся под командованием Шенкендорфа, прибывает в Велиж ("В октябре 1941 года в Велиж прибыли батальон карателей и специальный кавалерийский полк СС, предназначенные для ликвидации отдельных отрядов и групп Красной армии и партизан. В городе находился немецкий пересыльный пункт для формирования маршевых рот из солдат, прошедших лечение в госпиталях.
Начальником немецкого гарнизона, расположившегося в Велиже, был генерал Френке, командиром кавалерийского полка СС - полковник Крамер, командиром карательного батальона - майор Шпульке. Это были не просто каратели, а каратели «люкс» класса, имевшие прекрасный опыт борьбы с партизанами в Польше, Греции, Югославии" - http://gorod.velizh.ru/1941.php ).
Чем примечателен 1-й кавалерийский полк СС? Вот - короткая справка о начале его деятельности:
"По данным на 21 июня 1941 г., в подчинении штаба командования при рейхсфюрере СС Г.Гиммлере находились: 1-я моторизованная бригада СС, 2-я моторизованная бригада СС, 1-й и 2-й кавалерийские полки СС, конвойный батальон СС, добровольческий полк "Гамбург", а также ряд подразделений обеспечения, снабжения и связи. Части штаба командования рейхсфюрера СС концентрировались возле г. Арысь (Восточная Пруссия) и подчинялись в оперативном отношении генеральному командованию XXXXII армейского корпуса.
Как видно из дневника боевых действий штаба командования рейхсфюрера СС, 26 июня 1941 года поступил приказ ХХХХII армейского корпуса, согласно которому 2-я моторизованная бригада СС со штабом, с 1-м батальоном 5-го полка СС и 3-м батальоном 4-го полка СС поднимается по тревоге и немедленно выступает в направлении Вильно.
Приказ передан командиру бригады Троенфельду лично бригаденфюрером Кноублахом. Однако в 3 часа 15 минут 27 июня 1941 г. Гиммлер отменил его, "так как такая отправка противоречит общим соглашениям. Рейхсфюрер СС не желает, чтобы части штаба командования рейхсфюрера СС использовались для оккупации и т.п. целей, так как они нужны для других задач".
С этого времени штаб командования рейхсфюрера СС с подчиненными ему частями вышел из подчинения генерального командования ХХХХII армейского корпуса.
4 июля 1941 г. 2-я моторизованная бригада СС с 5 июля выделяет один батальон (3-й батальон 4-го егерского полка), из которого по одной роте направляются в Минск, Барановичи и Вильно для выполнения особых задач.
10 июля 1941 г. рейхсфюрер СС решил, что части СС, действующие на территории высшего начальника СС и полиции (HSS PF), подчиняются последнему не только в хозяйственном отношении, как это было до сих пор, но и в тактическом отношении.
19 июля 1941 г. по приказу рейхсфюрера СС 1-й и 2-й кавалерийские полки СС с 21 июля отправляются в распоряжение HSS PF фон Баха в Барановичи для систематического прочесывания припятских болот.
27 июля 1941 г. находившийся в Барановичах на особом поезде "Генрих" Гиммлер утвердил формирование на базе двух кавалерийских полков кавалерийской бригады СС под командованием Фегеляйна. Высшему начальнику СС и полиции при командующем группы армий "Центр" фон Баху было приказано представить хорошо продуманный в военном отношении план операции" - http://stolin.ucoz.ru/publ/1-1-0-16 ).
Именно Фегеляйну сдался в плен под Туровым Кононов. Между тем, 1-й кавалерийская бригада СС интересна также еще в одном отношении. Выше уже упоминалось о том, что она имела хороший опыт борьбы с партизанами в Польше, Греции и Югославии. В короткой справке указывалось также, что перед самым началом ВОВ она находилась в Восточной Пруссии на самой границе с СССР и в то время являлась частью вермахта (2 первых полка 1-й кавалерийской дивизии; 4 остальных ее полка находились тогда во Франкфурте-на-Одере), а не СС. В справке описывается также, каким образом бригада оказалась переданной из вермахта в СС. Но есть еще один крайне любопытнейший факт ее истории, приведенный на форуме Райберта:
"Die folgenden vier Bilder stammen ebenfalls von Herrn von Mossner, Rittmeister d.R.a.D., seinerzeit Offizier und Chef der 2. Schwadron im Terekkosaken-Reiter-Regiment 6.
Die zunächst folgenden beiden Bilder zeigen Szenen aus dem Lager während der Aufstellung der Division in Mielau, Ostpreußen (seit 21. Mai 1941; zuvor polnisch M³awa). Dieses Bild zeigt einen Unteroffizier vom deutschen Rahmenpersonal neben einem Kosaken"
(Следующие четыре фотографии предоставлены также господином Мосснером, капитаном в отставке, в прошлом командиром 2-го экскадрона 6-го кавалерийского полка терекских казаков. А на дальнейших двух фото представлены сцены лагерной жизни во время пребывания дивизии в Милау, Восточная Пруссия (с 21 мая 1941 г.; польское название Млава). На фотографии мы видим унтерофицера из немецкого кадрового персонала рядом с казаком)
Публикатор фото на форуме комментирует: "...над лагерем развиваются - справа военный имперский флаг и слева знамя казаков, вероятно, терекских казаков (синий цвет на черном цвете знамени, разделенное на четыре части)" - http://reibert.info/forum/showpost.php?p=268238&postcount=188 ).
Таким образом выясняется, что казачьи войска СС появились впервые не в июле 1944 г., когда гитлеровским командованием был отдан соответствующий приказ, а намного раньше, буквально в самые недели ВОВ, а также то, что первым инициатором их создания был вовсе не Кононов. Наоборот, последний оказался привлеченным к их дальнейшему развитию Фегеляйном и Шенкендорфом. Здесь остается добавить еще только то, что 1-я кавалерийская бригада СС зимой 1941-1942 гг. была наголову разбита партизанами, и в 1942 г. она была расформирована.
За два дня до прибытия в Велиж 1-го кавалерийского полка, 4 октября 1941 г., в пгт Локоть Орловской (ныне Брянской) обл., находившемся в непосредственной близости от Смоленской обл., происходит учреждение т. наз. Локотской республики. Первым руководителем ее стал назначенный немцами бургомистр, инженер спиртзавода К. Воскобойник, а после его казни партизанами - известный впоследствии обер-палач фольсдойч Б. Каминский. Нынче модно преподносить это событие как народную антисоветскую инициативу, что абсолютно не соответствует исторической истине. В действительности, это мероприятие, как и создание отрядов Заустинского и Кононова, было изначально задумано и осуществлено зондеркомандой Р абвера. За несколько дней до созыва учредительного собрания по образованию Локотской республики в Локоть прибыли бывшие участники штурмового взвода полка "Бранденбург-800" Витушка и Космович, которые привезли с собой политические документы Белорусской самообороны. С небольшой редакцией эти документы преобразовались в Манифест об образовании Локотской республики.
Нынешние многочисленные последователи рейхсминистра пропаганды Геббельса преподносят факты такого рода как массовые проявления народной антибольшевистской инициативы. Мол, сдался в плен Кононов вместе со всем своим полком. А на самом деле в составе группы из 10 человек, а в дальнейшем действовал исключительно под начальством абвера. Аналогично по инициативе абвера и РОВС (т. е. зондеркоманды Р абвера) в Велиже создавалась рота "Белый крест". И в точности так же образовывалась Локотская республика. Современные фальсификаторы истории представляют дело так, будто бы сразу по опубликовании Манифеста республики из леса вышло 400 окруженцев, решивших присоединиться к малочисленному (первоначально было всего 20 человек) отряду Каминского. А на самом деле это было 200 бойцов из размещавшегося в г. Демидов (немного севернее Велижа) полицейско-карательного отряда Витушки и Космовича, составленного из выпускников пропагандистской школы СД г. Минска, в которой их готовили с июля по сентябрь Витушка и Космович.
Сразу после того, в середине октября последние прибывают в Смоленск, где предлагают свои услуги в качестве организаторов и руководителей областной полицейской службы. Там с сентября работает начальником окружной полиции их старый товарищ по службе в штурмовом взводе "Бранденбурга-800" Н. Алферчик. Однако опаздывают. К тому времени вакантные места полицаев оказываются уже занятыми местными. Сходятся на компромиссе. Выпускникам минской школы пропагандистов СД белорусам отдаются на откуп северные, граничащие с Белоруссией, районы Смоленской области, где и располагается основная часть организованных в области еврейских гетто.
До сих пор я показывал только общий фон, на котором происходило создание коллаборационистских отрядов карателей, выделяя главнейшие моменты, имевшие к тому непосредственное отношение.


Последний раз редактировалось: Вячеслав Сачков (Пн Июл 13, 2009 2:17 pm), всего редактировалось 5 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://libelli.ru
Вячеслав Сачков



Количество сообщений : 4320
Localisation : Москва / Троицк
Дата регистрации : 2009-05-26

СообщениеТема: Re: Об особом месте и значении Смоленска в 1941 г.   Пн Июл 13, 2009 3:07 am

Самое существенное здесь в том, что карательные отряды организовывались не спонтанно, это не было стихийным неуправляемым процессом, не имевшим никаких закономерностей. Наоборот, здесь все было строго исторически детерминировано. К моменту вторжения в СССР абвером были уже подготовлены кадры организаторов и руководителей коллаборационистского движения. Первоначально, в период по июль 1941 г. они использовались в качестве почти исключительно диверсантов, но только на один раз и на самый первый случай. Сразу же по выполнении диверсионных заданий подразделения "Бранденбурга-800" расформировывались, и их бывшие участники, казалось, оказывались предоставленными самим себе. Однако практически этого вовсе не происходило. Бывшие бранденбуржцы успешно устраивались на руководящие и хлебные должности в гражданской администрации, благо, вакантные места были в переизбытке, а былые заслуги и прямая связь с военной администрацией оставляли их вне всякой конкуренции.
В это время, с августа 1941 г., на оккупированную территорию СССР, в составе отрядов французских добровольцев, прибывает вторая волна репатриантов, перед которыми также открывается широкое поприще деятельности. Однако из всех возможных вариантов самыми привлекательными для них представляются должности в абвере и СД. В этих структурах лучше всего делать карьеру, есть масса возможностей для быстрого обогащения и т. д. Но для этого требовалось готовить для себя кадры подчиненных - которых на тот момент еще не было. В распоряжение предоставлялось множество неизвестных, темных людей, от которых можно было ожидать что угодно. Короче, необходимо было решать задачу подборки и воспитания верных кадров.
Период с конца июля по сентябрь именно и стал временем интенсивного образования многих десятков школ абвера и СД, в каждой из которых начали одновременно обучаться по десяткам курсантов. В тот начальный период деятельности школ продолжительность обучения в них не превышала еще, как правило, трех месяцев. Позднее появились сроки по 6, 9 месяцев, по году и более, а тогда срок обучения мог составлять даже и 2 дня. Обучали под выполнение совершенно конкретных задач.
Типично: пройти в советский тыл к мосту и ночью запустить в определенное время там ракету, чтоб мост смогли разрушить бомбардировщики. При этом на выполнение одного подобного задания совершенно независимо друг от друга и не зная о дублировании отправлялось одновременно несколько сигнальщиков с расчетом, что задание выполнит, говоря условно, один из трех, что представлялось для выполнения задачи достаточным. Иными словами, первоначально еще не задумывались о дальней перспективе использования завербованных. Гораздо позднее, с 1943 г., начали готовить и отправлять в советский тыл т. наз. "спящих" агентов, в т. ч. из подростков, перед которыми ставилась задача вживаться, не предпринимая вообще никаких действий, до тех пор, пока в неопределенно далеком будущем к ним не явится связной.
А флагманом школ абвера на оккупированной советской территории выступила та самая Борисовская, она же Катынская школа абвера 103.
Имеется справка об ее деятельности в 1943 г.:

"Насаждение агентуры

В зону действии партизанской бригады им. Щорса входили Борисовский, Березинский и Червенскнй районы. Исходя из этого, насаждение агентуры было направлено мною в основном по этим районам.
Агентура дислоцировалась: целевая по г. Борисов — 12 человек: по г. Минск — 1 человек: маршрутная на Березино — 10 человек: на Червень — 5 человек; на Борисов — 6 человек.
Агентура по немецким гарнизонам в деревнях Глевнн, Метча, Мурово и др. — 6 человек. Агентура по выявлению к/р и а/с элемента по вышеупомянутым районам — 95 человек.

Диверсионно-террористическая работа

Созданные диверсионные группы по городам и местечкам проделали следующее:
1. В дер. Сморки Борисовского района, где находился военный склад батальона французов, диверсионной группе в количестве 3 человек |...| было дано задание взорвать этот склад. В сентябре 1943 г. склад был взорван <...>.
6. Агенту […] и диверсионной группе в количестве 3 человек в д. Негновичи было предложено убить коменданта гарнизона французов, так как последний жестоко расправлялся с населением. В октябре 1943 г. комендант — лейтенант Лили — был убит.
<...>
113

О к/р формированиях и школах гестапо

Через агентуру и материалами следствия установлено, что в Борисове и др. городах временно оккупированных восточных областей имеются филиалы к/р «Русской национально-трудовой партии». В г. Борисов этот филиал возглавляют Титов Иван Григорьевич (он же Вишневский) и Ольский. Центр партии находится в Германии — г. Берлин. Квалифицированные к/р кадры этой партии готовятся в г. Берлин (Германия), где имеется специальная школа, находящаяся в ведении министерства оккупированных восточных областей.
В мае 1943 с 98 человек, окончивших эту школу, прибыли в г. Борисов, Из них 35 человек выехали в г. Брянск, 28 человек разослано по районам: Борисовскому, Крупкинскому, Логойскому. Толочинскому и др., а остальные — по городам и районам других областей.
Подготовленные к/р кадры должны пропагандировать среди широких слоев населения идеи построения «новой независимой России», вовлекать массы в эту партию и подготавливать кадры для «Русской освободительной армии» (РОА), являющейся основной опорой и военной силой при свержении советской власти.
Помимо того в г. Борисов имеется гак называемая «Высшая немецкая школа для русских офицеров». Слушатели, окончившие эту школу, являются в большинстве своем членами вышеупомянутой к/р партии и используются как пропагандисты.
В руководстве данной школы в Борисове находятся: немец — доктор Винтер, начальник школы — генерал-майор артиллерии Севостьянов, его заместители — генерал-майор Богданов, генерал-майор Виноградов и майор Гладкий «Абвер».
Подробный материал следствия по делу «строителей новой России» передан НКГБ БССР.
Агентурными данными установлено, что в Борисове и др. городах имеется к/р молодежная организация «Союз белорусской молодежи», который имеет свой определенный значок и выпускает газету. Мною дано задание агенту Кохану вступить в этот союз и вести внутриразведовательскую работу о руководстве, программе и организующем центре этого союза.

Школы гестапо

В военном городке Печи Борисовского района размещена школа немецких разведывательных органов, которая регулярно через 2—3 месяца выпускает шпионов и наш советский тыл, партизанские отряды и бригады.

113

Из книги
Серия архив. НКВД и партизанское движение.Алексей Попов".

В цитированной справке только одно предложение о Борисовской разведшколе, никакой больше информации о ней нет. Но зато больше говорится о пропагандистской школе НТСНП, а также о Высшей немецкой школе для русских офицеров РОА. Ситуация конца 1943 г., когда до освобождения Борисова оставалось всего полгода, конечно, существенно отличается от положения на вторую половину 1941 г., когда о создании школ НТС и РОА нельзя было даже мечтать. Но исторически последние произошли из школ абвера, первоначально занимавшихся главным образом подготовкой армейских разведчиков из коллаборационистского контингента. Как отмечалось, в самые первые месяцы войны школы абвера ставили перед собой и выполняли элементарные задачи. Из подходящих военнопленных производили набор, затем обучали их азам разведки, далее запускали в тыл и дожидались возвращения. На выполнение заданий отводилось несколько суток, задания давались ясные и несложные. Заранее делался расчет на то, что большинство засланных не вернется, однако такая игра стоила свеч хотя бы по одному тому, что это спасало жизни разведчиков немцев и, кроме того, в силу владения русским языком коллаборационистам справиться с заданиями было несравнимо легче.
Однако само по себе это (сотое) направление работы абвера интересует нас исключительно в аспекте генезиса и дальнейшего развития коллаборационизма.
Следующие стадии (двухсотая и трехсотая) были, конечно, существенно сложнее первой. Чисто технически диверсия (200) мало отличается от разведки (100). По своему содержанию на 99% это одно и то же: незаметно перейти линию фронта, или высадиться с самолета на парашюте, выполнить определенное задание, а дальше повторить первую часть миссии в обратной последовательности. Разница заключалась исключительно в содержании второй части всего предприятия. Одно дело - только выяснить и сообщить, сколько танков находится в данном населенном пункте. Еще неизвестно, чего эта информация стоит, вполне вероятно, что вовсе ничего. И тем самым можно самооправдываться. Совсем другое - заминировать путь, по которому должны пойти эти танки. Это практически равносильно их уничтожению. Более того, диверсант мог наблюдать собственными глазами результаты выполненной им акции. Тем самым, в принципиальное отличие от простой разведки, это уже явное вооруженное выступление на стороне врага, предательство без оправданий. Однако у диверсанта еще остаются пути отхода. Он утешает себя иллюзией того, что служит на врага временно в силу неблагоприятного стечения обстоятельств и, в принципе, в любой момент по собственному решению может это прекратить. Практические возможности для этого у него действительно есть. На третьей стадии, однако, их уже не остается. Вовсе не из-за отсутствия технических возможностей. Наоборот - у контрразведчика, провокатора, карателя их появляется даже намного больше. А потому что для перехода на третью необходимо перейти психологическую черту, после чего стать прежним становится уже невозможным. Человек становится уже совершенно другим, переходит в качественно совершенно другое состояние, делаясь сознательным предателем - ПО УБЕЖДЕНИЮ.
Этот поворотный момент морального перерождения хорошо описывается в книге Б. Станоевича "Усташский министр смерти: анатомия преступления Андрия Артуковича" ( http://libelli.ru/z/41/STANOEV.ZIP ):
"Усташский палач ЙОСО ОРЕШКОВИЧ рассказал на допросе о себе и о событиях в лагере Слани:
"Еще будучи учеником шестого класса гимназии в Госпиче, в 1939 году я вступил в религиозную организацию "Крестоносцы", где якобы для того, чтобы привить религиозные чувства, нас воспитывали в усташском духе. На собрания к нам приходили Юрица Фркович и Юцо Рукавина, которые читали нам лекции, имевшие антисербскую и антикоммунистическую направленность. Нашим лозунгом было: "Во имя Христа убей антихриста!" Антихристами были евреи и коммунисты.
Мы сформировали и свою ударную группу, которая по ночам совершала вылазки против людей, придерживавшихся левых взглядов. Когда вспыхнула война и югославская армия развалилась, мы участвовали в ее разоружении. Мы сразу же вступили в ряды усташских формирований, поскольку считали это своим национальным долгом. Меня и еще некоторых уроженцев Госпича направили в лагерь Слани, расположенный на острове Паг. Среди его узников были преимущественно евреи, сербы, а также прогрессивно настроенные хорваты. По прибытии в лагерь меня поразило то, как издевались там над заключенными. Они спали под открытым небом на территории лагеря, обнесенной колючей
проволокой. Кормили их только соленой рыбой, не давая при этом воды, из-за чего многие сошли с ума от жажды. В это время прибыла новая партия узников.
Наши командиры приказали нам отобрать 200 заключенных, отвести их к морю и уничтожить. Я и некоторые мои товарищи не смогли этого сделать. Нас ругали, высмеивали, какие же, мол, вы хорваты и усташи. Говорили, что тот не усташ, кто не может с улыбкой убить серба, еврея и коммуниста. Чтобы приобщить нас к убийствам, нам, юношам, давали вино и ликер. Подводили к нам девушек из числа заключенных, раздевали их догола, говорили, что можем взять любую, но после полового акта должны убить ее. Так некоторые юноши, опьяненные вином и страстью, начали убивать. Я не смог пойти по этому пути. Я испытывал отвращение и откровенно сказал об этом.
Через несколько дней в лагерь прибыл высокопоставленный начальник из Загреба по фамилии Лубурич для ознакомления с тем, как функционировал лагерь. Только тогда началась настоящая бойня. Море вокруг острова Паг стало красным от крови. Лубуричу доложили, что я и еще несколько юношей отказываются убивать.
Лубурич собрал всех усташей, построил нас и произнес речь, в которой подчеркнул, что тот, кто не может убивать сербов, евреев и коммунистов, предатель усташского дела. Затем он спросил, где усташи, которые не могут убивать? Вперед вышел я и еще несколько человек. Поскольку я оказался ближе всех к Лубуричу, он подозвал меня и спросил, какой же я усташ, если не могу убить серба и еврея. Я ответил, что готов отдать в любой момент жизнь за поглавника, думаю, что могу убить врага в бою, но не могу убивать безоружных
людей, особенно женщин и детей. Он рассмеялся в ответ и сказал, что это - борьба и что сербы, евреи и коммунисты не люди, а звери, и что наш долг очистить Хорватию от этой чумы, а кто не хочет этого, тот такой же враг поглавника и Хорватии, как и они. При этом он подозвал человека из своего сопровождения и что-то шепнул ему. Тот ушел, через некоторое время, вернувшись, принес двух двухлетних еврейских детей. Лубурич передал мне одного ребенка и приказал убить его. Я ответил, что не могу сделать это. Все вокруг дружно засмеялись, стали издеваться надо мной, выкрикивать: "Ты
усраш, а не усташ!" Лубурич вынул нож и убил на моих глазах ребенка со словами:
- Вот как это делается!
Когда ребенок закричал и брызнула кровь, голова у меня закружилась и я чуть не упал. Один из усташей поддержал меня. Когда я немного пришел в себя, Лубурич приказал мне поднять правую ногу. Я поднял, и он положил под нее второго ребенка. Затем скомандовал:
- Бей!
Я ударил ногой и разбил ребенку голову. Лубурич подошел ко мне, похлопал по плечу и сказал:
- Браво, из тебя еще выйдет хороший усташ!
Так я убил первого ребенка. После этого я смертельно напился и вместе с другими насиловал девушек евреек, после чего мы их убивали. Потом мне уже не надо было напиваться. Позже, когда лагерь Слани был ликвидирован и все его узники уничтожены, меня послали в район Кореници для проведения операции по очищению его от сербов".
С советскими военнопленными дело обстояло, конечно, сложнее. Орешкович все-таки до поступления на службу в лагерь уничтожения стал убежденным нацистом, получил соответственно основательную политическую подготовку, т. е. для того, чтобы переступить запретную черту, он был уже идейно подготовлен. Для него оставалось, таким образом, далее всего только перейти от слов к делу. И притом от него не требовалось рвать связь с его окружением. Наоборот, в глазах своих товарищей после пересечения черты он становился им подобным, ровней, полноценным. А с советскими пленными дело обстояло полярно наоборот, хотя общий принцип морального перерождения был тем же.
Я вынужден подробнее остановиться на этом существенно важном моменте для того, чтобы дать более ясное представление о сложности задачи, которую организаторам массового систематического геноцида на оккупированной территории СССР необходимо было массово решить в максимально сжатые сроки.


Последний раз редактировалось: Вячеслав Сачков (Пн Июл 13, 2009 4:12 pm), всего редактировалось 11 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://libelli.ru
геолог



Количество сообщений : 2528
Дата регистрации : 2009-07-12

СообщениеТема: Re: Об особом месте и значении Смоленска в 1941 г.   Пн Июл 13, 2009 5:22 am

Вячеслав Сачков, в Ваших постах много мелких "блох", например:
-
Цитата :
там же в 1942 г. был принят и опубликован Манифест Власова.

"Манифест ...", учредивший Русский комитет и воззвание Власова «Почему я встал на путь борьбы с большевизмом» были опубликованы 3 марта 1943 года в Смоленске

-
Цитата :
Выше упоминался абверовский полк "Бранденбург-800". Он начал формироваться с 1938 г. из немцев, свободно владевших языками стран, против которых планировалась агрессия. Далее в полк начали принимать представителей народов СССР (русских, украинцев, белорусов и др.), готовя их для выполнения разведывательно-диверсионных акций.

В 38-39гг. полк "Бранденбург-800" формировался из представителей народов Польши, Чехии и т.п. (украинцев, белорусов, чехов и т.д.).

Цитата :
Похожее было и во Львове, где украинские подразделения "Бранденбург-800" "Нахтигапь" и "Роланд" осуществляли массовые казни поляков и евреев.

Спецбатальйона "Роланд" во Львове в указанный период времени не было, просто потому, что он был придан тогда группе армий "Центр" и был задействован в р-не Одессы.

Тщательнее надо бы работать над текстом, желательно перепроверять с первоисточниками. Cool
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Вячеслав Сачков



Количество сообщений : 4320
Localisation : Москва / Троицк
Дата регистрации : 2009-05-26

СообщениеТема: Re: Об особом месте и значении Смоленска в 1941 г.   Пн Июл 13, 2009 6:05 am

геолог пишет:
Вячеслав Сачков, в Ваших постах много мелких "блох", например:
-
Цитата :
там же в 1942 г. был принят и опубликован Манифест Власова.

"Манифест ...", учредивший Русский комитет и воззвание Власова «Почему я встал на путь борьбы с большевизмом» были опубликованы 3 марта 1943 года в Смоленске
Обчепятка и не самая страшная из тех, которые я уже заметил и исправил.

-
Цитата :
Выше упоминался абверовский полк "Бранденбург-800". Он начал формироваться с 1938 г. из немцев, свободно владевших языками стран, против которых планировалась агрессия. Далее в полк начали принимать представителей народов СССР (русских, украинцев, белорусов и др.), готовя их для выполнения разведывательно-диверсионных акций.

В 38-39гг. полк "Бранденбург-800" формировался из представителей народов Польши, Чехии и т.п. (украинцев, белорусов, чехов и т.д.).
Коряво выраженная мной мысль. В действительности мной имелся в виду не собственно "Б-800" как конкретная структура, а целая совокупность выпускников школ абвера, действовавших в 1938-1941 гг. в Германии, Польше и Австрии. Кто-то из них позднее поступил собственно в Б-800, кто-то использовался иначе, но все они более или менее непосредственно работали на абвер. Так вот среди них было весьма немало русских. Кроме того, в Б-800 подавляюще преобладали билингвы (лица, одинаково свободно владевшие русским языком наряду с родным, например, белорусским или литовским).
Цитата :
Похожее было и во Львове, где украинские подразделения "Бранденбург-800" "Нахтигапь" и "Роланд" осуществляли массовые казни поляков и евреев.

Спецбатальйона "Роланд" во Львове в указанный период времени не было, просто потому, что он был придан тогда группе армий "Центр" и был задействован в р-не Одессы.

Тщательнее надо бы работать над текстом, желательно перепроверять с первоисточниками. Cool
Спасибо за ценные замечания.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://libelli.ru
геолог



Количество сообщений : 2528
Дата регистрации : 2009-07-12

СообщениеТема: Re: Об особом месте и значении Смоленска в 1941 г.   Пн Июл 13, 2009 7:57 am

Не за, что.
При работе с большим массивом информации подобные "блохи" это своеобразная дань за широту охвата. Главное их вовремя выявлять и устранять.
pirat
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
геолог



Количество сообщений : 2528
Дата регистрации : 2009-07-12

СообщениеТема: Re: Об особом месте и значении Смоленска в 1941 г.   Пн Июл 13, 2009 8:08 am

геолог пишет:

Цитата :
Похожее было и во Львове, где украинские подразделения "Бранденбург-800" "Нахтигапь" и "Роланд" осуществляли массовые казни поляков и евреев.

Спецбатальйона "Роланд" во Львове в указанный период времени не было, просто потому, что он был придан тогда группе армий "Центр" и был задействован в р-не Одессы.

Тщательнее надо бы работать над текстом, желательно перепроверять с первоисточниками. Cool

"Блоха" в тексте Wink

Спецбатальйон "Роланд" был придан группе армий "Юг".
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Вячеслав Сачков



Количество сообщений : 4320
Localisation : Москва / Троицк
Дата регистрации : 2009-05-26

СообщениеТема: Re: Об особом месте и значении Смоленска в 1941 г.   Пн Июл 13, 2009 4:11 pm

Выше мы уже разобрались в том, что достичь это эсэсовцам удалось буквально за два-три месяца, но как именно, остается пока не вполне понятным. Перейдем еще немного ближе к теме. В заявлении на имя главного военного прокурора СССР от 1 марта 1955 г. бывший военнопленный Л.Г. Мищенко писал:
"В октябре 1941 г., вторично выходя из окружения под Вязьмой, я попал в плен.
В плену я сначала находился в Смоленском лагере, откуда в ноябре вместе с другими военнопленными был перевезен в небольшой (человек на 50) лагерь под Смоленском. В январе 1942 г. вместе с группой военнопленных в 10-15 чел. я был вызван к коменданту. Здесь нам заявили, что нам сохранили жизнь, взяв из общего лагеря, вымирающего от тифа и голода, и потому рассчитывают на нашу помощь в выполнении немецких заданий по ту сторону фронта. На это предложение я ответил отказом.
Сразу после этого меня отделили от остальной группы и увезли обратно в общий лагерь в Смоленск. Со мной вместе был увезен также старик — профессор МИИТа инж. В. А. Соловьев, также отказавшийся при индивидуальном вызове его к коменданту. (Впоследствии В. А. Соловьев заболел в Смоленске тифом и был отправлен в тифозные бараки, после чего я не имел о нем сведений.)
В марте 1942 г. я был перевезен в Германию в лагерь военнопленных в Фюрстенберге, где вместе с другими военнопленными офицерами был помещен в бараке усиленного режима. В течение около 2-х месяцев нашего пребывания там меня, как и некоторых других пленных, вызывали на допросы по подозрению в агитации среди остальных военнопленных лагеря. Нас вызывали также вербовщики, предлагавшие поступить в немецкую армию — во вспомогательные тыловые части переводчиками.
От всех этих вербовок я отказался.
Весной 1942 г. всех оставшихся в фюрстенбергском лагере военнопленных офицеров перевезли в лагерь в Берлин. Берлинский лагерь оказался своеобразными немецкими «курсами», где военнопленных обязывали посещать занятия по так называемой «политике». На занятиях, в духе лицемерной фашистской пропаганды, говорилось о «новом немецком порядке в Европе и России».
На вопросы о цели нашего пребывания в этом лагере нам отвечали, что мы вскоре снова будем возвращены в общие лагеря, а на наше место, для «ознакомления» привезут других пленных. Однако вместо этого, через 1 -2 месяца военнопленных стали вызывать в комендатуру и принуждать их ехать в другие лагеря, чтобы вести там самостоятельную пропагандистскую работу в пользу немцев.
Среди военнопленных лагеря были люди (в частности, полковник Лещинский, полковник Бушманов, ст. лейт. инж. М. А. Починкин и др.), в большинстве старые члены ВКП(б), считавшие желательным, чтобы на вышеупомянутой «работе», предлагавшейся немцами, находились люди, которые вели бы на самом деле работу против немцев, в пользу нашей Советской Родины. Я был того же мнения, однако считал себя лично недостаточно опытным для такой работы, хотя и думал, что на должности менее заметной, чем должность официального пропагандиста, например, на должности переводчика среди военнопленных я смог бы вести работу, полезную моей Родине.
Поэтому, когда меня вызвали в комендатуру, я, отказавшись от должности пропагандиста, согласился быть переводчиком" ( http://oschatz-vizite.narod.ru/oschatz_foto/oschatz_history_001.html ).
Период не точно тот, который именно больше всего нас интересует: с октября 1941 г. ситуация стала существенно иной.
Еще подробнее о разнице:
"Началом создания «изменнических частей» следует считать 6 октября 1941 года, когда генерал-квартирмейстер генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-лейтенант Вагнер предложил командованию частей СС и полиции групп армий «Центр», «Юг», «Север» закончить к 1 ноября 1941 года формирование «казачьих сотен» с целью борьбы с партизанами. Этот термин имел не этнический смысл, а был использован для обозначения вспомогательных войск, в которые набирали военнопленных в основном славянской национальности, а не только уроженцев казачьих земель, преимущественно из концлагерей, расположенных на территории области. В приказе по германской армии относительно таких частей указывалось: «Антипартизанские отряды следует укомплектовывать из русских под командованием немцев. Русские крестьяне, получившие землю или собственность, и те русские, которые пострадали от партизан, — наши лучшие союзники [в борьбе] с партизанскими бандами. Все русские, воюющие на нашей стороне, должны быть хорошо обеспечены, щедрость здесь весьма кстати и сохранит нам много немецкой крови…»5.
К декабрю 1941 года в тыловых районах группы армий «Центр» немцам удалось сформировать несколько подобных подразделений. Затем создание этих частей на территории Смоленской области несколько затормозилось, вероятно, из-за ожидания взятия Москвы и завершения войны. Разгром гитлеровцев под Москвой и дальнейшее зимнее наступление советских войск заставили оккупантов снова активизировать эту работу. В январе—феврале 1942 года практически во всех крупных населенных пунктах захватчики создали карательные отряды. Особенно много их оказалось в непосредственной близости от партизанских краев, образовавшихся на территории Смоленской области в 1942 году6. Карательные отряды формировались в первую очередь из советских военнопленных, и их функции несколько отличались от функций полиции, которая создавалась из местного населения. Карательным отрядам германское командование доверяло больше, чем полиции, так как в подавляющем большинстве в них служили уроженцы других регионов Советского Союза, не связанные с местными жителями, что являлось одной из причин их жестокого обращения с лицами, контактировавшими или сочувствовавшими партизанам" ( http://smolbattle.ru/index.php?showtopic=166 ).
Однако важно, что в тексте заявления упоминается действовавший в то время под Смоленском лагерь для перебежчиков и приводятся его "основные параметры", в частности, вместительность на 50 человек. С помещениями Смоленского шталага 126 это, конечно, не идет ни в малейшее сравнение. Там было типичным в сараях, где вмещалось максимально 500 человек, содержать по 2 тысячи. Чтоб все могли войти туда, охранникам приходилось усиленно работать прикладами, а спать приходилось или полустоя или буквально лежа друг на друге. О разнице в количестве и качестве пищи тоже не приходится вовсе говорить. Хотя мне не удалось найти более точных сведений, я все-таки осмелюсь предположительно заявить, что упомянутый лагерь для перебежчиков в окрестностях Смоленска начал действовать на несколько месяцев ранее ноября, вполне вероятно, примерно с конца июля, когда в Смоленской области начали создаваться абвергруппы. Явно такие лагеря служили как бы буферами между лагерями для оказавшихся в плену не по доброй воле и между разведшколами. Идея перемещения обычных военнопленных в лагеря перебежчиков явно была в том, чтобы обычные военнопленные почувствовали разницу и сделали сознательный выбор. Притом им предлагалось поступиться, как представлялось, не слишком многим. Возможно, в своем заявлении на имя главного военного прокурора Мищенко умалчивает о чем-то существенно важном. Представляется в высшей степени маловероятным, чтобы так просто обычного военнопленного из лагеря, где находилось более сотни тысяч, перевели в несопоставимо более комфортные условия и продержали в них в течение примерно двух месяцев только для того, чтобы затем предложить ему работать на абвер. Наверняка имелось вполне достаточно тех, кто сам просился в разведчики совершенно сознательно и добровольно. Рациональнее, кажется, было разобраться с такими кандидатурами, недостатка которых не должно было быть. Но такие агенты не представляли для абвера особенной ценности. Мищенко до начала ВОВ успел закончить физфак МГУ и поработать в одном из ведущих научно-исследовательских институтов. Кроме того, он явно весьма неплохо владел немецким языком. А следовательно, от него можно было, в случае удачной его вербовки, получить несопоставимо больше, чем от обыкновенного разведчика, способного только сообщить количество танков в каком-то конкретном населенном пункте.
Абверовцы, как и сотрудники СД, были отнюдь не заурядными солдафонами, но очень глубокими психологами и аналитиками, способными просчитывать свои действия на много шагов вперед. Постольку личности вроде Мищенко были для них намного ценнее готовых пойти на что угодно всего за спасительную корку хлеба. Представляли, что чем с большей моральной высоты человек упадет, тем более он станет подконтролен, тем более сознательной станет его предательская деятельность. А если он еще обременен университетским образованием и т. п., то это уже и вовсе ценный кадр, на вербовку которого стоит потратить и месяцы.
В самом деле. Среди высшего руководства РОА, казненного в 1946 г., были и бывшие Герои Советского Союза, и комиссары достаточно высоких уровней. Такие были и среди власовцев, сумевших избежать справедливого возмездия, оставшиеся до конца жизни убежденными антикоммунистами, хотя до попадания в плен они, вполне возможно, были и глубоко убежденными коммунистами. На эту мысль наводит в т. ч. и упоминание в заявлении Мищенко об офицерах - старых членах ВКП(б), которые уговаривали его стать пропагандистом РОА. Они вполне могли быть завербованными провокаторами, которых специально использовали для вербовки. Ведь главным было добиться от вербуемого того, чтоб он переступил черту. А дальше все несопоставимо проще. Мищенко удалось ее не переступить, но удержаться на балансировании на грани. Хотя это тоже недостаточно очевидно. В свое оправдание он пишет о том, что, работая переводчиком, он профанировал, или саботировал, пропагандистскую работу, однако пытался делать это, в силу имевшихся обстоятельств, намеками. Вполне вероятно, ему самому эти намеки были очевидными, однако не факт, что столь же ясными они были и для большинства его аудитории. Было бы так, его легко и быстро казнили бы или, в лучшем случае, очень быстро подвергли бы иному менее строгому наказанию. Однако ему удалось прослужить переводчиком при пропагандисте примерно год. Постольку кто тут кого в конечном счете обманывал - абвер Мищенко или наборот, - остается весьма не ясным. В такой ситуации остается констатировать балансирование на грани между предательством и сохранением верности убеждениям.
Но нас интересует именно содержание процедуры перехода за эту границу, которую удалось реализовать нацистам в достаточно широких масштабах в период с августа по октябрь 1941 г. Это - качественно иной феномен, следовательно, он должен был достигаться каким-то существенно иным способом по сравнению со случаем Мищенко. Поскольку мы не располагаем соответствующими фактами, попытаемся подойти к вопросу с другой стороны. Именно, попробуем представить конкретнее технологию осуществления массовых казней - порядка от тысячи человек в день. Возьмем при этом местность поближе к Смоленску и дату, входящую в рамки периода август-сентябрь 1941 г.
"Операции 2-го полка (1-й кавалерийской дивизии СС, которой именно и сдался упоминавшийся выше И.Н. Кононов. - В.С.) проходили одновременно с действиями айнзатцгруппы В по уничтожению еврейского населения в г. Пинске.
В зональном государственном архиве Пинска хранятся записанные в 1944 - 1945 гг. показания свидетелей первых массовых расстрелов, проводившихся в Пинске и окрестных деревнях.
В начале августа в городе были произведены облавы, и 300 евреев, в основном молодые мужчины, были арестованы и доставлены в здание по ул. Альбрехтовской, где располагалась жандармерия. Утром 5 августа родственники задержанных обратились за помощью к председателю юденрата, который вместе с бургомистром Ф.Сливинским решил отправиться за разъяснениями к коменданту. Там они услышали приказ о том, что все мужчины-евреи должны собраться на железнодорожной станции, в противном случае заложники будут расстреляны. Далее председатель юденрата был ознакомлен с распоряжением Пинской комендатуры об организации принудительных работ. В этот же день было объявлено, что все евреи в возрасте от 16 до 60 лет должны явиться на железнодорожный вокзал с трехдневным запасом еды для отправки на работы.
Приказ касался всех мужчин, кроме врачей, рабочих, а также лиц, взявших патент (ремесленников). Всего на место сбора пришло несколько тысяч человек. Им приказали выложить на землю документы и личные вещи, затем из толпы были вызваны и отведены в сторону 150 рабочих-мостовиков, которых заставили убрать площадь и отправили по домам. Остальных выстроили в колонну и направили в д. Посеничи (7 км от Пинска), где они были расстреляны у заранее подготовленных ям и рвов.
Э.Мирек, немецкий солдат, вспоминал позднее: "...Эсэсовцы с касками в руках проходили по рядам и заставляли обреченных выкладывать в них драгоценности: кольца, деньги, даже зубные протезы. Кто осмеливался сопротивляться, тут же на месте зверски избивался... С каким цинизмом производились эти массовые убийства, свидетельствует такой пример: офицеры-эсэсовцы вызвали лучших сапожников, приказали каждому за ночь сшить по их заказу по паре сапог. На следующее утро эсэсовские бандиты надели сшитые сапоги, а сапожников погнали на расстрел". (В лесах Белоруссии. Мн., 1977. С. 209.)
В ночь на 6 августа в Пинске была проведена облава. Около 300 мужчин-евреев с лопатами и мотыгами были отправлены на место расстрела: их заставили собирать по всему полю тела тех, кто погиб при попытке к бегству. Затем их тоже расстреляли, за исключением двоих: им было приказано привести в порядок место захоронения.
7 августа 1941 г. повальные обыски в городе продолжились. На этот раз забирали детей от восьми лет и старше и стариков, т.е. тех, кому удалось спастись двумя днями раньше. По воспоминаниям Иешуя (Шаи) Гурвича, в этот день погибло от 2.500 до 3.000 человек, включая детей и стариков, по другим сведениям - от 6 до 11 тысяч человек" ( http://www.sb.by/?area=content&articleID=33062 ).
Что здесь существенно? О коллаборационистах здесь прямо никакой речи не идет. Постольку не исключено, что к исполнению данной акции они еще и не привлекались. Однако она явно не была импровизацией. Все было заранее хорошо продумано и предусмотрено. Силами военнопленных заблаговременно в заранее определенном месте были вырыты подходящие по размерам рвы. Сбор евреев на отправку на казнь был объявлен в такой форме, чтобы евреи не догадались, что их собираются казнить, и не поскрывались. Притом секретность не соблюдалась. Если бы было намерение ее соблюдать, были бы уничтожены все свидетели, которые смогли бы распространить информацию о массовом расстреле. Однако свидетелям позволили остаться в живых.
Здесь надо учитывать то существенное обстоятельство, что основная волна холокоста в Белоруссии пришлась на период после 1941 г. Т. е. свидетели все равно, по представлениям эсэсовских палачей, были обречены, а в победе Германии в войне в то время никто из оккупантов не сомневался. Иначе говоря, имелась большая уверенность в том, что недострелянные евреи свидетели все равно будут казнены несколько позже, но даже если этого не произойдет, в случае победы в войне Германии это не будет иметь никакого практического значения.
Такой представлялась ситуация с точки зрения охранных войск СС. Однако они являлись тогда по определению тыловыми частями, иными словами, их действия не определяли ход Восточной кампании в целом.
А точка зрения полевых командиров (в т. ч. генералов) вермахта, о чем уже говорилось выше, была существенно иной. На практике они все более убеждались в неосуществимости военных планов Гитлера, но, как подобает кадровым военным, не могли их не выполнять. Для направления деятельности абвера 100 это ничего не значило, так как разведку требуется вести всегда при решительно любых изменениях ситуации, но в содержании деятельности по направлении 200 и 300 стало поэтому необходимым произвести очень серьезные изменения.


Последний раз редактировалось: Вячеслав Сачков (Вт Июл 14, 2009 6:02 am), всего редактировалось 6 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://libelli.ru
Вячеслав Сачков



Количество сообщений : 4320
Localisation : Москва / Троицк
Дата регистрации : 2009-05-26

СообщениеТема: Re: Об особом месте и значении Смоленска в 1941 г.   Пн Июл 13, 2009 7:48 pm

Говоря иначе, в то время появился и приобрел актуальность вопрос о путях включения коллаборационистских структур, до того времени создававшихся абвером, в систему охранных войск СС и айнзатцкоманд. А тут уже возникало известное расхождение интересов абвера и СД.Направления 200 и 300, получалось, начали дублировать работу пропагандистских школ СД. Т. е. абвер вербовал и готовил кадры для себя, а использовать их начало СД. Поначалу, в конце 1941-го - начале 1942 г. расхождение интересов себя практически не проявляло. Оно выступило и стало расширяться и углубляться позднее, примерно с середины 1942 г. Но раньше этого просто не было и никак не не проявлялось вовсе.
У людей, плохо знакомых с вопросом, сложился следующий неверный стереотип. Есть некая советская территория, которую оккупируют германские войска. И как только немцы ее занимают, на ней начинается массовый геноцид. В действительности так было только в порядке большого исключения. По общему правилу, наоборот, масштабный геноцид начинался гораздо позднее, в общем случае примерно не раньше, чем с октября 1941 г., хотя соответствующая территория оккупировалась еще в июле. Чем это объяснить? И. Альтман объясняет наивно. Я даже не буду его интерпретацию воспроизводить. Кому интересно, пусть сам находит.
По моему же представлению, дело объясняется подготовленностью абвером коллаборационистских профашистских сил. В Прибалтике, в частности, массовое уничтожение евреев местными националистами началось еще до того, как к этому подключились зондеркоманды, прибывшие в соответствующие местности несколько позднее. Аналогично, в сущности, было и с геноцидом во Львове в самом начале войны, учиненном украинским батальоном абвера "Нахтигаль". Кто-то в городе до прибытия в него батальона подготовил списки евреев и советских активистов. А остальное уже понятно. Аналогично в Минске, в Пинске - пятая колонна, явно задолго заблаговременно подготовленная абвером.
А в российских областях, оккупированных гитлеровцами, эта схема уже не работала, хотя, как, например, в Смоленской области, евреев там имелось весьма немало - порядка 20 тысяч. К их массовому планомерному уничтожению темпами от тысячи человек в день приступили лишь с октября 1941 г., хотя оккупация произошла гораздо раньше - с 13 июля.
Чем объяснить столь долгую задержку? Поздней ее не было. Так, оккупировав в самом конце июля 1942 г. Белую Глину Краснодарского края, где находилось 3000 эвакуированных евреев, в самом начале августа айнзатцгруппа казнила их всех, т. е. практически почти сразу. В 1941 г. такая практика была очень редкой, а с 1942 г. она стала систематической, типичной. В 1941 г. создавались гетто, уничтожение которых переносилось и выполнялось по большей части в 1942 г., а с 1942 г. перешли к уничтожению без создания гетто - сразу.
Главных причин, пожалуй, две. Первая в самих гитлеровцах. То ли им не хватало решительности, то ли они не спешили, будучи уверенными в скорой победе, то ли чувствовали, что имеют для этого мало сил. Не знаю, то ли еще не озверели достаточно массово до должной степени. Что-то примерно в таком роде. Вторая причина была в оккупируемых. Немцы не были настолько толстокожими, чтобы не понимали, как относятся к евреям те, кто рядом с ними живет. Много чаще антисемитизм не проявлялся. Он был все-таки очень редким явлениям. И тогда, в таких ситуациях, когда он проявлялся сильно и резко, нацисты предпринимали активные действия. Более того, там, где для того имелась почва (например, в Прибалтике), гитлеровцы задолго заблаговременно готовили пятую колонну коллаборационистских палачей. Кроме того, в их распоряжении имелись готовые ко всем услугам эмигранты, многие из которых больше оккупантов ненавидели собственный народ, имели по сравнению с захватчиками еще гораздо более правые человеконенавистнические взгляды, превосходили в лютости.
Короче, так или иначе, одними ли собственными силами, или с опорой на готовых (подготовленных заранее) убежденных националистов завоевываемых краев не были в состоянии сразу приступить к полномасштабному геноциду. Необходимо было создавать армию из местных палачей, а это требовало времени. К этому сводилась, в конечном счете, причина задержки с переходом к повседневным и повсеместным массовым чудовищным убийствам.
Со временем гитлеровцы научились делать палачей из обывателей, порой незаурядных, быстро. Но сразу у них это еще не получалось.
Рассмотрим теперь, как это происходило типичным образом.
Захватывая в течение 1941 г. какой-нибудь город, фашисты, как правило, сначала не показывали себя во всей своей "красе", не приступали сразу же к явным зверствам. Конечно, они вели себя откровенно по-грабительски, не стеснялись открытых убийств, насилий, но совершали это редко, как бы не вызывающе. В первые недели после завоевания в городе действовала военная власть, что служило как бы реабилитирующе: мол, солдаты грубы, что с них взять, но немецкая власть не только строга, но и справедлива. В тот период к оккупантам выползали, как нежити из щелей, коллаборанты, навязывая себя на руководящие должности в гражданской администрации. Весьма типичным также был привоз с собой варягов эмигрантов, которые становились самыми влиятельными и авторитетными лицами в городе и в администрации, хотя эмигранты не всегда занимали самые главные должности.
Образуются органы гражданской власти, прежде всего полиция, далее биржа труда и мн. др. т. п. Создается система политического воспитания - местное радиовещание, газеты, кино и обычные театры и т. п. В т. ч. и пропагандистские школы, занятия в которых ведут сотрудники СД и абвера. Таким образом меняется общая политическая атмосфера.
Рядом с городом, как правило, или даже в самой его черте, существуют лагеря военнопленных. Ситуация в них кошмарная. Пленные вымирают, как мухи. И чем дольше они находятся в лагерях, тем слабее становится у большинства из них воля к сопротивлению. Провокация всячески поощряется и процветает, наказания самые жестокие. Городу и округе нужна полиция, которую набирают из пленных, освобождаемых за хорошее поведение, и из вольных гражданских. Поначалу кажется, ничего особо предосудительного в такой работе нет - самые обыкновенные занятия самых обыкновенных полицейских, как во всех остальных странах мира, только служба власти не собственного государства, а завоевателям. Только один довесок. Надо выполнять от случая к случаю конвойно-охранные функции. Охранять, загонять в гетто требуется поначалу не всех граждан, а объявленных гитлеровцами изгоями евреев. Походя тут представляется возможность открыто и безнаказанно грабить. Падкие на это не гнушаются, все более входят во вкус.
Так вот, не вдруг, а, можно сказать, незаметно в городе появляется гетто, вводится разделение на новых "своих" и "чужих". Иногда это проявляется и в резких формах. Такой реальный случай. Жена отдает последнее, чтоб выкупить из лагеря военнопленных мужа украинца. Она не похожа на еврейку, но все это это в округе отлично знают. Муж, чтобы зарекомендовать себя наилучшим образом перед гитлеровцами для поступления на службу в полицию, убивает топором жену и детей.
Оккупанты за выданного еврея дают чемодан одежды. Появляются охотники. К тому же при выдаче можно захватить его жилье. Это становится обычным. И, конечно же, приветствуется выдача коммунистов, подпольщиков, диверсантов - врагов рейха.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://libelli.ru
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Об особом месте и значении Смоленска в 1941 г.   Сегодня в 9:37 am

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Об особом месте и значении Смоленска в 1941 г.
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1
 Похожие темы
-
» Сонопакс, 6-ая больница
» Комментарии к фотографиям
» Индивидуальное или домашнее обучение.
» Чем может "грозить" неаттестация в 1 классе?
» Гимны (России и не только)

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Обсуждения-
Перейти: