Правда и ложь о Катыни

Форум против фальсификаций катынского дела
 
ФорумПорталГалереяПоискРегистрацияВход

 

 Сталин и война

Перейти вниз 
На страницу : 1, 2  Следующий
АвторСообщение
Ненец-84
Admin
Ненец-84

Количество сообщений : 6516
Дата регистрации : 2009-10-02

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeВс Май 09, 2010 8:04 am

http://pro100-petrov.livejournal.com/250016.html
Петры гнезда птенцова - Дом блуждающих мыслей 06:15 pm May 6th, 2010
Сын за отца...
По наводке m_yu_sokolov перелистал мемуары Елены Боннэр - нашей, типа, великой демократки и правозащитницы, жены и верховной жрицы культа академика Сахарова.
Обратил внимание на ее папу: он был большой сволочью.
Геворк Алиханов. Начал свою "оппозиционную деятельность" с членства в террористической организации (вроде бы, лично участвовал в "экспорприациях" - то есть, в грабежах), в двадцатых годах, став первым руководителем советской Армении, развязал террор уже в государственном масштабе. За несколько месяцев довел дело до общеармянского восстания, после чего из руководителей его турнули.
В тридцатых годах возглавлял отдел кадров в исполкоме Коминтерна. А это, между прочим, должность палача. Попал он туда, кстати, не случайно, а потому что был не просто верным сталинцем, но и имел личные счеты с бывшим главой Коминтерна Зиновьевым. Неудивительно, что товарищ Алиханов с большим рвением проводил чистки, под которые подпадали самые разные люди: от членов иностранных компартий до дворников в каком-нибудь доме, где жили "зарубежные товарищи". В общем, в крови он был даже не по локоть, а по макушку. Ну и закономерный конец: 1937 год. Пуля в лоб, вполне заслуженная (если отвлечься от контекста, естественно).
И вот повзрослевшая дочурка борется с коммунизьмой.
А ведь на самом деле этот фамильный скелет в шкафу типичен для людей ее круга. Какого знатного демократа ни возьми, всё обнаружишь папу-швондера, деда-террориста или еще какого революционного живодёра.
Что интересно, ничего близкого нет у современных красных или, скажем, советской номенклатуры. Там в родословной сплошь обыватели, иногда - жертвы (как, например, у Ельцина). Но пассионарное зверье с наганами - никогда.
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeВт Июн 08, 2010 9:52 am

http://www.lebed.com/2010/art5700.htm Независимый Бостонский Альманах "Лебедь" № 615, 06 июня 2010 г.
Валерий Лебедев ГАЛЬВАНИЗАЦИЯ ТРУПА СТАЛИНА
К каждой годовщине Победы или дня начала Войны (если эти слова пишутся с заглавной буквы, ясно о какой войне идет речь) вновь и вновь поднимается вопрос о причинах войны, но главное – о причинах первоначальных невиданных в истории России поражений и огромных жертвах и при бегстве-отступлении, и при наступлении.
Перебрали уже все возможные гипотезы, концепции, варианты. Вплоть до тех, согласно которым СССР не выиграл войну, а проиграл. Аргумент расхожий: смотрите, Германия живет лучше России, значит, она и победила.
Виктор Суворов размахнулся гораздо шире: Сталину не удалось занять всю Европу, значит социализм по всей Европе установить не удастся, не говоря уж о всем мире, а без этого СССР долго не простоит. Вот почему Сталин отказался принимать парад Победы, отдав эту честь Жукову. Якобы вождь стар учиться ездить да скакать по площади на коне (Сталин пытался, но упал с лошади в Манеже), пусть то делает его заместитель, «молодой кавалерист».
Да, самозабвенно пишет талантливый и сметливый Суворов, дело, де, вовсе не в норовистом коне. А именно в спесивом вожде. Не мог он примириться с историческим поражением социалистической родины.
Разумеется, это не более, чем остроумный зачин одной из книг Суворова («Последняя республика». Суворов достаточно умен, чтобы отрицать, так сказать, фактологическую победу СССР: все же акт о капитуляции подписал от имени Германии Кейтель, а не Жуков от имени СССР. В мае 1945 года никто не мог знать, даже гениальный и прозорливый вождь, что СССР проиграет войну свободному миру в декабре 1991 года, когда СССР распался официально, пописав своего рода самокапитуляцию.
Сталин, вне всякого сомнения, не сомневался в преимуществах своего строя. Дайте только срок. Срок давали. В конечном итоге победа проявится как военный разгром обветшавшего и отжившего свое «капитала, его препохабия». К тому все и шло. Атомная бомба была готова в 1949 году, а водородная – в 1953. Сталин знал о своем триумфе.
А почему живут хуже, чем на Западе? Ну, вековая, унаследованная от проклятого прошлого, отсталость. Гражданская война, навязанная классовым врагом. Сопротивление кулака. Вредители. Разрушения и опустошение оккупантами. Кстати сказать, и жизнь наша на самом деле гораздо лучше, чем на Западе. Вон там дети вынуждены пропитание искать на помойках. Сравните с пионерами в Артеке. Мы живем уже сейчас гораздо лучше. Кто так не думает, может начать жить значительно хуже. Контраст был слишком явным и советский человек был уверен, что он живет много лучше несоветского.
Сталин не сомневался ни в преимуществах нового строя, ни в собственной гениальности. Объяснение же отступления первого года войны до Москвы и Волги , которое никак скрыть было невозможно, даже при всей мощи советской прессы, радио и кино, легко объяснялось коварностью фашистов, внезапностью, вероломством удара и исконным миролюбием Советского Союза, что мешало, в отличие от агрессивной Германии, в должной мере бросить все силы на производство вооружений.
Эти причины и по сей день превалируют в российской историографии.
Тот же Суворов разнообразил подходы. Он открыл (правда, после Гитлера и Геббельса), что Сталин сам готовился нанести первый удар. Но друг Гитлер превентивно опередил. Красная Армия приготовилась к наступлению, а тут вдруг нападение. Оборона не предусматривалась, вот и разгром. Стало быть, и у Суворова коварство Гитлера и внезапность налицо. Казалось бы – новая концепция, а приглядишься – все тоже: внезапность, неожиданность и коварство. Несоблюдение договоров.
Марк Солонин вроде бы продвинулся дальше. Причина страшных поражений , де , в том, что народ ненавидел диктатора, не хотел воевать и потому сдавался дивизиями, армиями и фронтами под «звуки дивизионных оркестров». Впрочем, это уже до Солонина сочинил Игорь Бунич. Надо бы только добавить, что под «звуки дивизионных оркестров» сдавались дивизии. Для сдачи в плен армий создавались армейские оркестры, а для фронтов – фронтовые.
Вот только небольшой вопрос: в 1941 году армия воевать не хотела и дружно переходила на строну врага. Зимой того же года под Москвой желание биться резко усилилось и началось контрнаступление. Летом 1942 года охота к войне снова ослабла и армия откатилась к Волге, Кавказу, отдали Крым. Осенью 1942 года желание сражаться снова окрепло и более уже не ослабевало. В чем дело-то? Может тиран подобрел? Да нет. Напротив, в августе 1942 г. был издан приказ 227 «Ни шагу назад» и наладили заградотряды. Хочешь, обороняй участок. Не хочешь - можно и под расстрел пойти. Всего этот путь нелюбви к вождю прошли примерно 30 тысяч человек – три дивизии. Не так уж и мало, заметный процент советских солдат и офицеров. Правда, обошлось без дивизионных оркестров. И вообще без похоронных маршей. От всего ритуала оставили только залп.
Так что любовь к тов. Сталину или, напротив, ненависть к нему, не так уж оказались и важны для ведения боевых действий. Работа машины войны мало зависит от чувств солдат.
Что еще говорят о Сталине? Что он был труслив и страшно боялся Гитлера. Впал в панику и сбежал на Ближнюю дачу. Члены политбюро чуть ли не силой заставили его руководить страной. Что он вообще оказался не полководцем, а тупым сатрапом. Предательски завалил противника трупами своих солдат. И потому Победа была достигнута не благодаря Главковерху, а вопреки ему. Это сейчас расхожий штамп. Победил народ, а верховное командование не причем. И даже не только не причем, а то была настоящая измена. То есть, Сталин делал все для поражения своей армии, но армия, ее солдаты, офицеры и генералы не исполняли приказов тов. Сталина и потому вопреки его капитулянтскому командованию все равно выиграли войну и вырвали победу.
Надо сказать, что такой поразительной концепции не смог бы придумать никакой Суворов с Солониным. Даже с помощью покойного Бунича.
Натурально, сталинисты ревут и хохочут от такой нелепости. Реакция понятная и оправданная. Но если все же Сталин как Верховный Главнокомандующий имел отношение к боевым действиям, то почему же тогда в честь 65-летия Победы его портреты запретили помещать на улицах? Может, он все таки вел армию к разгрому, но ему это не удалось (народ победил не благодаря, а вопреки Сталину)? Об этом чуть ниже.

А пока об ответном ходе сталинистов.
Самые расхожие и привычные рассуждения: Сталин быстро постигал полководческую науку. Внимательно выслушивал всех приглашенных на совещание и только потом выносил свое суждение. Заслуженно был главковерхом. Идут ссылки на мемуары Жукова, Конева, Василевского и др. генералов и маршалов.
Однако таких ходов сталинистам мало. Им нужно Сталина представить не только великим стратегом, но чуть ли не обладающего сверхчеловеческими способностями к военному и политическому мышлению. Видящему вперед на годы. В этой идее преуспели двое русских авторов из Израиля, Яков Верховский и Валентина Тырмос, видно близкие люди, в своей книге «Сталин. Таный сценарий начала войны, выпушенной уже давно изд. Олма – Пресс в 2005 г. Толстая книга на 603 стр., явно заказанная военным ведомством в противовес писаниям Суворова. Рецензия Вилена Люлечника на эту книгу помещена в текущем номере, так что ограничусь краткой информацией.

Главная идея книги состоит в следующем.

«Он (Сталин) отлично понимал, что большая часть сообщений (о нападении Германии) более чем достоверна. В том, что война с Германией неизбежна - он был уверен абсолютно. Но вождь понимал, что если он нанесёт удар по Гитлеру первым, то он западными лидерами будет оценен как агрессор. А в будущей войне ему нужны будут союзники и их помощь. Поэтому он предпочитал, чтобы Гитлер напал раньше. И СССР станет таким образом, жертвой агрессии со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому он и приказал, считать все донесения разведчиков относить к разряду «дезинформации».

В случае нападения Гитлера, Сталину была бы обеспечена помощь по программе ленд – лиза, а без неё выстоять было невозможно. Молотов впоследствии утверждал, что отступление входило в планы сталинского сценария начала войны. Авторы резюмируют: «Большая Игра, которую Сталин вёл с Гитлером все последние дни, и которая, на первый взгляд, выявила тактическую победу Гитлера, как оказалось, закончилась стратегической и политической победой Сталина. Мировое общественное мнение, в лице одного из самых видных своих представителей – британского премьера Черчилля, публично признала факт германской агрессии»».
Ну, что тут можно сказать? Эта новаторская и экстравагантная идея не получила известности и не смогла противостоять хотя бы концепции Суворова.
Усматривать гениальность Сталина в том, что он специально готовил поражение – это несколько чересчур. В таком случае, Сталин должен был бы награждать своих генералов, которые стремительно отступали и попадали в котлы. А он, напротив, приказал их расстрелять, как то было с командующим Западным фронтом Павловым и его заместителями. Сталин готовил плен 4.5 миллионной армии, потерю 80 проц. авиации и танков, только для того, чтобы получить потом за несколько лет меньшее их количество по лендлизу?!
И опять, же выходит, что Сталин готовил поражение, а народ, вопреки Сталину, все равно одержал победу. У русско-израильских авторов не получилось ничего такого уж оригинального.
У нас накануне дня Победы в Гусь буке прошла дискуссия как раз на тему роли Сталина в войне. Приведу из нее самое главное.

Редактор - Friday, May 07, 2010 at 17:36:00 (MSD)
О Сталине. Конечно, его военный гений и его выдающаяся роль генералиссимуса в победе – тоже миф. Но в то время он был как бы правдой.
Вообще, как быть с этой фигурой? Гений он или нет? Нужны ли его портреты на единственном ныне празднике Победы?
Ответ власти уже известен. Привожу сегодняшние слова през. Медведева:
"Если говорить о государственной оценке, о том, как оценивается Сталин руководством страны в последние годы, с момента возникновения нового российского государства, то здесь оценка очевидная - Сталин совершил массу преступлений против своего народа. И несмотря на то, что он много работал, несмотря на то, что под его руководством страна добивалась успехов, то, что было сделано в отношении собственного народа, не может быть прощено".
Почти все уже сказано. Не хватает чуть-чуть китайской артикуляции. Как они говорят о Мао?
А вот так, что у него были заслуги и были ошибки. Ошибки – это Большой скачок вперед под тремя красными знаменами и, особенно, культурная революция. А достижения – создание современного Китая. . В целом его достижения превышают ошибки и потому Мао – национальный герой.
В случае со Сталиным дело обстоит противоположным образом. Его заслуги (во время индустриализации и войны) значительно уступают его преступлениям во время коллективизации, Большого террора, да и преступлениям во время индустриализации и войны. Именно эти коренные пороки и привели вскоре (по историческим меркам) к разрушению всего государства и распаду страны. Это примерно как и c Гитлером. Тот тоже имел заслуги в построении промышленности, в строительстве автобанов, в нахрапистой политике и даже в феноменальных победах 1939-1942гг. А результат? Полный крах рейха и ужасные бедствия для немецкого народа.
Посему, по совокупности деяний Сталин должен считаться государственным преступником (а сталинским режим – преступным) и никаких официальных портретов, чествований и демонстраций с его портретами не может быть.
Может быть и не в совсем юридическом смысле (ибо над ним не было суда), но в некоем общеисторическом и цивилизационном. Над Гитлером в связи с его самоубийством тоже не было суда, но его вполне верно называют преступником.

Пурист- Friday, May 07, 2010 at 20:20:24 (MSD)
Вопрос. Если бы Сталина судили — не важно, при жизни или после смерти, — то с точки зрения какого именно закона? «По совокупности деяний Сталин должен считаться государственным преступником», — говорите Вы. По законам какого государства? И по совокупности каких именно деяний?
На всякий случай, оговорка «для нервных»: речь совсем не о том, чтобы обелять Сталина, — речь о том, что суд-то как раз и должен быть юридическим, а не эмоциональным. И ещё: недопустимо судить Сталина с точки зрения морали того времени, в котором он никогда не жил. Никому ведь не придёт в голову сегодня судить царя Хаммурапи за жестокие законы, которые он принял в восемнадцатом веке до нашей эры, правда?

Редактор - Saturday, May 08, 2010 at 03:58:42 (MSD)
Современные нормы судопроизводства не позволяют судить мертвого. Понятно почему: мертвый не способен отвечать на вопросы прокурора и свидетелей. Но самое главное: мертвого невозможно приговорить к наказанию. В том числе, к смертной казни. Он ведь и так, некоторым образом, мертв. Посему не судили Гитлера. А вот Бормана, который тоже был мертв, но тогда это не было достоверно известно, судили. Заочно. И приговорили к повешению. То есть ли бы вдруг Бормана где-то нашли, допустим, в Аргентине, то потребовали бы его выдачи и повесили по уже готовому приговору.
Далее. Несмотря на то, что Гитлера не судили и нет юридического приговора о его виновности, никто в здравом уме в таковой не сомневается. Поэтому его часто называют Преступником Номер Один. Вот тут-то мы с историей и поспорим.
Но почему все фюрера называют преступником? По совокупности деяний. Это та сама фраза, которую вы зацепили.
Доказано, что все основные приказы, который затем были в Нюрнберге квалифицированы как преступные, отдавал Гитлер. Кое что напомню.
Расовые законы от 1935 года. Эвтаназия 1938 года. Расчленение Чехословакии 1939 года. Нападение на Польшу 1 сент. 1939 года. Бомбежки Ковентри и Лондона. Захват Франции, скандинавских стран, Греции, Югославии. Нападение на СССР. Принятие приказов о комиссарах Ночь и туман, Кугель и др. начало массового истребления еврейского населения (Бабий Яр) и цыган. Окончательное решение (Ванзее, январь 1942 г.). Угон мирного населения и организация рабского труда на заводах Германии. Уничтожение военнопленных в лагерях. Заложничество на оккупированных территориях. Вывоз продовольствия и скота, имущества и художественных ценностей. Планы значительного сокращения славянского населения (в Польше, Югославии и России выполненные частично).
Так вот, только выполнение самых как бы не самых зверских из этих приказов, например, организация рабского труда, уже каралась смертной казнью. Именно за это были повешены Заукель, Франк, Зейсс-Инкварт, а Роберт Лей во время процесса сам повесился, немного «осознав совокупность деяний». Если исполнители были признаны виновными в тяжких военных и преступлениях против мира и человечности, то что говорить о самом главном вожде?
А наш спор за первое место на пьедестале самых зловещих злодеев будет заключаться в том, что и нам есть что предъявить миру от имени тов. Сталина.
Кошмары гражданской войны, особенно, заложничество, расстрел добровольно явившихся на регистрацию офицеров в Крыму, утопление барж с пленными, зверское подавление крестьянских бунтов. Коллективизация. Голодомор. Использование рабского труда зэков. Большой Террор. Заигрывание, союз и дележка Европы с Гитлером. Катынь, предательский удар в тыл Польше. Ослабление армии и полная близорукость перед началом и в начале войны. Высылка народов. Посадка своих военнопленных, Ленинградское дело, ЕАК, дело врачей.
Хватит?
Причем заметьте, что значительную часть исполнителей Сталин за их рвение казнил сам (Ягода, Ежов, Коссиор, Постышев, Фриновский, Тухачевский...) Прерву, потому что их – тысячи. Только чинов НКВД было расстреляно около 20 тысяч. Естественно, казнил формально не за это. Хотя в каком-то смысле формула «враги народа» к ним имела прямое отношение.
А сам-то он кто? Вот он главный враг и есть.
При всем том, много работал. С картами. Проводил заседания. Принимал министров, маршалов, директоров заводов, конструкторов. Показывал и демонстрировал поразительную память на детали, имена, приказы, события. Был требователен и беспощаден. Делал все, чтобы избежать поражения, которое он во много подготовил сам. И тем самым, приближал победу. Именно в качестве главнокомандующего.
Давайте приведу аналогию. На корабле злодействует капитан. Убивает пассажиров, матросов и даже боцмана со старпомом. Вдруг нападает шторм. Команда «все наверх»! Кто брасопит реи, кто откачивает воду, кто молится. А капитан организует общий аврал и спасение на водах. Ибо в первую очередь, спасет себя.
Корабль выплыл. За счет героизма команды и того, что еще половина погибла , затыкая пробоины и падая с мачт. Что будем делать с капитаном по совокупности деяний? Учитывая, что он еще до шторма перебил, замучил и запытал половину команды?
Боюсь, что по прибытию на Большую землю, он был бы казнен. Как минимум – посажен пожизненно. Как Гесс. Несмотря на его «положительную роль» при борьбе с ураганом.
Почему так? Да потому, что без его предыдущего командования, возможно, в шторм и вовсе не попали бы (капитан зарезал штурмана и никто не знал, куда плывут), а попав – вышли бы из передряги с гораздо меньшими потерями. В таких случаях всегда найдется тот, кто «организует сопротивление».
Вот смотрите: после Сталина сменились 8 лидеров страны. И ни ОДИН ИХ НИХ не решился реабилитировать тирана. Ни один! А ведь пятеро их этих восьми были или его соратниками, или учениками, или хотя бы коммунистами (Хрущев, Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачев). Уж слишком велик масштаб злодеяний. Слишком.
Народная память никогда этого не забудет.

Яков Рубенчик Sunday, May 09, 2010 at 00:35:30 (MSD)
Виктор Суворов в своих выдающихся исследованиях убедительно доказал, что Сталин ПОДГОТОВИЛ И НАЧАЛ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ в августе 1939 года. Согласно сверхсекретным сталинским планам агрессивное наступательное вторжение в Европу сверхмощной сталинской армады должно было начаться 6 июля 1941 года с тем, чтобы, надо полагать, в течение короткого времени захватить Германию, Италию, Испанию, Францию, Англию и другие европейские страны и навязать им коммунистическое рабство.
Сталинская затея провалилась из–за того, что Германия и Гитлер быстрому уничтожению от нападения сталинской армады, не имея в запасе другого выхода, предпочли САМОУБИЙСТВО, упредив Сталина и навязав при этом ему и его стране длительную и затяжную войну на его территории.
А в самой стране к особо отличившимся "победителям", в первую очередь, были причислены чекисты, коммунисты, совдеповские бюрократы и прочие человеконенавистники. Народу, вынесшему на своих плечах все тяготы войны, победа счастья не принесла. Издевательский рабовладельческий режим уголовных властей в стране после войны стал еще более жестоким, изощренным и античеловеческим.
Надо полагать, что для будущих поколений россиян дате 9 мая будет постепенно оказываться все меньше и меньше внимания, потому как честные историки когда–нибудь детально разберутся в действительных причинах тяжелейшей для страны войны , в том, почему она произошла и какие дьявольские силы ее подготовили.
9 мая 1945 года я был окончившим девятый класс шестнадцатилетним учащимся ленинградской артиллерийской школы, находившейся в эвакуации, в западной Сибири, в трех часах езды на поезде от Сталинска. На митинге, по случаю ПОБЕДЫ один из моих преподавателей сказал, что этот день всегда будет для советских людей самым главным праздником. Тогда ни у кого не было сомнений, впрочем, как и у многих теперь, что самым главным дьяволом в мире был Гитлер.
Мне довелось дожить до ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТОГО отмечания этого события. Не правда ли, что в самой этой цифре для меня и моих близколеток, доживших до сегодняшнего дня, может заключаться что–то звериное?

Пурист - Sunday, May 09, 2010 at 11:15:32 (MSD)…
Я тоже внимательно читал книги Виктора Суворова, но не помню, чтобы он такое писал. У Суворова речь шла о том, что Сталин планировал нападение на Германию («День "М"»). Ещё Суворов затрагивал малоисследованный вопрос о том, как Сталин неявно, но с дальним политическим прицелом «подкармливал» национал-социалистическое движение, используя для этого самые разные «каналы».
Главная ценность выводов Суворова, не всегда точных в деталях, но верных в целом, состоит в том, что Сталин был точно таким же действующим лицом мировой политики, как и все остальные европейские лидеры той эпохи. Единственное, что Суворов доказал — хотя, по-моему, это очевидно и доказывать было не надо: без участия Сталина Вторая мировая война не могла бы произойти, а значит, Сталин — не жертва преступления, а его участник, не «свидетель», а «подельник».
Вы, Яков, прочитываете Суворова не как просто читатель, а исключительно как советский читатель. Сказать, что Сталин «подготовил и начал Вторую мировую войну», мог только человек, который до сих пор так и не избавился от культа личности Сталина внутри себя. Ни один человек — ни Гитлер, ни Сталин, вообще никто на всём свете — не смог бы «подготовить и начать» никакую войну, тем более мировую! Это не под силу ни одному «императору-солнцу». Это невозможно в принципе, ибо война — плод коллективных усилий всех политиков, участвующих в этой грязной игре.

Пиноккио Подзадо - Monday, May 10, 2010 at 00:05:13 (MSD)
Однако не станем забывать, что книги «Ледокол» и «День "М"» вышли в самом начале 1990-х годов: в то время вопрос о «разоблачении культа личности» стоял гораздо острее. Лет двадцать назад живо было гораздо onasme, большее число людей, чьи личности были, pardon moi ple сформированы культом личности. Вполне естественно и понятно, что «Ледокол» и «День "М"» были адресованы им, а не нам с Вами. Точно так же естественно и понятно, почему столь очевидные идеи, изложенные Суворовым, вызвали тогда столь ожесточённый шквал критики (заметьте: двадцать лет спустя этот шквал заметно поутих).
Страна тогда делилась «почти пополам»: одна «половина» считала Сталина великим человеком (богом), другая «половина» — великим тираном (сатаной), и лишь малая часть мыслящих людей, горько вздыхая, понимала «страшную правду»: Сталин был тираном, и Сталин был человеком, но Сталин не был великим! До публикации тех книг Суворова — фонтанировавших публицистическим задором и массой плохо проверенных данных — Сталина либо обожали, либо проклинали, но и те и другие считали его сверхчеловеком. И тут вдруг выходит эдакий «когнитивный диссонанс»: Сталин (Сталин!!!) — точно такой же участник мировой политики, как какой-то там инвалид-Рузвельт, толстяк-Чёрчилль или — O Santo Dios! — командор Франсиско Франко Баамонде (которого и в мелкоскоп-то не видать)! Сталин, воплощение Мирового Зла, Антихристово Число, «широкая грудь осетина» в конце концов, — и вдруг: «чижика съел»!.. Ну и, продолжая бессмертного классика, «тут уж Топтыгин натурально не стерпел: сгрёб грубияна в лапу…»
Книги Суворова появились очень вовремя (хоть в этом-то его блистательный провокаторский талант следует признать безоговорочно): они с диким треском ломали стереотипы. Сверхзадача, достигнутая Суворовым (хотя вряд ли он её даже перед собою ставил), — превратить Сталина из сверхчеловека обратно в человека. Сегодня след этой сверхзадачи состоит в том, чтобы хорошенько (нам всем) понять: ужас не в том, что всенародно обсуждается тема, вывешивать или не вывешивать сталинские портреты в юбилей Победы, — ужас в том, что этот вопрос до сих пор обсуждается с абсолютно не достойным его пафосом. Сегодня обсуждать вопрос о портретах Сталина — это ровно то же самое, что дискутировать о сносе «Медного всадника» на Сенатской площади, ибо это памятник, «воспевающий тирана», — притом тирана всамделишного, безудержного, умопомрачительно жестокого, которому размазня-Сталин и в подмётки не годится.
Для большинства советских людей Сталин был и остаётся как бы «над политикой». Для этого большинства любые действия Сталина — всегда сатанинский умысел, даже когда он просто устраивал банальные «дворцовые интриги», по своей ужасающей пошлости едва ли достойные какой-нибудь мадам Помпадур. Это большинство не верит, не признаёт, не хочет признавать Сталина рядовым политиком эпохи Сергея Прокофьева: оно жаждет не мелкого циника-интригана — но сверхчеловека! «От него кровопролитиев ждали — а он…» Тут-то как раз кровопролития и приключились. И хотя Сталин, по большому счёту, оказался всего лишь их современником, его моментально связали с теми кровопролитиями в жёсткую причинно-следственную связь. Которая ощутима до сих пор — и которую попытался разорвать Суворов двадцать лет назад. Одним из первых. (Как говорится, «он хотя бы попытался»!..)

P.S. При всём при том я не одобряю Суворова в том, что он намеренно «не заостряет» вопрос о западных подельниках Сталина в разжигании войны. Объективности ради это ему следовало бы сделать. Но — увы… тогда его книжки не источали бы «запах жареного»!
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeЧт Июн 10, 2010 8:06 am

http://www.apn.ru/publications/article22865.htm «Агентство Политических Новостей» 2010-06-10
Игорь Шишкин Сталин и Победа
или провал очередной антисталинской кампании

Празднование 65-летия Победы в Великой Отечественной войне сопровождается поистине беспримерной по масштабам антисталинской кампанией. Солдаты-победители — о ужас! — забыв, что демократия — это власть демократов, а свобода слова распространяется только на свободомыслящих людей, поставили вопрос о признании вклада в Победу своего Верховного главнокомандующего — Сталина. Тут-то и началось: свобода и демократия в опасности, сталинизм и тоталитаризм у порога. Вся наша русскоязычная элита бросилась с пеной у рта доказывать, что войну выиграли не благодаря Сталину, а вопреки. По телеканалам беспрерывной рекой полились фильмы и передачи об ужасах сталинизма, из которых всякому мало-мальски вменяемому человеку должно было стать ясно: главный враг был не в Берлине — он в Кремле сидел. Чего стоит только один заголовок — «Победитель победителей». Результат оказался поистине катастрофическим: по данным ВЦИОМ? 81% наших граждан считает, что Сталин внес значительный или решающий вклад в Победу.
Общественное мнение настолько раскалилось, что даже президент России перед Днем Победы в обширном предпраздничном интервью счел необходимым уделить немало внимания теме «Победа и Сталин». С одной стороны, он признал право «поколения победителей хорошо относиться к Сталину» и даже общее право оценивать Сталина по-разному. С другой, выразил точку зрения руководства страны на проблему: «Великую Отечественную войну выиграл наш народ, не Сталин и даже не военачальники при всей важности того, чем они занимались. Да, их роль была, безусловно, очень серьёзной, но в то же время войну выиграли люди ценой неимоверных усилий, ценой жизни огромного количества людей». Казалось бы, такая ясная и принципиальная позиция, расставив все точки над «i», должна была подвести черту под дискуссией и устроить всех. Однако этого явно не произошло. Страсти и споры продолжают кипеть. Более того, острословы уже творчески развивают президентскую формулу. По мнению одних, войну выиграл народ, а не летчики. По утверждению других, войну выиграл народ, а не сталевары, при всей важности того, чем они занимались. Третьи же и вовсе считают, что войну выиграл народ, а не солдаты.
В чем же причина явного провала антисталинской кампании, очередной, хотя наверное и самой массированной, попытки отделить Сталина от Победы? Может быть, причина в дикости и варварстве русского народа, в его неизбывной рабской сущности? Хоть кол у него на голове теши — он все равно будет тиранов славить. Или она заключена в самих пламенных борцах со сталинизмом, в откровенной лживости их позиции, что и позволяет любому здравомыслящему человеку, даже неискушенному в исторических и политических хитросплетениях, видеть и чувствовать фальшь их пропаганды? Давайте попробуем разобраться. Кстати, третий, гипотетически возможный вариант, связанный с неспособностью донести правдивую информацию до аудитории, не стоит даже и рассматривать. Свое умение манипулировать общественным мнением задействованные в антисталинской кампании политики, политтехнологи и журналисты многократно доказали на практике.

«Сталин — преступник»
Сталин совершил многочисленные преступления против собственного народа, на нем кровь невинных людей — соответственно, что бы он ни сделал во время войны, места ему в пантеоне героев-победителей быть не может. Только нравственно больной народ, зная об ужасах коллективизации и Бутовском полигоне, способен почитать Сталина как Верховного главнокомандующего.
Казалось бы, на это нечего возразить. Однако на самом деле перед нами классический пример демагогии и сознательного передергивания, эдакого политического наперстничества. В центре Лондона, цитадели европейской демократии, стоит памятник Кромвелю. Его «железнобокие» залили Англию кровью. С именем Кромвеля связан первый в новой и новейшей истории Европы геноцид. Он является прямым предшественником Гитлера в попытке решить национальный вопрос «окончательно». Лишь по независящим от лорда-протектора причинам численность ирландцев сократилась на пятьдесят, а не на все сто процентов. И никого памятник в Англии не шокирует, и никто не устраивает истерик о рабской душе англичан.
Это пример не из серии «сам дурак», «почему им можно, а нам нельзя», или набивших оскомину попыток поставить политику вне морали. Он свидетельствует совсем о другом. Народная память во все времена и во всех странах четко различала и различает оценку той или иной исторической фигуры как личности и как политического, военного деятеля, деятеля литературы и искусства. Причем могут отличаться и органично уживаться в памяти противоположные оценки даже разных периодов их жизни.
Колонна Нельсона — знак уважения и преклонения перед великим флотоводцем, победителем при Абукире и Трафальгаре. Но она вовсе не означает ни оправдания, ни, тем более, прославления резни в Неаполе. Нравственно здоровый народ способен воспринимать мир и историю во всей полноте. Помнить и ценить подвиги и великие свершения человека, не забывая и не закрывая глаза на его же ошибки и преступления.

«Сталин — соучастник Гитлера»
Сталин, заключивший пакт «Молотова-Риббентропа», несет равную с Гитлером ответственность за развязывание Второй мировой войны. Поэтому кощунственна сама постановка вопроса о его роли в Победе.
Этот аргумент появился сравнительно недавно и является, наверное, самым примитивным и грубым в антисталинской кампании. Его пропагандисты даже не пытаются передергивать или разводить демагогию. Полное несоответствие историческим фактам их не смущает: «плюй в глаза — божья роса». Главное — наглость и напор. Однако и эта нахрапистая и тотальная промывка мозгов провалилась. В 2009 г. на 70-летие пакта почти 60 % российских граждан рассматривали его в качестве вынужденной, но необходимой меры. Наверняка многие из них никогда специально не занимались историей пакта и не знают, что:
он абсолютно соответствовал нормам международного права того времени;
секретные договоренности — обычная практика дипломатии;
никакого раздела Европы не было — пакт гарантировал невмешательство Германии в дела СССР на постимперском пространстве (подобии нынешнего постсоветского);
территории Прибалтики, Бессарабии, Западной Белоруссии и Западной Украины были присоединены к СССР на совершенно законных основаниях.
Да, была связанная с пактом финская война. Но обвинять Сталина за нее в России никогда не будут (хотя будут обвинять за то, как она велась). Преступлением с его стороны было бы отказаться от начала военных действий и оставить финские войска в предместьях Ленинграда и тем самым обречь его жителей на гибель. Черчилль, когда возникла опасность захвата немцами французского флота и многократного усиления кригсмарине (для Британии это смертный приговор), не колеблясь, отдал приказ атаковать вчерашних союзников и захватить или потопить их корабли. Французы могут к этим действиям относиться как угодно, но англичане Черчилля не осудят. На кону стояла судьба страны. Разница между Черчиллем и Сталиным в данной ситуации только в том, что один атаковал союзников, другой враждебное государство. Кроме того, Карельский перешеек, главный предмет войны, был исконной российской территорией, подаренной Александром I Великому княжеству Финляндскому, подобно тому, как Хрущев подарил Крым УССР.
Всего этого можно не знать, но каждый нормальный человек понимает, что, отодвинув перед неизбежной войной на несколько сотен километров границу, Сталин выиграл не только пространство, но и время, оказавшееся жизненно важным для срыва блицкрига. На каком бы рубеже в противном случае мы остановили немцев, какие дополнительные жертвы потребовались бы для Победы? Для большинства наших граждан — вопросы риторические. Пакт — это миллионы сохраненных жизней советских солдат и мирных жителей.

Сталин и катастрофа начала войны
Сталин истребил лучших военачальников, не подготовил страну к войне, вмешиваясь в военное управление, губил армии и целые фронты, на нем вина за разгром начала войны, за миллионы погибших и попавших в плен. Только колоссальными жертвами и невиданным героизмом народ смог спасти страну из пропасти, в которую ее вверг Сталин. Поэтому ни о каком его вкладе в Победу не может быть и речи.
На первый взгляд — никакой лжи и демагогии в таких обвинениях нет. Но только на первый. Все далеко не столь однозначно, как нам пытаются внушить. Давайте вспомним, что позор Нарвы не отменяет права Петра I на лавры победителя шведов. Впрочем, обо всем по порядку.

Репрессии
Репрессии против высшего командного состава РККА были одним из эпизодов кровавой борьбы за власть в большевистской партии. Борьбы, которой не могло не быть, и в которой все без исключения участники схватки стремились к физическому уничтожению противников. Закон революции — она пожирает революционеров. Невинных жертв в высшем эшелоне не было. Троцкий — комментарии излишни. Зиновьев утопил в крови «красного террора» Петроград. Тухачевский — его давно пора, по аналогии с повешенным родственником Саддама, именовать «химический Миша». В случае победы любого из них на противников обрушились бы репрессии, в жернова которых неизбежно попали бы тысячи честных людей, в том числе и военных. Даже если бы Сталин проиграл, репрессии в РККА все равно произошли бы. Изменился бы только список расстрелянных маршалов, а в отношении же простых комдивов, комбригов и полковников он мог и полностью совпасть. Другое дело — как изменилась бы судьба страны, окажись у кормила власти в войну не Сталин, а Троцкий, Зиновьев или Тухачевский. Эта альтернатива ясна и понятна каждому нормальному человеку. Версию о том, что тогда и война бы не началась, лучше оставить для подготовительных групп в детский сад.
Конечно же, объективная неизбежность репрессий не снимает со Сталина ответственность за уничтожение невиновных и создание в вооруженных силах атмосферы страха и неуверенности. Независимо от того, что количество репрессированных многократно преувеличено (к ним относят и всех уволенных из армии за три года), как и преувеличены из пропагандистских целей их военные таланты (останься в живых, не допустили бы катастрофы 1941 года). Никто из уцелевших полководцев Гражданской войны не выдержал испытания войной с внешним врагом, а репрессировали совсем не по признаку наличия-отсутствия военных дарований. Несмотря на это, репрессии, несомненно, сказались на уровне боеспособности армии и ходе военных действий в первый период войны. Однако именно сказались, а не определили.

Неготовность к войне
Во Франции не было репрессий. Во Франции не было «усатого тирана», отказывавшегося верить данным разведки и неспособного понять очевидное — война у порога. Во Франции была образцовая демократия. Франция имела уже отмобилизованную, полностью укомплектованную и занявшую боевые позиции армию. Французские танки по количеству и качеству превосходили немецкие. Военная мощь Франции опиралась на высокоразвитую экономику — в том числе, один из лучших в мире ВПК. В результате блицкрига немцы разнесли Францию в пух и прах за 45 дней.
Во главе Соединенных Штатов стоял не просто демократ, а выдающийся государственный деятель — Франклин Рузвельт. Репрессий не проводил, разведчиков внимательно слушал, понимал не только очевидное. Начало войны — катастрофа Перл-Харбора. Затем четыре года тяжелейшей войны с маленькой Японией, для победы над которой США понадобилась помощь «дядюшки Джо».
Поэтому только прожженные демагоги способны утверждать, что если бы не Сталин, не подготовивший страну к войне, мы бы Третий рейх сокрушили без долгой и кровавой борьбы. Поражений, и очень тяжелых, в начале войны не могло не быть. СССР, в отличие от Франции, вступил в бой не просто с самой сильной армией мира, он вступил в бой с объединенной в военном и экономическом отношении Европой во главе с Германией, на которую уже работал и французский ВПК. Это было в прямом смысле слова нашествие «двунадесяти языков». С таким вызовом наша страна сталкивалась лишь в 1812 году и в Крымскую войну. В первом случае мы победили, но до этого была оставленная и сожженная Москва. Во втором потерпели поражение.
Следует учитывать, что положение у Сталина было несоизмеримо опаснее и тяжелее, чем у Александра I и Николая I. Во-первых, ни Наполеон, ни европейская коалиция не ставили себе целью уничтожение российского государства. Во-вторых, в 1941 году в войну, от которой зависело, быть или не быть России и русскому народу, вступила страна, недавно пережившая революцию, распад Российской империи и многолетнюю Гражданскую войну. Через девять лет после распада СССР во вторую Чеченскую кампанию в Российской Федерации, по словам В. В. Путина, не оказалось ни одной боеспособной дивизии. Сейчас, по прошествии 19 лет, российская армия не в состоянии отразить мало-мальски серьезную агрессию, и поэтому пришлось для вразумления потенциальных противников объявить о понижении порога применения ядерного оружия, причем применения первыми, с глобальной войны, до уровня региональной и локальной. Не было Гражданской войны, не было репрессий, не было и нет тирана на троне, а единственным гарантом неприкосновенности границ является созданная при Сталине атомная бомба. На таком всем хорошо известном фоне вполне естественно, что громы и молнии демократического агитпропа в адрес Сталина за неготовность к войне через 21 год после революции и Гражданской войны бьют мимо цели и воспринимаются как редкостное лицемерие.
Именно революция, а не репрессии, помимо объективно превосходящей силы врага, предопределили тяжелейшие поражения начала войны. По итогам Первой мировой войны немцам разрешили оставить лишь маленький, неопасный соседям стотысячный рейхсвер. Но победители не предусмотрели одного — рейхсвер сохранил и укрепил традиции прусской и германской армии, ее дух, то, чем в первую очередь определяется крепость и боеспособность любой армии. Поэтому при Гитлере он довольно легко был превращен в многомиллионный и великолепно подготовленный вермахт: скелет остался — мясо быстро нарастили.
Совсем иная ситуация сложилась в СССР. Февральская и Октябрьская революции уничтожили старую армию. Хотя десятки тысяч офицеров пошли на службу в РККА, дух и традиции перенесены и сохранены не были. О какой преемственности можно было говорить, когда в ЧК расстреливали с формулировкой: «расстрелять как контрреволюционера и патриота». В 20-е и 30-е гг. страна имела армию, рожденную в боях Гражданской войны, опирающуюся на ее традиции и ценности. Только в 1939 г. была введена всеобщая воинская обязанность и сняты все классовые и сословные ограничения комплектования вооруженных сил (но они еще остались на прием в военные училища).
Армия, как сейчас принято выражаться, «заточенная» под классовые битвы, неизбежно показала свою несостоятельность при первом серьезном столкновении с внешним врагом — Финляндией. Неудивительно поэтому, что большинство выступавших в апреле 1940 г. на совещании начальствующего состава в ЦК ВКП (б) по итогам финской кампании говорили о необходимости восстановления традиций царской армии, освоения и развития ее опыта. Сталин же и вовсе в качестве главной причины неудач назвал «культ традиции и опыта гражданской войны». Но за год нельзя восстановить то, что искоренялось два десятилетия. Тем более, что классовый, а не государственный подход прочно сидел в сознании всего правящего слоя, включая и будущего Верховного главнокомандующего — он резко отверг идею создания гвардии — как противную природе рабоче-крестьянского государства.
Только в огне Великой Отечественной войны связь времен была восстановлена и появилась армия, сочетающая традиции царской и красной армии. В войну вступила РККА, а вышла Советская Армия, классовая армия стала народной. Появилась армия, способная сокрушить вермахт. Армия, не имевшая себе равных не только на заключительном этапе Второй мировой войны, но и самая сильная в моральном, профессиональном и техническом отношении за всю многовековую историю России. К ее руководству в годы войны пришло такое созвездие полководцев и военачальников, которого не было даже в прославленной армии 1812 года. Заслуга Сталина в создании армии-победительницы столь ясна и очевидна, что об эту ясность, как горох о стену, разбиваются волны антисталинской пропаганды, а опросы общественного мнения упорно фиксируют, что подавляющее большинство граждан России считают вклад Сталина в Победу решающим или значительным.

«Трупами завалили»
Наши свободомыслящие борцы со сталинизмом и тоталитаризмом прекрасно видят эту проблему на своем пути в светлое демократическое будущее. В принципе, ее можно было бы попробовать решить двумя способами. Первый способ предполагает попытку противопоставить Сталина армии-победительнице. Казалось бы, самый простой выход, легко вписывающийся в уже отработанные пропагандистские клише о победе «вопреки», а не «благодаря» Сталину. Кроме того, есть и неплохо зарекомендовавший себя немецкий опыт противопоставления Гитлера вермахту. Однако именно очевидная зеркальность и делает такой подход неприемлемым для демократической, либеральной общественности. Вредительство Гитлера привело победоносный вермахт и его полководцев к капитуляции, а вредительство Сталина — к Знамени Победы над Рейхстагом. От такой зеркальности любому демократу плохо станет. Либо Сталин — какой-то несерьезный злодей, даже вредить по-настоящему, в отличие от Гитлера, не умел. Либо советские маршалы и советские солдаты на сто голов выше немецких. Победили, несмотря на равное или даже большее вредительство. До чувств немцев от такого унижения доморощенным либералам, конечно, дела нет. Но положить в основу антисталинской пропаганды прославление народа-варвара, славящего тирана, самим лить воду на мельницу «национальной гордости великороссов», для прогрессивной общественности смерти подобно (за что боролись!).
Сама природа общечеловеков предопределила, что решение проблемы стали искать не в противопоставлении Сталина и армии-победительницы, а в их совместном очернении. Если нельзя разделить, то пусть они и будут едины, но не в величии и славе, а в мерзости и преступности. Кровавый тиран создал «достойную» его армию: тупые лично преданные вождю командиры — мясники и серая солдатская масса, подобно стадам баранов, гонимая в бой, под дулами пулеметов заградотрядов. Неисчерпаемые людские, материальные ресурсы России в сочетании с бесчеловечной жестокостью — вот вам и вся хваленая армия-победительница. Именно эта идея лежит в основе столь любимой в антисталинской пропаганде темы «Цена победы» и смаковании количества советских потерь, даже не смаковании, а либеральном соревновании — кто больше. Но и такой подход не дал вожделенного результата.
Причин тому несколько. Во-первых, полное несоответствие концепции «трупами завалили» действительности. Откровенная ложь способна быть эффективной, только если невозможен доступ к другим источникам информации. Монополии на информацию у «правдоискателей от истории» нет. Помимо ангажированной пропаганды, нашим гражданам легко доступна и научная информация, дающая объективную картину. Боевые потери на Восточном фронте примерно равны, даже с учетом того, что мы до сих пор пользуемся явно заниженными немецкими данными. Проигравшая сторона всегда стремилась и будет стремиться преуменьшить свои потери и преувеличить силы противника. От этого никуда не уйдешь. Разница в общих потерях объясняется истреблением немцами и их союзниками мирного населения оккупированных территорий и военнопленных. Даже странные люди, озабоченные тем, «с каким счетом» мы победили, прекрасно понимают, что, войдя в Германию, проще простого было «накрутить счетчик». Поэтому и они не являются легкой добычей пропаганды.
Во-вторых, элементарных школьных знаний достаточно (школу еще не совсем развалили), чтобы понимать: потеряв в начале войны большую часть самой густонаселенной европейской территории страны, нельзя побеждать за счет «безграничных» людских ресурсов Поволжья, Урала и Сибирской тайги с Дальним Востоком. Кроме того, разницу между материальными ресурсами и промышленным, технологическим потенциалом государства осознает каждый. Поэтому подмена смысла в криках о «неисчерпаемых» ресурсах слишком очевидна. В Первую мировую войну ресурсы у России тоже были, но снарядов произвели в пять раз меньше, чем немцы. Выпускники советских, да и российских школ хорошо знают, что СССР намного, в разы, уступал Германии и тем более объединенной ею Европе, в производстве электроэнергии, выплавке чугуна, стали, количестве станков, не говоря уже о нашем технологическом отставании. Однако СССР дал армии больше танков, самолетов, орудий и автоматов, чем почти вся Европа вермахту. Причем не уступающих, а часто превосходящих вражеские по качеству.
Третья, не менее важная причина слабого воздействия пропаганды, основанной на тезисе «трупами завалили», заключается в том, что она отторгается на подсознательном, психологическом уровне. Принять ее для человека значит согласиться с тем, что его отец, дед или прадед был либо командир-мясник, либо баран на скотобойне, но никак не герой, которым он гордится. Такая психологическая проблема не стоит перед либералами, потомками власовцев и бандеровцев, а также смердяковыми. Но всех их вместе взятых еще не большинство, отсюда и столь «катастрофические» данные социологических опросов.

Поражения
Первый период войны — период тяжелейших поражений. Целые армии и фронты оказывались в окружении, миллионы попали в плен. Из исторических исследований и мемуаров хорошо известно, что часть поражений прямо связана с вмешательством Сталина в оперативное управление войсками, попытками подменить генералов, навязать им свою волю, исходя из политической, а не военной необходимости. Самый наглядный и трагический пример — окружение Юго-Западного фронта под Киевом в 1941 г.
Однако знание об этих событиях мало влияет на общую оценку Сталина как Верховного главнокомандующего. И дело тут вовсе не в толстокожести и жестокосердии русского народа, для которого жизнь миллионов ничто по сравнению с интересами государства. Такое обвинение скорее применимо к французам. Преклоняются перед Наполеоном, едва унесшим ноги из России и погубившим Великую армию, разбитым под Лейпцигом и Ватерлоо, дважды сдавшимся в плен и приведшим страну к тяжелейшему поражению в войне. Все готовы простить ему во Франции за несколько феерических побед и пару лет имперского величия. Загадочна французская душа, нет на них наших либералов.
Представители всех наций, имеющих длинную и славную военную историю, на подсознательном, генетическом уровне понимают, что войны из одних побед не бывает. Полководцы, не знавшие ни одного поражения, подобно Суворову, — это скорее исключение из правила, нежели правило. Значительная вина за поражение под Харьковом в 1942 г. лежит на командующем Южным фронтом Р. Я. Малиновском и начальнике штаба Юго-Западного направления И. Х. Баграмяне. Однако затем войска под командованием Малиновского остановили танки Манштейна под Сталинградом, освобождали Донбасс и Южную Украину, прославили себя в Ясско-Кишиневской и многих других блестящих операциях; а Баграмян внес решающий вклад в освобождение Белоруссии и Прибалтики, разгром немцев в Восточной Пруссии. Они оба — прославленные полководцы Великой Отечественной войны, чьи имена золотыми буквами записаны во всемирную военную историю.
Подобных примеров можно привести немало. Советская Ставка ошиблась в направлении главного удара немцев в летней кампании 1942 г. Расплатой стало отступление к Сталинграду и Кавказу. Немецкий Генеральный штаб допустил такой же просчет в 1944 г. и заплатил за это разгромом группы армий «Центр». Другое дело, что результатом побед и поражений вермахта стала позорная безоговорочная капитуляция, а результатом поражений и побед нашей армии — Победа.
Сталин в годы войны был Председателем Государственного Комитета Обороны, Председателем Совета Народных Комисаров СССР, наркомом обороны, Верховным главнокомандующим Вооруженными Силами СССР. Он был руководителем государства, в руках которого сосредоточена вся полнота политической, военной и экономической власти. Вся полнота власти означает и всю полноту ответственности. Сталин отвечает за все: за все поражения и за все победы. Одно от другого нельзя отделить.
Вся ответственность за 1941 год на нем, но именно поэтому в народном сознании и слава 1945 года на нем.
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeВт Июн 15, 2010 8:04 am

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/beznadezhnaja_citadel_2010-06-15.htm Информационное агентство СТОЛЕТИЕ 15.06.2010
Безнадежная «Цитадель» Артем Ивановский
Неизвестные страницы Великой Отечественной войны
В июле 1943 года внимание всего мира было приковано к России. На Курской дуге развернулась величайшая битва, от итогов которой зависел дальнейший ход Второй мировой войны. Общеизвестен тот факт, что немецкие военачальники в своих воспоминаниях расценивали это сражение, как решающее, а свое поражение в нем, как полный крах Третьего рейха. Казалось бы, в истории Курской битвы все исчерпывающе ясно. Тем не менее, реальные исторические факты указывают на возможность совершенно иного развития событий.

Роковое решение фюрера
При планировании летней кампании 1943 года германское верховное командование придерживалось точки зрения о том, что существует реальная возможность перехватить стратегическую инициативу на Восточном фронте. Сталинградская катастрофа серьезно пошатнула положение немецких войск на южном крыле фронта, но не привела к полному разгрому группы армий «Юг». В последовавшем примерно через шесть недель после капитуляции армии Паулюса сражении за Харьков немцам удалось нанести советским войскам Воронежского и Юго-Западного фронтов тяжелое поражение и тем самым стабилизировать линию фронта. Таковы были оперативно-стратегические предпосылки для плана грандиозной наступательной операции, которая разрабатывалась в Генеральном штабе вермахта под кодовым названием «Цитадель».
3 мая 1943 года в Мюнхене на совещании под председательством Гитлера состоялось первое обсуждение плана операции «Цитадель».
Знаменитый немецкий военачальник Гейнц Гудериан, принимавший непосредственное участие в этом совещании, вспоминал: «Среди присутствующих были все начальники отделов ОКВ, начальник Генерального штаба сухопутных сил со своими главными советниками, командующие группами армий «Юг» фон Манштейн и «Центр» фон Клюге, командующий 9-й армией Модель, министр Шпеер и прочие. Обсуждалась чрезвычайно важная проблема — смогут ли группы армий «Юг» и «Центр» летом 1943 года развернуть крупномасштабное наступление. Этот вопрос был поднят в результате предложения начальника Генерального штаба сухопутных сил генерала Цейтцлера, подразумевавшего двойное охватывающее наступление на масштабную, удерживаемую русскими дугу западнее Курска. В случае успеха операции было бы разгромлено много русских дивизий, что решительно ослабило бы наступательную мощь русской армии и изменило бы положение на Восточном фронте в выгодную для Германии сторону. Этот вопрос уже обсуждался в апреле, но ввиду недавно полученного под Сталинградом удара в то время сил для крупномасштабных наступательных операций было явно недостаточно».
Следует отметить, что, благодаря эффективной работе разведки, советское командование было заблаговременно осведомлено о планах немецкого наступления на Курской дуге. Соответственно, для встречи этого удара немецких войск подготавливалась система мощной, глубоко эшелонированной обороны. Общеизвестным является аксиоматическое правило стратегии: раскрыть планы противника — значит наполовину победить. Именно об предупреждал Гитлера один из самых талантливых фронтовых генералов вермахта — Вальтер Модель.
Возвращаясь к упомянутому выше совещанию в Ставке фюрера, обратим внимание на свидетельство Гудериана: «Модель приводил информацию, основанную главным образом на аэрофотосъемке, что русские приготовили сильные, глубоко эшелонированные оборонительные позиции именно там, где предполагалась атака двух наших групп армий. Русские уже вывели большую часть своих мобильных подразделений с переднего края Курской дуги. Предвидя возможность охватывающей атаки с нашей стороны, они усилили оборону на направлениях нашего предстоящего прорыва крупным сосредоточением там артиллерии и противотанковых средств. Модель сделал из этого совершенно правильный вывод, что противник ожидает от нас именно такого наступления и мы должны вообще отказаться то этой идеи». Добавим, что свои предостережения Модель изложил в докладной записке Гитлеру, на которого этот документ произвел сильное впечатление. Прежде всего, по той причине, что Модель был одним из немногих военачальников, заслуживших полное доверие фюрера. Но он оказался далеко не единственным генералом, отчетливо понимавшим все роковые последствия наступления на Курской дуге.
Гейнц Гудериан высказался против проведения операции «Цитадель» еще более резким и решительным тоном. Он прямо заявил, что наступление это бессмысленно.
Немецкая армия только что завершила реорганизацию и доукомлектование частей на Восточном фронте после Сталинградской катастрофы. Наступление по плану Цейцтлера неизбежно приведет к тяжелым потерям, восполнить которые в течение всего 1943 года уже не удастся. А ведь мобильные резервы крайне необходимы на Западном фронте, чтобы их можно было бросить против высадки союзников, ожидаемой в 1944 году.
В данном случае мнение Гудериана полностью совпало с точкой зрения еще одного опытного генерала — начальника Оперативного отдела Ставки фюрера Вальтера Варлимонта, который в своих воспоминаниях отмечал: «Армейские формирования, поддерживаемые в боевой готовности для операций на Средиземноморском театре, являлись одновременно ядром наступательных сил для единственного крупного наступления 1943 года на Востоке, известного как операция «Цитадель». Становилось все вероятнее, что эта операция совпадет с предполагаемым началом наступления западных союзников в Средиземноморье. 18 июня штаб оперативного руководства ОКВ представил Гитлеру оценку обстановки, которая содержала предложение отменить операцию «Цитадель»». Какова же была реакция фюрера? «В тот день, - вспоминал Варлимонт, - Гитлер решил, что хотя он и оценил по достоинству такую точку зрения, но операцию «Цитадель» надо проводить».
В конце июня 1943 года, примерно за две недели до начала рокового наступления на Курск, из отпуска вернулся еще один генерал, которому безоговорочно доверял Гитлер — начальник штаба ОКВ Альфред Йодль. По свидетельству Варлимонта, Йодль «категорически возражал против преждевременного ввода в бой главных резервов на востоке; он и устно, и письменно доказывал, что локальный успех — это все, чего можно ожидать от операции «Цитадель» для обстановки в целом».
Мнение Йодля фюрер игнорировать не мог. «Гитлер явно дрогнул», - вспоминал Варлимонт.
В завершение этой парадоксальной картины отметим, что 5 июля, в день начала Курской битвы, Йодль дал указания отделу пропаганды вермахта по поводу операции «Цитадель». Запись в журнале боевых действий ОКВ гласит: «Представить операцию, как контрудар, предупреждающий наступление русских и подготавливающий почву для отвода войск». Помимо Йодля против рокового наступления высказались командующий группой армий «Юг» Эрих фон Манштейн и министр вооружений Альберт Шпеер. Кроме того, 10 мая Гудериан предпринял очередную отчаянную попытку убедить Гитлера отказаться от операции «Цитадель», и фюрер, казалось, к нему прислушался...
Но все же немецкая армия пошла в заранее обреченное наступление, потерпев поражение и окончательно потеряв шансы на благополучный исход войны. «До сих пор непонятно, каким образом Гитлера уговорили начать это наступление», - констатировал Гудериан. Что же произошло?

Интриги в Ставке Гитлера
Следует особо подчеркнуть, что всем процессом разработки и подготовки операции «Цитадель» занималось главное командование сухопутных сил (ОКХ) в своем Генеральном штабе. Помимо ОКХ существовали еще главное командование люфтваффе (ОКЛ) и главное командование кригсмарине (ОКМ) с собственными Генеральными штабами. Номинально вышестоящей структурой по отношению к ОКХ, ОКЛ и ОКМ являлось ОКВ — верховное главнокомандование или Ставка фюрера. При этом Гитлер после отставки в декабре 1941 года фельдмаршала Браухича принял на себя обязанности главкома сухопутных сил. Таким образом, руководство всех этих структур заведомо оказалось в ситуации взаимной борьбы за полномочия и влияние на фюрера, чему способствовал он сам, следуя своему излюбленному принципу «Разделяй и властвуй».
Еще до начала войны отношения между ОКВ и ОКХ носили крайне натянутый характер. Война только усугубила эту ситуацию.
Приведем один типичный пример, иллюстрирующий общее правило: в декабре 1943 года ОКХ без ведома ОКВ вывезло на Восточный фронт все штурмовые орудия из авиаполевых дивизий, сосредоточенных во Франции и находившихся в ведении ОКВ. В последовавшем затем скандале Гитлер принял сторону ОКВ, издав по этому поводу специальную директиву.
История с операцией «Цитадель» представляла собой классический случай. Возражения генералов из ОКВ против наступления на Курск генерал Цейтцлер воспринял... как интриги против ОКХ. Варлимонт свидетельствует: «Гитлер счел необходимым заняться жалобой Цейтцера на Йодля — якобы возражения Йодля есть ничто иное, как вмешательство в сферу компетенции сухопутных войск». «Вероятно, решающим стал нажим со стороны начальника Генерального штаба», - вторил Варлимонту в своих воспоминаниях Гудериан. Парадоксально, но факт: Цейтцлер настаивал на проведении заранее обреченной наступательной операции, чтобы поставить на место своих конкурентов из ОКВ и взять над ними верх в борьбе за стратегические резервы, которые требовались обеим сторонам для выполнения их планов!
Аналогичное объяснение имеет отношение Цейтцлера к мнению Гудериана. Дело в том, что 28 февраля 1943 года Гудериан был назначен на должность генерал-инспектора бронетанковых войск с подчинением Гитлеру лично. Нетрудно представить себе реакцию Цейтцлера, так как ранее все прочие генерал-инспекторы, включая генерал-инспектора бронетанковых войск, находились в подчинении начальника Генерального штаба. В своих воспоминаниях Альберт Шпеер констатировал: «Взаимоотношения этих военачальников были крайне напряженными из-за неразрешенных проблем в сфере разграничения полномочий». Следует учесть еще один важный момент: куда крепче Цейтцлера Гудериана недолюбливал командующий группой армий «Центр» фон Клюге. Старый фельдмаршал терпеть не мог молодого талантливого танкового генерала еще со времен кампании во Франции. Летом 1941 года они оба оказались в группе армий «Центр», и Клюге постоянно вставлял Гудериану палки в колеса, настаивая даже на его отдаче под суд.
Более того, как раз в июне 1943 года эта ненависть зашла настолько далеко, что он решил вызвать Гудериана на дуэль и письменно попросил Гитлера выступить в качестве его секунданта.
Неудивительно, что на совещании в Мюнхене, где решалась судьба операции «Цитадель», Клюге решил досадить Гудериану и стал, как вспоминал последний, «горячо защищать план Цейтцлера».
В итоге жертвами всех этих интриг стали простые солдаты на фронте.

Разногласия в советской Ставке
Нашему командованию о планах противника было известно абсолютно все: состав и численность ударных группировок, направления их предстоящих ударов, сроки начала наступления. На первый взгляд, ничто не мешало принять единственно правильное решение. Но и в советской Ставке события развивались не менее драматично и могли пойти по совершенно другому сценарию.
Как только полная информация об операции «Цитадель» поступила к Сталину и в Генеральный штаб, Верховный Главнокомандующий оказался перед дилеммой выбора между двумя взаимоисключающими вариантами действий. Дело в том, что у двух военачальников, чьи войска должны были решить исход Курской битвы, возникли острые разногласия, и каждый из них апеллировал к Сталину. Командующий Центральным фронтом К.К. Рокоссовский (на фото) предлагал переход к преднамеренной обороне с целью измотать и обескровить наступающего противника с последующим переходом в контрнаступление для его окончательного разгрома. А вот командующий Воронежским фронтом Н.Ф. Ватутин настаивал на переходе наших войск в наступление без всяких оборонительных действий. Оба командующих также расходились в выборе направлений главного удара: Рокоссовский предлагал в качестве главной цели северное, орловское направление, Ватутин же считал таковым южное - на Харьков и Днепропетровск. Поскольку из-за интриг в Ставке фюрера сроки проведения операции «Цитадель» несколько раз переносились Гитлером, борьба двух взаимоисключающих мнений в Ставке ВГК становилась все более напряженной.
Будучи одним из наиболее талантливых полководцев нашей армии и обладая подлинным даром стратегического предвидения, Рокоссовский первым абсолютно правильно оценил обстановку.
Главный маршал авиации А.Е. Голованов отмечал в своих мемуарах: «В апреле, когда для ознакомления с положением и нуждами Центрального фронта прибыли член Государственного Комитета Обороны Г.М. Маленков и заместитель начальника Генерального штаба А.И. Антонов, Рокоссовский прямо высказал им свои соображения – сейчас нужно думать не о наступлении, а готовиться и готовиться как можно тщательнее к обороне, ибо противник обязательно использует выгодную для него конфигурацию фронта и попытается ударами с севера и юга окружить войска обоих, Центрального и Воронежского, фронтов для того, чтобы добиться решительных результатов в ведении войны. Маленков предложил Рокоссовскому написать докладную записку по этому вопросу Сталину, что и было сделано... Записка Рокоссовского возымела действие. Обоим фронтам были даны указания об усилении работ по организации обороны, а в мае-июне 1943 года в тылу обоих фронтов был создан Резервный фронт, который в дальнейшем при вводе его в действие был назван Степным».
Однако Ватутин, вопреки очевидности, стоял на своем, и Сталин начал колебаться. Смелые наступательные планы командующего Воронежским фронтом явно импонировали ему. Да и пассивное поведение немцев, казалось, подтверждало правоту Ватутина. Поскольку все более настойчивые его предложения стали поступать в Ставку в канун немецкого наступления, встал вопрос о пересмотре всего тщательно разработанного плана операции по разгрому немецких войск на Курской дуге, известного под названием «Кутузов». Маршал Советского Союза А.М. Василевский вспоминал: «Особую нетерпеливость стал проявлять командующий Воронежским фронтом Н.Ф. Ватутин. Мои доводы о том, что переход врага в наступление против нас является вопросом ближайших дней и что наше наступление будет безусловно выгодно противнику, его не убеждали. Один раз Верховный Главнокомандующий сообщил мне, что ему позвонил Ватутин и настаивает, чтобы не позднее первых чисел июля начать наше наступление. Далее Сталин сказал, что считает это предложение заслуживающим самого серьезного внимания». Таким образом, судьба предстоящей битвы и нашей армии повисла на волоске.
Какие же последствия повлекло бы за собой принятие Ставкой ВГК плана Ватутина? Без преувеличения, это означало бы катастрофу для нашей армии.
При наступлении в южном направлении советским войскам пришлось бы столкнуться с главными силами противника, так как именно группа армий «Юг» по плану операции «Цитадель» наносила главный удар и имела максимум резервов. Манштейн, будучи общепризнанным в вермахте специалистом по оборонительным операциям, не упустил бы шанс устроить Ватутину еще один разгром, подобный харьковскому. По свидетельству А.Е. Голованова, эту опасность отчетливо понимал Рокоссовский: «Организованная оборона давала твердую уверенность Рокоссовскому, что он разгромит противника, а возможное наше наступление наводило на размышления. При том соотношении сил и средств, которое сложилось сейчас, трудно было надеяться на уверенный успех в случае наших наступательных действий». Более того, наступающим советским войскам грозил фланговый удар со стороны группы армий «Центр». О реальности такой угрозы писал в воспоминаниях тогдашний начальник Оперативного управления Генерального штаба С.М. Штеменко: «План Ватутина не затрагивал центр советско-германского фронта и главное, западное стратегическое направление, не обезвреживал группу армий «Центр», которая в этом случае угрожала бы флангам наших важнейших фронтов».
Пока Сталин колебался, на чью же сторону встать, немцы разрешили его сомнения началом своего наступления. А.Е. Голованов присутствовал в Ставке ВГК в ночь с 4 на 5 июля 1943 года и описал в воспоминаниях поразительную сцену:
«Неужели Рокоссовский ошибается?.. – сказал Верховный.
Было уже утро, когда раздавшийся телефонный звонок остановил меня. Не торопясь, Сталин поднял трубку ВЧ. Звонил Рокоссовский. Радостным голосом он доложил:
– Товарищ Сталин! Немцы начали наступление!
– А чему вы радуетесь? – спросил несколько удивленно Верховный.
– Теперь победа будет за нами, товарищ Сталин! – ответил Константин Константинович.
Разговор был окончен».
«А все-таки Рокоссовский оказался прав», - признал Сталин.


А ведь могло произойти так, что он в итоге согласился бы на преждевременное наступление по плану Ватутина. В качестве информации к размышлению можно вспомнить, как всего двумя месяцами позже, в сентябре 1943 года, между теми же командующими — Рокоссовским и Ватутиным — возникли новые разногласия по вопросу о том, с какого направления лучше брать Киев. На сей раз Сталин принял сторону Ватутина. Результатом стала печально известная трагедия на Букринском плацдарме. Но это уже совсем другая история.
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeПн Июн 21, 2010 11:39 pm

http://kprf.ru/rus_soc/80324.html Сайт КПРФ 2010-06-21 14:27
Елена ВИНОКУРОВА Политическая проказа. Симптомы антисталинизма
Кто эти люди, которые всеми силами стараются вычеркнуть И.В.Сталина из истории войны и Побе­ды? Какими аргументами они пользуются, чего добиваются, чего сумели достичь? Об этом публикация в газете «Советская Россия».
Глубокий мировоззренческий раскол произошел в сознании населения нашей страны в связи с важнейшим историческим и, казалось бы, понятным и однозначным событием: победой советского народа в Великой Отечественной войне. Кто эти люди, которые всеми силами стараются вычеркнуть И.В.Сталина из истории войны и Побе­ды? Какими аргументами они пользуются, чего добиваются, чего сумели достичь?
В сознании населения нашей страны, четко расщепленного на два лагеря, существует два типа осмысления событий военного времени 1941–1945 годов. Для одних это Великая Отечественная война, в которой советский народ под руководством Коммунистической партии, вождя и главнокомандующего И.В.Сталина разгромил фашистские войска Германии, вероломно напавшей на нашу страну. Советской Армией командовали великие полководцы, назначенные Сталиным, обсуждавшие стратегию военных действий со Сталиным. Победа была одержана благодаря тому, что в кратчайшие сроки к началу войны была создана промышленность, на базе которой производилось необходимое вооружение, причем промышленные предприятия эвакуировались из занимаемых оккупантами мест и спешно восстанавливались на востоке. В этом прямая заслуга Сталина, как и в том, что созданные, также в кратчайшие исторические сроки под его руководством крупные сельскохозяйственные предприятия – колхозы и совхозы, несмотря на огромные трудности, все-таки сумели прокормить свою армию и в основном сохранить население страны. Союзники, открывшие Второй фронт в середине 1944 года, когда Советская Армия победно шла по Европе, бесспорно, помогли разгромить фашизм, но основные тяготы и ужасы войны легли на плечи советского народа. Признания лидеров союзнических государств, свидетельства советских военных историков, книги и фильмы советского времени о войне отражают события, людские судьбы и чувства того времени. Эта точка зрения преобладает в народе.
Близкие к новорусским круги разделяют точку зрения нынешних идеологов Запада, а Запад смотрит теперь на историю Второй мировой войны по-иному. Обидно, в самом деле, сегодня всесильной Америке признавать главенство в победе каких-то русских (пока жива Россия, геополитически все мы – русские). Американские школьники, если они об этом вообще думают, уверены, что всех всегда побеждала Америка. В наших семьях слишком много военных потерь, память о которых жива; топорная ложь в России не проходит, здесь используются конструкции похитрее. Радиостанция «Свобода», вещающая на американские деньги, внушает нам (26 апреля; 5, 6 и 7 мая), что «Великая Отечественная война – понятие пропагандистское; Вторая мировая война – понятие историческое». Главные битвы с немецким фашизмом совершались на фронтах союзников. Мы же «всю войну ели, пили за счет союзников», утверждает Е.Боннэр (рада за нее, но в нашей большой семье, оставшейся без мужчин, за всю войну на столе не было ни одной банки тушенки, хлеб по карточкам наверняка был отечественный, равно как и вода). События 9 мая – «это впрок победа демократии. Победил либерально-демократический Запад в союзе со Сталиным». В России Вторая мировая, внушают нам, была продолжением Гражданской войны, многие не хотели воевать за Советскую власть, за генералом Власовым «пошли миллионы. В начале войны миллионы советских солдат разбрелись по лесам. Они не были ни братьями, ни сестрами! Если была бы «умная политика Гитлера», что было бы тогда?» Непонятно, как мы победили, если за Власовым шли миллионы. А как леса выдержали те «миллионы», что не были «братьями и сестрами», как назвал соотечественников Сталин, а просто спасали свою шкуру, разбредаясь по лесам? Нам навязывают такое представление о партизанах. Были при отступлении те, что бросали свои части и разбегались по деревням и хуторам. Потом они шли в полицаи, а не в партизаны.
С нами не церемонятся: с одной стороны, намекают на возможность «умной политики Гитлера», при осуществлении которой народ валом повалил бы за Гитлером, а не за Советской властью, с другой стороны, попрекают Советскую власть и Сталина за вынужденный временный союз с Гитлером, в то время как будущие союзники, держа фигу в кармане, обращенном к Сталину, уже героически сражались с этим людоедом. Что касается народной памяти о войне, то это «дорогая развесистая клюква». Нет, уверяет «Свобода», никакой консолидации поколений. Мальчик, чтобы купить велосипед, крадет орден прадеда и бежит его продавать. Новое поколение убивает ветеранов, убивает бомжа на Вечном огне. А ему пытаются навязать стереотипы. Поменялся вектор ценностей, а «мы хотим тащить молодых назад».
Примечательно, что этому бреду фактически подпевал телеканал «Звезда», повторяя риторический вопрос: «Было ли правдой то, что показывали нам в кино?»
Идеологию радиостанции «Свобода» разделяет передача «Свобода мысли» санкт-петербургского 5-го канала (4 и 18 мая). «Коллаборационизм был продолжением гражданской войны, той жизни, которую устроили большевики. Немцев встречали цветами», – делится своими изысканиями Д.Фост. – Более жестокого режима, чем сталинский, не было ни в одной стране». Ведущая передачу Ксения Собчак делает открытие: «Главная проблема войны – сталинский режим. Почему мы не можем найти в себе смелость отделить войну от Сталина и покаяться?» Злополучная ведущая секс-передачи, ныне политическая наследница папиных идей, Ксения Собчак действительно обозначает главную проблему похоронной команды великой Победы: извлечь фигуру Сталина из исторической реальности. Соведущий Александр Вайнштейн добавляет: «Пуповина со Сталиным не разорвана». Он же загодя вкладывает в умы доверчивых зрителей смиренную мысль: если там, наверху, «признали, что Сталин преступник, нельзя вешать его портреты». Передача заканчивается призывом Соб­чак «признать преступность этого режима, чтобы начать жизнь сначала. Нужно покаяться». Вот и каялась бы за себя, за папу, за его ложь о саперных лопатках на тбилисской площади, за режим, при котором русский народ вымирает, – так нет, хватается своими ручонками прямо за Победу, а вы, оставшиеся в живых ветераны и наследники погибших на войне, имейте силы это слушать и стерпеть.
Как вымарать Сталина из истории, если память еще живущих этого не позволяет? Да хоть вытравить кислотой, забросать ядовитой грязью. Архивы давно пущены по рукам, на рынке предлагаются документы, бланки и печати любого уровня сложности и достоверности, – и тут вылезает на свет «архивный документ» о том, что Сталин приказал расстреливать детей с двенадцатилетнего возраста. Хотя, по словам историка Роя Медведева (назвавшего сталинский режим преступным), ни один такой ребенок расстрелян не был, кладоискатели порочащих Сталина документов – А.Венедиктов и М.Ганапольский – кричали, неистово махали руками, трясли кто кудрями, кто лысиной, доказывая, что Сталин расстреливал маленьких детей. Ганапольский ругался так, что оператору приходилось заглушать брань звуковым сигналом, затем сменил роль и рассказал душещипательную историю о детях раскулаченных, которых родители зачем-то оставили в сельсовете, и те ползали по полу, умирая. Присутствующие в студии Ганапольскому не поверили.
Тогда этот демагог вновь сменил личину и предложил оппонентам примириться на том основании, что нынче замечательная демократия и каждый может говорить, что хочет.
По воле судьбы я хорошо знакома с одним ребенком раскулаченных – это моя собственная тетя. Ее семью раскулачили и сослали куда-то на север, на лесозаготовки. Раскулачили несправедливо, поскольку семья была большая, имела соответствующую скотину, но справлялась с хозяйством собственными силами. В несправедливости скорее всего был виноват не Сталин, а ретивость завистливых односельчан. Тетушка восьми лет от роду самостоятельно пустилась в обратный путь и в конце концов добралась до Сталинграда, где ее встретила дядина жена, моя бабушка. Конечно, это была трагедия. Через год семью вернули, все дети были живы, но ее глава, отец тетушки, погиб, задавленный упавшим деревом. Семья бедствовала, в деревню возвращаться не захотела. Тетушка навсегда осталась у бабушки, потом поступила в Ленинградский институт связи. Вместе со всей страной ей пришлось пережить ленинградскую блокаду, возвращение к жизни по Дороге жизни, потерю жениха, бомбежку Сталинграда, ночную переправу через Волгу в машине спасителей-военных, послевоенную тесноту в коммунальной квартире, но она стала ценным специалистом и достойно прожила жизнь. Воровство и ложь она презирала. Дети репрессированных (и с такими в детстве я училась и водила дружбу) и раскулаченных оставались живы и нашли в жизни свое место.
Яростным ненавистником Сталина является Николай Сванидзе. Со своим «особым мнением» («Эхо Москвы», 21.05) он обрушивается на тех, кто не согласился затоптать Сталина в грязь под ногами истории: «Им хоть кол на голове теши! Рассказывай, как он душил маленьких детей, – а он их душил...»
Не верят Сванидзе, вот ведь беда какая. Уж он и штатный правительственный историк, и назначен в комиссию, которая дол­жна противодействовать фальсификации истории, и биографии президентов пишет; даже на спецканале «Вести», который призван отображать в реальном времени важнейшие события в нашей стране и за рубежом – выступления Обамы, похороны польского президента, военные парады на территории бывшего СССР, – и тут является Сванидзе, чтобы поучать нас жизни и взглядам на историю. С головы до пят, можно сказать, удостоен, а народ ему не верит, хоть кол на голове теши. В своем «особом мнении» Николай Сванидзе не постеснялся обнажить душу до самого донышка. Вот что, например, заявил этот «правдолюбец»: «При стрельбе по Белому дому никто не погиб. Стреляли болванками». Мало того, что в ночь на 3 октяб­ря он лично с Шаболовки обещал ужо устроить нам демократию по собственному вкусу, так и стреляли-то демо­кратически, понарошку, болванками. Если кому случилось в 1993-м лично или по телевизору увидеть пламя в окнах Вер­хов­ного Совета и стены в черной копоти после пушечных выстрелов, – верьте не своим глазам, а Сванидзе, который все знает и говорит только правду. Лично я через месяц после побоища оказалась на месте, с которого было видно все здание бывшего Верховного Совета. Оно было серым, в копоти; едкий запах пожарища вызвал в памяти далекий вечер в разбомбленном Сталинграде, когда машина с беженцами остановилась в очереди на понтонный мост, и солдат-водитель откинул брезент над кузовом грузовика, чтобы дать возможность женщинам с детьми «подышать воздухом», а вокруг лежали руины. Откуда-то с территории Верховного Совета доносились звуки автоматных очередей. Попробуйте добиться такого эффекта «болванками». Систематически повторяя свою ложь, Сванидзе рассчитывает на тех, кто семнадцать лет назад был мал и сам этого не видел. Следующий перл: «Сколько ни показывай документы, все твердят, что Ельцин убил 1500 человек». Сванидзе удивляется, откуда такая цифра. Число раненых в первомайской демонстрации 1993 года, убитых в ночь на 22 июня в палаточном городке в Останкино, убитых и раненых в ночь на 3 октября там же, убитых (свидетелей старались не оставлять) в здании Верховного Совета было засекречено, посторонние к таким сведениям не допускались, свидетельства изымались.
Откуда у Сванидзе «документы»? Могу сказать, что 30 сентября 1993 года я обращалась в травматологический пункт для снятия побоев. Очевидные побои были зафиксированы, обстоятельства их нанесения с моих слов записаны, а вот справки мне не дали: за разрешением на выдачу справки в те дни следовало обратиться в милицию. Поскольку побои были нанесены сотрудниками силовых структур, в милицию я не пошла. Правозащитники, которых позднее развелось, как грибов-поганок, в то время ничем себя не обнаруживали. Этот малозначительный факт тем не менее показывает, как тщательно контролировались и отсекались неудобные сведения. Однако первыми после боевиков Ельцина в разгромленное здание пришли также люди в погонах. Они насчитали в самом здании бывшего Верховного Совета более семисот трупов. Наверняка с них была взята подписка о неразглашении увиденного. Но человеческие души – материал хрупкий, иногда даже совестливый. Количество убиенных стало известно В.А.Крючкову, бывшему главе КГБ. После выхода из Матросской Тишины Крючков поделился сведениями, с кем считал нужным. Поскольку, помимо расставшихся с жизнью в помещениях и на лестницах, людей выводили живыми на стадион и там расстреливали, добивали во дворах, на улицах (жители близлежащих домов бывали свидетелями расстрелов), в подземных коммуникациях, поскольку крематории чадили без отдыха, появившаяся из-за секретной завесы цифра убиенных возросла вдвое и, надо полагать, близка к реальности. А Сванидзе помахивает специально сфабрикованными для таких случаев бумажками и выражает «чувство глубокого удовлетворения» захватом Ельциным власти. Хорошо бы тем, кто искренне считает Сванидзе оракулом, задуматься о правдивости его утверждений, чтобы самим не стать болванками для нанесения выгодной кому-то информации.
Сванидзе – слуга личной ненависти к Сталину и разработчик золотоносной правительственной жилы на исторической территории. Для полноты портрета этого официального ненавистника Сталина приведем его любимое заклинание, которое он почти никогда не забывает произнести, как и в данном «особом мнении»: «Для иных справедливость – отнять и разделить». (У Ельцина таким сильнодействующим на эмоции средством было заклинание: «Я – всенародно избранный». Произнеся эту фразу, он принимался топтать других, не менее всенародно избранных.) После традиционного заклинания Сванидзе защищает Ходорковского следующим образом: «Пусть весь бизнес посадят к чертовой бабушке. Все нарушали. Все это делали». Итак, открыто признаются криминальные истоки отечественного бизнеса. Причем «отнять и разделить», т.е. отнять у одного и разделить на всех – это невыносимый исторический кошмар, жуткая сталинщина, а вот отнять у всех в поль­зу личного потребления одного – дело замечательное и правое. Так и будут отнимать под заклинания Сванидзе.
Против того чтобы портреты Сталина появились на улицах Москвы хотя бы в виде известных фотографий руководителей государств – союзников в войне с Германией, выступили пар­тия «Яблоко» и организация «Мемориал». Обратим внимание: союзников рекомендуется уважать безмерно, на уважение к союзнику Рузвельта и Черчилля Сталину наложен жесткий запрет. «Яблоко» позиционирует свою близость к народу в отдельных случаях проявлений народного недовольства. Но крепко помнит, что сталинская политика не позволила бы ни разрушать промышленность, дробя предприятия на кусочки и рекламируя «конкуренцию» между цехами одного предприятия, ни вводить законы о разделе сырья в интересах иностранных компаний, – следовательно, память о Сталине подлежит искоренению. Члены «Мемориала» называют Сталина палачом и убийцей, утверждают, что Сталин – бездарный военный, его вклад в войну отрицательный. Во времена Хрущёва амнистии были не менее массовыми, чем некогда репрессии: все считались невинно осужденными. Интересно было бы узнать, кто из праотцев крикливых «мемориальщиков» сам вносил фамилии в соответствующие списки, писал доносы, исполнял при Троцком обязанности подсадной утки в тюрьмах, да и шпионы с предателями существовали не только в виртуальной реальности. Игорь Чубайс обвинил Сталина в маньячестве. «Сталин – преступник, тоталитарный режим осужден. Он уничтожал польских офицеров без суда. Россию убивают, уничтожают, так жить нельзя!» Лихие братцы Чубайсы! Один надул всю страну с ваучерами, затем уселся верхом на электроэнергетику, успешно раздробил единую систему на куски в пользу иностранных владельцев и с лозунгом «За аварии я не отвечаю» перепрыгнул в нанотехнологию. О финансах, которые он утащил из бюджета и за которые ничего не сделал, может годами мечтать Академия наук. Другой прикрывает единокровного идеологически, вопит как на базаре: «Убивают, уничтожают, так жить нельзя!» – и оба живут припеваючи. Если бы я ничего не знала о Сталине, то, имея представление о роли Чубайсов, решила бы, что Сталин наверняка был человеком достойным.
Старая, бывшая советская, гвардия не отстает от сплоченных новорусских рядов. Журналист Юрий Рост (ТВ3, передача «Треугольник», 5 мая) внушает двум юным ведущим: «Только безумная военная политика Сталина привела к тому, что на одного убитого немца приходится 10 наших солдат. Без Сталина, может быть, не было бы войны». Запамятовал, видать, что убитых немецких солдат было 9 миллионов, примерно столько же и красноармейцев, а убитых советских людей 27 миллионов. Ему неизвестно, что в основном пострадало мирное население нашей страны, погибавшее от бомбежек, голода, от расстрелов карателями на оккупированных территориях? Журналист с детства был слаб в арифметике и любил приврать? С этих позиций оценим следующий пассаж: у Сталина было «обаяние убийцы, монстра. Чем больше людей загубил, тем выше твое место в истории». Теперь остается вспомнить, что это тот самый Юрий Рост, который усердно клеймил советских военных, якобы расстреливавших мирную толпу с вильнюсской телебашни. У Литвы появился повод для выхода из Советского Союза, а годы спустя литовские власти не удержались и похвастались, что это была самая удачная организованная ими провокация.
«Россия должна была проиграть эту войну», – поучает в лад со «Свободой» российский, бывший советский писатель Даниил Гранин. Оказывается, Ленинград и Москву немцы не взяли исключительно из-за ошибок немецкого командования. Зачем-то немцы остановили продвижение своих танков, хотя ворота города были открыты. Так же было и в Москве. Маршала Жукова тоже не за что похвалить, он «не жалел советского солдата».
С памятью о Сталине, с признанием в народе роли Сталина как выдающегося полководца Великой Отечественной войны бригада, подрядившаяся нанести мусор на могилу, не справилась. Ксения Собчак прямо в передаче призналась, что ей страшно жить с людьми, которые делают выбор в пользу Сталина. Другая ведущая («Особое мнение», «Эхо Москвы», 24 мая) ужаснулась: «Страшно звучит: «Красная Армия была на стороне добра». Можно подумать, что руководство «Эха» выдернуло эту особу прямо из бункера Гитлера, и хотя война давно закончилась, она с тех пор так и боится Красной Армии. Но бесовские завывания сделали свое дело. В Волгограде, которому фронтовики просили вернуть его историческое имя – Сталинград, тремя отморозками был убит известный предприниматель, учредитель музея Сталина. Оглушают рыданиями о несправедливости... и натравливают убийц.
Какую же позицию относительно роли Верховного Главнокомандующего в Великой Отечественной войне выбрал президент России Д.А.Медведев? Ее очень точно озвучил сопредседатель общества «Мемориал» Ян Рочинский: «Подвиги совершали рядовые. Преступления немыслимы без Сталина». Просто, внушительно. Рядовых не обидели. Не те времена, чтобы кричать, дескать, победы не было, просто немцев трупами завалили, и герои все были ненастоящие. Были герои, но – безымянные участники войны. Другими словами, победил народ. Сталин здесь ни при чем, он имеет отношение только к преступлениям. Да и к маршалам нужно как следует приглядеться.
Получилось следующее: парад состоялся, но без Сталина. Ни слов о нем, ни его портретов. Сияющий Медведев на параде – это пожалуйста, а Сталин недостоин. Чеканили, стало быть, шаг войска в форме военного времени и так и дошли без ненужного главнокомандующего до самой Победы. Сама собой военная промышленность в кратчайшие сроки оказалась в тылу и тут же начала производить вооружение, в том числе и самолеты соответствующего поколения, что стало особенно слабым местом наших нынешних руководителей. О президентах и премьерах союзников нечего и говорить. Они не обращали никакого внимания на Сталина, не просили его подсобить, когда застряли в Арденнах, и ни за что, заметьте, не соглашались фотографироваться рядом с «преступником» Сталиным.
Интересно, что почувствовал бы Дмит­рий Анатольевич, если бы из видео- и радиоэфира полезли сообщения, что к победе в грузино-югоосетинской войне Мед­ведев не имеет ни малейшего отношения. Что из того, что министра обороны сыскать, что называется, с собаками не могли, а премьер Путин наслаждался спортивными зрелищами в Китае, связь войск с Генштабом была нарушена по причине затеянного Сердюковым ремонта – российские военные взяли да и победили, а главнокомандующий Медведев при чем? Думается, Дмитрий Анатольевич сильно бы обиделся, а вся российско-грузинская кампания – капля в море по сравнению с той войной, в которой был главнокомандующим товарищ Сталин.
Еще не стерлись впечатления от парада, еще не все водители отвязали с машин георгиевские ленточки, как взорвалась информационная бомба: по обращению Латвии Страсбургский суд признал престарелого советского партизана Василия Кононова военным преступником. Отряд партизанских разведчиков, лицемерно принятый на отдых хуторянами, был выдан гитлеровцам и поголовно расстрелян, включая разведчицу с семимесячным младенцем. Партизаны поклялись отомстить пособникам карателей. Отряд во главе с В.Кононовым захватил хутор, несмотря на то что его жители были вооружены. Когда были найдены вещи убитого младенца, припасенные впрок беременной хуторянкой, все девять жителей были расстреляны, а хутор сожжен. Страсбургский суд признал имевшего военное звание В.Кононова военным преступником, так как он был обязан взять предателей в плен, обеспечить им содержание, права человека и правосудие. Василиям с Иванами и другими фронтовыми братьями спасать Вену и Краков, отдавать жизнь за Прагу, Будапешт и Варшаву было можно и нужно, но так чтобы не сердить Страсбургский суд, не нарушать установленных им прав человека.
А как же тезис: победил народ? Василий Кононов – партизан, человек из народа, сражавшийся с гитлеровцами и их пособниками истинно народными методами, иначе было не выжить. Тут тоже не все просто, внушает нам записной теле- и радиоисторик Л.Млечин. Его «особое мнение» сводится к тому, что «история с Кононовым не особо геройская. Мы не ра­зо­брались в истории, что и как там происходило. Пока история присоединения Прибалтики не будет разложена по полочкам, до тех пор во взаимоотношениях останется напряжение. С Катынью начали разбираться – упал накал эмоционального напряжения в Польше». Оцените филигранное ханжество следующего заявления Млечина: «Решение Страсбургского суда имеет и позитивную сторону: военные преступления не имеют срока давности». Да здравствует Страсбургский суд, самый антипартизанский суд в мире! Ах он, пластилиновый историк, Мольера на него нет! Довоевались, спасая Европу от фашизма, до звания военных преступников, а Млечин и в этом плевке обрел для себя нечто утешительное!
Наиболее концентрированно претензии к нашей истории, без выделения военного времени, выражает Н.Сванидзе. Он призывает разобраться с нашей историей сообща и написать общие учебники, например «общий учебник истории с Украиной. Давайте вместе с Польшей, Прибалтикой. Давайте сначала разберемся с голодомором. Давайте признаем, что он был. Организованный советским руководством голод – политическое преступление. Давайте разберемся с пактом Молотова–Риббентропа. Катынь – преступление. И (надо) назвать автора». Судьба прошедшего всю войну орденоносного партизана этого горе-историка не занимает, хотя в партизанском движении тоже стоило бы покопаться: «Я ничего лично про Кононова не думаю. Что происходило в Прибалтике после пакта Молотова–Риббентропа, что происходило после войны?
Мстили эсэсовцам или мирным людям? Де­ло Зои Космодемьянской очень интересно, очень неодно­значно…». Не понял президент Медведев, что, прежде чем затевать празднование Победы, нужно было учесть все претензии к России как наследнице Советского Союза со стороны Украины, Польши, Прибалтики… кого еще? Украина вроде бы снимает претензии, перед Польшей только лишь на коленях не стояли, но Сванидзе еще со многими историческими грехами своей страны не разобрался. А действительно, давайте признаем, что засуха в начале тридцатых годов, систематический неурожай – политическое преступление Советской власти. Города тогда выжили в самом деле за счет принудительных поставок крестьянами зерна государству. Кто выжил – громче кричи о преступлениях! Кто вскормлен качественной колхозной продукцией в условиях продовольственной безопасности – вопи о преступной организации колхозного строя! Но уж совершенным гротеском смотрятся слезы по пакту Молотова–Риббентропа, хоть на какое-то время задержавшему вторжение. Некая госпожа Е.Зелинская (ТВ3, 26 мая) считает, что Россия должна признать, что СССР оккупировал Прибалтику. Но поскольку Россия – не Советский Союз, можно начать отношения с Прибалтикой с чистого листа. В оккупированной Советским Союзом Прибалтике В.Кононов был бы оккупантом, какие тут «чистые листы», какая победа! До судьбы отдельных героев войны всей этой нечисти нет дела. Им дай осудить Россию в геополитическом масштабе, в историческом времени. Они доберутся до других партизан и солдат, дай им волю. Победил народ – это камуфляж, необходимый для того, чтобы разобраться с вождями и организаторами Победы.
А что же союзники? Как они могли позволить осудить борца с фашизмом Кононова? Разве не вместе мы воевали? Решение Страсбургского суда показало романтикам Второй мировой войны, что союзники временны и не скрывают этого, что Россия с братьями советского времени вела свою – Великую Отечественную войну, ее надлежит нам пом­нить и победу в ней праздновать.
Как же, наконец, это волшебное понятие – демократия? Разве стремление к демократии не делает нас друзьями и партнерами? Разве не понимает Запад, что более либерально-демократически настроенного президента России, чем Д.А.Медведев, не найти (связки Чубайс–Немцов–Касьянов–Кудрин–Греф Россия не выдержит)? Отлично понимает. Прекрасно помнит, что Медведев подписал договор с Соединенными Штатами о сокращении стратегических вооружений. Президент России Медведев повесил горб на спину народа России, из высших соображений демократической справедливости признав за ней несуществующий грех расстрела 20 тысяч польских офицеров. Несколько сотен поляков после присоединения к СССР Западной Украины и Западной Белоруссии действительно были осуждены, расстреляны и захоронены в Катыни; немцы после оккупации Смоленской области довели число расстрелянных до 20 тысяч, а при отступлении свалили вину на НКВД. Хотя расстрелы были произведены немецкими пулями из немецкого оружия, иные польские офицеры после войны возвратились в Польшу, заинтересованные лица подчистили архивные документы, а президент Медведев объявил катынский расстрел преступлением сталинского режима. Наконец, Д.А.Медведев продемонстрировал стремление к дружбе с бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции, пригласив глав правительств и воинские подразделения на юбилейный военный парад Победы в Москве. И что же? Не пощадили репутации президента-демократа. Страсбургский суд посадил черное пятно на исторические заслуги России, признав партизана В.Кононова военным преступником. В соответствии с решением суда Кононов в 1944 году не имел права совершать акт возмездия. Год спустя, не простив Пёрл-Харбора, Соединенные Штаты совершили свой акт возмездия, от которого погибли сотни тысяч совершенно безоружных людей, несчетное число детей и беременных женщин. Но кто подаст в Страсбургский суд на Соединенные Штаты, кто объявит их правительство военными преступниками?
Трагизм ситуации усугубляется тем, что справедливости в Страсбургском суде ищут военные пенсионеры России, не найдя ее в собственной стране. Дополнительную пикантность придает тот факт, что Государственная дума России признала приоритет международного судебного права над отечественным. Решения Европейского суда являются существенным аргументом для пересмотра дела в российском суде. Таким образом, Россия оказалась в роли унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла. Вдобавок вопреки договоренности с Россией Соединенные Штаты соз­дали в Польше военную базу, направив туда батареи ракет «Пэтриот». Таков молниеносный итог борьбы президента Д.А.Медведева с тенью Сталина под оглушительную какофонию озлобленных антисталинистов.
Идеологическое обслуживание изъятия личности Сталина из истории Великой Отечественной войны и самой Победы осуществляет постылый довольно узкий круг лиц, «связанных одной целью, скованных одной цепью», – общим источником финансирования. Они мельтешат на телеэкране и в радиоэфире, перетекают из одной передачи в другую, создавая видимость огромной толпы, яростно вопящей от ненависти. Эти «люди против Сталина» поддерживают идеологию любых стран, враждебно настроенных по отношению к их собственной стране. По свидетельству и.о. председателя польского сейма Коморовского, мечтой многих русских, особенно организации «Мемориал», было признание Россией ответственности за катынское дело. Организация «Мемориал» должна была получить награду из собственных рук Леха Качиньского.
Изъять образ Сталина из войны и Победы невозможно: рассыпаются боевая слава и сама Победа. Народ отлично это чувствует и понимает, что такое свершения. Дело даже не в любви к Сталину и не в выборе Сталина – дело в том, что именно с этой исторической личностью связаны наивысшие достижения государства и народа. Шелестом зеленых купюр в отдельно взятых карманах не заменить независимости, силы и достоинства государства, чего было так много при Сталине. «Там, наверху», этого не поняли, вот и стали объектом откровенных международных насмешек.
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeСр Июн 23, 2010 6:31 am

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/khot_kto-to_vspomnil__2010-06-22.htm Информационное агентство СТОЛЕТИЕ 22.06.2010
«Хоть кто-то вспомнил...» Николай Черкашин
О судьбе расстрелянного в 1941-м генерала Александра Коробкова
Спустя 16 дней после начала войны – 8 июля - командующего 4-й армии генерал-майора А. Коробкова вызвали в штаб фронта и там арестовали, затем судили военным судом и приговорили к расстрелу «за бездеятельность». Когда генерала расстреливали, остатки его армии еще дрались в руинах Брестской крепости. Та же горькая участь постигла и самого командующего Западным фронтом – генерала армии Павлова, и многих высших офицеров его штаба…
То, чего не удалось сделать даже самым матерым немецким диверсантам из полка «Бранденбург-800», сделали чекисты: они враз расстреляли всю верхушку Западного фронта. Да немцы даже и не мечтали о такой удаче: шутка ли, пробраться в штаб Западного фронта и там перестрелять командующего, начальника штаба, его ближайших заместителей по родам войск, командарма 4-й армии… За Родину можно погибнуть не только на фронте в окопе, но и в тылу - в подвале НКВД.
Сегодня никаких адвокатов Коробкову и его товарищам по несчастью уже не требуется. Всех их, спустя десять лет, реабилитировали и без адвокатских тирад. Как просто обвинили, так же просто и оправдали: «Дело по обвинению Коробкова Александра Андреевича пересмотрено Военной коллегией Верховного Суда СССР от 31 июля 1957 года… Дело прекращено за отсутствием состава преступления».
Расстреляли их всех, разумеется, в слепой ярости после оглушительного приграничного разгрома, а также во спасение собственного авторитета, ибо не могли так жестоко просчитаться военные стратеги страны Советов, только прямое попустительство, халатность, самоустранение (в лексиконе высокопоставленных обличителей были слова и пострашнее: изменничество, шпионаж, пособничество врагу) генералов Западного фронта. Но если бы знали тогда лейб-палачи Мехлис с Ульрихом, что Красная армия сдаст не только Минск (что собственно и не простили генералу Павлову и его товарищам по несчастью), но и Смоленск, Киев, Ростов-на-Дону, Ялту, Кисловодск, что немецкие дивизии выкатятся к Волге, в калмыцкие степи, на кавказские перевалы, может быть, поостыли слегка? Ведь не перестреляешь же весь генералитет и все руководство Генерального штаба за такие территории, отданные врагу? Все равно бы расстреляли. Нужны были конкретные виновники самого первого поражения, нужна была воспитательная кровавая экзекуция, чтобы другим неповадно было. И ее провели и довели в приказах до всех категорий начсостава.
О генерале Коробкове не упомянула ни одна советская энциклопедия, даже после его полной реабилитации в 1956 году. Был генерал да канул в Лету. Осталось лишь одно фото, да и то в книге генерала Сандалова, предназначенной для служебного пользования.
Казалось, нечего было надеяться, что в 2009 году живут еще люди, которые хорошо знали Коробкова до 1941 года. Как-никак без малого семьдесят лет с той поры пролетело. И вдруг - о, чудо! Живы обе дочери генерала! И старшая – Нина, и младшая – Сузанна. Старшей – 90 лет, а младшей хорошо за 80. Нина Александровна живет в Караганде, а Сузанна Александровна – и того дальше: во Владивостоке. Звоню сначала во Владивосток. Трубку сняла сама Сузанна. Горестный вздох:
- Господи, хоть кто-то за столько лет папу вспомнил!
Узнаю первые сведения о Коробкове, а главное - адрес и телефон старшей дочери генерала.
…Караганда. Улица Муканова, блочная пятиэтажка № 34. Простая дверь без глазков и навороченных замков. За ней стоял сорок первый год; он жил в памяти седовласой, не утратившей былой миловидности женщины. Нина Александровна Коробкова (по мужу – Колектиевская). На первый взгляд, и не дашь ей ее возраста. Другое дело, что глаукома почти лишила ее зрения. И бумаги, письма, фотографии Нина Александровна извлекала из папки почти что на ощупь. Но память – превосходна...

Итак, в семье крепкого, зажиточного крестьянина (владельца собственной мельницы) Андрея Коробкова, перебравшегося в город Петровск Саратовской губернии, росли три сына и дочь. Только старшему Александру (он родился в 1898 году) – единственному из всех братьев - удалось получить сносное начальное образование в 4-х классном городском училище. Но тут началась Первая мировая, и Саша Коробков ушел в действующую армию вольноопределяющимся. Через год окончил Оренбургское юнкерское училище, выпустился прапорщиком в 134-й запасной стрелковый полк. В нём пробыл до Февральской революции. Во время Февраля активно участвовал в арестах полиции и был назначен помощником начальника милиции в Петровске. Во время проведения реквизиции оружия у помещиков Петровского уезда, крестьяне пожаловались ему на своего помещика. Коробков, без ведома кого-либо, отдал им 1823 десятины помещичьей земли. За эту экспроприацию был арестован властями Керенского, а затем выслан на Юго-Западный фронт с маршевой ротой 432-го Валдайского пехотного полка.
Затем Александр активно участвовал вместе с полковым комитетом в борьбе против политики Керенского, "войны до победного конца". Комитетчики заменили командование части. В дальнейшем 432-й Валдайский полк почти в полном составе вступает в Красную Армию.
1918 год… Бои под Вольском, Хвалынском, Самарой и Сызранью – против восставших чехословаков и белогвардейских формирований. Под Сызранью в октябре 18-го командир роты Коробков был ранен в правую ногу навылет и попал в плен. Офицер-белогвардеец в селе Покровском приказал его расстрелять, но от казни спас санитар-чех. В госпитале в Уфе Коробков назвался обозником, что весьма облегчило ему в дальнейшем побег. Опираясь на клюшку, он забрался в скотский вагон – помог сочувствующий железнодорожник – и уехал из белой Уфы в Бугуруслан, куда вскоре вошли части Красной армии. За мужество и отвагу на фронтах гражданской войны краском Коробков был представлен к ордену Боевого Красного Знамени, награжден именным пистолетом и почетной грамотой.
Все это я узнал из листка, старательно отпечатанного на машинке женой генерала – Лидией Михайловной (Дмитриевой). Этот листок, сохранившийся в одном экземпляре, и был, пожалуй, единственным источником информации о жизни Коробкова.
Личные дела «врагов народа» в архивах не хранили, фотографии уничтожали, а если «враг» запечатлелся в группе коллег, то его лицо либо выскребывалось, либо замарывалось тушью начерно.
Вот почему так важен этот документ, чудом сохраненной старшей дочерью в заграничном городе Караганде. Но еще больше сохранила ее память.
- Папа с мамой обвенчались в 1917 году, - рассказывает Нина Александровна. – Маме было шестнадцать, она была младше отца на 8 лет. Очень красивая, светловолосая, папа же – жгучий брюнет. Они очень хотели сына, но Бог подарил им двух дочерей: меня и Сузанну… Папу после окончания военной академии – а это был всего второй выпуск под началом Тухачевского - перевели служить в Новочеркасск, назначив командиром 25-го стрелкового полка 9-й Донской дивизии Северо-Кавказского военного округа. Нас поселили в особнячке какого-то казачьего атамана. Там жила только его вдова. И мы втроем. А кроме нас еще начальник штаба папиного полка и семья комиссара Гатина. Потом в Новочеркасск перевели корпус генерала Ковтюха (героя романа Серафимовича «Железный поток»). Он, конечно, всех нас выселил – в один день. Ведь папа был тогда всего-навсего комполка.
Новочеркасск помнится, как сказка! Мы папу боготворили, и он нас очень любил. Никаких вторых жен, побочных детей, как у многих в те времена. Никакой корысти, наживы! Честность превыше всего, поэтому и солдаты его тоже любили. Уважали.
Любил он лес, рыбалку, но не охоту – зверей убивать. Играл на гитаре, неплохо пел. Любил танцевать. Меня учил. Занка, его любимица, была отчаянная девчонка. Отец воспитывал ее по-воински: с четырех лет сидела в седле, стреляла из нагана, из винтовки, пока однажды не выстрелила дома…
Перед войной папа с мамой находились в Каунасе. Зана тоже училась там. А меня оставили в Минске заканчивать химфак белорусского университета. За мной папа поручил следить одному офицеру НКВД, чтобы кавалеры не очень за мной ухаживали. Один молодой человек все время меня приглашал на танцы. Больше никого, только меня. Потом я увидела его в форме НКВД и поняла, что именно ему поручили меня опекать.
Осенью 1939 года генералу Коробкову было поручено командовать непростой операцией – вводом войск в буржуазную Литву. Операция прошла образцово – без единого выстрела, без единой жертвы.
Папа оказался неплохим дипломатом и умел находить общий язык с литовскими властями. Более того, именно ему удалось остановить литовские погромы поляков в Вильно. Тем не менее литовцы отзывались о нем с большим уважением. За эту операцию папа в феврале 1941 года был награжден орденом Красного Знамени.
А в мае его назначили командармом 4-й армии. За месяц до войны! Уж лучше бы он в Литве оставался! Но ему выпала доля сменить на этом посту генерала Чуйкова. Отец судьбой своей невольно прикрыл будущего маршала Чуйкова.
Ведь останься он командармом-4, непременно погиб бы. После ухода Чуйкова начальник штаба армии полковник Сандалов надеялся, что его назначат командовать 4-й армией. Но ему повезло – его не назначили, и он уцелел, войну закончил генерал-полковником. А ведь и папа мог внести свой немалый вклад в Победу. Недаром им так дорожил Василевский, который спас Сандалова, когда на него – еще до войны, в Смоленске – написали донос. Василевский и перевел его в 4-ю армию, чтобы спасти от ареста в Смоленске. Доносы пролетали, как пули. Но уж если попадали в цель, то и разили, как пули…
Так потом объяснял маме ситуацию Леонид Михайлович Сандалов. Вообще, наша семья очень обязана этому человеку. Ведь он первый начал хлопотать о реабилитации папы. Несмотря на некоторую ревность к должности командарма, они с папой вполне сработались.
Весной 1941-го семья генерала Коробкова переехала из Каунаса в Кобрин, небольшой городок восточнее Бреста, где располагался штаб 4-й армии.
- Немцы хорошо знали, где находится штаб армии, и в первые же часы войны подвергли его жестокой бомбежке. Когда раздались первые взрывы, 13-летняя Сузанна побежала спасать раненых. Налетели самолеты, она спряталась в кустах, а сын начальника связи 4-й армии полковника Семенова побежал, летчик прошелся по нему очередью прицельно. Паренек был весь изранен, и Сузанна притащила его на перевязочный пункт, а потом уехала вместе с ранеными в Березу Картузскую, где был госпиталь. Там ее и нашла обезумевшая от страха за исчезнувшую дочь мама. Отлупила, как следует. Вместе на попутках двинулись в Минск. Добрались до нашего дома. Мама первые дни даже говорить не могла. Перед глазами стояли взрывы – убитые дети, раненые… А у меня 23 июня – последний экзамен, и я пошла сдавать. И тут налетели немецкие самолеты. Это была самая мощная бомбежка Минска: вокзал бомбили, центр, нашу улицу Кирова. Мама от страха за меня снова чуть не сошла с ума. Я же ушла в университет, а вокруг все грохочет и полыхает. Светопреставление! Чудом вернулась домой.
Но самое главное - нам удалось сесть в кузов военного грузовика вместе с другими беженцами. Добрались до Смоленска, а оттуда по можайскому шоссе – до Москвы. Там у нас было много знакомых. Повидались, сели на саратовский поезд и поехали к бабушке в Петровск. Вот там нас в конце июля и арестовали. На маму был ордер, а на меня нет. Но поскольку я носила фамилию отца, меня тоже арестовали. Сестре было 13 лет, ее не тронули. Забрали все фотографии даже у моей бабушки Екатерины Ивановны. Мы с мамой стали СОЭ – социально опасными элементами. Была бы я замужем, носила другую фамилию, меня бы не арестовали. Но папа так хотел, чтобы я закончила университет…
Нас с мамой отвезли в саратовскую тюрьму, сначала мы были вместе, потом нас разъединили, сказали, что вместе родственников содержать не положено. Но начальник местного НКВД знал о папе в его лучшие времена. Похоже, он все понимал и потому снова объединил нас с мамой.
На допросе сказала ему: «Я не верю, что мой папа изменник Родины!». Он усмехнулся: «Измена – понятие растяжимое».
Собственно, статьи «измена Родине» и не было, папе инкриминировали чисто военную вину, что-то вроде «потеря управления» или что-то в этом роде. За то, что он отступил от границы… Так вся страна отступилась от границы. В начале июля 1941 года мы получили от него единственное письмо. Он писал: «Лида, береги детей! Война, видимо, будет продолжительной и очень суровой».
Через какое-то время нас перевели из следственного изолятора НКВД в обычную городскую тюрьму. В общей камере 4 койки на 11 человек и посередине топчан. Тут были люди, эвакуированные из московской Бутырской тюрьмы. На них страшно было смотреть: ведь их допрашивали с пристрастием. С нами сидела жена генерала Понеделина, командующего 12-й армией на юго-западном направлении.
Через два месяца нас с мамой снова разъединили: ее отправили в Сибирь, в лагерь под Нижним Тагилом, а меня повезли в Казахстан, в печально знаменитый Карлаг – под Карагандой.
Карлаг… Какое зловещее слово, будто черная ворона прокаркала – Карлаг. На всю жизнь прокаркала…
Нина Коробкова сидела в Карлаге в одни и те же годы, что и Анна Тимирева, гражданская жена адмирала Колчака. Даже освобождались в один и тот же год – 1946-й. Правда, сроки были разные – у Тимиревой семь лет, у Коробковой – пять.
Анна Васильевна, арестованная в очередной раз, написала в Карлаге целый цикл стихов «Черная страна». Вот одна ее зарисовка:

И степь кругом, и сопки синие,
И снеговые облака…
Барак, затерянный в пустыне,
Блатные песни и тоска.


В архипелаге ГУЛАГа Карлаг был сам преизрядным архипелагом: его «острова» были разбросаны вокруг главной усадьбы в Долинке на десятки верст. У Карлага была сельскохозяйственная специализация: здесь, как в огромном колхозе, заключенные выращивали зерновые, пасли скот (как раз чабаном и работала Анна Тимирева), работали на овощных плантациях и бахчах. Труд под палящим степным солнцем был каторжный.

А ночь темна, как глубь бездонная,
И в сердце острие копья…
Лежат на нарах люди сонные
Под грудой грязного тряпья.


Под грудой грязного тряпья лежал в Карлаге цвет советской сельскохозяйственной науки.
- Профессура сидела. – Вспоминает Нина Александровна, - из лучших сельхозвузов страны. Были тут академик Андреева, академик Оболенский, академик Казанский… Состав был такой, что любой вуз позавидует. Мне повезло – направили в Учебный комбинат. Там и завершила свое образование. Получила специальность «техник по защите растений». Работала с ядохимикатами и гербицидами.
Сидела вместе со мной и дочь расстрелянного летчика Смушкевича, которого папа очень уважал. Жена комкора Гамарника помогла мне перевестись на овощной участок.
Там был пункт поддержки: доходягам давали винегрет и обрат – снятое молоко. Но голодно все равно было. Мечтала о вареной картошке! Варить ее запрещалось, вся картошка шла на фронт. Продукт стратегического назначения. Но не возбранялось есть ее сырой – много не съешь. Нам полагалась только капуста. Я тайком таскала в барак по одной маленькой картошинке. Когда набрался котелок, стали с подругой варить. Но тут пришла надзирательница, пнула котелок ногой да еще раскричалась.
Маме в Нижнем Тагиле пришлось еще хуже – они строили блюминг. Там травку сорвать – за счастье почитали. Вокруг – голая земля, грунт, ни росточка. Все съедено голодными зэками.
В Карлаге Нина встретила своего суженого - Владимира Даниловича Калитовского. Он был профессиональным агрономом с большим стажем, сидел за «антисоветскую агитацию». Лагерные писари фамилию мужа исказили: вместо Калитовского вписали производное от «коллектива» - Колектиевский.
- Владимир Данилович превосходил меня годами и опытом, его назначили старшим агрономом, а я работал при нем. В Долинке был хороший клуб НКВД. Обслуживали заключенные. Знаменитости выступали. Врачи высокой квалификации, почти что кремлевской…
Освободились они с мужем в 1946 году и до пенсии проработали в животноводческо-зерновом совхозе МВД «Путь Ильича», который производил продукты для нужд Карлага. Правда, потом, в годы оттепели, нас перевели в общую систему Минсельхоза. Через пять лет приехала в Караганду, отбыв свой срок, мама. В Москве, конечно, ее не прописали. Мне к тому времени дали комнатку, поскольку я работала по вольному найму в Карлаге.
Муж вышел на пенсию, и мы все равно остались в совхозе. У нас пасека своя была, коровку держали. Так и жили. Хорошо жили. Мама – Лидия Михайловна – умерла в 1986 году в Караганде. Там же и похоронена.
Совсем недавно о Нине Александровне стали писать местные газеты. И хотя журналисты поторопились объявить, что дочь безвинно казненного генерала уже все простила, но я-то вижу, по тону голоса слышу – нет, не простила, да разве можно такое простить?! Простить безвинно расстрелянного отца, искалеченные судьбы свою и матери, младшей сестры? Палачей давно уже нет на этом свете. А она – живет. Пусть полуслепая, но живет и все помнит… Нине Коробковой «черная страна» - Караганда – досталась с младых лет и до скончания века, Казахстан стал ей второй родиной…
Младшую дочь опального генерала хотели забрать в спецдетдом, но бабушка не отдала. Сузанна уехала к тетке в Одессу. Ее звали Ирина, брат-генерал помогал ей по жизни. Но и в Одессе девочке с опальной фамилией Коробкова оставаться было небезопасно. Тогда Сузанна уехала в неведомый и далекий Самарканд, где никому не было до нее дела, и там закончила институт советской торговли. А оттуда – по распределению – на Сахалин. Попробуй, найди!
Вышла замуж за военного летчика. Но бдительные кадровики вскоре его предупредили: ты женат на дочери репрессированного генерала. Или жена, или карьера. Он выбрал карьеру. Забрал сына и уехал в другой гарнизон.
Такая вот советская «Санта-Барбара». Железным посохом прошлась судьба отца и по судьбе младшей дочери… Но она, как учил отец, не сдавалась. Уехала во Владивосток, вышла замуж за гражданского моряка Петра Фуникова. Родила дочь Марину. Дочь окончила архитектурно-строительный институт.
Сейчас Сузанна Александровна живет во Владивостоке вместе с дочерью. На дальний Восток мне вылететь не удалось, билет оказался не по карману. Поговорили с Сузанной по телефону.
- Папа очень хотел, чтобы я была конструктором по вооружению. Я даже поступила сначала в политех, но потом поняла, что работать по специальности мне не дадут, и поступила в институт торговли. На Сахалине работала в Холмске, замдиректора оптовой базы…
Папа был очень дружен с генералом Карбышевым. Он сам мечтал быть инженером, но судьба распорядилась иначе. Карбышев должен был приехать к нам в гости, в Кобрин, 22 июня.
Мы с мамой очень готовились к приему такого замечательного человека, меня наставляли быть хорошей девочкой. Но Карбышев не приехал – началась война...
Однако вернемся в Караганду. Нина Александровна, пожаловавшись на нездоровье и хроническую бессонницу, продолжала свой рассказ:
- Свидетельство о смерти папы я получила 23 сентября 1942 года в Карлаге. Потом, после освобождения, когда я была у Сандалова в Москве, он сказал, что если папа дожил до какого-то числа, то его могли выпустить на фронт с понижением. Я очень на это надеялась и до конца верила, что такого человека, как мой папа, расстрелять не могли. Нас с мамой реабилитировали раньше, чем папу. Жили мы здесь более, чем скромно. К нашим пенсиям мы получали за реабилитацию по 50 рублей.
А теперь мне доплачивают по 1000 казахстанских теньге, это 20 российских рублей в месяц... Единственное, что вернули из папиных вещей и наград – это медаль «ХХ лет РККА». Фотографии жалко, все сгинули, за исключением одной.
И Нина Александровна нашарила, нащупала ее рукой в папке. Знала ее по фактуре фотобумаги. На пожелтевшем снимке Александр Коробков в парадном френче с комриговским ромбиком в петлицах снялся с приятелем на фоне моря и гор Симеиза.
Пока мы беседовали, вернулся с работы сын Нины Александровны, а значит, внук генерала Коробкова – Володя, Владимир Данилович Колектиевский. Познакомились и с ним. Держался он настороженно и замкнуто. В глазах – неверие в то, что судьба деда может просветлеть…
Жаль, не успел узнать генерал Коробков о своем младшем внуке Владимире, которого военная судьба тоже направила в бывшую полосу его армии – в Новогрудок, под деревню Генюши. Владимир служил сержантом в ракетных войсках стратегического назначения, в роте электрозаграждения и минирования позиций. Проявил себя и как хороший отделенный командир, и как активный рационализатор. Командиры были в целом довольны, но на «губе» сидел часто за острый язык, за вспыльчивость. Никто из них не знал, что имеет дело с внуком командарма-4.
Сегодня Владимир Колектиевский работает в телевизионной мастерской. Детей у него, к сожалению, нет. Нина Александровна пережила еще один страшный удар судьбы: старший ее сын Саша, названный в честь деда, утонул на водохранилище. Прыгал в воду с вышки и неудачно… К сожалению, нет детей и дочери Сузанны – Марины. По всей, вероятности род генерала Коробкова пресекся…
* * *
Именно дочери ходатайствовали за отца перед Комиссией по реабилитации жертв внесудебных расправ. В этой Комиссии работал К. Ворошилов, который сказал свое веское слово в защиту командарма 4-й армии. Много сил и душевной энергии положил на это благое дело и генерал-полковник Леонид Михайлович Сандалов. Пройдя всю войну с блестящими аттестациями, как, собственно мог закончить ее и Александр Коробков, он, уже в мирное время, попал в авиакатастрофу. Остаток жизни провел в инвалидном кресле. Но не сдался на милость врачей и судьбы, ездил в архивы, собирал материалы для книги.
Формально генерал Коробков был реабилитирован Главной военной прокуратурой в 1957 году.
Своей реабилитацией в военной истории и общественном мнении Коробков обязан начальнику штаба своей армии – генералу Сандалову. Именно он первым описал на доступном пределе правды действия 4-й армии Коробкова в 1941-м.
«Дорогая, многострадальная Лидия Михайловна! – писал Леонид Михайлович в конце 50-х годов вдове своего командарма. – Я очень рад, что разыскал Вас!..
Я и в войну и после войны писал хорошие отзывы в отношении Вашего мужа и посылал их. И только после смерти Сталина, Главная Военная прокуратура прислала ко мне своего представителя для составления документов на реабилитацию. Конечно, не я основную роль сыграл в реабилитации невинного храброго Коробкова, но и моя доля в этом есть.
Мне хотелось бы увидеть Вас и Вашу дочь в Москве. Мы были бы очень рады принять вас у себя, принять, как родственников. Вы нас ничуть не стесните… Я в результате воздушной катастрофы стал калекой, передвигаюсь только в кресле-коляске. Жена прихварывает, но еще скрипит. Дочь Таня учится на 4 курсе Бауманского института (ей 20 лет). Мать жены, старуха свыше 80 лет, передвигается на костылях. Живем в большой квартире, адрес Вы знаете..
Еще раз шлю Вам привет! Жду либо Вас самих в гости, либо Ваше письмо».
Летом 1956 года генерал-полковник Л. Сандалов отправил на имя генерала армии В.В. Курасова письмо, в котором назвал все вещи своими именами:
«Почему был арестован и предан суду именно командующий 4А Коробков, армия которого, хотя и понесла громадные потери, но все же продолжала существовать и не теряла связи со штабом Западного фронта? К концу июня 1941 года был предназначен по разверстке для предания суду от Западного фронта один командарм, а налицо был только командарм-4. Командующие 3-й и 10-й армиями находились в эти дни неизвестно где и с ними связи не было. Это и определило судьбу Коробкова. В лице генерала Коробкова мы потеряли тогда хорошего командарма, который, я полагаю, стал бы впоследствии в шеренгу лучших командармов Красной армии. Генерала Коробкова реабилитировать следует в первую очередь».
Генералы сорок первого года… Кому грудь в крестах, кому голова в кустах, кому колючая проволока, а кому расстрельная пуля…
За годы Великой Отечественной войны в немецком плену оказались 83 генерала Красной армии. Из них 26 человек погибли по разным причинам: расстреляны, убиты лагерной охраной, умерли от болезней. Остальные после Победы были депортированы в Советский Союз. Из них 32 человека репрессированы и за "неправильное" поведение в плену 8 генералов приговорены к различным срокам заключения. Оставшихся 25 человек после более чем полугодовой проверки оправдали, но затем постепенно уволили в запас.
Если бы я был скульптором, я бы поставил памятник генералам 41-го года в виде черного куста, каким встает выброшенная бомбой земля, а в нем – по четырем сторонам света - четыре судьбы, четыре генерала, накрытые этим взрывом: Коробков, Карбышев, Лукин, которому посчастливилось вернуться домой из плена живым, и Кузнецов, командующий 3-й армии, которая, несмотря на трагедию 41-го года с боями дошла до Берлина и штурмовала рейхстаг.

Москва-Брест-Караганда
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeСр Июн 23, 2010 9:27 am

http://forum-msk.org/material/society/3453275.html ФОРУМ.мск 23.06.2010
Евгений Ихлов Почему Сталин не готовился отступать
Вот уже полвека постоянной темой советских историков и публицистов является установление вины руководства СССР и, прежде всего, лично Сталина за летние поражения Красной Армии в 1941 году. Кроме тезисов о неготовности и «внезапности нападения» от которых современные школы историков-ревизионистов не оставили и камня на камне, в обороте активно присутствует и тезис о в корне ошибочной стратегии, исходящей из наступательной доктрины Красной Армии. Для всех, способных к тонкому анализу, было очевидно - в борьбе с Гитлером оптимальным было постепенное отступление вглубь страны с опорой на многоэшелонированную оборону. Об этом лишний раз напомнила «Новая газета», процитировав дневники Трифонова-отца http://www.novayagazeta.ru/data/2010/gulag07/00.html
Жизнь, как известно, полностью подтвердила правоту «оборонительного сценария». И промышленность удалось достаточно эффективно эвакуировать (а можно было и заранее развивать преимущественно на Урале), и первые победы Красной Армии удались лишь тогда, когда передовые части вермахта слишком оторвались от основной массы армии вторжения, бесконечно растянулись линии снабжения.
Отметим, что неизбежность войны СССР с объединенными силами капиталистических держав было основой не только военного планирования, но и вообще советской историософии. Битва Красной армии с армиями гипотетической Антанты-II (Германия+Польша+Франция+Великобритания, не говоря уже о Румынии, Финляндии и Японии) мыслилась как некий коммунистический Армагеддон, после которого должно было наступить «тысячелетнее царство социализма».
Такое видение будущего не только требовало тотальной мобилизации, централизации и милитаризации экономики*, но и соответствующей сугубо оборонительной военной доктрины, хорошо апробированной не только хрестоматийными примерами кутузовской стратегии, но и живым опытом Гражданской войны, когда Красная Армия дала возможность контингентам Антанты-I глубоко вклиниться на территорию бывшей Российской империи, а затем, используя комбинацию ударов на фронтах, партизанской и подпольной борьбы, а также разжигание просоветского движения на Западе, выдавила интервентов.
Вместо этого «единственно рационального» плана, вместо поэтапного перевода военного производства на Волгу и Урал, вместо интенсивного строительства укреплений на восточном берегу Днепра, на Дону и в Дальнем Подмосковье, сталинское руководство, как известно, строит новые укрепрайоны и аэродромы у самой кромки демаркационной линии с Третьим Рейхом, а сталинские маршалы сочиняют сугубо наступательные планы ведения кампании***
Как известно, 22 июня 1941 года все эти планы похоронило, а наступающие части вермахта прошли новые грандиозные оборонительные сооружения «линии Молотова», даже не заметив их.
Что же произошло, какое затмение нашло на «кремлёвского горца» и его окружение, которое, кстати, было совсем не раболепно, и даже, особенно военные, было готово спорить?
Учтем еще два немаловажных фактора - после Польской, а особенно после Западноевропейской кампаний вермахта, у сталинского руководства было точное и абсолютно адекватное представление о тактике, стратегии и возможностях вермахта. Одновременно, опыт войны с Финляндией не оставлял никаких надежд на возможность Красной Армии одним ударом сокрушить сопоставимую по численности и оснащению современную европейскую армию.
Год, прошедший после падения Парижа, можно было с пользой истратить на постепенную эвакуацию военной промышленности и строительство тысяч километров траншей и противотанковых рвов. Причем, это не оказывало бы никакого провоцирующего воздействия на союзный Третий Рейх - страна, лихорадочно создающая трудоармии для рытья окопов в сотнях километров от границы, явно непохожа на готовящуюся к агрессии... Однако в реальности, дело шло как раз наоборот - весной 1941 года десятки советских дивизий тайно выдвигались к самой демаркационной линии, что было известно в Берлине и упоминалось в «Меморандуме Риббентропа», объясняющем причины разрыва Великогерманией**** «Пакта о ненападении».
Неужели, советское руководство так уж стремилось любой ценой отстоять восточнопольское и прибалтийское предполье, захваченное им в сентябре 1939 и июне 1940 года, причем, именно в качестве стратегического предполья?
Мне кажется, что загадку парадоксального поведения Сталина объясняет еще одна июньская годовщина - 70-летие знаменитого выступления в Лондоне генерала де Голля, призвавшего французов не соблюдать перемирие, заключенное с Третьим Рейхом, и создавшего «Комитет Свободная Франция» http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5_%D0%93%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D1%8C
Надо отметить, что Вторая Мировая война сопровождалось еще несколькими гражданскими войнами между силами, поддержавшими Третий Рейх и их противниками. Это были гражданские войны на оккупированной территории СССР, на территории Франции, Югославии, Северной Италии и Греции. В Югославии эта война приняла характер многосторонней гражданской и межнациональной войны (с партизанами Тито воевали не только прогитлеровские хорватские фашисты-усташи, но и антигитлеровские сербские монархисты-четники, в свою очередь, воевавшие с хорватами и боснийцами). Схожие было в Восточной Польше и Западной Украине, где антигерманские националистические польские и украинские отряды вели страшную этническую резню.
В Греции партизаны-коммунисты попытались силой не допустить возвращение на английских штыках монархии. Во Франции силы «консервативной революции» (правительство Виши) воспользовались падением Третьей Республики и оккупацией урбанизированного индустриального севера страны, для создания фашизоидного режима на патриархальном крестьянском юге. Фактически Гитлер стал для Франции «внешним Франко». Поэтому французское движение «Сопротивление» было и антиоккупационным, и «республиканским» (в испанском смысле). Тоже было и на Севере Италии, после падения Муссолини и нацистской оккупации страны в 1943 году.
О многомиллионном коллаборационизме в оккупированной части ССР написаны не тома - библиотеки: с Советской армией сражались и национальные формирования, движимые и антибольшевизмом, и антиимперским сепаратизмом, и русские - охваченные антибольшевизмом.
Важно обратить внимание на то, что если в Западной Европе сильный лидер появлялся как вождь движения против оккупации и коллаборационизма, то в СССР, напротив, Власов появился именно как прогерманский деятель. Это совершенно уникальный случай в истории II Мировой войны - фактически коллаборационистское восстание.
Как известно, Третий Рейх открыто объявил войну на уничтожение трем народам (евреям, полякам и цыганам) и одной державе - Россия. Среди обреченных народов нацисты даже не искали союзников (эпизодические коллаборации не в счет). Всем остальным было предоставлена возможность создания «суверенной» либо автономной этнонациональной государственности, построенной на принципах ксенофобии, клерикализма и авторитаризма.
Насчет русского народа планов уничтожения не было (рекомендации чиновников розенберговского ведомства поощрять в России этнический и региональный сепаратизм, невежество, лень, пьянство и контрацепцию к планам геноцида отнести трудно).
Гитлер был по-своему мудр. Он видел Рейх преемником Рима и хотел избежать ошибок, приведших к так вкусно расписанным западным историкам «закату и краху Империи». Он не хотел сделать русских нацистами, ибо опыт римских отношений с покоренными и ассимилированными германцами и сирийцами показал ему, что в совсем недолгой исторической перспективе это означает появления воцарения в Берлине русских рейхсмаршалов, а потом русского рейхсфюрера, а то и русского рейхсканцлера. Он не хотел и полного распада русской государственности, потому что предвидел стремительное разложение победителей, превратившихся в изнеженных патрициев, окруженных рабами - славянами и славянками...
Гитлер хотел:
а) ликвидации коммунистической империи Сталина;
б) уничтожения высокой русской культуры и абортирования потенциальной русской националистической великой державы (тайна, которую власовское руководство, по понятным причинам, тщательно скрывало от своих сторонников);
в) вечной тлеющей войны между Рейхом и русскими отрядами из Заволжья, Урала и Сибири - для поддержания тонуса среди истинно-арийских воинов.
Некая возрожденная Римская Империя - в центре Держава, затем - колонии, затем федераты (союзные племена), затем - Вал с крепостями, вдоль которого идет вечная война с варварами.
Так вот, Сталин страшно боялся появления русского Антидеголля - вождя, который, опираясь на население оккупированных советских территорий, создаст антитезу его режиму - некий русский франкизм. Поэтому он категорически отказался от любых военных планов, предусматривающих сравнительно длительную оккупацию врагом целых исторических областей, а тем более республик СССР.
В отличие от сегодняшних апологетов Сталина, сочиняющих мифы о всенародной любви к нему и к большевизму, он сам отлично знал, как относиться к нему население, испытавшее и террор, и коллективизацию, и всесоюзный голодомор. Массовое вступление пленных красноармейцев в полицаи и «хиви» (добровольные помощники вермахта), встреча наступающих колонн вермахта цветами и крестными знамениями (вплоть до Подмосковья), нападения националистов на отступающие части Красной Армии в Литве и в Галиции - всё это, полагаю, Сталина не удивило.
Не надо забывать, что Сталин играл существенную роль в Гражданской войне 1918-22 годов, а потом организовал подавление восстаний в Средней Азии и на Северном Кавказе.
Его просчет был в том, что он думал, что раз вермахтом руководят ученики и соратники Гинденбурга и Людендорфа, то и планировать свою стратегию они будут исходя из опыта кайзеровских полководцев. Вспомним, события 1915-18 годов: немедленное установление на занятой территории Польши, Украины, Балтии, Закавказья прогерманских и протурецких формально суверенных консервативных националистических режимов, при одновременной поддержке большевиков - самой радикальной антивоенной политической группы. В Киеве появился гетман Скоропадский, австрийцы создавали антироссийское польское формирование... В Западной Европе началось вроде похоже: Квислинг - для Норвегии, Петэн - для Франции. В Италии, Венгрии и Румынии - и так свои люди...
Если бы вместо визионера Гитлера, провидящего тысячелетний рейх, Великогерманией руководили бы рациональные ветераны I Мировой, то, скажем в ответ на знаменитое сталинское выступление 3 июля «Братья и сестры... к вам обращаюсь я, друзья мои» http://www.hrono.ru/dokum/194_dok/19410703stln.php, через пару дней в оккупированном Смоленске было бы опубликовано некое Обращение Русского Национального правительства. Со вполне ожидаемым содержанием: иудобольшевицкий режим низложен, колхозная система ликвидируется, прекращается гонения на церковь и на свободную культурную и научную жизнь, разрешается частная торговля и печать, все политические репрессированные получают свободу и равенство в правах, российские народности обретают самостоятельность, достаточную для полноценного развития их культурной и хозяйственной жизни, лояльные евреи могут не опасаться за свою безопасность и получат возможность выехать в Палестину (как только оттуда германские союзники выгонят английских колонизаторов)... Солдаты и командиры, обманутые сталинами и мехлисами, переходите на сторону патриотов, вставайте под истинно-русский трехцветный флаг...
Дальше могла быть тактическая развилка - либо в сентябре Русское Национальное правительство переезжает в Киев, а столицей суверенной Украины остается Львов, либо все-таки принимается решение о создании Большой прогерманской Украины, и в Киеве провозглашается восстановление Соборной Украинской державы.
Недостатка в пленных генералах и офицеров для новой Русской Национальной армии, а также управленцев и идеологов (с учетом огромного резерва в эмиграции) для прогерманской администрации бы не было. Дальнейшее понятно: распад Красной армии (есть куда бежать и понятно будущее «под германцем») и вход в Москву уже не Гудериана, но новых русских «национальных» частей http://www.hrono.ru/dokum/lukin411214.html
Как известно, руководство вермахта многократно предлагало Берлину красивый (французский) вариант завершения блицкрига путём привлечения на свою сторону антибольшевистских сил. Это мгновенно превратило бы план «Барбароссу» из многократно осмеянного за прожектерство в признанный шедевр военной мысли. Однако, партийное руководство исходило из расовых и мистических теорий.
Но реалист Сталин, за несколько дней перешедший от союза с Гитлером к заигрыванию с международными еврейскими организациями, на такой «догматизм» не смел и рассчитывать. Поэтому он планировал наступать прямо с линии новой границы - понимал, что каждый потерянный им район - ресурс Гитлера. У солдата, идущего во встречное наступление, куда меньше соблазна сдаться в плен или дезертировать, чем у бесконечно отступающего под рефрен нескончаемых воплей: окружили, командиры нас бросили... И хотя жизнь немедленно показала тактическую ошибочность Сталина, безумная политика нацистов на оккупированных территориях и в отношении пленных действительно превратила почти проигранную войну Сталиным большевистско-нацистскую войну в победоносную Великую Отечественную, а 22 июня, которое могло бы показать, что СССР поистине «колосс на глиняных ногах», стало началом длинной и немыслимо кровавой дороги, в конце которой режим, повально ненавидимый населением, превратился в фундамент современной русской национальной идентичности.
--------------------------------------------------------------------------------
* Коллективизация была начата уже через месяц после краха нью-йоркского фондового рынка в конце октября 1929, а согласно тогдашней «катастрофической» советской идеологической доктрине мировой кризис капитализма обязательно вел к новой мировой войне.

** «Линией Сталина» на Западе называли мощнейшие укрепления на старой советско-польской границы, которые по разным данным, были в 1940-41 годах частично демонтированы, а частично разоружены и законсервированы.

***В контексте уже произошедших событий эти планы смешны - лихой прорыв позиций победителей французов и англичан, занятие южной Польши, затем - резкий поворот на север, стремительный выход по германским тылам к Балтике и старушка Европа встречает своих освободителей: товарищей Абакумова, Берия, Кобулова, Меркулова, Серова - кто там у нас еще проходит по «катынскому делу», как «превысившие должностные полномочия»?

**** Автор принципиально использует только официальные гитлеровские наименования страны, поскольку Великая Германия - это не только собственно Германия, но Германия + Австрия + Судеты + Данциг и Мемель, население которых в своей большинстве поддержало Гитлера, и следовательно, должны разделить с собственно германским населением всю моральную ответственность за это, но и является новым политико-идеологическим образованием, которое так же соотносится с исторической Германией, как СССР с исторической Российской империей.


Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeЧт Июн 24, 2010 6:26 am

Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeПт Июн 25, 2010 1:21 am

http://wolfschanze.livejournal.com/870584.html
wolfschanze @ 2010-06-19 16:18:00
Метки данной записи: история
Докладная записка ОО НКВД Дф в УОО НКВД СССР о реагировании военнослужащих на введение новых знаков
19 января 1943 г.
Зам. народного комиссара внутренних дел Союза ССР
комиссару государственной безопасности 3 ранга
тов. Абакумову

Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР «О введении новых знаков различия для личного состава Красной Армии» встречен личным составом частей Донского фронта с большим одобрением.
Основная масса командно-начальствующего и рядового состава оценила введение новой формы и знаков различия, как важное мероприятие правительства. Так, например.
Начальник 2-го отдела управления связи штаба фронта подполковник Болотин, в кругу командного состава, сказал:
Цитата :
«...Указ Президиума Верховного Совета о введении погонов подымет авторитет и роль командного состава. Теперь будут все соблюдать честь русского военного мундира. Вот возьмите в 1941 году, когда ЮЗФ попал в окружение. Все начали переодеваться в гражданскую одежду, бросая обмундирование. Этого никто не сделает сейчас, т.к. будут соблюдать честь мундира, уважать командный состав и каждый командир будет дорожить своей честью...».
Зам. командующего автобронетанковыми войсками Донского фронта генерал-майор Орел заявил:
Цитата :
«...Введение погонов для личного состава еще больше укрепит дисциплину и подымет авторитет командного состава в Красной Армии...».
Начальник оперативного отдела АБТУ подполковник Шавров высказал:
Цитата :
«...Введение погонов говорит об усилении мощи Красной Армии. Это показывает, что страна имеет экономическую базу для проведения такого большого мероприятия...».
Ст. лейтенант батальона охраны штаба фронта Богомолов, в присутствии командиров, обсуждая вопрос о введении новых знаков различия в Красной Армии, сказал:
Цитата :
«...Введение новых знаков различия — погонов, великое дело по укреплению дисциплины в рядах Красной Армии. Новая форма придаст еще более воинственный вид. Она напоминает о наших предках — русских полководцах-победителях Суворове и Кутузове. Каждый воин еще лучше будет вести борьбу за честь своего мундира...».

Однако, наряду с этим, через агентуру выявлены случаи отрицательных реагирований и антисоветских высказываний со стороны отдельных командиров и красноармейцев. Так, например.
Ст.пом.нач. отдела устройства оперативного тыла 21 армии майор Любомудров, обсуждая вопрос о введении знаков различия, сказал:
Цитата :
«...Погоны это международное отличие комсостава нашей армии. Введение погонов в армии имеет определенный смысл международного характера, т.к. мы находимся в союзе с Англией и Америкой, против общего врага — фашистской Германии. Америка предложила нам привести в порядок офицерский состав, т.е. командиров Красной Армии...».
Начальник отдела укомплектования штаба фронта интендант 1-го ранга Сосенков 6.1.43 г., в личной беседе с комендантом штаба фронта полковником Якимович, заявил:
Цитата :
«...Я на это дело смотрю безразлично и нисколько не думаю реагировать. Мне кажется, что вся эта затеянная история в первое время может совершенно скомкаться и авторитет командира не будет поднят, т.к. это мероприятие соответствующе не обеспечено.
Для обмундирования, командиру, начиная от майора и выше, красноармейца не дают, как раньше давали денщика. Командир в чине полковника должен сам, как верблюд, нагрузить себя и стоять в очереди, когда ему нужно куда-нибудь ехать...
За наличный расчет дополнительно обмундирование не отпускают, и он по-прежнему будет ходить в заплатах, отсюда весь его авторитет исходит...»
.Начальник оперативного отдела артуправления 64-й армии подполковник Сапфиров, в беседе с начальником ОК майором Павликом о новых знаках различия, заявил:
Цитата :
«...Теперь упрекать старых (царских) офицеров не в чем и отношение к ним изменится, т.к. сейчас все будут офицерами. Только почему-то не прибавили слово «господин»...».
Выслушав это, майор Павлик добавил:
Цитата :
«...Мне непонятно, чем вызвано введение погонов. Видимо, это все-таки сделано под давлением Англии и Америки или может быть для того, чтобы поднять авторитет Красной Армии, т.к. многие народы, как украинцы и белорусы, перестали любить и доверять ей...».
Инженер отдела связи 24 армии Белкин, беседуя о новых погонах, сказал:
Цитата :
«...Мне просто непонятно, почему решили вводить погоны. Было время, когда мы их ненавидели, а теперь решили по образцу старой армии надеть их. Многие не понимают того, что старый офицер русской армии был культурнейший человек, а наши — это просто срамота. Возьмите нашего капитана полка связи. Куда ему эти погоны. Если бы меня уволили из армии, это было бы дороже погонов...».
Техник узла связи той же армии Герхенгорн, поддерживая высказанное Белкиным, заявил:
Цитата :
«...Можно без ошибки сказать, что это дело пустое. Многие погонов не хотят. Жаль, что многие будут опошлять их. Куда надеть погоны нашему командиру, когда он ходит рваный, грязный. Одними погонами авторитет не поднимешь...».
Начальник отдела устройства оперативного тыла 24 армии полковник Сорокин, при обсуждении вопроса о введении погонов и поднятия авторитета комсостава в связи с этим, сказал:
Цитата :
«...Скоро нарядят всех и будем красоваться. По форме это хорошо, а по содержанию оно не будет иметь той силы, на что рассчитывают сейчас. Наш командир не имеет авторитета, как в старой армии. Поэтому этот шаг бессмыслен. Сколько мы уже меняли эту форму, знаки, а дело идет по-старому...».
Начальник штаба 91 танковой бригады подполковник Ефимов, в разговоре с командиром бригады Якубовским о новой форме и знаках различия, сказал:
Цитата :
«...Я никаких аксельбантов одевать не буду и носить их не собираюсь...».
Красноармеец отдельного пульбатальона 169 СД Ковалев в группе красноармейцев заявил:
Цитата :
«...25 лет боролись против золотопогонников, кричали долой золотопогонников, а теперь снова начинают вводить погоны и возвращаемся к старому...».
Красноармеец саперного взвода 36 ГСД Павлушин, в беседе с бойцами о введении погонов, сказал:
Цитата :
«...Англия и Америка предложили Советскому Союзу открыть церкви, ввести погоны и эти мероприятия проводятся в жизнь...».
Сержант-радист 90 радиобатальона Панасенко В.П., 1922 года рождения, член ВЛКСМ, образование среднее, в беседе с группой радистов, по вопросу введения новых знаков различия, расценив это как начало изменений в государственном строе и заявил:
Цитата :
«...После войны в нашей стране произойдут большие изменения. Я думаю, что у нас государственный строй будет таким же, как в Англии и Америке, потому что Советская страна среди капиталистических стран одна существовать не сможет...».
Мл. воентехник 437 отдельного радиодивизиона Рождественский А.В., 1916 г. рождения, беспартийный, в присутствии красноармейцев говорил:
Цитата :
«...У меня еще раньше было отвращение к погонам, а теперь обратно возвращается старое, опять будем носить погоны. Я к этому питаю отвращение. Но если будет приказ, то придется все же носить погоны...».
Красноармеец 657ЛАП, 204 СД Нечаев К.С., 1910 г. рождения, после ознакомления с Указом Президиума Верховного Совета, 6.1.43 г. в группе бойцов и мл. командиров говорил:
Цитата :
«...Наше правительство Красную Армию хочет сделать армией капиталистической. Погоны ведут Красную Армию на путь буржуазной армии...».
Нечаев взят на учет и разрабатывается.Ст. сержант этой же дивизии Волков 6.1.43 г. заявил:
Цитата :
«...25 лет при советской власти мы боролись против старых порядков, а сейчас вводят опять погоны. Наверное скоро введут и старост, как были раньше, а потом помещиков и капиталистов...».
Волков состоит на учете и разрабатывается.
Пом. командира роты по политчасти заградбаталmjна 23 СД политрук Балакирев, в присутствии группы своих подчиненных бойцов, высказал:
Цитата :
«...Опять хотят сделать старый строй и фашистскую армию, т.к. погоны носят фашисты. Вот скоро нацепят погоны и будешь вечным солдатом...».
Балакирев взят на учет.
Красноармеец 716 СП, 204 СД Игнатов, в беседе с бойцами, заявил:
Цитата :
«...А может быть с введением погонов вскоре на них вскочит и орел.
В старой армии были два офицера, которые пили и ели с одной чашки. Когда пришла пора, то один из них пошел по старому пути, а другой пошел к солдатам и запел — «вставай подымайся рабочий народ». Среди нашего правительства и командования может быть такой же случай...».
Игнатов состоит на учете и разрабатывается. Факты а/с агитации документируются.
Красноармеец 730 СП этой же дивизии Потапов, 11.1.43 года в беседе с одним из красноармейцев, сказал:
Цитата :
«...Мы катимся назад к старому строю. Военную форму берем у буржуев, с которыми я боролся в гражданскую войну. Авторитет комсостав приобретает себе не формой, а умением воевать и справедливостью к своим бойцам...».
Ст. сержант погранвойск НКВД фронта Коршунов, среди бойцов пограничников своего отделения, в беседе о погонах высказал:
Цитата :
«...Какая разница в знаках различия, что кубики сейчас носят средние командиры, что потом будут носить погоны. Это, вероятно, вводят для того, чтобы укрепить дисциплину. Хотя и сейчас если нужно, то укрепляют ее всеми мерами, вплоть до рукоприкладства, а тогда, вероятно, совсем это введут, как меру воспитания...».
Коршунов состоит на учете и разрабатывается.
Ст. сержант Пелипко, 218АЗСП, 65 армии, в беседе с красноармейцами заявил:
Цитата :
«...Я раньше служил в царской армии унтер-офицером. Откровенно говоря, в царской армии служить было лучше. Там можно было выпить, находясь при исполнении служебных обязанностей, а сейчас если выпьешь, то отдадут под суд. Ладно, что в Красной Армии скоро будут новые порядки — обратно вводят погоны, а это значит, что коммунистам крышка. Вот уже открыли церкви и жизнь начнется по-старому...».
Пелипко состоит на учете и разрабатывается.
Об изложенном мною проинформирован Военный совет фронта.
Казакевич
ЦА ФСБ РФ, ф. 14, on. 4, д. 913, л. 151-153 об.
(подлинник)

Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeВт Июл 13, 2010 6:35 am

http://d-pankratov.ru/2010/03/12/sobaki-v-velikoj-otechestvennoj-vojne/
Собаки в Великой Отечественной войне
...........................................
Джульбарс на сталинской шинели
В первые послевоенные годы на зданиях многих городов Украины можно было встретить надпись: «Проверено, мин нет!» и под ними — фамилии сержантов и офицеров, чьи подразделения проводили разминирование. Оставлять подобные указатели было правилом для саперных частей.
Таким же образом поступали и бойцы, работающие с собаками-миноискателями. И делали они это, надо сказать, с особой гордостью, будучи твердо уверенными, что те участки и объекты, которые были проверены собаками, гарантировали полную безопасность.Среди четвероногих миноискателей были и свои лидеры, чьи имена, то бишь клички, вошли в историю. В ЦАМО (Центральном архиве Министерства обороны) хранятся документы, рассказывающие о боевом пути минно-разыскной собаки по кличке Джульбарс, служившей в составе 14-й штурмовой инженерно-саперной бригады.
Замки Праги, соборы Вены, дворцы над Дунаем — эти уникальные памятники архитектуры дожили до наших дней и благодаря феноменальному чутью Джульбарса. Документальным подтверждением тому служит справка, в которой сообщается, что с сентября 1944-го по август 1945 года, принимая участие в разминировании на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии, служебная собака по кличке Джульбарс обнаружила 7468 мин и более 150 снарядов. Отменное чутье неутомимого пса отмечали и саперы, разминировавшие могилу Тараса Шевченко в Каневе и Владимирский собор в Киеве.
С Джульбарсом связан еще один интересный факт. Среди многочисленных питомцев Центральной школы военного собаководства, заслуживших почетное право принимать участие в Параде Победы, состоявшемся на Красной площади 24 июня 1945 года, был и Джульбарс. В этот день пес еще не оправился от полученного ранения и не мог пройти в составе ЦОКЗШВС (Центральная ордена Красной Звезды школа военных собак). Ее начальник генерал-майор Григорий Медведев доложил об этом командовавшему парадом маршалу Константину Рокоссовскому, который поставил в известность Иосифа Сталина.
Открытка, посвящённая участию собак в Великой Отечественной войне
Главнокомандующий распорядился: «Пусть эту собаку пронесут на руках по Красной площади на моей шинели…» Вслед за «коробкой» ЦОКЗШВС на Параде Победы шел главный кинолог Международной федерации служебного собаководства подполковник Александр Мазовер, неся Джульбарса на сталинской шинели…
............................
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeПн Авг 02, 2010 5:19 am

http://news.km.ru/vojna_i_mir_v_potsdame KMnews 14:44 02.08.2010
Михаил Синельников Война и мир в Потсдаме
Цитата :
Факты KM.RU
В мемуарах Черчилль писал, как бы он действовал, если бы вернулся за стол Потсдамской конференции: «Например, я ни за что не принял бы Западную Нейсе как границу. В качестве компенсации ухода Польши за «линию Керзона» мы признали бы перемещение западной польской границы до Одера и Восточной Нейсе. Но никогда бы правительство, возглавляемое мной, не заявило о своем согласии переместить границу до Западной Нейсе только потому, что русские войска заняли территорию до нее и за ней. Это был вопрос не только принципа, но скорее практическое дело большой важности. Существовало еще много других пунктов, относительно которых было необходимо предложить советскому правительству остановиться, не меньше их было и для поляков, прилежно занявшихся отрезанием огромного куска от Германии, явно став послушными марионетками Москвы».
У Потсдамской конференции, собственно, от «конференции» лишь название. На самом деле, то был настоящий дипломатический «блицкриг», причем каждая из сторон, участвовавшая в мирной «войне», стремилась победить любой ценой. Не только из высших, государственных интересов, но и сугубо личных. Сталин часто повторял: «Русские всегда умели воевать, но никогда не умели заключать мир». Генералиссимусу предстояло опровергнуть самого себя. Вернее, не так. Заплатив за Победу больше всех, он попросту не мог позволить союзникам получить дивиденды с «чужой крови». Это было бы настоящее предательство всего того, во что он верил, к чему стремился, ради чего жил.
Почему именно Берлин (пригород)? Место крайне неудобное. Во-первых, кругом руины, разрушены коммуникации, связь работает с перебоями, и т. д., и т. п. Во-вторых, туда еще надо добраться. С 1942 года действовало постановление Политбюро, запрещающее высшему руководству летать самолетами, а железнодорожные пути находились в таком состоянии, что можно сказать – их не было вовсе. И тем не менее Сталин выбрал Потсдам, чтобы партнеры по переговорному столу ни на секунду не забывали – КТО и ГДЕ закончил войну. Моральное превосходство – уже преимущество.
Второй политический «тяжеловес» — Черчилль очень спешил. Его часы отсчитывали уже не минуты – секунды до парламентских выборов. Британский премьер не сомневался – «благодарный» народ не забудет его схватку с Гитлером, ради чего он был готов на все, включая сделку с «дьяволом». Уже во время конференции выяснится – англичане рассудили по-другому: лидер сделал свое дело, лидер может уходить. А пока Черчилль верит в свою звезду, но для усиления блеска ему нужен — да что там «нужен» — позарез необходим, ЛИЧНЫЙ успех на переговорах. И в рамках предвыборного «пиара», и для укрепления статуса «отца нации». Чтобы смело заявить – британцы, я отстоял не только ваше настоящее, но и выиграл для вас будущее. Именно Черчилль настоял на времени Потсдамской конференции, начавшейся 17 июля. Но как он «ни подгонял», все ж таки не смог передвинуть сроки, чтобы целиком «уложиться» до выборов.
У президента США – свои резоны. Вознесенный на вершину после смерти Рузвельта, Трумэн очень хотел доказать – он «не хуже». Предпосылки для уверенности были: по результатам Второй мировой войны Америка сказочно разбогатела, «великую депрессию» надолго похоронили в золотой могиле. Де-факто США уже стали вторым мировым полюсом, следовало подтвердить имперские амбиции документально. Трумэн, с атомной бомбой в кармане, собирался показать «взрослым дядям» — их век прошел. Отныне моду диктуют «пионеры» с Запада, а не «пенсионеры» с Востока. Он так торопился насладиться унижением «дядюшки Джо» — напугать самого Сталина дорого стоит — что выложил свой «атомный козырь» практически сразу, не дожидаясь наиболее подходящего момента. Реакция разочаровала: Сталин равнодушно (не знаю, чего это ему стоило) выслушал про «оружие ужасающей силы». Чтобы хоть как-то успокоиться в обманутых ожиданиях, Трумэн сделал вывод – Сталин «не понял».
Вот такая «теплая» компания собралась на «дружеские посиделки» в Потсдаме. Для работы выбрали дворец кронпринца – Цецилиенхоф. Здание было и относительно сохранившимся, и довольно вместительным – более 170 комнат. Однако помещений все равно оказалось маловато. Например, для советского лидера не хватило отдельного туалета (по условиям не гигиены и безопасности каждому руководителю полагался отдельный «нужник»). Как вспоминал переводчик Сталина Валентин Бережков, при очередном походе в туалет, куда он сопровождал вождя, они застали у писсуара нового британского премьера Эттли. Тот пошутил, мол, в капиталистическом мире здесь — единственное место, где рабочие держат средства производства в своих руках. Сталин ответил: «У нас тоже».
Все делегации разместились на виллах в районе Бабельсберг, который авиация союзников почти не тронула. Англичане выделили для своей охраны порядка 5 тысяч солдат, американцы создали специальные подразделения, где собрали весь армейский «цвет». Но самая масштабная «войсковая операция», естественно, была у наших – 7 полков НКВД, полторы тысячи (!) оперативников, вспомогательные службы. Отдельного упоминания достойны мероприятия по доставке Сталина в Потсдам. Меня более всего поразил тот факт, что в кратчайшие сроки для второго (и последнего) путешествия вождя за рубеж была построена специальная железная дорога. Известно — европейские пути уже советских. Можно было, как обычно, в Бресте переставить вагоны на евроколеса. Но взять на себя ответственность за последствия (не дай Бог, САМОМУ это не понравится!) никто не решился. Поэтому весь железнодорожный путь от границы СССР до Потсдама — 828 километров — «перешили» на советский стандарт.
Итак, после массированной подготовки дипломатическая битва началась. Черчилль и Трумэн постарались сразу же поставить «дядю Джо» на «место». Главный вопрос – вопрос о будущих европейских границах — они очень хотели «разрулить» вдвоем. А партнеру взамен предложить то, на что он и так имел право – репарации Германии. Фокус не удался, Сталин не стал церемониться, напомнив, чей народ главный победитель. На первом же пленарном заседании вновь (как в Тегеране и Ялте) заговорили о Польше. Советская делегация отстаивала западную польскую границу по рекам Одеру – Нейсе. Трумэн упрекнул Сталина, дескать, тот уже фактически передал полякам эти районы, не дождавшись мирной конференции. По настоянию советской стороны в Потсдам прибыли представители из Варшавы во главе с Болеславом Берутом. Польская делегация требовала немецкие земли и обещала демократические выборы. Черчилль и Трумэн предлагали не спешить, а Черчилль выразил унизительное сомнение, что Польша сможет успешно «переварить» столь огромную территорию. Кстати, «польский вопрос», стоивший Черчиллю столько крови (в переносном смысле, конечно), был последним, который он обсуждал в ранге премьер-министра Великобритании.
«Польская операция» оказалась одной из самых ожесточенных. Жаль, в официальной Варшаве не помнят (или делают вид, что забыли), как зарождалась очередная государственность поляков. Другими словами, за счет немецких земель Сталин сделал Польше своеобразную «компенсацию» пакта Молотова-Риббентропа.
Следующим «разгромом» Британии и США стало решение о присоединение к Советскому Союзу северной части Восточной Пруссии с Кенигсбергом. (Между прочим, «кусочек» Пруссии вместе с Клайпедой достался Литве.) В обмен на согласие СССР участвовать в войне против Японии союзникам пришлось закрыть глаза на то, что красный флаг поднялся над Южным Сахалином и Южными Курилами. Вдобавок ко всему были удовлетворены практически все требования СССР, касавшиеся компенсации ущерба, нанесенного немцами. Военно-морской флот Германии делился в равных пропорциях между тремя странами. Большую часть германских подлодок затопили. Судьбу нацистских преступников предстояло определить на международном трибунале (хотя Черчилль вначале предлагал «передавить» их без особого шума).
Сейчас ясно – генералиссимусу удалось «продавить» своих дипломатических противников практически по всем фронтам. Отдельные «поражения» (например, «не прошла» отмена конвенции Монтре, касающаяся проливов Босфора и Дарданелл) не способны смазать общую картину. Прагматик до мозга костей, Сталин не мог не понимать – победа будет пирровой, с «союзниками» придется распрощаться. Так и вышло: Потсдам стал прологом холодной войны. НО! Советский Союз получил супервыгодный мир. Много позже другие руководители нашего государства действовали в обратном порядке – разменивали державные интересы на «хорошие отношения». Но это уже другая – во всех смыслах — история.

Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeСб Авг 07, 2010 4:07 am

http://www.jewish.ru/history/press/2010/07/news994287312.php Глобальный еврейский онлайн центр Jewish.Ru 16.07.20105
Сталин и евреи в годы войны
Ким ВАССЕРМАН Еженедельник "Секрет"
ДЕЛО ВОЖДЯ - ЗА РЕШЕТКУ!
Представить себе трудно, что Сталин мог какого-то человека искренне уважать, а тем более любить. По отношению к гражданам своей страны он испытывал три основных чувства: людей он ненавидел, либо людей он ненавидел люто и беспредельно, либо людей он терпел в силу обстоятельств.
Евреев он ненавидел люто и до такой степени, что в разгар организованной им жуткой антиевреейской истерии начала 1950-х годов, когда уже начались расстрелы лучших сыновей еврейского народа и когда нависла угроза уничтожения всех евреев, живущих в СССР, - Сталин захлебнулся этой своей лютой ненавистью к евреям. И в самый последний момент, когда уже все было готово для исполнения казни еврейского народа, сам Бог свершил над ним свой суровый, но справедливый суд, и кровавая рука палача была остановлена навеки. Ибо Бог, как известно, един и один для всех без исключения. И тот, кто считает себя богочеловеком, кто губит миллионы невинных людей, как это делали Сталин и Гитлер, получает Божью кару не только в виде мучительной смерти, но и в виде вечных людских проклятий.

МНЕНИЕ "ВОЖДЯ" О СОЛДАТАХ-ЕВРЕЯХ
Не вызывает сомнения, что на передовой линии фронта при непосредственных столкновениях с врагом евреи-воины делали все, что было в их возможностях, чтобы победить врага. О героизме воинов-евреев написано множество книг и статей. Только награжденных орденами и медалями за период Великой Отечественной войны составило свыше 160 тысяч человек из 500 тысяч воевавших евреев. А за бесстрашие и героизм звание Героев Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая звезда" присвоено 157 воинам еврейской национальности. Только офицеров еврейской национальности в действующей армии было 32 тысячи.
Однако хочется особо отметить тот факт, что для евреев, находившихся в условиях войны, фашистский солдат, с кем он нередко встречался лицом к лицу в бою, - это был не просто солдат фашистской армии, пытавшийся захватить его страну. Это нацист, по понятиям которого еврей - это даже не совсем человек, это существо, которое не имеет права на существование. Так их учил их вождь Гитлер.
Возможно, что вот именно этот нацист, которого еврей видел перед собой, - это тот самый, который на занятых территориях убивал и сжигал беззащитных еврейских детей и их матерей. Поэтому при непосредственных контактах с фашистским врагом воин-еврей действовал, как правило, с особым ожесточением, беспощадностью и безжалостностью. А с другой стороны, не побоюсь сказать этих высоких слов, с бесстрашием и мужественностью, не жалея своей жизни. Поэтому неудивительно, что 45 Героев Советского Союза еврейской национальности получили это звание посмертно.
Однако у Сталина было свое мнение о еврее-солдате. В ноябре 1941 года в Кремле Сталин в присутствии Молотова, а также представителей польского эмигрантского правительства и других лиц сказал: "Евреи неполноценные солдаты... Да, евреи плохие солдаты". И это говорил руководитель государства в то время, когда в силу своего бездарного руководства армией и всей страной он допустил настолько безграмотные действия, что трехмиллионная Красная армия панически отступала по всей линии от севера до юга страны, неся при этом огромные потери в живой силе.Можно ли было в то хаотичное время начала войны делать вывод о тех или иных солдатах-евреях? И это притом, что уже в первые дни войны многие воины-евреи показывали беспримерное, невиданное мужество в боях с захватчиком. "Евреи - плохие и неполноценные солдаты", - "провозгласил" "вождь". И это тогда, как уже 27 июня 1941 года летчик Исаак Зиновьевич Пресайзен один из первых направил свой подбитый самолет на немецкую танковую колонну. Он погиб, уничтожив немало немецких солдат. А танкист Соломон Аронович Горелик на своем танке ворвался в расположение артиллерийской части врага, где в упор вел огонь из танка по немецким солдатам. А заодно давил артиллерийские орудия. Он сгорел вместе с танком. Ему было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза 23.10.1941 года.
И это тогда, когда не единожды, обвязав себя гранатами, целый ряд воинов-евреев взорвали себя вместе с десятками вражеских солдат, за что посмертно были отмечены званием Героя Советского Союза.
А летчица-штурман, впоследствии Герой Советского Союза, Полина Гельман за время войны сделала 860 боевых вылетов. Ни один летчик-мужчина не совершил столько вылетов. 113 тонн бомб сбросила она на врага.
В 1961 году маршал Г.К.Жуков отозвался о подвиге еврея-артиллериста, Героя Советского Союза Ефима Дыскина, совершенном в начале войны, как об одном из выдающихся подвигов в период Великой Отечественной. Он, один оставшийся в живых из всего артиллерийского расчета, трижды раненый, подбил семь немецких танков.
Подобных примеров с воинами еврейской национальности много, поэтому "мудрые" слова Сталина о неполноценности солдат-евреев не что иное, как ядовитая намеренная ложь и клевета на евреев-воинов. Не обладая никакими фактами, антисемит Сталин произвольно дает унизительную и оскорбительную характеристику воина-еврея.
Но самое худшее, что этот взгляд "вождя" на воина-еврея наложил свой отпечаток на оценку всех событий Отечественной войны, в которых принимали участие советские евреи.

НАГРАДА ЗА МУЖЕСТВО И ПРОЛИТУЮ КРОВЬ
Итак, Героев Советского Союза - граждан еврейской национальности насчитывается 157 человек. Цифра внушительная. Однако, как это ни парадоксально звучит, эта цифра явно не соответствует реальной действительности. В штабах армии был хорошо известен тот факт, что из списков наиболее отличившихся солдат и офицеров, поданных для награждений и присвоения званий, типично еврейские фамилии нередко вычеркивались либо штабными работниками частей и соединений, либо самой высокой инстанцией. Таким образом эти воины - герои оставались без заслуженных орденов, а то и без почетных званий Героев Советского Союза.
Шла какая-то гнусная и нечистоплотная, а по сути преступная игра по отношению у воинам-евреям, проливавшим кровь и нередко отдававшим жизни за советскую родину. Даже в газетах того времени о героизме воинов-евреев, да еще с типично еврейскими фамилиями, именами и отчествами, писать считалось политически некорректным. Как будто от слова "еврей" или от фамилии, например, "Шнеерсон", имени "Исаак" или "Абрам" исходила то ли враждебность, то ли чужеродность, то ли опасность, то ли позор, то ли брезгливость. Корреспондент газеты, который неосмотрительно пренебрег этой установкой, мог серьезно поплатиться.
Эта неприязнь и неуважение к воинам-евреям, стоявшим на фронте в одном ряду с представителями всех других национальностей, могла распространяться лишь тогда, когда она специально взращивалась, чтобы заразить собою население страны и армию. Разжечь антисемитизм легко - потушить трудно.
Евреи-орденоносцы, евреи-герои, число которых увеличивалось на глазах, являли собою некую новую черту еврейского характера, ранее не известную в истории России. Инородцы, права которых исторически ущемлялись на территории России, которые считались второсортными гражданами, никогда ранее не имели возможности проявить свой героический характер в борьбе с ненавистным врагом.
Но именно такое неоднократное проявление мужества и героизма еврейскими воинами противоречило мнению и желанию, а возможно, и неким далеко идущим планам "вождя". С этим "безобразием" в советской армии, да и вообще в СССР надо кончать! Вот и решили кончать.
В подтверждение сказанного уже в октябре 1942 года Сталин дает прямое указание, чтобы евреев, бежавших с запада от гитлеровцев, в партизанские отряды не допускать. После этого указания некоторые особо рьяные исполнители не допускали, а то и расстреливали евреев как шпионов, пытавшихся пробраться в отряд. Некоторым евреям пришлось самим организовывать еврейские партизанские отряды и громить опорные пункты фашистов и полицаев в тылу у врага. Таких отрядов насчитывались десятки.
Но главное дальше. В начале 1943 года начальник Главного Политуправления Красной армии, один из основных подхалимов Сталина, который без ведома Сталина не мог предпринимать никаких решений, он же начальник Совинформбюро, он же секретарь ЦК ВКП(б), которому подчинялась вся пропаганда в стране, генерал-полковник Щербаков разослал по фронтам "негласную" директиву, в которой было дословно сказано: "Награждать представителей всех национальностей, но евреев ограниченно". Это уже был сигнал к вычеркиванию евреев из списков на награды. Дело доходило до абсурда и запредельной тупости. Например, казаха - узбека - татарина по фамилии, скажем, Акбар Мухамбетов, наградить, так как он есть Акбар Мухамбетов, не говоря уже о русском Иванове, а вот еврей Абрам Шустерман - пошел ты вон, не родись, гад, Абрамом, да еще и Шустерманом.
То есть если Героем войны стал казах, татарин, узбек, то это политкорректно и это даже поощрялось. Смотрите, узбек из далекого кишлака стал Героем Советского Союза! Вот что значит Союз равных республик. Это говорит о "мудрой национальной" сталинской политике. Но герои-евреи, да еще когда их становится все больше и больше - это недопустимо, "по понятиям" главного антисемита страны, "вождя и учителя всех времен и народов" - Сталина. Это противоречит его какой-то, в то время пока еще не понятной, генеральной линии.
Были прямые указания Сталина и главного исполнителя его указаний Маленкова "быть более бдительными" к евреям при назначениях на должность и награждениях. Вышел даже так называемый специальный "циркуляр Маленкова" по данному вопросу. Ну никак не выходили из головы Сталина "эти евреи".
А тем временем евреи, как и герои других национальностей, совершали подвиг за подвигом.
Летчики-евреи врезались своими самолетами в колонны и скопления танков и живой силы противника. Они же совершали воздушные тараны, погибая за родину - СССР, совершая подвиги, подобно Гастелло и Талалихину.
Однако из 20 летчиков еврейской национальности, на которых были поданы документы на присвоение звания Героя Советского Союза, это звание было присвоено лишь восьмерым. И то одному в 1991 году.
А летчик-истребитель еврей Александр Горелик в одном бою сбил 9 немецких самолетов, а на другой день сбил еще один, после чего погиб. Звания Героя не получил.
Командующий фронтом Рокоссовский представил полковника авиации штурмана Льва Овсищера к присвоению звания Героя Советского Союза. Но эта фамилия была вычеркнута из списка в коридорах высшей власти.
За таран своим самолетом колонны движущегося противника 27 июня 1941 года Исаак Зиновьевич Пресайзен был представлен к званию Героя Советского Союза. Но представление осталось лишь в архиве без исполнения.
Раппопорт И.А., командир батальона десантников дважды представлялся к званию Героя Советского Союза. И оба раза звание Героя заменялось второстепенными наградами.
Трижды был представлен к званию Герой Советского Союза командир 342-го гвардейского тяжелого самоходного Новоград-Волынского артиллерийского полка подполковник Семен Борисович Фишельсон, но каждый раз его фамилия вычеркивалась из списка воинов, представляемых к награждению.
А, например, разведчику-еврею Гершу Гехтману было торжественно объявлено о присвоении звания Героя Советского Союза. Но затем кем-то из вышестоящих командиров его фамилия также была вычеркнута. Герой остался без награды.
Случаев подобного рода были сотни. Только зафиксированных в архивах отказов в присвоении звания Героя Советского Союза евреям насчитывается 49. Тогда как подобных отказов героям других национальностей всего несколько.
Почему я делаю упор на звании Героя Советского Союза? Да потому, что это и есть тот показатель, который характеризует положение евреев во время Великой Отечественной войны.
О маршале бронетанковых войск П.С.Рыбалко бывший его подчиненный командир танковой бригады русский по национальности Лобанов А.Б. сказал:
Цитата :
"Пожалуй, он единственный, кто плевал на все указания сверху в отношении евреев, маршал продолжал и принимать к себе (в танковую армию), выдвигать и награждать. Его армия насчитывала столько Героев Советского Союза - евреев, сколько остальные танковые армии, вместе взятые"
Когда разведчицу Мирьям Фридман должны были представить к званию Героя Советского Союза, командир дивизии вызвал её в штаб и в присутствии командиров спросил, какая у нее национальность. Она ответила: еврейка. Он предложил ей заменить еврейскую национальность на латышскую. Мирьям ответила отказом. Командир возмутился: стране нужно, чтобы ты была латышкой. Но Мирьям вновь отказалась. Таким образом, звание Героя она не получила.
Были случаи, когда того или иного воина-еврея представляли к званию Героя Советского Союза два и три раза, но они были вновь и вновь вычеркнуты из списков. Подвиги воинов-евреев замалчивались. И только архивные данные и докладные командиров с соответствующими описаниями подвигов свидетельствуют о героизме этих советских евреев.
Это выискивание и вычеркивание евреев из общих списков на представление к наградам напоминает мне выискивание предателями-полицаями евреев, оставшихся на оккупированных территориях, чтобы сдать их на погибель оккупантам.
Зачеркивание часто раненых, а то и убитых проявивших себя в бою евреев сравнимо с выборочными отстрелами в спину бойцов-евреев, бегущих вперед с возгласом "За Родину!"
Вот такую предательскую антисемитскую систему придумал главный тиран страны по отношению к евреям за их преданность и героизм.

СЛУЧАЙ С УЧАСТНИКОМ ВОЙНЫ, НЫНЕ ЖИВУЩИМ В АШДОДЕ
Я хочу описать конкретные, мало кому известные события, случившиеся с одним из ветеранов войны, который на себе испытал прелести сталинского "внимания" к евреям-участникам боев с гитлеровскими войсками.
Речь пойдет о жителе города Ашдод Михаиле Зиновьевиче Склянникове.
В апреле 1945 года, двигаясь с боями вперед на запад, стрелковый полк, в котором воевал Михаил, подошел к реке Одер. За рекой укрепились немецкие войска. Полк на своем участке должен был форсировать водную преграду, а затем продолжать движение в сторону Берлина в составе войск.
Для форсирования реки командир полка сформировал специальную штурмовую группу в количестве 100 человек. В этот штурмовой отряд был определен и Михаил. Согласно приказу, группа должна была в течение ночи форсировать Одер (ширина реки была несколько километров, так как происходило это во время весеннего разлива, да и немцы взорвали плотину). Затем надо было зайти в тыл врага, захватить стратегически важный плацдарм - высоту на другом берегу реки, организовать круговую оборону с тем, чтобы обеспечить форсирование реки основными силами полка. И самое главное - любой ценой удержать высоту до прихода основных сил. Именно эта штурмовая группа, в которой находился Михаил, первой форсировала Одер в труднодоступном месте (немцы считали, что в том районе форсирование невозможно, поэтому не охраняли берег). Затем неожиданно для врага группа зашла в его тыл и заняла этот плацдарм. Более двух суток группа отражала яростные атаки немецких танков, артиллерии и пехоты. Плацдарм был удержан. Основные силы полка перешли реку, путь на запад был открыт. Пытаясь выбить с плацдарма группу, в которой находился Михаил, немцы потеряли 150 человек и несколько танков. Но и от штурмовой группы советских воинов в количестве 100 человек в живых осталось лишь 15. Среди этих пятнадцати был и дважды раненый Михаил Зиновьевич Склянников. Сколько Михаил убил фашистов, он не считал. Находясь в том огненном кольце, он только и помнит, что, перемещаясь с одной точки на другую, после каждого убитого фашиста еще больше ожесточался против врага.
Учитывая важность исполненного задания, за мужество и героизм восьмерым из пятнадцати оставшихся в живых было присвоено звание Героя Советского Союза, другие шестеро были награждены орденом Боевого Красного Знамени. Но показательно, что из этих 15 воинов лишь один был еврей, и этот один еврей, Михаил Зиновьевич Склянников, не получил ни ордена, ни звания Героя, хотя к награде был представлен. То есть из пятнадцати оставшихся в живых 14 были отмечены высокими правительственными наградами, а еврея Михаила Зиновьевича Склянникова Сталин награждать не велел. Михаил был отмечен, но - грамотой с портретом Сталина, которую я прилагаю для ознакомления. Эта грамота на фоне звания Героя являлась просто насмешкой.
Уже после войны Михаил встречался со своими друзьями - Героями Советского Союза, с кем вместе находились на той высоте и с кем вместе проливали кровь, кромсая фашистов. Друзья - герои все удивлялись, а возможно, и догадывались: как это так, на всех 15 человек был подан список на награды, но лишь один из них не был награжден.
На предложенном вашему вниманию снимке - Михаил Зиновьевич Склянников со своим другом Героем Советского Союза Павлом Гавриловичем Гуденко. Их, на всю оставшуюся жизнь, породнила совместно пролитая в окопе кровь. И если простой русский человек Павел Гуденко удивлялся, почему это Михаил, выполнявший задачу наравне с ним, не награжден, то сама жизнь и сам Всевышний дают ему такое же высокое звание, какое носят те, с кем он вместе стоял насмерть против фашистов. Михаил Зиновьевич Склянников явно стал жертвой грязной антисемитской политики сталинских времен. Поэтому справедливость должна быть восстановлена. За давностью времени это сделать будет нелегко. Но через официальные органы России общественные организации Израиля могут оказать содействие Михаилу Склянникову восстановить справедливость и добиться награды герою-еврею за совершенный им подвиг. Честь тебе и слава, оставшийся в живых солдат, Герой войны, еврей Михаил Склянников, ветеран той большой и жуткой войны, отважно освобождавший мир от фашизма вместе с воинами других национальностей. Да будет тебе, Михаил, удача!
Может быть, некоторые из читающих эти строки скажут: подумаешь, проблема, не наградили человека. Но дело не только в награде. В этом зачеркивании фамилий воинов при награждении были видны признаки надвигавшегося сталинского вычеркивания из жизни целого народа. В этом и заключается трагедия еврейского народа, честно служившего своей стране. Это подлое вычеркивание еврейских фамилий еще и еще раз свидетельствует о враждебности сталинского правительства к евреям.

ВОЗМЕЗДИЕ
Уважаемый читатель, может возникнуть вопрос, почему здесь Сталин помещен за решетку? Пусть воют от злобы оставшиеся почитатели кровавого тирана Сталина. Я пишу от имени своих двух отцов (родного и отчима) - жертв сталинских расстрельных игр. Пишу от имени деда моей жены, украинца, проживавшего в России, расстрелянного как кулака; от имени миллионов, безвинно сгнивших заживо в сталинских тюрьмах и лагерях. Пишу и от своего имени, как побывавший, не зная за что, в сталинской тюрьме и даже в жутком сибирском тюремном карцере. Я вынес определение поместить имя Сталина и память о нем за тюремную решетку. И навечно! За такую же тюремную решетку, за какой сидели миллионы невинных граждан страны СССР, за какой сидел и я. Это будет справедливо со всех сторон. Я уверен, что нормальные люди меня поддержат. Таков наш личный суд. И уверен, что таков же суд истории.
Надо сказать, что все последующие правительства СССР не стали особо менять политику Сталина в отношении еврейства. Конечно, убийств и диких обвинений уже не было. Но, тем не менее, выдвигались всевозможные препятствия в учебе, в продвижении по службе, выездах за границу и т.д. Не удивительно, что когда советская власть стала ослабевать и евреи получили возможность уезжать, то они в массовом порядке стали покидать ту родину навсегда, о чем и пишет Андрей Зелев, русский поэт:

Советские евреи умели воевать
Зря Брежнев выпустил народ
Лечили и учили всех бесплатно
Союз Советский был бы и поныне Советские евреи умели торговать
Не вымирал тогда б славянский род
Но нам их не вернуть обратно
И русский был желанным в Украине
Уехал, врач, ученый, командир
Сидит Беркович в Натовском НИИ
В Германию Израиль или Штаты
Имеет в месяц десять тысяч евро
Тогда страну покинул целый мир
Он вспоминает молодые дни
А после развалил ее Горбатый
Былой Советской Армии маневры...


Автор - гражданин Израиля и России, офицер, участник войны с нацизмом
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeСб Авг 21, 2010 9:49 am

http://gusev-a-v.livejournal.com/21244.html
Анатолий Гусев gusev_a_v August 17th, 15:43
Краткие заметки о прошлом и настоящем
Интервью с вождем. Курская битва
Сегодня читал новостную ленту о поздравлении ветеранов участников Курской битвы и заинтресовался, что по-поводу этого сражения говорил Сталин И.В. Стал читать и обнаружил «Доклад на торжественном заседании московского Совета депутатов трудящихся с партийными и общественными организациями города Москвы» от 6 ноября 1943 года. Прочитал и очень уж захотелось сделать еще одно «интервью». В общем, внеплановое «Интервью с вождем». Обращаю внимание: вопросы, как обычно, мои, а ответы — это реальные высказывания Сталина И.В. полностью взятые из вышеуказанного доклада без каких либо изменений.

-Иосиф Виссарионович, как вы оцениваете в целом 1943 год? Был ли он переломным в Великой Отечественной войне?
-Этот год был переломным прежде всего потому, что в этом году Красной Армии впервые за время войны удалось осуществить большое летнее наступление против немецких войск, причем немецко-фашистские войска под ударами наших войск оказались вынужденными поспешно оставлять захваченную ими территорию, нередко спасаться бегством от окружения и бросать на поле боя большое количество техники, складов вооружения и боеприпасов, раненых солдат и офицеров.
Таким образом, успехи нашей летней кампании во второй половине этого года явились продолжением и завершением успехов нашей зимней кампании в начале этого года.

-Для Великой Отечественной войны летнее наступление РККА — это нечто новое. На Западе до сих пор говорят, что Наполеона победил «генерал Мороз»... Теперь им придется придумывать что-то другое,например как «немцев завалили мясом»...
- Теперь, когда Красная Армия, развивая успехи зимней кампании, нанесла немецким войскам могучий удар летом, можно считать окончательно похороненной басню о том, что Красная Армия неспособна будто бы вести успешное наступление в летнее время. Истекший год показал, что Красная Армия так же хорошо может наступать летом, как и зимой.
В результате этих наступательных операций нашим войскам удалось в течение истекшего года пройти с боями от 500 километров в центральной части фронта до 1300 километров на юге, освободив до 1 миллиона квадратных километров территории, то есть почти до 2/3 Советской земли, временно захваченной врагом, при этом вражеские войска оказались отброшенными от Владикавказа до Херсона, от Элисты до Кривого Рога, от Сталинграда до Киева, от Воронежа до Гомеля, от Вязьмы и Ржева до подступов Орши и Витебска.
Не веря в прочность своих прошлых успехов на советско-германском фронте, немцы заранее, на протяжении длительного времени строили мощные оборонительные полосы, особенно вдоль крупных рек. Но в боях этого года немцев не спасли ни
реки, ни мощные укрепления. Наши войска разрушили оборону немцев и только за три летних месяца 1943 года мастерски форсировали четыре очень серьезных водных преграды - Северный Донец, Десну, Сож и Днепр. Я уже не говорю о таких преградах, как оборона немцев в районе реки Миус - западнее Ростова и оборона в районе реки Молочная - около Мелитополя.

- Ну а кто кого все-таки «мясом-то завалил?»
- Этот год был переломным годом еще и потому, что Красной Армии удалось в сравнительно короткий срок перебить и перемолотить наиболее опытные старые кадры немецко-фашистских войск, закалив вместе с тем и умножив свои собственные кадры в успешных наступательных боях в течение года За истекший год немецко-фашистская армия в боях на советско-немецком фронте потеряла более 4 миллионов солдат и офицеров, из них не менее 1 миллиона 800 тысяч убитыми. Кроме того, немцы потеряли за этот год более 14 тысяч самолетов, более 25 тысяч танков и не менее 40 тысяч орудий.
Теперь немецко-фашистская армия уже не та, какой она была в начале войны. Если в начале войны она имела достаточное количество опытных кадров, то теперь она разбавлена новоиспеченными молодыми неопытными офицерами, которые поспешно бросаются немцами на фронт, так как нет у них ни необходимых офицерских резервов, ни времени, чтобы обучить их.

-Красная Армия тоже понесла потери. Особенно в начале войны. В РККА картина похожа на ту, которую мы видим в вермахте?
-Совершенно другую картину представляет ныне Красная Армия. Ее кадры выросли и закалились в успешных наступательных боях за истекший год. Количество ее боевых кадров растет и будет расти, так как наличие необходимых офицерских резервов дает ей время и возможность обучать молодые офицерские кадры и выдвигать их на ответственные посты.
Характерно, что вместо 240 дивизий, стоящих в прошлом году перед нашим фронтом, из коих 179 дивизий было немецких, в этом году перед фронтом Красной Армии стоит 257 дивизий, из коих 207 дивизий являются немецкими. Немцы, видимо, рассчитывают компенсировать сниженное качество своих дивизий увеличением их количества. Однако поражение немцев за истекший год показывает, что ухудшенное качество дивизий невозможно возместить увеличением их количества.

- Какая победа на ваш взгляд, является ключевым поворотным пунктом второй мировой войны?
- С чисто военной точки зрения поражение немецких войск на нашем фронте к исходу этого года было предрешено двумя важнейшими событиями: битвой под Сталинградом и битвой под Курском.
Битва под Сталинградом кончилась окружением 300-тысячной армии немцев, разгромом последней и пленением около 1/3 окруженных войск. Чтобы иметь представление о размерах того невиданного в истории побоища, которое разыгралось на полях Сталинграда, необходимо знать, что по окончании Сталинградской битвы было подобрано и похоронено 147 тысяч 200 убитых немецких солдат и офицеров и 46 тысяч 700 убитых советских солдат и офицеров. Сталинград было закатом немецко-фашистской армии. После Сталинградского побоища, как известно, немцы не могли уже оправиться.
Что касается битвы под Курском, то она окончилась разгромом двух основных наступающих групп немецко-фашистских войск и переходом наших войск в контрнаступление, превратившееся потом в мощное летнее наступление Красной Армии. Битва под Курском началась наступлением немцев на Курск с севера и с юга. Это была последняя попытка немцев осуществить большое летнее наступление и в случае ее успеха наверстать потерянное. Наступление окончилось, как известно, провалом. Красная Армия не только отбила наступление немцев, но сама перешла в наступление и рядом последовательных ударов в течение летнего периода отбросила немецко-фашистские войска за Днепр.
Если битва под Сталинградом предвещала закат немецко-фашистской армии, то битва под Курском поставила ее перед катастрофой.

- Как вы думаете на что рассчитывали немцы продолжая эту чудовищную войну?
- Немцы рассчитывали взять курс на затяжную войну, стали строить оборонительные рубежи и "валы", объявив во всеуслышание о неприступности их новых позиций. Но Красная Армия и здесь опрокинула расчеты немцев, прорвала их рубежи и "валы", продолжает успешно наступать и не дает им сроков для затяжки войны.
Немцы рассчитывали выправить положение на фронте при помощи "тотальной" мобилизации. Но события и здесь опрокинули расчеты немцев. Летняя кампания уже съела 2/3 "тотально" мобилизованных, однако незаметно, чтобы это обстоятельство принесло какое-либо улучшение в положении немецко-фашистской армии. Возможно, что придется объявить еще одну "тотальную" мобилизацию, причем нет оснований предположить, что повторение подобной меры не приведет к "тотальному" крушению некоторого государства.

- В чем по-вашему, кроется успех Красной армии?
-Успехи Красной Армии были бы невозможны без поддержки народа, без самоотверженной работы советских людей на фабриках и заводах, шахтах и рудниках, на транспорте и в сельском хозяйстве. Советский народ в трудных военных условиях сумел обеспечить свою армию всем минимально необходимым и непрестанно совершенствовал ее боевую технику. На всем протяжении войны врагу не удалось превзойти нашу армию по качеству вооружения. В то же время наша промышленность давала фронту все большее и большее количество боевой техники. Истекший год был переломным годом не только в ходе военных действий, но и в работе нашего тыла. Перед нами не стояли уже такие задачи, как эвакуация предприятий на восток"и перевод промышленности на производство вооружения. Советское государство имеет теперь слаженное и быстро растущее военное хозяйство. Стало быть, все усилия народа могли быть сосредоточены на увеличении производства и дальнейшем совершенствовании вооружения, особенно танков, самолетов, орудий, самоходной артиллерии. В этом мы достигли крупных успехов.

- Как вам кажется, не благодаря ли успехам Красной Армии одерживают победы и союзники?
-Результаты и последствия побед Красной Армии далеко вышли за пределы советско-германского фронта, изменили все дальнейшее течение мировой войны и приобрели крупное международное значение.

-А действия союзников серьезно повлияли на ситуацию на советско-германском фронте в 1943 году?
-В этом году удары Красной Армии по немецко-фашистским войскам были поддержаны боевыми действиями наших союзников в Северной Африке, в бассейне Средиземного моря и в Южной Италии. Вместе с тем союзники подвергали и продолжают подвергать основательной бомбардировке важные промышленные центры Германии и тем самым значительно ослабляют военную мощь врага. Если ко всему этому добавить тот факт, что союзники регулярно снабжают нас разным вооружением и сырьем, то можно сказать без преувеличения, что всем этим они значительно облегчили успехи нашей летней кампании. Конечно, нынешние действия союзных армий на юге Европы не могут еще рассматриваться как второй фронт Но это все же нечто вроде второго фронта. Понятно, что открытие настоящего второго фронта в Европе, которое не за горами, значительно ускорит победу над гитлеровской Германией и еще более укрепит боевое содружество Союзных государств.
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeСр Авг 25, 2010 9:58 pm

http://grani.ru/opinion/sokolov/m.176431.html Грани.ру 29.03.2010 11:11
Борис Соколов Жуков - это Сталин сегодня
Документальный фильм "Маршал Жуков", показанный по Российскому телевидению, преследует очевидную, не скрываемую авторами цель: сделать из Георгия Константиновича Жукова главного архитектора победы в Великой Отечественной войне, заменить им фигуру Сталина на пьедестале Победы. Авторы с изумительным доверием относятся к мемуарам Жукова, не подвергая сказанное там ни малейшему сомнению. Они уверены, что существует некий канонический текст воспоминаний маршала, искаженный цензурными купюрами и вставками, но в 90-е годы наконец восстановленный в неискаженном виде.
В действительности первоначальный текст, написанный или по крайней мере авторизованный Жуковым, был изменен существенно и необратимо. Разного рода редакторы не только исправляли фактические ошибки и убирали острые места, в том числе с критикой Сталина, но и дополняли рукопись материалами о развитии Красной Армии и о ходе боевых действий. Предполагалось, что книга Жукова "Воспоминания и размышления", готовившаяся в издательстве АПН, даст не только советскому, но и иностранному читателю желательное представление о вкладе СССР в победу. После смерти Жукова его мемуары были переизданы в двух томах, причем там содержались ссылки на книги, вышедшие уже после кончины маршала.
В 90-е годы "Воспоминания и размышления" были переизданы в наиболее полном виде (но без анекдотической вставки о несбывшейся мечте Жукова встретиться в 1943 году с полковником Брежневым). Был добавлен ряд фрагментов (но отнюдь не все) из первоначальной рукописи, а также некоторые материалы из архива маршала. Так что нынешний текст является плодом коллективного труда многих авторов и редакторов и вовсе не представляет собой некую неискаженную рукопись самого Жукова.
В фильме Жуков часто поправляет Сталина, порой в грубой форме, и вообще представляется истинным творцом основных побед в войне. Для реконструкции ряда эпизодов используется довольно убогая компьютерная графика. Некто в домашнем халате, даже отдаленно не похожий на Жукова, изображает маршала в период писания мемуаров. Компьютерного Берию наградили традиционным пенсне, зато почему-то сделали абсолютно лысым (наверно, перепутали с Тимошенко). Кстати сказать, утверждается, будто Берия и Жуков ненавидели друг друга, почему Георгий Константинович, дескать, с удовольствием принял участие в аресте Лаврентия Павловича. В действительности никаких документальных доказательств враждебности между Жуковым и Берия до сих пор не найдено. Наоборот, Берия писал в предсмертном письме, уже после ареста, членам Президиума ЦК, что после проигрыша Смоленского сражения Сталин собирался репрессировать Жукова, но Берия, Маленков, Микоян и Молотов уговорили Сталина назначить Жукова командующим Резервным фронтом "и тем самым спасли будущего героя нашей Отечественной войны".
В фильме же, вслед за "Воспоминаниями и размышлениями", утверждается, будто Сталин сместил Жукова с поста начальника Генштаба и назначил командовать Резервным фронтом за то, что Георгий Константинович предложил сдать Киев. Это утверждение опровергается документами. Соответствующую докладную записку о вероятном ударе немцев против Юго-Западного фронта Жуков подал, уже будучи командующим Резервным фронтом, и оставить Киев он не предлагал.
Авторы фильма стараются во всем оправдать Жукова. Оправдание находится даже для знаменитого людоедского приказа, отданного Жуковым в сентябре 1941 года на Ленинградском фронте и предписывающего расстреливать семьи тех, кто добровольно сдастся в плен. По жестокости этот приказ превосходил даже печальной памяти приказ № 270, предписывающий ссылать семьи пленных. Однако в фильме Жуковский приказ оправдывается тем, что репрессиями против семей пленных грозили еще царские власти в Первую мировую войну. Однако при этом не говорится, что тогда дальше пропагандистских угроз дело не пошло, а вот в Великую Отечественную семьи пленных действительно ссылали в сибирские лагеря, а Жуков дошел даже до расстрелов.
В фильме не раз говорится о жестокости Жукова, но при этом подчеркивается, что жестокость была оправдана сложившейся обстановкой и существовавшей политической системой. Насчет системы, пожалуй, отчасти верно (хотя слова "тоталитарный" в фильме старательно избегают). Только авторы фильма забывают добавить, что жестокость Жукова - это не только телефонный мат, но и избиения генералов и офицеров, а также бессудные расстрелы правых и виноватых. А ведь были в этой системе маршалы, которые обходились без мата, мордобоя и поспешных расстрелов, - например, Рокоссовский или Малиновский.
Можно согласиться с тем, что сама сталинская тоталитарная система заставляла маршалов и генералов воевать расточительно, не умением, а числом, поскольку хорошо обученных и самостоятельно мыслящих военных Сталин опасался, видя в них источник бонапартизма. Но дело здесь, пожалуй, не только в тоталитаризме, но и в так и не преодоленной за два послереволюционных десятилетия общей культурной отсталости России по сравнению с Германией и другими западными странами, в низкой цене человеческой жизни, которую Красная Армия унаследовала от царской армии. Интересно, что соотношение потерь убитыми между русскими и германскими войсками в Первой мировой войне было почти таким же катастрофическим для нашей страны, как в Великой Отечественной.
Жукова в фильме пытаются представить истинно православным, цитируют на фоне кадров с ним библейский псалом. Намекают даже, что перед тем, как ехать принимать парад Победы, Жуков мог перекреститься на кремлевские соборы. Правда, сообразив, что рукой, которой маршал держал фуражку (а именно так его запечатлела кинохроника), креститься было бы затруднительно, предположили, что маршал просто смахнул с фуражки капли дождя. Между тем никаких данных о том, что Жуков был верующим, нет, и его деяния меньше всего похоже на деяния нового святого. Жуков был не менее жесток, чем Сталин, и только такой маршал мог быть первым заместителем верховного главнокомандующего в войне. Но настоящим полководцем в этой войне мог быть только сам Сталин, держащий в руках все нити управления войсками и экономикой, хотя из-за плохого знания военного дела часто принимавший далеко не лучшие решения. Так что приписать все победы Жукову, а поражения - Сталину и Хрущеву, как это делают вслед за самим Жуковым авторы фильма, было бы неверно и весьма наивно.
Разумеется, Манштейн или Эйзенхауэр под началом Сталина воевать не могли. Их за излишнюю заботу о сбережении личного состава расстреляли бы в считанные дни. Но столь же дико смотрелся бы Жуков во главе германской или американской армии. Да, в Красной Армии могли побеждать только такие маршалы, как Жуков, которые более беспощадно относились к собственным войскам, чем к противнику. Но стоит ли нам с него брать пример?
Есть в фильме и очевидные ошибки. Одна из "говорящих голов фильма", судя по поясняющей надписи - историк, глубокомысленно рассуждает о том, как мудро поступил Жуков: вместо того чтобы идти прямо на Берлин, он сперва решил атаковать немецкие позиции на Зееловских высотах, чтобы разбить основные сила врага там и не дать им вести уличные бои в Берлине. Но Зееловские высоты как раз и лежат на прямом пути к Берлину с востока, и Жукову их нельзя было миновать. Другое дело, что можно было вообще основной удар наносить в обход укреплений Зееловских высот с юга, в полосе 1-го Украинского фронта маршала Конева, но тогда именно ему достались бы основные лавры за взятие Берлина, что ни устраивало ни Сталина, ни Жукова.
Тот же историк утверждает, будто основная 200-тысячная группировка 9-й немецкой армии была окружена к востоку от Берлина на Зееловских высотах. На самом деле эта группировка была окружена не к востоку, а к югу от Берлина, и насчитывала всего 40 тысяч человек, из которых 30 тысяч смогли прорваться и уйти к американцам за Эльбу вместе с 12-й армией Венка. В фильме утверждается также, будто после войны Виктор Абакумов стал министром внутренних дел, тогда как в действительности он был назначен министром госбезопасности.
Еще одна ошибка связана со стремлением показать Жукова человеком, проявляющим особую заботу о солдатах - поэтому он будто бы в бытность свою министром обороны сократил срок службы по призыву в трех до двух лет. На самом деле эта реформа произошла только во второй половине 60-х годов, когда Жуков давно уже находился в отставке. А что же касается заботы Жукова о солдатах, то можно вспомнить проведенные под его руководством учения на Тоцком полигоне, где солдат использовали как подопытных кроликов, на которых проверялось воздействие радиации после ядерных взрывов.
В анонсе к фильму в числе прочих есть и такой вопрос: "Почему в нарушение всех статусов (видимо, статута. - Б.С.) звания Героя Советского Союза Жукову дали 4-ю Золотую Звезду?". Однако в фильме этот сюжет отсутствует. Может, выпал при монтаже? Логично предположить, что авторы фильма побоялись рассуждать на эту щекотливую тему, способную бросить тень на почти иконный облик Жукова. Во-первых, четвертую "Золотую Звезду" маршалу дали в декабре 1956 года, в связи с 60-летием. То есть работала та же схема, что и при награждении Брежнева к очередному юбилею. Брежнев же в фильме резко противопоставлен Жукову как человек, его всячески унижавший и будто бы в течение многих лет препятствовавший выходу в свет жуковских мемуаров. Во-вторых, звание четырежды Героя Советского Союза Жукову присвоили и за подавление в ноябре 1956 года антикоммунистической революции в Венгрии. А отношение современной российской власти к этому событию не очень определенное. С одной стороны, действия советских войск в Венгрии никогда не подвергались осуждению и до сих пор официально считаются едва ли не образцовым выполнением воинского долга. С другой стороны, вроде как и революция в Венгрии теперь прямо не осуждается. В свое время Путин в Будапеште даже извинялся за ее подавление. Поэтому получается не очень хорошо, что Жуков получил своего четвертого Героя за не самое благородное дело.
=============================
1. ВеликийПу ЕМНИП произнес нечто типа "мы понимаем ваши чувства" - это не извинение, но само его появление у могилы недобитых мадьярских нациков уже ляп Evil or Very Mad
2. Конечно, благородно было бы дать дорезать семьи советских военнослужащих - тварь вонючая Mad Mad Mad
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeСр Сен 01, 2010 10:47 pm

http://slon.ru/articles/368447/ 07.05.10 | 12:19
Сталин сдал ордена Иван Слепцов, Алексей Потапов
Памятник страданиям и подвигу граждан страны в Великой Отечественной войне - в комиксе Slon.ru 212
65 лет назад закончилась самая страшная война в истории нашей страны – Великая Отечественная. Страшная тем, что было в ней поставлено на кон, страшная масштабом бедствий, страшная ценой победы. Но тем величественнее подвиг тех, кто воевал и победил, кто работал в тылу и тоже победил. Редакция Slon.ru решила вспомнить, что пришлось пережить нашим соотечественникам на фронте, и придумала, какой памятник им надо поставить в Москве.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

22 июня 1941 году война пришла в Советский Союз. Вернее, для нашей страны изменился характер шедшей уже второй год мировой войны: из стадии локальных конфликтов вроде войны с Финляндией она перешла в полномасштабную военную конфронтацию с Германией. Немецкие войска, насчитывавшие чуть более 4 млн чел., около 4000 самолетов, примерно 4200 танков и штурмовых орудий, более 43 000 орудий и минометов, без объявления войны начали военные действия на западной границе СССР. Пограничные реки были форсированы, а имевшиеся мосты через них, оказавшиеся, к удивлению немцев, не заминированными, захвачены.
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeПт Ноя 19, 2010 2:10 pm

http://www.rus-obr.ru/ru-web/8612 Русский Обозреватель 19/11/2010 - 16:27
Причины первых неудач советских войск в Великой Отечественной войне Автор Русский обозреватель
• Алексей Исаев Писатель, военный историк 14:00 19/11/2010
Цитата :
В военно-исторической литературе и в воспоминаниях участников Великой Отечественной войны называется много различных причин неудач и поражений Красной армии в начале войны. Какие из них можно назвать главными? Какие факторы усугубляли трудности начального этапа войны для советских войск? Почему при явной угрозе начала военных действий со стороны фашистской Германии руководство Советского Союза допустило серьезные просчеты в подготовке армии? На вопросы посетителей сайта ответил историк Алексей ИСАЕВ.
ответы на вопросы
•Игорь Владимирович, Москва:
Скажите, пожалуйста, что мешало Сталину позвонить лично Гитлеру 20 - 22 июня и спросить его, почему тот собрал на границе СССР такую силищу, которая способна за неделю добежать до Урала. И что СССР не намерен мириться с тем, что на его границе идет полномасштабная операция по развертыванию войск вермахта, включая крупномасштабный подвоз топлива, боеприпасов, продовольствя, развертывание полевых госпиталей, пунктов связи, снятие минных заграждений?

•Алексей Исаев:
От тогдашней границы СССР до Урала было около 2,5 тыс. км. Поэтому для того, чтобы добежать до него за неделю вермахту потребовался бы невероятный темп — более 350 км в сутки. Реальный темп даже моторизованных соединений Вермахта составлял около 100 км в сутки. Большая часть германской армии передвигалась пешим порядком и за неделю могла пройти в лучшем случае 350 км. До Урала немецкие группы армий дойти за неделю не могли и не собирались, конечной целью плана "Барбаросса" была линия Архангельск — Астрахань. Что касается прямого общения лидеров, то оно стало привычным в наши дни, во времена "перезагрузки отношений". Тогда более характерно было взаимодействие лидеров посредством обращений по дипломатическим каналам. Такие обращения со стороны СССР в июне 1941 г. имели место, более того, они предпринимались задолго до 20-21 июня 1941 г. Наиболее ярким эпизодом этих попыток вызвать немцев на диалог было сообщение ТАСС от 14 июня 1941 г. Его реальным адресатом были не советские граждане, а немецкие дипломаты и гитлеровская верхушка. Им в завуалированной форме задавался вопрос что они, собственно, хотят от СССР. Когда ответа не последовало, точнее ответом стало гробовое молчание, были предприняты меры по наращиванию группировки советских войск в особых (граничащих с Германией и оккупированной Польшей) военных округах, было начато выдвижение ближе к границе армий внутренних округов. К слову сказать, гробовое молчание было придумано Геббельсом для дезориентации советского руководства. Основная проблема была в том, чтобы получить убедительные доказательства грядущего немецкого вторжения примерно за месяц до его начала. Именно столько требовалось Красной армии на развертывание войск в западных округах и их мобилизацию. Убедительные разведданные, полученные 20 или 21 июня 1941 г. были уже почти бесполезны. Даже занятие обороны на широком фронте армиями прикрытия не спасало особые округа от разгрома. При плотности в 30 км на дивизию вместо 10-12 км по уставу успешно обороняться против крупных сил противника невозможно. Июнь 1941 г. это еще раз доказал со всей определенностью.

•Виктор, г. Екатеринбург:
Почему в "серьезных просчетах" винят в целом руководство СССР, а не разбирают конктретный "вклад" конкретных лиц государства: Верховного Главнокомандующего - И.Сталина, Наркома обороны -Тимошенко и Начальника Генштаба - Жукова? Причем там Нарком промышленности или сельского хозяйства? Почему при "явной угрозе со стороны фашистской Германии" на Западных границах СССР об обороне не вспоминали, а "линию Сталина" фактически уничтожили? И не были ли действия политического руководства страны в 38-41 гг , а действия Красной Армии в период 39-41 годов реальной подготовкой к крупномасштабной "Освободительной миссией Европы от коричневой чумы"? Это же нормальное "превратить мировую войну в мировую революцию", еще Ленин хотел, а Сталин пытался претворить, "что б социализм победил в Европе"? В 20-м году пытались так Польшу "присоветизировать"!

•Алексей Исаев:
Можно вполне определенно утверждать, что никакого "освободительного похода" в СССР запланировано не было. Дело даже не в том, что планы таких походов не обнаружены т.е. теории об "освободительных походов" базируются не на документах, а на богатом воображении их авторов. Есть достаточно фактов, которые прямо противоречат теории "освободительного похода" и не могут быть объяснены его подготовкой. Два простых примера: к июню 1941 г. в приграничных округах СССР велось широкомасштабное строительство укрепрайонов и бетонных взлетных полос на аэродромах. Ни сотни ДОТов, ни десятки бетонных полос взять с собой в "освободительный поход" в Европу невозможно. Спрашивается, зачем их было строить и тратить на это строительство колоссальные средства? При этом есть документальные свидетельства того, что строительство должно было завершиться позднее лета 1941 г. Очевидно, что на линии госграницы 1941 г. СССР планировал оставаться достаточно долго. В западных областях велось интенсивное оборонное строительство. Когда говорят о якобы запланированной "советизации" Польши в 1920 г. почему-то забывают о предшествовавших наступлению Западного фронта на Варшаву событиях. После окончания Первой Мировой войны и обретения государственности Польшей была предпринята попытка восстановления страны в границах Речи Посполитой XVIII столетия. Никакого отношения к противостоянию большевизму это отношения не имело. Жертвой польской экспансии стала Западно-украинская народная республика со столицей во Львове, никак не связанная с большевиками. Далее уже последовал поход на Киев и Минск в 1919-20 гг. Наказать поляков тогда призывал сам генерал А. А. Брусилов. Лозунги "Даешь Варшаву! Даешь Берлин!" носили пропагандистский характер, не являясь руководством к действию. Они должны были убедить слабо подготовленных и плохо вооруженных красноармейцев 1920 г. в том, что их противник скоро сам рассыплется, используя риторику недавнего времени "рухнет под тяжестью своих преступлений". Наиболее сложным в поставленном вопросе является тезис о персональной ответственности высших руководителей страны и армии. Здесь нужно понимать, что они тогда не располагали тем объемом сведений о происходившем в Германии и в мире, которым располагаем мы сегодня. Одно можно утверждать определенно — они были неглупыми людьми, желавшими блага своей стране. Совершенно неочевидно, что другими людьми могли быть приняты лучшие решения. Для подготовки страны к войне было сделано очень много, поэтому даже в невыгодных стартовых условиях СССР не повторил судьбу Франции и Польши.

•Юрий:
Где-то читал, что наиболее организованное сопротивление фашистам оказали только пограничники. Если это так, то можно ли говорить, что система,которой руководил Берия была более отлажена и дисциплинирована по сравнению с регулярной армией?

•Алексей Исаев:
Это утверждение будет в какой-то мере правильным, если добавить "в первые несколько часов германского вторжения". Дело в том, что главные силы стрелковых соединений армий прикрытия находились на некотором расстоянии от границы. Они вступили в бой около 7.00 утра 22 июня. До этого сопротивление противнику на большем протяжении границы оказывали отдельные части этих дивизий, заблаговременно выдвинутые на границу или занимающиеся постройкой укреплений. На этом фоне сопротивление пограничников было заметным. К тому же следует отметить, что в пограничные войска шел жесткий отбор и в рядах погранотрядов были собраны неплохо подготовленные и мотивированные бойцы. Однако с вступлением в бой главных сил армий прикрытия ситуация сразу резко изменилась. Сопротивление вторжению заметно выросло, и главную роль в нем стала играть армия, а не ведомство Берии.

•Сергей , Пермь:
Какие именно просчёты допустило руководство: где разместили войска и склады; какими приказами руководствовались войска сразу после получения объявления войны СССР Германией; что помешало закрепиться на "старых" (1938г) рубежах обороны????

•Алексей Исаев:
Главной допущенной советским руководством ошибкой, если ее можно назвать ошибкой, было неверное определение ближайших планов противника. Это привело к тому, что выдвижение войск из глубины страны к границам запоздало и Красная армия встретила войну разорванной на три оперативно не связанных друг с другом(проще говоря, неспособных оказать друг другу поддержку на поле боя) эшелона войск. Один был в непосредственной близости к границе, второй — в 100-150 км от границы и наконец третий — на рубеже рек Зап. Двина и Днепр. Характер размещения войск приграничных округов в значительной степени диктовался существовавшим казарменным фондом. Так Брестская крепость и прилегающие форты давали возможность для относительно комфортного размещения войск. 22 июня это обернулось трагедией. Однако считалось, что в угрожаемый период войска все же можно будет вывести из крепости. В целом же части и соединения размещались где придется. Иногда использовались старые польские и даже австрийские казармы. Но это было скорее исключением, нежели правилом. Так в Западном особом военном округе в качестве казарм с постройкой нар в 3-4 этажа использовались бывшие конюшни, синагога и даже бывшая тюрьма. Что касается размещения складов, то их размещение все же не имело явных и грубых ошибок. Да, германские войска часто выходили к этим складам уже в первые дни войны. Однако точно так же они в июле 1941 г. вышли к главной станции снабжения Воронежского фронта Прохоровке, возле которой состоялось знаменитое танковое сражение. Относя склады назад, мы увеличиваем плечо подвоза и ухудшаем снабжение войск, в том числе в оборонительной операции. На старую границу и ее укрепрайоны многие надеялись, но в сущности она была "бумажным тигром". Во-первых, укрепрайоны "линии Сталина" были построены в конце 1920-х и начале 1930-х годов. Прочность и качество изготовления ДОТов оставляли желать лучшего, так же как и противотанковые возможности укреплений. Во-вторых, "линия Сталина" имела обширные бреши на разных участках, она не была сплошной цепочкой укрепрайонов(УРов) от моря и до моря. Наконец, у немцев было достаточно средств для их преодоления. Многие укрепрайоны, например Минский, Летичевский, Новоград-Волынский УРы они взламывали грубой силой и преуспели в этом.

•NV:
1. Манштейн пишет, что его победы были одержаны в основном за счет превосходства в артиллерии, высокой выучке и дисциплине немецких солдат и умелому маневрированию войсками. По крайней мере, в Крыму это сработало - на Ишуньских болотах. Насколько это правда? 2. На первом этапе сражения за Крым советская авиация имела превосходство в воздухе, советский флот в значительной мере контролировал Черное море и т.д. И почему же был сдан Крым?

•Алексей Исаев:
Первое. Да, действительно, немецкая артиллерия (и не только в случае с Манштейном) была ответственна за успехи вермахта в СССР и на других театрах военных действий. Однако в случае с Крымом важную роль сыграли опасения советского руководства относительно возможных десантов противника. Из-за этого назначенные для обороны Крыма соединения были распылены по полуострову, и для обороны перешейков войск оказалось недостаточно. Второе. Не в последнюю очередь благодаря тому, что советский флот контролировал Черное море, Крым не был сдан в 1941 г. В Севастополь была перевезена из Одессы Приморская армия генерала И.Е.Петрова, которая позволила удержать город и порт под натиском войск Манштейна в ноябре 1941 г. В конце декабря в Крыму был высажен десант (Керченско-Феодосийская операция), что продлило борьбу за Севастополь и Крым до начала июля 1942 г.

Лиходеева Роман:
Правда ли, что одной из причин неудач на начальном этапе была массовая сдача в плен солдат и нежелание воевать?

Алексей Исаев:
Это мнение не подтверждается немецкими документами. В них постоянно встречаются слова "упорное сопротивление", "мало пленных", а, например, в дневнике командующего группой армий "Центр" фон Бока мы встречаем описание его диалога с Гитлером, в котором фюрер задает вопрос "Где же пленные?". Нежелание воевать проявлялось солдатами, призванными в западных областях СССР, присоединенных в 1939-40 гг. Однако они составляли меньшинство и погоды не делали. Колонны пленных, которые мы видим в немецкой хронике были следствием, а не причиной поражения. Сначала войска оказывались в "котлах" (окружениях), и только потом, исчерпав силы к сопротивлению сдавались. Причем даже потеря управления и разгром соединений не приводили сами по себе к сдаче в плен. В немецких журналах боевых действий с завидной регулярностью встречаются слова о действиях в их тылу групп красноармейцев, атакующих тыловые колонны. Причем у этих групп обнаруживается артиллерия и даже танки. Это были осколки разбитых в боях советских дивизий, не потерявшие волю к борьбе.

•Михаил Яшин, Москва:
Эксперты говорят о первых неудачах в основном ссылаясь на просчеты в военной политике и управлении довоенного периода. А какие ошибки были допущены уже в период начала войны, которые привели к неудачам и провальным операциям?

•Алексей Исаев:
Разумеется, такие ошибки имели место. Самой распространенной ошибкой было неверное определение направлений главных ударов противника. Так на Украине командование Юго-Западного фронта во главе с генералом Кирпоносом в июне 1941 г. постоянно опасалось поворота 1-й танковой группы на юг, в тыл львовского выступа. Это приводило к ненужным метаниям механизированных корпусов. На Северо-Западном фронте такие же метания имели место в отношении отхода с рубежа Западной Двины на старую границу под Псковом и Островом — отход, попытка возврата назад и снова отход. Также весьма спорной представляется идея ставшего в начале июля 1941 г. командующим Западным фронтом наркома С.К.Тимошенко с контрударом двух механизированных корпусов под Лепелем. Однако следует заметить, что вообще не допускать ошибок было невозможно. Точно так же ошибки допускало германское командование. Однако в общей благоприятной для них стратегической обстановке эти ошибки скрадывались, а потом благоразумно замалчивались бывшими генералами вермахта при написании мемуаров.

•Захар Плетко, Киев:
На какие военные округа была возложена задача по обороне западных границ в первой половине 1941 года? Вводилось ли особое положение в этих округах до начала войны или служба проходила в штатном режиме?

•Алексей Исаев:
Оборона западных границ была возложена на Прибалтийский, Западный и Киевский особые военные округа. С началом войны эти управления этих округов становились управлениями Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронта соответственно. Границу с Румынией прикрывал Одесский военный округ. Незадолго до начала войны было принято решение формировать на этом направлении Южный фронт. Если под "особым положением" понимать мобилизацию, перевод на штаты военного времени то этого к 22 июня 1941 г. сделано не было. Однако был предпринят ряд мер по повышению боевой готовности войск особых округов. Достаточно сказать, что с августа 1939 г. численность вооруженных сил выросла с 1,7 млн человек до 5,4 млн. человек. В первой половине 1941 г. формировались новые мехсоединения и противотанковые бригады. Также еще за неделю до войны было начато выдвижение так называемых "глубинных" корпусов и дивизий ближе к границе. В Прибалтике 8-я армия даже заняла назначенные планом позиции на границе и на этих позициях встретила противника утром 22 июня. Также незадолго до войны было начато строительство укрытий-капониров для самолетов, но к началу войны его не закончили. В целом же можно сказать, что на 22 июня 1941 г. Красная армия была армией мирного времени.

•Ольга:
Советский Союз во второй половине 1930-х гг. воевал в Испании, на Дальнем Востоке и в Финляндии. Неужели проблемы военной подготовки и военного управления не анализировались по итогам этих военных компаний?

•Алексей Исаев:
Во-первых, масштаб использования войск Красной армии в этих конфликтах был достаточно скромным. Даже в самом крупном из них — войне с Финляндией — участвовало около 400 тыс. человек из армии численностью более 4 млн. человек. В Испании же принимали участие лишь небольшие группы советников, танкистов и летчиков. Во-вторых, эти конфликты не давали Красной армии опыт использования своих крупных механизированных соединений и противодействия вражеским подвижным соединениям. Немцы такой опыт имели и даже отточили его в ходе кампании во Франции. Неудивительно, что опыт Франции 1940-го немцами был строго засекречен. В прессу просачивались лишь отдельные моменты, часто пропагандистского характера. Однако нельзя не отметить, что полученный в конфликтах 1930-х годов опыт имел для СССР не только положительные, но и отрицательные последствия. Так именно по опыту войны в Испании командующий ВВС Западного особого военного округа генерал Копец расположил аэродромы сравнительно близко к границе. Это облегчило германским ВВС их разгром ударами с воздуха, более того, на один из аэродромов уже в первый день вошли даже не немецкие танки, а немецкая пехота.

•Кирилл:
Что с вашей точки зрения важнее было: количественное советсткое превосходство в технике или качественное немецкое?

•Алексей Исаев:
Тут сразу следует уточнить — в какой технике? Если брать такие показатели, как танки и самолеты, то количественное превосходство действительно было на стороне Красной армии. И то с некоторыми оговорками. В частности немцы количественно превосходили ВВС приграничных округов по разведывательным самолетам. Если же брать другие образцы техники, то количественное превосходство оказывается на стороне вермахта. К началу боевых действий Вермахт превосходил Красную армию по количеству грузовых автомашин примерно вдвое т.е. был подвижнее. Есть также образцы, у которых просто не было аналога в советских вооруженных силах. Это скоростные тягачи тяжелой артиллерии и бронетранспортеры. Также у немцев на 22 июня уже были и активно использовались реактивные минометы. Их даже называли "тактическим чудо-оружием". У нас знаменитые "катюши" пошли в бой только в июле 1941 г. под Оршей. Так что при сравнении сил сторон в некоторых графах у Красной армии будет "0", ноль. Однако воюет все же не техника сама по себе, а части и соединения ей вооруженные. Во Второй мировой войне королями сражений были механизированные соединения — танковые корпуса и дивизии. По числу дееспособных подвижных соединений Красная армия не имела количественного преимущества над Вермахтом, а качественное превосходство ввиду более совершенной организационной структуры было за немцами. Под дееспособными здесь следует понимать более-менее укомплектованные по штату боевой и вспомогательной техникой дивизии. Боеспособными в количественном и качественном отношении мехсоединениями Красная армия обзавелась к Сталинграду.

•Александр, Башкирия:
Про репрессии, ослабившие Красную армию, и ставшие причиной неудач и поражений в начале войны, уже все знают. В зубах навязло. А какие репрессии ослабили Францию, вчистую проигравшую войну через месяц, Польшу, правительство которой уже через две недели сбежало за границу? А что смогла противопоставить германской машине Англия, у которой и репрессий не было, и империя - "над которой никогда не заходило солнце"? Кому-нибудь из "историков" приходило на ум хоть раз сравнить результаты начала войны Германии и СССР с другими "результатами"?

•Алексей Исаев:
Это сравнение было проведено оберквартирмейстером 1-й танковой группы уже в июле 1941 г. Потери немцев в сражении с недоразвернутой и неотмобилизованной Красной армией были в относительных величинах сравнимы. а в абсолютных цифрах даже больше, чем в ходе французской кампании. Объяснение неудач Красной армии в 1941 г. репрессиями, возникшее в хрущевское время, является, очевидно, надуманным. У поражения лета 1941 г. имелись свои сугубо военные причины. "Атмосфера страха", якобы возникшая в армии после репрессий в значительной мере является мифом. Есть немало примеров, когда командиры и командующие в 1941 г. принимали самостоятельные решения, не боясь расстрелов и лагерей. Как нетрудно догадаться, ни в какие застенки они после этого не попадали.

•М. Вишневецкий, Allentown.USA:
Я не военный, но читая план "Барбаросса" становится понятным, что Красная Армия в первые месяцы войны сорвала этот план, в соответствии с которым : "Основные силы русских сухопутных войск должны быть уничтожены... Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено". Само по себе расположение основной части войск Красной Армии на удалении 80-300 км от границы сорвало эту часть плана Гитлера, обеспечило проведения Смоленского сражения и обороны Киева. Обе эти операции обеспечили проведение важнейшей операции -эвакуации на восток страны более 10 млн человек и заводов оборонной промышленности. 2.По плану Барбаросса операции по взятию Москвы должен был производиться после захвата Ленинграда и Кронштадта. Правильны ли мои рассуждения? Если это правильно, начало войны выглядит, при всех поражениях и просчетах, не в таком мрачном виде, как это рассматривают некоторые.

•Алексей Исаев:
Да, Вы совершенно справедливо отметили несоответствие записанных в "Барбароссе" задач и реального положения советских войск в западных округах. Германский план войны был рассчитан на встречу с главными силами советских войск к западу от Днепра и Западной Двины. В действительности с армиями внутренних округов войска группы армий "Центр" встретились на рубеже этих рек и даже к востоку от них. Однако у этого факта была своя оборотная сторона. Разбросанность армий приграничных и внутренних округов СССР в пространстве была следствием упреждения в развертывании. Двигавшихся к границе из глубины страны войск остро не хватало особым округам в Приграничном сражении. Армиям прикрытия пришлось принимать бой, численно уступая противнику как в людях, так и в числе одновременно вводимых в сражение соединений. Если называть вещи своими именами, то имел место разгром по частям. Сначала немцы громили армии прикрытия, затем глубинные корпуса, затем пришла очередь армий внутренних округов. Собственно это произошло уже в июле 1941 г. Срыв плана "Барбаросса" произошел не вследствие несоответствия положения Красной армии этому плану, а вследствие энергичного формирования в СССР новых соединений. Немцы не только ошиблись в оценке дислокации Красной армии. Они недооценили ее мобилизационные возможности.

•Ирина, Москва:
Здравствуйте! Меня зовут Ирина, мне 38 лет. Вопрос мой касается разгрому Юго-западного фронта. Правильно ли моё мнение, что одна из причин чудовищного разгрома, это то, что Советский Союз договорился с Германией, забрал себе часть территорий, и не успела построить новые укрепрайоны? И была ли ошибка командования, когда отправила 6 армию, в частности 37СК, который находился во втором эшелоне на встречу войскам фермахта. Так же вопрос. Всё таки второй эшелон, на позиции выступал вооружённым или с холостыми патронами. Известно, что войска якобы "на учения" 17 июня выдвинулись с место дислокации Шепетовка, в сторону границы, без оружия. Так второй эшелон обороны, всё-таки ждал военные действия или всё-таки всю Красную Армию выдвинули без боеприпасов в сторону государственной границы? И последний вопрос. Известно, что в окружении погибло две армии 6 и 12. Ничего не говорят про 26-ю. Но вопрос мой в следующем. Много бойцов попало в плен, кто погиб в плену и не вернулся на родину, а так же был освобождён из плена. Их имена известны. Почему остальных воинов нельзя из списков пропавших без вести, перевести в погибшие? И согласны ли вы с мнением, что бойцы не хотели сражаться, а сами сдавались в плен. Вопросов у меня много. Не знаю, будут ли они интересны. Но думаю письмо Брежневу от оставшихся в живых воинов ЮЗФ вам будет интересно (вы же знаете, что судьба генсека какое-то время была связана с ЮЗФ) А так же "грубый" ответ его администрации.

•Алексей Исаев:
Договор о ненападении между СССР и Германией, оставшийся в истории как пакт Молотова-Риббентропа, дал Советскому Союзу то же, что дал Мюнхенский договор 1938 г. Англии и Франции — время на строительство вооруженных сил и модернизацию вооружений. Смещение границы на запад заставило немцев проходить пространство между старой и новой границей с боями, теряя время, людей и технику. В ответе на один из предыдущих вопросов я уже называл цифры: Красная армия выросла в численности с 1,7 млн. до 5,4 млн. человек. Советские вооруженные силы после пакта Молотова-Риббентропа перешли от тройной системы мобилизации к одинарной. Ранее, до августа 1939 г., предполагалось из одной дивизии мирного времени численностью около 5 тыс. человек формировать три дивизии военного времени с численностью 17 тыс. человек. Понятно, что это приводило к размыванию кадрового состава. В июне 1941 г. мобилизация соединений производилась по одинарной схеме, уже существующее соединение численностью 10 тыс. или 6 тыс. человек переводилось на штат военного времени 14 тыс. человек. Принципиальное улучшение было достигнуто в организации танковых войск. Одним словом передышка была использована с большой пользой. 37-й стрелковый корпус относился к так называемым "глубинным" корпусам Киевского особого военного округа. Он действительно начал выдвижение в районы недалеко от границы незадолго до начала войны. Утверждение об отсутствии у него оружия и боеприпасов — преувеличение. Такие преувеличения встречаются в обратную сторону, так герой Сталинграда генерал Людников в своих воспоминаниях утверждает, что его дивизия из соседнего "глубинного" 31-го корпуса была укомплектована полностью по штату. Документальные данные это прямо опровергают. "Глубинные" корпуса состояли из дивизий сокращенного состава, но вооружение у них имелось, в том числе артиллерия. В бой корпуса эти вступили далеко не в первый день войны, и времени на приведение их в боевую готовность было предостаточно. Управление 26-й армии генерала Ф. Я. Костенко вместе с рядом соединений 6-й армии было в июле 1941 г. выведено в тыл. Затем после приведения себя в порядок эта армия вела бой на внешнем фронте окружения под Уманью, оборонялась на Днепре. Подробности происходящего мной были описаны в книге "От Дубно до Ростова". Ф.Я.Костенко погиб только в мае 1942 г. под Харьковом. Утверждение о том, что бойцы и командиры не сражались, а массово добровольно сдавались в плен, считаю абсурдным. Армии приграничных округов и так действовали в крайне неблагоприятных условиях. Если бы они не сражались, то немцы бы вышли на линию Архангельск — Астрахань и война бы кончилась их победой. Именно упорное сопротивление войск 6-й и 12-й армий привели к тому, что окружены они были только в начале августа 1941 г. Именно о 6-й и 12-й армиях начальник германского Генерального штаба Гальдер писал в своем дневнике: "Противник снова нашел способ вывести свои войска из-под угрозы наметившегося окружения. Это, с одной стороны, — яростные контратаки против наших передовых отрядов 17-й армии, а с другой — большое искусство, с каким он выводит свои войска из угрожаемых районов и быстро перебрасывает их по железной дороге и на автомашинах". Однако о диалоге между Л. И. Брежневым и ветеранами ЮЗФ мне ничего не известно.

•Александр, Мариуполь:
Как Вы считаете хватило бы передышки с сентября 1939 г. по июнь 1941 г. для создания непреодолимых укреплений, если СССР готовился к обороне, а не к наступательной войне, изготовляя в больших колличествах танки и штурмовики - наступательное оружие ?

•Алексей Исаев:
Штурмовики специальной постройки имелись в СССР к июню 1941 г. в гомеопатических дозах. Ил-2 в приграничных округах были считанные единицы. Основную массу штурмовиков ВВС Красной армии составляли устаревшие истребители-бипланы, переделанные для пуска реактивных снарядов и подвески бомб. Поэтому нельзя сказать, что изготовление штурмовиков оказало какое-то влияние на военное строительство в 1939-1941 гг. Однако сама по себе постановка вопроса о "наступательном оружии" в такой форме ошибочна. Как самолеты-штурмовики, так и танки могут успешно применяться и применялись в оборонительных операциях Великой Отечественной войны. Это касается не только отдельных танковых частей, но и крупных объединений танковых войск. Характерным примером здесь является Курская битва июля 1943 г. На северном фасе дуги оборону подпирала 2-я танковая армия, на южном фасе — 1-я танковая армия, позднее 5-я гвардейская танковая армия. Также в оборонительной фазе сражения участвовали отдельные танковые бригады, полки, а также танковые корпуса. Штурмовики в ходе битвы под Курском атаковали коммуникации, войска и даже аэродромы противника как в оборонительной, так и в наступательных фазах сражения. Если же говорить о передышке 1939-1941 гг., то она была плодотворно использована для оборонного строительства. На ряде ключевых направлений новой границы были возведены укрепленные районы, находившиеся к июню 1941 г. в относительно высокой степени готовности. Они оказали определенное влияние на наступление немецких войск. Ряд дивизий понесли потери и были задержаны на советских приграничных укреплениях. Однако любые укрепрайоны мало на что способны без полевого заполнения. Именно отсутствие достаточного количества войск непосредственно на границе не позволило в полной мере воспользоваться плодами строительства укрепрайонов.

•Игорь, Красноярск:
Что такое план генштаба от 19.05.1940 года?

•Алексей Исаев:
О наличии документа, который можно было бы назвать планом, датированного 19 мая 1940 г. мне неизвестно. Скорее всего, речь идет о так называемых "Соображениях об основах стратегического развертывания" от 15 мая 1941 г. Это был несколько модернизированный вариант советского оперативного плана разработки осени 1940 г. Новинкой в нем было предложение провести "сосредоточение войск ближе к западной границе". Как и другие планы первой операции Красной армии, он носил наступательный характер. Это было не свидетельством агрессивности, а свидетельством разумности советского руководства, не желавшего отдавать стратегическую инициативу противнику с первого дня боевых действий. Полномасштабный эксперимент со "стратегической обороной", проведенный летом 1943 г. под Курском в очередной раз продемонстрировал, что передача инициативы противнику вещь опасная, затратная и при наличии сил на наступление лучше все же стараться наступать и навязывать свою волю врагу. Подчеркну, что политической же задачей плана была защита страны, а не мифический "освободительный поход" в Европу.

•Владимир, Самара:
Когда откроют все архивы РККА, НКВД и пр. за первые 7 месяцев 1941г. и что обсуждалось на многочисленных совещаниях Сталина с руководством РККА в мае и июне 1941г.

•Алексей Исаев:
В массе своей документы этого периода на данный момент открыты. Речь идет о документах армии, об НКВД я судить не берусь — это не моя тема. Стенограмм совещаний в кабинете Сталина не велось и поэтому об их содержании мы можем судить только по косвенным признакам. Например, по отправленным сразу после них телеграммам или подписанным приказам.

•Александр, Химки:
Уважаемый Алексей! Дайте пожалуйста Вашу оценку степени объективности изложения событий первых дней (с 15 июня по 15 июля) в дневниках Гальдера. Заранее благодарен!

•Алексей Исаев:
Разумеется Франц Гальдер был живым человеком и определенная доля субъективности в оценке событий у него присутствует. Однако следует заметить, что записи в дневнике делались по горячим следам событий. Элемент послезнания, характерный для мемуаров в дневниках отсутствует. Все это делает ежедневные записи Гальдера весьма ценным историческим источником. Тем не менее, следует помнить, что это описание и оценка событий из Берлина, издалека. Поэтому многие эпизоды боевых действий от Гальдера неизбежно ускользали. Сравнение дневника с реальными журналами боевых действий соединений и объединений вермахта на восточном фронте показывает, что Гальдер далеко не всегда был в курсе происходящего, даже на уровне положения войск и их ближайших планов на уровне корпуса.
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeПн Ноя 22, 2010 12:40 pm

Эхо Москвы / Передачи / Осторожно, история / Воскресенье, 21.11.2010: Александр Гольц, Александр Шаравин, Виталий Шлыков
http://echo.msk.ru/programs/att-history/727184-echo.phtml Дата : 21.11.2010 19:07
Тема : Если завтра война. Усвоены ли уроки 41-ого года сегодня
Передача : Осторожно, история
Ведущие : Владимир Рыжков, Виталий Дымарский
Гости : Александр Гольц, Александр Шаравин, Виталий Шлыков

В.ДЫМАРСКИЙ: Программа «Осторожно, история» в эфире радиостанции «Эхо Москвы» и телеканала RTVi и я, мы, ее ведущие, Виталий Дымарский и Владимир Рыжков. Сегодня у нас очередная тема.

В.РЫЖКОВ: На этой неделе, 19 ноября 1942 г., как говорят историки, завершилась оборонительная стадия Сталинградской операции и началась наступательная стадия. Мы привязываемся к этой дате, отталкиваемся от нее, говорим о катастрофических ошибках и потерях 1941 – начала 1942 гг. и поговорим о том, извлекли ли мы уроки из той трагической истории сегодня в современной России.

В.ДЫМАРСКИЙ: Формально наша программа сегодня несет название «Если завтра война – усвоены ли уроки 1941 г.». Гостей сегодня много.

В.РЫЖКОВ: Три военных эксперта.

В.ДЫМАРСКИЙ: Триумвират. Виталий Шлыков, член Общественного совета при Минобороны, член Совета по внешней оборонной политике. Александр Гольц, военный обозреватель, Александр Шаравин, директор Института политического военного анализа. И в начале – комментарий обозревателя РИА Новости Петра Романова

П.РОМАНОВ: О причинах первых неудач в Великой Отечественной войне спорили бесконечно много, так что несколько дополнительных слов, что сейчас выскажу, картину, безусловно, не изменит. Каждый из спорщиков останется на своих позициях, поскольку уже окопался на них получше, чем в свое время окопались в своих глубоких траншеях бойцы под Верденом, где линия фронта не двигалась месяцами, несмотря на ожесточенные бои. Могу только предположить, что если бы примерно так была укреплена и советская граница в 1941 г., немцы точно так же , как и под Верденом, там и застряли, несмотря на все свои танки и авиацию - застряли же мы у линии Маннергейма в 1939 году. В любом случае, была бы укреплена граница, ни о каких молниеносных прорывах вглубь страны речь бы не шла.
Впрочем, оставлю чисто военные аспекты военным спецам. У гражданского человека есть свое оружие - обычная логика. Рассуждения о чистках в Советской Армии накануне войны, проведенных Сталиным, а их часто приводят в качестве аргумента, объясняющего наши первоначальные неудачи на фронте, на мой взгляд, это палка о двух концах. В конце концов, известней постулат о том, что военные, особенно в прошлом воевавшие, всегда готовятся к прошедшей войне, никто не отменял. Так что сама по себе замена старых кадров новыми, особенно в преддверии войны, нормальная и естественна.
Если, конечно, она производится нормально и естественно, то есть, не сталинскими кровавыми, и далеко не самыми ум7ными методами. Такие вещи обычно делают планово, выборочно, постепенно – чтобы не ослаблять армию.
Сталин сделал все с точностью до наоборот: скажем, такой баланс, как Ворошилов или Буденный, был оставлен на высших военных постах. А плеяда тех военных, что действительно думала о том, какой может быть будущая война, оказалась расстреляна. Да и одновременность, и массовость самой чистки, даже если оставить в стороне ее бесчеловечные методы, не укрепляла, а подрывала обороноспособность страны.
Вместе с тем та же чистка вывела на первый план немало талантливых командиров, которые и переломили позже ход войны. Но именно позже, когда они и сами набрались опыта. Даже Жукову, с его ограниченным опытом проведения крупных войсковых операций на Халхин-Голе пришлось многому учиться в ходе самой войны, чтобы стать тем Жуковым, что, в конце концов, штурмовал берлин и принимал парад победы, что же говорить о других?
И еще одно. И сама армия в целом, а главное – население страны, в угоду политической конъюнктуре, оказались абсолютно запутаны руководством - вплоть до 22 июня 1941 г. большинство не имело представления, кто же нам Германия – друг, союзник, или неизбежный жестокий враг, к схватке с которым необходимо заранее и упорно готовиться. И эта психологическая растерянность также сыграла свою негативную роль.
Между тем, это важно, если учесть, что после кадровых разгромов Красной Армии спасать страну в этой страшной войне, недаром названной Отечественной, пришлось в первую очередь как раз простым работягам – агрономам, интеллигентам и вчерашним школьникам.

В.ДЫМАРСКИЙ: Петр Романов прав уж точно в одном - что все наши историки, эксперты, которые обращались к 1941 г., действительно настолько окопались в своих позициях, и с места их не сдвинешь, что сегодня мы не будем устраивать дискуссию на тему 1941 г. Я не знаю, совпадают ли позиции гостей, но первым вопросом я поставлю то, что заявлено в нашей теме – прошло уже 65 лет с тех пор. Вообще, уроки 1941 г. - они изучались?

В.ШЛЫКОВ: Актуальный вопрос. Я экономист, и боюсь, что я один из совсем немногих людей в нашей стране – за границей, кстати, их больше – кто внимательно и дотошно изучал военно-экономические приготовления СССР к войне, и эту сторону никто почему-то не принимает во внимание. Скажу, что конечно, СССР к войне военно-экономически был на несколько голов выше, чем Германия и другие страны. И благодаря этому, кстати, выиграл войну, а не даже благодаря блестящим полководцам, крови. Я пишу, привожу эти цифры, но так как они достаточно неординарны - в 1937 г. у СССР были производственные мощности по танкам 70 тысяч. Немцы напали с тремя тысячами на нас. Быстро смели наши 20 тысяч в линейных частях. Но как говорят – битву выигрывают генералы, а войны - экономика. Я считаю, что мобилизационная система была заимствована нами у американцев и очень эффектно применена – она выиграла войну. И с самого начала – говорят о внезапности – для меня нет сомнений, что Гитлер, напав на СССР, заведомо проиграл войну. А что Сталин там был растерян и прочее – он был изумлен, что Гитлер такую глупость мог совершить, потому что он соотношение сил как марксист учитывал, и очень в это дело верил. Но не понимал, что бывают люди с фантазией, как Гитлер. Но не буду тут развивать, а то увлекусь.

А.ШАРАВИН: Безусловно, я очень высоко оцениваю военную промышленность СССР предвоенную, - конечно, она была основана на мобилизационной экономике, конечно, она имела много плюсов, потому что имела строгую вертикаль управления, прежде всего. И по мановению палочки могла перестраиваться очень быстро. Но не надо забывать, что был Ленд-лиз. И если мы говорим, что наша экономика помогла обеспечить наши вооруженные силы – не надо забывать - вместе с иностранной помощью. Которая иногда даже решающую роль играла.

В.ДЫМАРСКИЙ: У нас она недооценивается.

А.ШАРАВИН: Я бы не сказал. Многие политики, еще советского периода, весьма известные, такие, как Микоян, очень жесткие оценки этому давали – вплоть до того, что Ленд-лиз мог сыграть решающую роль. То есть, конечно, я не считаю так - решающую или не решающую, - вообще в истории нет сослагательного наклонения, но факт остается фактом: мы выиграли при помощи иностранцев.

В.РЫЖКОВ: И Англия, еще до нападения на Польшу, во многом выстояла против Гитлера из-за помощи США.

А.ШАРАВИН: Мы не будем сейчас о Ленд-лизе говорить, но вдумайтесь: все наши «Катюши» ставились на «Студебеккеры» - хотя бы один элемент. Тысячи самолетов, танков, паровозы ездили производства какого? - зарубежного. Рельсы откуда шли? Бензин для авиации откуда – почти 20%, говорят, что даже чуть ли не половина, но минимум 20% всего авиационного бензина.
То есть, на самом деле, экономика была, конечно, мощная, но роль иностранной военной помощи недооценивать нельзя.

А.ШАРАВИН: Он вовремя пришел, ленд-лиз, когда экономика как раз эвакуировалась на восток - вот тогда вовремя, хотя процент ленд-лиза, конечно, не более 10% от всего производства.

В.ШЛЫКОВ: Я думаю, что эта цифра с потолка.

А.ГОЛЬЦ: Я согласен с Виталием Васильевичем - как ни крутите, при всей хорошей подготовленности нашей экономики, отступали до Москвы, а потом до Сталинграда. И здесь есть проблема, которая, по-моему, и является главным уроком для сегодняшнего дня: все готовятся к предыдущей войне. Обозреватель РИА «Новости» говорил о том, что если бы укрепились как у Вердена – немцы никуда бы не прошли, черта с два. Они обошли легко линию Мажино, а потом, кстати, северный вал немцев также прорвали американцы. Другая война наступила. И в этом, по-моему, главный урок той войны - что была очень низкая выучка войск, не были готовы командиры воевать в современной войне, и высшее военно-политическое руководство страны принимало неадекватные решения порой. В частности, то, о чем много писал В.В.Шлыков, - рассредоточив танковые корпуса, разбив их, рассредоточив по линейным пехотным частям – этого много.
Я даже не об этом хочу сказать. Знаете, если перенестись на 60 лет вперед, меня одна история очень поразила американская. В какой-то момент Дональда Рамсфельда, которого не любили всегда – министра обороны США, спросили: к чему должны готовиться вооруженные силы США? И он сказал: готовиться к тому, о чем мы еще не имеем представления. Его подняли на смех.

В.РЫЖКОВ: Обвинили в некомпетентности.

А.ГОЛЬЦ: И только через несколько недель случилось 11 сентября. Такое нападение, которого представить до того, как оно произошло, могли только авторы шпионских и приключенческих романов. Военная проблема, проблема подготовки страны к войне, заключается в том, чтобы научиться думать о немыслимом, не опираться на представления о Вердене, а потом еще 60 лет наши Вооруженные силы жили опытом Великой Отечественной войны, чем в немалой степени загубили советскую экономику.
Увидеть перспективы другой войны и готовиться, или пытаться готовиться - это сложный вопрос государственного предвидения - готовиться уже к этой войне. В нашем случае перестать пересчитывать ядерные боеголовки, а думать о сети центрической войны – думаю, мы об этом еще поговорим. Вот это сложный вопрос, если хотите, государственного предвидения.
Я искал примеры, когда государственные деятели оказались готовы к этим выводам - немного мы сможем назвать.

В.РЫЖКОВ: Может быть, японцы в 1905 г., когда Россия явно недооценила.

А.ГОЛЬЦ: Они готовились к войне, готовились к агрессивной войне - это другая история.

В.ШЛЫКОВ: Государственные деятели должны так армию воспитывать, чтобы она и офицеры на местах были готовы к неожиданным решениям. Советские генералы совершенно были не готовы, потому что ориентировались только на указания сверху.

В.ДЫМАРСКИЙ: Армия фактически строилась до недавнего времени еще по лекалам Фрунзе.

В.ШЛЫКОВ: Не самые худшие лекала были.

А.ШАРАВИН: Хочу не согласиться с этой красивой фразой - что генералы готовятся к прошлой войне – это звучит красиво, но это не так. На самом деле кто как не военные думают о том, какая война может быть и кто, в конце концов, эти центрические войны придумал, и кто как не американские военные, их и применили? То есть, на самом деле наша военная мысль тоже не дремлет. Другой вопрос, прислушиваются ли к ней, реализуют, или нет. Совсем недавно мы доложили, что в стране появились Объединенное стратегическое командование и считаем, что это очень здорово. А я в Генштаб как раз пришел потому, что занимался разработкой таких командований – только это было 20 с лишним лет назад и мой преподаватель академии как раз взял меня на этой волне. Другое дело, что тогда это не афишировалось, но я занимался именно этим – разработкой структуры объединенных стратегических командований. И то, что тогда было сделано, актуально и сегодня, но оно 20 лет лежало никому не нужное. Тогда уже были командования, но они имели массу недостатков, потому что эмпирически создавались, без серьезных теоретических оснований. Эти основания до сих пор не востребованы.
То есть, на самом деле военные очень часто предлагают серьезные и продуманные вещи. Но военных не слушают.

А.ШЛЫКОВ: А они не проявляют настойчивости.

А.ШАРАВИН: Давайте не будем нас ругать и вспоминать 1941 г, возьмем американцев и войну в Ираке. Их председатель комитета начальникам военных штабов говорил: когда мы войдем в Ирак, разгромим иракскую армию, то группировку нужно минимум раза в два увеличить для того, чтобы удержать Ирак под контролем. Его все высмеяли, сказали, что это все чушь собачья, тот же Рамсфельд его выгнал - он ушел в отставку.
Что получилось? - генерал был на 100% прав. Он говорил – мы разгромим Иракскую армию без проблем. Удержать территорию будет проблема.

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть, виноваты политики?

А.ШАРАВИН: В значительной мере. Политики всегда виноваты.

А.ГОЛЬЦ: В конце концов, политики выбирают себе генералов. Но я напомню - если речь пошла про объединенное командование - действительно, в начале 80-х Огарков пытался создавать объединенные стратегические командования. Только ведь противодействовали ему сложившиеся бюрократические кланы в военном руководстве страны, которые решительно не желали - они понимали, что как только создается стратегическое командование, им надо отдать свои полномочия. А за ними – должности.

В.ДЫМАРСКИЙ: Объясните, это что, важное изменение?

А.ГОЛЬЦ: Это чрезвычайно важная вещь. До самого недавнего времени, до войны с Грузией, для нас чисто теоретически воспринималась идея объединенной операции. Если огрубить совершенно, идея эта заключается в том, что одному военачальнику подчиняются и силы ВВС, силы флота и сухопутные войска, размещенные в пределах его компетенции. У нас это все красиво называлась координация, а в действительности ее не было.

В.ДЫМАРСКИЙ: Но у нас же были военные округа.

А.ГОЛЬЦ: Округа были, только авиация действовала по своим планам, ВМФ – по своим, и даже ракетная бригада, которая была формально подчинена сухопутным войскам, действовала в соответствии со своими планами.

В.РЫЖКОВ: То есть, нынешнее создание объединенных командований – это прямая реакция на анализ грузинского конфликта?

А.ШАРАВИН: Я думаю, что это прямая реакция уже на десятилетие мирового и отечественного опыта.

В.ШЛЫКОВ: В США - 60 лет назад, при Эйзенхауэре. И все это знали, описывали.

А.ШАРАВИН: У нас были попытки создавать подобные вещи. Но другое дело, что действительно, Александр прав - нужна политическая воля, чтобы всех построить, чтобы всех заставить подчиняться этой вертикали. С каких пор флотцы будут подчиняться кому-то другому? – но сейчас у нас на Дальнем Востоке командование возглавляет адмирал, это тоже очень важно. Потому что у нас и людей таких, которые способны разнородовыми, разнородными группировками командовать – их нет. Если я прошел всю жизнь в танковых войсках, а мне теперь говорят – будешь командовать еще авиацией и флотом - это я как смогу делать, если меня не готовили для этого?

В.ДЫМАРСКИЙ: Послушаем «глас народа» - «СуперДжоб», наш партнер в этом проекте, провел свой опрос.

Т.ДЗЯДКО: В готовность России к войне сегодня верят лишь 14% участников опроса. Судя по комментариям, это люди, которые будут верить в готовность России к войне всегда, вне зависимости от реальных показателей и очевидных реалий, а также те, кто, отвечая так, имеет в виду практически обратное. Несколько комментариев: «Да, как в 41-м году, - и как всегда, впрочем» - начальник отдела кадров из Москвы. «Россия всегда готова к войне – уже на генном уровне» - женщина из Санкт-Петербурга. «Люди готовы, государство – нет».
Что же касается тех, кто не верит в готовность к войне сегодня, то их абсолютное большинство - 61%. «Россия не готова отразить нападение агрессивных противников» - агент по продажам из Костромы. «Абсолютно не готова» - категоричен менеджер из Черноголовки. «Конечно, нет» - управляющий из Воронежа, - ни специалистов. Ни техники, нет ничего, одни понты. Война в Чечне, и особенно в Грузии, это доказала. Плюс продажность чиновников и высшего командного состава». Менеджер по недвижимости из столицы: «Россия даже к зиме не готова из года в год».
Добавлю, что четверть опрошенных, 25%, . с ответом на вопрос затруднились.

В.РЫЖКОВ: Доминирует абсолютный пессимизм.

А.ШАРАВИН: На самом деле параллелей очень много между 41-м годом и сегодняшним днем. Для примера: война в Осетии показала, что в наших современных войсках нет связи. В 1941 г. у нас были армады танков – но не было радиосвязи вообще. Выходил с флажками командир подразделения и даже части, и флажками показывал, как должны действовать танкисты.

В.ШЛЫКОВ: На самолетах не было.

А.ШАРАВИН: На самолетах не было радиостанций. Напомню - тысяч 10-20 радиостанций американцы нам поставили для самолетов. Одно дело сделать самолет, другое – чтобы там была связь. Без связи кому нужен такой самолет?

В.ДЫМАРСКИЙ: Обсуждаем тему «Если завтра война - уроки 41-го года». Мы услышали результаты опроса, который провел сайт «СуперДжоб» - только 14% людей, которые считают, что страна готова. Идут разные объяснения - государство, люди. Ваше мнение? - что, все упирается в армию, или есть более широкое понимание готовности к войне?

А.ГОЛЬЦ: боюсь и думаю, что такие ответы это некоторая реакция на бесконечный крик «волки», который заключается в том, что в нашей внешней политике, в нашей внутри политической пропаганде упор на то, что если завтра война звучит по поводу и без повода. Приведу пример – руководство страны очень любит вербализировать свое раздражение политикой того или иного государства в военных терминах. Вот происходит что-то, что нам очень не нравился - произошла в 2005 г. «оранжевая революция» на Украине. Никто не стал говорить, что Кремлю сильно неприятно, что пришло к власти руководство, которое ориентируется на Запад.

В.РЫЖКОВ: А еще, что самое неприятное – демократическим путем. А.ГОЛЬЦ: Да. Это было очень неприятно, но никто вслух не говорил. О чем начали говорить? – что на Украине появятся базы НАТО, подлетное время составит 2-3 минуты. Никому в голову не приходило, что ракеты, подлетное время которых составляют 2-3 минуты, давно уничтожены по советско-американскому договору – такие детали никого не интересовали. Вот это некоторая реакция - с одной стороны, люди слышат бесконечный гундеж на тему, что мы в кольце врагов - он длился до недавнего времени, сейчас, слава богу, стал ослабевать. А с другой стороны, они действительно видели нынешнее состояние или состояние до недавнего времени ВС, какое имело место. Видели офицеров, которые торгуют трудом солдат, видели несчастных, замурзанных солдат, которые стреляют сигареты на улицах больших городов. То есть, с одной стороны говорят, что враги обступили, а с другой стороны видят эту армию, которая вроде бы на ладан дышит. Думаю, что реакция произошла отсюда.

В.РЫЖКОВ: Но помимо пропаганды враждебного окружения и солдат, стреляющих сигареты, есть еще один урок, наверное – если мы говорим о 41-м годе - это военно-стратегические оценки, оценки военных угроз, военное строительство и планирование. На ваш взгляд, как члена Общественного совета при Минобороны и одного и идеологов ныне идущей военной реформы – в какой степени Россия сегодня реально осознает военные угрозы, каковы эти военные угрозы и в какой степени наше военное строительство – то, что называется в газетах «Реформы Сердюкова» - в какой степени это является адекватным ответом на эти угрозы?

В.ШЛЫКОВ: Я в терминах «угрозы» обычно отказываюсь вести беседу. Я считаю, что бессмысленно их искать - Александр Матвеевич уже цитировал Рамсфельда – я считаю, что угрозы никто не может предусмотреть. И если гоняться за угрозами, каждой в отдельной - НАТО, китайская, исламистская, - то нам 10-15 армий не хватит. Нужно закладывать в армии и в оборонной системе такой потенциал, который самонастраивался бы на любые угрозы.

В.РЫЖКОВ: гибкость.

В.ШЛЫКОВ: Гибкость. Это очень сложно сделать. У меня ощущение, что никто об этом даже не задумывается, хватаясь за первую попавшуюся угрозу и начиная бить в барабаны. Но это сложно. Это нужно ломать умы.

В.ДЫМАРСКИЙ: И ломать сопротивление.

В.ШЛЫКОВ: И сопротивление. «Сердюковские реформы» - это реформы сугубо здравого смысла. Он не делает ни одной вещи, которой не сделал бы мир уже давно - собственно говоря, тут спорить не о чем. Другое дело, что нужно идти дальше.

В.ДЫМАРСКИЙ: А сопротивление огромное.

В.ШЛЫКОВ: А сопротивление огромное. «Реформы Сердюкова» еще не предложили ни одной вещи, которой я не предлагал бы лет 20 назад. Мы возвращаемся в руло мирового развития. Я уже писал, что наши ВС выпали из мирового развития довольно давно – нужно вернуться. Но вернуться одно - это в нынешнее состояние, а нам нужно смотреть вперед, потому что все армии мира сейчас проходят огромные трансформации и реформы – возьмите любую - Англию, Швейцарию. И это будут через 5 лет другие армии, и нам нужно смотреть – мы вошли в прошлое русло, но нам нужно идти вперед. А для этого опять – учеба, образование.

А.ШАРАВИН: Виталий Васильевич абсолютно прав в том, что мы действительно отстали, если не безнадежно, то очень надолго, и нужно многое наверстывать. Но важно не только определить, что делать, но и как делать. И иногда от того, как, зависит результат. Знаете, иногда можно иметь благие намерения, а добиться такого безобразного результата, что потом все разведут руками.

В.РЫЖКОВ: «Хотели как лучше».

А.ШАРАВИН: Да, а «получилось как всегда». Но вернусь к теме, которую мы заявили - подобные ошибки были у всех. У нас понятно – если перед войной говорили, что вот сейчас Германия угрожает, и они развернули группировки боевые – за это можно было под расстрел сразу угодить. И конечно, воля у многих была парализована.

В.ДЫМАРСКИЙ: было вообще фантастическое – человек, которого арестовали вначале 41-го года за неверие в дружелюбие Германии, осенью 41-го года, после начала войны, был расстрелян, поэтому же приговору.

В.РЫЖКОВ: Машина работала.

А.ШАРАВИН: Наши известные Смушкевич, Мерецков - они были расстреляны накануне, в том числе и за это. Но дело в том, что и за рубежом такая практика была – известный американский политик Страус Юпе - сегодня его превозносят как великого прозорливца - он говорил, что Гитлер представляет угрозу для всей мировой цивилизации. Над ним смеялись, говорили - кто такой Гитлер? - у него три танка, три солдата. Если, в крайнем случае, будет война, то с СССР, а не с нами – мы при чем, за океаном? А вот когда сотни тысяч американцев погибли, тогда все задумались – насколько он был прав. Потому что он призывал анализировать не только чисто объективно военные приготовления, но и идеологию.
У нас иногда говорят – а что тут такого? - люди говорят, что они друзья, они за мир, дружбу, любовь, - дам пример нашего дальневосточного соседа. А идеология у него какая? Человеконенавистническая идеология. Потому что это тоталитарный режим, который может поменять свою политику на 180 градусов в течение нескольких суток. Потому что развернуть пропагандистскую машину нет проблем. И если там ведутся военные приготовления, то мы должны на них смотреть трезво, спрашивать – друзья, разъясните, зачем вы это делаете? Если это для того-то – объясните. Если учения проводятся численностью 50 тысяч человек с наступательной тематикой - стратегической – учения у наших границ - для чего? Представляете себе, если бы НАТО у наших границ провело бы учение численностью в 50 тыс. военнослужащих, да еще и с наступательной тематикой? Думаю, война была бы точно. А здесь мы молчим, никаких заявлений. Во всех СМИ тишина. Причем, перед этим были огромные учения, а эти увеличились еще если не в разы, то в значительной мере - а официальной реакции никакой. Конечно, я надеюсь, что по линии МИДа получают какие-то разъяснения, но вообще-то не мешало бы военным такие разъяснения давать. Потому любой нормальный военный специалист анализирует то, что есть. Сталину докладывали: у наших границ готовые к наступлению группировки.. Он говорил – войны нет и не будет. Это наши друзья. Позвольте, я человек военный, объясните – для чего эти группировки, против кого тренируемся, с какими целями?

В.РЫЖКОВ: Гитлер объяснял – отдыхают в Польше.

А.ШАРАВИН: Да. Отдыхают для того, чтобы потом на нас напасть. Вот нам бы тоже неплохо получать сегодня подобные разъяснения.

В.ШЛЫКОВ: От кого?

В.РЫЖКОВ: Буквально вчера наш президент прилетел в Лиссабон, поучаствовал в саммите с НАТО, больше того, там НАТО издало новую стратегическую бумагу, стратегическую концепцию. Больше того, - в этой стратегической концепции впервые появилась, - видимо, специально для нас, - фраза черным по белому, что НАТО не является военно-стратегическим противником для России. Вот это событие и новые теплые какие-то отношения с НАТо с точки зрения вас, как военных экспертов, что-то меняют в военном положении России и в ее перспективах?

А.ГОЛЬЦ: Я бы сказал, «осталось убедить Ротшильда» - по известному анекдоту. НАТО-то говорит, что не является для нас угрозой.

В.ДЫМАРСКИЙ: Но мы-то знаем.

А.ГОЛЬЦ: А в Военной доктрине РФ опасность под буквой «а» - правда, там опасности перечислены до буквы «л», но под буквой »а» - расширение НАТо и приближение к нашим границам. На самом деле правда заключается в том, что ни Россия сегодня, ни НАТО не обладают материальными ресурсами, чтобы осуществить агрессию друг против друга. Более или менее это всем понятно. Тем, кто говорит об агрессивных планах коварного НАТО – надо посмотреть, как это НАТО воюет в Афганистане и с какими усилиями оно формирует 50-60-тысячную группировку.

В.РЫЖКОВ: Откуда все стремятся побыстрее сбежать.

А.ГОЛЬЦ: Более или менее понятно, что НАТО не обладает силами для агрессии, равно как таковыми не обладает и РФ - в данном случае, скажем, слава богу. Но НАТо это идеальный бумажный тигр. Вот для того, чтобы когда нам что-то не нравится, тут же вспомнить о коварном НАТО, достается из кармана этот тезис.

В.ДЫМАРСКИЙ: А больше нечего доставать.

А.ГОЛЬЦ: Есть еще ПРО. Это два взаимосвязанных. Но опять-таки – если внимательно читать то, что говорил Дмитрий Анатольевич – там после каждого предложения «да, но». Скажем: «Мы готовы обсудить вопрос нашего участия в Евро-ПРО».

В.ДЫМАРСКИЙ: А не кажется, что «да» - это для НАТО, а «но» - для наших генералов?

А.ГОЛЬЦ: Нет. Поскольку цель российской внешней политики – по крайней мере, на мой взгляд - втянуть наших партнеров в длинные бессмысленные переговоры по военно-политическим вопросам 90-х гг., то это предложение вести долгий-долгий разговор об архитектуре ПРО. Я сегодня пытался обзвонить специалистов, чтобы кто-нибудь мне объяснил, что такое «секторальное ПРО», которое предлагает РФ - пока все пребывают в ожидании того, что кто-то объяснит, что это такое. У меня есть свои предположения, но это пока чистой воды домыслы, потому что не очень понятно.

В.ДЫМАРСКИЙ: Про это было вчера сказано. А натовцы поняли, о чем идет речь?

А.ГОЛЬЦ: Наверное, да.

В.ДЫМАРСКИЙ: А почему они поняли, если наши люди не понимают.

В.ШЛЫКОВ: Созданы группы по договоренности, и они работают терминологически, - начинают уточнение терминов. Поэтому конечно, они понимают, о чем идет речь – а публика нет.

А.ГОЛЬЦ: Я не думаю, что существует хоть какая-нибудь военная опасность, военная угроза - как угодно это назовите - в отношениях между Россией и НАТО.

В.ДЫМАРСКИЙ: Проведем небольшой эксперимент - поскольку появилась новая реальность, вчерашний саммит, - у многих людей появилось ощущение, что РФ не прочь поставить вопрос о своем вступлении в НАТО. Давайте спросим нашу аудиторию - как вы считаете, для обеспечения своей военной безопасности нужно ли России вступить в НАТО? Если «да, нужно» - 660-06-64, если не нужно ни в коем случае - 660-06-65.

А.ШАРАВИН: думаю, что буквально еще несколько лет назад никакой необходимости не было. Во-первых, наши ВС очень сильно изменились, и вся ситуация очень сильно изменилась, и сами отношения наши с НАТО поменялись, и сама эта организация коренным образом поменялась – то, что было 20 лет это одно, то, что они были 10 лет назад, когда совершили агрессию против Союзной республики Югославии – другое. На сегодня это уже совсем другая организация. Огромное количество выводов для себя они из этого сделали, и если они это публично и не признают, то, по крайней мере, на экспертном уровне они давно признают, что это была серьезная ошибка, как минимум. Можно более жестко оценивать. То есть, в принципе это другая структура. А учитывая наше нынешнее положение я считаю, что нет никаких причин нам туда не вступать.

В.ДЫМАРСКИЙ: А зачем вступать?

А.ШАРАВИН: В принципе, что это такое? Это такой элитарный клуб государств, которые обеспечивают себе привилегированное положение в плане безопасности. Почему бы нам в этот клуб не вступить, если не против члены этого клуба? А члены клуба сегодня не против. В принципе, мы могли бы вступить. Есть одно объективное условие и один объективный фактор, который коренным образом нас держит – это наш оборонно-промышленный комплекс – это миллионы людей, миллиарды и триллионы рублей.

В.ДЫМАРСКИЙ: А там другие стандарты?

А.ШАРАВИН: Во многом мы уже подходим под эти стандарты. Значит, на берегу договариваясь, можно определить, по крайней мере, те участки, где бы наш оборонно-промышленный комплекс мог на равных участвовать. Например, в той же ПРО. И в этом случае можно было двигаться вперед.

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть, Шаравин - «за» - как и 73,3% проголосовавших.

А.ГОЛЬЦ: Как бы я хотел жить в стране, население которой составляет аудитория «Эхо Москвы».

В.РЫЖКОВ: Удивительный результат.

В.ДЫМАРСКИЙ: 73,3% считают, что для обеспечения своей военной безопасности – не просто так вступать - Россия должна вступить в НАТО. 26,7% считают, что не нужно.

А.ШАРАВИН: Поразительно. Я, по крайней мере, думал, что для аудитории «Эха» 50 на 50.

В.РЫЖКОВ: Может быть, сыграл свою роль вчерашний визит..

В.ШЛЫКОВ: Неожиданный, конечно.

В.ДЫМАРСКИЙ: почему неожиданный? Этого ожидали уже после встречи тройки в Давиле.

А.ШАРАВИН: Ну, не совсем - не очень сильно за этим следили.

В.ШЛЫКОВ: Евросоюз и НАТО – разные структуры.

А.ШАРАВИН: речь ведь об обычных гражданах, а не о экспертном сообществе. А.ГОЛЬЦ: Но послушайте, - я здесь играю роль заправского скептика - на нашей с вами памяти уже было, по меньшей мере. Два исторических поворота – помните, как все радовались в 1997 г. - Парижская декларация, а Основополагающий акт 2001 года? Г-н Берлускони притащил под Рим античные статуи, между которыми болтались участники этого форума, принимая решение о создании совета Россия-НАТО – и что?

В.ШЛЫКОВ: Как это они «болтались»?

А.ГОЛЬЦ: Ходили.

В.ШЛЫКОВ: А…

А.ГОЛЬЦ: Бродили между этими статуями. И что? – произошел кризис, и тут же мгновенно мы быстро-быстро скатываемся к конфронтации.

А.ШАРАВИН: Так как раз вопрос в том, будет ли это закреплено юридически - наши отношения, - или мы ограничимся дополнительными мерами, какие-то там дополнительные акты, какие-то советы Россия-НАТО, какие-то «особые формы»? Кому они нужны, эти «особые формы»? Говорят, что якобы нам нужно свой суверенитет защитить, национальные интересы. Я всегда спрашиваю - что, президент Франции меньше о национальных интересах Франции заботится, или Ангела Меркель о суверенитете германии меньше беспокоится? Говорят: мы – великая держава. А что, германия это не великая держава сегодня?

А.ГОЛЬЦ: По крайней мере, отдельные российские руководители говорят, что у всех стран НАТО, за исключением США, ограниченный суверенитет.

В.ДЫМАРСКИЙ: И причем, он ограничен Соединенными Штатами.

А.ШАРАВИН: Следуя этой логике…

А.ГОЛЬЦ: Это не моя логика, это их логика.

А.ШАРАВИН: Следуя их логике, если мы вступили в Организацию договора о коллективной безопасности, то мы ограничили свой суверенитет по отношению к другим.

А.ГОЛЬЦ: Нет, это мы ограничили их суверенитет собою.

В.РЫЖКОВ: Вряд ли французы согласились бы с тезисом, что они утратили свой суверенитет, впрочем, как и британцы.

А.ГОЛЬЦ: Да нет, это мышление 50-60-летней давности, а точнее, «реал-политик» 18 века.

А.ШАРАВИН: Абсолютно верно. С этим только согласиться можно.

В.РЫЖКОВ: очень много пришло вопросов о роли общества. Один из уроков 41-го года, что действительно, красноармейцы, бывшие крестьяне, которые попали в Советскую армию. Были во многом дезорганизованы, деморализованы чистками, коллективизацией, и так далее. Сейчас смысл пришедших к нам вопросов один: «если завтра война - за что будет воевать российское общество» - за что? За «Газпром», за милицию, за чиновников, за «великую Русь», за березки? Когда мы говорим о готовности к войне, о потенциале – роль общества какова в современном мире?

В.ШЛЫКОВ: Оценивать роль общества я не берусь, конечно.

В.РЫЖКОВ: С военной точки зрения.

В.ДЫМАРСКИЙ: Что называется «дух».

В.ШЛЫКОВ: И в Чечне, и в Грузии, при всех недостатках и убожестве нашей армии, воевали хорошо, с азартом – не всегда умело, но без колебаний. Так что думаю, что это больше призывы - делать армию получше, чем действительно настроение, что воевать за «Газпром» не будут. Все надеются…

В.РЫЖКОВ: Что страна устаканится.

В.ШЛЫКОВ: И «Газпром» немножечко…

А.ГОЛЬЦ: И в 41-м году воевали не за Сталина и не за советскую власть, я подозреваю. Воевать начали, когда поняли, что идет страшный враг, который уничтожит всех. И тогда стали воевать.

В.ШЛЫКОВ: Когда начинается война, пацифизм рушится очень быстро.

А.ГОЛЬЦ: И ровно то же самое – если будет осознание того, что угроза не «Газпрому», не нуворишам, которые ездят на «Бентли» по Москве, а угроза жизни страны, нашей страны, коей мы являемся патриотами. Вот и вся история, и тогда начинают воевать.

А.ШАРАВИН: Согласен с оценками коллег. Меньше всего я подозреваю, что русский мужик, раскулаченный, обиженный, голодный, ободранный со всех сторон, который шел под немецкие танки, думал о том, что он за Компартию воюет, или за тов. Сталина, который отнял у него все. Он шел умирать за свою родину, за своих детей, жену, мать и родителей. Для русского народа это свойственно, и даже в самых неблагоприятных условиях русские солдаты себя проявляли на самом высоком уровне.

В.ДЫМАРСКИЙ: В общем, все не так плохо. И будем надеяться, что «если завтра война», не дай бог, то мы все-таки что-то сумеем еще сделать. До встречи через неделю.
=================================
Ничего нельзя сделать с исторегами, у которых 3 тысячи немецких танков раскатывают 20 тысяч советских, а Сталин расстреливает Мерецкова... Mad Mad Mad
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeПн Ноя 22, 2010 12:47 pm

22.11.2010 | 15:45 hoterzj
черт, повторю, Кто же победил Гитлера, КТО так его огорчил, что он, отравившись, застрелилися? (#)
КТО сломал военную машину нацистской Германии, захватившей к 1941 году ВСЮ Европу и её союзников, от Италии до Болгарии и Финляндии?
Кто дал народам Европы освобождение от нацистского рабства(впрочем, Франции оно было даже ПРИЯТНО), а еврейскую нацию от тотального уничтожения ??
-
-
видимо, по НАИВНОСТИ, я полагал, что это сделал, в составе армии СССР мой ДЕД вместе с дедами других нынешних взрослых граждан, живших в СССР, ну, с посильной помощью союзников, один из которых, кстати, ОТДАЛСЯ Германии..
--
--
НЕТ, ОКАЗЫВАЕТСЯ, я ОШИБАЛСЯ....
--
на Эхе Москвы нам разные граждане НАСТОЙЧИВО, ЕЖЕДНЕВНО ПРЕДЛАГАЮТ ИНОЙ ОТВЕТ:
- Гитлера победил ленд-лиз
- Гитлера победила русская зима
- Гитлера победили аравийские пески
- ГИтлера победила дымящаяся сигара Черчилля
- Гитлера переехал на своей инвалидной коляске Рузвельт
- Гитлера отравил рядовой Райен
- ГИтлера Сталин ЗАКИДАЛ трупами солдат, женщин и малых детей
- ГИтлер захлебнулся в КРОВИ советских граждан, которую щедро заливал ему в глотку КОВАРНЫЙ Сталин
- ГИтлера мы победили потому, что ОБЕСКРОВИЛИ советскую Армию, когда Сталин расстреливал АКТИВНЫХ БОЛЬШЕВИКОВ-кровавых комиссаров рреволюции
- ГИтлера мы победили потому, что были не готовы к войне
--------------------
- ГИтлера победила НЕ СОВЕТСКАЯ Армия и ОРГАНИЗОВАННАЯ правительством промышленность, а ПРОСТО ОТДЕЛЬНЫЕ граждане СССР
....
....
РОБЯТЫ, может ДЕЛОМ займетесь, а ?
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeПн Ноя 29, 2010 2:51 pm

http://www.svobodanews.ru/content/article/2217697.html Радио Свобда 11.11.2010 20:44
Андрей Шарый Историк Андрей Зубов - о реальном и мифическом "Варяге"
................
- Получается, что идеология убила благородство?

- Разумеется! Что и Сталин, и Гитлер, и Муссолини обещали своим народам и своим армиям? Освобождение от совести.
.................
==============================
Где это такое Сталин обещал?!? Mad
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeПт Май 06, 2011 12:46 am

06/05/2011 09:09
Ирина Антонова Сталинский вояж в Берлин
Говоря о победе в Великой Отечественной войне, нельзя сбрасывать со счетов огромные достижения советских дипломатов. Великолепный прагматик Иосиф Сталин часто повторял:
Цитата :
«Русские всегда умели воевать, но никогда не умели заключать мир».
После разгрома фашизма, на встрече с союзниками генералиссимусу и его советникам предстояло изменить этот ставший стереотипом факт и собрать достойные плоды победы, доставшейся советским людям столь дорогой ценой. А для этого необходимо было создать максимальные комфортные условия для дипломатического блицкрига.
Чтобы закрепить договоренности Ялтинской конференции и добиться новых преференций, Сталину необходимо было провести очередную конференцию с союзниками в только что завоеванном советскими войсками Берлине. Встреча в побежденной Германии давала ему значительное моральное превосходство над США и Великобританией. Однако в этой блестящей идее была масса подводных камней. Во-первых, в разрушенном Берлине проводить конференцию было просто негде. А во-вторых, еще в 1942 году было принято решение Политбюро, запрещавшее его членам летать самолетами (сам Сталин безумно боялся перемещаться на этом виде транспорта).
Проблема заключалась в том, что железнодорожной линии, по которой Иосиф Виссарионович мог бы добраться до Германии, не существовало. Иными словами, она была разрушена. Более того, вождь вовсе не собирался долго ждать, когда ее восстановят. Задачку предстояло решить не из легких.
Найти подходящие помещения для конференции в разрушенном Берлине оказалось невозможно. С трудом отыскали в пригороде германской столицы единственное уцелевшее здание, достойное столь торжественного мероприятия: дворец германского кронпринца в Потсдаме Цецилиенхоф. Здание было и относительно сохранившимся, и довольно вместительным – более 170 комнат. Однако помещений все равно оказалось маловато. Для многочисленных делегаций избрали не пострадавший от войны район фешенебельных вилл – Бабельсберг. Теперь оставалось дело за малым, в считанные дни восстановить железную дорогу, обеспечить безопасность и комфорт.
6 июня 1945 года Берия подписал приказ «Об обеспечении специальных мероприятий по объектам «Пальма». На расчистку дорог и восстановление мостов в районе проведения конференции были брошены армейские дорожные части и мобилизованное для этой цели местное население. Меньше, чем через месяц силами инженеров из НКВД были отремонтированы и пущены электростанции в Бабельсберге и Потсдаме, восстановлены гаражи и два аэродрома – Кладов и Дальгов. А неподалеку от дворца создавались «необходимые запасы живности, дичи, гастрономических, бакалейных, фруктовых, кондитерских изделий и напитков». Более того, были открыты три фермы – животноводческая, птицеводческая и овощная, и начались поставки свежей рыбы. Кормить предстояло уйму народа.
Что касается безопасности, то к Потсдаму и Бабельсбергу к 15 июня 1945 года было переброшено 7 полков НКВД и полторы тысячи самых опытных оперативников. Район, где проходила конференция, охраняли более 2 тыс. солдат и офицеров войск НКВД. А в самом дворце кронпринца кроме 1000 солдат находились и 150 оперативников из НКВД и НКГБ. В дополнение к советской охране американцы и англичане в конце июня направили в Бабельсберг свои войсковые подразделения. Англичане, например, настаивали на том, чтобы их делегацию охраняло и обслуживало не меньше 4 тыс. солдат. Все помещения, в которых планировалось разместить делегации союзников, были отремонтированы и обеспечены мебелью и всем необходимым. Весь обслуживающий персонал переправили из Москвы: официантов, истопников, швейцаров и горничных предварительно отбирали среди сотрудников «Интуриста».
После того, как было выбрано и обустроено место проведения конференции, оставалось осуществить самую важную часть операции «Пальма»: доставить на встречу с союзниками Сталина. Дело по существу уникальное! Предстояло в рекордные сроки не только восстановить железнодорожное сообщение с германской столицей, но и переделать железнодорожное полотно до советской ширины.
Дело в том, что колея на европейских дорогах на порядок уже, чем была в СССР (еще мудрейший император Николай I повелел специально создавать отличные от европейцев дороги, чтобы затруднить на случай войны переброску врага). Можно было пойти, конечно, более простым путем: переставить вагоны на евроколеса. Однако опасались недовольства вождя, поэтому никто не решился взять на себя ответственность за возможные последствия. И 828 километров железнодорожного полотна за считанные дни приняли привычный для советских людей вид.
А чтобы обеспечить генералиссимусу достойную охрану, вместо одного состава было сформировано сразу три. Основной поезд, в котором ехал Иосиф Сталин, охраняло 90 офицеров. Это был необычный состав. В него вошли несколько вагонов-салонов, вагон для охраны, штабной с отдельным купе для коменданта поезда, других сотрудников, вагон-гараж на две автомашины, вагон-ресторан и продуктовый. В начале и в конце спецпоезда – платформы с зенитными установками и спаренными крупнокалиберными пулеметами. Спецсостав готовили основательно, обеспечив его огромным запасом топлива и воды. Предусмотрено было все: продукты, проверенные в специальной лаборатории, шифровальщики, радиосвязь.
Впереди этой передвижной крепости шел контрольный состав с 40 оперативниками управления охраны, а сзади поезд с еще 70 бойцами войск НКВД. На каждую станцию по пути следования были переброшены дополнительные милицейские наряды и назначены ответственными высокие чины ГБ.
Организация доставки вождя в Берлин готовилась с такой тщательностью, что позднее ее сравнивали с подготовкой самой ответственной боевой операции. День отъезда Сталина в Берлин был назначен на 15 июля 1945-го года. Ранним утром на Белорусский вокзал, откуда отходил поезд «особой нормы», вождь прибыл с остальными членами делегации. Точно в намеченный срок раздался сигнал в кабине машиниста «Вперед!». Как вспоминал позднее машинист Виктор Лион, он, покрывшись испариной от напряжения, дернул рулевую ручку. Спецпоезд не ехал, а «плыл» по путям – мягко, без рывков (высокопоставленные пассажиры не любили «неаккуратной» езды, за резкую остановку и т.п. машинисты получали нагоняй), с остановками «по требованию».
Сталин любил короткие прогулки. Во время одной из них подошел к тепловозу.
Цитата :
«Доедем мы на этой машине до Берлина?» - спросил генералиссимус у Кудрявкина. «Не только до Берлина, - ответил Николай Иванович, - но и обратно в Москву вернемся, товарищ Сталин!».
Однако в дороге не обошлось без приключений.
Цитата :
«Подъезжаем к Одеру, - вспоминал Виктор Лион. - Старый мост разбомблен. Чтобы проехать по наведенному, пришлось заранее сбросить скорость до 5 км в час. Тормозные колодки сильно нагрелись и задымили. Заметив это, помощник машиниста высунулся из кабины локомотива. И зацепившись за мачту семафора, выпал из окна. Поезд остановился. Бедолагу уложили на носилки, оказали первую медпомощь, отправили в госпиталь. И уже через неделю в Потсдаме он вернулся в строй».
Однако о происшествии доложили Сталину, и тот о нем не забыл. За несколько минут до отправления состава в Москву подошел и спросил о самочувствии помощника. Поодаль стоял Берия. Все, кто находился в кабине, покрылись холодным потом. Сталин сделал характерный жест указательным пальцем, улыбнулся и сказал:
Цитата :
«Надо, товарищ, быть аккуратнее…».
В Потсдам спецпоезд прибыл строго по графику, составленному в НКВД. Обратный путь протекал без происшествий. Правда, не обошлось без неприятности на Белорусском вокзале, куда прибывал спецсостав. Помощник коменданта потребовал остановить поезд так, чтобы подножка вагона-салона оказалась напротив ковровой дорожки, ведущей в депутатский зал.
Цитата :
«Въезжая на малой скорости, я, конечно же, видел ковровую дорожку, - вспоминал Виктор Лион. - Но семафор оказался в закрытом состоянии. Поэтому сосредоточился на телефонной трубке и тормозном кране. Вдруг неизвестно откуда, вижу, выскочил стрелочник и замахал красным флажком. Поезд остановился, увы, не там, где надо. Сталину пришлось добираться до машины по мокрому перрону...».
А машиниста заставили писать объяснительную записку. Впрочем, все обошлось. Более того, локомотивную бригаду наградили медалью «За боевые заслуги». 15 сентября 1945 года Берия представил наиболее отличившихся участников операции «Пальма» к наградам
Цитата :
«за успешное выполнение специального задания правительства»
(поощрили 2851 человек).
Союзники тоже не остались в долгу. Так, замнаркома НКВД Сергей Круглов, он также обеспечивал и безопасность Ялтинской конференции, стал рыцарем ордена Британской империи и кавалером американского ордена «Легион достоинства».
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeСр Июн 15, 2011 7:26 am

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/akademik_i_vozhd_2011-06-14.htm Информационное агентство СТОЛЕТИЕ 14.06.2011
Академик и вождь Ярослав Бутаков
Историю Великой Отечественной войны знаменитый историк Е.В. Тарле писать не стал
Книги Евгения Викторовича Тарле заслуженно принадлежат к классике отечественной историографии. Сын еврейского купца, принявший в 20 лет православие, убеждённый либерал (до революции) – закономерно ли, что он стал одним из главных создателей официальной советской патриотической концепции истории?
Современные исследователи могут не соглашаться с научными выводами Тарле, отмечать фактические недостатки его работ. Но от его книг не отнимешь главного достоинства – большинство их читаются как увлекательные художественные произведения. И ещё одно важное качество – он исходил из непрерывности русской истории, не разделённой 1917-м годом на две принципиально не совместимые части. Основная черта его концепции – русский державный патриотизм. С этой позиции он и пытался осветить исторические события.
Несомненно, что его концепция непрерывного, гармоничного исторического процесса в России полностью вписывалась в идеологическую установку режима Сталина начиная с 1930-х гг. Но невозможно сказать, что он создавал свои произведения, только руководствуясь заказом власти. Несомненно, что такая установка вполне отвечала его мировоззрению. Вряд ли Тарле, освобождённый Сталиным из алма-атинской ссылки и позднее увенчанный всеми мыслимыми в СССР лаврами учёного, руководствовался только чувством личной благодарности к советскому вождю. Как государственник и патриот, он не мог не сочувствовать шагам советской власти по возрождению державного авторитета России.
А каково было отношение Тарле к оборотной стороне процесса – необоснованным репрессиям в отношении представителей как интеллигенции, так и других классов российского общества? На эту тему написано немало спекуляций. Почти все они основаны на домыслах, потому что бесполезно искать прямого отражения мыслей Тарле о Сталине в его личной переписке. Время было такое, что подобных вещей бумаге не доверяли. Значительно более верным будет обратиться к собственно историческим трудам академика, где Тарле мог высказать свои мысли эзоповым языком. Это мы и сделаем несколько позже. А пока отметим такой важный факт:
Среди многочисленных научных работ академика нет ни одной, посвящённой Сталину и вообще советскому периоду. И вряд ли это случайно.
В 1948 г. Тарле получил от самого «отца народов» ответственное задание – написать трилогию о борьбе русского народа с завоевателями. По свидетельству историка, труд в совокупности так и назывался – «Русский народ в борьбе с агрессорами». В первой книге должно было говориться о вторжении в Россию войск шведского короля Карла XII и их разгроме, во второй – об Отечественной войне 1812 года. Венцом трилогии предстояло стать книге о Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.
Первая книга из трёх задуманных – «Северная война и шведское нашествие на Россию» – вышла уже в 1949 г. Дальнейшая работа Тарле застопорилась. По мнению ряда его биографов, историк понимал, что выпуск в свет второго тома – про нашествие и разгром Великой армии Наполеона – автоматически поставит на очередь подготовку третьего тома, чего ему крайне не хотелось делать. Изложение Отечественной войны 1812 года проблемы для академика не составляло. Ведь он был глубоким специалистом как раз по теме международных отношений наполеоновской эпохи! Ещё в 1938 году была издана его книга «Нашествие Наполеона на Россию». Он мог бы незначительно дополнить её и переиздать. Вместо этого Тарле усиленно создавал впечатление, что он кардинальным образом переделывает свой труд по Отечественной войне.
В это время на пользу академику (если считать, что он хотел избежать написания апологетического труда о Сталине) послужила статья директора Бородинского музея С.И. Кожухова «К вопросу об оценке роли М.И. Кутузова в Отечественной войне 1812 года», опубликованная в журнале «Большевик» (1951, № 15). Статья содержала резко критические высказывания в адрес довоенной книги Тарле «Нашествие Наполеона на Россию». Согласно стилю времени, автор статьи придал ей жанр политического доноса. Причем этим не ограничился, но и направил соответствующее письмо в ЦК ВКП(б). Это письмо Кожухова стало предметом особого разбирательства в Отделе науки и вузов ЦК под руководством зятя Сталина Ю.А. Жданова.
Результаты «наезда на придворного историографа» не замедлили сказаться на его инициаторе. Уже в № 19 «Большевика» за тот же год появилась резкая отповедь Кожухову самого Тарле, в которой историк обвинил своего оппонента в «умышленном искажении» его взгляда на войну 1812 года. Вскоре Кожухова сняли с работы директора Бородинского музея и отправили куда-то на периферию упражняться в написании заметок для районной газеты.
Никто не сделал больше для продления культа личности Сталина после его смерти, чем сами антисталинисты. Ведь по их воззрениям получается, что Сталин был какой-то вездесущий и всеведущий сверхчеловек или полубог, если ничто в СССР не происходило без его ведома и одобрения!
Вот и этот эпизод, печально закончившийся отнюдь не для академика, а для того, кто осмелился его публично критиковать, они трактуют как попытку Сталина морально воздействовать на Тарле с целью поторопить того с написанием выгодной вождю книги, а заодно и продемонстрировать лишний раз строптивцу свою абсолютную власть. Однако ведь именно благодаря резкой критике, прозвучавшей в его адрес, Тарле получил благовидный повод отсрочить издание второго тома трилогии под предлогом коренной переработки. В октябре 1951 г. академик упоминает в частной переписке, что его новая книга про 1812 год «разбухла» и будет по объёму вдвое больше старой книги, т.е. «Нашествия Наполеона на Россию». Ну, а в 1953 г. умер Сталин, и заказ отпал сам собой. В 1955 г. скончался и сам историк.
Можно усомниться во мнении тех биографов Тарле, которые считают, что он умышленно тормозил подготовку книги о Великой Отечественной войны, так как якобы не хотел своим талантом и авторитетом возвеличить Сталина. Дело видится сложнее. Понятно, что все материальные блага, которыми Тарле пользовался в последние годы правления Сталина (кроме обычных для представителя научной элиты в то время роскошной квартиры, прислуги и персонального автомобиля с шофёром, ещё и личный железнодорожный салон-вагон для передвижений по стране), – недостаточная причина для беззастенчивого восхваления подателя сих благ. Однако, как историк, Тарле вряд ли в то время имел в душе какие-то основания отрицать, что победа русского народа в Великой Отечественной войне была достигнута благодаря руководству Сталина.
В чём же дело? А дело, на наш взгляд, заключается как в профессионализме, так и в политической осторожности историка. Профессионализм говорил ему, что ещё рано изучать историю только что закончившейся войны, тем более, когда закрыты все основные относящиеся к ней документы. Необходимо отметить, что, шарахаясь от сталинской легенды к антисталинской и обратно, мы до сих пор с трудом подбираемся к объективному изучению Великой Отечественной войны. Но Сталину, очевидно, был нужен не исторический труд, а наукообразный панегирик, подкреплённый научным авторитетом автора. Есть то, что политики называют «государственной необходимостью», и есть то, что учёные зовут «научной добросовестностью». Дело, таким образом, заключалось не столько в личности Сталина, сколько в несовместимости точек зрения представителей двух профессий на один и тот же предмет. Тарле это хорошо понимал. Понимал он и то, что никаким образом он этого вождю не объяснит. Оставалось тянуть время...
Это был вполне реальный расчёт, учитывая возраст и Сталина, и Тарле. Кроме того, Тарле имел перед собой множество исторических примеров, остерегавших его оставлять апологетический труд, подписанный его именем. Тарле вообще часто (явно и не очень) прибегал к аналогиям в своих исторических трудах. Мы уже писали («Как Сталин учился на ошибках Наполеона»), что Тарле проводил совершенно прозрачные аналогии между Наполеоном и Сталиным как вождями двух победивших великих революций. И эти сопоставления сам Сталин, судя по всему, считал очень поучительными.
Так вот, Тарле хорошо знал из истории об отношении к диктаторам после их смерти. И, возможно, считал невыгодным для себя лично ставить своё имя на титульной странице книги, которая после смерти Сталина могла послужить обличительным материалом против её автора. ХХ съезд КПСС, доживи до него Тарле, дал бы ему наглядное оправдание такой осторожности.
Можно назвать эту осторожность Тарле вниманием к суду потомков. Как бы то ни было, но выдающийся историк остался в памяти людей как добросовестный учёный.
И всё-таки: как Тарле на самом деле относился к Сталину? Отрицать, что Тарле не испытывал к нему какой-то благодарности, значит, прежде всего, думать плохо о самом Тарле как о человеке. Но для нас важнее историческая оценка им Сталина.
Аналогия Сталина с Наполеоном может поначалу дезориентировать. В самом деле, Тарле довольно жёстко критикует вождя буржуазной Франции за его деспотизм. Но, если вчитаться, то эта критика относится лишь к тем моментам, когда Наполеон действовал именно как буржуазный лидер. То есть деспотизм Наполеона классово обусловлен. Вождь пролетарского государства таких недостатков лишён в принципе. Что же касается личных качеств Наполеона как государственного лидера и военного стратега, то Тарле откровенно восхищается ими и явно ставит их в пример и поучение вождю Советского государства.
Но можно ли эту аналогию считать подлинным и исчерпывающим выражением всего отношения академика к Сталину? Тем более, что после написания «Наполеона» Тарле жил и творил ещё два десятилетия и наверняка мог поменять что-то в своих оценках.
Начнём с того, что Тарле не мог относиться с особой симпатией к порядкам дореволюционной России. Дело было не только в его происхождении из черты оседлости, но и в том, что в молодости он физически пострадал за свои либеральные убеждения (был тяжело ранен при разгоне политической демонстрации в 1905 году). До Октябрьской революции 1917 года явным идеалом Тарле (уже известного учёного к тому времени) был буржуазный парламентаризм западного образца. В кадетской партии он формально не состоял, но, как и многие его коллеги, был к ней идейно близок.
Революция 1917 года не могла не привести Тарле к размышлениям о том, как и почему всё так обернулось. И, опять же, будучи, прежде всего, учёным, он не мог не понимать, что сталинский режим имел какие-то объективные предпосылки для своего установления и существования. Будучи, как и большинство людей его круга в то время, гегельянцем, он осознавал, что «всё действительное разумно» в том смысле, что всё сущее – не без рациональной причины. Следовательно, большевизм и Сталин – объективное зло, причина которого заключается не в нём самом, а в состоянии всего общества.
То, что советский строй, несмотря на все полученные от него в итоге привилегии, воспринимался Тарле всё-таки, скорее всего, больше как зло, чем как добро, вряд ли можно сомневаться. Чувствовать постоянную и полную зависимость от всесильного вождя (именно таким он представлялся современникам) – не самое приятное ощущение. Тарле мог утешать себя тем, что он пытается максимально использовать это зло в интересах добра (в данном случае – исторической науки и патриотизма), но это лишь подчёркивало отношение к режиму как неизбежному злу. И опять Тарле мог находить оправдание в истории, которая говорила: диктатуры не вечны.
Тарле видел в Сталине закономерное воплощение великой революции. И сознание исторической неизбежности данного явления позволяло полностью мириться с ним.
Празден спор о том, был ли Тарле марксистом. При жизни академика его постоянно обвиняли в том, что его взгляды «немарксистские». Кстати, он умело использовал это для свободы своих научных высказываний: вы что же, ждёте от «не-марксиста» идеологической точности?! Такое поведение, немыслимое для большинства историков в те годы, немало способствовало качеству и популярности его книг.
Но несомненно, что Тарле везде и всюду искал объективных причин исторических явлений. Исторические персонажи, действующие на страницах его научных трудов, поступают как выразители тех или иных общественных тенденций и социальных интересов. Свой объективизм исследователя Тарле запечатлел не только на страницах своих трудов, но и самой жизнью, явившей собой пример взаимовыгодной службы той власти, которую академик явно никогда не считал лучшей из возможных в России.
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeЧт Сен 08, 2011 7:03 am

http://svpressa.ru/society/article/47584/ Свободная пресса 8 сентября 2011 года 10:56
Бестолковость «красного маршала» едва не погубила Ленинград Сергей Турченко
За то, как воевал Ворошилов под Питером, любого другого военачальника Сталин бы расстрелял
70 лет назад, 8 сентября 1941 года, началась блокада Ленинграда, длившаяся 872 дня и унесшая жизни сотен тысяч людей. С тех пор и до наших дней среди военных специалистов и историков не утихают споры о том, насколько неизбежным было блокирование города и какие возможности для предотвращения такого исхода оказались упущенными.

Немцам помогли финны
В соответствии с планом «Барбаросса» главной ударной силой для захвата Ленинграда была определена 4-я танковая группа под командованием генерала Гепнера. За первые 18 дней наступления она с боями прошла более 600 километров (с темпом 30−35 км в сутки), форсировала реки Западная Двина и Великая. 5−6 июля войска противника заняли Остров, а 9 июля — Псков, находящийся в 280 километрах от Ленинграда. От Пскова самый короткий путь к Ленинграду - по Киевскому шоссе, идущему через Лугу. Но здесь фашистов встречала мощная линия обороны. Предвидя такое развитие событий, командующий Ленинградским военным округом генерал-лейтенант М. Попов еще 23 июня отдал распоряжение о начале работ по созданию дополнительного рубежа обороны на псковском направлении в районе Луги. 19 июля, к моменту выхода передовых немецких частей, Лужский оборонительный рубеж был хорошо подготовлен в инженерном отношении: построены оборонительные сооружения протяжённостью 175 километров, общая глубина обороны составляла 10—15 километров.
У Лужского укрепленного района танкисты Гепнера впервые вынуждены были остановить наступление. Командование Ленинградского фронта воспользовалось задержкой врага, ожидавшего подкрепления, и подготовилось к встрече с противником, использовав, в том числе, тяжёлые танки КВ-1 и КВ-2, только что выпущенные Кировским заводом. Только в 1941 году на этом заводе было построено более 700 танков, которые Ставка разрешила оставить в городе для его обороны. За это же время было выпущено 480 бронемашин и 58 бронепоездов, многие из которых вооружили мощными корабельными орудиями.
По мнению некоторых историков, события под Ленинградом развивались бы совсем в ином ключе, не помоги в этот момент фашистской Германии Финляндия. Финская армия начала наступление на Ленинград на Карельском перешейке. К началу сентября финны перешли старую советско-финскую границу на перешейке и вторглись на нашу территорию на глубину до 20 км. Возможно, они продвинулись бы и дальше, но были остановлены на рубеже Карельского укрепрайона.
4 сентября 1941 года, в ставку Маннергейма в Миккели был направлен начальник главного штаба вооруженных сил Германии генерал Йодль. Но ему не удалось добиться от союзников дополнительной активности в наступлении на Ленинград. Вместо этого Маннергейм нанес удар на севере Ладоги, перерезав Кировскую железную дорогу и Беломоро-Балтийский канал в районе Онежского озера и блокировав тем самым маршрут для поставок в Ленинград грузов. Связь Ленинграда с остальной страной через территории, оккупированные Финляндией, была восстановлена лишь летом 1944 года.
Одновременно немцы сами пробились сквозь болота на ленинградском направлении. 8 сентября войска группы армий «Север» захватили город Шлиссельбург (Петрокрепость). С этого дня началась полная блокада.

Переговоры по прямому проводу
Немало военных историков в катастрофическом развитии событий под Ленинградом винят Клима Ворошилова. Назначенный 10 июля 1941 года главнокомандующим войсками Северо-Западного направления, маршал-кавалерист, герой гражданской войны Ворошилов так и не сумел организовать боевые действия в новых условиях, с применением новейшей техники. Это убедительно подтверждают хранящиеся в личном архиве Сталина ленты переговоров по прямому проводу между Ставкой и штабом обороны Ленинграда. Вот наиболее интересные выдержки.
22 августа Верховный Главнокомандующий впервые вызвал К.Ворошилова и А.Жданова на переговоры по прямому проводу.

«Сталин: Вы создали Военный совет Ленинграда. Вы должны понимать, что создавать военные советы может только правительство или по его поручению Ставка... Второе. В Военный совет Ленинграда не вошли ни Ворошилов, ни Жданов. Это неправильно. И даже вредно политически. ... Словно Жданов и Ворошилов не верят в оборону Ленинграда... Это дело надо исправить. Третье. В своем приказе ... вы ввели выборность батальонных командиров. Это неправильно организационно и вредно политически. Это тоже надо выправить. Четвертое. По вашему приказу... выходит, что оборона Ленинграда ограничивается созданием рабочих батальонов, вооруженных более или менее слабо, без специальной артиллерийской обороны. Такую оборону нельзя признать удовлетворительной, если иметь в виду, что у немцев имеется артиллерия. Мы думаем, что оборона Ленинграда должна быть прежде всего артиллерийской обороной. Надо занять все возвышенности в районе Пулково и других районах, выставить там серьезную артиллерийскую оборону, имея в виду морские пушки... Без такой базы рабочие батальоны будут перебиты.

Ворошилов: Из всего сказанного мы видим, что по нашей вине произошло большое недоразумение. Первое. Создание Совета обороны Ленинграда ни в коем случае не исключает, а лишь дополняет общую организацию обороны... Второе. Ворошилов и Жданов являются ответственными в первую очередь за всю оборону Ленинграда. Третье. Военный совет обороны Ленинграда мы понимали как сугубо вспомогательный орган общей военной обороны Ленинграда. Четвертое. Нам казалось, что будет легче создать прочную защиту Ленинграда путем специальной организации рабочей общественности в военные отряды. Пятое. Ленинград имеет специальную укрепленную полосу, которая начинается у Капорского залива и идет южнее Красногвардейска...

Сталин: Существование под Ленинградом укрепленной полосы нам известно. Не от вас, конечно, а по другим источникам. ... Но эта укрепленная полоса, кажется, уже прорвана немцами в районе Красногвардейска, поэтому Ставка так остро ставит вопрос об обороне Ленинграда...
Что касается поставленных мной вопросов, то вы ни на один не ответили толком... У нас нет гарантии, что вы опять не надумаете чего-либо такого, что не укладывается в рамки нормальных взаимоотношений... Мы никогда не знали о ваших планах и начинаниях, мы всегда случайно узнаем о том, что что-то наметили, что-то спланировали, а потом получилась прореха. Мы с этим мириться также не можем. Вы не дети и знаете хорошо, что в прощении не нуждаетесь... Вы неорганизованные люди и не чувствуете ответственности за свои действия, ввиду чего действуете, как на изолированном острове, ни с кем не считаясь...

Ворошилов: Организуя Военный совет обороны Ленинграда, мы не только не думали нарушать нормы порядка и законы, но и вообще не предполагали, что это может послужить поводом для таких заключений, которые мы только что выслушали. Это наше решение не публиковалось, а приказом оно издано как совершенно секретное. Второе. По вопросу о выборах мы поступили, может быть, неправильно, но на основании печального опыта наших дней, когда не только в рабочих дивизиях, но в отдельных случаях и в нормальных дивизиях командиры разбегались, а бойцы выбирали себе командиров... Третье. Ворошилов и Жданов, как мы уже сообщили, не вошли в Совет обороны Ленинграда потому, что осуществляют общее руководство обороной. Четвертое. Что касается вашего замечания о том, что мы можем еще что-либо такое надумать, что не укладывается в рамки нормальных взаимоотношений, то мы, Ворошилов и Жданов, не совсем понимаем, в чем нас упрекают...

Сталин: Не нужно прикидываться наивными. Прочтите ленту и поймете, в чем вас обвиняют. Немедленно отмените выборное начало в батальонах, ибо оно может погубить всю армию. Выборный командир безвластен, ибо в случае нажима на избирателей его мигом переизберут. Нам нужны, как известно, полновластные командиры. Стоит ввести выборность в рабочих батальонах - это сразу же распространится на всю армию, как зараза. Жданов и Ворошилов, потрудитесь войти в Военный совет обороны Ленинграда. Ленинград не Череповец и не Вологда. Это вторая столица нашей страны. Военный совет обороны Ленинграда не вспомогательный орган, а руководящий орган обороны Ленинграда. Представьте конкретный план обороны Ленинграда. Будет ли у вас кроме основной укрепленной линии создана и другая, более узкая укрепленная линия? Если будет, то каким образом?

Ворошилов: Избирательное начало будет отменено. Ворошилов и Жданов в Совет обороны Ленинграда войдут. Более узкой полосы обороны пока еще не создано, но она создается...

Сталин: Возможно, что Северный фронт разделим на две части - на Карельскую часть от Ладоги и до Мурманска со своим фронтовым командованием и южную часть - собственно ленинградскую, которую следует назвать Ленинградским фронтом. Мотивы известны. После занятия финнами северных берегов Ладоги управлять северной частью Северного фронта из Ленинграда невозможно. Обсудите этот вопрос, дайте свои соображения. Все».

Однако Ворошилов решительных мер не принял. И даже, судя по всему, ничуть не изменил стиль своего поведения. Сталин откомандировал в Ленинград Молотова, чтобы тот разобрался в обстановке. Вскоре Верховный Главнокомандующий направил своему посланцу шифровку:

«Совершенно секретно. Шифром. Молотову. Только что сообщили, что Тосно взят противником. Если так будет продолжаться, то Ленинград будет сдан идиотски глупо... Что делают Попов (командующий Ленинградским фронтом. - С.Т.) и Ворошилов? Они даже не сообщают о мерах, какие они думают предпринять против такой опасности... Откуда у них такая бездна пассивности и деревенской покорности судьбе? Что за люди?! Я их не пойму! В Ленинграде имеется теперь много танков КВ, много авиации... Почему эти технические средства не действуют?.. Что может сделать против немецких танков какой-то пехотный полк, выставленный командованием против немцев без этих технических средств?! Почему богатая ленинградская техника не используется на этом решающем участке? Не кажется ли тебе, что кто-то нарочно открывает немцам дорогу на этом решающем участке? Что за человек Попов? Чем собственно занят Ворошилов? В чем выражается его помощь Ленинграду? Я пишу об этом, так как очень встревожен непонятным для меня бездействием ленинградского командования. Сталин. 29.08.41 г.».

Ответ: «Совершенно секретно. Шифром. Товарищу Сталину. Сообщаю: 1. По приезде в Ленинград на совещании с Ворошиловым, Ждановым и членами Военного совета Ленинградского фронта, секретарями обкома и горкома подвергли резкой критике ошибки, допущенные Ворошиловым и Ждановым... 2. В течение первого дня при помощи приехавших с нами товарищей мы занимались приведением в ясность дел в отношении имеющихся здесь артиллерии и авиации, возможной помощи со стороны моряков, особенно по морской артиллерии, вопросами эвакуации, выселения 91 тысячи финнов и 5 тысяч немцев, а также вопросами продовольственного снабжения Ленинграда. По этим вопросам подробнее сообщим отдельно. 3. Мероприятия по созданию особого типа оборонительного рубежа на основе танков и броневиков к востоку от Красногвардейска сумеем представить 29 августа. Молотов. Маленков. 3.00 29.08.41 г.».

«Совершенно секретно. Шифром. Ворошилову, Жданову. Нас возмущает ваше поведение, выражающееся в том, что вы сообщаете нам только лишь о потере нами той или иной местности, но обычно ни слова не сообщаете о том, какие же вами предприняты меры для того, чтобы перестать, наконец, терять города и станции. Так же безобразно вы сообщили о потере Шлиссельбурга. Может быть, вы уже предрешили сдать Ленинград?! Куда девались танки КВ? Где вы их расставили? Почему нет никакого улучшения на фронте, несмотря на такое обилие танков КВ, как у вас? Ведь ни один фронт не имеет того количества КВ, какое имеется у вас. Чем занята ваша авиация? Почему она не поддерживает действия наших войск?.. Мы требуем от вас, чтобы вы в день два-три раза информировали нас о положении на фронте и принимаемых вами мерах. 9.09.41 г. Сталин. Берия».

Но Ворошилов и на этот раз не отреагировал. Тогда последовала следующая секретная депеша:
Цитата :
«Совершенно секретно. Ворошилову. Приезжай в Москву. 13.09.41 г.Сталин».
«Мягкая» экзекуция
Понятно, что Климент Ефремович возвращался в Москву в ожидании жестоких репрессий. Действительно, любого другого в такой ситуации ожидал бы расстрел. Но Сталин, видимо, не решился стереть в порошок легендарную личность, воспетую в советских песнях, являющуюся синонимом могущества Красной Армии. Ворошилову была предоставлена возможность реабилитироваться на другой должности. Но «красный маршал» оказался не способен к решению боевых задач в моторизованной войне.
1 апреля 1942 года Сталин подписал постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О работе т. Ворошилова» . В нем отмечалось:
Цитата :
«В начале войны с Германией тов. Ворошилов был назначен главнокомандующим Северо-Западным направлением, имеющим своею главною задачей защиту Ленинграда. Тов. Ворошилов не справился с порученным делом и не сумел организовать оборону Ленинграда. Государственный Комитет Обороны отозвал т. Ворошилова из Ленинграда и дал ему работу по новым воинским формированиям в тылу.
Ввиду просьбы т. Ворошилова он был откомандирован в феврале месяце на Волховский фронт в качестве представителя Ставки для помощи командованию фронта и пробыл там около месяца. Однако пребывание т. Ворошилова на Волховском фронте не дало желаемых результатов.
Желая еще раз дать возможность т. Ворошилову использовать свой опыт на фронтовой работе, ЦК ВКП(б) предложил т. Ворошилову взять на себя непосредственное командование Волховским фронтом. Но т. Ворошилов отнесся к этому предложению отрицательно и не захотел взять на себя ответственность за Волховский фронт, несмотря на то, что этот фронт имеет сейчас решающее значение для обороны Ленинграда, сославшись на то, что Волховский фронт является трудным фронтом и он не хочет проваливаться на этом деле.
Ввиду всего изложенного ЦК ВКП(б) постановляет:
1. Признать, что т. Ворошилов не оправдал себя на порученной ему работе на фронте.
2. Направить т. Ворошилова на тыловую военную работу».
При этом нужно сказать, Климент Ефремович остался членом ГКО и Ставки. Словом, отделался легким испугом. Однако ошибки, которые он совершил, руководя обороной Ленинграда, не сумел полностью исправить даже прибывший туда ему на смену Г. Жуков. Ленинград был обречен на жесточайшую блокаду.
Вернуться к началу Перейти вниз
zdrager

zdrager

Количество сообщений : 2503
Дата регистрации : 2008-03-10

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeЧт Сен 08, 2011 3:25 pm

Сергей Турченко пишет:

Бестолковость «красного маршала» едва не погубила Ленинград

Похоже, пересказ книги Исаева "От границы до Ленинграда", по крайней мере все приведенные цитаты, насколько мне склероз не изменяет, я там читал.

Выводы, правда, Исаев делает прямо противоположные. По поводу деятельности Ворошилова он приходит к заключению, что маршал в целом действовал правильно, в соответствии с реальными условиями, и вряд ли кто другой на его месте справился бы лучше. Можно напомнить, что на всех остальных фронтах немцы имели много более эффектные успехи. Ворошилов, к примеру, не допустил ни одного катастрофического окружения своих войск, что не раз случалось в центре и на юге.
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeСб Окт 01, 2011 10:09 am

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/i_byl_sotyj_den_vojny_2011-09-29.htm Информационное агентство СТОЛЕТИЕ 29.09.2011
И был сотый день войны… Михаил Захарчук
Именно такую периодизацию заложил в алгоритм своих действий по отражению агрессора И.В. Сталин
В нынешнем году прошла трагическая череда великих дат, связанных с минувшей, самой страшной в истории человеческой цивилизации, Второй мировой войны. Однако есть и особая дата - 29 сентября 1941 года. В тот день исполнилось ровно сто дней с начала Великой Отечественной.
Почему акцент именно на ста днях? Обратимся к фиксации военных событий, которая даётся наиболее авторитетным изданием - «Большой советской энциклопедией»: 1. Летне-осенняя кампания 1941 года проходила с 22 июня по 29 сентября того же года – 100 дней. 2. Московская оборонительная операция и Московская наступательная операция укладываются между 30.09.1941 года и 07.01.1942 года – 100 дней. 3. Ржевско-Вяземская операция длилась от 08.01 до 20.04.1942 года – 103 дня. Если посмотреть на другие судьбоносные военно-стратегические операции той Великой войны, когда-то ещё называемыми знаменитыми «сталинским ударами», то и в них мы без труда обнаружим тяготение вождя именно к этой мистической цифре – 100 дням.
Разумеется, все большие и малые «сталиноненавистники» тут же, во-первых, поставят автору клеймо злостного сталиниста. А во-вторых, с пеной у рта начнут доказывать случайность, простое совпадение дат. Тем более что, строго говоря, в сотню не укладывается ни одна из крупных оборонительных и наступательных операции, последовавших за Московской и вплоть до Берлинской. Как та же Ржевско-Вяземская, длившаяся 103 дня.
Ну что тут возразить? Сталин не был таким уж догматиком, чтобы с хронометром в руках со жреческим тщанием выписывать свои стратегические замыслы. Он всегда учитывал непредсказуемость врага и быстротекущего времени. Однако то, что, вынашивая собственное видение всех звеньев вооружённой борьбы, разрабатывая и воплощая их, всегда держал в уме именно 100 дней – это бесспорно. Выражаясь современным языком, этот «восточный деспот» был человеком-компьютером, в действиях которого всё заранее продумывалось и просчитывалось. В них никогда не наблюдалось спонтанной случайности.
Что же касается собственно цифры 100 – идёт она от Наполеона. Это та личность в истории, пред которой Иосиф Виссарионович преклонялся.
Маршал А.М. Василевский вспоминал, как однажды Сталина спросили, кому из полководцев он отдаёт предпочтение: Суворову или Кутузову. Вождь ответил весьма уклончиво, что было нехарактерно для его ментальности – он никогда не уклонялся от прямого ответа. А Сталин просто не мог ответить, что из всех полководцев для него на первом месте всегда - Наполеон. В чьей судьбе 100 дней сыграли, как известно, и решающую, и роковую роль.
Когда в другой раз речь зашла о французском императоре Бонапарте, Иосиф Виссарионович коротко обронил:
Цитата :
«О Наполеоне я знаю всё».
Что тоже было не в характере вождя. Он никогда не хвастался своими познаниями и своими достижениями.
Ещё один красноречивый пример на эту тему. В 1936 году в серии «Жизнь замечательных людей» вышла книга Евгения Викторовича Тарле «Наполеон». Предисловие к ней написал Карл Радек. Читатели встретили эту работу восторженно, а критика доброжелательно. И вдруг 10 июня 1937 года газеты «Правда» и «Известия» вышли с агрессивно-разгромными статьями о «вредительской деятельности Тарле».
Цитата :
«Это яркий образец враждебной вылазки, да ещё во время, когда страна собирается отметить 125 годовщину победы русского народа в Отечественной войне 1812 года».
Попутно в той и другой газетах упоминалось о недавнем суде над Н. Бухариным и К. Радеком, которые хвалили Тарле, уже, кстати, побывавшего в ссылке.
И тут случилось чудо – иначе его трудно назвать. 1 июня (в день суда над М.Н. Тухачевским, И.П. Уборевичем и И.Э. Якиром!) в тех же «Известиях» и «Правде» появилось опровержение. Опубликованные статьи дезавуировались, напечатание их объявлялось ошибочным, а книга Тарле – самой лучшей и точной биографией Наполеона.
Говорят, Сталин позвонил учёному:
Цитата :
«Евгений Викторович, Вы сегодня читали газеты?» - «Нет, Иосиф Виссарионович, ещё не успел»,- честно признался Тарле.- «Ну так и не читайте».
А уже 3 июня Сталин встретился с Тарле в Кремле. О чём они говорили несколько часов наедине – неизвестно. Но догадаться можно. Кроме «Наполеона» Евгений Викторович написал ещё и капитальное исследование «Континентальная блокада». С нынешней исторической вышки ситуационная параллель видится нам чёткой и недвусмысленной. Вождь экстраполировал события, разделённые 130 годами, когда Наполеон всерьёз рассматривал возможность высадки на берега туманного Альбиона.
Разумеется, Сталин прекрасно понимал, что Гитлер – далеко не Наполеон. Но сила, олицетворяемая бесноватым, представлялась столь огромной, что сражаться с ней нужно было так же самоотверженно и беззаветно, как бились русские люди с войсками Наполеона.
Итак, чем же был примечателен сотый день войны для страны и для её вождя? Стремительное продвижение войск противника вглубь страны ещё не было приостановлено, но темпы его уже не шли ни в какое сравнение с самыми первыми сутками сражений. Вот цифры, которые красноречивее любых рассуждений. На Северо-Западном направлении темп наступления гитлеровцев упал с 27 километров в сутки до 1,6; на Западном – с 29 км до 3,6 км; на Юго-Западном с 19 км – до 1,4. На глазах рушился, таял основополагающий постулат, под который выстраивалась вся стратегия германского нападения на СССР – принцип блицкрига, молниеносной войны. Немецкие генералы во главе с Гитлером ведь как рассчитывали: покончить с «колоссом на глиняных ногах» аккурат до осенней распутицы. Русские морозы ими вообще в расчет не принимались, так как считалось, что за три месяца (тоже почти сто дней!) советы будут отброшены за Урал. После чего планировались сугубо колониальные мероприятия: административное деление захваченных земель, «стерилизация и сокращение излишнего человеческого материала», сравнять Москву и Ленинград с землей, другое по мелочам. И отдых на зимних квартирах с краткосрочными отпусками в фатерлад. Не получилось. Все карты спутали упрямые русские парни, которые не понимали высокой миссии короткого германского сапога. Только наши лётчики в первый день войны совершили восемь таранов! А всего за войну свыше 600! Примерно столько же бойцов повторили подвиг Матросова. Подобная жертвенная «тупость» противника тоже была в диковинку немцам. Полной неожиданностью для завоевателей оказалась и способность советского руководства эвакуировать за Волгу миллионы людей и тысячи военных предприятий со всей производственной инфраструктурой. История не знала подобных примеров экономической и волевой концентрации правительства и народа. Массовое партизанское движение тоже не входило в расчёты врага. Меж тем именно в первые 100 дней было сформировано свыше двух тысяч отрядов народных мстителей. И в дальнейшем их численность только возрастала.
Наконец, полной неожиданностью для руководства третьего рейха оказалась и политическая пассионарность Сталина, который именно в первые сто дней войны сумел договориться о совместных союзнических действиях практически со всеми ведущими «демократическими странами» - США, Англией, Францией. А Японию при этом изолировать.
…На 99-й день войны Сталин встретился с главой американской миссии Гарриманом и главой английской миссии лордом Бивербруком. Они передали советскому вождю письма своих государственных руководителей. Ф. Рузвельт в частности писал:
Цитата :
«Уважаемый г-н Сталин, это письмо будет вручено моим другом Авереллом Гарриманом, которого я просил быть главой нашей делегации, посылаемой в Москву. Г-ну Гарриману хорошо известно стратегическое значение Вашего фронта, и он сделает, я уверен, всё, что сможет, для успешного завершения переговоров в Москве. Я уверен, что будут найдены пути для того, чтобы выделить материалы и снабжение, необходимые для борьбы с Гитлером на всех фронтах, включая Ваш собственный».
Когда Гарриман вернулся из Москвы, Рузвельт впился глазами в список того, что запросил Сталин по так называемому ленд-лизу. Ознакомившись с ним облегчённо вздохнул:
Цитата :
«Слава Всевышнему! Этот человек всенепременно выиграет битву! Любой другой бы на его месте запросил оружия, патронов, танков, самолётов. А у нас самих этого добра не так много. Сталин однако требует молибдена для самолётов, паровозов и автомобилей, брони и колючей проволоки! Он сам сделает для своей армии нужное оружие. Великий человек!»
А на сотый день войны в Москве открылась конференция представителей СССР, США и Великобритании по вопросу взаимных военных поставок. Выдержками из неё я и завершу свои заметки о первых 100 днях войны. Конференция имела своей целью решить вопрос о помощи Советскому Союзу в отпоре немецко-фашистской агрессии, а также вопросы распределения общих ресурсов и об использовании их в целях оказания наибольших услуг общим усилиям союзников.
Бивербрук и Гарриман имели довольно широкие полномочия, но по привычке западных дельцов (оба являлись миллионерами) жадничали и торговались как на базаре.
Это не могло не раздражать советского руководителя, знавшего не понаслышке о том, как истекает кровью его народ. Сталин выразил недовольство тем, что Англия и США изъявили готовность поставлять лишь совсем незначительное количество материалов и оборудования, необходимых Советскому Союзу, несущему главное бремя войны.
Бивербрук и Гарриман всячески оправдывались, пытаясь доказать, что Лондон и Вашингтон делают все возможное для оказания помощи Советскому Союзу. Каждая из сторон осталась при своем мнении. Тогда Иосиф Виссарионович прервал переговоры, сославшись на то, что ему надо дать срочное распоряжение фронтам.
В шесть вечера конференция продолжила работу. За время вынужденного перерыва наша разведка сообщила: в Берлине уже знают о переговорах, проходящих в Кремле. Берлинское радио при этом утверждало: «Западные буржуазные страны никогда не смогут договориться с большевиками». Рассказав об этом союзникам, Сталин сказал, пряча улыбку в усы:
Цитата :
- Теперь от нас троих зависит доказать, что Геббельс лгун.
По достоинству оценив юмор советского лидера, союзники приступили к рассмотрению требований СССР и проблем текущего момента.

«Бивербрук. Я позволю себе внести на Ваше рассмотрение предложение выступить в четверг па конференции, чтобы сообщить о достигнутых результатах и отметить роль Соединенных Штатов Америки. Такое выступление создало бы атмосферу триумфа, укрепило бы общий фронт и произвело бы сильное впечатление на Англию, США и даже Францию. Я добиваюсь наилучших результатов в интересах всех трех сторон.

Сталин. Я не вижу в этом необходимости. К тому же я очень занят. Я не имею времени даже поспать. Я думаю, что будет вполне достаточно выступления товарища Молотова.

Бивербрук. С помощью Америки мы сможем доставлять 500 танков, из них не больше 50% легких.

Сталин. Согласны, если малые танки будут не меньше 7 тонн и пушки не менее 37 мм. Но нельзя ли увеличить количество?

Бивербрук. Сейчас речь идет о снабжении в течение ближайших восьми месяцев. После этого мы сможем давать и больше. Мы в своем предложении дошли до предела возможностей.

Гарриман. Куда Вы хотели бы, чтобы американские танки были посланы - в Архангельск, Владивосток или через Иран?

С. В Архангельск, поближе к фронту.

Б. Перейдем теперь к авиации. Мы будем посылать из Великобритании по 200 истребителей в месяц в течение восьми месяцев и большее количество после этого. Придется посылать их морским путем в Архангельск, конечно, в разобранном виде.

С. Будут ли они снабжены вооружением?

Б. Да, пушками и боекомплектами.

С. Желательно иметь боекомплекты для каждого самолета на 20 вылетов. Наши самолеты берут с собой по 600 патронов для мелкокалиберных пулеметов, по 300 для крупнокалиберных и по 150 для 20-мм пушек. Эти количества надо помножить на 20. Самолет живет у нас месяц и пять дней, что равносильно 20 вылетам. Если не иметь указанного количества амуниции, то самолет может некоторое время оставаться в бездействии.

Б. Этот расчет правилен, если при каждом вылете самолет каждый раз израсходует все взятые запасы. Мы, во всяком случае, заинтересованы в том, чтобы от самолета был максимум пользы, и мы позаботимся о достаточном снабжении истребителей амуницией.

С. Нельзя ли получать самолеты одного типа: либо «Харрикейны», либо «Спитфайеры», дабы нашим летчикам легче было их осваивать.

Б. Я вчера понял Вас в том смысле, что Вы хотите иметь также «Спитфайеры».

С. Я говорил вчера о том, что мы предпочли бы иметь одни «Спитфайеры». Если нельзя, то мы готовы взять одни «Харрикейны».

Б. Я убедил Гарримана, чтобы из США были посланы 1800 самолетов в течение девяти месяцев, из них около 100 будут посланы в октябре, 150 в ноябре, 200 в декабре, 200 в январе, а остаток в течение дальнейших пяти месяцев. Половину каждой месячной отправки будут составлять бомбардировщики. Истребители будут в небольшом количестве.

С. Мы вчера выразили желание получить больше бомбардировщиков, чем истребителей, а именно в пропорции 75-25%.

Б. (разводя руками). Это абсолютно невозможно.

С. У нас есть специальный тип бомбардировщика «Штурмовик». Он имеет броню в 5-7, а местами и в 13 мм. Он бьет по танковым колоннам и живой силе. Вооружен пушками и бомбами. Мотор не высотный, он летает на высоте 50-150 метров. Туманная погода для него не имеет значения, если туманы не очень низки. Он дает большой эффект в бою. На нем пушки 23 мм, но скоро поставим 37 мм. Скорость у земли 380-400 км. Мотор русский, М-38. Одномоторный. Команда состоит из одного человека. Мощность 1250 лошадиных сил. Немцы очень не любят его.

Б. Мы можем давать и другие вещи: полевые пушки, тяжелые самолеты типа «Бреп». Я хотел бы обсудить каждый предмет один за другим и прийти здесь к определенным решениям. Если этот план одобряется, то я приступлю к перечислению дальнейших видов снабжения. Нужны ли Вам 25-фунтовые пушки?

С. Мы можем обходиться без них. Нельзя ли получить зенитные орудия?

Б. Их нет у нас.

Г. К сожалению, мы очень отстаем в производстве зениток.

Б. Зенитные орудия самолетов не сбивают. Мы предпочитаем поэтому истребители.

С. При массовых налетах зенитки пугают, не дают бить по цели и заставляют разбрасывать бомбы в беспорядке.

Б. Из противотанковых орудий мы могли бы дать немного двухфунтовых с бронебойными снарядами. Мы можем дать пулеметы калибра свыше 6,72 мм. Можем предложить трехдюймовые мортиры, употребляемые в пехоте.

С. Нет, не понадобятся. Мы заменяем их минометами.

Б. У нас есть противотанковые мины, которые мы можем вам давать по 60 тысяч в месяц.

С. Да, нужны.

Б. Ручные гранаты?

С. У нас есть.

Б. Мы можем Вам дать некоторое количество противотанковых ружей, а позднее сможем давать их больше.

С. Да. хорошо.

Б. Нужны ли Вам танкетки на команду в два-три человека?

С. Да, нужны.

Б. Есть автоматические ружья «Стен» типа «Томсон» восемь-десять патронов в магазине.

С. Нет, не нужны. У нас есть с магазином в 10 патронов.

Г. У нас есть небольшие четырехколесные автомобили, построенные специально для армии, в особенности для связи, типа «Джип». Их у нас 5 тысяч.

С. Хорошо, возьмем. А как насчет колючей проволоки?

Г. Можно.

С. Сколько?

Г. Я должен буду запросить».

На этом беседа закончилась. Ее продолжение наметили на 6 часов вечера следующего, сто первого дня воны.
Что ещё случилось на сотый день войны? Завершился отход войск Юго-Западного фронта (командующий С.К. Тимошенко) из района Киева на рубеж Ворожба, Гадяч, Шпаки, Полтава, Красноград, Прищепино. 1-я танковая группа противника нанесла удар по правому флангу нашей 12-й армии, которая начала отступать. В 14.00 войска 54-й армии Ленинградского фронта перешли в наступление. В ответ на рапорт об этом командующий фронтом генерал армии Г.К. Жуков телеграфировал:
Цитата :
«Считаю, что 54-я армия действует неправильно и трусливо. Вместо стремительного удара кулаком в одном направлении вы до сих пор продолжаете обанкротившуюся тактику наступать по всему фронту растопыренными пальцами. Требую ударить кулаком на Мга и к 1.10 соединиться с частями 55-й армии».
Была в этот день ещё одна хорошая новость: Иосип Броз Тито информировал об освобождении города Ужице (Знаменитая Ужицкая республика, просуществовавшая 75 дней). Просил Сталина наладить с ним шифросвязь.
Начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал-полковник Ф. Гальдер написал в этот день в своём дневнике:
Цитата :
«Обеспечение операции «Тайфун» удовлетворительное. Все готово к началу наступления».
Ни в Кремле, ни на центральных фронтах еще не подозревали о масштабах разворачивавшейся операции. Сотый день войны Сталин провел в обстановке почти дружеского участия и обнадеживающих обещаний союзников. Конечно, день тот не назовешь счастливым, но он первый принес вождю хотя бы моральное удовлетворение: хотя бы абрисно, но он сумел создать второй фронт.

P.S.

И последнее. Некоторые сведения для этих заметок взяты мною из книги Павла Фёдоровича Николаева «Сто дней» Иосифа Сталина». Историк-любитель, он использовал для своего труда две с половиной сотни книг и монографий, сотни газетных и журнальных публикаций. Издал свой труд тиражом 200 экземпляров на свои пенсионные сбережения. И что характерно - никакое издательство ею не заинтересовалось.
Вернуться к началу Перейти вниз
Nenez84

Nenez84

Количество сообщений : 14719
Дата регистрации : 2008-03-23

Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitimeВс Окт 30, 2011 5:33 am

http://svpressa.ru/war/article/49352/ «Свободная пресса» 30 октября 2011 года 12:16
У фашистов был шанс взять Сталина в плен Сергей Турченко
Немцы охотились за «Катюшей», а вышли на Верховного главнокомандующего
В ноябре 1941 года Верховный главнокомандующий во время рекогносцировки в Волоколамском районе попал под артобстрел, потерял персональный «паккард» и едва ушел с передовой на запасном автомобиле.
Сегодня мало кто знает о том, что в самые тяжелые дни обороны Москвы Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин несколько раз выезжал на передовую, чтобы лично оценить обстановку. К октябрю 1941 года фашисты сосредоточили на московском стратегическом направлении миллионную группировку войск. Непосредственно на Москву наступало 48 отборных, хорошо укомплектованных дивизий. Численное превосходство было на стороне противника, особенно на направлениях главных ударов, где фашисты превосходили нас по живой силе в пять раз, по орудиям — в три раза, по авиации — также почти в три раза и в пять раз - по танкам.
Остановить эту армаду, а затем повернуть вспять при сложившемся раскладе сил по всем военным теориям было невозможно. Но иного пути не имелось. Сталин и лучшие военные умы Советской армии работали одновременно над оборонительной и контрнаступательной операцией. Чтобы принимать выверенные решения, Верховному требовалось лично изучать обстановку на местах и оценивать свои и вражеские возможности. О подробностях этих поездок мне рассказывали замкоменданта кунцевской дачи Петр Лозгачёв, охранники Сталина, в частности, Алексей Рыбин, который в то время возглавлял одно из подразделений правительственной охраны. Приведу некоторые выдержки из диктофонных записей этих бесед.
Из беседы с майором госбезопасности в отставке А.Т. Рыбиным:

- Алексей Трофимович, о поездках Сталина на фронт почему-то известно крайне мало. Как они проходили?
- Действительно, ещё с хрущевских времён всем внушалось, что, мол, Сталин руководил фронтами чуть ли не по глобусу, не выходя из Кремля. Но я лично сопровождал его в нескольких поездках на фронт. Должен сразу сказать, немало известных людей мне довелось видеть во фронтовой обстановке. И хочу отметить: Сталин был храбрей даже иных военачальников.
Первый раз он выехал на фронт в страшном июле 1941 года. Тогда на малоярославском направлении он осматривал местность, чтобы определить, где сосредоточить войска для обороны Москвы.
В начале октября 1941 года мы сопровождали его на можайско-звенигородскую линию обороны. Помню, когда проезжали какую-то деревню, пацаны узнали вождя, бежали за машинами, ликуя: «Сталин едет бить фашистов! Ура!».
Кстати, ездили, как правило, двумя машинами. На одной Сталин с двумя телохранителями, на другой – три человека охраны. Плюс на автобусе 30 автоматчиков вспомогательной охраны (это когда ездили непосредственно в район передовой).

- Хочу уточнить насчет охраны. Я не ослышался? Верховный ездил на фронт, где до передовой несколько километров, с тремя десятками охранников? Трудно поверить по нынешним временам.
- Нет, вы не ослышались. Скажу больше. Сталина на его даче даже в годы войны охраняли днем два, а ночью три автоматчика, но он всегда чувствовал себя защищенным. Сталина охраняла вся система. В связи с этим вспоминается курьёзный, но характерный случай. Как-то ещё до войны вышел он из Боровицких ворот и по улице Фрунзе направился к брату своей первой жены Сванидзе, с которым любил распить бутылочку-другую сухого вина. Подобные пешие прогулки вождь позволял часто. Конечно, всегда рядом, рассредоточено, в «гражданке» находилась охрана. Прохожие нас, охранников, конечно, не замечали, поэтому удивлялись: как это Сталин так свободно ходит. А в тот раз получилось вот что. Видим, Сталина сопровождает какой-то неизвестный. При этом озирается по сторонам. Мы его оттеснили в подворотню и передали в милицию. Там бедолагу поначалу, как водится, отдубасили. Потом выяснили, что это простой рабочий с завода «Динамо». Объясняет: вижу — Сталин идет без охраны. Думаю, пойду рядом, если что—подмогу. Посмеялись. Составили акт о задержании. И отпустили «активиста».

- Мне доводилось слышать, что из-за недостаточной охраны Сталин во время Московской битвы едва не попал в плен. Как было на самом деле?
- В середине ноября 1941 года Верховный поехал в 16-ю армию Рокоссовского по Волоколамскому шоссе, чтобы посмотреть в действии «Катюшу». Как известно, к осени 1941 года больше половины реактивной артиллерии — 33 дивизиона — находилось в войсках Западного фронта и Московской зоны обороны. Именно здесь это оружие снискало себе неувядаемую славу. Именно здесь получило оно ласковое солдатское прозвище — «Катюша». Поездка Сталина была опасной, поскольку фашисты прямо-таки охотились за «Катюшей». Уже было известно, что в октябре попала в окружение и была уничтожена легендарная батарея капитана Ивана Флерова. Тем не менее Сталин поехал. 13 ноября 1941 года дивизион «Катюш»
под командованием Героя Советского Союза капитана Кирсанова нанес огневой удар по вражеским войскам у деревни Скирманово (ныне Рузский район). Результат удара — 17 уничтоженных танков, 20 минометов, несколько орудий и несколько сот гитлеровцев.
На фронте был неписанный закон: после залпа сразу меняй место, ибо последует артудар, а потом налет авиации противника. Мы стали менять позицию. Было много снега, и «паккард» Сталина сел на брюхо. Реактивные установки после пуска тут же ушли, а мы – застряли. Начался фашистский артобстрел, потом налетела авиация. Сталин пересел в 8-цилиндровый «форд», «паккард» подцепили танком и устремились к шоссе. Знали бы фашисты, кого упустили. А ведь они могли легко взять Сталина в плен. Бреши в обороне были такие, что в них свободно мог проскочить мобильный разведвзвод и захватить «языка языков».
Кстати сказать, после победы в Московском сражении в распоряжение наших спецслужб попали документы фронтовой разведки гитлеровцев, из которых мы узнали, что после огневого удара "катюш" капитана Кирсанова 13 ноября 1941 года фашисты выбросили с воздуха десантную группу в тот район. Так что, можно сказать, нам тогда очень повезло - вовремя ушли.

- Какие вы еще можете вспомнить поездки на фронт?
За пару недель до контрнаступления Сталин отправился в село Лупиха по Волоколамке, где находился фронтовой госпиталь, встретился с раненными, вышедшими из боя. Бойцы прямо-таки опешили, когда в палате увидели вождя. Иосиф Виссарионович поздоровался, присел на табуретку и начал расспрашивать: чем на сегодняшний день силён немец, а в чем его слабость? Немец уже не тот, убеждали бойцы, уже в тряпки кутается, каблуками стучит от холода, гонор пооблетел. И кто-то вдруг предложил: вот бы, товарищ Сталин, сейчас по ним вдарить всей силой! Сталин впервые, наверное, с начала войны улыбнулся:
«Мы ваше пожелание, товарищ боец, выполним»
Были фронтовые поездки и в 1942 году, и в 1943-м. Помню, в первых числах августа 1943 года мы приехали спецпоездом на Калининский фронт к генералу Ерёменко. Сталин остановился в доме мастера чесальной фабрики в деревне Хорошево. Берия туда привез ковры, хрусталь, всяческие деликатесы. Сталин его выругал и приказал возвращаться в Москву со всем этим скарбом. Комендант Орлов по просьбе Иосифа Виссарионовича сварил борщ; поели, стали ждать Еремёнко с офицерами. Те подъехали только к пяти утра. Тут же начался военный совет. На нём, кстати, и был решен вопрос о проведении салюта в честь взятия Орла и Белгорода – первого салюта Великой Отечественной. Сталин тут же позвонил в Москву, отдал распоряжения. И когда мы въезжали в столицу вечером 5 августа, над ней полыхал первый победный салют.
Из беседы с заместителем коменданта Кунцевской дачи П. В. Лозгачевым:

- Слышал, что был случай, когда Сталин мог погибнуть на даче при авианалёте во время Московской битвы?
- Да, утверждаю это. Начну с того, что на его даче до 7 марта 1942 года даже бомбоубежища не было. А ведь её бомбили. Однажды в ноябре 1941 года тысячекилограммовая бомба угодила рядом с забором и … не разорвалась. Сапёры сняли стабилизатор, а там записка на немецком:
«Чем можем, тем помогаем. РОТ-фронт»
Ясно, почему не взорвалась.

- Почему же Сталин не позаботился о своей безопасности?
- Во-первых, он был смелым мужиком, во-вторых, фаталистом. Вспоминается такой эпизод. Приехали мы к генералу Захаркину в его 49-ю армию на Западный фронт (меня иногда брали в группу сопровождения для организации быта вождя). А тут над головами наши истребители с фашистскими стервятниками ведут бой. Сталин вышел из машины, смотрит вверх. А вокруг раскалённые осколки падают и шипят в мокрой траве, как змеи. Верховный стал с интересом их рассматривать, а потом со смешком заметил:
«Шипят, вот фашистское отродье». Начальник охраны Власик стал уговаривать Сталина уйти в укрытие, а тот отвечает с иронией: «Не беспокойтесь, наша пуля мимо нас не пролетит».

- Вам, наверное, приходилось читать о том, что, мол, Сталин в первые недели войны перетрусил, был деморализован?
- На самом деле было так. 22 июня в 3.30 на дачу позвонил Жуков, доложил о нападении Германии. Сталин сразу вышел из дачи, спал, не раздеваясь, видно, ждал дурных вестей. Машина была наготове. Сталин тяжело дышал через нос. Мы уже знали: так бывает, когда Иосиф Виссарионович крайне расстроен. В Кремле он был в 4.00. И только в 12.00 уехал завтракать. Потом снова в Кремль. Кстати сказать, с того времени Сталин стал мало бывать на даче. В основном работал в Кремле. В день принимал от 15 до 30 человек. Всегда, что называется, на виду. А по годам, между прочим, он был уже далеко немолодым человеком.

- Была ли необходимость в таком возрасте разъезжать по фронтам, ведь ни более молодой Черчилль, ни Рузвельт ничего подобного не позволяли?
- Мог, наверное, и Сталин руководить из Кремля. Но натура не позволяла. Он должен был лично понять, что происходит на месте, прежде чем принять ответственное решение. К тому же в сложные моменты первого периода войны он не любил снимать людей с фронта, отрывать от горячего дела, сам нередко выезжал для проведения совещаний на месте. Ну и, видимо, не мог не понимать, какое значение для подъема морального духа войск имел приезд Верховного.

Иллюстрация: «Сталин на фронте под Москвой. Автор: Соколов-Скаля П.»
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




Сталин и война - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Сталин и война   Сталин и война - Страница 2 Icon_minitime

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Сталин и война
Вернуться к началу 
Страница 1 из 2На страницу : 1, 2  Следующий

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Правда и ложь о Катыни :: Для начала :: Страны, народы, лидеры... :: Вожди, лидеры, фюреры...-
Перейти: