Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяЧаВоПоискРегистрацияПользователиГруппыВход

Поделиться | 
 

 Новая книга о Катыни

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Mythcracker
Admin


Количество сообщений : 443
Дата регистрации : 2010-05-06

СообщениеТема: Новая книга о Катыни   Сб Окт 02, 2010 6:59 am

http://kprf.ru/international/83096.html

Новая книга о Катыни

2010-10-01 13:31
Kprf.ru.

Издательством ИТРК выпущена книга «Немцы в Катыни. Документы о расстреле польских военнопленных осенью 1941 года» (составители Р.И. Косолапов, В.Е. Першин, С.Ю. Рыченков, В.А. Сахаров). Об этом публикация в газете «Правда».

ВЫПУСК этих документов продиктован необходимостью установления истины о том, что и когда произошло в Катыни, а также признания ее как в России, так и в Польше, что, по мнению издательства, является чрезвычайно актуальным.

Нынешние руководители России признали расстрел польских военнопленных советскими органами НКВД, принесли свои извинения польской стороне, а затем даже передали архивные документы, якобы подтверждающие такой расстрел. Это вызвало негодование многих российских граждан, лично знавших правду и глубоко уверенных в том, что польских пленных офицеров расстреляли немецко-фашистские оккупанты. С чувством оскорбления воспринимались теле- и радиопередачи, материалы в печатных СМИ, в которых пропагандировалась и признавалась фашистская версия.

Многочисленные обращения в различные организации, к которым люди относятся с доверием, поступали от лиц, явно несогласных с такой позицией руководства страны, официальных чиновников и отдельных журналистов. Высказывалось пожелание получить разъяснения по этому вопросу.
Вот почему заслуживает одобрения и благодарности большая работа группы составителей по подбору подлинных документов, относящихся к расстрелу польских военнопленных офицеров.

В книге «Немцы в Катыни» представлены: сообщение Специальной комиссии (председатель — академик Н.Н. Бурденко) по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров, разведдонесения особого отдела 50-й армии Западного фронта и партизан, действовавших на территории Смоленской области, записи свидетельских показаний на заседаниях Нюрнбергского процесса, новые, ранее не опубликованные, в том числе в переводе составителей, документы, раскрывающие обстоятельства этого преступления.

Установление истины важно еще и потому, что даже при убедительном документальном подтверждении будут противники ее признания, так как польская сторона да и отдельные российские политики, некоторые люди от искусства и культуры не заинтересованы в исторической правде.
Польской стороне утверждение немецкой версии выгодно, так как в этом случае она может требовать с России возмещения большого материального ущерба. А «нашим» — выгодно политически, чтобы чернить историю Советской России и тем самым как бы оправдывать современные пороки и провалы.

В предисловии составители написали: «Мы уже пережили опыт, когда кампания, затеянная будто бы как антисталинская, «за очищение ленинизма и социализма», была умело развернута в антисоветскую и антикоммунистическую с итоговым разгромом и разделом СССР. Ныне же отчетливо просматривается перспектива окончательного превращения антисталинской и антисоветской «Катыни» в антироссийскую и антирусскую с дальнейшим, неизбежно антипольским «послевкусием».
Надеемся, что любознательный и вдумчивый читатель на основе прочитанных документов не позволит далее обманывать себя, займет достойную и активную позицию по отношению к попыткам фальсификации катынской трагедии.

Александр ТИТОВ. Главный редактор ООО «Издательство ИТРК».
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
prom



Количество сообщений : 1
Дата регистрации : 2010-10-11

СообщениеТема: Немцы в Катыни   Пн Окт 11, 2010 10:32 pm


По ссылке фильм об этой книге. Там также выложено предисловие.http://prometej.info/new/objavleniya/1535-sbornik.html
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Vanish



Количество сообщений : 145
Дата регистрации : 2008-06-22

СообщениеТема: Re: Новая книга о Катыни   Вт Окт 12, 2010 2:31 am

http://prometej.info/new/objavleniya/1535-sbornik.html

ПРЕДИСЛОВИЕ

В истории Европы, Евразии, да и в глобальном масштабе, судьбы громадной семьи славянских народов, которые не раз ставились складывавшимися обстоятельствами и межгосударственными отношениями у «бездны мрачной на краю», вынуждались к самопожертвованию, являют как светлые страницы деяний во имя человечности и культуры, так и трагические примеры взаимного непонимания и безотчетной вражды, когда от этого, как правило, выигрывал некто третий. Наглядное свидетельство тому – изобретенное еще Геббельсом «Катынское дело», вызвавшее в разгар Второй мировой войны прискорбную трещину в союзнических польско-советских отношениях, демагогически эксплуатировавшееся Горбачевым – Яковлевым в общей кампании, направленной на развал нашего Отечества – Советского Союза, отозвавшееся неожиданным эхом уже теперь в нелепой, породившей глубокую печаль в сердце русского народа, гибели президента Польши Леха Качиньского с его штабом, - геббельсово «дело», поныне используемое разноцветной реакцией и в антироссийских, и в антипольских целях.

«Одних отцов одни дети, – /Жить бы, веселиться./ Нет, не смели, не хотели, – /Надо разделиться!», - так выражал Тарас Шевченко свое восприятие схватки запорожцев с польской шляхтой, отшумевшей еще в XVIII веке. Мы, сыны другого времени, не сказочники и не утописты. «Пускай житом-пшеницею, как золотом покрыта, неразмежованною останется от моря и до моря – славянская земля», – мечтал Тарас[1]. Мы осмотрительно не присоединяемся к этой мечте, – век XXI, стоящий на плечах XIX-го и ХХ-го, нагромоздил с избытком новых реалий и заставляет быть суровыми реалистами, – но, не присоединяясь к тарасовой мечте, от нее и не отстраняемся. Во всяком случае, в контактах России и Польши, знавших много обидных конфликтов, накопился и новый добрый, пока слабо осознанный потенциал. Кто и как его поймет, повернет и применит, послужит ли это, наконец, во благо?.. С такой думой мы решали нашу задачу.

Перемещение центра мирового революционного движения к концу XIX века с запада на восток сделало славянский фактор международной политики ахиллесовой пятой для империалистических форпостов финансового капитала. Славянские народы объективно оказались в авангарде (ведь кому-то надо было в нем быть!) поворота человечества от частнособственнической системы к товарищескому способу производства. Весь ХХ век прошел под знаком этого единоборства титанов. Характерную роль тут сыграла Вторая мировая война. Она в своем итоге не только пресекла славянофобский поиск «жизненного пространства» германским монополистическим капиталом, но и укрепила позиции, завоеванные Октябрьской революцией при выходе из Первой мировой войны, построила предварительные мостки к созданию мирового социалистического сообщества с крепким славянским ядром. Не случайно с фултонской речи Черчилля начала 1946 года повелась упорная анти-кампания в пользу главенства в мире англоязычной «цивилизации». Это была лишь внешняя, национально-«культурная» оболочка глубоко классовой политики. И Запад-таки добился своего.

Не тема для рассмотрения здесь – причины успеха буржуазно-бюрократической контрреволюции в Советском Союзе 1985-1993 годов (на этот счет уже накоплена обширная и содержательная литература) и чего-то вроде повтора ее в других странах. Обратим внимание только на одну сторону дела. Диким контрастом воссоединительному движению народов, направленному на исправление последствий Второй мировой и ряда колониальных войн (примеры – Германия и Вьетнам), является не мотивированное активностью народных масс снизу, навязанное в основном СМИ, оказавшимися в нечистых руках, расчленение СССР, СФРЮ, ЧССР, превращение их в резерв империалистического передела мира. При этом наиболее разделенным народом оказался народ русский. Вместе с ним особенно «наказали» сербов. Это не диктовалось никакими глубинными, нравственными и культурными, организационными и хозяйственными, языковыми и бытовыми мотивами или причинами. И ныне остро ощущается вся искусственность и условность отграничения бело-, мало- и великорусов, неопределенность в положении Приднестровья и Крыма, казачьих войск от Днепра до Амура, периферийные гражданские войны, преследование русскоязычия, выгодные «дяде», но совершенно не вяжущиеся с тысячелетними традициями русичей. Очевидно, поляки были задеты этим менее других. Сказались здесь и длительное влияние католической веры, и иллюзии, связывавшиеся с папой-поляком, и квази-рабочие сны «Солидарности», и мещанская идеализация «западной модели», но на дворе общая беда — очередной этап системного кризиса капитализма, а рецептов выхода из него ни у кого в предлагаемых рамках нет. Вернее сказать, нет без признания вновь социалистической альтернативы. Как говаривал вслед за Эзопом наш «старый Карла», здесь Родос, здесь прыгай. Мы исходим из того, что поляки отнюдь не глупее россиян и им несомненно под силу та мысль, что польско-российская, а лучше пошире – общеславянская солидарность, или ассоциация, может дать намного больше в поиске эффективного антикризисного поворота и воскрешении принципиально бескризисного строя, чем толчение в ступе европейского рынка с присыпанием получаемого постмодерна пудрой гламура. Подвижки, на которые мы намекаем, берутся не с потолка. Они подтверждаются фактическими процессами в самой Польше и способны в результате своей эволюции обеспечить «критическую массу», которая позволит получить решение. Родос здесь. Только «прыгунов» нынче пока маловато. Дальнейшее – работа…



* * *

13 апреля 1943 года «Радио Берлина» передало сообщение «из Смоленска», в соответствии с которым оккупационные власти были якобы извещены местными жителями о существовании «мест массовых казней», где похоронены 10 тысяч польских офицеров, ставших жертвами ГПУ. 15 апреля Совинформбюро откликнулось на это сообщение заявлением «Гнусное измышление немецко-фашистских палачей», в котором, в частности, говорилось: «Немецко-фашистские сообщения по этому поводу не оставляют никакого сомнения в трагической судьбе бывших польских военнопленных, находившихся в 1941 году в районах западнее Смоленска на строительных работах и попавших вместе с многими советскими людьми, жителями Смоленской области, в руки немецко-фашистских палачей летом 1941 года, после отхода советских войск из района Смоленска»[2].

Однако на следующий день было опубликовано коммюнике министра обороны Польши (эмигрантского правительства в Лондоне) М. Кукеля в связи с германским заявлением об обнаружении массовых захоронений польских офицеров в Катыни, требовавшего, в связи с «обильной и детальной германской информацией касательно обнаружения тел многих тысяч польских офицеров под Смоленском и категоричным утверждением, что они были убиты советскими властями весной 1940 г.», проведения расследования на месте «компетентным международным органом, таким, как Международный Красный Крест» (См. Документ № 2). Обращение в МКК было рассмотрено и утверждено на заседании польского правительства 17 апреля.

Лондонские поляки не могли не понимать реальную цену «компетентности» любых расследований Красного Креста под контролем немцев. Почему-то до тех пор МКК не интересовало не только массовое истребление гитлеровцами советских военнопленных и гражданского населения, но и тех же поляков. Упоминание об этих преступлениях, о которых знали, но отчего-то не призывали срочно расследовать, в очередном польском обращении (См. Документ № 3) выглядит как насмешка над МКК, на авторитет и компетентность которого вдруг решили положиться премьер В. Сикорский со товарищи.

Если же учесть, что согласно отчету технической комиссии Польского Красного Креста, ее представители 15 апреля 1943 года уже находились в Катынском лесу[3], факт согласованного поведения немецкой и польской сторон отрицать, мягко говоря, трудно.

Двуличная позиция польских «союзников» по отношению к Москве послужила поводом к появлению в «Правде» передовицы «Польские сотрудники Гитлера», в которой не только разоблачались неуклюжие немецкие измышления относительно еврейских «комиссаров» Льва Рыбака, Авраама Борисовича, Павла Броднинского и Хаима Финберга из «Смоленского отделения ГПУ», но и прямым текстом заявлялось, что «в свете этих фактов обращение польского министерства национальной обороны к Международному Красному Кресту не может расцениваться иначе, как прямая и явная помощь гитлеровским провокаторам в деле фабрикации подлых фальшивок. У всех здравомыслящих людей и особенно у тех, кто на себе испытал кошмар гитлеровской тирании, такого рода фальшивки могут вызвать только отвращение»[4].

Если Москву поведение поляков глубоко возмутило, то официальный Лондон сподвигло на активные дипломатические шаги. «Мы, конечно, будем энергично противиться какому-либо “расследованию” Международным Красным Крестом или каким-либо другим органом на любой территории, находящейся под властью немцев, - писал Черчилль Сталину 24 апреля. - Подобное расследование было бы обманом, а его выводы были бы получены путем запугивания. Г-н Иден сегодня встречается с Сикорским и будет с возможно большей настойчивостью просить его отказаться от всякой моральной поддержки какого-либо расследования под покровительством нацистов. Мы также никогда не одобрили бы каких-либо переговоров с немцами или какого-либо рода контакта с ними, и мы будем настаивать на этом перед нашими польскими союзниками». При этом британский премьер счел необходимым коснуться и подоплеки такой позиции Сикорского. «Его положение весьма трудное, - писал Черчилль. - Будучи далеким от прогерманских настроений или от сговора с немцами, он находится под угрозой свержения его поляками, которые считают, что он недостаточно защищал свой народ от Советов. Если он уйдет, мы получим кого-либо похуже»[5] (так в итоге и вышло: получили Миколайчика).

Обнародование секретных документов из архива Службы внешней разведки подтверждает опасения Черчилля и ставит под сомнение если не искренность самого Сикорского, то, во всяком случае, ряда ключевых фигур из его окружения. Летом и осенью 1943 года в Москве получили данные о том, что разведка польского правительства в Лондоне заинтересована в гитлеровских материалах по Катыни, рассматривая их получение в качестве одной из целей установления связи с немцами. В частности, по сведениям, полученным англичанами, польский резидент в Лиссабоне Я. Ковалевский (в немецких разработках значившийся как «Отто») «реагировал положительно на подходы немцев», предполагавших завербовать его на антикоммунистической почве, и стремился получить данные о Катыни для изучения в Лондоне[6].

Между тем позиция Сикорского была не столь уж безоглядно антисоветской. В свете этого любопытно свидетельство помощника генерала Андерса Ежи Климковского, передающего свой разговор с польским премьером в конце июня 1943 года, за несколько дней до его, Сикорского, загадочной (и весьма «своевременной») гибели. «Моим большим желанием является вновь восстановить согласие с Советским Союзом, предпринимая в этом направлении определенные усилия, - сказал Сикорский, - я должен это осуществить. Разрыв отношений с СССР является, собственно, результатом выходки, да, совершенно неразумной выходки генерала Кукеля…»[7]

Не беремся судить, насколько неразумной была «выходка» Кукеля – непосредственного начальника вышеупомянутого Ковалевского, которому последний и слал из Лиссабона разведдонесения. Во всяком случае, вопрос о связи Кукеля с немцами, насколько можно судить по документам британской разведки, полученным в Москве, для англичан в 1943-1944 годах стоял и оставался открытым[8].

Так или иначе, лондонские поляки продолжали, выражаясь словами Черчилля, выступать «против Советского Правительства с обвинениями оскорбительного характера» и создавать видимость того, что поддерживают немецкую пропаганду[9]. В этой ситуации, после неоднократных предупреждений, у Москвы не оставалось иного выбора, кроме как разорвать отношения с двуличным «союзником» (См. Документ № 4).

Между тем, решив разыграть «катынскую карту», Гитлер и Геббельс взвалили на своих подручных непосильную ношу. Как ни старались гитлеровцы, чтобы наспех набранная «комиссия» из полутора десятков медицинских экспертов оккупированных стран (плюс представители Швейцарии и Испании) подтвердила версию расстрела поляков в 1940 году, хорошо сохранившиеся трупы говорили о том, что с момента смерти прошло не более полутора лет. В итоге, несколько раз переписывая заключительный акт и поставив подписантов практически в безвыходное положение, немцам так и не удалось добиться признания всеми экспертами требуемой даты расстрела (См. Документы №№ 15, 21).

Недавно в научный оборот введены новые документы, демонстрирующие, какими способами гитлеровцы стремились создать у экспертов нужное впечатление. Для видимости вскрытия массовых захоронений в Козьи Горы свозили трупы с окрестных кладбищ (См. Документы №№ 17, 18). Эта информация должна рассматриваться в контексте манипуляций немцев со вскрытием могил и эксгумацией трупов в марте-июле 1943, факт которой в результате сопоставления известных дат и свидетельств установлен В. Н. Шведом[10].

Желание доказать вину СССР при помощи обнаруженных на трупах документов натолкнулось на не меньшие проблемы. С одной стороны, по-видимому, в могилы немцам пришлось подбрасывать советские газеты, выпущенные весной 1940 года (иначе невозможно объяснить их поразительные обилие и сохранность, отмеченные свидетелями). С другой – при раскопках обнаружились оккупационные («краковские») злотые (наличие которых в могилах тогда же, в 1943 году публично подтвердил польский сторонник геббельсовской версии Ю. Мацкевич). Присутствие этих банкнот, пущенных в оборот на территории генерал-губернаторства с 8 мая 1940 года, никак не стыкуется с инсценируемой датой расстрела весной 1940[11].

Манипулирование со списками жертв привело в итоге к тому, что сами немцы не знали, где в составленных ими списках правда, а где – ложь (См. Документ № 14). На беду «разоблачителей зверств ГПУ» некоторые члены комиссии ПКК прихватили из Катыни гильзы, которыми были усеяны могилы (См. Документ № 13). Утаить, что поляки были уничтожены из немецкого оружия, стало невозможно. Этот факт (как и безрезультатные попытки немцев скрыть его[12]) нашел свое отражение уже в 1943 году, в упоминавшемся выше отчете технической комиссии Польского Красного Креста, работавшей на захоронении в апреле-июне под жестким контролем немцев.

Этот любопытный документ был впервые опубликован в 1989 году[13]. Иная его редакция недавно обнаружена В.А. Сахаровым в фонде Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР и публикуется в данном сборнике в переводе с немецкого (См. Документ №12). Различия двух вариантов далеко не формальны. Редакция, представленная в 1989 году польскими исследователями, не содержит главного: вывода технической комиссии ПКК о том, что «даже если бы ПКК располагал всеми результатами эксгумации и работ по идентификации, включая документы и воспоминания, он не мог бы официально и в окончательной форме свидетельствовать, что данные офицеры умерли в Катыни». Максимум, на что готовы были пойти поляки из ПКК, так это на признание, что данные трупы имели при себе определенные документы. Ни на чем больше не основано очевидно «заказанное» хозяевами заключение комиссии: «Из найденных документов явствует, что убийство произведено между концом марта и началом мая 1940». И все!

Помимо фантастичности немецкой версии (согласно которой тысячи человек были казнены сотрудниками НКВД весною 1940 года из немецкого оружия на территории пионерского лагеря, в оживленной лесопарковой зоне, предварительно связанные шнуром, никогда не изготовлявшимся в СССР), попытки приписать преступление Советскому Союзу наталкивались на общеизвестные факты отношения немцев к военнопленным. СССР неизменно придерживался практики гуманного обращения с попавшими в плен иностранцами (чего, кстати, нельзя сказать о тех же поляках, погубивших в 1920 году, по разным оценкам, от 50 до 85 тыс. красноармейцев[14]). Уже 1 июля 1941 года Советом Народных Комиссаров было принято секретное постановление № 1798-800с, утверждающее Положение о военнопленных. Его раздел «Общие положения», в частности, гласил:

«2. Воспрещается:

а) оскорблять военнопленных и жестоко обращаться с ними;

б) применять к военнопленным меры понуждения и угрозы с целью получения от них сведений о положении их страны в военном и иных отношениях;

в) отбирать находящиеся при военнопленных обмундирование, белье, обувь и другие предметы личного обихода, а также личные документы и знаки отличия…»[15].

В свою очередь гитлеровцы при обращении с военнопленными руководствовались документами, подобными «Распоряжениям об обращении с советскими военнопленными во всех лагерях военнопленных»[16]. Исходя из того, что «большевизм является смертельным врагом национал-социалистской Германии», делался вывод, что «большевистский солдат потерял всякое право претендовать на обращение, как с честным солдатом, в соответствии с Женевским соглашением». На этом основании «предлагается безоговорочное и энергичное вмешательство при малейших признаках неповиновения… Неповиновение, активное или пассивное сопротивление должны быть немедленно и полностью устранены с помощью оружия (штык, приклад и огнестрельное оружие)… В отношении советских военнопленных даже из дисциплинарных соображений следует весьма резко прибегать к оружию».

Наряду с педалированием «большевистской угрозы», в «Распоряжениях» нашлось место и разделу «Обращение с лицами отдельных национальностей». Весьма примечательно, что в первом абзаце этого раздела предписывается строго разделять военнопленных по национальному признаку, и поляки в нем упоминаются. А вот в третьем абзаце, где говорится, что «лица следующих национальностей должны быть отпущены на родину: немцы (фольксдойче), украинцы, белорусы, латыши, эстонцы, литовцы, румыны, финны», - поляков уже нет! Полякам немцами была уготована иная участь. Дата на документе – 8 сентября 1941 года.

Не следует забывать, что «раскрутка» «Катынского дела» осуществлялась фашистами не где-нибудь, а на Смоленщине, где ими за два с лишним года оккупации было расстреляно, повешено, сожжено живьем, отравлено газами и замучено всеми мыслимыми и немыслимыми способами более 400 тысяч советских граждан (См. Документ № 7). Из них – 120 тысяч военнопленных, отношение к которым было поистине изуверским (См. Документ № 9)[17]. По подсчетам советских историков, в целом немецко-фашистские захватчики только на оккупированной территории СССР уничтожили 3,9 миллиона советских военнопленных[18]. Но и к пленным других национальностей немцы подходили отнюдь не с женевским соглашением в руках. Так, в Польше в местечке Жагань немцы устроили целую сеть лагерей военнопленных, где содержались «польские военнопленные, затем бельгийские, английские, французские, югославские, итальянские и советские военнопленные». Об отношении к заключенным этих лагерей свидетельствует факт обнаружения около них «значительного количества массовых и одиночных захоронений, в некоторых погребены военнопленные» (См. Документ № Cool.

Осенью 1943 года, после выхода Италии из войны в руках гитлеровцев оказались десятки тысяч вчерашних союзников – солдат и офицеров итальянской армии. Их обезоруживали и массово бросали в концентрационные лагеря. А 2.000 итальянцев были попросту расстреляны близ Львова. Почерк легко узнаваем: связанные за спиной руки, выстрел в затылок, с целью скрыть место казни его засадили деревьями[19].

Израильский исследователь А. Шнеер, выходец из Советской Латвии, подготовил многотомный труд «Плен»[20], где в Книге первой («Военнопленные западных стран антигитлеровской коалиции в нацистском плену») есть отдельная глава - «Убийства военнопленных». В ней, наряду с фактами уничтожения югославов, англичан, американцев, приводятся документированные факты расправ гитлеровцев в 1941 году с польскими офицерами.

Обращение с военнопленными поляками было заведомо жестоким. Гитлеровцы исходили из того, что польские военнослужащие не подлежат компетенции международных соглашений, поскольку государства Польша не существует[21]. Любопытно, что когда фашисты начали раздувать кампанию по обвинению СССР в расстреле поляков и было принято решение использовать для прикрытия Польский Красный Крест, ему предложили сформировать делегацию для осмотра лагерей военнопленных польских офицеров в Германии. Однако ПКК потребовал от немецких властей обеспечения делегации прав в рамках международных конвенций. Это было для немцев неприемлемо – неминуемо всплыли бы факты имевших место расправ. Тему тут же «замяли» (См. Документы №№ 10, 11).

За несколько месяцев до этого узники лагеря Маутхаузен в Австрии наблюдали доставку советских и польских военнопленных, с целью применения к ним «мероприятия ”К”» - немедленное уничтожение или умерщвление в тюрьме[22].

Однако расправы над военнопленными поляками, – как и польскими гражданами вообще, - начались отнюдь не в 1941, а уже с осени 1939 года. Из разведсводки №141 управления пограничных войск НКВД Киевского округа от 6 ноября 1939 года узнаем о многочисленных издевательствах и убийствах, совершаемых немцами на оккупированной польской территории[23]. В первую очередь страдали польские граждане еврейской национальности (чего стоит свидетельство о том, как после погрома «работники гестапо под угрозой оружия заставили евреев подписать документ, что их дома сожжены не немцами, а поляками»!). Это было лишь начало. Спустя несколько месяцев на территории генерал-губернаторства проводится «акция АБ», в ходе которой было уничтожено около 3.500 польских деятелей науки, культуры и искусства[24]. То, что с 1940 года немцами целенаправленно проводилась политика уничтожения польской интеллигенции (к которой, несомненно, относились и командные кадры), подтверждается записью беседы Гитлера с рейхсминистром Г. Франком - наместником в генерал-губернаторстве 2 октября 1940 года (См. Документ № 1). Гитлер проводит в ней четкую мысль: «для поляков должен существовать только один господин – немец; два господина один возле другого не могут и не должны существовать, поэтому должны быть уничтожены все представители польской интеллигенции».

Расстрел польских военнослужащих в Катыни стал предметом отдельных слушаний Нюрнбергского трибунала в первых числах июля 1946 года. Совершенно очевидно, что исключение этого эпизода из обвинительного заключения явилось одним из первых антисоветских шагов, предпринятых бывшими союзниками. Ни о каком полноценном расследовании дела в течение 2-3 дней говорить просто не приходилось. Защита черпала доводы из допросов фашистских офицеров, находившихся, по советским материалам, под подозрением в соучастии или непосредственном исполнении казни. Насколько ничего не понимающими и ни к чему не причастными «честными солдатами» выглядели эти свидетели, отвечая на вопросы защиты, настолько сбивчивыми и растерянными представали они перед лицом советского обвинителя полковника Смирнова (См. Документ № 20).

В послевоенные годы тема «катынского преступления НКВД» прочно заняла одно из лидирующих мест в арсенале идеологической борьбы против СССР. Тех, кто ее реанимировал, не смущало ни отсутствие доказательств вины советской стороны, ни неопровержимые факты виновности немцев, ни то, что эти деятели фактически становились продолжателями дела Гитлера-Геббельса.

Поэтому не стоит удивляться, что тема Катыни немедленно возродилась, когда руководство КПСС в лице Горбачева и его ближайших соратников взяло курс на уничтожение СССР. 13 апреля 1990 года в «Известиях» публикуется «Заявление ТАСС о катынской трагедии», в котором вина за убийство поляков возлагалась на «Берию, Меркулова и их подручных». Однако обоснование этого сенсационного утверждения там отсутствовало. Сознательно уклоняясь от прояснения как мотивов, так и возможностей расстрела поляков НКВД, российские наследники Геббельса откровенно стремились к одному – снять ответственность за расстрел в Катыни с гитлеровских палачей и вменить это дело «тоталитарному сталинскому режиму». В 1992 году в архиве президента РФ эти деятели «случайно» обнаруживают «закрытый пакет № 1», в котором оказались решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года, письмо Берии Сталину № 794/Б от «...» марта 1940 года, письмо Шелепина Хрущеву Н-632-ш от 3 марта 1959 года и др., которые немедленно объявляются неопровержимыми доказательствами виновности СССР.

В октябре 1992 года («случайная» находка оказалась кстати) была сделана попытка внести эти «документы» для рассмотрения в ходе процесса над КПСС в Конституционном Суде РФ. Однако в силу целого ряда не объяснимых для 1940 года ошибок в их оформлении суд отказался приобщить их к делу[25]. Тем не менее, эти сомнительные тексты (их полноценная экспертиза не проведена до сих пор) стали включать в публиковавшиеся в 90-е годы прошлого века архивные сборники и квалифицировать как документальное подтверждение расстрела поляков НКВД. Разумеется, столь нехитрый прием не мог убедить критичных исследователей, и подозрительное содержимое «пакета №1» в качестве документального источника по «Катынскому делу» в серьезных исследованиях не фигурирует. Упорство, с которым отдельные представители руководства архивным делом России, а с последнего времени и высшие руководители РФ убеждают общественность в подлинности этих «документов», ничего в рамках научной аргументации, естественно, не добавляет. Но активность эта не может не настораживать. Ведь «Катынское дело» с момента его возникновения в апреле 1943-го задумывалось как инструмент пропагандистской войны. Едва ли руководство третьего рейха могло предположить, каких союзников приобретет спустя шесть десятилетий.

В последние годы появилось немало работ, посвященных расстрелу в Катыни, авторы которых не склонны следовать предвзятой официальной позиции, возлагающей вину за расстрел на СССР[26]. По существу не имеется оснований подвергать сомнению выводы Специальной Комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров («комиссии Бурденко». Документ №5)[27]. У геббельсовской же версии выявилось еще одно «слабое место»: после окончания войны многие из «расстрелянных весной 1940 года» польских офицеров не просто оказались в Польше, но и рассказали, как им удалось спастись от гитлеровских палачей, внезапно и стремительно оккупировавших Смоленскую область летом 1941-го (См. Документы №№ 19, 22).

Мало того, недавно установлено, что части и подразделения конвойных войск ГУКВ НКВД СССР, осуществлявшие сопровождение польских офицеров весной 1940 года, вообще не конвоировали заключенных, осужденных к высшей мере наказания. Иначе говоря, польские офицеры, направленные в апреле – мае 1940 года из Козельского лагеря в распоряжение УНКВД по Смоленской области, не могли быть и не были приговорены к смертной казни. Сохранившиеся путевые ведомости содержат многочисленные прямые указания на то, что конвоировались именно «лишенные свободы», а не приговоренные к смерти [28].

В самое последнее время появилась надежда на то, что давлению на общественность, которой без достаточных научных и юридических обоснований навязывается антисоветская и антироссийская версия Катынского расстрела, будет положен конец. 17 июня 2010 года депутат фракции КПРФ в Государственной Думе В.И. Илюхин выступил с требованием провести парламентское расследование в связи с подделкой исторических документов, на базе которых и происходит процесс облыжного переписывания отечественной истории: «Фракция КПРФ располагает информацией, – заявил Илюхин, – которую необходимо, конечно, тщательно проверить через проведение парламентского расследования о том, что в начале 90-х годов прошлого века под крышей администрации президента Бориса Ельцина была создана мощная команда специалистов по подделке исторических документов советского и в основном сталинского периода с одной целью – опорочить советское правление и уравнять сталинизм с фашизмом»[29].

Вокруг «Катынского дела» сложилась парадоксальная ситуация. Польская сторона, очевидно, ни в каких поисках истины не заинтересована. Ее целиком и полностью устраивает версия Геббельса, а прямо противоречащие ей свидетельства в расчет не берутся. Любая критика этой версии воспринимается как антипольский шаг. Руководители от науки и архивные начальники в РФ, вслед за конъюнктурной позицией Горбачева, Ельцина и пр., в принципе польскую версию поддерживают; расхождения с поляками имеются лишь в выводах: должна Россия возмещать материальный ущерб за десятки тысяч расстрелянных «сталинскими палачами» польских военнослужащих или не должна.

В этих условиях ни в Москве, ни в Варшаве соответствующих усилий для организации объективного расследования делать не намерены.

Между тем, главным препятствием для внесения ясности в этот «перегретый» вопрос является позиция именно российских чиновников, блокирующих доступ к архивным документам, которые могли бы помочь расставить точки над i. В частности, уже не один год независимые российские исследователи добиваются возможности изучить дела исправительно-трудовых лагерей, в которых содержались в Смоленской области пленные поляки с весны 1940 по осень 1941 года. Существование этих лагерей подтверждается не только в отчете комиссии Бурденко, но и многими дополнительными свидетельствами. И, разумеется, начисто опровергает геббельсовский вымысел. Однако, несмотря на официальные обращения депутатов ГД, рассекречивать эти документы сочтено нецелесообразным…

Таким образом, в угоду неясным политическим мотивам, разные ответственные лица заинтересованы сохранять «Катынское дело» в состоянии идеологического пугала, эдакого плакатного, мифологизированного свидетельства против «людоедской тоталитарной системы» и «кровавого сталинского режима». Мы уже пережили опыт, когда кампания, затеянная будто бы как антисталинская, «за очищение ленинизма и социализма», была умело развернута в антисоветскую и антикоммунистическую с итоговым разгромом и разделом СССР. Ныне же отчетливо просматривается перспектива окончательного превращения антисталинской и антисоветской «Катыни» в антироссийскую и антирусскую с дальнейшим, неизбежно антипольским «послевкусием»... И упомянутые выше чиновные лица, похоже, совершенно равнодушны к последствиям несправедливых обвинений, от которых все равно придется «отмываться» нашим потомкам. И притом и в Москве и в Варшаве.

Способ противостоять этому – как минимум, отстаивать истину.

Данный сборник призван представить самой широкой аудитории документальные свидетельства о расстреле в Катыни и тем самым дать возможность каждому самостоятельно составить мнение о том, кто же на самом деле виновен в гибели польских военнослужащих. Составители отдают себе отчет в том, что для полноценного и систематизированного документального освещения проблемы необходимо по меньшей мере более обширное издание. В материалах, объединенных под этой обложкой, обозначены разные грани проблемы, дается общее представление о широте и разнообразии аргументов, опровергающих геббельсовскую версию.

Предлагаемые вниманию читателей документы частично уже публиковались в различных исследованиях, частично впервые вводятся в научный оборот. Новые переводы с немецкого и английского – наши.



Составители

[1] Шевченко Т.Г. Гайдамаки. М.,1939.С.64-65,98.

[2] Правда. 1943. 16 апреля.



[3] Катынь. Свидетельства, воспоминания, публицистика. М., 2001. С.117-128.

[4] Правда. 1943. 19 апреля.

[5] Переписка председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945. Том I.М., 1957, № 151, С. 120,121.

[6] Секреты польской политики. Сборник документов (1935-1945). М., 2009. С. 358-359.

[7] Климковский Е. Я был адъютантом генерала Андерса. М., 1991. С. 251.

[8] Секреты… С.339-340.

[9] Переписка… № 154, С. 123.

[10] См.: Швед В.Н. Тайна Катыни. М., 2007. С. 38-53.

[11] Там же. С. 80-81.

[12] «Опасаясь, как бы большевики не использовали этого обстоятельства, германские власти тщательно следили за тем, чтобы ни одна пуля или гильза не была спрятана членами комиссии ПКК» (Катынь. Свидетельства, воспоминания, публицистика. С.117-128.).

[13] Яжборовская К. С, Яблоков А. Ю, Парсаданова B. C. Катынский синдром в советско-польских отношениях. М., 2001. С. 470-472.

[14] См.: Швед В.Н. Тайна Катыни. С. 231-233.

[15] Русский архив: Великая Отечественная. Иностранные военнопленные второй мировой войны в СССР. Т.24 (13). М., 1996. С. 37-40.

[16] Военно-исторический журнал. 1991. № 11. С. 38–41. Воспроизведен в Приложении к Т. 15 (Часть I) Сочинений И.В. Сталина. М., 2009. С. 823-831.

[17] Сравни: «Лагерь пленных при сборной станции для пленных – это был настоящий застенок. Никто об этих несчастных не заботился, поэтому ничего удивительного в том, что человек немытый, раздетый, плохо кормленный и размещенный в неподходящих условиях в результате инфекции был обречен только на смерть» (Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг. Сборник документов и материалов. М.-СПб., 2004. С. 167).

[18] Великая Отечественная война. 1941-1945. Энциклопедия. М., 1985. С. 157.

[19] Мельников Д., Черная Л. Империя смерти. Аппарат насилия в нацистской Германии 1933-1945. М., 1987. С. 348-349.

[20] Книга представлена в электронной версии: http://www.jewniverse.ru/RED/Shneyer/

[21] Мельников Д., Черная Л. Империя смерти. С. 348.

[22] Там же. С. 359-360.

[23] Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Том I. Накануне. Книга первая (ноябрь 1938 г. – декабрь 1940 г.). М., 1995. С.119-122.

[24] Там же.

[25] См.: Рудинский Ф.М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М., 1999. С.309.

[26] См.: Мухин Ю.Н. Антироссийская подлость. М., 2003; Слободкин Ю.М. Катынь. Как и почему гитлеровцы расстреляли осенью 1941 года польских офицеров. Марксизм и современность. (Киев). 2005. №1-2; Швед В.Н. Тайна Катыни. М., 2007 и др. Отдельного упоминания заслуживает Интернет-ресурс «Правда о Катыни. Независимое расследование» (http://www.katyn.ru/).

[27] Польская «научно-историческая экспертиза» сообщения Специальной Комиссии, произведенная в 1988 году (См.: Яжборовская К. С, Яблоков А. Ю, Парсаданова B. C. Катынский синдром… С.259-261), носит крайне тенденциозный характер и построена на безосновательном игнорировании всех неудобных для геббельсовской версии свидетельств. Результаты «экспертизы» были без звука приняты горбачевцами, и это позволило польской стороне считать выводы комиссии Бурденко дезавуированными, что нас, разумеется, ни к чему не обязывает.

[28] Сахаров В.А. Германские документы об эксгумации и идентификации жертв Катыни (1943 г.) (http://kprf.ru/rus_law/79589.html).

[29] Парламентская газета. 2010. №31-32. 18 июня.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Вячеслав Сачков



Количество сообщений : 4320
Localisation : Москва / Троицк
Дата регистрации : 2009-05-26

СообщениеТема: Re: Новая книга о Катыни   Вс Ноя 21, 2010 6:10 am

В сеть ее выложили. Но мне не удалось оттащить. Пробуйте, если у кого получится, сообщите.

Немцы в Катыни. Документы о расстреле польских военнопленных осенью 1941 года

http://qiq.ru/14/11/2010/books/328581/nemtsy_v_katyni_dokumenty_o_rasstrele_polskix_voennoplennyx_osenju_1941_goda.html
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://libelli.ru
Mythcracker
Admin


Количество сообщений : 443
Дата регистрации : 2010-05-06

СообщениеТема: Re: Новая книга о Катыни   Вс Ноя 21, 2010 7:29 am

Попробуйте здесь:

http://mirknig.com/knigi/military_history/1181345523-nemcy-v-katyni-dokumenty-o-rasstrele-polskih-voennoplennyh-osenyu-1941-goda.html

Mythcracker
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Лаврентий Б.
Admin


Количество сообщений : 1089
Дата регистрации : 2009-07-18

СообщениеТема: Re: Новая книга о Катыни   Вс Ноя 21, 2010 1:39 pm

Mythcracker пишет:
Попробуйте здесь:

http://mirknig.com/knigi/military_history/1181345523-nemcy-v-katyni-dokumenty-o-rasstrele-polskih-voennoplennyh-osenyu-1941-goda.html

Mythcracker

Спасибо за ссылку. Скачал.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://lavrentij-b.livejournal.com
Вячеслав Сачков



Количество сообщений : 4320
Localisation : Москва / Троицк
Дата регистрации : 2009-05-26

СообщениеТема: Re: Новая книга о Катыни   Вс Ноя 21, 2010 2:00 pm

Тоже получилось. Спасибо.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://libelli.ru
Stepnyak



Количество сообщений : 45
Возраст : 62
Localisation : Ростов-на-Дону
Дата регистрации : 2009-03-15

СообщениеТема: Re: Новая книга о Катыни   Вс Янв 09, 2011 9:42 am

Еще адреса :

http://publ.lib.ru/ARCHIVES/K/KOSOLAPOV_Richard_Ivanovich/_Kosolapov_R.I..html
http://depositfiles.com/files/1yyhd3suh
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Новая книга о Катыни   Сегодня в 12:17 pm

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Новая книга о Катыни
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Общий форум :: Публикации :: Книжная полка-
Перейти: